Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
О необходимости установления уголовной ответственности для юридических лиц за сексуальное насилие над детьми
Букалерова Людмила Александровна

доктор юридических наук

профессор, кафедра уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, Российский университет дружбы народов (РУДН)

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, каб. 346

Bukalerova Lyudmila Aleksandrovna

Doctor of Law

Professor, Department of Criminal Law and Criminal Process of the Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, kab. 346

l_a_buka@mail.ru
Атабекова Анастасия Анатольевна

доктор филологических наук

профессор, кафедра иностранных языков юридического факультета, РУДН

115280, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, оф. 411

Atabekova Anastasiya Anatol'evna

Doctor of Philology

Professor at the Peoples' Friendship University of Russia, Department of Foreign Languages

115280, Russia, Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, of. 411

aaatabekova@gmail.com
Симонова Мария Александровна

кандидат педагогических наук

доцент, кафедра административного права, РУДН

115280, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2, оф. 36

Simonova Mariya Aleksandrovna

PhD in Pedagogy

Associate Professor at the Peoples' Friendship University of Russia, Department of Administrative Law

115280, Russia, Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2, of. 36

criminal_law@mail.ru
Аннотация. Как и во многих странах мира в России одной из проблем в сфере детства является распространенность семейного неблагополучия, жестокого обращения с детьми и всех форм насилия в отношении детей. В статье предложен ряд рекомендаций российскому законодателю об имплементации положений Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений, заключенной в г. Лансароте 25.10.2007 г., которую Россия ратифицировала Федеральным законом от 07.05.2013 г. N 76-ФЗ. Для подготовки статьи авторами были использованы следующие методологические основы: совокупность общенаучных и специальных методов познания социально-правовой действительности. Методологический базис исследования представлен диалектическим методом с присущими ему требованиями объективности, всесторонности, историзма, конкретности истины. Из числа общенаучных методов исследования использовались методы анализа, синтеза, сравнения, измерения. В качестве частнонаучного метода применялся метод сравнительно-правовой. Согласно статье 26 Конвенции, юридические лица несут ответственность за преступления, совершенные в корыстных целях. К ним относятся: детская порнография, сексуальная эксплуатация и сексуальное насилие. В Российской Федерации не первый год активно обсуждается проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц», подготовленный следственным комитетом РФ. В этой связи считаем, что при введении института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц следует обратить внимание на сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних, совершенные юридическими лицами.
Ключевые слова: насилие, дети, уголовная ответственность, юридические лица, конвенция, Лансароте, следственный комитет, проект закона, имплементация, защита детей
DOI: 10.7256/2409-7810.2015.3.15986
Дата направления в редакцию: 26-07-2015

Дата рецензирования: 27-07-2015

Дата публикации: 23-08-2015

Abstract. As in many countries in the world, one of the problems of childhood in Russia is a prevalence of problem families, cruel treatment of children and all forms of abuse of children. The article presents a range of recommendations for the Russian legislator about implementation of the provisions of the Council of Europe Convention on Protection of Children against Sexual Exploitation and Sexual Abuse, “the Lanzarote Convention” of 25.10.2007, ratified by Russia in the Federal Law of 07.05.2013 № 76-FZ. The methodology of the research is a set of general scientific and special methods of cognition. The methodology is based on the dialectical method with its requirements of objectivity, comprehensiveness, historicity, and distinctiveness of the truth. Among general scientific methods the authors use the methods of analysis, synthesis, comparison and measurement. As the special method the comparative legal method is used. According to the article 26 of the Convention, a legal person can be held liable for an offence established in accordance with this Convention, committed for its benefit. Among these offences are child pornography, sexual exploitation and sexual abuse. The bill of the Federal Law “On Amendments to Particular Legislative Acts of the Russian Federation after the introduction of criminal liability of legal persons” has been discussed in Russia for several years. Thereupon the authors suppose that it is necessary to pay special attention to sexual offences against children committed by legal persons. 

Keywords: investigative committee, Lanzarote, convention, legal persons, criminal liability, children, abuse, bill, implementation, child protection

В Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 годы, утвержденной Указом Президента РФ от 01.06.2012 № 7611 разработана с учетом положений Стратегии Совета Европы по защите прав ребенка на 2012 - 2015 годы, одной из основных проблем в сфере детства названа распространенность семейного неблагополучия, жестокого обращения с детьми и всех форм насилия в отношении детей.

Одним из важнейших направлений реализации этой стратегии считаем имплементацию положений Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений" (CETS N 201), заключенной в г. Лансароте 25.10.2007 г. Россия ратифицировала данный документ с оговорками (Федеральный закон от 07.05.2013 г. N 76-ФЗ).

