Статья 'Возможности применения иммуногистохимического метода исследования в судебно-медицинской практике' - журнал 'Полицейская и следственная деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская и следственная деятельность
Правильная ссылка на статью:

Возможности применения иммуногистохимического метода исследования в судебно-медицинской практике

Богомолов Дмитрий Валериевич

доктор медицинских наук

заведующий лабораторией морфологических исследован, ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава России

125284 г. Москва, ул. Поликарпова, д. 12/13

Bogomolov Dmitrii Valerievich

Doctor of Medicine

Head of the Laboratory for Morphological Studies of the Russian Center of Judicial Medical Expertise of the Ministry of Healthcare of Russia

125284, Russia, Moskva, ul. Polikarpova, d.12/13

dmitry.bogomolov01@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Кочоян Арман Левонович

кандидат медицинских наук

заведующий отделом судебно-медицинских экспертиз, ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава России

125284 г. Москва, ул. Поликарпова, д. 12/13

Kochoyan Arman Levonovich

PhD in Medicine

Head of the Department of Judicial Medical Experts of the Russian Center of Judicial Medical Expertise of the Ministry of Healthcare of Russia

125284, Russia, Moskva, ul. Polikarpova, 12/13

dmitry.bogomolov01@yandex.ru
Мартемьянова Анна Аркадьевна

врач судебно-медицинский эксперт , ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава России

125284 г. Москва, ул. Поликарпова, д. 12/13

Martem'yanova Anna Arkad'evna

Doctor, Judicial Medical Expert, Russian  Center of Judicial Medicla Expertise of the Ministry of Healthcare of Russia

125284, Russia, Moskva, ul. Polikarpova, 12/13

dmitry.bogomolov01@yandex.ru

DOI:

10.7256/2306-4218.2014.1.9919

Дата направления статьи в редакцию:

15-02-2014


Дата публикации:

1-3-2014


Аннотация.

Диагностика прижизненности и давности травмы остается актуальной и обсуждаемой проблемой. Макро- и микроскопическое описание признаков ответной реакции тканей является основой для суждения о прижизненном причинении повреждений и давности их образования. Однако, практика показывает, что определяемые нами интервалы времени, в пределах которых могла быть причинена травма, не всегда удовлетворяют судебно-следственные органы, а иногда и сама травма остаётся нераспознанной. Для решения этих вопросов в настоящее время перспективными являются современные лабораторные и, в частности, иммуногистохимические методы исследования. Несмотря на относительно небольшой период времени применения данных методов, их информативность является общепризнанной. К сожалению, ввиду ряда объективных причин, иммуногистохимические методы до настоящего времени не нашли широкого применения в практической деятельности судебно-медицинского эксперта. Между тем, в особо сложных случаях только расширенное гистологическое и иммуногистохимическое исследования позволяют объективно установить или исключить наличие травмы и давность её причинения. В подтверждение эффективности и необходимости внедрения высокотехнологических методов исследования в судебно-медицинскую практику приводим пример использования иммуногистохимического метода в конкретной судебно-медицинской экспертизе.

Ключевые слова: применение иммуногистохимического метода, Диагностика давности травмы, Диагностика прижизненности травмы, судебно-медицинский эксперта, судебно-медицинская практика, гистологическое исследование органов, судебно-гистологические исследования, гистологические препараты, микроскопическое исследование, окраска препаратов мозга

Abstract.

The life-time diagnostics and the diagnostics of the prescription of trauma is a topical and widely discussed problem. Macro- and microscopic description of characteristic features of tissue response serves as the basis for making a statement on the injuries received by a person during life-time and their prescription.  However, the practice shows that the intervals of time when the trauma might have been caused which are established by expertise are not always sufficient for the judicial and investigative bodies, and sometimes a trauma itself does not get recognized.  The modern laboratory (and, more specifically, immunohistochemical) examination methods currently have some potential for solving this problem.  In spite of a rather short period of time of application of such method, their informative value is widely recognized. Unfortunately, due to a number of objective reasons, the immunohistochemical method are not widely applied by judicial medical experts. In order to prove the efficiency and necessity of introduction of high technology methods into the judicial medical practice the authors provide an example of using immunohistochemical method in a specific judicial medical expertise.

