по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская и следственная деятельность
Правильная ссылка на статью:

Противодействие преступлениям коррупционной направленности, совершаемым в коммерческих организациях: международно-правовые основы
Шимшилова Эльмира Сулеймановна

аспирант, кафедра уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, РУДН

117198, Россия, Москва, г. Москва, ул. Ул. миклухо-Маклая, 6, оф. 344

Shimshilova El'mira Suleimanovna

Postgraduate at the Department of Criminal Law, Criminal Procedure and Forensics at RUDN University

117198, Russia, Moscow, g. Moscow, ul. Ul. miklukho-Maklaya, 6, of. 344

ugolovnoe_pravo@list.ru
Букалерова Людмила Александровна

доктор юридических наук

профессор, кафедра уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, Российский университет дружбы народов (РУДН)

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, каб. 346

Bukalerova Lyudmila Aleksandrovna

Doctor of Law

Professor, Department of Criminal Law and Criminal Process of the Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, kab. 346

l_a_buka@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как особенности международных стандартов в сфере ответственности за деяния, посягающие на интересы службы в коммерческих организациях. Автором выявлено, что в международном праве выделяется два самостоятельных вида юридической ответственности за коррупционные преступления: уголовная ответственность и гражданско-правовая ответственность. При этом, возможно одновременное установление и публично-правовой и частноправовой ответственности за одни и те же коррупционные правонарушения. Важное значение с точки зрения установления международных стандартов противодействия рассматриваемым преступлениям, имеют документы Группы государств против коррупции (ГРЕКО), членом которой является Российская Федерация, которые так же явились предметом настоящего исследования. Предлагаемый методический и аналитический инструментарий является развитием известных и апробированных в правовой науке приемов исследования, на основании которого будут обеспечены достоверность и надежность ожидаемых результатов. Основными выводами проведенного исследования являются: в международном праве отдается приоритет уголовной ответственности за преступления коррупционной направленности в коммерческих организациях; документы ООН содержат более широкий перечень преступлений коррупционной направленности, чем документы Европейского Союза; во всех международных документах признается, что привлечение к ответственности юридического лица за преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях не исключает возможность привлечения к ответственности физического лица за то же деяние;подчёркивается, что деяние должно носить исключительно умышленный характер; большинство положений международных документов уже реализованы в рамках УК РФ, дополнительного исследования заслуживает вопрос о возможности уголовной ответственности юридических лиц за коррупционные преступления, совершаемые в коммерческих организациях.

Ключевые слова: коррупция, международное право, ООН, ЕС, уголовное право, коммерческие организации, ответственность, юридические лица, должностные лица, имплементация

DOI:

10.25136/2409-7810.2018.4.28166

Дата направления в редакцию:

27-11-2018


Дата рецензирования:

28-11-2018


Дата публикации:

28-11-2018


Abstract.

The authors discuss such aspects of the topic as the peculiarities of international standards in the sphere of responsibility for the deeds infringing on the interests of the service in business entities. The authors reveal that in the international law there are two independent forms of legal responsibility for corruption-related crimes: criminal responsibility and civil responsibility. However, public and private responsibility can be imposed simultaneously for one and the same corruption-related crimes. The article also studies the documents of the Group of States against Corruption (GRECO), which Russia also belongs to. These documents are particularly important in terms of establishing international standards of countering corruption-related crimes. The proposed set of methodological and analytical instruments is the evolution of research methods, well-known and widely applied by the legal science. These instruments guarantee reliability and trustability of the expected results. The authors formulate the following conclusions: the international law prioritises criminal responsibility for corruption-related crimes in business entities; the UNO’s documents contain a wider list of corruption-related crimes than the EU’s documents; all international acts admit that the imposition of criminal responsibility on a legal entity for corruption-related crimes committed in business entities does not exclude the possibility to impose criminal responsibility on a private individual for the same deed. The authors emphasize that a deed should be intentional. Most provisions of international documents have already been implemented within the Criminal Code of the Russian Federation. The issue of the possibility to impose criminal responsibility on legal entities for corruption-related crimes committed in business entities is worth further studying.
 

Keywords:

legal entities, responsibility, commercial organizations, criminal law, European Community, UN, jus gentium, corruption, officials, implementation

Для коррупционеров стерты границы, часто для совершения коррупционных преступлений используется не одна, а несколько стран или даже международные организации. Такое положение вещей заставило международное сообщество принять целый ряд международных документов, направленных на противодействие коррупции. В данных актах содержатся, как нормы, направленные на борьбу с коррупцией в целом, так и с отдельными преступлениями коррупционной направленности, в том числе, совершаемые в частном секторе.

