по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редколлегия > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
История законодательства об образовании французской школы
Кананыкина Елена Сергеевна

кандидат юридических наук

помощник депутата, Дума Ханты-Мансийского автономного округа - Югры

628181, Россия, г. Нягань, ул. 4 Мкр, 24

Kananykina Elena Sergeevna

PhD in Law

Head of the Legal Department at State Duma of Nyagan for Khanty–Mansi Autonomous Okrug - Yugra

628181, Russia, g. Nyagan', ul. 4 Mkr, 24

ekanoni@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

До недавнего времени образовательное законодательство Франции включало в себя более 100 законов, многие из которых были приняты еще в XIX в. Как и в ряде других стран Западной Европы, во Франции длительный процесс формирования образовательного законодательства до конца 1960–х гг. носил преимущественно фрагментарный характер. Его особенностью было отсутствие стабильных обобщающих правовых актов, применимых к системе образования в целом или к ее основным ступеням

Ключевые слова: Юриспруденция, Франция, образование, политика, система, законодательство, право, анализ, декреты, просвещение

DOI:

10.7256/2306-4188.2013.3.1138

Дата направления в редакцию:

11-09-2013


Дата рецензирования:

12-09-2013


Дата публикации:

1-9-2013


Abstract.

Until recently, education legislation of France included over 100 laws. Many of them were adopted back in XIX century. Just like in some other Western European countries, France had a long process of formation of education legislation. Till the end of the 1960's the process was mostly fragmentary. One of the typical features was the absence of stable generalizing legal acts applicable to the system of education in general and the main stages of education in particular. 

Keywords:

law studies, France, education, politics, system, legislation, law, analysis, decrees, teaching

На каждом очередном этапе развития системы образования требуется принятие новых законов для регулирования и согласования ее различных секторов и видов образовательной деятельности, для созда­ния новых типов образовательных учреждений и определения их стату­са, для распределения полномочий как внутри самой системы образова­ния, так и при ее взаимодействии с другими государственными и обще­ственными институтами. Вследствие этого с течением времени посто­янно расширяющаяся правовая база французского образования стала представлять собой сложный конгломерат старых и новых законов, сферы действия которых, как правило, ограничивались отдельными секторами и даже частными элементами системы образования и конкрет­ными механизмами их функционирования.

Первое упоминание о системе образования и декларирование прав человека на образование нашло отражение в Конституции Франции 1791 г . в соответствии с которой каждому гражданину страны предоставлялось право свободно получать светское или религиозное образование [9, c. 108]01, c. ю на 01.01.2007ков французского права. Несмотря на провозглашение данного права на заре Великой Французской революции его фактическое продолжение связано с принятием Органического закона министра Гизо «О школе» от 28.07.1833 г. ( Loi Guizot ) и Закона министра Фаллу «Об элементарной и высшей школе» от 15.03.1850 г. ( Loi Falloux ), в которых впервые была высказана идея о том, что элементарное образование не может быть доступно для каждого, так как оно есть своего рода роскошь.

50–е гг. XX столетия в образовательной сфере были названы эпохой «войны проектов», поскольку каждый новый министр разрабатывал свой проект реформирования системы образования. Среди них: Дельбоз (1950), Мари (1951), Брюно (1953), Бертуэн (1955), Бийер (1956), Дебрэ (1959) и др.

Так, Закон Дебрэ «Об установлении льгот для церковных служащих в сфере школьного образования» № 59–1557 от 31.12.1959 г. предоставил частным учебным заведения право получать финансирование из государственного бюджета и право заключения контрактов (простых либо ассоциированных) с государством.

Согласно Закону получение обязательного образования предусматривало обучение в элементарных школах (наблюдательных и завершающих). Судьбу учащегося разрешал «наблюдательный курс», длительностью два года с 11 до 12 лет. Дети обучались под наблюдение созданных при каждом учебном заведении Советов по ориентации , в состав которых входили учителя и лица, руководящие учебными округами. Советов могли рекомендовать семьям учащихся целесообразность избрания того или иного пути обучения. Срок обязательного обучения, продленный до 16 лет, фактически был введен с 1967 г. [3, c. 117].