Keywords:

use of immunohistochemical method, diagnostics of trauma prescription, diagnostics of life-time trauma, judicial medical expert, judicial medical practice, histologic organ study, judicial histologic studies, histologic substances, microscope studies, coloring the brain devices

Введение

Диагностика прижизненности и давности травмы остается актуальной и обсуждаемой проблемой. Макро- и микроскопическое описание признаков ответной реакции тканей является основой для суждения о прижизненном причинении повреждений и давности их образования. Однако, практика показывает, что определяемые нами интервалы времени, в пределах которых могла быть причинена травма, не всегда удовлетворяют судебно-следственные органы, а иногда и сама травма остаётся нераспознанной. Для решения этих вопросов в настоящее время перспективными являются современные лабораторные и, в частности, иммуногистохимические методы исследования. Несмотря на относительно небольшой период времени применения данных методов, их информативность является общепризнанной. К сожалению, ввиду ряда объективных причин, иммуногистохимические методы до настоящего времени не нашли широкого применения в практической деятельности судебно-медицинского эксперта. Между тем, в особо сложных случаях только расширенное гистологическое и иммуногистохимическое исследования позволяют объективно установить или исключить наличие травмы и давность её причинения. В подтверждение эффективности и необходимости внедрения высокотехнологических методов исследования в судебно-медицинскую практику приводим пример использования иммуногистохимического метода в конкретной судебно-медицинской экспертизе.

Основная часть

В помещении бани был обнаружен труп гр-ки Т. В ходе судебно-медицинского секционного исследования были выявлены: ушибленная рана в теменной области слева, кровоподтёк в подбородочной области, кровоизлияния в слизистую оболочку губ, кровоподтёки на правом предплечье, по одному кровоподтёку в проекции правой рёберной дуги и на передней поверхности в проекции правого коленного сустава с осаднением на их фоне. Кроме этого, имела место термическая травма в виде ожоговых ран II-III степени площадью около 20% поверхности тела: на лице, на верхних и нижних конечностях, на задне-боковых поверхностях груди с переходом на поясничную область. Вещество мозга макроскопически было интактным, повреждений органов грудной и брюшной полостей также не было обнаружено. Результаты химических исследований на наличие этилового алкоголя, наркотических и сильнодействующих веществ были отрицательными. Содержание карбоксигемоглобина крови составило 9%. Судебно-медицинским экспертом, проводившим аутопсию, было констатировано наступление смерти от термической травмы.

Первичное гистологическое исследование органов и тканей было проведено с использованием окраски препаратов только гематоксилином и эозином. При микроскопическом описании препаратов, экспертом-гистологом были установлены невыраженные признаки шоковой реакции со стороны легких и надпочечников, венозное полнокровие внутренних органов, ожог кожи голени II-III степени. Необходимо отметить, что изъятие кусочков тканей и органов от трупа при секционном исследовании было крайне недостаточным, маркировка отобранных объектов отсутствовала.

В рамках последующих экспертиз проводились повторные судебно-гистологические исследования, которые сводились к констатации наличия ожоговых ран, а также неспецифических проявлений быстро наступившей смерти. Какие-либо дополнительные методики микроскопии, включая использование иных способов окраски гистологических препаратов, не применялись. В веществе головного мозга описывались нарушения гемодинамики на уровне микроциркуляторного русла, развитие перицеллюлярного и периваскулярного отека нервной ткани. В одной из повторных экспертиз эксперт-гистолог указал на наличие кровоизлияния в коре головного мозга и в прилегающей мягкой мозговой оболочке «по типу контузионного очага». Однако, какой-либо дальнейшей экспертной оценки обнаруженное изменение ткани головного мозга не получило.

