Статья 'Первые профессиональные балетные студии и школы во Владивостоке в начале 1920-х гг. ' - журнал 'PHILHARMONICA. International Music Journal' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
PHILHARMONICA. International Music Journal
Правильная ссылка на статью:

Первые профессиональные балетные студии и школы во Владивостоке в начале 1920-х гг.

Крыловская Изабелла Ильинична

кандидат искусствоведения

доцент, кафедра камерного ансамбля и концертмейстерского класса, Дальневосточный государственный институт искусств

690091, Россия, Приморский Край край, г. Владивосток, ул. Петра Великого, 3 А

Krylovskaya Izabella Il'inichna

PhD in Art History

Associate Professor at the Department of Chamber Ensemble and Accompanier Class of the Far Eastern State Institute of Arts

690091, Russia, Primorskii Krai krai, g. Vladivostok, ul. Petra Velikogo, 3 A

belcanto@bk.ru

DOI:

10.7256/2453-613X.2019.3.29094

Дата направления статьи в редакцию:

27-02-2019


Дата публикации:

17-07-2019


Аннотация.

Предметом исследования являются особенности развития хореографического искусства во Владивостоке в начале 1920-х гг. Это практически неизученная область в истории музыкальной культуры российского Дальнего Востока. В результате миграционных процессов после революций 1917 г. и Гражданской войны во Владивостоке сосредотачиваются значительные творческие силы. Открываются балетные студии и школы, появляются преподаватели хореографического искусства. Руководители и учащиеся этих школ и студий активно включаются в театральную жизнь города, внося разнообразие в репертуарные афиши театров и иллюзионов. Опираясь на данные периодики, автор реконструирует события, связанные с развитием хореографического искусства во Владивостоке. При этом выявляются имена танцовщиков и педагогов балета, изучаются события концертной жизни, анализируются материалы публицистики. Знакомство с деятельностью хореографических школ и студий Владивостока в начале 1920-х гг. позволило сделать выводы об их приоритете в постановке целостных балетных спектаклей, о первенстве в исполнении классических и романтических балетов во Владивостоке, продолжающих лучшие традиции отечественной балетной школы, о стимулировании появления первых критических публикаций о балете в местной периодике. Все перечисленные обстоятельства способствовали поддержанию интереса к балетному искусству во Владивостоке и в дальнейшем.

Ключевые слова: балет, отечественная балетная школа, история балета, хореографическое искусство, педагоги балета, балетные школы, балетные студии, балет во Владивостоке, балетный театр, музыкальная культура Владивостока

Abstract.

The research subject is the peculiarities of the development of choreography in Vladivostok in the early 1920s. This area of the history of music culture of the Russian Far East is poorly studied. In the result of migration processes after the 1917 revolutions and the Civil War, large creative forces concentrated in Vladivostok. Ballet studios and schools opened, choreography teachers appeared. Heads and students of those schools and studios were actively involving in theatral life of the city, adding variety to the lists of productions. Based on the periodicals, the author reconstructs the events connected with the development of choreography in Vladivostok. The author reveals the names of ballet dancers and choreographers, studies concert events, analyzes journalist materials. The research of the work of choreography schools and studios of Vladivostok of the early 1920s helps conclude about their primary role in the production of integral ballet plays, about the priority in the performance of classical and romantic ballets in Vladivostok carrying on the traditions of the Russian ballet school, about stimulating the appearance of the first critical publications about the ballet in local press. All the above mentioned circumstances promoted and supported the further interest in ballet art in Vladivostok. 
 

Keywords:

ballet studios, ballet schools, teachers of the ballet, choreographic art, ballet history, domestic ballet school, ballet, the ballet in Vladivostok, ballet theater, musical culture of Vladivostok

Первые профессиональные балетные студии

и школы во Владивостоке в начале 1920-х гг.

Владивосток после революций 1917 г. и Гражданской войны стал пристанищем творческой интеллигенции, бежавшей сюда в поисках спокойной жизни или возможности эмиграции. Артистическая среда города значительно пополнилась представителями различных театральных профессий. Как следствие — театральная жизнь Владивостока в этот период становится очень насыщенной и многообразной. Актуальность и необходимость её всестороннего поэтапного изучения диктуется, в том числе, недостаточной изученностью и состоянием источниковой базы.

В настоящей работе мы сосредоточили внимание на деятельности артистов балета отечественной академической школы во Владивостоке во времена Дальневосточной республики (далее ДВР) и первых лет нахождения в составе советской Дальневосточной области (ДВО1) в начале 1920-х гг.2 В условиях отсутствия архивных документов и публикаций по интересующей теме, ценными источниками для исследования стали материалы местных периодических изданий. Большинство из них впервые вводятся в научный оборот. Изучение и анализ источников определи задачи настоящей работы: выявление имён наиболее значимых для художественной жизни Владивостока танцовщиков и педагогов в начале 1920-х гг., систематизация и обобщение сведений об их деятельности во Владивостоке в этот период, обзор критических публикаций во владивостокской периодике3, посвящённых балету. Решение задач позволит реконструировать целостную картину истории развития академического хореографического искусства во Владивостоке, как одного из крупных культурных центров Дальнего Востока России в начале 1920-х гг.