Государственный контроль учебных заведений, не связан­ных контрактом с государством, определяет ст. 2 указанного Закона и ранее принятыми законами, которым подчиняется деятельность таких заведений. Согласно данной статье указанный контроль ограничи­вается требованиями о наличии степеней у директоров и учителей, обязательностью школьного образования, соблюдением общественного порядка и добрых нравов, а также медико–социальной профилактикой. Большинство из принятых в тот период нормативных актов также закрепляют круг деятельности контролирующих частные заведения органов. Так, ст. 21 Закона Фаллу1850 г. предполагала, что инспекция частных заведе­ний может затрагивать процесс обучения лишь с целью проверки его соответствия нормам морали, Конституции и законов, а ст. 76 Кодекса законов о техническом образовании и ст. 31 Закона Астье от 25.07.1919 г. содержат положения о введении дополнительно контроль за программам, представленными директором при подаче заявления об открытии учебного заведения.

Основное новшество Закона Фуше 1963 г., полное название которого «О реформе системы школьного образования» состоит в создании «завершающего курса» обучения на выбор, либо в технических учебных заведениях, либо на предприятиях. Закон сблизил различные типы школ, сконцентрировав обучение в них с 6 по 9 годы. В тоже время он не вносит ничего нового в систему образования страны, не предусматривает мер по расширению школьного строительства, улучшению подготовки преподавательских кадров, не ориентирует на создание единой общеобразовательной школы, продолжает проявляться принцип дискриминации учащихся.

Масштабная системная модернизация французского образования, начатая в конце 1960–х гг., представляет собой практически непрерыв­ный процесс реформ, направленность и содержание которых определя­лись неотложными проблемами национальной системы образования на каждом этапе ее развития. В этой связи можно выделить период корен­ных структурно–организационных преобразований высшей школы (ко­н. 1960–x–l980–е гг.), период оптимизации управленческих принципов и механизмов системы образования в целом и ее отдельных составляю­щих (1980–1990–е гг.), период концентрации усилий на качестве и со­держании образования (1990–е гг.).

Неформально цели западной школы указанного периода концентрировались на приобщении к идеалам правящих классов. Такая политика была применима к начальным школам еще в середине XIX века в соответствии с положениями Закона Ферри 1882 г., провозгласившего нейтралитет, светскость школьного образования, призыв приобщения детей к идее Франции, идеалам труда, выносливости и всеобщей нравственности, необходимости подниматься над догмами, разделяющими людей [2, c. 34].

Законодательный акт № 75–620 от 11.07.1975 г . расширил направления получения среднего образования, предоставил возможность посещения школ для мало­летних в сельской и городской местностях детьми, не достигшими возраста обязательного школьного образования, поскольку в возрас­те 5 лет каждый ребенок должен иметь возможность по желанию семьи пойти в такую школу либо быть включенным в детский класс начальной школы.

Цель реформы образования 1989 г . (Закон «Об общих принципах») состояла в обеспечении равенства, демократичности и эффективности обучения, соответствие образования потребностям современного общества.

Одна из особенностей французской системы образо­вания связана с четко выраженной цикличностью организации обуче­ния, в настоящий момент утверждающаяся в качестве органи­зационного принципа школьного обучения.

К примеру, в соответствии с Декретом от 25.05.1996 г. заново были определены цели и содержание обучения на первом этапе среднего образования, для кото­рого, в свою очередь, установлены три цикла обучения. Пер­вый класс колледжа, т.е. шестой год обучения, представляет собой цикл адаптации , два последующих класса (седьмой и восьмой годы обучения) образуют центральный цикл , и, наконец, последний класс (девятый год обучения) является циклом ориентации . В этот год, завершающий базо­вое среднее образование, происходит предварительная ориентация уча­щихся относительно дальнейшего выбора профессии и жизненного пу­ти, поскольку обучение ведется раздельно по двум основным направлениям: общему и технологическому.

В апреле 2002 г. в Правительство страны был представлен Доклад о нехватке во Франции выпускников оповещающий о том, что:

1. Количество молодых лиц, сдавших BAC (экзамен, дающий право поступать в университет), составляет чуть больше 60 процентов и остается неизменным с 1995 г., несмотря на неуклонный рост финансирования.