Существенная проблема не только России, но и многих стран мира - не установление уголовной ответственности для юридических лиц в целом, и, в частности, за сексуальное насилие над детьми. В положениях Конвенции это называется «корпоративная ответственность», и речь идет о преступлениях, за которые понесет уголовную ответственность юридическое лицо за действия, совершенные от их имени, каким - либо лицом, занимающим руководящий пост

Статья 26 Конвенции «Ответственность юридических лиц» предусматривает: «1. Каждая из Сторон принимает необходимые законодательные или иные меры с целью обеспечить возможность привлечения юридического лица к ответственности за преступление, признанное таковым в соответствии с настоящей Конвенцией, совершенное в его интересах любым физическим лицом, действовавшим либо самостоятельно, либо в составе какого-либо органа этого юридического лица, когда такое физическое лицо занимает руководящее положение в рамках этого юридического лица в силу:

a) права представлять это юридическое лицо;

b) полномочий принимать решения от имени этого юридического лица;

c) полномочий осуществлять контроль в рамках этого юридического лица.

2. Помимо случаев, уже предусмотренных в пункте 1, каждая из Сторон принимает необходимые законодательные или иные меры с целью обеспечить возможность привлечения юридического лица к ответственности в тех случаях, когда отсутствие надзора или контроля со стороны физического лица, указанного в пункте 1, сделало возможным совершение преступления, признанного таковым в соответствии с настоящей Конвенцией, в интересах этого юридического лица каким-либо физическим лицом, действовавшим по его поручению».

Таким образом, международный акт предусматривает четыре условия для привлечения к ответственности: во-первых, совершение одного из преступлений, указанных в Конвенции. Во-вторых, преступление должно быть совершено в пользу предприятия. В-третьих, преступление должно быть совершено человеком, занимающим руководящее положение в рамках этого юридического лица. В-четвертых, человек, занимающий руководящее положение, действовал на основании своих полномочий (либо представлял организацию, либо принимал решения или осуществлял контроль), подтверждая, что данный человек действовал в соответствии со своими полномочиями, которые предусматривают ответственность юридического лица. Пункт 2 предусматривает, что Стороны могут наложить ответственность на юридическое лицо, если преступление совершено в тех случаях, когда отсутствие надзора или контроля со стороны физического лица, указанного в пункте 1, сделало возможным совершение преступления, признанного таковым в соответствии с настоящей Конвенцией, в интересах этого юридического лица каким-либо физическим лицом, действовавшим по его поручению. Необходимыми условиями для привлечения к ответственности являются: 1) совершение преступления сотрудником или агентом юридического лица; 2) преступление было совершено в пользу предприятия; 3) совершение преступления стало возможным вследствие отсутствия контроля за сотрудником или агентом со стороны должностного лица.

В этом контексте отсутствие контроля следует интерпретировать, как непринятие надлежащих и разумных мер для предотвращения участия в преступной деятельности сотрудников от имени организации.

Из пункта 4 становится ясно, что корпоративная ответственность не исключает индивидуальной ответственности. В каждом конкретном случае могут быть обязательства на нескольких уровнях одновременно - например, ответственность одного из органов юридического лица, ответственность юридического лица в целом и индивидуальная ответственность в связи с одним или другим.

В законодательстве стран - членов Комитета сторон Лансаротской Конвенции действуют положения о корпоративной ответственности юридических лиц, которые распространяются и на преступления, связанные с насилием в отношении несовершеннолетних (см. например, пп.2 и 3 раздела 3 Федерального Закона Австрии Verbandsverantwortlichkeitsgesetz [1], ст. 31 бис Органического закона Испании 5/2010[2]).

Юридические лица могут оказаться в кругу доверия ребенка в таких областях, как образование, здравоохранение, социальная защита, судебные и правоохранительные органы, а также областях, связанных со спортом, культурой и досугом. К сожалению,до настоящего времени в мировой практике не достаточно опубликованных уголовных дел, приговоров, связанных с участием юридических лиц в подобного рода преступлениях. В качестве примеров судебных решений о корпоративной ответственности юридических лиц за ненадлежащее исполнение своих функциональных обязанностей и отсутствие должного контроля применительно к делам о сексуальном насилии в отношении несовершеннолетних можно упомянуть примеров из национальной и международной судебной практики.

Приведем три, так в 2015 г. Судья Верховного суда провинции Британская Колумбия (Канада) П.Уолкер вынес решение о признании ответственности Министерства провинции по делам детей и развития семьи виновными в злоупотреблении властью, нарушении стандартов лечения и фидуциарных обязанностей по делу г. JP – матери четверых детей, которая неоднократно и безрезультатно предпринимала попытки заставить действовать Министерство провинции по делам детей и развития семьи, сообщая о фактах физического и сексуального насилия в отношении по крайней мере 3-х из ее 4-х детей со стороны биологического отца детей[3].

В 2014 г. окружной судья США Т. Кэмпбелл вынес решение о признании ответственности начальной школы Robertson County Schools за ненадлежащее исполнения сотрудниками своих обязанностей в деле о случаях сексуального насилия и злоупотреблений в отношении несовершеннолетних[4]. А Европейский суд по правам человека вынес обвинительные решения в отношении государств и по делам, в которых истцы заявили о сексуальных преступлениях, имевших место на территории государственных учреждений в отношении несовершеннолетних со стороны представителей государственных учреждений (полиции) Турции[5].

Можно предположить, что физическое лицо может организовать юридическое лицо как место, куда можно привлечь детей с целью совершения над ними сексуального насилия, например спортивную секцию, театральный кружок. Считаем, что в таких случаях юридические лица обязательно должны нести уголовную ответственность.

