Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психологическое воздействие на допрашиваемого как условие получения правдивых показаний
Черевко Иван Михайлович

кандидат педагогических наук

доцент, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Институт права и экономики

398002, Россия, Липецкая область, г. Липепцк, ул. Гагарина, 35 А

Cherevko Ivan Mikhailovich

PhD in Pedagogy

assiciate professor of the Department of Criminal Procecure and Forensics at Institute of Law and Economics

398002, Russia, Lipetsk Region, Lipeptsk, Gagarin's str., 35 A

mipe48@mail.ru
Никонович Сергей Леонидович

доктор юридических наук

профессор, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Институт права и экономики

398002, Россия, Липецкая область, г. Липепцк, ул. Гагарина, 35 А

Nikonovich Sergei Leonidovich

Doctor of Law

professor of the Department of Criminal Procedure and Forensics at Institute of Law and Economics

398002, Russia, Lipetsk Region, Lipeptsk, Gagarin's str., 35 A

trapezunt@yandex.ru
Бекетов Валерий Алексеевич

старший преподаватель, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Институт права и экономики

398002, Россия, Липецкая область, г. Липецк, ул. Гагарина, 35 А

Beketov Valeriy Alekseevich

senior researcher of the Department of Criminal Procedure and Forensics at Institute of Law and Economics

398002, Russia, Lipetsk Region, Lipetsk, Gagarin's str., 35 A

bek-lipetsk@yandex.ru
Аннотация. Предметом исследования является психологическое воздействие следователя на допрашиваемого (подозреваемого, обвиняемого, свидетеля) в целях получения правдивых показаний. Объектом рассмотрения выступает процедура допроса. Акцент сделан на проникновении во внутренний (психический) мир человека в целях его переформатизации и побуждения к действиям в нужном следователю плане. Особое внимание уделено тактике выведывания скрываемой (психологически охраняемой) информации. Обращено внимание на соблюдение динамики осуществления психологического воздействия посредством движения от поверхностных слоёв психики к глубинным подструктурам. Методологическую основу исследования составляет теория психического отражения его механизмов и уровней. В статье использованы общенаучные и частнонаучиые методы познания. Общенаучные методы исследования представлены системно-структурным, сравнительным, формально-юридическим, статистическим методами. Прослеживается позиция авторов относительно чёткого размежевания предыстории допроса, где могут присутствовать как законные, так и противозаконные способы принуждения, и самой процедуры допроса с преобладанием механизмов межличностного взаимодействия, позволяющих фиксировать не только поступки допрашиваемого, но и его реакции. В статье подчёркивается значение психодиагностики, оцениваются индивидуально-психологические особенности допрашиваемого, особенности психологического контакта, как частного случая психологического воздействия.
Ключевые слова: защитная доминанта, психологическая борьба, конфликт интересов, психологическое воздействие, следственная тактика допроса, психологическая составляющая допроса, допрос, когнитивный диссонанс, вербальные признаки, ложные показания
УДК: 343.98
DOI: 10.7256/2409-7810.2016.3.20395
Дата направления в редакцию: 16-09-2016

Дата рецензирования: 16-09-2016

Дата публикации: 01-10-2016

Abstract. The subject of the research is the psychological impact of the investigator on the interrogated (suspect, witness) to obtain objective evidence. The object of the article is an interrogation procedure. An emphasis is placed on the penetration into the inner (psychic) world of a person in order to reform it and make him act in the needed way. Particular attention is paid to tactics prying concealed (psychologically protected) information out of a person. The observance of the dynamics of the psychological impact through movement from the surface layers of the psyche to deep substructures is also under consideration. The methodological basis of the study is made by the theory of mental reflection of mechanisms and levels. In this article general scientific and specific scientific methods of cognition are used. General scientific methods of the research are represented by systemic structural, comparative, formal and legal, statistical methods. The authors pursue a clear position concerning disengagement history interrogation where both legal and illegal methods of coercion may be used, and the procedure of interrogation itself with the predominance of interpersonal interaction mechanisms allowing to fix not only the actions of the interrogated but his reactions. The article emphasizes the importance of psycho-diagnostics, evaluates individually psychological traits of the person questioned, peculiarities of a psychological contact as a special case of the psychological impact.

