Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Военная пропаганда в провинции 1930-х годов как инструмент защиты национальной безопасности СССР
Слезин Анатолий Анатольевич

доктор исторических наук

профессор, Тамбовский государственный технический университет

392032, Россия, Тамбовская область, г. Тамбов, ул. Мичуринская, 112, каб. 313

Slezin Anatoly Anatol'evich

Doctor of History

Professor, the department of History and Philosophy, Tambov State Technical University  

392032, Russia, Tambovskaya oblast', g. Tambov, ul. Michurinskaya, 112, kab. 313

anatoly.slezin@yandex.ru
Пузырев Алексей Юрьевич

кандидат исторических наук

старший преподаватель, кафедра История и философия, Тамбовский государственный технический университет

Puzyrev Aleksei Yur'evich

PhD in History

senior lecturer of the Department of History and Philosophy at Tambov State Technical University

lexx203@mail.ru
Аннотация. Считая отправной точкой советской военной пропаганды приход к власти в Германии национал-социалистов, авторы изучили материалы провинциальной периодической печати, сценарии парадов, демонстраций , различных праздничных мероприятий. В качестве способов решения задач по повышению обороноспособности страны рассматриваются как воспитание патриотизма, так и внедрение в общественное сознание "образа врага". По мнению авторов, советская военная пропаганда в деле повышения обороноспособности страны добилась значительных успехов, прежде всего, благодаря своей многогранности в воспитании патриотизма.
Ключевые слова: пропаганда, периодическая печать, парады, демонстрации, ОСОАВИАХИМ, провинция, образ врага, патриотизм, молодежь, обороноспособность
Дата направления в редакцию: 30-11-1999

Дата рецензирования: 01-12-1999

Дата публикации: 1-12-2012

Abstract. Based on the supposition that the starting point of military propaganda was the national socialists' coming to power in Germany, the authors of the article studied provincial print media, scenarios of parades, demonstrations and different festive activities. Patriotism and deliberate creation of the 'image of enemy' are viewed as the main goals of the policy aimed at increasing the defensive capacity of the country. Based on the author, Soviet military propaganda for the purposes of increasing the country's defensive capacity was quite successful. 

Keywords: propaganda, print media, parades, demostrations, Osoaviakhim, province, image of enemy, patriotism, youth, defensive capacity

Отправной точкой советской предвоенной пропаганды [1] является 1933 г., когда в Германии, с приходом к власти национал-социалистов, был провозглашён курс на уничтожение коммунизма и завоевание «жизненного пространства» для немцев на территории СССР [2]. Это событие побудило представителей правящей большевистской элиты к переоценке событий, происходивших на международной арене [3], и потребовало формирования в советской идеологии адекватной пропагандистской антифашистской линии.

Важным источником для изучения направленности советской пропаганды, исходя из политической обстановки, являются материалы периодической печати – главной формы советской пропаганды, ежедневно открыто и оперативно действовавшей на сознание народа. Ведущая роль печати в советской пропаганде была определена в постановлении ЦК ВКП (б) от 14 ноября 1938 г., в котором говорилось, что «в пропаганде… решающим оружием должна являться печать», поскольку она давала возможность «истину сразу сделать достижением всех» [4]. Такая форма представления позволяла полностью контролировать подаваемую пропагандой информацию.

Среди советских газет и журналов предвоенного времени особое место занимала газета «Правда». В Тамбовской области роль главного печатного органа играла газета «Тамбовская правда».

Любое событие в жизни советского общества служило началом пропагандистской деятельности, направленной в русло политического просвещения, укрепления веры в партию и правительство. Советская пропаганда была представлена, прежде всего, в средствах массовой информации ( печать, радио, телевидение) и в искусстве(театр, литература, кино).

Особенностью советской военной пропаганды являлось широкое привлечение различных парадов и демонстраций, устраиваемых по всевозможным поводам, особенно в связи с праздничными торжествами. Так, в параде 18 августа 1939 г. в честь Дня авиации в Тамбове участвовало 40 самолётов П-5 и 5 самолётов УТ-1. В ходе парада боевые самолёты продемонстрировали навыки ведения воздушного боя, бомбардировки наземных макетов, штурмовых операций. Программой было предусмотрено проведение показательного выступления «воздушный снайпер». В конце парада были организованы групповые прыжки парашютистов с 9 самолётов У-2 [5]. Для проведения праздника было изготовлено 100 афиш, 15 000 листовок, разбросанных над Тамбовом и его пригородами [6].