Юридические лица также могли бы нести ответственность по делам сексуального насилия в отношении детей, совершенного сотрудником в ходе своей деятельности и злоупотребившего своей принадлежностью к кругу доверия. Такие дела должны были бы подпадать под действие статьи 26 Лансаротской Конвенции за недолжное осуществление руководства и контроля за сотрудниками, если юридическое лицо не вмешивается, не сообщает о фактах или покрывает действия своих сотрудников. Юридические лица могли бы также привлекаться к ответственности, если соответствующие сотрудники уже осуждались за сексуальную эксплуатацию и сексуальное насилие в отношении детей и не прошли тщательного контроля со стороны юридического лица при приеме на работу.

Необходимо учитывать, что согласно статье 26 Конвенции, юридические лица несут ответственность за преступления, совершенные в корыстных целях. К ним относятся: детская порнография, сексуальная эксплуатация и сексуальное насилие.

В Российской Федерации не первый год активно обсуждается проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц», подготовленный следственным комитетом РФ[6].

По мнению Председателя Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкина в настоящее время масштаб преступлений, совершаемых в интересах или с использованием юридических лиц, позволяет утверждать, что в России окончательно сформировался качественно новый вид преступности – преступность юридических лиц (зарубежный аналог данного термина «преступность корпораций» или «корпоративная преступность»)[7].

В этой связи считаем, что при введении института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц следует обратить внимание на сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних, совершенные юридическими лицами[8].

Библиография
1.
Austria, Lanzarote Committee, Reply to General Questionnaire http://www.coe.int/t/dghl/standardsetting/children/Austria_GeneralQuestionnaire_en.pdf.
2.
Spain, Lanzarote Committee Reply to General Questionnaire http://www.coe.int/t/dghl/standardsetting/children/Spain_GeneralQuestionnaire_en.pdf.
3.
J.P. v. British Columbia (Children and Family Development),2015 BCSC 1216, date 2015.07.14, docket: S118923, http://www.courts.gov.bc.ca/jdb-txt/SC/15/12/2015BCSC1216.htm.
4.
Nicole Young, Robertson Schools ruled liable in child sex abuse case http://www.tennessean.com/story/news/local/robertson/2014/11/29/robertson-schools-ruled-liable-east-robertson-elementary-sex-abuse-case/19677003.
5.
Aydın v. Turkey, no. 23178/94, 25 September 1997, Salmanoglu and Polttas v. Turkey, no. 15828/03, 17 March 2009, Ahmet Özkanet and Others v. Turkey, no. 21689/93, 6 April 2004, http://www.echr.coe.int/Documents).
6.
Проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц»http://sledcom.ru/documents/Obsuzhdenija_zakonoproektov/item/1133/
7.
Комментарий к подготовленному в СК России проекту федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц» // http://sledcom.ru/document/1135.
8.
Букалерова Л.А., Гаврюшкин Ю.Б. К вопросу о введении института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц // Пробелы в российском законодательстве. 2012. №4.
References (transliterated)
1.
Austria, Lanzarote Committee, Reply to General Questionnaire http://www.coe.int/t/dghl/standardsetting/children/Austria_GeneralQuestionnaire_en.pdf.
2.
Spain, Lanzarote Committee Reply to General Questionnaire http://www.coe.int/t/dghl/standardsetting/children/Spain_GeneralQuestionnaire_en.pdf.
3.
J.P. v. British Columbia (Children and Family Development),2015 BCSC 1216, date 2015.07.14, docket: S118923, http://www.courts.gov.bc.ca/jdb-txt/SC/15/12/2015BCSC1216.htm.
4.
Nicole Young, Robertson Schools ruled liable in child sex abuse case http://www.tennessean.com/story/news/local/robertson/2014/11/29/robertson-schools-ruled-liable-east-robertson-elementary-sex-abuse-case/19677003.
5.
Aydın v. Turkey, no. 23178/94, 25 September 1997, Salmanoglu and Polttas v. Turkey, no. 15828/03, 17 March 2009, Ahmet Özkanet and Others v. Turkey, no. 21689/93, 6 April 2004, http://www.echr.coe.int/Documents).
6.
Proekt Federal'nogo zakona «O vnesenii izmenenii v nekotorye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v svyazi s vvedeniem instituta ugolovno-pravovogo vozdeistviya v otnoshenii yuridicheskikh lits»http://sledcom.ru/documents/Obsuzhdenija_zakonoproektov/item/1133/
7.
Kommentarii k podgotovlennomu v SK Rossii proektu federal'nogo zakona «O vnesenii izmenenii v nekotorye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v svyazi s vvedeniem instituta ugolovno-pravovogo vozdeistviya v otnoshenii yuridicheskikh lits» // http://sledcom.ru/document/1135.
8.
Bukalerova L.A., Gavryushkin Yu.B. K voprosu o vvedenii instituta ugolovno-pravovogo vozdeistviya v otnoshenii yuridicheskikh lits // Probely v rossiiskom zakonodatel'stve. 2012. №4.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"