Статья 'Сценарный анализ проблем трансформации правоохранительной системы в условиях цифровизации' - журнал 'Вопросы безопасности' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Сценарный анализ проблем трансформации правоохранительной системы в условиях цифровизации

Шульц Владимир Леопольдович

доктор философских наук

заведующий отделом, Институт социально-политических исследований РАН

119333, Россия, г. Москва, ул. Фотиевой, 6, корп. 1

Shul'ts Vladimir Leopol'dovich

Doctor of Philosophy

Head of the Department, Institute of Socio-Political Research of the Russian Academy of Sciences

119333, Russia, Moscow, Fotievoi Street 2, building #1

support@e-notabene.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Бочкарев Сергей Александрович

кандидат юридических наук

заведующий лабораторией, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Bochkarev Sergei Aleksandrovich

PhD in Law

Head of Laboratory, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

bochkarvs@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Кульба Владимир Васильевич

доктор технических наук

заведующий лабораторией, Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН

117997, г. Москва, ул. Профсоюзная, 65

Kul'ba Vladimir Vasil'evich

Doctor of Technical Science

Head of Laboratory, Institute of Control Sciences of the Russian Academy of Sciences

117997, Russia, Moscow, Profsoyuznaya Street 65

kulba@ipu.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Шелков Алексей Борисович

кандидат технических наук

ведущий научный сотрудник, Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН

117997, Россия, г. Москва, ул. Профсоюзная, 65, каб. 407

Shelkov Aleksei Borisovich

PhD in Technical Science

Leading Scientific Associate, Institute of Control Sciences of the Russian Academy of Sciences

117997, Russia, Moscow Oblast, Moscow, Profsoyuznaya Street 65, office #407

abshelkov@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Чернов Игорь Викторович

кандидат технических наук

ведущий научный сотрудник, Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН

117997, Россия, г. Москва, ул. Профсоюзная, 65

Chernov Igor' Viktorovich

PhD in Technical Science

Leading Scientific Associate, Institute of Control Sciences of the Russian Academy of Science

117997, Russia, Moscow, Profsoyuznaya Street 65

ichernov@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Тимошенко Андрей Анатольевич

кандидат юридических наук

профессор, кафедра Организационно-аналитического обеспечения деятельности и управления в органах прокуратуры, Университет прокуратуры Российской Федерации

117638, Россия, г. Москва, ул. Азовская, 2, корпус1

Timoshenko Andrei Anatol'evich

PhD in Law

Professor, the department of Organizational and Analytical Support of the Activity and Management in Prosecution Authorities, Academy of the Prosecutor General’s Office of the Russian Federation

117638, Russia, g. Moscow, ul. Azovskaya, 2, korpus1

antim1@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7543.2019.4.30588

Дата направления статьи в редакцию:

21-08-2019


Дата публикации:

23-09-2019


Аннотация.

Работа посвящена методологическим и прикладным проблемам повышения эффективности процессов управления трансформацией правоохранительной системы Российской Федерации в условиях развитого информационного общества.Приведены результаты анализа современных проблем противодействия угрозам национальной и общественной безопасности в информационной сфере, а также текущего состояния и тенденций развития киберпреступности. Рассмотрены задачи совершенствования принципов, методов функций и технологий работы правоохранительной системы в условиях развития информационного общества и возникающих в связи с этим новых угроз общественной безопасности. Для повышения эффективности решения прикладных и практических задач управления трансформацией правоохранительной системы в условиях цифровизации предложено использовать методологию сценарного анализа, обеспечивающую возможность информационной поддержки и оценки качества подготовки и реализации решений в рамках управления рассматриваемыми процессами. Представлены результаты комплексного многофакторного анализа проблем создания единого следственного органа, полученные на основе исследования разработанной мультиграфовой модели. Методологической базой проведенного исследования является предложенный для решения рассматриваемых задач подход, основанный на опережающем сценарном анализе и моделировании процессов развития исследуемых ситуаций в политико-правовой, общественно-политической, социально-экономической и информационной сферах, а также во внешней среде.Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта 18-29-16151 «Разработка методов управления процессами трансформации права в условиях цифровой технологии».

Ключевые слова: цифровизация, информационное общество, безопасность, окно уязвимости, киберпреступность, правоохранительная система, трансформация, принятие решений, сценарный анализ, моделирование

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта 18-29-16151 «Разработка методов управления процессами трансформации права в условиях цифровой технологии».

Abstract.

This article is dedicated to methodological and applied problems of increasing the effectiveness of managing transformation of law enforcement system of the Russian Federation in the context of the advanced information society. The work provides the results of analysis of the current challenges of countering the threats of national and public security in the information sphere, as well as the present state and development trends of cybercrime. The authors explore the tasks for improvement of the principles, methods, functions and techniques of the work of law enforcement system in the conditions of the development of information society and the resulting new threats to social security thereof. For increasing the efficiency of solving the applied and practical tasks in managing transformation of law enforcement system in the conditions of digitalization, the authors suggest using the methodology of scenario analysis that provides information support and quality assessment of preparation and implementation of solutions within the framework of management of the indicated processes. The article presents the results of a complex multifactor analysis of the problems of creation the unified investigative body, acquired in studying the multigraph model. Methodological framework contains the suggested approach based on the anticipatory scenario analysis and modeling the processes of development of situations at hand in the political-legal, sociopolitical, socioeconomic and information spheres, as well as in the external environment. The work is conducted with the financial support of the Russian Foundation for Basic Research in terms of the scientific project No.18-29-16151” Development of the Methods of Managing Transformation of Law in the Conditions of Digital Technology”.

Keywords:

transformation, law enforcement system, cybercrime, window of vulnerability, security, information society, digitalization, decision-making, scenario analysis, simulation

Введение

Современные темпы роста цифровой экономики оказывают глубокое влияние на все без исключения сегменты социально-экономической системы нашей страны. Сегодня цифровая революция стремительно вытесняет старый уклад во всех сферах деятельности современного общества. Появляются новые виды экономической деятельности, новые профессии и высокотехнологичные рабочие места, существенно трансформируется частная жизнь и инструменты межличностного взаимодействия.

Рассматриваемые процессы приводят не только к значительным изменениям экономического уклада, но и к появлению принципиально новых угроз и факторов нестабильности государства и общества. Как следствие, в период столь масштабных преобразований и в условиях постоянно меняющейся технологической реальности качественно изменяются требования к эффективности, целенаправленности и скоординированности работы всех структурных составляющих правоохранительной системы.

В современных условиях роль и значение судебной, прокурорской, следственной и правоохранительной системы в решении задач обеспечения суверенитета страны; гарантированной защиты граждан, общества и государства от внешних и внутренних дестабилизирующих угроз; а также формирования и сохранения условий для устойчивого поступательного социально-экономического развития страны и укрепления ее потенциала (политического, экономического, инновационно-технологического и т. д.) существенно возрастают.

Переход процессов межличностных отношений и коммуникаций в виртуальную среду, интенсивный рост масштабов проникновения информационных технологий в гражданское общество, бизнес и системы государственного управления приводит к значительному и качественному росту сложности решения проблем защиты прав и свобод человека и общества, национальных интересов государства.

Масштабная цифровизация практически всех сторон жизнедеятельности человека, общества и государственных институтов неизбежно приводит к целому ряду носящих фундаментальный характер изменений, причем обусловленных не только и не столько ростом объемов циркулирующей информации, сколько появлением новых проблем в области информационной безопасности, таких, например, как обеспечение устойчивости системы государственного управления, противодействие угрозам социальной стабильности российского общества в условиях фактически открытых информационных границ, охрана государственной и коммерческой тайны, защита персональных данных, пресечение противоправных действий в информационной сфере (в т. ч. финансовой киберпреступности, мошенничества с использованием телекоммуникационных технологий и т. п.), контроль соблюдения нормативных требований и качества услуг в информационной сфере, обеспечение бесперебойности функционирования российского сегмента глобальной сети Интернет и т. д.

В условиях бурного развития и лавинообразного внедрения во все сферы человеческой деятельности информационно-коммуникационных технологий, существенным образом изменяющих принципы, порядок, содержание и формы взаимодействия в виртуальной среде юридических и физических лиц в процессе осуществления как хозяйственно-экономической деятельности, так и персональных (межличностных) коммуникаций, особую актуальность приобретают проблемы совершенствования правоохранительной системы. Анализу данных проблем и посвящена настоящая работа.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта 18-29-16151 «Разработка методов управления процессами трансформации права в условиях цифровой технологии».

1. Анализ современных проблем противодействия угрозам национальной и общественной безопасности в информационной сфере

Развитие процессов цифровизации в мире и, как неизбежное следствие, смещение процессов противоправной деятельности в виртуальную среду порождает целый ряд принципиально новых как внешних, так и внутренних угроз безопасности личности, общества и государства, что неизбежно ставит новые задачи перед правоохранительной системой.

Существенно возрастает значение и актуальность решения проблем обеспечения стабильности российского общества и государства в условиях открытости информационных границ и непрекращающихся попыток геополитических противников России во главе с США оказывать деструктивное влияние на внутренние социально-политические процессы нашей страны с целью реализации своих гегемонистских устремлений с использованием всех доступных возможностей и средств, предоставляемых современными информационными технологиями [1].

Сегодня информационная агрессия стран Запада имеет четко определенные деструктивные цели, связанные с систематическими попытками изменения массового (группового, индивидуального) сознания или психологии российских граждан; борьбой за умы; атакой на ценностные ориентации и поведенческие установки; попытками дестабилизации ситуации в стране и ее регионах, а также провоцированием самых разнообразных противозаконных протестных акций. При этом стратегическим направлением информационной политики геополитических противников России является подготовка базы для достижения главной цели – дестабилизации общества, провоцирование массовых беспорядков и т. д. Одновременно с этим осуществляется поддержка и иных протестных религиозно-политических, националистических, сепаратистских, прозападных и т. д. движений с целью не в последнюю очередь насильственного свержения конституционного строя нашей страны. Последнее в настоящее время представляет собой, пожалуй, наиболее серьезную угрозу национальной безопасности России.

В последние десятилетия появились и прошли практическую апробацию новые и достаточно эффективные механизмы внешней экспансии западных стран, заключающиеся в целенаправленной подготовке и организации так называемых «цветных» революций. Основными инструментами и базовыми механизмами организации подобных революций являются: подрыв конституционного строя государств – объектов агрессии изнутри; дискредитация законодательной и исполнительной власти; провоцирование межконфессиональных, межнациональных и социальных конфликтов; разжигание протестных настроений на фоне имеющихся или искусственно создаваемых извне социальных проблем и т. д. [2-6].

В настоящее время иную по своей природе, но также крайне серьезную угрозу стабильному развитию практически любого государства и общества представляют собой различные проявления экстремизма на почве радикальных религиозно-конфессиональных (в том числе носящих и политическую окраску) убеждений. Интенсивное распространение идеологии экстремизма, пропаганда радикальных идей и целей, а также призывов к их достижению силовыми, нелегитимными и противоправными методами и средствами (терроризм, разжигание религиозной и расовой ненависти, вплоть до призывов к вооруженным выступлениям) осуществляются посредством использования получивших в последнее время широчайшее распространение электронных медиа-ресурсов различного типа и коммуникационных технологий Интернет. Данные системы, технологии и средства распространения и обмена информацией позволяют привлекать внимание определенных частей общества и достаточно широких социальных групп, эффективно воздействовать на общественное сознание, реализовывать различные формы вербовки граждан (включая сбор «пожертвований» от физических и юридических лиц на реализацию противозаконных деяний), а также существенно затруднять контроль и пресечение противоправной деятельности идеологических центров экстремистской направленности со стороны правоохранительных структур. Более того, существующие источники и каналы распространения экстремистской идеологии, фактически открыто и весьма результативно действующие на территории практически любой страны (и Россия здесь – не исключение), существенно повышают опасность прямых террористических угроз. Экстремизм в целом обладает значительным разрушительным потенциалом, носит многогранный характер и проявляется в весьма разнообразных формах, вследствие чего является серьезнейшим дестабилизирующим фактором в жизни государства и общества [7-9]. В цифровую эпоху, сопровождающуюся резким обострением международной обстановки и интенсификации антироссийской политики стран Запада, резко возрастают угрозы общественной безопасности со стороны иностранных и международных террористических и организованных преступных организаций и группировок [10].