Артисты балета работали на российском Дальнем Востоке в различных театральных антрепризах, кабаре и варьете уже с конца XIX столетия. Однако высококвалифицированные танцовщики, целенаправленно начинавшие здесь педагогическую деятельность, начинают приезжать сюда с 1920 г.4 Именно в это время во Владивостоке появляется одна из первых хореографических студий. Открыла её балерина и педагог из Петрограда Н. К. Куличевская. Менее чем через полгода корреспондент газеты «Голос Родины» под псевдонимом «Балетоман» назвал эту студию единственной серьёзной балетной школой на Дальнем Востоке [6, с. 4]. Подтверждением такой оценки может служить информация о спектаклях, целиком поставленных силами учащихся этой студии. О первом из них сообщал анонс в газете «Красное знамя». В воскресенье 19 декабря 1920 г. в городском театре «Золотой Рог» состоялся утренник, в первом отделении которого студией хореографического искусства «заслуженной артистки» (как указано в анонсе) К. Н. Куличевской исполнялся балет на сюжет В. А. Апира и музыку П. Шеффера «Добрый гений», а во втором — балетный дивертисмент5 (Ил. 1).

_.1

Ил. 1. Анонс первого балетного спектакля студии хореографического искусства К. Н. Куличевской в газете «Красное знамя». № 250. 19 декабря 1920 г .

К сожалению, подробностей об этом спектакле в периодике не обнаружилось. Тем не менее, значимость его для театральной жизни Владивостока очевидна. В дореволюционной театральной афише приморской столицы до 19 декабря 1920 г. не встречаются сведения о самостоятельных балетных постановках6 . Спектакль студии К. Н. Куличевской становится первым таким событием, к тому же осуществлённым силами учащихся.

Следующий спектакль своей студии Куличевская подготовила через четыре месяца. Состоялся он 12 апреля 1921 г. в Пушкинском театре Владивостока (бывшее Собрание приказчиков)7 (Ил. 2).

_.2

Ил. 2. Объявление о втором балетном спектакле студии хореографического искусства К. Н. Куличевской. Газета «Голос Родины». № 455. 10 апреля 1921 г.

После второго ученического спектакля в газете «Голос Родины» появилась рецензия упомянутого «Балетомана», которую можно смело считать первой критической статьёй на балетную постановку в периодике Владивостока. В ней сообщалось о программе ученического вечера, состоявшего из двух частей: балет «Шопениана» и дивертисмент. «Шопениане» суждено было стать первым романтическим бессюжетным балетом, исполненным во Владивостоке. Дивертисмент состоял из десяти танцев, некоторые из которых, как писал корреспондент, ставились раньше, но вновь «всегда приятно посмотреть в хорошем исполнении» [6, с. 4]. Перечислялись следующие танцы: «Жар-птица и Иван Царевич», «Рыбак и жемчужина», «Маркитанки», «Ноктюрн», «Испанский», «Гавот». Замечания рецензента свидетельствовали о его компетентности в тонкостях хореографической техники: «”Ноктюрн” был бы и вполне хорош, если бы только г-жа Апир твёрдо помнила, как её учили делать арабески». В целом, исполнением «Шопенианы» и новых танцев рецензент остался доволен и отметил, что ученицы тщательно подготовились и сделали всё, что могли, и большего от них требовать было нельзя. Однако внешний вид исполнительниц (причёски и костюмы) вызвал резкие замечания. Об отсутствии вкуса, небрежности и непонимании специфики сцены, как считал корреспондент, свидетельствовали коленкоровые пачки8, отсутствие украшений на них или их бледность. Самый большой промах, создавший «уклон к шантану», допустила одна из учениц, выступившая «в такой прозрачной тюнике9, что у нея просвечивали ноги»10 [Там же]. Завершая рецензию, корреспондент пожелал ученикам школы Куличевской «твёрдо помнить, что выступая перед публикой, они служат искусству, а потому от них и требуется вдумчивое и дисциплинированное к нему отношение» [Там же, с. 5].

После апрельских спектаклей о студии К. Н. Куличевской во владивостокской периодике сведений не встречается. Полагаем, что она могла выехать за границу из-за произошедшего в мае 1921 г. военного переворота во Владивостоке и начавшихся после этого партизанских волнений в Приморье.