Направляющую роль в сфере противодействия коррупции на международном уровне традиционно играет Организация Объединенных Наций (далее – ООН). В Декларации ООН о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях от 16.12.1996 г.[1] указывается, что

Взяточничество может включать, в частности, следующие элементы:

a ) предложение, обещание или передачу любой частной или государственной корпорацией, в том числе транснациональной корпорацией, или отдельным лицом какого-либо государства лично или через посредников любых денежных сумм, подарков или других выгод любому государственному должностному лицу или избранному представителю другой страны в качестве неправомерного вознаграждения за выполнение или невыполнение этим должностным лицом или представителем своих служебных обязанностей в связи с той или иной международной коммерческой операцией;

b ) вымогательство, требование, согласие на получение или фактическое получение любым государственным должностным лицом или избранным представителем какого-либо государства лично или через посредников денежных сумм, подарков или других выгод от любой частной или государственной корпорации, в том числе транснациональной корпорации, или отдельного лица из другой страны в качестве неправомерного вознаграждения за выполнение или невыполнение этим должностным лицом или представителем своих служебных обязанностей в связи с той или иной международной коммерческой операцией.

Применительно к нашему исследованию особое значение имеет Конвенция ООН против коррупции (принята Генеральной Ассамблеей 31 октября 2003 г.)[2]. Конвенция является первым глобальным инструментом в области борьбы со всеобщим злом и имеет обязательную юридическую силу. Верховенство международного права обязывает государств-участников привести свое законодательство к единому стандарту. Россия активно участвовала в разработке Конвенции и подписала ее в числе первых государств в 2003 году, а ратифицировала в 2006-м[3].

В доктрине справедливо отмечается, что с момента вступления в законную силу Конвенция стала неотъемлемой частью законодательства и основой для принятия соответствующих правовых актов антикоррупционной направленности в Российской Федерации. Однако, Конвенция — это не документ прямого действия. Конвенция — лишь своего рода набор рекомендаций, которые, в зависимости от уровня развития национального законодательства, степени законопослушности граждан и развития правоохранительной системы могут применяться для борьбы с коррупцией[4]. В теории уголовного права справедливо отмечается, что далеко не все значимые положения Конвенции были имплементированы в российское законодательство[5]. Несмотря на это, значение данного документа велико, как в целом для установления международных стандартов противодействия коррупционным преступлениям[6], так и для развития российского уголовного законодательства в исследуемой области.

В Конвенции указывается, что каждое Государство-участник, в соответствии с основополагающими принципами своей правовой системы, разрабатывает и осуществляет или проводит эффективную и скоординированную политику противодействия коррупции, способствующую участию общества и отражающую принципы правопорядка, надлежащего управления публичными делами и публичным имуществом, честности и неподкупности, прозрачности и ответственности.

Согласно Конвенции, особое внимание уделено двум преступным деяниям, совершаемым в частном секторе:

1) Подкуп в частном секторе:

а) обещание, предложение или предоставление, лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества любому лицу, которое руководит работой организации частного сектора или работает, в любом качестве, в такой организации, для самого такого лица или другого лица, с тем чтобы это лицо совершило, в нарушение своих обязанностей, какое-либо действие или бездействие;

b) вымогательство или принятие, лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества любым лицом, которое руководит работой организации частного сектора или работает, в любом качестве, в такой организации, для самого такого лица или другого лица, с тем чтобы это лицо совершило, в нарушение своих обязанностей, какое-либо действие или бездействие.

2) Хищение имущества в частном секторе:

Каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно в ходе экономической, финансовой или коммерческой деятельности, хищение лицом, которое руководит работой организации частного сектора или работает, в любом качестве, в такой организации, какого-либо имущества, частных средств, или ценных бумаг, или любого другого ценного предмета, находящихся в ведении этого лица в силу его служебного положения.

Как преступление, связанное с коррупцией, в Конвенции рассматривается отмывание доходов от коррупционной деятельности:

а) конверсия или перевод имущества, если известно, что такое имущество представляет собой доходы от преступлений, в целях сокрытия или утаивания преступного источника этого имущества или в целях оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении основного правонарушения, с тем чтобы оно могло уклониться от ответственности за свои деяния;

- сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, прав на имущество или его принадлежность, если известно, что такое имущество представляет собой доходы от преступлений;

b) при условии соблюдения основных принципов своей правовой системы:

- приобретение, владение или использование имущества, если в момент его получения известно, что такое имущество представляет собой доходы от преступлений;

- участие, причастность или вступление в сговор с целью совершения любого из преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей статьей, покушение на его совершение, а также пособничество, подстрекательство, содействие или дача советов при его совершении.