Возрастает и уровень использования инфокоммуникационных технологий внутренними преступными сообществами, организациями террористического толка, радикальными религиозными, националистическими и иными экстремистскими группировками. Постоянно растет число мошеннических схем в Интернете (от ставших уже банальными обмана пользователей и краж персональных данных до проведения незаконных сделок с чужим имуществом с помощью украденной электронной подписи и т. д.). Современные инфокоммуникационные технологии все более широко используются для решения задач ухода от налогообложения, незаконного вывоза капитала, отмывания преступно полученных доходов (в том числе с использованием криптовалют), а также осуществления незаконной предпринимательской деятельности посредством использования сети Интернет.

Одновременно с этим появляется целый ряд принципиально новых угроз в социальной сфере, связанных с трудностями и высокой степенью неопределенности оценки возможных негативных последствий широкого развития наземного и воздушного беспилотного транспорта, систем искусственного интеллекта и робототехнических систем, генной инженерии, телемедицины и т. д. [11]. Эти угрозы требуют формирования рационального баланса между перспективными направлениями развития научно-технического прогресса и требуемым уровнем общественной безопасности.

2. Анализ проблем противодействия киберпреступности

В настоящее время большую опасность для стабильного развития государства и общества представляет киберпреступность. Несмотря на то, что сегодня единого и общепринятого юридического определения киберпреступности пока не существует, ее сущность можно достаточно объективно определить как противозаконные уголовно наказуемые действия в сфере современных информационных технологий или в реальном мире с использованием данных технологий.

Таким образом, абсолютное большинство представляющих общественную опасность противозаконных и совершаемых при помощи инфокоммуникационных технологий деяний с определенной степенью условности можно подразделить на две группы: деяния, связанные с взаимодействием человека и техники, и деяния, связанные с организованным при помощи технических средств взаимодействием человека с человеком (группой людей). Причем сегодня, именно вторая группа преступлений представляет наибольшую угрозу для безопасности личности, общества и государства [12].

Поскольку киберпреступления включают крайне широкий спектр различных правонарушений, их типологический и классификационный анализ крайне затруднены. Один из подходов к типологизации киберпреступлений приводится в Конвенции Совета Европы о киберпреступности (англ.: Council of Europe Convention on Cybercrime ) и включает четыре типа правонарушений:

1. преступления против конфиденциальности, целостности и доступности компьютерных данных и систем;

2. преступления, связанные с применением компьютеров;

3. преступления, связанные с контентом;

4. преступления, связанные с правами собственности.

Приведенная типология не является исчерпывающей, поскольку и современные технологии, и способы их использования в противоправных целях непрерывно и очень интенсивно развиваются. При этом если первые три категории сфокусированы на объекте юридической защиты, то четвертая – на методе совершения преступления. Можно видеть и некоторые содержательные пересечения между перечисленными выше категориями, например, кибертерроризм и фишинг охватывают действия, которые попадают одновременно в несколько категорий [13].

Несмотря на перечисленные и очевидные недостатки, приведенная типология может служить определенной базой для структурного анализа правонарушений в информационной сфере, тем более, что основу киберпреступности составляет все же ограниченное число деяний, направленных против конфиденциальности, целостности и доступности данных или систем, либо использующих возможности современных инфокоммуникационных технологий в целях получения незаконной финансовой выгоды или причинения морального или материального ущерба и т. д. [14].

С точки зрения объекта противоправного воздействия с использованием цифровых технологий можно выделить [15]:

· преступления против личности;

· преступления в финансово-экономической сфере,

· преступления в области общественной безопасности, общественного порядка и общественной нравственности;

· преступления в сфере государственной безопасности.

В соответствии с преследуемыми целями киберпреступления можно подразделить на следующие группы [16-18].

· Экономические – нанесение экономического (финансового) ущерба в виде хищения денежных средств или конфиденциальной информации, негативизация имиджа конкурентов на рынке товаров и услуг и т. д.

· Политические – нанесение ущерба органам государственного управления, подрыв доверия граждан институтам законодательной и исполнительной власти различного уровня и т. д.

· Идеологические – размывание нравственных норм, культурных традиций, исторических ценностей и традиционных религиозных воззрений, распространение идеологии экстремизма, пропаганда радикальных идей, а также призывов к их достижению нелегитимными и противоправными (в т. ч. силовыми) методами и средствами (терроризм, разжигание религиозной и расовой ненависти, вплоть до призывов к вооруженным выступлениям).

· Социально-психологические – манипулирование общественным сознанием, изменение идеологических и психологических структур сознания и подсознания индивидов, трансформация эмоциональных состояний, стимулирование определенных типов поведения с использованием различных способов как явного, так и скрытого психологического принуждения, трансформация в заданном направлении убеждений, стереотипов, ценностных и поведенческих установок людей.

В последнее время существенно возросло количество противоправных деяний в банковско-финансовой сфере с использованием интернет-технологий, и, в частности, совершаемых путем получения доступа к средствам физических лиц – клиентов банковских учреждений. Наиболее распространенные виды преступлений в данной сфере приведены на рис. 1 [13, 14].

_fig_1_02

Рис.1. Классификация преступлений в банковско-финансовой сфере

Необходимо отметить, что стремительное развитие сферы информационных технологий постоянно приводит не только к появлению новых видов услуг в финансовой сфере, но и совершенствованию способов и методов незаконного получения денежных средств в киберсреде.

Значительный ущерб наносят преступления в цифровой среде и бизнесу, т. е. юридическим лицам, для которых уже стали критичными потери от кибератак на финансы компаний. Так по данным полицейской службы Евросоюза (Europol), наибольшую угрозу коммерческим компаниям и предприятиям представляют такие виды киберпреступлений в финансовой сфере, как «преступление-в-качестве-услуги», использование «программ-вымогателей»; противозаконное использование корпоративных и коммерческих данных для получения финансовой выгоды, платежное мошенничество, социальная инженерия и фишинг-атаки, в том числе против руководящих сотрудников предприятий и организаций [19].

Все большее внимание киберпреступников начинают привлекать промышленные предприятия и иные производственные, транспортные и энергетические и т. д. объекты и комплексы, а конкретнее – системы и средства автоматизации управления производственными процессами и предприятиями. Это неизбежно приводит к росту угроз возникновения сбоев и отказов систем автоматизации что, соответственно, чревато серьезными последствиями: производственными авариями, техногенными и экологическими катастрофами, прямым экономическим ущербом (средний ущерб от «успешной атаки» предприятий сектора малого и среднего бизнеса составляет порядка 1,6 млн руб., а для крупных компаний – 11 млн руб. [20]) и т. д. Только в 2018 г. с подобного рода киберугрозами столкнулась почти половина автоматизированных систем управления российских предприятий, причем по опубликованным в СМИ прогнозам, с течением времени их количество имеет устойчивую тенденцию роста.

К сожалению, сегодня существует и крайне негативная тенденция сокрытия бизнесом фактов хакерских атак и воровства как корпоративных, так и персональных данных из-за опасений нанесения ущерба имиджу и репутации компаний.

Основные особенности киберпреступлений, такие, как скрытность, нестандартность, технологичность и т. д. (рис.2) существенно затрудняют работу правоохранительных органов по их раскрытию, предупреждению и профилактике [17, 21].

_fig_2

Рис.2. Характерные особенности киберпреступлений

Сегодня Россия, по-существу, находится в общем международном тренде развития киберпреступности, в рамках которого можно выделить следующие базовые тенденции ее развития [22]:

· высокие темпы роста количества преступлений и разнообразия форм противоправной деятельности в цифровой сфере;

· корыстная мотивация абсолютного большинства совершаемых киберпреступлений;

· усложнение методов, способов и приемов совершения киберпреступлений;

· рост криминального профессионализма осуществляющих киберпреступления лиц;

· снижение возраста киберпреступников и рост доли лиц, ранее не привлекавшихся к уголовной ответственности;

· возрастание как масштабов, так и относительной доли объема материального ущерба от киберпреступлений в суммарном ущербе от прочих видов противоправной деятельности;

· преимущественный рост киберпреступлений с использованием глобальных сетей;

· постепенный переход киберпреступности в разряд транснациональных, совершаемых международными организованными группами;

· высокий уровень латентности преступлений в виртуальной среде.

Сложившаяся ситуация и явно прослеживающиеся негативные тенденции ее возможного (а по некоторым направлениям – весьма вероятного) развития требует разработки комплексных мер и механизмов системного характера по обеспечению социальной стабильности и противодействия различным внешним и внутренним угрозам общественной безопасности.

Происходящие в стране и обществе процессы цифровизации, существенным образом преобразующей весь комплекс исторически сложившихся общественных отношений и механизмов социального взаимодействия субъектов этих отношений, а также рост мобильности социальных связей предъявляют новые высокие требования к эффективности работы правоохранительной системы. Объективной причиной сложившегося положения является тот факт, что современные тенденции развития информационного общества привели к значительному росту деструктивного влияния возрастающих масштабов противоправной деятельности, а также непрерывно появляющихся новых и все более изощренных методов совершения преступлений в виртуальной среде (или в реальном мире, но с ее использованием в качестве инструмента совершения преступлений) на состояние национальной безопасности. Фактически новая реальность требует комплексного и тщательного анализа целей, задач, полномочий и методов работы всей системы правоохранительных органов, включая как силовую составляющую, так и обеспечительный блок [23, 24]. Уже сегодня очевидно, что адекватно противостоять новым вызовам возможно только путем повышения эффективности управления и координации деятельности различных элементов правоохранительной системы, концентрации ресурсов и усилий на наиболее важных с точки зрения обеспечения безопасности личности, общества и государства направлениях противодействия киберпреступности.

В условиях бурного развития цифровых технологий борьба с киберпреступлениями должна стать одной из приоритетных функций правоохранительной системы. Одновременно с этим необходимо подчеркнуть, что задачи раскрытия и расследования преступлений как в сфере цифровых технологий и информационной безопасности, так и в реальном мире с использованием высоких технологий являются крайне сложной задачей, решение которой требует концентрации технических и человеческих ресурсов, а также создания эффективной системы управления их использованием.

Для эффективного противодействия киберпреступности требуется решение целого ряда проблем, некоторые из которых являются весьма ресурсоемкими [25-28].

Во-первых , требуется оснастить органы следствия развитым комплексом современных технических средств, позволяющим осуществлять следственные мероприятия, компьютерно-техническую (аппаратно-компьютерную; программно-компьютерную; информационно-компьютерную; компьютерно-сетевую и т. д.) экспертизу, формировать юридически-значимую доказательную базу, осуществлять эффективный розыск подозреваемых лиц и т. д. Отдельную задачу представляет организация мониторинга и профилактики киберпреступлений, киберразведки, анализа киберугроз и т. д.

Во-вторых , требуется разработка единой научно-методической базы по организации расследования киберпреступлений (отметим, сегодня осуществляемой различными структурами правоохранительной системы), обобщения материалов следственной и судебной практики в рассматриваемой предметной области, а также практического опыта и наработок следователей и сотрудников органов дознания с виртуальными источниками доказательственной информации.