Дальневосточная театральная критика начала 1920-х гг. отличалась профессиональностью суждений и взыскательностью. Корреспонденты хорошо разбирались в особенностях различных областей театрального искусства и были беспощадны к проявлениям исполнительской халтуры, что часто наблюдалось в гастрольной практике на периферии. Яркий пример тому — рецензия в газете «Голос Родины» 17 апреля 1921 г. корреспондента «А.Ж.» на концертные выступления во владивостокском кинотеатре «Золотой Рог» «известной прима-балерины русской оперы» В. Г. Кельцевой и «солиста Народного дома в Петрограде и балетмейстера»11 Жан-Вилль. Рецензент сразу констатировал, что реклама гастролёров оказалась раздутым мыльным пузырём. Исполняемые «примабалериной» и «балетмейстером» танцы — «Молитва жреца», «Танец факелов» и «Дуэт русского танца» из балета «Конёк-Горбунок» (Ц.Пуни) — «показали убогую бездарность, банальное безвкусие исполнителей» [1, с. 4]. В «Молитве жреца» совершенно не было понятно, какому культу она совершалась, и какое отношение к ней имели «индогреческие» костюмы, исполненные по информации из анонса академиком Коровиным: «Для кого и зачем Коровин заказывал эти костюмы? – составляет безграмотную тайну рекламистов» [Там же]. Русский танец из балета «Конёк-Горбунок», по мнению рецензента, был назван так «для пущей важности», потому что модные ботинки с французским каблучком и трико на балерине не имели никакого отношения к русскому стилю, так же, как и расхваливающая исполнителей самореклама. Корреспондент полагал, что подобные выступления могут удовлетворять только вкусам малокультурной и разношёрстной публики, вроде той, что посещает иллюзионы: «Бусы, кокошник, сарафан и высокие каблучки с трико могут сойти за русский стиль только у кинематографической публики, которая всегда со всем согласна и всем довольна, что бы ей ни показывали, лишь бы можно было сидеть в театре в галошах и шапках» [Там же]. По поводу качества самого танца было написано, что кроме поклонов и бестолкового беганья по сцене в нём ничего не было.

Новые балетные студии и школы появляются во Владивостоке с ноября 1922 г., когда фактически окончилась Гражданская война, произошло воссоединения ДВР с советской Россией, и была образована Дальневосточная область (ДВО). Тогда же в ноябре 1922 г. свою балетную школу во Владивостоке открыл артист Варшавских правительственных театров В. Я. Люзинский. Во Владивостоке танцовщик уже бывал проездом (возможно, по пути в Китай или обратно) в конце июля 1915 г. В газете «Далёкая окраина» за 26 и 31 июля 1915 г. появились два анонса, извещающих о бенефисе «балетмейстера артиста Варшавских Правительственных Театров В. Я. Люзинского»12. Специально для бенефицианта, как извещал анонс, 31 июля 1915 г. впервые во Владивостоке была поставлена «нашумевшая оперетта» в одном действии «Счастливчик Беппо» авторов «М.Франчич и Л.Ф.»13.

Подробности о деятельности В. Я. Люзинского во Владивостоке в 1922 г. можно извлечь лишь из анонсов и упоминаний в информационных заметках в связи с концертами в городских театрах или учебных заведениях. Сбор начальной группы балета и салонных танцев школы Люзинского был объявлен 15 ноября 1922 г. Для обучающихся в учебных заведениях города предусматривалась 50%-я скидка при оплате хореографических занятий14 (Ил. 3).

_.3

Ил. 3. Объявление о наборе в балетную школу В. Я. Люзинского в газете «Красное знамя». № 43. 14 ноября 1922 г.

Танцовщики польского происхождения во Владивостоке работали и до приезда Люзинского. Так в 1907 г. в театре-варьете «Аполло» весь летний и зимний сезон выступал со своим польским ансамблем балетмейстер Я. Я. Доморадзский15. В 1921 г. любимец Владивостока Я. Доморадзский вместе с прима-балериной Е. Доморадзской вновь проездом посетили город с гастрольными выступлениями. В газетном анонсе их называли «известными артистами Варшавских правительственных театров»16. Из Приморья Я. и Е. Доморадзские выехали в Китай, а оттуда в Японию. Харбинский журнал «Рубеж» в 1929 г. писал, что балетмейстер Я. Доморадзский возглавил балетную труппу “Olimpia Folles” фирмы Шочикуза, имевшей до 500 театров [5, с. 14].

В. Я. Люзинский, возможно, принадлежал к балетной династии, представители которой работали в различных городах Российской империи. Б. И. Антонов приводя в своей книге хронику событий Санкт-Петербурга в 1914 г., цитирует рекламное объявление летнего театра «Буфф» из «Ведомостей Санкт-Петербургского градоначальства». В нём сообщается об оригинальной постановке в этом театре, осуществлённой 21 июля 1914 г. балетным коллективом под управлением А. М. Люзинского [4, с. 58]. В Томске, благодаря деятельности местного отделения Императорского русского музыкального общества, в сезон 1913/1914 гг. была поставлена опера А. Даргомыжского «Русалка». С. П. Вавилов и Я. В. Ткаленко в совместной статье указывают имя балетмейстера С. В. Люзинской (возможно, дочери В. Я. Люзинского), подготовившей несколько балетных пар для исполнения танцев русалок [7, с. 175]. С. Коган пишет о функционировании в 1920-х гг. в Одессе нескольких балетных студий, одной из которых руководила Люизинская (возможно, неверное написание фамилии Люзинской) [10, с. 10].