Из материалов дела было известно, что между данной гр-кой Т. и молодым человеком произошёл конфликт. Причём, первоначально конфликт произошёл во дворе. С материалами дела были предоставлены фотографии автомобиля, стоявшего на территории, прилегающей к дому, на выступающих деталях которого имелась стёртость грязе-пылевого слоя, а на почве визуализировались следы волочения от автомобиля до бани в виде двух ровных параллельных прямых, наличие которых было зафиксировано и в протоколе осмотра места происшествия. Задержанный показал, что после словесного конфликта, который происходил на улице, а в последующем в доме, он уехал, оставив гр-ку Т. сидящей в бане, и обнаружил её через некоторое время (в переделах одного часа), лежащей без признаков жизни на полу бани в коленно-локтевом положении. Все данные указанные мужчиной были противоречивы, показания постоянно изменялись, а проведенные многочисленные комиссионные экспертизы не разрешали поставленных следствием и судом вопросов. При исследовании предоставленных материалов, на трупе было установлено наличие немногочисленных наружных повреждений в виде кровоподтёков, ссадин, одной ушибленной раны на волосистой части головы, ожоговых ран II-III степени общей площадью около 20% поверхности тела, однако определить причину смерти по имеющимся данным не представлялось возможным. Необходимо отметить, что при исследовании предоставленных фотографий трупа погибшей Т., ожоговые поверхности имели вид участков жёлто-коричневого цвета с чёткими контурами, на коже в области границ с ожоговыми ранами какие-либо изменения (например, гиперемия, отёк) не визуализировались.

Нами, кроме полного исследования представленных материалов, были затребованы одежда и обувь покойной (которые ранее исследованы не были), весь гистологический архив, фотографии трупа с места его обнаружения. Некоторые предметы одежды, в которой находилась погибшая на момент возникшего конфликта, не были обнаружены при первичном осмотре места обнаружения трупа, некоторые – уничтожены сразу после секции в бюро судебно-медицинской экспертизы без какого-либо исследования. Нам были предоставлены только обувь и куртка погибшей гр-ки Т. В ходе медико-криминалистического исследования были выявлены следы скольжения на подметочной части правого сапога и множественные наложения почвы на куртке.

При повторном микроскопическом исследовании обращало на себя внимание отсутствие достоверных признаков прижизненного образования ожоговых ран в предоставленном объёме гистологического материала.

В препаратах кожи эпидермис частично отсутствовал, частично был сохранен в виде гомогенной тёмной полоски представленной базальным и уплощенными нижними отделами шиповатого слоя; дерма была гомогенизирована уплотнена, с расширенными венами содержащими гемолизированную кровь; коллагеновые волокна располагались плотно и не содержали ядер; подкожная клетчатка была с явлениями невыраженного отёка.

Учитывая данные осмотра места обнаружения трупа, результаты исследования предоставленных предметов одежды, результаты судебно-химического исследования, наличие и характер ожоговых ран, отсутствие какой-либо явной причины смерти гр-ки Т. или её возможного беспомощного состояния, нами было принято решение о более целенаправленном исследовании предоставленных кусочков головного мозга от трупа погибшей.

При повторном судебно-гистологическом исследовании нескольких непромаркированных кусочков головного мозга погибшей гр-ки Т. было установлено: наличие дистонии сосудов микроциркуляции коры, ишемические и ацидофильные изменения её нейронов, сателлитоз, выраженный периаксональный отёк подкорковых участков нервной ткани с фокусами обрыва аксонов; ацидофильное перерождение нейронов подкорковых структур с очаговым кариолизисом и аксональной реакцией с явлениями деструктивного комбинированного отёка; наличие гиалиновых тромбов в паретически расширенных венах подкорковых ядер, чередование в них ацидофильных и отёчных изменений нейронов, локальные явления кариолизиса и аксональной реакции, наличие комбинированного отёка во всех препаратах.

В гистологических препаратах лёгких были обнаружены признаки экссудации фибрина в альвеолы и острые интраальвеолярные кровоизлияния. В препаратах других органов специфических изменений обнаружено не было.

На основании указанной микроскопической картины предоставленных препаратов, с учётом результатов исследования всех представленных материалов, было предположено наличие у гр-ки Т. черепно-мозговой травмы в виде диффузного аксонального повреждения головного мозга. С целью проверки данного предположения были применены дополнительные гистологические методы окраски препаратов головного мозга (окраска по Мелори, импрегнация серебром), а также включен дополнительный метод исследования. Нами был применен иммуногистохимический метод исследования кусочков головного мозга с применением антител к бета-тубулину 3 с иммунопероксидазной визуализацией.

