Статья 'Пределы поручения следователя: гарантии соблюдения принципов уголовного судопроизводства или архаизм? ' - журнал 'Полицейская и следственная деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская и следственная деятельность
Правильная ссылка на статью:

Пределы поручения следователя: гарантии соблюдения принципов уголовного судопроизводства или архаизм?

Игнатова Ольга Николаевна

начальник 2 информационно-аналитического отдела Главного следственного управления Главного управления МВД России по Московской области

125009, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Никитский Переулок, 3

Ignatova Olga Nikolaevna

Head of the Second Data Analytics Department of the Central Investigative Board of the Head Department of the Ministry of Internal Affairs of Russia

125009, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Nikitskii Pereulok, 3

oignatova6@mvd.ru

DOI:

10.25136/2409-7810.2019.3.30641

Дата направления статьи в редакцию:

27-08-2019


Дата публикации:

22-09-2019


Аннотация.

Изменение структуры современной преступности, необходимость совершенствования правовых инструментов расследования повлекли существенную качественную и количественную трансформацию института поручений. Данное обстоятельство выявило некоторые проблемные вопросы, связанные с пределами такого делегирования полномочий следователя. Очевидно, что существует круг процессуальных полномочий, которые участник уголовного судопроизводства делегировать не может. Исходя из логики закона, к не подлежащим делегированию процессуальным полномочиям относится и принятие процессуального решения. Однако, в результате легитимно-проведенного следственного действия по поручению следователя может возникнуть необходимость срочного принятия процессуального решения. Целью настоящего исследования является определение критериев соблюдения пределов поручения следователя, как способа делегирования процессуальных полномочий. Методологическую основу исследования составили диалектический метод научного познания, а также сравнительно-правовой, логико-аналитический, формально-логический, системно-структурный методы изучения правовых явлений и процессов в сфере уголовного судопроизводства. Особым вкладом автора исследования является анализ соответствия правового закрепления института поручения следователя требованиям современной следственной практики. В статье рассмотрены виды пределов поручения следователя, проанализированы существующие в научной литературе мнения по данному вопросу, приведены примеры правовых ошибок из судебной практики, а также пробелов в существующем законодательстве.

Ключевые слова: поручение следователя, пределы поручения следователя, полномочия в судопроизводстве, делегирование полномочий, следователь, орган дознания, следственные действия, субъекты делегирования, предмет делегирования, допустимые доказательства

Abstract.

The recent change of the nature of crime and the necessity to improve legal investigation instruments have caused essential quantitative and qualitative transformation of the institution of mandates. It has revealed some problem issues connected with the limits of such a delegation of investigator’s authority. Obviously, there are procedural powers which can’t be delegated. According to the law,  formulation of proceeding decisions is one of the powers that can’t be delegated. However, a necessity to urgently formulate a procedural decision as the result of legal investigative activities based on an investigator’s mandate can occur. The purpose of this research is to define the criteria of observation of the limits of investigator’s mandate as a way of delegating procedural authorities. The research methodology is based on the dialectical method of scientific cognition, the comparative-legal, logical-analytical, formal-logical and system-structural methods of studying legal phenomena and processes in the field of criminal procedure. The author’s particularly important contribution is the analysis of the compliance of the formalization of the institution of investigator’s mandate with the requirements of the modern investigative practice. The article considers the types of investigator’s mandates, analyzes the existing scientific opinions on this issue, gives examples of errors of law and legal gaps. 
 

Keywords:

investigations, body inquiries, investigator, delegation of authority, the authority to proceedings, limits the Commission of the investigator, order of the investigator, the subjects of delegation, subject delegate, admissible evidence

Глобализация преступности, расширение ареала совершения преступлений послужили причиной увеличения количества поручений, связанных с производством следственных или розыскных действий в другом месте. В современных условиях даже конкретное единичное преступление с объективной стороны зачастую имеет обширную географию. Так, в случае так называемых «дистанционных» мошенничеств потерпевший в момент совершения преступления может находиться на расстоянии несколько сотен или тысяч километров от лица, совершившего преступление. Банковский счет, с которого произошло снятие денежных средств, может быть открыт в третьем месте, а снятие наличных произведено в четвертом. Очевидно, что в такой ситуации в настоящее время только институт поручений может обеспечить необходимую наступательность и эффективность расследования.[1]

Поручение следователя является одной из форм делегирования процессуальных полномочий в уголовном судопроизводстве, элементом строго регламентированной законом уголовно-процессуальной деятельности. Исходя из логики закона, это означает, что поручение следователя не может, с одной стороны, выходить за границы целей и задач уголовного судопроизводства, а также, вероятно, обладает собственными специфическими ограничениями – пределами.