Балетная школа В. Я. Люзинского просуществовала во Владивостоке менее полугода. Её учащиеся 28 ноября 1922 г. исполнили балетный дивертисмент в концерте в пользу «двухнедельника красной армии» в Новом театре [12, с. 5]. 13 января 1923 г. они выступили на балу в гортеатре «Золотой Рог»17. 11 и 18 марта балетная школа приняла участие в двух благотворительных утренниках на той же сцене18. После этих анонсов имя В. Я. Люзинского больше не появляется на страницах владивостокской прессы. О его дальнейшей судьбе ничего не известно.

Другая балетная студия, появившаяся в конце 1922 г., была создана балериной и педагогом А. И. Булуевой-Áснык. Впервые упоминания о ней появились на страницах газеты «Далёкая окраина» ещё в 1916 г. в связи с проведением 11 августа в городском театре «Золотой Рог» благотворительного музыкально-хореографического вечера. В небольшой заметке сообщалось, что вечер устраивается известной в музыкальных кругах города пианисткой, чуткой исполнительницей произведений Шопена, Валентиной Юльевной Булуевой (вероятно, доводилась близкой родственницей балерине). А. Булуева, «неоднократно выступавшая в главных ролях в великосветских, благотворительных, балетных вечерах, пользующихся в Петрограде заслуженным успехом», во владивостокском концерте исполнила классические танцы [8, с. 3].

Покидала ли балерина Владивосток после этих событий или провела в нём период революций и Гражданской войны - установить невозможно. В 1922 г. у танцовщицы уже двойная фамилия, и сведения о ней, как о преподавательнице балета в Народной консерватории19 (открылась во время ДВР), впервые появляются в газете «Голос Родины» в декабре того же года. 4 декабря 1922 г. профсоюз «Всемедикосантруд» в зале Коммерческого училища Владивостока организовал концерт-бал в пользу красной армии. Булуева-Аснык исполнила в концертной программе два номера [2, с. 4]. Созданная ею балетная студия проработала во Владивостоке полтора года.

Знакомый по периодике начала 1920-х гг. корреспондент «А.Ж.» 28 апреля 1923 г. публикует рецензию на первый отчётный ученический балетный спектакль хореографической студии А. И. Булуевой-Аснык, состоявшийся в гортеаре «Золотой Рог» двумя днями ранее — 26 апреля. В газетном анонсе подробнейшим образом была прописана программа спектакля. В первой части вечера исполнялся балет в одном действии «Очарованный лес» на музыку Р. Дриго, а во второй — балет «Эвника» — хореографические инсценировки некоторых глав романа Г. Сенкевича «Камо грядеши». Музыку второй части спектакля скомпилировали из произведений Шопена, Скрябина, Шумана и Моцарта. Партию рояля в этом спектакле, как и в некоторых других, исполняла пианистка В. Ю. Булуева. Каждая картина постановки была расписана в анонсе по танцам, а в конце приводился полный список учеников студии, принимавших участие в исполнении обоих балетов (Ил. 4).

_.4

Ил. 4. Анонс отчётного спектакля хореографической студии А. И. Булуевой-Аснык 26 апреля 1923 года в газете «Красное знамя». № 811. 26 апреля.1923 г.20

Сама руководительница студии в обоих балетах исполнила главные партии. По мнению рецензента, она была убедительна как в лирической, так и в драматической роли. Отмечая значительную технику балерины, «А.Ж.» писал: «Её пуанты упруги и тверды, она обладает достаточной грацией и лёгкостью прыжков» [3, с. 5]. Спектакль студии демонстрировал результаты педагогической работы Булуевой-Аснык за пять месяцев. Рецензент справедливо замечал, что за столь короткий срок невозможно сделать значительных достижений и требовать от ученического спектакля демонстрации «необходимых эстетических возможностей». Тем не менее, нельзя не согласиться с автором рецензии, что Булуева-Аснык проделала очень большую работу за короткий срок, сумев поставить силами малоопытных танцовщиков классический балет Р. Дриго и собственный оригинальный балет: «В общем, была заметна большая и опытная работа хорошей преподавательницы балета А. И. Булуевой-Аснык» [Там же].