Помимо этого, особое внимание в Конвенции уделено роли частного сектора в противодействии коррупции. В частности, каждое Государство-участник принимает меры, в соответствии с основополагающими принципами своего внутреннего законодательства, по предупреждению коррупции в частном секторе, усилению стандартов бухгалтерского учета и аудита в частном секторе и, в надлежащих случаях, установлению эффективных, соразмерных и оказывающих сдерживающее воздействие гражданско-правовых, административных или уголовных санкций за несоблюдение таких мер.

Среди важных аспектов оценки преступного коррупционного деяния, совершаемого в частном секторе, в Конвенции также содержится ряд важных положений:

1) Ответственность юридических лиц:

а) Каждое Государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в преступлениях, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией.

б) При условии соблюдения правовых принципов Государства-участника ответственность юридических лиц может быть уголовной, гражданско-правовой или административной.

в) Возложение такой ответственности не наносит ущерба уголовной ответственности физических лиц, совершивших преступления.

2) Участие и покушение:

а)Каждое Государство-участник принимает такие законодательные и другие меры, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, в соответствии со своим внутренним законодательством, участие в любом качестве, например, в качестве сообщника, пособника или подстрекателя, в совершении какого-либо преступления, признанного таковым в соответствии с настоящей Конвенцией.

б) Каждое Государство-участник может принять такие законодательные и другие меры, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, в соответствии со своим внутренним законодательством, любое покушение на совершение какого-либо преступления, признанного таковым в соответствии с настоящей Конвенцией.

в) Каждое Государство-участник может принять такие законодательные и другие меры, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, в соответствии со своим внутренним законодательством, приготовление к совершению какого-либо преступления, признанного таковым в соответствии с настоящей Конвенцией.

3) Осознание, намерение и умысел как элементы преступления:

Осознание, намерение или умысел, требуемые в качестве элементов какого-либо преступления, признанного таковым в соответствии с настоящей Конвенцией, могут быть установлены из объективных фактических обстоятельств дела.

Анализируя рассматриваемую Конвенцию в части ответственности за преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях следует обратить внимание на несколько аспектов:

1. В Конвенции не устанавливается ответственность за деяния, посягающие на интересы службы в коммерческих организациях. Однако согласно данному документу, для государств в ней содержатся рекомендации по установления такой ответственности в рамках национального уголовного законодательства. Таким образом, преступления против интересов службы в коммерческих организациях следует рассматривать, как преступления международного характера.

2. Согласно Конвенции в национальном уголовном праве может быть установлена ответственность за два вида деяний в рассматриваемой сфере:

а) подкуп в частном секторе;

б) хищение имущества в частном секторе.

При этом применительно к первому деянию ответственность может устанавливаться, как за предоставление такого подкупа, так и принятие его.

3. Особое внимание в Конвенции уделено возможности ответственности юридических лиц за преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях. При этом в документе не оговаривается природа такой ответственности, ее выбор остается за отдельными государствами-участниками Конвенции. Ответственность юридических лиц по их усмотрению может быть уголовной, административной или гражданско-правовой.

Следует также иметь ввиду, что Конвенция допускает одновременно привлечение к ответственности за рассматриваемые деяния, как физического лица, так и юридического лица.

4. Среди важных особенностей, определяющих международные стандарты в сфере ответственности за деяния, посягающие на интересы службы в коммерческих организациях, согласно Конвенции следует обратить внимание на:

а) Возможность соучастия в рассматриваемых преступлениях. Следовательно, ответственности может подлежать не только лицо непосредственно совершающие деяние, но и также подстрекатель, пособник или сообщник.

б) Ответственность должна наступать не только за оконченное преступление, но и за приготовление и покушение на него в соответствии с нормами национального права. Таким образом, в Конвенции подчеркивается повышенная общественная опасность рассматриваемых преступлений.

в) В Конвенции фактически содержится указание на исключительно умышленный характер преступлений, посягающих на интересы службы в коммерческих организациях. Об этом свидетельствует наличие умысла, намерения и осознания, как обязательных элементов рассматриваемых составов преступлений. Таким образом, в Конвенции содержатся рекомендации по ограничению ответственности за преступления, совершенные в рассматриваемой сфере.