В то же время сложные проблемы борьбы с преступностью, вызванные ее ростом и консолидацией, породили многочисленные призывы к упрощению уголовного процесса, устранению его излишней формализации, перегруженности процессуальными гарантиями и всего того, что служит помехой раскрытию преступлений, мешает эффективной деятельности органов расследования.[2]

Возникает резонный вопрос: стоит ли ограничивать круг следственных действий и процессуальных решений, которые следователь может поручить в целях повышения эффективности расследования и сокращения сроков следствия?

Доказательства считаются допустимыми, если получены надлежащим субъектом, уполномоченным производить по уголовному делу необходимые процессуальные действия и принимать по нему соответствующие процессуальные решения. К примеру, когда конкретное следственное действие произведено следователем (дознавателем), принявшим уголовное дело к своему производству, то имеет место надлежащий субъект. В случае, когда следователь (дознаватель) перепоручает выполнение этого следственного действия другому участнику, делегируя ему тем самым свое процессуальное полномочие, другой участник приобретает статус надлежащего субъекта при условии соблюдения процессуальных требований (наличие предусмотренных законом оснований (в соответствии со ст. 152 УПК РФ: необходимость производства следственных или розыскных действий в другом месте, отличном от места производства расследования; наличие поручения; определенное должностное положение лица, приобретающего полномочия: следователь или орган дознания).

Нельзя поручить то, что сам делать неуполномочен или не вправе. Очевидно, что поручить производство следственных или розыскных действий органу дознания может только следователь (дознаватель), в чьем производстве данное уголовное дело находится.

Законодателем достаточно четко регламентирован круг лиц, которым полномочия можно передать. Согласно положениям ч. 4 ст. 38, ч. 1 ст. 152 УПК РФ, следователь (дознаватель) вправе поручить производство розыскных мероприятий органу дознания, перечень которых изложен в ст. 40 УПК РФ.

Производство следственных действий может быть поручено следователю в случае необходимости производства следственных действий в другом, отличном от места совершения преступления, месте (ч. 1 ст. 152 УПК РФ). Превышению пределов поручения следователя, связанному с ненадлежащей стороной делегирования, дана правовая оценка Бердским городским судом Новосибирской области при рассмотрении уголовного дела по обвинению Г. Судом установлено, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого Г. составлено старшим следователем СО по г. Бердску СУ СК РФ по НСО Ш., в чьем производстве находилось уголовное дело. Однако, предъявлено постановление обвиняемому следователем того же следственного отдела Т., действовавшим в рамках исполнения поручения следователя. Судом указано, что следователь может выполнять роль надлежащего субъекта действий по собиранию доказательств при наличии отдельного поручения следователя другой территориальной подследственности (ч. 1 ст. 152 УПК РФ). Проведение следственных действий по поручению следователю этой же территориальной подследственности признано судом незаконным.[3]

Смысл закона и правоприменительная практика также предъявляют к субъектам поручения общепризнанные требования в части соблюдения правомочности осуществления делегированных в силу исполнения служебных или профессиональных обязанностей по должности, соответствия положениям Трудового кодекса РФ, должностным инструкциям. Очевидно, что исполнение поручения следователя о проведении следственного действия помощником следователя выходит за пределы делегирования.

Таким образом, делегировать и принять процессуальные полномочия в рамках поручения следователя могут только надлежащие субъекты, то есть участники уголовного судопроизводства, наделенные в установленном законом порядке правом осуществления тех процессуальных полномочий, которые планируется делегировать, с одной стороны, и участники уголовного судопроизводства или иные лица, на которых может быть возложены соответствующие процессуальные полномочия, с другой стороны.