В День советского стрелка, отмечаемого 12 июня, Осоавиахимом организовывалась массовая сдача норм на значки «Юный Ворошиловский стрелок» (ЮВС) и «Ворошиловский стрелок» (ВС) I ступени. В программе проведения праздника предусматривались различные состязания в стрельбе из мелкокалиберной винтовки, боевой винтовки, револьвера, ручного пулемёта, станкового пулемёта, а также проведение дуэльных стрельб [7].

Главным советским праздником было празднование годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. В городах в обязательном порядке проводились парады и демонстрации. Например, в 1939 г. в г. Тамбове на парад вышли курсанты Тамбовского Краснознамённого пехотного училища, Тамбовского Краснознамённого кавалерийского училища, Тамбовского артиллерийско-оружейного технического училища, командный состав КУКСа, военных складов, отряды Осоавиахима и общества Красного Креста, которые прошли маршем по улицам города [8].

Не обходилось без политического подтекста и празднование Международного женского дня 8 марта. Так, на заседании Тамбовского обкома ВКП(б) в рамках празднования 8 марта 1941 г. планировалось провести беседы и доклады на предприятиях, в колхозах, учреждениях о значении Международного женского дня, с разъяснением современной международной обстановки и новых задач, поставленных перед советским народом XVIII съездом ВКП(б). По мнению партийного руководства области, 8 марта должно было проводиться, как «массовая политическая кампания, мобилизующая советских женщин и всех трудящихся на развёртывание социалистического соревнования, дальнейший подъём стахановского движения, своевременного и высококачественного выполнения производственных планов, успешную подготовку к весеннему севу» [9]. Бюро обкома обязало партийные организации повышать роль женщин в промышленности, транспорте, сельском хозяйстве, овладении специальностями, необходимыми в военное время [10].

Однако в сельской местности пропагандистская деятельность осуществлялась достаточно слабо и была привязана к отдельным организациям (вокзалам, библиотекам, мастерским и пр.). В избах (чаще-комнатах)-читальнях проходило изучение местных и центральных газет. Благодаря лёгкости восприятия наибольший интерес у читающей молодёжи вызывали небольшие заметки о международном положении. В государственных учреждениях, как правило, выписывались местные газеты, где наибольший интерес вызывало описание сельской жизни и колхозного хозяйства. В деревнях, где доступ к прессе был ограничен, в вопросах политики, как внешней, так и внутренней, помогали разобраться школьные учителя [11].

Далеко не всегда хорошо обстояли дела с пропагандистской деятельностью и в городах области, и, прежде всего, с распределением главного источника партийной пропаганды области – газеты «Тамбовская правда». Например, комитет ВЛКСМ Тамбовского завода «Комсомолец», отвечающий за массово-политическую работу среди молодёжи, слабо снабжал газетами заводские общежития. На одно общежитие приходился один экземпляр «Тамбовской правды» [12].

Нам представляется, что конечной целью советской военной пропаганды являлось повышение обороноспособности страны. Для реализации цели было необходимо:

· обеспечить непрерывное вовлечение граждан в оборонную работу;

· мотивировать население к сдаче норм на оборонные значки, в получении военных знаний;

· побуждать население к занятиям физической подготовкой;

· повышать моральное состояние граждан.

Для решения поставленных задач в сознание граждан Советского Союза пытались внедрить «образ врага», параллельно воспитывая патриотизм, чтобы на этой базе в дальнейшем управлять общественным сознанием в нужном советскому руководству русле.

Анализ материалов газеты «Тамбовская правда» за 1937 – июнь 1941 гг., выявил, что в советской предвоенной пропаганде, как было сказано выше, формировались два основных направления. С одной стороны, партия стремилась воспитывать советских людей в духе «большевистской партийности», «безграничной любви» к социалистической Родине, а, с другой –— в ненависти к врагам социализма [13]. Два этих направления находились в тесной взаимосвязи и не могли существовать друг без друга, являя собой единую систему.