Важным документом, определяющим стандарты ответственности за преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях, является Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию[7]. Среди важных положений, содержащихся в данном документе, отметим следующие:

Среди уголовно-правовых мер, принимаемых на национальном уровне, согласно Конвенции, отмечаются следующие:

а) Установление ответственности за активный подкуп в частном секторе: каждая Сторона принимает такие законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для того, чтобы квалифицировать в качестве уголовных преступлений в соответствии с ее внутренним правом обещание, предложение или предоставление, прямо или косвенно, в ходе осуществления коммерческой деятельности какого-либо неправомерного преимущества каким-либо лицам, которые руководят предприятиями частного сектора или работают в них в том или ином качестве, для самих себя или любых других лиц, с тем чтобы эти лица совершили действия или воздержались от их совершения в нарушение своих обязанностей.

б) Установление ответственности за пассивный подкуп в частном секторе: каждая Сторона принимает такие законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для того, чтобы квалифицировать в качестве уголовных преступлений в соответствии с ее внутренним правом испрашивание или получение, прямо или косвенно, в ходе осуществления коммерческой деятельности какими-либо лицами, которые руководят предприятиями частного сектора или работают в них в том или ином качестве, какого-либо неправомерного преимущества или обещания этого преимущества для самих себя или любых других лиц, или принятие предложения или обещания такого преимущества за совершение или несовершение каких-либо действий в нарушение своих обязанностей.

в) Установление ответственности за отмывание денег, связанных с коррупцией: каждая Сторона принимает такие законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для того, чтобы квалифицировать в качестве уголовных преступлений в соответствии с ее внутренним правом поведение, упомянутое в пунктах 1 и 2 статьи 6 Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (СЕД N 141)), при упомянутых в ней обстоятельствах, когда основное правонарушение состоит в совершении любого из уголовных преступлений, квалифицированных в качестве таковых в соответствии со статьями 2 - 12 настоящей Конвенции, если только Сторона не сделала оговорку или заявление в отношении этих преступлений или не рассматривает такие преступления в качестве тяжких для целей своего законодательства, касающегося отмывания доходов.

г) Установление ответственности за преступления, касающиеся операций со счетами: каждая Сторона принимает такие законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для того, чтобы квалифицировать в качестве преступлений, подлежащих уголовному или иному наказанию в соответствии с ее внутренним правом, следующие преднамеренные действия или бездействие, цель которых совершить, сокрыть или представить в ложном свете обстоятельства преступлений, упомянутых в статьях 2-12, если только Сторона не сделала соответствующую оговорку или заявление: оформление или использование счета-фактуры или любого другого бухгалтерского документа или отчета, содержащего ложную или неполную информацию; противоправное незанесение в бухгалтерские книги платежной операции.

2) Особое внимание уделено уголовной ответственности юридических лиц: каждая Сторона принимает такие законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для обеспечения того, чтобы юридические лица могли быть привлечены к ответственности в связи с совершением уголовных преступлений, заключающихся в активном подкупе, использовании служебного положения в корыстных целях и отмывании денег, квалифицированных в качестве таковых в соответствии с настоящей Конвенцией и совершенных в интересах любого физического лица, действующего в своем личном качестве или в составе органа юридического лица, которое занимает ведущую должность в юридическом лице.

Еще одним важным документом Совета Европы в сфере противодействия преступлениям коррупционной направленности является Конвенция о гражданско-правовой ответственности за коррупцию (Страсбург, 4 ноября 1999 года)[8]. Заметим, что Россия не является участником данной Конвенции.

Среди важных положений, содержащихся в документе, следует обратить внимание на то, что согласно документу Каждая Сторона предусматривает в своем внутреннем праве следующие условия, которые должны быть выполнены для того, чтобы ущерб подлежал возмещению:

а) ответчик совершил или санкционировал акт коррупции или не предпринял разумные шаги для предотвращения акта коррупции;

b) истец понес ущерб; и

c) существует причинно-следственная связь между актом коррупции и нанесенным ущербом.

Каждая Сторона предусматривает в своем внутреннем праве, что если несколько ответчиков ответственны за ущерб, причиненный одним и тем же актом коррупции, то они будут нести солидарную и долевую ответственность.