Спорным является вопрос о пределах предмета поручения. УПК РФ не содержит прямых указаний о том, в каких пределах может быть дано и принято к исполнению поручение следователя. Более того, содержащийся в законе перечень возможных для поручения следственных действий и иных процессуальных действий достаточно абстрактен и не конкретизирован для понимания и правоприменения.

По этой причине в теории уголовного процесса существует многообразие мнений о том, какие следственные действия не подлежат делегированию путем поручения. Так, А. И. Михайлов указывает на недопустимость поручения действий, которые следователь должен выполнять сам.[4] Однако, согласно статье 38 УПК РФ следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции осуществлять предварительное следствие по делу, то есть все следственные действия по уголовному делу должен выполнять сам.

Г. В. Дроздов [5], Г. Д. Луковников [6] считают неподлежащими поручению «наиболее важные следственные действия», однако, каков критерий важности для целей поручения? Логично предположить, что допрос обвиняемого может считаться важным следственным действием, не подлежащим поручению. С другой стороны, следственные ситуации очень различны. Порой допрос в качестве обвиняемого является лишь формальным следственным действием, результаты которого не влияют на ход расследования. Например, в случае повторного предъявления обвинения в окончательной редакции вместо ранее предъявленного «дежурного» варианта при отказе обвиняемого в даче показаний в порядке ст. 51 УПК РФ. Очевидно, что такое следственное действие вряд ли будет является «важным». Выходит, его можно поручить органу дознания при условии целесообразности использования именно такого способа проведения следственного действия. В. М. Быков видит критерий важности следственного действия в его результате: получении важных доказательств.[7] Оппонируя В. М. Быкову, А. С. Есина приводит в качестве аргументу довод о невозможности предугадать результат следственного действия до его окончания.[8] И действительно, как быть, если в ходе допроса в качестве свидетеля в рамках исполнения поручения допрашиваемый сознался в совершении преступления? А. С. Есина рассматривает в качестве критерия разграничения возможность или невозможность самостоятельного проведения следователем следственного действия. Л. В. Головко указывает, что поручение на производство следственных действий должно быть обоснованным и объясняться исключительной физической невозможностью или затруднительностью совершения следственного действия самим следователем.[9] Однако, что означает невозможность проведения? Ведь и при необходимости производства следственных действий в другом, отличном от места совершения преступления, месте следователь может лично осуществить его производство, выехав в командировку. А проблема необходимости одновременного проведения следственных действий в разных местах может быть разрешена путем создания следственной группы. Исходя из этой логики, получается, нет следственных действий, которые невозможно выполнить следователю самостоятельно, а значит, поручить.

Однако, эффективность института поручений следователя как инструмента распределения нагрузки, соблюдения разумных сроков расследования, повышения качества следствия давно положительно зарекомендовала себя как на практике, так и в научных исследованиях.[10]

В качестве специфической особенности института отдельного поручения Л. В. Головко указывает однозначный предел делегирования в виде запрета поручать принятие процессуальных решений по уголовному делу, так как надлежащим субъектом оценки доказательств, может выступать только лицо, ведущее производство по делу.

Однако, как быть, если в результате легитимно-проведенного следственного действия по поручению следователя возникнет необходимость срочного принятия процессуального решения, например, задержания подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ? Анализ следственной практики свидетельствует о неоднозначном подходе к решению таких ситуаций. Совсем нередки случаи, когда в случае установления местонахождения на территории другого субъекта РФ находящегося розыске подозреваемого инициатор розыска делегирует своим коллегам из другой части России путем направления поручения свои полномочия по его задержанию в порядке ст. 91 УПК РФ и возбуждению перед судом ходатайства об избрании в отношении задержанного меры пресечения в виде заключения под стражу.

Стоит ли в случае, если в ходе допроса по поручению следователя в качестве свидетеля очевидца преступления, последний заявил, что данным преступлением ему также причинен вред, тратить время всех участвующих в исполнении поручения лиц и дожидаться дополнительного поручения с постановлением о признании потерпевшим?