Одним из ключевых направлений советской пропаганды на рубеже 1930-х – 1940-х гг. являлось создание и эволюция образа врага в сознании граждан. Для исторического анализа проблематики этой деятельности необходимо очертить ее границы и определиться с основными используемыми понятиями. Современные исследователи подчёркивают, прежде всего, динамичность представления образа врага в общественном сознании. Так, А.В. Фатеев понятие «образ врага» определяет как «идеологическое выражение общественного антагонизма, динамический символ враждебных государству и гражданину сил, инструмент политики правящей группы общества» [14]. Непостоянство образа врага подчёркивала и Е.С. Сенявская [15]. Следует заметить, что указанные исследователи изучали означенную проблему с точки зрения рядового гражданина. Мы утверждаем, что в общественном сознании образ существует как результат действия пропаганды. Уже затем, на этой базе появляется образ врага как результат личного опыта граждан, что и обуславливает его динамичность. Представляется целесообразным изучение проблемы «сверху», т.е. выявление способов и методов формирования первоначального образа врага в сознании граждан посредством советской пропаганды. В силу выше сказанного, наиболее близким для нас является определение, данное в энциклопедическом словаре «Политология», где под «образом врага» подразумевается «идеологический и психологический стереотип, позволяющий строить политическое поведение в условиях дефицита надежной информации о политическом оппоненте и о среде в целом» [16].

Ещё В.И.Ленин, указывая на неизбежность столкновения Советского Союза с империалистическими державами [17], основной упор в своих работах делал на классовые различия противостоящих сторон. В конце 1930-х гг. при новом соотношении классовых сил внутри страны центр тяжести классовой борьбы переместился на борьбу против «происков международного империализма» [18]. По представлению И.В. Сталина, опасность для СССР представляли не отдельные иностранные державы, а всё зарубежное «капиталистическое окружение» [19], которое «засылая к нам разведчиков, шпионов, диверсантов, террористов, показывает, как мы должны быть бдительны…, чтобы нам не причинили какой-либо пакости» [20]. При этом рабочий класс любого государства, в соответствии с принципами интернационализма, расценивался как потенциальный союзник: «трудящиеся капиталистических стран, доведённые до отчаяния кризисами, безработицей, нищетой, фашистским террором, империалистическими войнами, …хотят жить без фашизма, без капитализма. Они хотят социализма» [21]. Даже с появлением непосредственного врага социализма – фашистской идеологии, главным врагом СССР признавался пытающийся «спасти себя фашизмом» [22] капиталистический мир. Иными словами, врагами Советского Союза являлись только правительства капиталистических государств, «угнетавшие трудящихся всех стран». А поскольку враг был классовым, т.е., определённым по одному признаку, то и образ его должен был иметь вполне чёткие, конкретные, и, главное, неизменные в сути своей, очертания. Это говорит, в первую очередь, о необходимости статичного представления образа врага в советской пропаганде. В этом, на наш взгляд, и заключается принципиальное различие в изображаемом пропагандой и получаемом из личного опыта граждан, образе врага.

Механизм формирования образа врага носил двоякий характер: с одной стороны он был направлен на обоснование своей правоты на войне, описание своих достоинств, которые должны обеспечить победу, с другой – агрессивности противника, его коварства и жестокости [23]. Формирование образа врага имело конкретную цель государственной важности: сплотить и удержать в повиновении собственное население [24]. От правильности выбранной тактики, методов подачи информации и описания «образа врага» зависело качество управления массовым сознанием и поведением граждан, и, как следствие, обороноспособность государства. Поэтому, играя на чувствах граждан, пропагандисты стремились как можно более неприглядно показать образ врага, не стесняясь в выражениях. Например, руководство враждебных Советскому Союзу государств именовалось не иначе, как «кликой», «международными шавками», «бандитами», «варварами», «провокаторами и поджигателями войны», «милитаристами» [25]. Собственно говоря, и слова «фашизм» и «фашисты» неизменно сопровождались ассоциацией с понятием «враг» [26].

Под образом врага пропагандисты понимали идеологический и психологический стереотип, позволяющий строить политическое поведение в интересах страны. Сформированный пропагандой стереотип позволял, исходя из конкретных задач государства, применять его к любому реальному врагу с целью созданию у советских граждан определённого восприятия противника и связанного с этим дальнейшего поведения.

По сути, руководством страны был выработан у населения условный рефлекс на раздражитель – врага. А кого следует понимать под конкретным врагом Советского Союза, диктовала международная обстановка.

Представляется целесообразным в исследуемом периоде выделить наиболее важные события, результаты которых были способны изменить направление советской пропаганды в определении врагов СССР. Очевидно, что повлиять на их смену могли лишь военные и идеологические столкновения или мирные соглашения Советского Союза с другими государствами.