Анализируя положения документов Совета Европы в сфере противодействия преступлениям коррупционной направленности, совершаемым в коммерческих организациях заметим следующее:

1. В рассматриваемых документах выделяется два самостоятельных вида юридической ответственности за коррупционные преступления: уголовная ответственность и гражданско-правовая ответственность. При этом, возможно одновременное установление и публично-правовой и частноправовой ответственности за одни и те же коррупционные правонарушения. Привлечение к уголовной ответственности не исключает возможности привлечения к гражданско-правовой ответственности. Однако для второго вида ответственности характерен более широкий перечень возможных субъектов такой ответственности. В частности, особо следует обратить внимание на возможность ответственности государства за коррупционные правонарушения, совершенные должностными лицами.

2. В документах Совета Европы указывается на ограниченный перечень уголовных правонарушений, связанных с посягательствами на интересы службы в коммерческих организациях, за совершение которых должна быть установлена уголовная ответственность:

а) активный подкуп в частном секторе, который предполагает не только передачу каких-либо финансовых благ и иных материальных ресурсов, но и их предложение;

б) пассивный подкуп в частном секторе, который предполагает, как получение каких-либо финансовых благ и иных материальных ресурсов, так и их испрашивание, истребование у иной стороны;

Помимо непосредственно подкупа, в документах Совета Европы специально оговаривается необходимость установления ответственности за вторичные преступления, связанные с коррупцией, в частности:

а) отмывание денег, связанных с коррупцией;

б) преступления, касающиеся операций со счетами.

3. В документах Совета Европы особо подчеркивается необходимость уголовной ответственности юридических лиц за коррупционные преступления. Данное положение в полной мере распространяется на преступления против интересов службы в коммерческих организациях. Таким образом, в отличие от документов ООН, в которых не указывается на природу такой ответственности, в документах Совета Европы подчеркивается приоритет уголовной ответственности за рассматриваемые преступления.

Помимо рассмотренных международных актов в сфере противодействия коррупционным преступлениям, совершаемым в частном секторе, важное значение с точки зрения установления международных стандартов противодействия рассматриваемым преступлениям, имеют документы Группы государств против коррупции (ГРЕКО), членом которой является Российская Федерация. Применительно к Российской Федерации (в соответствующем отчете о выполнении Российской Федерацией стандартов ГРЕКО) особое внимание уделено проблеме, связанной с обеспечением уголовной ответственности юридических лиц (Рекомендация ГРЕКО № 24). Ее полная реализация требует пересмотра не только законодательных, но и доктринальных подходов к установлению уголовной ответственности.

Отмечается, что для выполнения данной Рекомендации в Российской Федерации для введения уголовной ответственности юридических лиц необходимы не только пересмотр устоявшихся стереотипов, изменение концепции уголовного законодательства, но и решение других, более частных задач. Так, требует решения вопрос об определении физического лица (директор, бухгалтер, учредитель и т.д.), чьи действия будут обусловливать причастность юридического лица к коррупционному преступлению. Также необходимо подумать над вопросом о последствиях уголовной ответственности юридических лиц для владельцев акций и долей уставного капитала, не причастных к совершению коррупционных деяний.

Указанные обстоятельства объясняют позицию отечественного законодателя, установившего административную, а не уголовную ответственность юридических лиц за коррупционные правонарушения (ст. 19.28 КоАП РФ). Такой подход не вступает в противоречие с уголовно-правовой доктриной, обеспечивает большую оперативность привлечения к ответственности, позволяет дифференцировать правонарушения в зависимости от степени их опасности с большой вариативностью размеров административных наказаний. В частности, предусматривается возможность наложения административного штрафа за коррупционные правонарушения юридических лиц в размере до 100 млн. руб. (около 2,5 млн. евро)[9].

Также следует отметить ряд иных международных и региональных актов, связанных с противодействием коррупционным преступлениям, совершаемым в частном секторе. В частности, Модельный закон «Основы законодательства об антикоррупционной политике» (принят в г. Санкт-Петербурге 15.11. 2003 г.)[10] определяет основные направления развития законодательства о противодействии преступления коррупционной направленности на территории государств СНГ.

Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок (принята в Париже, 17 декабря 1997 года)[11] закрепляет основы ответственности за коррупционные преступления, совершаемые в процессе международной торговли.

В целом, оценивая международные акты в сфере противодействия преступлениям коррупционной направленности в коммерческих организациях, следует обратить внимание на ряд аспектов:

1. Природа юридической ответственности за преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях.