В третьих , сегодня крайне остро встает вопрос о необходимости качественного повышения уровня подготовки следователей и других категорий юристов по рассматриваемой специализации. В настоящее время серьезной проблемой становится в целом недостаточный уровень знаний сотрудников правоохранительных ведомств (прежде всего – следователей и оперативных работников) в области современных информационных технологий. Специфика и сложность раскрытия современных киберпреступлений делает недостаточными владение сотрудниками органов следствия только навыками продвинутых пользователей офисных программ и популярных интернет-сервисов, что зачастую только и обеспечивают краткосрочные курсы специальной подготовки и повышения квалификации. Анализ зарубежного опыта (в первую очередь – развитых стран Запада) показывает, что в нынешних условиях нужно стремиться к созданию ситуации, когда расследование по крайней мере наиболее сложных и общественно-значимых киберспреступлений осуществляется сотрудниками следственных органов, имеющими два образования – юридическое и техническое, поскольку даже для оценки уровня квалификации и узкой специализации привлекаемых к расследованию IT-специалистов, а также постановки перед ними конкретной задачи требуется наличие у следователя определенных знаний и навыков.

Изложенные выше проблемы повышения эффективности процессов расследования киберпреступлений, а также имеющиеся недостатки в организации предварительного следствия и объективные бюджетные ограничения на содержание и развитие правоохранительной системы вновь ставят более широкий вопрос о целесообразности создания в России единого следственного органа (комитета, бюро, службы и т. д. – здесь дело не в названии), который с различной степенью интенсивности обсуждается общественностью, научным и экспертным сообществом с 90-х годов прошлого века [29-31].

Безусловно, цели создания единого следственного органа существенно шире проблем повышения эффективности борьбы с преступлениями в цифровой среде или с использованием современных инфокоммуникационных технологий, хотя, не вызывает сомнений, что тенденции развития информационного общества будут все активней способствовать росту актуальности данной проблемы. Одновременно с этим очевидно, что создание подобного следственного органа имеет как очевидные преимущества, так и определенные риски, состав и содержание которых активно обсуждается в научной среде (см., например, [32-35]).

Не вдаваясь в детали данных дискуссий, подчеркнем, что они имеют объективную основу, поскольку задачи проведения любых и особенно носящих принципиальный, системообразующий характер структурных преобразований системы правоохранительных органов характеризуются крайне высоким уровнем сложности, которая заключается в том, что полученные результаты существенно влияют на характер и тенденции социального, политического и экономического развития страны в целом, а также уровень обеспечения различных составляющих национальной безопасности государства на среднесрочном и особенно на долгосрочном временном горизонте.

Сложность решения рассматриваемых проблем заключается еще и в том, что любые ошибки, допущенные в процессе подготовки, принятии и реализации управленческих решений в области совершенствования структуры правоохранительных органов могут приводить к крайне тяжелым для государства и общества последствиям, а также вызывать значительный общественный резонанс. Кроме того, большие трудности вызывают и процессы согласования интересов различных слоев общества и социальных групп, а также мнений экспертов в различных предметных областях. Все это требует тщательного анализа возможных последствий принимаемых решений.

В данной ситуации одной из основных и критически важных проблем, которые необходимо решать в процессе подготовки и принятия решений в рассматриваемой предметной области, является анализ состояния и прогнозирование общественного и государственного развития, а также комплексная (в том числе прогнозная) оценка эффективности ожидаемых результатов реализации принимаемых решений и их возможного влияния (как позитивного, так и негативного) на наиболее важные сегменты социально-экономической системы страны. При этом на основе данных прогнозных оценок должны разрабатываться предложения по корректировке управленческих решений как на уровне их подготовки, так и реализации.

С точки зрения теории и методологии организационного управления основными проблемами оценки эффективности трансформации правоохранительной системы являются [36]:

· отсутствие полной информации об исследуемой сложной социально-экономической системе, ее окружении и взаимодействии с внешней средой;

· отсутствие точных значений большинства факторов исследуемой системы;

· наличие различных как внутренних, так и внешних аспектов, влияющих на принятие решения (политические, правовые, экономические, социальные, технические и т. п.);

· сложность объединения знаний, точек зрения и позиций по рассматриваемым проблемам экспертов в различных предметных областях в единую картину;

· невозможность построения точной численной модели субъекта и объекта управления.

В данной ситуации повышается роль методологии сценарного анализа, принципиально позволяющей в условиях неполной информации и неопределенности формировать сценарии развития сложных слабоформализуемых систем, а также проводить исследование их поведения при различных стратегических управленческих воздействиях.

Разработанный для решения рассматриваемых задач подход основан на опережающем сценарном анализе и моделировании процессов развития исследуемых ситуаций в политико-правовой, общественно-политической, социально-экономической и информационной сферах, а также во внешней среде. Основным его преимуществом является возможность прогнозирования и анализа альтернативных вариантов развития ситуации на заданном временном горизонте, а также оценки эффективности и согласованности множества распределенных во времени и пространстве стратегических и тактических управленческих решений по обеспечению безопасности и поддержанию социальной стабильности в обществе в условиях неопределенности и при наличии внешних и внутренних возмущений или деструктивных воздействий.

3. Сценарный анализ проблем создания единого следственного органа

Сценарии являются одним из методов представления информации о возможных изменениях социально-экономических систем и выработки эффективных управленческих решений. В своём современном значении слово «сценарий» стало употребляться в конце 1950-х годов в связи с исследованиями в области международных отношений. Первой работой по сценарному подходу считается работа Г. Канна «Эскалация надежности: метафоры и сценарии» [37]. Сценарии как интегрированная форма прогнозов стали использоваться несколько позже, при этом в качестве цели построения сценариев стало рассматриваться не столько однозначное или вероятностное предвосхищение событий, сколько установление логической сети последовательности их свершения [38-40].

Базовая идея и основы методологии использования сценарного подхода в области исследования процессов развития сложных систем на базе математических и графовых моделей специального типа, а также совершенствования технологии управления их развитием впервые были сформулированы и отражены в работах Ф.Робертса, Дж.Форрестера, Д.Медоуза и ряда других ученых [41-43]. Основная задача, решаемая в рамках сценарного подхода, заключается в формировании необходимых исходных данных для подготовки и принятия эффективных стратегических и оперативных решений, а также комплексном опережающем анализе последствий реализации этих решений при различных условиях. Таким образом, сценарий развития исследуемой системы или конкретной проблемной ситуации является необходимым промежуточным звеном между этапами целеполагания, формирования, а также реализации конкретных управленческих решений, направленных на достижение поставленных целей.

Сценарный подход предполагает формальное построение синергических сценариев, или гипотетических траекторий движения моделируемой системы в фазовом пространстве ее переменных (факторов) на основе информации о ее структуре и желательных программах ее развития. Методология моделирования заключается в аппроксимации тенденций развития исследуемой системы фрагментами траекторий импульсных процессов на знаковых ориентированных графах.

Математическая модель знаковых, взвешенных знаковых, функциональных знаковых ориентированных графов, является расширением классической графовой модели, в рамках которого в соответствие каждой вершине графа ставится ее параметр, а также вводится функционал преобразования дуг, т. е. в соответствие каждой дуге ставится либо знак («плюс» или «минус»), либо вес, либо функция [1, 2, 44]. Аппарат знаковых графов имеет широкие выразительные возможности, что позволяет эффективно использовать его для моделирования сложных динамических процессов в разнообразных предметных областях.

Содержательно параметрами вершин графа являются ключевые показатели (факторы), описывающие состояние и динамику развития ситуации в социально-политической или социально-экономической сферах. Структура знакового графа отражает причинно-следственные взаимосвязи между ними. Совокупность значений параметров вершин в графовой модели описывает конкретное состояние исследуемой ситуации в определенный момент времени. Изменение значений параметров вершин графа порождает импульс и интерпретируется как переход исследуемой системы из одного состояния в другое. Управление развитием системы моделируется изменением структуры и подаваемыми импульсами в определенные вершины графа.

Для решения прикладных и практических задач сценарного моделирования на основе математического языка знаковых графов разработана пилотная версия специализированного программно-аналитического комплекса (ПАК). Данный комплекс предназначен для осуществления информационной поддержки принятия управленческих решений в сфере трансформации правоохранительной системы, а также исследования альтернативных сценариев развития ситуации в обществе и государстве в результате их реализации. Программно-аналитический комплекс работает под управлением операционной системы MS Windows и обеспечивает автоматизацию решения следующих комплексов функциональных задач [2,45]:

  1. формирования графовых моделей в виде совокупности вершин и направленных дуг между ними, которая обеспечивает хранение и доступ к моделям, используя древовидную структуру, запись наименований моделей в виде длинных имен, удаление, копирование, перенос и объединение моделей как в древовидной структуре, так и внутри древовидного каталога;
  2. модификации моделей пользователем в визуальном режиме (drug-and-drop): добавление и удаление вершин и дуг, придание дугам веса и его изменение, придание дугам временных задержек прохождения импульса и «разрывов» в тактах моделирования (веса дуг могут быть заданы десятичными положительными и отрицательными числами, арифметическими и стандартными функциями от величин значений факторов вершин и проходящих по дугам импульсов);
  3. хранения структуры моделей и результатов моделирования в одном из наиболее распространенных форматов - DBF, что облегчает их возможное использование в других приложениях (наличие распространенных средств доступа к форматам хранения: ODBC, OLE DB);
  4. моделирования (модельного исследования) : проведение поэтапного моделирования с заданием количества шагов в дискретной модельной временной шкале на каждом этапе, возврат процедуры моделирования на заданное количество шагов с восстановлением предыдущего состояния модели, возможность внесения изменений в ходе моделирования (добавление, удаление и изменение параметров вершин и дуг), изменение величин импульсов и значений в вершинах знакового графа на любом этапе моделирования;
  5. решения обратной задачи: формирования сценариев управленческого воздействия для целенаправленного и заданного изменения свойств моделируемых объектов, систем и процессов, т.е. решения обратных задач для целей планирования и управления развитием социально-экономических систем и обеспечением общественной безопасности в условиях неопределенности;
  6. выдачи результатов моделирования: результаты сценарныхисследований выдаются программным комплексом в текстовой форме на естественном языке (с использованием встроенной функции автоматического формирования текстового описания полученных сценариев развития социально-экономических систем), в табличной форме (с помощью экспорта полученных результатов в стандартные таблицы MS Excel), а также в графической форме с абсолютным или относительным масштабированием (включая предоставление сравнительных графиков результатов моделирования и динамики изменения параметров значений вершин графовой модели).

Проведем сценарный анализ процессов интеграции следственных органов в единую структуру, а также оценку наиболее существенных положительных и негативных сторон формирования единого федерального следственного органа Российской Федерации на основе исследования разработанной для этой цели базовой имитационной модели, структура которой представлена на рис.3.

_fig_3

Рис. 3. Структура базовой имитационной модели

Сценарий 1. Организационные проблемы перехода к единому следствию. Данный сценарий описывает весьма типичные проблемы трансформации организационных структур управления, когда на начальном этапе функционирования новой структуры образуется определенный (желательно – кратковременный) и во многих случаях достаточно болезненный период «провала» показателей эффективности их функционирования. Объективной причиной такого положения является тот факт, что на начальном этапе старая структура уже должным образом не работает, а новая – еще не может функционировать на полную мощность, поскольку идут неизбежные процессы организации согласованной работы элементов новой управленческой структуры и их «притирки» друг к другу. Представленные на рис.4 графические зависимости, отражающие динамику изменения значений ключевых параметров модели, по сути иллюстрируют описанные выше переходные процессы.