Keywords: cognitive dissonance, protective dominant, psychological operations, competitive interests, psychological effect, fact-finding interrogation, psychological component of the interrogation, questioning, verbal signs, false testimony

Основу автономии человека составляют его достоинство и самоуважение. Свободный человек – это человек, верный себе, поэтому в естественных условиях трудно предсказать его реакции. Даже близкое знакомство с человеком позволяет со значительной долей вероятности прогнозировать его поступки, но не реакции, обусловленные подсознательными побуждениями (фиксированными установками, стереотипами, привычками и т.п.). В то же время особые условия, затрудняющие проявление спонтанности (допрос, нахождение в ИВС) облегчают прогнозирование не только поступков, но и реакций [5, с.10].

В ходе допроса следователь должен учитывать сказанное.

При возникновении угрозы личной целостности у человека включаются механизмы самозащиты, в связи с чем, следователь часто оказывается в ситуации психологической борьбы, конфликта интересов [9, с.129-130].

Как показывает практика, поведение подследственных в 70% случаев направлено на противодействие расследованию (уклонение, сопротивление, препятствие). Около 30% лиц, из числа занявших негативную позицию, оказывали противодействие до конца расследования [7, с.148-150]. Отказывающийся от сотрудничества со следствием допрашиваемый, нередко, является единственным источником доказательственной информации. С учетом этого законодатель строго регламентирует психологическое воздействие на участников уголовного процесса [11, с.200].

Опираясь на закономерности функционирования психики, полагаем, что защитная доминанта, имеющаяся у допрашиваемого, имеет определенную уязвимость в силу того, что чрезмерная направленность психической активности повышает чувствительность ко всему, что охраняется оборонительной позицией. В этой связи считается аксиоматичным утверждение, что успешно воздействовать можно на тех, кто изначально готов слушать или, как минимум, нейтрален. Следовательно, первый шаг в ходе рабочего этапа допроса, заключается в установлении психологического контакта с допрашиваемом лицом.

Любое межличностное общение предполагает взаимное психологическое воздействие друг на друга. Допрос, являясь коммуникативным процессом, невозможен без оказания психологического воздействия, которое может исходить как от следователя, так и от допрашиваемого.

Под психологическим воздействием понимается активное, целенаправленное, методически подготовленное и инструментально оснащенное вмешательство во внутренний (психический) мир допрашиваемого, опосредовано приводящее к добровольному выбору линии поведения [3, с.77-78]. Из приведенной дефиниции очевидно отличие психологического воздействия от домогательства признания, которое изначально исключает волеизъявление допрашиваемого.

Сущность психологического воздействия заключается в том, что, используя тактические приёмы воздействия, следователь пытается воздействовать на допрашиваемого с целью склонения последнего к сотрудничеству со следствием.

Основу психологического воздействия составляет психодиагностика, оценивающая индивидуально-психологические особенности допрашиваемого, его текущие психические состояния. На этой основе осуществляется воздействие на допрашиваемого, устанавливается психологический контакт, направленный на урегулирование межличностных отношений, изменение функционирования психики допрашиваемого, ослабление ее способности к сопротивлению.

Значительная часть научных и научно-методических изданий в контексте допроса рассматривает метод принуждения, как посягательство на свободу волеизъявления допрашиваемого (процессуальное задержание, избрание меры пресечения, привод, освидетельствование, обыск) не исключая пороки в виде пыток, унижения человеческого достоинства, шантажа и т.п.

Исходя из оценки допроса, как наиболее психологизированного следственного действия, полагаем справедливым отнесение всех перечисленных процессуальных действий к предыстории допроса. В ходе процедуры допроса происходит взаимодействие посредством механизмов прямой и обратной связи между коммуникатором (следователем) и реципиентом (допрашиваемым). Психологическое воздействие не является физическим, хотя имеет внешнее по отношению к допрашиваемому происхождение. Это «проникновение» во внутренний мир человека с целью перестройки его взглядов, отношений, состояний. Другими словами, степень психологического воздействия на допрашиваемого определяется изменением его состояния [3, с.80].

Оказать психологическое воздействие возможно только передавая информацию. Оно предполагает логическое воздействие на сознание допрашиваемого, так как силовое давление «слабых» ломает, а «сильных» -побуждает к сопротивлению. Поэтому успешность психологического воздействия во многом определяется соблюдением динамики его осуществления: первичное воздействие на наиболее подвижные (поверхностные) слои психики с последующим проникновением в глубинные подструктуры [8].