Последние анонсы выступлений студии А. И. Булуевой-Аснык, а также её сольных участий в концертах появляются на страницах газеты «Красное знамя» в апреле и мае 1924 г. Через год после первого ученического спектакля педагог представила на суд владивостокской публики новую программу, включавшую два балета. В газетном анонсе за 11 мая 1924 г. было написано, что в постановке Булуевой-Аснык, с участием её же в качестве прима-балерины и партнёра Герцо Виноградского, при участии лучших сил её студии (указаны 8 фамилий) представят: классический балет в одном действии «Эрос и Психея» и балет-демикарáктер21 «Жизель» в двух действиях22 (Ил. 5).

_.5

Ил. 5. Анонс спектакля студии А .И. Булуевой-Аснык 11 мая 1924 г. в Новом театре Владивостока. Газета «Красное знамя». № 1122. 11 мая 1924 г.

Что касается второго балета («Жизель»), то это, несомненно, балет композитора А. Адана — достаточно серьёзное произведение для студийцев. Профессиональные балетные труппы, которые гастролировали на российском Дальнем Востоке, начиная с 1924 г., практически всегда включали в репертуарную афишу этот балет. К сожалению, отсутствие во владивостокской периодике отзывов на ученическую постановку «Жизели», не позволяет оценить достижения учеников студии. Но сам факт исполнения этого балета — важное событие в музыкальной культуре Владивостока и в развитии хореографического искусства в нём.

Как мы писали выше, до революции на российском Дальнем Востоке не ставили самостоятельных балетных спектаклей. Поэтому, проанализировав хореографические постановки во Владивостоке23, начиная с 1917 г., мы убедились, что балет «Жизель» в 1924 г. был впервые показан здесь студией А. И. Булуевой-Аснык, кроме того, это был первый сюжетный романтический балет, поставленный на владивостокской сцене.

В отношении другой постановки — одноактного балета «Эрос и Психея», необходимо пояснить следующее: несмотря на то, что в анонсе написано — «классический балет», такое определение всё же следует отнести только к стилю хореографии. Все известные классические хореографические постановки на этот мифологический сюжет (на музыку Ж.-Б. Люлли и К. Кавоса) являются многоактными балетами. Полагаем, что владивостокский спектакль сочинила сама Булуева-Аснык. Музыка, как следует из анонса, была скомпилирована из сочинений Скрябина (похоронный марш из сонаты f-moll, вальс), Чайковского, Мошковского. В отношении музыки Скрябина реклама явно лгала, утверждая, что его произведения «первый раз в балетном мире в балетных постановках». Хотя бы потому, что в прошлогоднем спектакле студии Булуевой-Аснык в балете «Эвника» сочинения Скрябина уже звучали. Спектакль 11 мая 1924 г. был завершающим для этой хореографической студии. Последнее сольное выступление во Владивостоке балерины и педагога А. И. Булуевой-Аснык состоялось на сцене Нового театра 25 мая совместно с петроградскими оперными артистами в концерте-опере, который был дан в пользу местного госпиталя24.

В 1923 г. одновременно с В. Я. Люзинским и А. И. Булуевой-Аснык хореографию во Владивостоке преподаёт «артистка государственных театров» Л. К. Всеволодская. Её деятельность была связана с работой владивостокского просветительского общества «Маяк». При нём организовывали различные лектории по вопросам художественной культуры и любительские творческие студии, которыми руководили профессиональные артисты. Л. К. Всеволодская преподавала хореографию в театральной студии этого общества. Под её началом в концертах и спектаклях выступали балерины О. Дроздова, сёстры Тамара, Людмила и Валентина Данилевские. 13 января 1923 г. в помещении пакгауза 310 внизу улицы Суйфунской (ныне ул.Уборевича) состоялся первый большой концерт духового оркестра под управлением Ю. М. Тимофеева. В программе концерта, как сообщалось в анонсе, был заявлен балет «Принцесса снега», сочинённый и поставленный артисткой государственных театров Л. К. Всеволодской при участии балерин О. Дроздовой и сестёр Данилевских25. 28 мая по тому же адресу состоялся «большой экстраординарный вечер», в котором (судя по названию «Драма — опера — балет») были представлены ведущие жанры театрального искусства. Л. Всеволодская и ученицы её студии показали новую балетную постановку «Причуды весны».

Наиболее значимым в деятельности Л. Всеволодской был её бенефис 22 апреля 1924 г. В спектакле также приняли участие ученики музыкально-театральной студии общества «Маяк» и оркестр. Программа состояла из трёх частей и включала: балетный дивертисмент, оперу-гусельку в одном действии В. Пергамента «Сказка о премудром Ахромее и прекрасной Евпраксее». Но главное событие состояло в том, что открывался спектакль балетомв двух действиях «Тщетная предосторожность» с хореографией М. И. Петипа (по данным анонса26). Знаменитый балетмейстер осуществил эту постановку в Санкт-Петербурге для императорской труппы совместно с Л. И. Ивановым на музыку П. Гертеля. Судя по всему, с этой же музыкой балет был представлен и во Владивостоке. Как «Очарованный лес», и «Жизель», «Тщетная предосторожность» — это ещё один балет классического репертуара, поставленный на сцене Владивостока на несколько дней ранее балета Р. Дриго — 22 апреля. Вместе с тем, полагаем, что разница во времени исполнения этих двух балетов, мизерная, и будет справедливым констатировать, что оба педагога-хореографа — Л. К. Всеволодская и А. И. Булуева-Аснык, силами учеников своих балетных студий первыми познакомили публику Владивостока с классическими балетами, созданными в лучших традициях отечественной хореографии.