Исходя из международных документов, можно сделать однозначный вывод о необходимости установления в национальном праве уголовной ответственности за коррупционные преступления. К таковым относится и целый ряд правонарушений, совершаемых в частном секторе, и прежде всего, посягающих на интересы службы в коммерческих организациях. При этом установление уголовной ответственности не исключает, согласно нормам международного права, возможности привлечения виновного лица к иным видам юридической ответственности. Прежде всего, речь идет о гражданско-правовой ответственности, которая предполагает не только ответственность физического или юридического лица, но также возможную ответственность за коррупционные преступления должностных лиц.

Таким образом, в международном праве отдается приоритет уголовной ответственности за преступления коррупционной направленности в коммерческих организациях. При этом не исключается возможность привлечения к иным видам юридической ответственности (гражданско-правовой).

2. Деяния, признаваемые как преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях.

В международных документах нет единого подхода к перечню преступлений, которые следует признавать в качестве коррупционных, совершаемых в частном секторе. В документах ООН предусматривается более широкий подход, согласно, которому таковыми признаются:

а) Подкуп в частном секторе;

б) хищение имущества в частном секторе.

При этом, как хищение в частном секторе понимается хищение в ходе экономической, финансовой или коммерческой деятельности лицом, которое руководит работой организации частного сектора или работает, в любом качестве, в такой организации, какого-либо имущества, частных средств, или ценных бумаг, или любого другого ценного предмета, находящихся в ведении этого лица в силу его служебного положения.

Следует отметить, что хищение имущества в частном секторе отчасти является формой злоупотребления полномочиями лица, что также является посягательством на интересы службы в коммерческой организации.

В Конвенции Совета Европы принят более узкий подход, согласно которому преступлениями в рассматриваемой сфере являются только активный и пассивный подкуп.

При этом во всех международных документах особо отмечается значение вторичной преступной деятельности, как обязательного продолжения преступлений коррупционной направленности, совершаемых в коммерческих организациях. К таковым деяниям в нормах международного права относятся: отмывание преступных доходов, приобретенных в результате коррупционных преступлений и преступления, касающиеся операций со счетами.

Таким образом, в международном праве как преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях рассматриваются:

а) подкуп в частном секторе всегда;

б) хищение в частном секторе (при широком подходе);

в) отдельно рассматривается вторичная преступная деятельность (отмывание преступных доходов, приобретенных в результате коррупционных преступлений и преступления, касающиеся операций со счетами), как обязательное звено преступлений против интересов службы в коммерческих организациях

3. Проблема ответственности юридических лиц за преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях.

В международном праве не сложилось единого подхода к решению проблемы ответственности юридических лиц за преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях. Документы ООН предполагают возможность выбора отдельными государствами того, какой должна быть ответственности юридических лиц (уголовная, административная и/или гражданско-правовая). Однако в документах Совета Европы прямо указывается на уголовную ответственность юридических лиц за рассматриваемые преступления. При этом не исключается и гражданско-правовая ответственность юридических лиц за преступления против интересов службы в коммерческих организациях.

Во всех международных документах признается, что привлечение к ответственности юридического лица за преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях не исключает возможность привлечения к ответственности физического лица за то же деяние.

Таким образом, применительно к вопросу ответственности юридических лиц:

а) в международном праве не решен однозначно вопрос о природе ответственности юридических лиц за преступления коррупционной направленности, совершаемые в коммерческих организациях; при этом в ряде международных документов (регионального характера) уголовная ответственность обозначена как приоритетная;

б) привлечение к ответственности юридического лица не исключает возможность привлечения к ответственности физического лица за то же деяние.

4. Вопросы ответственности за соучастие в преступлениях коррупционной направленности, совершаемых в коммерческих организациях и за неоконченное преступление; вина в преступлениях коррупционной направленности, совершаемых в коммерческих организациях.

В международном праве однозначно решены вопросы о возможности соучастия в преступлениях коррупционной направленности, совершаемых в коммерческих организациях и о неоконченном преступлении.

Помимо лица, непосредственно совершающего преступление, ответственности так же подлежат сообщники, пособники и подстрекатели. Данное уточнение имеет особую важность ввиду того, что субъект рассматриваемых преступлений должен обладать, как правило, определёнными дополнительными характеристиками, т.е. быть специальным.

Так же в международном праве однозначно решен вопрос о возможности покушения на преступления против интересов службы в коммерческих организациях. В документах указывается на возможность участников рассматриваемых Конвенций установить ответственность за покушения на данные преступления.

Вопрос о форме вины в международно-правовых актах так же детально оговорён. В частности, в них подчёркивается, что деяние должно носить исключительно умышленный характер и лицо должно осознавать и иметь намерение совершить рассматриваемые деяния.