Здесь и далее графические зависимости представлены в логарифмическом масштабе. По оси абсцисс отложено дискретное модельное время (в шагах моделирования), а по оси ординат – значения параметров вершин. Поскольку практически все параметры представленной на рис. 3 модели являются качественными, то генерируемые ПАК зависимости предназначены для оценки прежде всего характера изменения этих параметров при заданных внешних условиях: стабильное состояние, рост, падение, колебание, экспоненциальный резонанс и т. д. Это позволяет в рамках разрабатываемых сценариев делать выводы о целесообразности, преимуществах и недостатках моделируемых управленческих решений.

Как видно из представленных на рис.4 графиков, на первом этапе действительно наблюдается некоторый «провал» управляемости рассматриваемыми процессами и их эффективности, однако с течением времени ситуация стабилизируется и наблюдается в целом положительная динамика ее изменения. Полученные результаты свидетельствуют о том, что при принятии решения о переходе к новой единой структуре следственных органов, необходимо тщательно продумать процессы управления их работой в переходный период с целью максимально возможного снижения негативных последствий рассогласования функционирования составных элементов системы управления предварительным следствием.

_fig_4

Рис. 4. Результаты моделирования (сценарий 1).

Сценарий 2. Анализ угроз снижения качества и профессионализма следствия. В рамках данного сценария проводится анализ угрозы негативного влияния структурной трансформации органов следствия на качество их работы. Создание нового единого следственного органа неизбежно приводит к кардинальной перестройке отлаженного за многие годы механизма организации скоординированной деятельности следственных подразделений различных ведомств правоохранительной системы. Кроме того, возникает необходимость создания новых организационно-правовых механизмов взаимодействия между следственными и оперативно-розыскными подразделениями и службами, что неизбежно приведет к возникновению определенных трудностей в процессе совместного раскрытия и расследования преступлений.

Здесь нельзя не отметить, что с созданием единого следственного органа существенно изменится и организация движения кадров, а также система карьерных лифтов. Например, перемещение сотрудника следственного отдела органов внутренних дел в другое подразделение осуществляется гораздо проще перейти в рамках системы МВД, поскольку не требует проведения процедуры увольнения и приема на работу, как это будет необходимо при переходе из одного ведомства в другое [31]. По сути создание единого следственного органа приведет во многом к замещению схемы внутреннего движения кадров схемой внешних кадровых перемещений.

Анализ рассматриваемого сценария, как, впрочем, и сценария 1, фактически приводит к выводу о том, что недостаточная продуманность проведения реформы в деталях, отсутствие должного внимания к анализу рисков и динамики ее проведения особенно на начальных этапах, а также и низкий уровень управляемости процессов трансформации структуры следственных органов содержит в себе комплекс существенных угроз падения эффективности работы всей правоохранительной системы, что, очевидно, недопустимо. Необходимо также не допустить негативного влияния неизбежной межведомственной борьбы за влияние в процессе трансформации правоохранительной системы.

Результаты моделирования в рамках рассматриваемого сценария представлены на рис. 5.

_fig_5

Рис. 5. Результаты моделирования (сценарий 2).

В процессе моделирования учтен временный характер влияния рассмотренных выше негативных сторон ряда возможных альтернативных путей развития трансформационных процессов. Предполагается, что данные проблемы принципиально преодолимы и относятся только к переходному периоду. Тем не менее, серьезность рассматриваемых проблем весьма красноречиво иллюстрируется наблюдаемым на представленных графических зависимостях «срывом» в нестабильное состояние целого ряда ключевых параметров социально-экономической системы страны. При этом, даже несмотря на ограниченное по времени влияние негативных факторов, полностью избежать «раскачивания» социальной сферы, а также снижения управляемости предварительного следствия и эффективности работы следственных органов в полной мере не удается, что свидетельствует о крайней серьезности возникающих в процессе трансформации проблем, решение которых является по сути отдельной и крайне важной задачей.

Сценарий 3. Специализация следствия внутри единого следственного органа. В рамках данного сценария проводится анализ угроз разрушения системы специализации следователей по категориям и видам уголовных дел в процессе перехода к единой структуре управления предварительным следствием, что может привести к снижению качества следствия.

Сегодня в отечественной правоохранительной системе накоплен значительный положительный опыт во многом оправдавшей себя специализации сотрудников следственных органов по расследованию различных категорий преступлений. Данная специализация (в том числе и относительно узкая) объективно способствует концентрации усилий, знаний и практических навыков следователей на различных, а главное – наиболее важных и общественно-значимых направлениях борьбы с преступностью [35]. Одновременно с этим, с течением времени, как показала практика, развитие специализации путем создания новых правоохранительных ведомств, обладающих собственным следственным аппаратом и соответствующими полномочиями, далеко не всегда себя оправдывает. В качестве примера можно привести создание Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации (ФСНП России) и Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России). Впоследствии обе эти службы были упразднены, а их функции переданы Министерству внутренних дел Российской Федерации (первая просуществовала с 1992 по 2003 гг., вторая – с 2008 по 2016 гг.).

Еще одним подтверждением центростремительных тенденций в процессе трансформации организационных структур является заявленный Президентом Российской Федерации 21 июня 2013 года в ходе пленарного заседания Петербургского международного экономического форума курс на объединение высших судов в единую систему. Целью подобного объединения является обеспечение единых подходов и развитие единообразной практики разрешения юридических споров, повышение качества рассмотрения и разрешения поступивших в суды общей юрисдикции дел, исключение параллелизма в работе судебной системы и противоречий в толковании и применении одних и тех же норм права.

Как показали проведенные сценарные исследования в рамках рассматриваемого сценария (фрагмент полученных графических зависимостей изменения значений ключевых параметров представлен на рис.6), развитие правоохранительной системы по пути создания новых специализированных обладающих собственным следственным аппаратом ведомств неизбежно приведет к снижению управляемости деятельностью возрастающим числом различных самостоятельных органов предварительного следствия в масштабах страны, трудностям в обеспечении единообразия следственной практики, росту числа случаев искажения отчетных и статистических данных (вплоть до сокрытия фактов совершенных преступлений) в узковедомственных интересах, «размыванию» высокопрофессиональных кадров по различным ведомствам, сложностью создания единой общегосударственной системы подготовки и повышения квалификации кадров [30, 34].

_fig_6 Рис. 6. Результаты моделирования (сценарий 3)

Еще одним и крайне существенным негативным результатом разрозненности следственных органов и их аппаратов является отсутствие практической возможности разработки и внедрения единой методики расследования различных категорий преступлений. Малоэффективен и параллелизм в работе следственных органов, когда один и тот же состав преступления расследуется несколькими правоохранительными ведомствами.

Кроме того, существующая устойчивая тенденция роста преступлений как непосредственно в «цифровой» среде, так и в реальном мире с использованием современных инфокоммуникационных технологий и технических средств в качестве инструмента совершения противоправных деяний требует привлечения к процессам предварительного следствия высококвалифицированных специалистов, свободно владеющих этими технологиями, подготовить и сконцентрировать которых возможно только в единой организационной структуре.

Сценарий 4. Динамика развития следствия в условиях изменения криминогенной обстановки. В рамках сценария проводится оценка возможности повышения эффективности следствия за счет организации единой системы мониторинга, результаты которого являются основой повышения эффективности работы предварительного следствия в целом, развития системы специализации следователей и повышения их квалификации. Проблема создания интегрированной системы мониторинга, обеспечивающей решение комплексов задач сбора данных, анализа и прогнозирования криминологических процессов, а также оценки их влияния на уровень национальной безопасности и социальной стабильности в настоящее время становится все более актуальной [46, 47]. Наиболее рельефно данная проблема проявляется в процессе борьбы с киберпреступностью, в рамках противодействия которой существенно возрастает роль эффективного мониторинга как общественной безопасности в целом, так и кибербезопасности – в частности.

Стремительность развития социальных, экономических, финансовых, технологических и т. д. процессов в условиях цифровизации приводит к тому, что общество далеко не всегда успевает их не только урегулировать (создать необходимые правовые рамки, а также механизмы контроля и управления цифровой реальностью), но и в полной мере осознать, а уж тем более практически не имеет возможности предвидеть и достоверно оценить вероятные последствия происходящих изменений даже на краткосрочном временном горизонте. Кроме того, развитие научно-технического прогресса и цифровых технологий приводит как к появлению новых «окон» уязвимости, несущих непосредственные угрозы как интересам личности, гражданского общества и государства, так и к постоянному совершенствованию методов и технологий совершения преступлений. Это в свою очередь приводит к необходимости постоянного совершенствования системы государственного нормативно-правового регулирования и практики правоприменения (укрупненная схема взаимодействия факторов развития процессов цифровизации и соответствующих угроз общественной безопасности приведена на рис. 7).

_fig_7

Рис.7. Укрупненная схема взаимодействия факторов и угроз развития процессов цифровизации

Решение задачи развития специализации следствия и определения направлений повышения квалификации сотрудников невозможно без организации уже упоминавшейия выше эффективной системы мониторинга состояния и развития преступности, особенно в киберсреде или с использованием высоких технологий. Расследование подобных преступлений, как показывает практика, связано со значительными трудностями, о чем свидетельствует опубликованная в СМИ статистика: в 2018 г. число нераскрытых преступлений выросло до 30,5%, при этом общая раскрываемость преступлений рассматриваемого типа составила 41,3% [48]. Сложность раскрытия подобных преступлений заключается и еще и в том, что сегодня, с одной стороны, наблюдается устойчивая тенденция расширения использования традиционным криминалом современных инфокоммуникационных технологий, с другой – уже упоминавшиеся выше отказы от обращения объектами преступной деятельности (как физическими, так и юридическими лицами) в правоохранительные органы по фактам взлома компьютеров и информационных систем, хищения финансовых средств и персональных данных и т. д., приводят к тому, что данные факты остаются вне учета и не попадают в общую статистику.

Сказанное выше приводит к выводу о возрастании актуальности задачи создания единой методологии и системы криминологического мониторинга как необходимого условия повышения эффективности и результативности расследования преступлений. Причем вполне очевидно, что создание и эксплуатация подобной интегрированной системы возможно только в единой структуре следственных органов, поскольку это позволит сконцентрировать необходимые человеческие и материальные ресурсы и избежать негативного влияния межведомственных барьеров.

Криминологический мониторинг должен вестись на следующих целевых уровнях [49, 50].

1. Информационном, предполагающем сбор, структуризацию, накопление, первичную обработку и обобщение информации (статистический учет преступности, данные об оперативной обстановке, административной практике, эффективности применения норм законодательства и работы правоохранительных органов, социальной, общественно-политической, экономической и т. д. ситуации в стране и ее административно-территориальных образованиях и т. д.). Цель – характеристика состояния, текущего уровня, структуры, динамики развития преступности и эффективности деятельности правоохранительных органов.

2. Базовом, предполагающем опережающее выявление новых проблем в сфере организации борьбы с преступностью. Цель – выявление устойчивых статистических взаимосвязей, зависимостей, соотношений, описывающих состояние, структуру и динамику развития преступности и деятельность правоохранительных органов в т. ч. во взаимосвязи с иными социальными явлениями.

3. Проблемном, предполагающем выявление фундаментальных закономерностей, процессов, «окон» уязвимости, рисков, а также иных актуальных проблем обеспечения безопасности личности, общества и государства. Цель – формирование альтернативных сценариев развития криминологической ситуации и ее взаимосвязи с иными социальными и общественными явлениями и процессами, формирование прогнозов развития криминогенной ситуации на различных временных горизонтах, выявление критически важных с точки зрения обеспечения безопасности тенденций и событий в исследуемой предметной области, установление причинно-следственных взаимосвязей между ними и т. д.