При окраске препаратов мозга по методу Малори с субмаркировкой, было выявлено, что структура представленных стволовых отделов головного мозга с тонкими мягкими оболочками интактна, а в подкорковых структурах были установлены признаки периаксонального отека с очаговым обрывом аксонов и начальными натеками аксоплазмы.

При окраске препаратов головного мозга методом импрегнации серебром в зонах продольного расположения нервных проводников подкорковых структур были выявлены признаки выраженного периаксонального отёка с очаговым обрывом аксонов и шаровидными натеками аксоплазмы; структура стволовых отделов головного мозга в предоставленном материале была интактна с сохранившейся аргирофильной структурой проводящих путей.

При окраске препаратов иммуногистохимическим методом с использованием антител к бета-тубулину 3 в разведении 1:300 и 1:600 в подкорковых структурах головного мозга было выявлено положительное окрашивание тел нейронов и аксонов с их очаговым обрывом и натёками аксоплазмы. Структуры стволовых отделов мозга с мягкими оболочками были интактны, антиген на поперечных срезах нервных проводников данных отделах представлен равномерно.

Таким образом, после проведения дополнительных исследований, комиссия экспертов установила и доказала наличие черепно-мозговой травмы у гр-ки Т., а также прижизненный характер данного повреждения.

В конкретном случае высказаться о причине смерти и о тяжести диффузного аксонального повреждения не представилось возможным, так как первичное исследование трупа гр-ки Т. и набор гистологического материала были крайне недостаточными.

Однако, обнаружение у потерпевшей черепно-мозговой травмы в виде диффузного аксонального повреждения, для которого характерна потеря сознания уже в момент её причинения, явилось достаточным основанием для суда подтвердить факт противоправных действий по отношению к гр-ке Т и принять окончательное решение по делу.

Заключение

Таким образом, с помощью применения современных методов лабораторной диагностики при производстве конкретной экспертизы, удалось выявить и наглядно продемонстрировать ранее неустановленную травму, что позволило выполнить непосредственную задачу судебно-медицинской экспертизы – помочь судебно-следственным органам обоснованно принять решение в отношении обвиняемого.