2. Количество подростков, испы­тывающих трудности при чтении, колеблется от 15 до 25 процентов. Положение не меняется в течение многих лет. Новая программа для на­чальной школы, обязывающая учителей ежедневно посвящать чтению и письму не менее двух часов, мало эффективна.

3. Учителя часто не в состоянии учесть увеличившуюся неоднород­ность классов, и некоторые дети, так и не адаптировавшись к их требованиям, выходят из стен школы надломленными.

Кризис системы обучения усугублял ряд постоянно возникающих вопросов: Как развивать систему коллежей, не следуя тенденции предметов по выбору? Надо ли пересматривать со­держание программ? Как оценивать работу препо­давателей? Надо ли пересмотреть их статус, условия работы и зар­плату, которые не изменялись со времен последней войны?

Означенная национальная дис­куссия началась во Франции в сен­тябре 2003 г., через три месяца после весенней забастовки работ­ников государственного образова­ния. Пик непонимания властей и учителей пришелся на 15 мая в г. Ро­де, где Люк Ферри, министр обра­зования и Ксавьер Дарко, член Парламента, были осви­станы толпой демонстрантов и в буквальном смысле подверглись бомбардировке собственной книгой под названием «Письмо всем, кто любит школу», написан­ной и опубликованной с намерением инициировать дебаты [7, c. 34].

Примирить французов с госу­дарственной системой образования и возобновить «принцип равенства возможностей» – таков лейтмотив выступления Ж.–П. Раффарэна, премьер–министра ре­спублики, на открытии рабочей ко­миссии по вопросам национальной дискуссии о будущем школы [1, c. 13].

«Равенство – это то, за что сто­ит сегодня бороться, и наше об­щество должно вступить в эту борьбу. Ведь все мы прекрасно знаем, что сейчас оно никем и ни­чем не гарантировано. И эта идея отнюдь не нова, – подчеркнул председатель правительства, апел­лируя к одному из самых известных во Франции социологов Пьеру Бордье, который в своей работе «На­следники» обозначил проблему не­равенства возможностей среди обычных и привилегированных от рождения детей» [12, c. 1].

Таким образом, премьер ми­нистр намекнул на образователь­ные учреждения, ставшие настоя­щими гетто, и на «неисправности социального лифта», который отка­зывается поднимать детей из бед­ных семей на высокие этажи обще­ственной лестницы. «Наследники богатых родителей всегда преуспе­вают легче, – напомнил он. В крупных хороших школах мы в по­давляющем большинстве случаев встречаем детей из привилегиро­ванных семей». По его словам, Франция должна ясно зафиксировать цель образования – «каждый равен каж­дому, какими бы ни были его кор­ни».

Наряду с данной престижной целью премьер–министр перечис­лил другие проблемы, на которые должна ответить открытая дискус­сия: в каком возрасте должно за­канчиваться обязательное образо­вание? Какие именно общие куль­турные ценности прививать учени­кам? Как укрепить авторитет учите­ля? Как улучшить кадровую ситуа­цию в министерстве? Как удержать светский характер обучения?

Общественная дискуссия о будущем школы получила статус приоритетного проекта в работе президента Республики, и была определена как «долг правительства, необхо­димость нации и шанс для наци­онального образования». Осенью и зимой 2003–04 уч.года дебатирование образовательных реформ проводилось на уровне местной администрации и в школах и к концу 2004 г. подготовлен законо­проект.

В комиссию по национальной дискуссии вошли бывшие министры образова­ния из правого блока; деятели науки и культуры; потребители школы (моло­дежь, родители, директора пред­приятий); исследователи (профессора, ректоры) [11, c. 1].

Председатель комиссии Клод Тело подчеркнул, что она остается абсолютно независимой: «Если ко­миссия не должна управлять Пра­вительством, то очень важно, что­бы Правительство не управляло ко­миссией. Все участвуют в работе лично, а не как представители ка­кой–то организации. Поле дискуссии – от начального и среднего образования до высше­го и подготовки учителей... Должен произойти уход от формулы «ребенок в центре си­стемы», провозглашенной Законом 1989 г. в основе которой лежит идея о том, что мы можем отделить мотивацию детей к обуче­нию от понятия принуждения».