Создание интегрированной системы криминологического мониторинга является сложной междисциплинарной и ресурсоемкой задачей, требующей отдельного рассмотрения. Наиболее важным уровнем мониторинга с точки зрения стратегических задач повышения эффективности работы правоохранительной системы является третий. Если задачи первого и в существенной степени второго уровней в значительной мере решаются ведомственными системами автоматизации управления, то задачи третьего уровня требуют существенных усилий по созданию единой информационной базы, исключения межведомственных барьеров, разработки и внедрения современных отечественных технологий обработки больших объемов данных, создания теоретической и методологической базы для решения множества рассматриваемых задач.

Значение рассматриваемой системы мониторинга для повышения эффективности следствия и квалификации следователей иллюстрируется полученными в процессе моделирования графическими зависимостями (рис. 8).

_fig_8

Рис. 8. Результаты моделирования (сценарий 4)

Здесь, как видно из представленных графиков, после определенного переходного периода, отраженного в форме колебательных процессов, характеризующих потенциально неустойчивую ситуацию (аналогичную рассмотренной в рамках предыдущих сценариев 1–3), с течением времени (в шкалах сценарного исследования – на 120-м шаге, когда устанавливается эффективная связь исследуемых процессов с мониторингом) наблюдается положительная тенденция устойчивого монотонного роста ключевых параметров, отражающая реакцию системы управления следствием на текущие изменения в социальной сфере.

Сценарий 5. Анализ угроз концентрации полномочий. В рамках данного сценария рассматривается одна из отрицательных сторон создания единого следственного органа – возникновение рисков и угроз развития целого ряда имеющих признаки коррупционного характера негативных явлений, возникающих в результате, по сути, «монополизации» широкого спектра властных полномочий в единой организационной структуре.

Не вдаваясь в подробности причин, форм проявления и последствий подобного рода негативных явлений (это – отдельная и широкая тема исследований), отметим, что ситуация, когда рамках одного ведомства происходит концентрация значительного объема властных полномочий, чревата возможностью появления различных форм злоупотреблений этой властью, таких, например, как: коррупция (использование государственно-властных полномочий и прав в целях противоправного извлечения личной или групповой выгоды), сокрытие преступлений в интересах органа предварительного следствия, возбуждение «заказных» уголовных дел при фактическом отсутствии состава преступления, формальный характер внутренней надзорно-контрольной деятельности, необоснованное наращивание бюрократического аппарата, приводящее к снижению эффективности следственной деятельности и т. д.

Проведенный сценарный анализ влияния централизации органов следствия на рост коррупционных проявлений в процессе их деятельности показал, что подобные риски действительно реально существуют. Причем наличие в структуре правоохранительных органов нескольких ведомств, осуществляющих функции предварительного следствия, и, таким образом, препятствующих монополизации властных полномочий при всех прочих недостатках все же в определенной степени препятствуют развитию коррупции.

С целью проведения сценарного исследования в структуру базовой модели был внесен ряд изменений. В частности, активирован фактор «Коррупция», проведена коррекция системы причинно-следственных связей между факторами, отражающая обусловленность постоянной тенденции роста данного фактора внешними причинами, отрицательное влияние фактора «Коррупция» на факторы «Управляемость следствия» и «Уровень доверия социума федеральной власти», а также положительное или сдерживающее влияние моноцентризма и полицентризма на фактор «Коррупция» соответственно.

Представленные рис.9 результаты моделирования отражают объективное существование и негативный характер описанных выше рисков и угроз.

_fig_9 Рис. 9. Результаты моделирования (сценарий 5)

Сценарий 6. Усиление роли прокуратуры в осуществлении надзора за предварительным расследованием преступлений. В рамках данного сценария проводится анализ одного из ключевых факторов снижения рассмотренных в предыдущем сценарии рисков – усилении роли прокурорского надзора за органами предварительного следствия.

Проведенный анализ показал, что необходимым и крайне важным условием создание единого следственного органа является усиление роли прокурорского надзора за соблюдением законности, поскольку усилий только внутриведомственного контроля явно недостаточно для обеспечения высокой эффективности выполнения данным органом своих функций. Наделение органов прокуратуры широкими надзорными полномочиями должно повысить эффективность предварительного следствия и снизить риск ошибок, нарушения прав и свобод граждан, а также усилить противодействие рассмотренным выше негативным явлениям, наиболее серьезными из которых являются, безусловно, коррупционные проявления.

Для исследования роли прокурорского надзора в деятельности единого следственного органа по сравнению с предыдущим сценарием в модель внесены следующие изменения: добавлена новая отрицательная взаимосвязь между факторами «Прокурорский надзор» и «Коррупция» весом «-1», а также скорректирована структура модели с целью отражения процессов усиления роли прокуратуры как надзорного органа за предварительным следствием в рамках единого федерального органа.

Результаты моделирования представлены на рис. 10.

_fig_10

Рис. 10. Результаты моделирования (сценарий 6)

Как видно из представленных графических зависимостей, несмотря на воздействие внешних дестабилизирующих возмущений (в терминологии модели), обуславливающее возможность коррупционных проявлений, усиление системы прокурорского надзора, а по сути – внешнего контроля за соблюдением законности в деятельности предварительного следствия приводит к положительным тенденциям изменения ключевых параметров.

Полученный сценарий принципиально показывает, что одновременно с созданием единого следственного органа на законодательном и организационном уровнях должна быть решена задача усиления прокурорского надзора (контрольно-надзорной деятельности), целями которого должны быть:

· обеспечение единообразия толкования и применения норм действующего законодательства;

· неукоснительное исполнение установленного законом порядка возбуждения, приостановления и прекращения уголовных дел, своевременности предъявления обвинения;

· обеспечение установленного порядка проведения следственных действий;

· защита граждан от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения их законных прав и свобод;

· защита личных и имущественных прав и охраняемых законом интересов граждан;

· защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

· защита охраняемых законом интересов общества и государства;

· обеспечение своевременности опротестования незаконных постановлений и определения органов предварительного следствия;

· своевременное принятие мер по устранению нарушений закона и привлечения к установленной ответственности виновных лиц.

Решение перечисленных задач позволит повысить качество следствия и укрепить доверие граждан как к правоохранительной система, так и институтам законодательной исполнительной власти в целом.

Заключение

Результаты проведенных исследований показывают, что современные тенденции развития общества и государства требуют адекватной возникающим рискам и угрозам трансформации структуры правоохранительной системы с целью приведения ее в соответствие новым требованиям обеспечения общественной безопасности и социальной стабильности. Более того, происходящие и носящие устойчивый характер изменения общественных отношений в условиях широкомасштабной цифровизации приводят к появлению принципиально новых задач, стоящих перед правоохранительными органами, являющимися важнейшей составной частью системы управления государством и основой его устойчивого безопасного развития.

Одним из направлений совершенствования структуры правоохранительной системы является создание единого федерального следственного органа. Важнейшим аргументом в пользу такого структурного преобразования является интенсивное развитие цифровых технологий во всех сферах человеческой деятельности, приводящее, с одной стороны, к росту зависимости процессов общественного и государственного развития от данных технологий, с другой – постепенному перемещению в «цифру» противоправных действий, наносящих все больший ущерб интересам личности, общества и государства. В этой связи существенно ужесточаются требования к правоохранительной системе, главной задачей которой становится совмещение борьбы как с традиционной, так и высокотехнологичной преступностью. Причем сегодня даже борьба с относительно простыми и архаичными преступлениями, требует от сотрудников правоохранительных органов обладания знаниями и практическими навыками работы с современными инфокоммуникационными технологиями. Как результат, возрастающая сложность и общественная значимость полноценного расследования совершенных с использованием высоких технологий преступлений и гарантированности неотвратимости наказания преступников объективно требует концентрации интеллектуальных, материальных и технических ресурсов в едином государственном следственном органе.

Основная трудность решения назревших и объективных проблем трансформации правоохранительной системы заключается в том, что любые ошибки, допущенные в процессе подготовки, принятия и реализации управленческих решений в рассматриваемой предметной области могут приводить к крайне негативным для государства и общества последствиям. Кроме того, значительные трудности вызывают и процессы согласования интересов различных слоев общества и социальных групп, а также мнений экспертов. Все это требует тщательного опережающего анализа возможных последствий уже на этапе подготовки решений в рассматриваемой предметной области. Именно этой цели и служит использование разработанных моделей и технологий анализа, основанных на методологии формирования сценариев развития сложных слабоформализуемых систем, позволяющей проводить исследования их поведения при различных стратегических управленческих воздействиях.

Предложенный для решения рассматриваемых задач подход основан на опережающем сценарном анализе и моделировании процессов развития исследуемых ситуаций в политико-правовой, общественно-политической, социально-экономической и информационной сферах, а также во внешней среде. Основным его преимуществом является возможность прогнозирования и анализа альтернативных вариантов развития ситуации на заданном временном горизонте, а также оценки эффективности и согласованности множества распределенных во времени и пространстве стратегических и тактических управленческих решений по обеспечению безопасности и поддержанию социальной стабильности в обществе в условиях неопределенности и при наличии внешних и внутренних возмущений или деструктивных воздействий.

Безусловно, изложенные в настоящей работе результаты представляют собой лишь один из начальных этапов исследования рассматриваемой проблемы и в силу этого не могут дать исчерпывающего ответа на вопрос о целесообразности создания единого следственного органа. Для этого требуется более глубокое исследование достаточно большого числа выдвигаемых и широко обсуждаемых научным и экспертным сообществом аргументов «за» и «против», абсолютное большинство которых являются дискуссионными. Одновременно с этим проведенные сценарные исследования показали, что крайне серьезную опасность представляет собой «переходный период» к новой организационной структуре, а также отсутствие действенного контроля за выполнением сконцентрированных в ее рамках функций предварительного следствия.

Дальнейшее развитие научно-исследовательских работ в области разработки теоретических положений и аппарата математического описания моделей функционирования сложных социально-экономических систем, исследования взаимосвязи и взаимозависимости факторов, формирующих облик системы правовых, политических, социальных и экономических отношений в обществе и государстве, а также эффективности различных форм государственного регулирования общественных отношений в конечном итоге должно позволить проводить многосторонний комплексный и одновременно с этим детальный анализ альтернативных путей развития общественно-политической и социально-экономической ситуации в стране и ее регионах как результата реализации тех или иных решений по совершенствованию структуры правоохранительной системы. Это должно способствовать не только исключению возможных ошибок, чреватых серьезными последствиями, но и повышению качества и результативности принимаемых решений.