Библиография
1.
Володин, Н.Н. «Мы за Болонский процесс, но со своими правилами». // Журнал. Ремедиум. – Москва. – 2005. – СС. 10-12.
2.
Грачев, С.В., Михеева, Л.В. Качество подготовки научно-педагогических кадров на додипломном этапе и академическая мобильность. // Материалы науч.-метод. конф. Преподавателей ММА им. И.М. Сеченова (июнь, 2002). – М.: «Русский врач».-2002. – СС. 19-24.
3.
Колер, Ю. Обеспечение качества, аккредитация и признание квалификаций как контрольные механизмы Европейского пространства высшего образования // Высшее образование в Европе. – 2003.-№3. – СС.10-23.
4.
Мещерякова, М.А. Учебный процесс вуза в системе управления качеством профессиональной подготовки врачей. / Монография. – М.: КДУ. – 2006. – СС.28-35.
5.
Пальцев, М.А., Денисов, И.Н., Чекнев, Б.М. Высшая медицинская школа и Болонский процесс. – М.: «Издательский дом «Русский врач». – Выпуск 2. – 2005. – СС.159-173.
6.
Подчерняева, Н.С. Разработка и внедрение модульной технологии в образовательный процесс по специальности «лечебное дело» и «стоматология». / Методические рекомендации. – М. – 2006. – СС. 5-17.
7.
Пиголкин, Ю.И., Романенко, Г.Х., Золотенкова, Г.В. Болонский процесс и высшая медицинская школа.-Судебно-медицинская экспертиза.-№2.-2008.-СС.34-36
8.
Романенко, Г.Х., Буромский, И.В. Судебная медицина в российской высшей медицинской школе: подходы к преподаванию. Судебно-медицинская экспертиза: наука и практика: материалы международного круглого стола. – Калининград6 Изд-во БФУ им. И. Канта.-2012. – сс. 24-29.
9.
Пиголкин, Ю.И., Золотенкова, Г.В., Романенко, Г.Х., Совершенствование образовательных технологий дисциплины «Судебная медицина». Судебно-медицинская экспертиза: наука и практика: материалы международного круглого стола. – Калининград6 Изд-во БФУ им. И. Канта.-2012. – сс. 7-16.
10.
Романенко, Г.Х., Нагорнов, М.Н. Методы обучения в преподавании «Судебной медицины» Актуальные проблемы судебно-медицинской экспертизы. Сб.тезисов научно-практической конференции с международным участием (17-18 мая 2012 г., г. Москва), 2012.-С.359-360.
11.
Татур, Ю.Г. Компетентность в структуре модели качества подготовки специалиста // Высшее образование сегодня. – 2004.-№3. – СС. 20-26.
References (transliterated)
1.
Volodin, N.N. «My za Bolonskii protsess, no so svoimi pravilami». // Zhurnal. Remedium. – Moskva. – 2005. – SS. 10-12.
2.
Grachev, S.V., Mikheeva, L.V. Kachestvo podgotovki nauchno-pedagogicheskikh kadrov na dodiplomnom etape i akademicheskaya mobil'nost'. // Materialy nauch.-metod. konf. Prepodavatelei MMA im. I.M. Sechenova (iyun', 2002). – M.: «Russkii vrach».-2002. – SS. 19-24.
3.
Koler, Yu. Obespechenie kachestva, akkreditatsiya i priznanie kvalifikatsii kak kontrol'nye mekhanizmy Evropeiskogo prostranstva vysshego obrazovaniya // Vysshee obrazovanie v Evrope. – 2003.-№3. – SS.10-23.
4.
Meshcheryakova, M.A. Uchebnyi protsess vuza v sisteme upravleniya kachestvom professional'noi podgotovki vrachei. / Monografiya. – M.: KDU. – 2006. – SS.28-35.
5.
Pal'tsev, M.A., Denisov, I.N., Cheknev, B.M. Vysshaya meditsinskaya shkola i Bolonskii protsess. – M.: «Izdatel'skii dom «Russkii vrach». – Vypusk 2. – 2005. – SS.159-173.
6.
Podchernyaeva, N.S. Razrabotka i vnedrenie modul'noi tekhnologii v obrazovatel'nyi protsess po spetsial'nosti «lechebnoe delo» i «stomatologiya». / Metodicheskie rekomendatsii. – M. – 2006. – SS. 5-17.
7.
Pigolkin, Yu.I., Romanenko, G.Kh., Zolotenkova, G.V. Bolonskii protsess i vysshaya meditsinskaya shkola.-Sudebno-meditsinskaya ekspertiza.-№2.-2008.-SS.34-36
8.
Romanenko, G.Kh., Buromskii, I.V. Sudebnaya meditsina v rossiiskoi vysshei meditsinskoi shkole: podkhody k prepodavaniyu. Sudebno-meditsinskaya ekspertiza: nauka i praktika: materialy mezhdunarodnogo kruglogo stola. – Kaliningrad6 Izd-vo BFU im. I. Kanta.-2012. – ss. 24-29.
9.
Pigolkin, Yu.I., Zolotenkova, G.V., Romanenko, G.Kh., Sovershenstvovanie obrazovatel'nykh tekhnologii distsipliny «Sudebnaya meditsina». Sudebno-meditsinskaya ekspertiza: nauka i praktika: materialy mezhdunarodnogo kruglogo stola. – Kaliningrad6 Izd-vo BFU im. I. Kanta.-2012. – ss. 7-16.
10.
Romanenko, G.Kh., Nagornov, M.N. Metody obucheniya v prepodavanii «Sudebnoi meditsiny» Aktual'nye problemy sudebno-meditsinskoi ekspertizy. Sb.tezisov nauchno-prakticheskoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem (17-18 maya 2012 g., g. Moskva), 2012.-S.359-360.
11.
Tatur, Yu.G. Kompetentnost' v strukture modeli kachestva podgotovki spetsialista // Vysshee obrazovanie segodnya. – 2004.-№3. – SS. 20-26.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"