Основными целями психологического воздействия, по нашему мнению, являются:

- помощь в воспоминании причинно-следственных связей исследуемого события, которые могут быть восстановлены неполно или неверно истолкованы;

- побуждение вескими аргументами к организации своего поведения в нужном правоохранительным органам направлении;

- помощь в изменении мотивации поведения посредством вызова определенного эмоционального состояния, изменения направленности мыслительных операций, разрушения сложившихся социальных установок и стереотипов восприятия окружающей действительности.

- психологическое разоружение противодействующего лица, устранение базиса личной защиты;

- содействие пониманию порочности и бесперспективности избранных средств противодействия.

Импровизация при допросе допустима, но она должна быть в рамках закона при сохранении собственного достоинства как следователя, так и допрашиваемого.

С учётом изложенного, представляется уместным остановиться на внутренних (психических) предпосылках смены линии поведения допрашиваемого. В случае отказа от сотрудничества со следствием у допрашиваемого «включается» механизм защитной доминанты, временно господствующего в коре головного мозга очага возбуждения, который дезактивирует другие импульсы, придавая поведению определенную направленность. Но одновременное присутствие в головном мозге двух доминант исключается, поэтому возникает задача замены защитной доминанты более благоприятствующей конструктивному взаимодействию [10, с.129-130]. Механизм этой замены предполагает внедрение в сознание допрашиваемого когнитивного диссонанса – противоречивых знаний, мнений по поводу происходящего, переживаемых как дискомфорт и побуждающих допрашиваемого к избавлению от одного из представлений либо формированию нового, способствующего установлению истины по уголовному делу.

Утрату допрашиваемым психического равновесия можно использовать под влиянием когнитивного диссонанса для выведывания у него интересующих следствие сведений, предполагающего побуждение к неосознанной передаче «охраняемой» сознанием информации. Выведывание рассчитано на получение ответов на вопросы, которые напрямую задавать нельзя. В его основе лежит бессознательный уровень психического отражения, когда первичный анализ и отбор поступающей в головной мозг информации при определённом состоянии психики может реализовываться мгновенно с более поздним осознанием её смысла. Это способствует ослаблению настороженности допрашиваемого, снятию психологической защиты «деликатной» информации [10, с.126].

Важным условием успешности выведывания является «подстройка» под допрашиваемого (соответствие его позе, жестам, манере общения, темпоральным характеристикам речи и телодвижений и т.п.), позволяющая следователю расположить к себе допрашиваемого, следуя закономерности: человек не может негативно относиться к своему «отражению».

В процессе выведывания полезно учитывать «эффект края», когда запоминается информация, поступившая в начале и в конце беседы, и забывается то, что было в ее середине. В этой связи «закрытую» тематику рекомендуем обсуждать в середине беседы, а заканчивать её отвлеченными фразами [6, с.170].

Различают следующие способы выведывания:

  1. Словесно-репродукционный – побуждение субъекта к непроизвольным высказываниям. Этому способствуют приемы:

- демонстрация предметов, «оживляющих» в памяти соответствующие образы и побуждающие к непроизвольным реакциям. При этом демонстрируемый предмет должен ассоциироваться по сходству, смежности или контрасту с интересующими следствие событиями, а сама процедура демонстрации быть естественной и оправданной ситуацией;

- использование смежной темы в разговоре с «захватом» образов из области неактуализированной информации. Важно, чтобы тема была не слишком близкой к интересующему следователя вопросу во избежание активизации настороженности допрашиваемого, и не излишне отдаленной от выясняемого вопроса, вызывающей в памяти образы, высказывания о которых не несут интересующей следствие информации;

- использование наводящих (нейтральных) вопросов, имеющих личностную значимость для допрашиваемого, поэтому побуждающих его к обсуждению интересующих следствие событий;

- выказывание видимого равнодушия к желанию допрашиваемого обсудить волнующую его тему (для чего важно установить отношения доверительности и вовремя почувствовать «переполненность» допрашиваемого сведениями);

- высказывание неточных или ложных заявлений, рассчитанных на эмоциональные и импульсивные натуры, считающие себя знатоками в интересующей следствие сфере деятельности (но неточное (ложное) заявление может иметь действенное значение при условии, что оно очерчено в основном правильно, а искаженной является лишь отдельная деталь).

2. Моторно-репродуктивный способ – создающий условия привычной деятельности в целях побуждения к автоматизированным действиям, например, ведущая рука ловит неожиданно брошенный предмет.