Библиография
1.
Шульц В. Л., Кульба В. В., Шелков А. Б., Чернов И. В. Сценарный анализ в управлении геополитическим информационным противоборством. М.: Наука. 2015. 542 с.
2.
Чернов И. В., Шелков А. Б., Богатырева Л. В. Региональная безопасность: информационная поддержка процессов управления обеспечением социальной стабильности на базе сценарного подхода // Вестник Евразийской науки. 2018. Т. 10. № 5. URL: https://esj.today/PDF/27ITVN518.pdf.
3.
Новоселов С. В. Инструменты стратегий непрямых действий и «мягкой силы» в отношении России // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2017. № 3 (52). C. 142-150.
4.
Карпович О. Г. Цветные революции как инструмент системной дестабилизации политических режимов: угрозы и вызовы для России // Национальная безопасность / nota bene. 2015. № 1. C. 73-87.
5.
Манойло А. В. Гибридные войны и цветные революции в мировой политике // Право и политика / nota bene. 2015. №7 (187). C. 918-929.
6.
Пономарева Е. Г. Что такое «цветные революции» и как с ними бороться? // Представительная власть. 2016. № 1-2. C. 26-38.
7.
Матвеев А. В. Детерминанты религиозного и политического экстремизма // Пробелы в российском законодательстве. 2009. № 4. С. 174-176.
8.
Тимофеева Л. Д. Религиозный экстремизм: анализ законодательства РФ и зарубежных стран // «ЭГО: Экономика. Государство. Общество». Вып. №1 (8). 2012. URL: http://ego.uapa.ru/ru/issue/2012/01/01/.
9.
Панцерев К. А. Информационно-психологические операции ИГИЛ: некоторые практические аспекты // Гуманитарный вектор. 2018. Т. 13. № 1. С. 46-55.
10.
Гриняев С. Н. Угрозы цифровой эпохи: краткий анализ возможных последствий / Центр стратегических оценок и прогнозов. URL: http://csef.ru/ru/nauka-i-obshchestvo/445/ugrozy-czifrovoj-epohi-kratkij-analiz-vozmozhnyh-posledstvij-7875.
11.
Дроздов И. А. Право в цифровую эпоху // Альманах «Цифровая экономика». М.: Сколково. 2017. С.30-33.
12.
Соловьев В. С. Преступность в социальных сетях Интернета (криминологическое исследование по материалам судебной практики) // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2016. Т. 10, № 1. С. 60–72.
13.
Герке М. Понимание киберпреступности: явление, задачи и законодательный ответ. Отчет. Международный союз электросвязи. Июль 2014. URL: http://os.x-pdf.ru/20raznoe/150140-1-otchet-ponimanie-kiberprestupnosti-yavlenie-zadachi-zakonodatelniy.php.
14.
Киберпреступность и отмывание денег. Проект типологического исследования. Евразийская группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма. 2014. URL: https://eurasiangroup.org/files/Typologii%20EAG/Tipologiya_kiber_EAG_2014.pdf.
15.
Широков В. А., Беспалова Е. В. Компьютерные преступления: основные тенденции развития // Юрист. 2006. № 10. С. 18-21.
16.
Шульц В. Л., Кульба В. В., Шелков А. Б., Чернов И. В. Информационное управление обеспечением социальной стабильности как основы общественного и государственного развития. М.: ИПУ РАН. 2019. 211 с.
17.
Коновалов А. А., Наумов С. А., Колесникова Д. Д. Киберпреступность как глобальная угроза экономической безопасности: виды, особенности, проблемы противодействия // Ростовский научный журнал. 2018. № 1. С. 20-27.
18.
Манойло А. В. Государственная информационная политика в особых условиях. М.: МИФИ. 2003. 388 с.
19.
Косолапов Ю. В., Костромина Е. А., Сивова А. А. Киберпреступления в сфере финансовых услуг // Вопросы экономики и права. 2018. № 4 (118). С. 25-29.
20.
Киберугрозы и информационная безопасность в корпоративном секторе: тенденции в мире и в России. / Лаборатория Касперского. URL: https://media.kaspersky.com/ru/documents/kaspersky_global_it_security_risks_survey.pdf.
21.
Осипенко А. Л. Сетевая компьютерная преступность: теория и практика борьбы. Омск: Омск. акад. МВД России. 2009. 480 с.
22.
Клаверов В. Б. Проблемы противодействия компьютерной преступности. URL: https://www.securitylab.ru/contest/382194.php.
23.
Прохорова Е. Н. Развитие правоохранительной системы Российской Федерации в современных условиях // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2018. № 4 (54). С. 77-81.
24.
Степанов О. А., Прохорова Е. Н. О «силовой» составляющей правоохранительной системы, обеспечивающей безопасное осуществление государственного строительства в России // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2014. № 6 (44). С. 11-15.
25.
Шевко Н. Р. Особенности раскрытия и расследования киберпреступлений: проблемы и пути решения // Ученые записки Казанского юридического института МВД России. 2016. Т. 1. Вып. 1. С. 13-16.
26.
Нестерович С. А. Проблемы расследования киберпреступлений, которые стоят перед сотрудниками следственных органов // Вестник науки образования. 2018. Т. 2. № 8 (44). С. 46-49.
27.
Яковлев А. Н. Расследование киберпреступлений // Журнал Information Security / Информационная безопасность. 2013. № 5. URL: http: lib.itsec.ru/articles2/cyberwar/rassledovanie-kiberprestupleniy.
28.
Афанасьев А. Ю., Репин М. Е. Уголовно-процессуальные и криминалистические особенности расследования киберпреступлений // Криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений: материалы X Всероссийского научно-практического круглого стола. 26 февраля 2016 г. Ставрополь: СФ КрУ МВД России. 2016. Ч. 1. С. 12-15.
29.
Глебова А. Г. К вопросу о создании единого следственного органа в Российской Федерации // Вестник Московского университета МВД России. 2014. № 6. С. 138-141.
30.
Дьяконова О. Г. О создании единого органа по расследованию преступлений // Российский следователь. 2010. № 12. С. 32-34.
31.
Саакян Д. О. Единый следственный комитет России: взгляды за и против // Вестник Костромского государственного университета. 2014. Том 20. № 3. С. 208-210.
32.
Царева Е. Д., Ушаков О. М. Создание следственного комитета - плюсы и минусы реформы // Синергия наук. 2019. № 32. С. 837-841.
33.
Антонов И. А. И снова возвращаясь к вопросу о едином вневедомственном следственном комитете Российской Федерации (уголовно-процессуальные, организационно-структурные и духовно-нравственные вопросы) // Юридическая наука: история и современность. 2019. № 1. С. 155-160.
34.
Зотов А. Ю. Нужна ли Российской Федерации реформа органов предварительного следствия? // Теория и практика общественного развития. 2018. № 8 (126). С. 121-124.
35.
Кузнецова С. М. Единый следственный комитет: за и против // Актуальные проблемы теории и практики уголовного процесса: сборник материалов Международной научно-практической конференции. Ростов-на-Дону. Ростовский юридический институт МВД РФ. 2018. С. 7-12.
36.
Шульц В. Л., Кульба В. В., Шелков А. Б., Чернов И. В. Управление региональной безопасностью на основе сценарного подхода. М.: ИПУ РАН, 2014. 163 с.
37.
Kahn H. On escalation: Metaphors and scenarios. New York: Praeger. 1965. 308 p.
38.
Kahn H., Wiener A. The year 2000: A framework for speculations on the next 33-year. New York: Macmillan. 1967. 431 p.
39.
Акофф Р. Искусство решения проблем. М.: Мир. 1982. 230 с.
40.
Ансофф И. Стратегическое управление. М.: Экономика, 1989. 519 с.
41.
Робертс Ф. С. Дискретные математические модели с приложениями к социальным, биологическим и экологическим задачам. М.: Наука. 1986. 497 с.
42.
Форрестер Д. Мировая динамика. СПб.: Изд-во АСТ. 2003. 379 с.
43.
Медоуз Д. Х., Медоуз Д. Л., Рандерс Й. Беренс В. В. III. Пределы роста. М.: Изд-во МГУ. 1991. 208 с.
44.
Модели и методы анализа и синтеза сценариев развития социально – экономических систем: в 2-х кн. / Под ред. В. Л. Шульца, В. В. Кульбы. М.: Наука. 2012. Кн.1 304 с.; Кн. 2 – 358 с.
45.
Чернов И. В. Повышение эффективности управленческих решений на основе использования программно-аналитического комплекса сценарного анализа и прогнозирования // Вестник РГГУ. Серия: Экономика. Управление. Право. 2018. № 1 (11). С. 40-57.
46.
Мониторинг уголовной политики России / Под общ. ред. проф. С. В. Максимова. М.: Институт государства и права РАН. 2015. 482 с.
47.
Кобец П.Н. Роль мониторинга и криминологического анализа криминальной ситуации в сфере противодействия преступности // Вестник Московского финансово-юридического университета. 2014. № 2. С. 112-119.
48.
Зубова Е. Киберпреступлений становится все больше, однако их раскрываемость уменьшается // Адвокатская газета. – URL: https://www.advgazeta.ru/novosti/kiberprestupleniy-stanovitsya-vse-bolshe-odnako-ikh-raskryvaemost-umenshaetsya/.
49.
Шульц В. Л., Кульба В. В., Шелков А. Б., Чернов И. В. Управление региональной безопасностью: анализ эффективности мониторинга социальной стабильности // Тренды и управление. 2015. № 3 (II). С. 199-216.
50.
Клишков В. Б., Пасынков В. В., Стебенева Е. В. Криминологический мониторинг: значение, этапы, методика // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2017. № 4 (76). С. 122-127.
References (transliterated)
1.
Shul'ts V. L., Kul'ba V. V., Shelkov A. B., Chernov I. V. Stsenarnyi analiz v upravlenii geopoliticheskim informatsionnym protivoborstvom. M.: Nauka. 2015. 542 s.
2.
Chernov I. V., Shelkov A. B., Bogatyreva L. V. Regional'naya bezopasnost': informatsionnaya podderzhka protsessov upravleniya obespecheniem sotsial'noi stabil'nosti na baze stsenarnogo podkhoda // Vestnik Evraziiskoi nauki. 2018. T. 10. № 5. URL: https://esj.today/PDF/27ITVN518.pdf.
3.
Novoselov S. V. Instrumenty strategii nepryamykh deistvii i «myagkoi sily» v otnoshenii Rossii // Kaspiiskii region: politika, ekonomika, kul'tura. 2017. № 3 (52). C. 142-150.
4.
Karpovich O. G. Tsvetnye revolyutsii kak instrument sistemnoi destabilizatsii politicheskikh rezhimov: ugrozy i vyzovy dlya Rossii // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2015. № 1. C. 73-87.
5.
Manoilo A. V. Gibridnye voiny i tsvetnye revolyutsii v mirovoi politike // Pravo i politika / nota bene. 2015. №7 (187). C. 918-929.
6.
Ponomareva E. G. Chto takoe «tsvetnye revolyutsii» i kak s nimi borot'sya? // Predstavitel'naya vlast'. 2016. № 1-2. C. 26-38.
7.
Matveev A. V. Determinanty religioznogo i politicheskogo ekstremizma // Probely v rossiiskom zakonodatel'stve. 2009. № 4. S. 174-176.
8.
Timofeeva L. D. Religioznyi ekstremizm: analiz zakonodatel'stva RF i zarubezhnykh stran // «EGO: Ekonomika. Gosudarstvo. Obshchestvo». Vyp. №1 (8). 2012. URL: http://ego.uapa.ru/ru/issue/2012/01/01/.
9.
Pantserev K. A. Informatsionno-psikhologicheskie operatsii IGIL: nekotorye prakticheskie aspekty // Gumanitarnyi vektor. 2018. T. 13. № 1. S. 46-55.
10.
Grinyaev S. N. Ugrozy tsifrovoi epokhi: kratkii analiz vozmozhnykh posledstvii / Tsentr strategicheskikh otsenok i prognozov. URL: http://csef.ru/ru/nauka-i-obshchestvo/445/ugrozy-czifrovoj-epohi-kratkij-analiz-vozmozhnyh-posledstvij-7875.
11.
Drozdov I. A. Pravo v tsifrovuyu epokhu // Al'manakh «Tsifrovaya ekonomika». M.: Skolkovo. 2017. S.30-33.
12.
Solov'ev V. S. Prestupnost' v sotsial'nykh setyakh Interneta (kriminologicheskoe issledovanie po materialam sudebnoi praktiki) // Kriminologicheskii zhurnal Baikal'skogo gosudarstvennogo universiteta ekonomiki i prava. 2016. T. 10, № 1. S. 60–72.
13.
Gerke M. Ponimanie kiberprestupnosti: yavlenie, zadachi i zakonodatel'nyi otvet. Otchet. Mezhdunarodnyi soyuz elektrosvyazi. Iyul' 2014. URL: http://os.x-pdf.ru/20raznoe/150140-1-otchet-ponimanie-kiberprestupnosti-yavlenie-zadachi-zakonodatelniy.php.
14.
Kiberprestupnost' i otmyvanie deneg. Proekt tipologicheskogo issledovaniya. Evraziiskaya gruppa po protivodeistviyu legalizatsii prestupnykh dokhodov i finansirovaniyu terrorizma. 2014. URL: https://eurasiangroup.org/files/Typologii%20EAG/Tipologiya_kiber_EAG_2014.pdf.
15.
Shirokov V. A., Bespalova E. V. Komp'yuternye prestupleniya: osnovnye tendentsii razvitiya // Yurist. 2006. № 10. S. 18-21.
16.
Shul'ts V. L., Kul'ba V. V., Shelkov A. B., Chernov I. V. Informatsionnoe upravlenie obespecheniem sotsial'noi stabil'nosti kak osnovy obshchestvennogo i gosudarstvennogo razvitiya. M.: IPU RAN. 2019. 211 s.
17.
Konovalov A. A., Naumov S. A., Kolesnikova D. D. Kiberprestupnost' kak global'naya ugroza ekonomicheskoi bezopasnosti: vidy, osobennosti, problemy protivodeistviya // Rostovskii nauchnyi zhurnal. 2018. № 1. S. 20-27.
18.
Manoilo A. V. Gosudarstvennaya informatsionnaya politika v osobykh usloviyakh. M.: MIFI. 2003. 388 s.
19.
Kosolapov Yu. V., Kostromina E. A., Sivova A. A. Kiberprestupleniya v sfere finansovykh uslug // Voprosy ekonomiki i prava. 2018. № 4 (118). S. 25-29.
20.
Kiberugrozy i informatsionnaya bezopasnost' v korporativnom sektore: tendentsii v mire i v Rossii. / Laboratoriya Kasperskogo. URL: https://media.kaspersky.com/ru/documents/kaspersky_global_it_security_risks_survey.pdf.
21.
Osipenko A. L. Setevaya komp'yuternaya prestupnost': teoriya i praktika bor'by. Omsk: Omsk. akad. MVD Rossii. 2009. 480 s.
22.
Klaverov V. B. Problemy protivodeistviya komp'yuternoi prestupnosti. URL: https://www.securitylab.ru/contest/382194.php.
23.
Prokhorova E. N. Razvitie pravookhranitel'noi sistemy Rossiiskoi Federatsii v sovremennykh usloviyakh // Vestnik Kaliningradskogo filiala Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2018. № 4 (54). S. 77-81.
24.
Stepanov O. A., Prokhorova E. N. O «silovoi» sostavlyayushchei pravookhranitel'noi sistemy, obespechivayushchei bezopasnoe osushchestvlenie gosudarstvennogo stroitel'stva v Rossii // Vestnik Akademii General'noi prokuratury Rossiiskoi Federatsii. 2014. № 6 (44). S. 11-15.
25.
Shevko N. R. Osobennosti raskrytiya i rassledovaniya kiberprestuplenii: problemy i puti resheniya // Uchenye zapiski Kazanskogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. 2016. T. 1. Vyp. 1. S. 13-16.
26.
Nesterovich S. A. Problemy rassledovaniya kiberprestuplenii, kotorye stoyat pered sotrudnikami sledstvennykh organov // Vestnik nauki obrazovaniya. 2018. T. 2. № 8 (44). S. 46-49.
27.
Yakovlev A. N. Rassledovanie kiberprestuplenii // Zhurnal Information Security / Informatsionnaya bezopasnost'. 2013. № 5. URL: http: lib.itsec.ru/articles2/cyberwar/rassledovanie-kiberprestupleniy.
28.
Afanas'ev A. Yu., Repin M. E. Ugolovno-protsessual'nye i kriminalisticheskie osobennosti rassledovaniya kiberprestuplenii // Kriminalisticheskoe obespechenie raskrytiya i rassledovaniya prestuplenii: materialy X Vserossiiskogo nauchno-prakticheskogo kruglogo stola. 26 fevralya 2016 g. Stavropol': SF KrU MVD Rossii. 2016. Ch. 1. S. 12-15.
29.
Glebova A. G. K voprosu o sozdanii edinogo sledstvennogo organa v Rossiiskoi Federatsii // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii. 2014. № 6. S. 138-141.
30.