Таким образом, в международном праве содержатся следующие требования:

а) помимо исполнителя преступления ответственности подлежат сообщники, пособники и подстрекатели;

б) может быть установлена ответственность за покушения на подкуп в частном секторе и хищения в частном секторе;

в) деяние должно носить исключительно умышленный характер и лицо должно осознавать и иметь намерение совершить рассматриваемые деяния.

Отдельного внимания заслуживает вопрос имплементации международных стандартов в сфере противодействия исследуемым преступлениям в российское уголовное законодательство. В теории уголовного права отмечается, что имплементация норм международного права в сфере борьбы с коррупцией является важной составляющей формирования глобального антикоррупционного порядка, а также необходимым условием эффективной борьбы с коррупцией на национальном уровне[12]. Анализ показывает, что законодательству практически всех государств присущи фрагментация имплементируемых положений международных актов, их выборочный характер, значительно снижающий успешность правореализации[13].

Применительно к проблеме имплементации международно-правовых стандартов противодействия преступлениям коррупционной направленности, совершаемым в коммерческих организациях в российское уголовное законодательство, заметим, что большинство отмеченных положений реализованы в рамках УК РФ. В частности, отдается приоритет уголовной ответственности за преступления против интересов службы в коммерческих организациях; подкуп в частном секторе рассматривается, как преступление против интересов службы в коммерческих организациях; помимо исполнителя преступления ответственности подлежат сообщники, пособники и подстрекатели; может быть установлена ответственность за покушения на данные преступления; деяние должно носить исключительно умышленный характер и лицо должно осознавать и иметь намерение совершить рассматриваемые деяния. Данный фактор, как представляется, свидетельствует о том, что в целом в российское уголовное законодательство имплементирована большая часть международных стандартов противодействия преступлениям коррупционной направленности. Однако, дополнительного исследования заслуживает вопрос о возможности уголовной ответственности юридических лиц за коррупционные преступления, совершаемые в коммерческих организациях. Данному вопросу будет уделено особое внимание в процессе исследования признаков субъекта данных преступлений.

Еще один вопрос имплементации международных стандартов в исследуемой области связан с тем, что оконченным преступлением с позиции международных соглашений признается как высказанное намерение предоставить или принять неправомерное преимущество, так и его предоставление либо принятие, т. е. совершение действий в подтверждение этих намерений. В соответствии с международными конвенциями уголовно наказуемо не только само деяние, но и обнаружение намерения (умысла) его совершить[14]. Такой подход неприемлем для российского уголовного законодательства, поскольку не соответствует закрепленному в российском уголовном законе подходу к установлению формы вины за совершенное деяние.