По словам министра образова­ния Люка Ферри, «такой общественный мониторинг позволит оп­ределить договор, который свяжет в XXI в. нацию и ее школу».

С контраргументами в отношении нового подхода выступили бывший министр об­разования, социалист Жак Ланг, считающий эту акцию «рекламным ходом по усыплению об­щественности, призванный скрыть дыры в бюджете государственного образования и науки»; партия социалистов провоз­гласила, что не будет участвовать в рабочей комиссии, а цель Правительст­ва «выиграть время, чтобы успоко­ить учителей, скрыв неудачи мини­стра образования и бюджетные приоритеты последнего года»; профсоюз учите­лей, предпочитающий курс Высшего со­вета по образованию [10, c. 1]. Из семи бывших министров образования только двое приехали на открытие: историк Оливье Гишар и Рене Монори.

Известный философ Эдгар Морран, к которому обратились за комментарием означенных общест­венно–политических событий, ре­зюмировал: «Проблема в самой Франции. Здесь не существует культуры дис­куссии. Для дебатов необходимы две полярные точки зрения и при­знание другого партнером, достой­ным доверия. Если вы дисквалифи­цируете своего собеседника, то очевидно, что дискуссии не полу­чится».

В конце 2006 г. министр образования Франции Жиль де Робьен объявил о создании Высшего совета по образованию – независимого органа, состоящего из видных представителей общественности. Его деятельность регламентируется в рамках Закона «Об образовании» от 25.03.2005 г ., определяющего современное направление развития французской школы. Создание Совета, по мнению министра образования, знаменует собой «значительный момент в истории школы Французской республики», поскольку он будет оценивать содержание учебных программ и функционирование образовательной системы, а также формулировать предложения по всем вопросам, связанным с педагогикой, программами, моделями оценки знаний детей и организацией обучения. Раз в год Совет должен представлять Президенту Франции отчет о том, насколько результативно функционирует образовательная система.

Высший совет, состоящий из 9 человек, возглавил президент парижского Центра им. Жоржа Помпиду Бруно Расин. Первоначальные задачи нового общественного органа сводятся к содействию повышения базового уровня образования в школе, учитывая, что это трамплин для будущей карьеры ребенка, а также гражданскому воспитанию детей в духе уважения к республиканским ценностям

Введение в действие последней редакции Закона «Об образовании» 2005 г ., связано со значительным сопротивлением студенчества. К примеру, в начале 2006 г. французские лицеисты захватили здание парижского департамента образования, протестуя против непопулярного в их среде Закона.

В ряде мест Парижа студенческие акции привели к закрытию трех лицеев (Вольтера и Араго в XII округе Парижа и Поля Берта в XIV округе). Еще пять учебных заведений были блокированы полицейскими, в четырех происходили беспорядки, повлекшие причинение увечий работникам образовательных учреждений. Среди учащихся также имелись пострадавщие, к примеру, в XVII округе Парижа несколько отрядов полиции разгоняли участников сидячей забастовки вокруг лицея Бальзака на бульваре Бесьер. Полицейские перешли к решительным действиям после того, как один из участников акции оказался под колесами автомобиля, пытавшегося проехать сквозь «живое кольцо». По данным Независимой демократической федерации лицеистов (FIDI), всего проводимую 07.04.2006 г. акцию протеста против реформы образования поддержали 370 лицеев.

Новый Закон «Об образовании» предусматривает введение обязательного базового минимума знаний, получаемых при завершении среднего образования. В него входит знание французского и хотя бы одного иностранного языка, основы математики, простейшие навыки в области информатики и связи, а также базовые познания в области науки и культуры.

Изучать иностранные языки в обязательном порядке французские учащиеся должны теперь с младших классов, а с пятого – дополнительно можно взять и второй иностранный язык. Кроме основ иностранного языка, в младших классах вводится обязательное изучение национального гимна Франции – «Марсельезы», а также преподавание музыки и изобразительного искусства.