При взаимодействии с сознательным уровнем психики допрашиваемого большое значение имеет система вопросов следователя, как тактическое средство правомерного психологического воздействия. Не случайно, Иммануил Кант отмечал, что «умение ставить разумные вопросы есть уже важный и необходимый признак ума или проницательности» [4]. Психологическое воздействие на допрашиваемого оказывает не только содержание вопросов, но и их последовательность.

С тактической точки зрения требования к постановке вопросов следующие:

- системность, последовательность, соотнесённая с логическими этапами решения следственных задач;

- смысловая однозначность, не допускающая двусмысленного толкования, предположительных ответов;

- лаконичность, конкретность, простота конструкции, относимость к одному из исследуемых эпизодов;

- исключение возможности извлечения из содержания вопроса информации, необходимой для ответа;

- учет культурно-образовательного уровня допрашиваемого, компетентности в сфере жизнедеятельности, интересующей следствие.

По содержанию вопросы делятся на дополняющие – направленные на устранение пробелов в показаниях; уточняющие (детализирующие) – конкретизирующие полученные сведения; напоминающие – направленные на оживление в памяти допрашиваемого ассоциаций; контрольные –проверяющие полученные сведения, и изобличающие – сопровождающиеся предъявлением достоверных доказательств, опровергающих показания допрашиваемого [2, с.889-890].

Сверхзадача допроса – скрытая идея, определяемая намерениями следователя, состоит в том, чтобы вооружить допрашиваемого желанием и возможностью действовать с ощущением правды, прилагая собственную силу воли и мудрость. Во взаимодействии следователя с допрашиваемым создается энергоинформационная волна, которая через подсознание побуждает допрашиваемого к желаемым следствию поступкам. Психологическая сущность этого механизма заключается в том, что мысли материализуются в словах, каждое из которых передает энергию через звук, а сочетание букв, через вибрацию [1, с.49-50].

Убедительность управляющего психологического воздействия способна увлечь допрашиваемого, но, чтобы его убедить, следователь, прежде всего, должен быть убежден сам в искренности и благородстве собственных побуждений.

В предыдущих публикациях мы неоднократно подчеркивали, что провозглашенная братьями Вайнерами «Эра милосердия», еще не наступила, но применение в практике расследования преступлений знаний в области психологии, педагогики, риторики и других человековедческих наук совершенствует профессионализм и результативность работы следователей, тем самым приближая поставленную цель.