Библиография
1.
Декларация Организации Объединенных Наций о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях (официальный текст) [Электронный ресурс] URL : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/bribery.shtml
2.
Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции [Электронный ресурс] URL : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml
3.
Швецов А. В. Международно-правовые аспекты борьбы с коррупцией // Вестник Марийского государственного университета. Серия «Исторические науки. Юридические науки». – 2015. – С. 108-110.
4.
Никоноров Е. А., Никонорова Ю. В. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции, как источник нормативно-правового регулирования противодействия коррупции в России // Вестник Московского университете МВД России. – 2016. – № 1. – С. 99.
5.
Суханов В. А. 10 лет Конвенции против коррупции: успехи и вызовы // Власть. – 2013. – № 10. – С.181-184.
6.
Богуш Г. И. Коррупция и международное сотрудничество по борьбе с ней: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2004. – С. 10-12
7.
Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года (официальный текст) [Электронный ресурс] URL : https://www.coe.int/fr/web/conventions/search-on-states/-/conventions/rms/090000168007f58c
8.
Конвенция Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию (официальный текст) [Электронный ресурс] URL : http://docs.cntd.ru/document/901858911
9.
Механизм оценки антикоррупционных стандартов ГРЕКО [Электронный ресурс] URL : https://sao.mos.ru/doc/6.%20ГРЕКО.doc
10.
Модельный закон «Основы законодательства об антикоррупционной политике» (принят в г. Санкт-Петербурге 15.11. 2003 г.) //Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств. 2004. N 33. С. 225-260.
11.
Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок (принята в Париже, 17 декабря 1997 года) [Электронный ресурс] URL : http://www.mid.ru/diverse/-/asset_publisher/zwI2FuDbhJx9/content/konvencia-po-bor-be-s-podkupom-inostrannyh-dolznostnyh-lic-pri-osusestvlenii-mezdunarodnyh-kommerceskih-sdelok-organizacii-ekonomiceskogo-sotrudnicest
12.
Филатова В. В. Международные стандарты противодействия коррупции // Право и современные государства. – 2015. – № 3. – С. 55-59.
13.
Хабриева Т. Я. Коррупция и право: доктринальные подходы к постановке проблемы // Журнал российского права. – 2012. – № 6. – С. 5-7.
14.
Ваулина Т. И. Ответственность за коррупционные преступления: международный и уголовно-правовой аспекты // Российское право: образование, практика, наука. – 2016. – № 6. – С. 37-40.
References (transliterated)
1.
Deklaratsiya Organizatsii Ob''edinennykh Natsii o bor'be s korruptsiei i vzyatochnichestvom v mezhdunarodnykh kommercheskikh operatsiyakh (ofitsial'nyi tekst) [Elektronnyi resurs] URL : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/bribery.shtml
2.
Konventsiya Organizatsii Ob''edinennykh Natsii protiv korruptsii [Elektronnyi resurs] URL : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml
3.
Shvetsov A. V. Mezhdunarodno-pravovye aspekty bor'by s korruptsiei // Vestnik Mariiskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya «Istoricheskie nauki. Yuridicheskie nauki». – 2015. – S. 108-110.
4.
Nikonorov E. A., Nikonorova Yu. V. Konventsiya Organizatsii Ob''edinennykh Natsii protiv korruptsii, kak istochnik normativno-pravovogo regulirovaniya protivodeistviya korruptsii v Rossii // Vestnik Moskovskogo universitete MVD Rossii. – 2016. – № 1. – S. 99.
5.
Sukhanov V. A. 10 let Konventsii protiv korruptsii: uspekhi i vyzovy // Vlast'. – 2013. – № 10. – S.181-184.
6.
Bogush G. I. Korruptsiya i mezhdunarodnoe sotrudnichestvo po bor'be s nei: dis. … kand. yurid. nauk. – M., 2004. – S. 10-12
7.
Konventsiya Soveta Evropy ob ugolovnoi otvetstvennosti za korruptsiyu ot 27 yanvarya 1999 goda (ofitsial'nyi tekst) [Elektronnyi resurs] URL : https://www.coe.int/fr/web/conventions/search-on-states/-/conventions/rms/090000168007f58c
8.
Konventsiya Soveta Evropy o grazhdansko-pravovoi otvetstvennosti za korruptsiyu (ofitsial'nyi tekst) [Elektronnyi resurs] URL : http://docs.cntd.ru/document/901858911
9.
Mekhanizm otsenki antikorruptsionnykh standartov GREKO [Elektronnyi resurs] URL : https://sao.mos.ru/doc/6.%20GREKO.doc
10.
Model'nyi zakon «Osnovy zakonodatel'stva ob antikorruptsionnoi politike» (prinyat v g. Sankt-Peterburge 15.11. 2003 g.) //Informatsionnyi byulleten'. Mezhparlamentskaya Assambleya gosudarstv-uchastnikov Sodruzhestva Nezavisimykh Gosudarstv. 2004. N 33. S. 225-260.
11.
Konventsiya po bor'be s podkupom inostrannykh dolzhnostnykh lits pri osushchestvlenii mezhdunarodnykh kommercheskikh sdelok (prinyata v Parizhe, 17 dekabrya 1997 goda) [Elektronnyi resurs] URL : http://www.mid.ru/diverse/-/asset_publisher/zwI2FuDbhJx9/content/konvencia-po-bor-be-s-podkupom-inostrannyh-dolznostnyh-lic-pri-osusestvlenii-mezdunarodnyh-kommerceskih-sdelok-organizacii-ekonomiceskogo-sotrudnicest
12.
Filatova V. V. Mezhdunarodnye standarty protivodeistviya korruptsii // Pravo i sovremennye gosudarstva. – 2015. – № 3. – S. 55-59.
13.
Khabrieva T. Ya. Korruptsiya i pravo: doktrinal'nye podkhody k postanovke problemy // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2012. – № 6. – S. 5-7.
14.
Vaulina T. I. Otvetstvennost' za korruptsionnye prestupleniya: mezhdunarodnyi i ugolovno-pravovoi aspekty // Rossiiskoe pravo: obrazovanie, praktika, nauka. – 2016. – № 6. – S. 37-40.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"