В настоящем исследовании мы систематизировали сведения о деятельности только четырёх наиболее известных хореографических школ и студий Владивостока и их наставников в период с 1920 по 1924 гг. Несмотря на то, что большинство информации мы почерпнули из газетных анонсов, её оказалось вполне достаточно, чтобы убедиться в востребованности этих школ и студий, стоявших у истоков профессионального хореографического образования во Владивостоке. Программы ученических спектаклей позволяют судить о высоком уровне педагогического мастерства наставников, сумевших за короткие сроки добиться значительных результатов и осуществить постановки самостоятельных балетов, без их «привязки», в большинстве случаев, к сборным концертным программам.

Спектакли балетных школ и студий начала 1920-х гг. стали совершенно новым явлением в музыкально-театральной практике Владивостока, пополнив афишу самостоятельными балетными постановками , осуществлёнными ученическими (т.е. непрофессиональными) коллективами. Тем не менее, эти спектакли имели большое значение для истории музыкального театра российского Дальнего Востока, а также для развития хореографического искусства во Владивостоке. Здесь были представлены все жанровые разновидности балета, характерные для его современной исполнительской практики: оригинальные балетные постановки с определёнными сюжетами на основе скомпилированного музыкального сопровождения; не очень масштабные, но известные и признанные балеты классического репертуара с хореографией основоположников академической отечественной балетной школы (М. Петипа и Л. Иванова); бессюжетный и сюжетный романические балеты, также получившие мировое признание. При этом стоит подчеркнуть, что классические и романтические балеты впервыебыли представлены владивостокской публике именно благодаря ученическим спектаклям хореографических школ и студий в начале 1920-х гг. Публика Владивостока при этом приобщалась к лучшим традициям отечественного балета.

Благодаря деятельности балетных школ и студий, в начале 1920-х гг. во владивостокской периодике появляются первые критические публикации, посвящённые балетному искусству . Написанные на высоком профессиональном уровне с хорошим знанием предмета, онивсецело способствовали воспитанию театральных вкусов, стимулировали интерес к балету и, следовательно, вносили свой вклад в развитие хореографического искусства во Владивостоке.

Примечания

1. Период с 1918 по 1922 гг. — это время существования Дальневосточной республики (ДВР), после установления Советской власти с 15 ноября 1922 г. по 4 января 1926 г. — Дальневосточная область (ДВО) — административно-территориальная единица, включавшая губернии: Приморскую, Амурскую, Приамурскую, Забайкальскую, Прибайкальскую и Камчатскую, и до 1923 г. — Бурято-Монгольскую автономную область.

2. Деятельность танцовщиков балета и балетных коллективов во второй половине 1920-х в начале 1930-х гг. на Дальнем Востоке СССР и в Китае представлена в статье автора [11].

3. В настоящей работе использованы материалы ведущих газет Владивостока первой половины 1920-х гг. — «Голос Родины» и «Красное знамя».

4. До революций 1917 г. на Дальнем Востоке России изредка проходили непродолжительные гастроли солистов балета императорских театров. В июне 1916 г., например, единственный концерт во Владивостоке дала Е. Гельцер.

5. Красное знамя. 1920. 19 декабря (№ 250). С. 1.

6. Хореографические пантомимы, дивертисменты или небольшие сочинённые постановки (как правило, с использованием компилированного музыкального материала) в дореволюционной практике Владивостока были частью сборной концертной программы театров, кабаре или варьете.

7.Голос Родины. 1921. 10 апреля (№ 455). С. 1.

8.Коленкор – род хлопчатобумажной сильно проклеенной ткани, употреблявшейся, главным образом, для книжных переплётов и подкладки в одежде. В традиционном балетном костюме пачка изготавливалась из нескольких слоёв лёгких «газовых» тканей — фатина, муслина или тарлатана.

9.Тюника или “tutu” — устное название женского балетного костюма (в т.ч. пачки), состоящего из корсажа и многослойной юбки.

10. Сохранено написание оригинала.

11.Из анонсов в газете «Голос Родины» за 1921 г. — № 455 (10 апреля, С.1), № 457 (12 апреля, С.1).

12.Далёкая окраина. 1915. 26 июля (№ 2664). С. 1; Далёкая окраина. 1915. 31 июля (№ 2649). С. 1.