Первое интересующее нас событие произошло в 1936 г., когда в ходе Гражданской войны в Испании столкнулись коммунистические взгляды Советского Союза с фашистской идеологией Германии и Италии. В этот период советские газеты изобиловали гневными, обличающими и высмеивающими фашистов статьями. Параллельно выражалось сочувствие к испанским революционерам [27]. Германия в прессе рассматривалась как носительница фашистской идеологии, и осуждалось германское правительство, хотя немецкий народ воспринимался как пострадавший от фашистов [28]. Главными виновниками напряжённой ситуации в Европе советская пресса называла Великобританию и Францию, «боящихся не Гитлера, а только того, чтобы он не провалился» [29]. В условиях «сочувствия фашизму» [30], когда «британские твердолобые… вели капитулянтскую политику» [31], по мнению партийной печати, деятельность европейских стран «… оказалась дырявой ширмой, прикрывающей кровавые дела фашистских агрессоров» [32].

Резкой критике подвергся фашизм в связи с разоблачением «право-троцкистского» блока, членов которого в прессе называли «гадами», «выродками», «фашистскими наёмниками», «убийцами и шпионами» [33].

Следующий конфликт, но уже военный, произошел между СССР и Японией на Дальнем Востоке в 1939 г. Пресса оперативно, но достаточно слабо отреагировала на это событие посредством стандартных формулировок в адрес японских военных [34], правительства и «страдающего трудового народа Страны Восходящего солнца» [35]. Однако в результате использования политических коммуникаций, японцы ассоциировались в глазах большинства советских людей со словами «милитарист», «шпион», «враг», то есть в массовом сознании советских граждан было создано негативное отношение к Японии [36].

В августе 1939 г. советское руководство, убедившись в нежелании Великобритании и Франции идти на заключение равноправного военного союза, заключило Пакт о ненападении между Германией и СССР. Сразу после его подписания в советской пропаганде произошёл кардинальный поворот в освещении образа Германии, делая основной упор на дружбе с немецким народом [37]. Слово «фашизм» практически исчезло со страниц советских газет, появившись лишь однажды в качестве негативной характеристики Финляндии в связи с началом «Зимней» войны [38]. Однако, снятие антифашистских акцентов в освещении «германских» тем после заключения Договора о ненападении между Германией и СССР не оказало кардинального воздействия на сформированный пропагандой образ Германии. Часть советского населения продолжала воспринимать фашистскую Германию как основного врага Советского Союза, а заключенный мирный договор расценивался как политическая необходимость [39]. Неприязнь к фашизму прослеживалась даже в повседневной жизни. Например, М.А. Коновальцев в неопубликованной заметке «Тёмный уголок» в сентябре 1939 г., описывая незаконные действия руководителя тамбовского заготовительного пункта «Заготконь», называл их фашистскими [40]. Своё негативное отношение к фашизму высказывал в октябре 1939 г. И.Г. Семенов в статье «21 год ленинско-сталинского комсомола» [41], так же не вышедшей в печать. Здесь следует учитывать, что в понятие «фашизм» прессой вкладывался не только идеологический смысл, но и любая деятельность людей, стран, народов, не вписывающаяся в рамки социалистического представления о человеческом обществе.

Подписание 28 сентября 1939 г. советско-германского Договора о дружбе и границе продолжило тенденцию положительных отзывов о германском народе и дружбе с ним [42]. Последовавший за подписанием Пакта ввод советских войск на территорию Западной Белоруссии и Западной Украины, являвшихся частью распавшегося Польского государства, послужил началом в советской печати антипольской пропаганды. Врагами выставлялись польские помещики и польское правительство, «угнетавшие белорусов и украинцев» [43]. По словам многих очевидцев тех событий, советским населением, и, в частности, гражданами Тамбовской области, Польский поход Красной Армии был воспринят как «необходимая мера по освобождению братских народов Украины и Белоруссии» [44] от «остервеневших банд польского офицерья» [45].

С началом 30 ноября 1939 г. советско-финляндской войны, весь обличающий и высмеивающий гнев советской пропаганды [46] обрушился на головы «полуфашистского» [47] финляндского правительства, так же как и все правительства капиталистических стран, угнетающих собственный трудовой народ и «поджигающих войну Финляндии с СССР» [48]. Ответственность в развязывании войны советское правительство возложило на «иностранных империалистов» [49], и, в первую очередь, на «английскую военщину» [50].