Библиография
1.
Афанасьева А.А., Никонович С.Л. Психологические особенности личности следователя // Право, экономика и общество в современной России. Материалы первой научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Липецк, 2003. С. 48 – 50.
2.
Бекетов В.А. Особенности способов подготовки и совершения краж готовой продукции, совершенных группой лиц с металлургических предприятий // Право и политика. 2009. № 4. С. 888-892.
3.
Бекетов В.А., Никонович С.Л. Критерии разграничения «завуалированных видов» психологического принуждения с тактическими приемами при допросе // Таврический научный обозреватель. 2016. № 3(8). С. 77 – 80.
4.
Кант И. Цитаты [Электронный ресурс]. URL: http://tsitaty.com/%D1%86% D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B0/146430 (дата обращения: 06.09.2016).
5.
Лекторский В.А. Возможны ли науки о человеке? // Вопросы философии. 2015. № 5. С. 3 – 15.
6.
Никонович С.Л. Некоторые аспекты проблем организации взаимодействия следователя с оперативными службами ОВД и других спецслужб при расследовании преступлений, совершаемых в сфере незаконного оборота драгоценных металлов и драгоценных камней // Вестник Московского университета МВД России. 2011. № 2. С. 171-175.
7.
Пушков В.Г. Специфика психологического воздействия в следственной практике. // Психологический журнал. Том 18. № 1. 1997. С. 146 – 156.
8.
Скориков Д.Г., Бирюков С.Ю., Аминов Д.И., Галузо В.Н., Никонович С.Л., Эриашвили Н.Д. Методика расследования преступлений экстремистской направленности: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по направлению подготовки «Юриспруденция». М., 2015. C. 45.
9.
Черевко И.М., Кидинов А.В. Опорный конспект по общей, юридической психологии и педагогике. Липецк, 2015. С. 124 – 139.
10.
Черевко И.М., Никонович С.Л., Бекетов В.А. О некоторых психологических особенностях допроса как следственного действия в российской федерации // Аграрное и земельное право. 2016. № 5 (137). С. 125 – 130.
11.
Черевко И.М., Никонович С.Л., Шаевич А.А. Психологические основы коммуникативной стороны профессиональной деятельности следователя // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2016. № 7-1 (69). С. 198 – 201.
12.
Седых Н.С. Роль информационно-психологического воздействия в подготовке террористов-смертниов // Психология и Психотехника. - 2013. - 10. - C. 981 - 991. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.10.9377.
13.
Манойло А.В. Технология реализации программы
социальной адаптации военнослужащих // Национальная безопасность / nota bene. - 2013. - 4. - C. 556 - 567. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.4.2401.
14.
Манойло А.В. Психологические операции в рейдерских войнах // Национальная безопасность / nota bene. - 2013. - 3. - C. 464 - 470. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.3.2475.
References (transliterated)
1.
Afanas'eva A.A., Nikonovich S.L. Psikhologicheskie osobennosti lichnosti sledovatelya // Pravo, ekonomika i obshchestvo v sovremennoi Rossii. Materialy pervoi nauchno-prakticheskoi konferentsii studentov, aspirantov i molodykh uchenykh. Lipetsk, 2003. S. 48 – 50.
2.
Beketov V.A. Osobennosti sposobov podgotovki i soversheniya krazh gotovoi produktsii, sovershennykh gruppoi lits s metallurgicheskikh predpriyatii // Pravo i politika. 2009. № 4. S. 888-892.
3.
Beketov V.A., Nikonovich S.L. Kriterii razgranicheniya «zavualirovannykh vidov» psikhologicheskogo prinuzhdeniya s takticheskimi priemami pri doprose // Tavricheskii nauchnyi obozrevatel'. 2016. № 3(8). S. 77 – 80.
4.
Kant I. Tsitaty [Elektronnyi resurs]. URL: http://tsitaty.com/%D1%86% D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B0/146430 (data obrashcheniya: 06.09.2016).
5.
Lektorskii V.A. Vozmozhny li nauki o cheloveke? // Voprosy filosofii. 2015. № 5. S. 3 – 15.
6.
Nikonovich S.L. Nekotorye aspekty problem organizatsii vzaimodeistviya sledovatelya s operativnymi sluzhbami OVD i drugikh spetssluzhb pri rassledovanii prestuplenii, sovershaemykh v sfere nezakonnogo oborota dragotsennykh metallov i dragotsennykh kamnei // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii. 2011. № 2. S. 171-175.
7.
Pushkov V.G. Spetsifika psikhologicheskogo vozdeistviya v sledstvennoi praktike. // Psikhologicheskii zhurnal. Tom 18. № 1. 1997. S. 146 – 156.
8.
Skorikov D.G., Biryukov S.Yu., Aminov D.I., Galuzo V.N., Nikonovich S.L., Eriashvili N.D. Metodika rassledovaniya prestuplenii ekstremistskoi napravlennosti: uchebnoe posobie dlya studentov vuzov, obuchayushchikhsya po napravleniyu podgotovki «Yurisprudentsiya». M., 2015. C. 45.
9.
Cherevko I.M., Kidinov A.V. Opornyi konspekt po obshchei, yuridicheskoi psikhologii i pedagogike. Lipetsk, 2015. S. 124 – 139.
10.
Cherevko I.M., Nikonovich S.L., Beketov V.A. O nekotorykh psikhologicheskikh osobennostyakh doprosa kak sledstvennogo deistviya v rossiiskoi federatsii // Agrarnoe i zemel'noe pravo. 2016. № 5 (137). S. 125 – 130.
11.
Cherevko I.M., Nikonovich S.L., Shaevich A.A. Psikhologicheskie osnovy kommunikativnoi storony professional'noi deyatel'nosti sledovatelya // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2016. № 7-1 (69). S. 198 – 201.
12.
Sedykh N.S. Rol' informatsionno-psikhologicheskogo vozdeistviya v podgotovke terroristov-smertniov // Psikhologiya i Psikhotekhnika. - 2013. - 10. - C. 981 - 991. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.10.9377.
13.
Manoilo A.V. Tekhnologiya realizatsii programmy
sotsial'noi adaptatsii voennosluzhashchikh // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2013. - 4. - C. 556 - 567. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.4.2401.
14.
Manoilo A.V. Psikhologicheskie operatsii v reiderskikh voinakh // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2013. - 3. - C. 464 - 470. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.3.2475.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"