13.Там же.

14.Красное знамя. 1922. 11 ноября (№ 43). С. 1.

15.Анонсы выступлений балетного ансамбля Доморадзского опубликованы в газете «Далёкая окраина» за июль, август и декабрь 1907 г. В июле этого же года им был сочинён и поставлен для вечера варьете балет-феерия в 3-х актах и 16 картинах «Горный дух и Золотая фея» с участием более 30 человек (Далёкая окраина. 1907. 1 июля (№77). С. 1).

16.Голос Родины. 1921. 22 января (№ 385). С. 1.

17.Голос Родины. 1923. 13 января (№ 893). С. 1.

18.Голос Родины. 1923. 10 марта (№ 944). С. 1.; Красное знамя. 1923. 18 марта (№ 778). С. 5.

19.В этой же Народной консерватории пианистка В. Ю. Булуева вела класс рояля.

20. Красное знамя. 1923. 26 апреля (№ 811). С. 5. Фамилия А. И. Булуевой-Аснык в анонсе написана с ошибкой — «Ба луева».

21.Демикарáктер — устаревший галлицизм (demi-caractère — буквально — полухарáктерный). Балет-демикарáктер (демихарáктерный) состоял из танцев, которые на техническом языке называли полухарáктерными. Их содержание основывалось на обыденных историях, они могли носить комический театральный характер либо основываться на любовных историях из жизни людей среднего состояния [9, с. 1561].

22.Красное знамя. 1924. 11 мая (№ 1122). С. 6.

23. Сведения за указанный период по Хабаровску — также крупному культурному центру российского Дальнего Востока, установить невозможно, поскольку в его периодике совершенно отсутствуют упоминания и о хореографических постановках, и о балетных школах и студиях.

24.Красное знамя. 1924. 21 мая (№ 1130). С. 3.

25.Голос Родины. 1923. 13 января (№ 893). С. 1.

26.Голос Родины. 1923. 20 апреля (№ 980). С. 1.