Вполне чётко прослеживается тенденция жёсткой критики капиталистических стран, а также мы видим, хотя и не яркую, но продолжающуюся негативную линию отношения к фашизму в условиях «дружбы» с Германией. Население Советского Союза, благодаря материалам советской пропаганды, должно было воспринять действия Красной Армии как «необходимые» [51] для «защиты интересов Советского Союза» [52]. Советской пропагандой наряду с постулатом о миролюбивой политике СССР декламировалась мысль об «интернациональном долге» Красной Армии, что априори снимало с советского руководства все моральные обязательства. Лишь с началом Великой Отечественной войны 22 июня 1941 г. тон советской пропаганды в отношении к фашизму, к Германии и к остальному капиталистическому окружению резко изменился в результате новой расстановки политических и военных сил в мире [53]. Следует обратить внимание и на тот факт, что в период с 23 августа 1939 – по 22 июня 1941 гг. освещение фашизма и Германии с её союзниками в советской печати было перенесено из политического контекста в исторический [54].

Таким образом, очевидно, что в советской предвоенной пропаганде образ врага являлся константой. Вместе с тем, враги, исходя из конкретных политических условий, менялись. На протяжении всего исследуемого периода с 1937 по 22 июня 1941 гг. главным врагом СССР признавался пытающийся «спасти себя фашизмом» [55] капиталистический мир, «жизненные центры которого находятся в Лондоне и Нью-Йорке» [56].

На наш взгляд, такое представление полностью соответствует пропагандистским установкам советского руководства в области управления общественным сознанием граждан страны. Образ врага является неизменной категорией, а качественные характеристики реальных врагов не противоречат друг другу и имеют ряд общих признаков, отличаясь друг от друга лишь в деталях. Следует заметить, что определение «враг» в советской прессе носило субъективно-эмоциональный характер и отрицало понятие соперничества, которое могло конструктивно влиять на дальнейшую деятельность граждан.

Антитезой образа врага в советской пропаганде являлся «советский патриотизм». Главный идеолог и теоретик советского государства В.И. Ленин, отрицал наличие патриотизма в пролетарском обществе, считая это чувство пережитком буржуазного строя. Обозначив в своих трудах главных врагов советской России, и, указывая на необходимость борьбы с ними, Ленин, вместе с тем, определил мотив этой борьбы лишь в «желании» пролетариата стать «господствующим классом» [57]. На наш взгляд, эта теория оправдывала себя лишь в условиях стремления к мировой революции. Однако, в период строительства государства и социалистического общества в Советском Союзе возникла жизненная потребность в людях, мотивированных высокими чувствами любви и преданности своему государству и лояльными к большевистской партии. Поэтому И.В. Сталин, понимая необходимость патриотической составляющей, особенно в условиях нестабильной международной обстановки, развернул широкую работу по формированию в сознании граждан нового мышления. Считая изучение марксизма-ленинизма одним из обязательных пунктов идеологической подготовки советского гражданина, партия сама сознательно нарушила основополагающий постулат этой теории, начав патриотическое воспитание населения.

Являясь признанным авторитетом в национальном вопросе, И.В. Сталин видел силу советского патриотизма в «глубокой преданности и верности народа своей советской Родине», в «братском содружестве трудящихся всех наций… страны» [58]. Поэтому, в системе советского патриотизма отсутствовала этническая составляющая, вместо которой присутствовал элемент интернационального долга. Идеологической базой советского патриотизма являлась марксистско-ленинская теория, основанная на классовом превосходстве пролетариата. Политическую основу определяла советская государственность, а экономическую – система народного хозяйства страны.

На наш взгляд, понятие советского патриотизма наиболее полно отразил А.В. Фатеев, определив этот термин, как идеологический символ, при помощи которого ЦК ВКП(б) формировал у граждан психологическую установку на безусловную политическую лояльность государству и ударный труд в условиях уравнительного потребления и распределения для подавляющего большинства граждан [59]. Исходя из этого определения, главной особенностью советского патриотизма являлось сочетание в мировоззрении граждан любви к Родине с любовью к большевистской партии. Каждая из этих составляющих подавалась определённым образом, в тесной взаимосвязи с другой, в зависимости от конкретной обстановки их соотношение варьировалось.