В средних учебных заведениях восстанавливается выпускной аттестат, включающий обязательный зачет по спортивной подготовке и отметку по поведению. Важным новшеством станет введение в них индивидуальной помощи отстающим ученикам, объемы которой в случае необходимости могут достигать нескольких часов в неделю.

Кстати, многие представители французской общественности были возмущены решением учить текст «Марсельезы», содержащий, по их мнению, «элементы ксенофобии», которым не место в современном обществе, решение о котором было принято по инициативе правящей партии «Союз за народное движение». Ее представитель Жером Ривьер заявил, что решение преследует цель дать школьникам почувствовать историю народа, объединенного вокруг целей свободы, равенства и братства [4, c. 2].

Ранее в законопроекте содержались также статьи, посвященные реформе системы единого государственного экзамена – аналога российского ЕГЭ. Однако к последнему чтению закона они были изъяты под давлением учащихся лицеев, которых во Франции насчитывается около 2,6 тыс. В течение нескольких месяцев учащиеся этих учебных заведений проводили массовые манифестации протеста. Лицеисты боялись экзамена неспроста: по первоначальному плану, он должен был стать развернутой проверкой знаний выпускников, по итогам которой им присваивалась бы степень бакалавра. Добившись успеха с ЕГЭ, лицеисты решили не останавливаться на достигнутом и попытались настоять на отзыве непопулярного законопроекта в целом. Однако, несмотря на их протесты, министерство образования проявило твердость и провело законопроект через Парламент.

Выступая также против нового Закона «О трудоустройстве молодежи» 2006 г., учащиеся оппелируют к тому факту, что Франция никак не может избавиться от классовой дискриминации в вопросах образования [5, c. 3].

Студенческие волнения отчасти связаны и с тем, что Франция стала первой европейской страной, Парламент которой принял закон, запрещающий ношение в государственных школах, коллежах и лицеях «символов или одежды, которые явно указывают на религиозную принадлежность». В первую очередь имеются в виду женский мусульманский платок – хиджаб, иудейская шапочка – кипа и христианский крест больших размеров.Особенно бурный протест возник в мусульманской среде [6, c. 1]. Нашумевшее письмо с угрозами терактов, поступившее в парижские газеты от «слуг Аллаха из отряда Бараева», было вызвано именно этим законом. Однако французские власти посчитали, что новый закон защищает одну из главных ценностей Республики – светский характер образования.

Отношения государства с религией были четко определены во Франции еще в 1905 г., когда Парламент принял закон, запрещавший религиозным конгрегациям преподавание в школах. Сопротивление церкви было настолько ожесточенным, что в самых отсталых Департаментах дело чаще сводилось к вооруженным столкновениям между фанатичными католиками и полицией, изгонявшей монахов из школ. Но власть была неумолима, и преподавательская деятельность иезуитского и других орденов была запрещена. С тех пор партнерство государства с церковью не подвергалось столь радикальным испытаниям.

Католицизм и сегодня остается господствующей религией, но страна становится все более многоконфессиональной. На вторые позиции выходит ислам. Сейчас во Франции проживает около 6,5 миллиона мусульман, причем благодаря большому притоку выходцев из исламских стран и высокому уровню рождаемости в этой среде их доля неуклонно растет.

К принятию нового закона власти готовились много лет. Летом 2005 г. по распоряжению Президента была создана специальная комиссия по вопросу светского характера общества во главе с Бернаром Стази. Разработанные предложения были весьма широки и включали, в частности, разработку Хартии по светскому характеру общества , запрет на ношение в учебных заведениях заметных религиозных атрибутов, усиление борьбы с антисемитизмом и расизмом, создание национальной школы исламских исследований. В общественных столовых предлагалось ввести в меню кошерные и приготовленные по мусульманским обрядам мясные блюда, а в вооруженных силах и тюрьмах иметь раввинов и мулл.

Практическая реализация закона была намечена на начало нового учебного года – в сентябре. До этого руководители учебных заведений были обеспечены нормативным циркуляром по его практическому применению.