D'yakonova O. G. O sozdanii edinogo organa po rassledovaniyu prestuplenii // Rossiiskii sledovatel'. 2010. № 12. S. 32-34.
31.
Saakyan D. O. Edinyi sledstvennyi komitet Rossii: vzglyady za i protiv // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta. 2014. Tom 20. № 3. S. 208-210.
32.
Tsareva E. D., Ushakov O. M. Sozdanie sledstvennogo komiteta - plyusy i minusy reformy // Sinergiya nauk. 2019. № 32. S. 837-841.
33.
Antonov I. A. I snova vozvrashchayas' k voprosu o edinom vnevedomstvennom sledstvennom komitete Rossiiskoi Federatsii (ugolovno-protsessual'nye, organizatsionno-strukturnye i dukhovno-nravstvennye voprosy) // Yuridicheskaya nauka: istoriya i sovremennost'. 2019. № 1. S. 155-160.
34.
Zotov A. Yu. Nuzhna li Rossiiskoi Federatsii reforma organov predvaritel'nogo sledstviya? // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2018. № 8 (126). S. 121-124.
35.
Kuznetsova S. M. Edinyi sledstvennyi komitet: za i protiv // Aktual'nye problemy teorii i praktiki ugolovnogo protsessa: sbornik materialov Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Rostov-na-Donu. Rostovskii yuridicheskii institut MVD RF. 2018. S. 7-12.
36.
Shul'ts V. L., Kul'ba V. V., Shelkov A. B., Chernov I. V. Upravlenie regional'noi bezopasnost'yu na osnove stsenarnogo podkhoda. M.: IPU RAN, 2014. 163 s.
37.
Kahn H. On escalation: Metaphors and scenarios. New York: Praeger. 1965. 308 p.
38.
Kahn H., Wiener A. The year 2000: A framework for speculations on the next 33-year. New York: Macmillan. 1967. 431 p.
39.
Akoff R. Iskusstvo resheniya problem. M.: Mir. 1982. 230 s.
40.
Ansoff I. Strategicheskoe upravlenie. M.: Ekonomika, 1989. 519 s.
41.
Roberts F. S. Diskretnye matematicheskie modeli s prilozheniyami k sotsial'nym, biologicheskim i ekologicheskim zadacham. M.: Nauka. 1986. 497 s.
42.
Forrester D. Mirovaya dinamika. SPb.: Izd-vo AST. 2003. 379 s.
43.
Medouz D. Kh., Medouz D. L., Randers I. Berens V. V. III. Predely rosta. M.: Izd-vo MGU. 1991. 208 s.
44.
Modeli i metody analiza i sinteza stsenariev razvitiya sotsial'no – ekonomicheskikh sistem: v 2-kh kn. / Pod red. V. L. Shul'tsa, V. V. Kul'by. M.: Nauka. 2012. Kn.1 304 s.; Kn. 2 – 358 s.
45.
Chernov I. V. Povyshenie effektivnosti upravlencheskikh reshenii na osnove ispol'zovaniya programmno-analiticheskogo kompleksa stsenarnogo analiza i prognozirovaniya // Vestnik RGGU. Seriya: Ekonomika. Upravlenie. Pravo. 2018. № 1 (11). S. 40-57.
46.
Monitoring ugolovnoi politiki Rossii / Pod obshch. red. prof. S. V. Maksimova. M.: Institut gosudarstva i prava RAN. 2015. 482 s.
47.
Kobets P.N. Rol' monitoringa i kriminologicheskogo analiza kriminal'noi situatsii v sfere protivodeistviya prestupnosti // Vestnik Moskovskogo finansovo-yuridicheskogo universiteta. 2014. № 2. S. 112-119.
48.
Zubova E. Kiberprestuplenii stanovitsya vse bol'she, odnako ikh raskryvaemost' umen'shaetsya // Advokatskaya gazeta. – URL: https://www.advgazeta.ru/novosti/kiberprestupleniy-stanovitsya-vse-bolshe-odnako-ikh-raskryvaemost-umenshaetsya/.
49.
Shul'ts V. L., Kul'ba V. V., Shelkov A. B., Chernov I. V. Upravlenie regional'noi bezopasnost'yu: analiz effektivnosti monitoringa sotsial'noi stabil'nosti // Trendy i upravlenie. 2015. № 3 (II). S. 199-216.
50.
Klishkov V. B., Pasynkov V. V., Stebeneva E. V. Kriminologicheskii monitoring: znachenie, etapy, metodika // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2017. № 4 (76). S. 122-127.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования – современные проблемы противодействия угрозам национальной и общественной безопасности в информационной сфере, а также противодействия киберпреступности, сценарный анализ создания единого следственного органа. Методология исследования основана на сочетании теоретического и модельного подходов с применением методов анализа, имитационного моделирования, визуализации, программирования, обобщения, сравнения, синтеза. Актуальность исследования обусловлена широким распространением процессов цифровизации во всех сферах современного общества и, соответственно, необходимостью изучения (в том числе имтационного моделирования) проблем противодействия угрозам национальной и общественной безопасности в информационной сфере, а также киберпреступности. Научная новизна связана с полученными авторами выводами о том, что происходящие и носящие устойчивый характер изменения общественных отношений в условиях широкомасштабной цифровизации приводят к появлению принципиально новых задач, стоящих перед правоохранительными органами. Одним из направлений совершенствования структуры правоохранительной системы является создание единого федерального следственного органа. Предложенный для решения рассматриваемых подход основан на сценарном анализе и моделировании процессов развития исследуемых ситуаций в политико-правовой, общественно-политической, социально-экономической и информационной сферах, а также во внешней среде. Стиль изложения научный. Статья написана русским литературным языком. Структура рукописи включает следующие разделы: Введение (современные темпы роста цифровой экономики, появление принципиально новых угроз и факторов нестабильности государства и общества, требования к эффективности, целенаправленности и скоординированности работы правоохранительной системы, появление новых проблем в области информационной безопасности, принципы, порядок, содержание и формы взаимодействия в виртуальной среде юридических и физических лиц в процессе осуществления хозяйственно-экономической деятельности и персональных коммуникаций, проблемы совершенствования правоохранительной системы), 1. Анализ современных проблем противодействия угрозам национальной и общественной безопасности в информационной сфере (развитие процессов цифровизации, смещение процессов противоправной деятельности в виртуальную среду, информационная агрессия стран Запада, новые механизмы внешней экспансии западных стран, различные проявления экстремизма, рост использования инфокоммуникационных технологий внутренними преступными сообществами, организациями террористического толка, радикальными группировками, мошеннических схем в Интернете, ряд принципиально новых угроз в социальной сфере), 2. Анализ проблем противодействия киберпреступности (киберпреступность – деяния, связанные с взаимодействием человека и техники, и связанные с организованным при помощи технических средств взаимодействием человека с человеком (группой людей), киберпреступления, Конвенция Совета Европы о киберпреступности, типология преступлений с точки зрения объекта противоправного воздействия с использованием цифровых технологий, группы киберпреступлений – экономические, политические, идеологические, социально-психологические, классификация преступлений в банковско-финансовой сфере, потери от кибератак, рост угроз возникновения сбоев и отказов систем автоматизации, негативная тенденция сокрытия бизнесом фактов хакерских атак и воровства данных, основные особенности киберпреступлений, и базовые тенденции развития киберпреступности, новые требования к эффективности работы правоохранительной системы, борьба с киберпреступлениями как одна из приоритетных функций правоохранительной системы – оснащение органов следствия развитым комплексом современных технических средств, разработка единой научно-методической базы по организации расследования киберпреступлений, необходимость качественного повышения уровня подготовки следователей и других категорий юристов по рассматриваемой специализации, создание единого следственного органа, анализ состояния и прогнозирование общественного и государственного развития, комплексная (в том числе прогнозная) оценка эффективности ожидаемых результатов реализации принимаемых решений, роль методологии сценарного анализа), 3. Сценарный анализ проблем создания единого следственного органа (сценарий как метод представления информации о возможных изменениях социально-экономических систем и выработки эффективных управленческих решений, сценарный подход – формальное построение синергических сценариев, или гипотетических траекторий движения моделируемой системы в фазовом пространстве ее переменных (факторов) на основе информации о ее структуре и желательных программах ее развития, аппроксимация тенденций развития исследуемой системы фрагментами траектории импульсных процессов на знаковых орграфах, математическая, графовая модель, пилотная версия специализированного программно-аналитического комплекса, автоматизация создания и модификации графовых моделей, процессов их исследования и анализа полученных результатов, сценарный анализ процессов интеграции следственных органов в единую структуру, структура базовой имитационной модели, сценарий 1 – организационные проблемы перехода к единому следствию, результаты моделирования, сценарий 2 – анализ угроз снижения качества и профессионализма следствия, результаты моделирования, сценарий 3 – специализация следствия внутри единого следственного органа, результаты моделирования, сценарий 4 – динамика развития следствия в условиях изменения криминогенной обстановки, укрупнённая схема взаимодействия факторов и угроз развития процессов цифровизации, задача создания единой методологии и системы криминологического мониторинга на уровнях информационном, базовом, проблемном, сценарий 5 – анализ угроз концентрации полномочий, проведение сценарного исследования, отрицательное влияние фактора «Коррупция» на факторы «Управляемость следствия» и «Уровень доверия социума федеральной власти», а также положительное или сдерживающее влияние моноцентризма и полицентризма на фактор «Коррупция» соответственно, результаты моделирования, сценарий 6 – усиление роли прокуратуры в осуществлении надзора за предварительным расследованием преступлений, результаты моделирования), Заключение (выводы), Библиография. Текст содержит 10 рисунков. Содержимое рисунка 1 может быть представлено текстом, нужно указать источник приведённых на рисунке 1 данных. Содержимое рисунков 4–10 необходимо пояснить, указать величины по осям, их размерность. Содержание в целом соответствует названию. В то же время фактически в части сценарного анализа фактически речь идёт лишь о проблеме создания единого следственного органа, иные вопросы трансформации в данном отношении не рассматриваются. Отдельно представлено также противодействие киберпреступности. Основания для разработки базовой имитационной модели (рисунок 3) не представлены, каике переменные отражены на рисунках 4–10 не ясно (как и то, почему моделируются именно такие, а не какие-либо иные сценарии, и именно столько). Соответствующий специализированный программно-аналитический для осуществления информационной поддержки принятия управленческих решений в сфере трансформации правоохранительной системы, а также исследования альтернативных сценариев развития ситуации в обществе и государстве в результате их реализации (его состав, структура, средства реализации, визуализации результатов моделирования), также не охарактеризован. Также в формулировке заголовка следует отметить что речь идёт, в основном, о системе правоохранительных органов Российской Федерации. Библиография включает 50 источников отечественных и зарубежных авторов – монографии, научные статьи. Библиографические описания некоторых источников нуждаются в корректировке в соответствии с ГОСТ и требованиями редакции, например: 2. Чернов И. В., Шелков А. Б., Богатырева Л. В. Региональная безопасность: информационная поддержка процессов управления обеспечением социальной стабильности на базе сценарного подхода // Вестник Евразийской науки. 2018. Т. 10. № 5. URL: https://esj.today/PDF/27ITVN518.pdf (дата обращения: 20.06.2019). 3. Новоселов С. В. Инструменты стратегий непрямых действий и «мягкой силы» в отношении России // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2017. № 3 (52). С. 142–150. 7. Матвеев А. В. Детерминанты религиозного и политического экстремизма // Пробелы в российском законодательстве. 2009. № 4. С. 174–176. 11. Дроздов И. А. Право в цифровую эпоху // Альманах «Цифровая экономика». М. : Сколково, 2017. С. 30–33. 26. Нестерович С. А. Проблемы расследования киберпреступлений, которые стоят перед сотрудниками следственных органов // Вестник науки и образования. 2018. Т. 2. № 8 (44). С. 46–49. 35. Кузнецова С. М. Единый следственный комитет: за и против // Актуальные проблемы теории и практики уголовного процесса : сборник материалов Международной научно-практической конференции. Ростов н/Д.: Ростовский юридический институт МВД РФ, 2018. С. 7–12. 44. Модели и методы анализа и синтеза сценариев развития социально – экономических систем : в 2-х кн. / под ред. В. Л. Шульца, В. В. Кульбы. М. : Наука, 2012. Кн. 1. 304 с.; Кн. 2. 358 с. Апелляция к оппонентам (Шульц В. Л., Кульба В. В., Шелков А. Б., Чернов И. В., Богатырева Л. В., Новоселов С. В., Карпович О. Г., Манойло А. В., Пономарева Е. Г., Матвеев А. В., Тимофеева Л. Д., Панцерев К. А., Гриняев С. Н., Дроздов И. А., Соловьев В. С., Герке М., Широков В. А., Беспалова Е. В., Коновалов А. А., Наумов С. А., Колесникова Д. Д., Косолапов Ю. В., Костромина Е. А., Сивова А. А., Осипенко А. Л., Клаверов В. Б., Прохорова Е. Н., Степанов О. А., Шевко Н. Р., Нестерович С. А., Яковлев А. Н., Афанасьев А. Ю., Репин М. Е., Глебова А. Г., Дьяконова О. Г., Саакян Д. О., Царева Е. Д., Ушаков О. М., Антонов И. А., Зотов А. Ю., Кузнецова С. М., Kahn H., Wiener A., Акофф Р., Ансофф И., Робертс Ф. С., Форрестер Д., Медоуз Д. Х., Медоуз Д. Л., Рандерс Й., Беренс В. В. III, Кобец П. Н., Зубова Е., Клишков В. Б., Пасынков В. В., Стебенева Е. В.) имеет место. В то же время обсуждение полученных результатов (раздел 3), их сопоставление с данными других исследователей желательно усилить. Замечен ряд опечаток: Так по данным полицейской службы Евросоюза, (Europol) – Так, по данным полицейской службы Евросоюза (Europol); составляет порядка 1,6 млн. руб. – составляет порядка 1,6 млн (ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ) руб.; в конце 50-х годов – в конце 1950-х годов; (первая просуществовала с 1992 по 2003 г.г., вторая – с 2008 по 2016 г.г.) – (первая просуществовала с 1992 по 2003 гг., вторая – с 2008 по 2016 гг.). Аббревиатуры СМИ, МВД при первом упоминании следует привести полностью. В целом рукопись соответствует основным требованиям, предъявляемым к научным статьям. Материал представляет интерес для читательской аудитории и после доработки может быть опубликован в журнале «Вопросы безопасности» (рубрика «Правовое обеспечение национальной безопасности»).