В приведенном выше судебном решении изложена позиция, что следователь не вправе предъявлять постановление о привлечении в качестве обвиняемого, вынесенное другим должностным лицом, так как это решение не является актом, выражающим его волеизъявление как лица, обладающего исключительным правом производства следственных и иных процессуальных действий по данному уголовному делу. По смыслу норм ст. ст. 171, 172 УПК РФ предъявление обвинения - это проявление следователем самостоятельной процессуальной деятельности. Поскольку согласно ч.1 ст.171 УПК РФ постановление о привлечении в качестве обвиняемого выносится следователем при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершенном преступлении, то следователь фактически анализируя доказательства, устанавливает обстоятельства, подлежащие доказыванию (ч.1 ст.73 УПК РФ). Таким образом, если постановление о привлечении в качестве обвиняемого вынесено одним следователем, то он не вправе поручить предъявление обвинения другому следователю, поскольку выполнение данных действий связано с оценкой доказательств в их совокупности.

Резюмируя изложенное, можно выделить следующие основные позиции о пределах поручения следователя и принятия соответствующих процессуальных полномочий.

1. Являясь составной частью, институтом уголовного процесса, поручение следователя должно соответствовать общим принципам уголовного судопроизводства.

2. Делегировать путем поручения и принять процессуальные полномочия могут только надлежащие субъекты, то есть участники уголовного судопроизводства, наделенные в установленном законом порядке правом осуществления тех процессуальных полномочий, которые планируется поручить, с одной стороны, и участники уголовного судопроизводства или иные лица, на которых может быть возложены соответствующие процессуальные полномочия, с другой стороны.

3. Ряд процессуальных полномочий не подлежат поручению. Однако, отсутствие законодательного регламентирования вопроса о перечне таких полномочий оставляет поле для следственных ошибок и, возможно, злоупотреблений, несомненно нарушающих права участников уголовного судопроизводства. Вопрос пределов предмета поручения следователя безусловно требует дополнительного научного изучения и совершенствования регулирования законодателем.