Закон «О запрете ношения атрибутов расовой принадлежности» готовился в контакте с представителями профсоюзов преподавателей и различных конфессий. В документе четко оговаривается, что принятый закон ни в коем случае не посягает на личные свободы учащихся и их право исповедовать ту или иную религию. В Национальном собрании законопроект представлял непосредственно Премьер–министр республики с тем, чтобы подчеркнуть его значимость.

Жан–Пьер Раффарен сообщил, что Правительство предложил на рассмотрение Парламента еще один законопроект , на этот раз об уважении светских принципов в системе здравоохранения . Это коснется, прежде всего, женщин–мусульманок, мужья которых нередко выступают против их приема врачами–мужчинами. Премьер подчеркнул, что документ направлен не против «какой–либо религии или какой–либо части населения, а на защиту республиканских ценностей», против угрозы разделения общества по «религиозно–общинному принципу». Он отметил, что ношение некоторых религиозных символов в школах «принимает все более политический характер и потому они не могут более рассматриваться как личные предметы религиозной принадлежности». «Во Французской Республике религия не может и не должна превращаться в политику, – подчеркнул премьер. – Пришло время напомнить о великих принципах и определить ясные, практичные и действенные границы религии».

Библиография
1.
Белоруцкая, А. Во Франции объявлена дискуссия о будущем школы // Управление школой. № 38 (329) от 8–15 октября 2003 г. – С. 13-16.
2.
Джуринский, А.Н. Школа Франции: традиции и реформы. Новое в жизни, науке, технике. Серия «Педагогика и психология» № 2. – М.: Изд–во «Знания», 1981. – 69 с.
3.
Посконин, В.С. Преподавание истории в школе Франции // Советская педагогика. – 1986. № 9. – С. 117–121.
4.
Российское образование Федеральный портал //http//: www.edu.ru, GlobalRus.ru.
5.
Саптаев, Д. Кадры решают все // http //: www. gazeta.ru.
6.
Ульяновский, Ю. Если борода дорастет до атрибута – сбрить! //http//: www. gazeta.ru.
7.
Baumard, M. Ces filieres qui ne lui font plus confiance // Le Monde del’education. Juin, 2001. – P. 34–35.
8.
De l’ecole de la Restauration a l’ecole de Victor Duruy. Chapite VIII. – P., 1979. – 345 p.
9.
Poirtier, J.M. Les fondamentaux. La bibliltheque de Base de Vetudiant en Droit, Politique, Economie, Geston. Collection crees et animee par Caroline Be-noist–Lucy. – Hachette Libre. 1997. – P. 108–1110.
10.
http: // www.cru.fr. по состоянию на 01.01.2007
11.
http: // www.debatnational.education.fr. По состоянию на 01.01.2007
12.
http: // www.aphg.asso.fr. По состоянию на 01.01.2007
13.
Кананыкина Е.С. Правовые основы школьного обучения во Франции // NB: Административное право и практика администрирования. - 2013. - 6. - C. 16 - 31. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_682.html
14.
Кананыкина Е.С. Нормативно-правовое обеспечение обучения лиц c ограниченными возможностями в системах образования Франции и США // NB: Проблемы общества и политики. - 2013. - 3. - C. 74 - 103. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_455.html
15.
Томтосов А.А. Становление и развитие законодательства о лотереях в российском государстве: историко-правовой аспект. // NB: Вопросы права и политики. - 2012. - 5. - C. 171 - 195. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.5.414. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_414.html
16.
Гуляихин В.Н. Структурно-функциональные особенности различных состояний правосознания человека // NB: Вопросы права и политики. - 2012. - 2. - C. 90 - 116. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.2.153. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_153.html
17.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ФИНЛЯНДСКОГО В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ИНТЕГРАЦИЯ, ИСТОЧНИКИ, ТРАНСФОРМАЦИИ (1808-1917 г.) // NB: Вопросы права и политики. - 2013. - 3. - C. 258 - 317. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_498.html
18.