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Сегодня многочисленные исследователи – социологи, политологи, экономисты, философы – говорят о тех процессах цифровизации, которые охватывают различные стороны повседневной жизни. Более того, все сложнее отделить реальное от виртуального, хотя следует отметить, что по мнению различных аналитиков к условному виртуальному сектору можно отнести операторов связи, СМИ, все виды компаний новой цифровой экономики (онлайн-магазины, агрегаторы, маркетплейсы), организации финансового сектора и т.д. Говоря о значимости происходящих процессов, Президент Российской Федерации В.В. Путин отмечает: «Цифровая экономика – это не отдельная отрасль, по сути это уклад жизни, новая основа для развития системы государственного управления, экономики, бизнеса, социальной сферы, всего общества. Формирование цифровой экономики – это вопрос национальной безопасности и независимости России, конкуренции отечественных компаний». Глава Российского государства справедливо сравнивает задачу цифровизации экономики страны с электрофикацией первой половины XX в. В то же время наряду с новыми возможностями для экономики цифровизация порождает все большие требования к самому государству, а также к проблеме обеспечения информационной безопасности, без которой невозможно стабильное развитие страны. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются проблемы трансформации правоохранительной системы в условиях цифровизации. Автор ставит своей задачей проанализировать современные проблемы противодействия угрозам национальной и общественной безопасности в информационной сфере, рассмотреть проблемы противодействия киберпреступности, показать сценарный анализ проблем создания единого следственного органа с целью выработки эффективных управленческих решений, а также обосновать актуальность «задачи создания единой методологии и системы криминологического мониторинга как необходимого условия повышения эффективности и результативности расследования преступлений». Работа основана на принципах анализа и синтеза, объективности, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого лежит рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод. Научная новизна исследования заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать необходимые условия трансформации структуры правоохранительных органов с целью приведения ее в соответствие новым требованиям обеспечения общественной безопасности и социальной стабильности в условиях цифровизации экономики. Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя 50 различных источников и исследований, что вызывает уважение той кропотливой работе, которую проделал автор. Из используемых автором материалов отметим труды О.Г. Карповича, А.В. Манойло, Е.Г. Пономаревой, А.Л. Осипенко, Н.Р. Шевко, в которых рассматриваются вопросы цифровизации и киберпреступности, а также работы Е.Н. Прохоровой, А.Н. Яковлева, Е.Д. Царевой и О.М. Ушаковой, С.М. Кузнецовой, в центре внимания которых эволюция правоохранительных органов Российской Федерации. Известно, что важность библиографии состоит не только в научной, но и в просветительской точки зрения: после знакомства с текстом статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. На наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему. Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистов, но и широкому кругу читателей, всех кто интересуется как процессами цифровизации, так и обеспечением информационной безопасности. Аппеляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне полученной информации, собранной автором в ходе работы над исследованием. Структура статьи отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней выделяются ряд разделов, в том числе введение и заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «в условиях бурного развития и лавинообразного внедрения во все сферы человеческой деятельности информационно-коммуникационных технологий, существенным образом изменяющих принципы, порядок, содержание и формы взаимодействия в виртуальной среде юридических и физических лиц в процессе осуществления как хозяйственно-экономической деятельности, так и персональных (межличностных) коммуникаций, особую актуальность приобретают проблемы совершенствования правоохранительной системы». Автор указывает, что в России, как и во всем мире, набирают силу процессы роста киберпреступности: «высокие темпы роста количества преступлений и разнообразия форм противоправной деятельности в цифровой сфере, корыстная мотивация абсолютного большинства совершаемых киберпреступлений, усложнение методов, способов и приемов совершения киберпреступлений, рост криминального профессионализма осуществляющих киберпреступления лиц, снижение возраста киберпреступников и рост доли лиц, ранее не привлекавшихся к уголовной ответственности». На основе подробного анализа в работе обосновывается важность создания единого федерального следственного органа. Вместе с тем автор обращает внимание на то, что «крайне серьезную опасность представляет собой «переходный период» к новой организационной структуре, а также отсутствие действенного контроля за выполнением сконцентрированных в ее рамках функций предварительного следствия». Главным выводом статьи является то, что «возрастающая сложность и общественная значимость полноценного расследования совершенных с использованием высоких технологий преступлений и гарантированности неотвратимости наказания преступников объективно требует концентрации интеллектуальных, материальных и технических ресурсов в едином государственном следственном органе». Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена 10 рисунками, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в учебных курсах, так и в рамках трансформации правоохранительных органов. К работе есть отдельные замечания, например, в тексте имеются опечатки («Решение перечисленных задач позволит повысить качество следствия и укрепить доверие граждан как к правоохранительной система, так и институтам законодательной исполнительной власти в целом» и т.д.). Однако, в целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Вопросы безопасности».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"