Библиография
1.
Игнатова О. Н. Основные тенденции развития института поручения следователя в уголовном судопроизводстве/Актуальные проблемы предварительного следствия дознания в современных условиях развития уголовно-процессуального законодательства: научное электронное издание – М.: Московский университет МВД России им. В.Я. Кикотя, 2018. с. 244.
2.
Волынский Р. Ф., Волынский В. В. Новый УПК Украины – ответ на вызовы современной преступности или…?//Российский следователь. 2013. № 5. с. 39-43.
3.
Интернет-ресурс Судебные и нормативные акты РФ (СудАкт)/ https://sudact.ru/regular/doc/AJQx3r1yjcX/
4.
Михайлов А. И. Отдельное поручение следователя. М. 1971, с. 12.
5.
Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд-е 2, перераб. и доп./Под редакцией В. М. Лебедева, с. 243.
6.
Луковников Г. Д. Органы дознания в системе досудебного производства по уголовным делам. Дисс… к.ю.н. М. 1999, с. 46.
7.
Быков В. М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органа дознания. Омск. 1976. с. 47.
8.
Есина А. С. К вопросу об исполнении поручения следователя на производство следственных действий. Вестник Московского университета МВД России № 3, 2011. с. 129.
9.
Головко Л.В. Курс уголовного процесса / Под ред. д.ю.н., проф. Л.В. Головко. - 2-е изд., испр. - М.: Статут, 2017, с. 16-17.
10.
Захарова В.О. Использование инструментов делегирования в следственной деятельности (на примере развития института следственных поручений)/Расследование преступлений: проблемы и пути их решения/Московская академия Следственного комитета РФ, № 1(7), 2015. – С. 178.
References (transliterated)
1.
Ignatova O. N. Osnovnye tendentsii razvitiya instituta porucheniya sledovatelya v ugolovnom sudoproizvodstve/Aktual'nye problemy predvaritel'nogo sledstviya doznaniya v sovremennykh usloviyakh razvitiya ugolovno-protsessual'nogo zakonodatel'stva: nauchnoe elektronnoe izdanie – M.: Moskovskii universitet MVD Rossii im. V.Ya. Kikotya, 2018. s. 244.
2.
Volynskii R. F., Volynskii V. V. Novyi UPK Ukrainy – otvet na vyzovy sovremennoi prestupnosti ili…?//Rossiiskii sledovatel'. 2013. № 5. s. 39-43.
3.
Internet-resurs Sudebnye i normativnye akty RF (SudAkt)/ https://sudact.ru/regular/doc/AJQx3r1yjcX/
4.
Mikhailov A. I. Otdel'noe poruchenie sledovatelya. M. 1971, s. 12.
5.
Nauchno-prakticheskii kommentarii k Ugolovno-protsessual'nomu kodeksu RSFSR. Izd-e 2, pererab. i dop./Pod redaktsiei V. M. Lebedeva, s. 243.
6.
Lukovnikov G. D. Organy doznaniya v sisteme dosudebnogo proizvodstva po ugolovnym delam. Diss… k.yu.n. M. 1999, s. 46.
7.
Bykov V. M. Psikhologicheskie aspekty vzaimodeistviya sledovatelya i organa doznaniya. Omsk. 1976. s. 47.
8.
Esina A. S. K voprosu ob ispolnenii porucheniya sledovatelya na proizvodstvo sledstvennykh deistvii. Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii № 3, 2011. s. 129.
9.
Golovko L.V. Kurs ugolovnogo protsessa / Pod red. d.yu.n., prof. L.V. Golovko. - 2-e izd., ispr. - M.: Statut, 2017, s. 16-17.
10.
Zakharova V.O. Ispol'zovanie instrumentov delegirovaniya v sledstvennoi deyatel'nosti (na primere razvitiya instituta sledstvennykh poruchenii)/Rassledovanie prestuplenii: problemy i puti ikh resheniya/Moskovskaya akademiya Sledstvennogo komiteta RF, № 1(7), 2015. – S. 178.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Пределы поручения следователя: гарантии соблюдения принципов уголовного судопроизводства или архаизм? Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи автор не уточнил: «в России». В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обозначил её актуальность. В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования просматриваются в названии и тексте статьи. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования и апелляции к оппонентам. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность. В основной части статьи автор сообщил читателю о том, что «поручение следователя является одной из форм делегирования процессуальных полномочий в уголовном судопроизводстве» т.д. Затем автор разъяснил, что «доказательства считаются допустимыми, если получены надлежащим субъектом, уполномоченным производить по уголовному делу необходимые процессуальные действия» т.д. и обстоятельно обосновал мысль о том, что «делегировать и принять процессуальные полномочия в рамках поручения следователя могут только надлежащие субъекты» т.д. Далее автор обозначил актуальную проблему: «УПК РФ не содержит прямых указаний о том, в каких пределах может быть дано и принято к исполнению поручение следователя», и изложил различные точки зрения на то, «какие следственные действия не подлежат делегированию путем поручения», сформулировав вывод о том, что «эффективность института поручений следователя как инструмента… повышения качества следствия давно положительно зарекомендовала себя как на практике, так и в научных исследованиях». Дополнительно автор сообщил читателю о проблеме, когда «в результате легитимно-проведенного следственного действия по поручению следователя возникнет необходимость срочного принятия процессуального решения, например, задержания подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ» и, ссылаясь на соответствующие источники, обосновал мысль о том, что «если постановление о привлечении в качестве обвиняемого вынесено одним следователем, то он не вправе поручить предъявление обвинения другому следователю, поскольку выполнение данных действий связано с оценкой доказательств в их совокупности» В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «Однако,» (многократно). Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно. Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования отчасти. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме. В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «поручение следователя должно соответствовать общим принципам уголовного судопроизводства», что «делегировать путем поручения и принять процессуальные полномочия могут только надлежащие субъекты» т.д. и что «ряд процессуальных полномочий не подлежат поручению» т.д. Автор резюмировал, что «вопрос пределов предмета поручения следователя безусловно требует дополнительного научного изучения и совершенствования регулирования законодателем». На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором в целом достигнута. Ограниченный объём статьи обусловлен кругом потенциальных задач, поставленных автором для достижения потенциальной цели исследования. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"