Библиография
1.
А. Ж. Гастроли гг. Кельцевой и Жан-Вилль [Театр и музыка] // Голос Родины. — 1921. — 17 апреля (№ 462). — С. 4.
2.
А. Ж. Зал Коммерческого училища. Концерт-бал в пользу красноармейца [Театр и музыка] // Голос Родины. — 1922. — 6 декабря (№ 858). — С. 4 – 5.
3.
А. Ж. Театр «Золотой Рог». Балетный спектакль [Театр и музыка] // Голос Родины. — 1923. — 28 апреля (№ 983). — С. 5.
4.
Антонов Б. И. Петербург — 1914 — Петроград. Хронологическая мозаика столичной жизни. — М.: Центрполиграф, 2014. — 146 с.
5.
Балетное искусство в Японии // Рубеж. — 1929. — № 8 (57). — С. 14.
6.
Балетоман. Балет [Театр и музыка] // Голос Родины. — 1921. — 24 апреля (№ 69). — С. 4 – 5.
7.
Вавилов С. П., Ткаленко Я. В. Оперные постановки томичей в 1900 – 1920-х гг. // Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствоведение. — 2018. — № 29. — С. 172 – 179.
8.
[Театр и музыка] // Далёкая окраина. — 1916. — 22 июля (№ 2992). — С. 3. ¬
9.
Епишкин Н. И. Исторический словарь галлицизмов русского языка. М.: ЭТС, 2010. 5140 с. [Электронный ресурс]. — URL: https://search.rsl.ru/ru/record/01006711216. — (дата обращения: 25.10.2018).
10.
Коган С. Балерина. К 100-летию со дня рождения солистки балета Одесского оперного театра Доры Алидорт // Тиква. — 2007. — 26 декабря (№ 559 (52)). — С. 10. [Электронный ресурс]. — URL: http://viknaodessa.od.ua/newspaper/news/?4699. — (дата обращения: 26.03.2018).
11.
Крыловская И. И. Танцовщики О. П. Манжелей и Б. А. Серов на российском Дальнем Востоке и в эмиграции // Вестник Академии русского балета им. А.Я.Вагановой. — СПБ. — 2018. — № 3 (56). — С.75 – 94.
12.
Новый театр А. С. Кеворкова. Концерт в пользу «двухнедельника красной армии» [Театр и музыка] // Голос Родины. — 1922. — 28 ноября (№ 850). — С. 5.
References (transliterated)
1.
A. Zh. Gastroli gg. Kel'tsevoi i Zhan-Vill' [Teatr i muzyka] // Golos Rodiny. — 1921. — 17 aprelya (№ 462). — S. 4.
2.
A. Zh. Zal Kommercheskogo uchilishcha. Kontsert-bal v pol'zu krasnoarmeitsa [Teatr i muzyka] // Golos Rodiny. — 1922. — 6 dekabrya (№ 858). — S. 4 – 5.
3.
A. Zh. Teatr «Zolotoi Rog». Baletnyi spektakl' [Teatr i muzyka] // Golos Rodiny. — 1923. — 28 aprelya (№ 983). — S. 5.
4.
Antonov B. I. Peterburg — 1914 — Petrograd. Khronologicheskaya mozaika stolichnoi zhizni. — M.: Tsentrpoligraf, 2014. — 146 s.
5.
Baletnoe iskusstvo v Yaponii // Rubezh. — 1929. — № 8 (57). — S. 14.
6.
Baletoman. Balet [Teatr i muzyka] // Golos Rodiny. — 1921. — 24 aprelya (№ 69). — S. 4 – 5.
7.
Vavilov S. P., Tkalenko Ya. V. Opernye postanovki tomichei v 1900 – 1920-kh gg. // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Kul'turologiya i iskusstvovedenie. — 2018. — № 29. — S. 172 – 179.
8.
[Teatr i muzyka] // Dalekaya okraina. — 1916. — 22 iyulya (№ 2992). — S. 3. ¬
9.
Epishkin N. I. Istoricheskii slovar' gallitsizmov russkogo yazyka. M.: ETS, 2010. 5140 s. [Elektronnyi resurs]. — URL: https://search.rsl.ru/ru/record/01006711216. — (data obrashcheniya: 25.10.2018).
10.
Kogan S. Balerina. K 100-letiyu so dnya rozhdeniya solistki baleta Odesskogo opernogo teatra Dory Alidort // Tikva. — 2007. — 26 dekabrya (№ 559 (52)). — S. 10. [Elektronnyi resurs]. — URL: http://viknaodessa.od.ua/newspaper/news/?4699. — (data obrashcheniya: 26.03.2018).
11.
Krylovskaya I. I. Tantsovshchiki O. P. Manzhelei i B. A. Serov na rossiiskom Dal'nem Vostoke i v emigratsii // Vestnik Akademii russkogo baleta im. A.Ya.Vaganovoi. — SPB. — 2018. — № 3 (56). — S.75 – 94.
12.
Novyi teatr A. S. Kevorkova. Kontsert v pol'zu «dvukhnedel'nika krasnoi armii» [Teatr i muzyka] // Golos Rodiny. — 1922. — 28 noyabrya (№ 850). — S. 5.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Замечания: Заглавие продублировано в тексте. «Балетная школа В. Я. Люзинского просуществовала во Владивостоке менее полугода. Её учащиеся 28 ноября 1922 г. исполнили балетный дивертисмент в концерте в пользу «двухнедельника красной армии» в Новом театре. 13 января 1923 г. они выступили на балу в гортеатре «Золотой Рог»17. 11 и 18 марта балетная школа приняла участие в двух благотворительных утренниках на той же сцене18. После этих анонсов имя В. Я. Люзинского больше не появляется на страницах владивостокской прессы. О его дальнейшей судьбе ничего не известно. » В. Я. Лозинский — очередной персонаж (отсчет начат с К. Н. Куличевской: «После апрельских спектаклей о студии К. Н. Куличевской во владивостокской периодике сведений не встречается. Полагаем, что она могла выехать за границу из-за произошедшего в мае 1921 г. военного переворота во Владивостоке и начавшихся после этого партизанских волнений в Приморье. »), вспыхивающий в свете рампы Владивостока и далее исчезающий во тьме. В целом высокий уровень изложения несколько снижается этой откровенной привязкой к месту, за пределами которого мир прекращает существование. Далее тем рампы продолжена: «Покидала ли балерина Владивосток после этих событий или провела в нём период революций и Гражданской войны - установить невозможно. В 1922 г. у танцовщицы уже двойная фамилия, и сведения о ней, как о преподавательнице балета в Народной консерватории19 (открылась во время ДВР), впервые появляются в газете «Голос Родины» в декабре того же года. 4 декабря 1922 г. профсоюз «Всемедикосантруд» в зале Коммерческого училища Владивостока организовал концерт-бал в пользу красной армии. Булуева-Аснык исполнила в концертной программе два номера. Созданная ею балетная студия проработала во Владивостоке полтора года.» Оформление ссылок не соответствует требованиям издательства. Заключение: статья относится к «срединному» жанру, априори вызывающему двойственное отношение: в ее рамках не ставится глубоких задач, не формулируются научные проблемы, что, соответственно, снимает целый ряд ими рождаемых сложностей. Все это можно отнести к минусам статьи, обвинив ее в минимальной научности — и такое обвинение вполне справедливо. С другой стороны, отказавшись от решительных научных притязаний, автор сосредоточился на определенном периоде жизни Владивостока и достаточно внятно его описал. То же относительно языка работы: изложение последовательно, стилистически выдержано и, очевидно, достойно публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"