Никулин В.В. Правосудие и политика: соотношение политики и права в советской системе наказаний // NB: Исторические исследования. - 2013. - 5. - C. 1 - 59. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_747.html
19.
Кананыкина Е.С. Место судебных прецедентов Америки в системе образования // NB: Проблемы общества и политики. - 2013. - 4. - C. 111 - 135. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_457.html
20.
Кананыкина Е.С. Источники права об образовании в социалистической системе Китая // NB: Проблемы общества и политики. - 2013. - 6. - C. 137 - 158. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_456.html
References (transliterated)
1.
Belorutskaya, A. Vo Frantsii ob''yavlena diskussiya o budushchem shkoly // Upravlenie shkoloi. № 38 (329) ot 8–15 oktyabrya 2003 g. – S. 13-16.
2.
Dzhurinskii, A.N. Shkola Frantsii: traditsii i reformy. Novoe v zhizni, nauke, tekhnike. Seriya «Pedagogika i psikhologiya» № 2. – M.: Izd–vo «Znaniya», 1981. – 69 s.
3.
Poskonin, V.S. Prepodavanie istorii v shkole Frantsii // Sovetskaya pedagogika. – 1986. № 9. – S. 117–121.
4.
Rossiiskoe obrazovanie Federal'nyi portal //http//: www.edu.ru, GlobalRus.ru.
5.
Saptaev, D. Kadry reshayut vse // http //: www. gazeta.ru.
6.
Ul'yanovskii, Yu. Esli boroda dorastet do atributa – sbrit'! //http//: www. gazeta.ru.
7.
Baumard, M. Ces filieres qui ne lui font plus confiance // Le Monde del’education. Juin, 2001. – P. 34–35.
8.
De l’ecole de la Restauration a l’ecole de Victor Duruy. Chapite VIII. – P., 1979. – 345 p.
9.
Poirtier, J.M. Les fondamentaux. La bibliltheque de Base de Vetudiant en Droit, Politique, Economie, Geston. Collection crees et animee par Caroline Be-noist–Lucy. – Hachette Libre. 1997. – P. 108–1110.
10.
http: // www.cru.fr. po sostoyaniyu na 01.01.2007
11.
http: // www.debatnational.education.fr. Po sostoyaniyu na 01.01.2007
12.
http: // www.aphg.asso.fr. Po sostoyaniyu na 01.01.2007
13.
Kananykina E.S. Pravovye osnovy shkol'nogo obucheniya vo Frantsii // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2013. - 6. - C. 16 - 31. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_682.html
14.
Kananykina E.S. Normativno-pravovoe obespechenie obucheniya lits c ogranichennymi vozmozhnostyami v sistemakh obrazovaniya Frantsii i SShA // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2013. - 3. - C. 74 - 103. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_455.html
15.
Tomtosov A.A. Stanovlenie i razvitie zakonodatel'stva o lotereyakh v rossiiskom gosudarstve: istoriko-pravovoi aspekt. // NB: Voprosy prava i politiki. - 2012. - 5. - C. 171 - 195. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.5.414. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_414.html
16.
Gulyaikhin V.N. Strukturno-funktsional'nye osobennosti razlichnykh sostoyanii pravosoznaniya cheloveka // NB: Voprosy prava i politiki. - 2012. - 2. - C. 90 - 116. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.2.153. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_153.html
17.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO VELIKOGO KNYaZhESTVA FINLYaNDSKOGO V PRAVOVOI SISTEME ROSSIISKOI IMPERII: INTEGRATsIYa, ISTOChNIKI, TRANSFORMATsII (1808-1917 g.) // NB: Voprosy prava i politiki. - 2013. - 3. - C. 258 - 317. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_498.html
18.
Nikulin V.V. Pravosudie i politika: sootnoshenie politiki i prava v sovetskoi sisteme nakazanii // NB: Istoricheskie issledovaniya. - 2013. - 5. - C. 1 - 59. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_747.html
19.
Kananykina E.S. Mesto sudebnykh pretsedentov Ameriki v sisteme obrazovaniya // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2013. - 4. - C. 111 - 135. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_457.html
20.
Kananykina E.S. Istochniki prava ob obrazovanii v sotsialisticheskoi sisteme Kitaya // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2013. - 6. - C. 137 - 158. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_456.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"