Любовь к Родине советским гражданам прививалась путём изучения истории СССР, истории Красной Армии и Красного Флота, их боевого прошлого и настоящего, описания трудовых будней советских граждан. Освещая историю СССР на страницах газет, советские пропагандисты особое внимание обращали на примеры стойкости, героизма и верности Родине в борьбе против иноземных захватчиков [60]. Печать знакомила советский народ с мирными буднями армии и флота, рассказывала о боевой и политической подготовке воинов, о партийно-политической работе в Красной Армии и Военно-Морском Флоте, росте их технического оснащения, повышении боевой выучки личного состава [61]. Освещался исторический путь Красной Армии [62] и Флота. Главное внимание уделялось разъяснению назначения Советских Вооруженных Сил, как «оплота и стража мирного труда советских граждан». Гражданам Советского Союза постоянно внушалась мысль о непобедимости Красной Армии: «…война СССР против агрессоров будет самой справедливой из всех справедливых войн, какие знает история человечества. В войне против фашистских захватчиков наша Красная Армия переступит границы и нанесёт сокрушительный, смертельный удар всякому, кто попробует посягнуть» [63] на «священную советскую землю» [64]. Примечательно, что цитируемая нами статья была написана ещё в 1939 г. В другой статье «Непобедимая армия советского народа» [65] говорится, что проведённые в 1937 г. в «отдельных военных округах» манёвры, показали, что Красная Армия «совершенствуется в искусстве побеждать». Это при том, что в реальности всё обстояло иначе: тактические учения Киевского и Белорусского военных округов показали серьёзные недостатки в боевой подготовке Красной Армии [66].

Пропаганда боевых подвигов советских людей сочеталась с популяризацией трудовых свершений новаторов производства, рекордов советских летчиков, полярников, побед социалистического труда, достижений граждан во всех сферах деятельности: в СССР «труд является делом чести, славы, доблести и геройства» [67]. В многочисленных материалах газеты рассказывали о развитии индустриальной базы, о «крепнущей оборонной мощи» страны. Печатали в газетах сообщения о собственных планах и рекордах и простые граждане [68]. Одной из ведущих тем центральной и местной печати оставались регулярные призывы к увеличению выплавки стали, чугуна, проката, повышению производительности труда, особенно на оборонных заводах.

В патриотическом воспитании партия стремилась опереться на старые традиции русского воспитания, не противоречащие традициям советской государственности. Получили развитие ориентированные на поэтику героических былин новины [69]. Эти произведения народного творчества в былинных традициях прошлого воспевали современных героев, как, например, новина поэтессы Тамбовской области А. Анисимовой «Думы о Чапаеве» [70]. В форме частушек в общественное сознание внедрялось представление о демократичности и величии сталинской конституции [71], а также, в выгодном свете отражалась сельская жизнь [72]. В целом создавалось чувство силы и единения всего советского народа, общего стремления к строительству коммунистического общества.

Любовь к партии воспитывалась на изучении марксистско-лениниской теории, изучении выступлений советских лидеров, описании их жизненного пути, роли большевистской партии в истории Советского Союза. В сознание граждан внедрялась мысль о «правильности» и «мудрости» действий партии, и, в особенности, её руководителя, товарища Сталина [73]. И. Костенко в статье «Два мира» писал: «Наше будущее может быть только прекрасным. К нему ведёт нас партия большевиков и величайший гений человечества Иосиф Виссарионович Сталин» [74]. Советскому строю противопоставлялся капиталистический: «в то время, как в капиталистическом мире фашистские бандиты подвергают трудящихся зверским издевательствам, в нашей стране люди… живут радостно и счастливо» [75]. Результатом таких пропагандистских установок явилась гипертрофированность чувства любви к партии, ярким примером которого может служить письмо гражданина Кучерявого в редакцию «Тамбовской правды» в связи с подписанием советско-германского договора о ненападении: «…хочется громко, во всеуслышание прокричать: «Правильная политика, спасибо партии и правительству, их руководителям, великому СТАЛИНУ! (так в документе – А.П.)», …гениальная политика» [76]. Все достижения в жизни общества (порой и сомнительные) обязательно связывались с именем Сталина, и его ближайшими соратниками («сталинский урожай», «сталинский труд» и т.д.). Неудачи же списывались на врагов, как внешних, так и внутренних.

Одновременно одной из важнейших целей советской военной пропаганды являлось вовлечение граждан в оборонную работу, предполагавшую, в первую очередь, членство в оборонных обществах. Поэтому вызывает особый интерес выявление взаимосвязи между пропагандистской деятельностью и реальным результатом, критерием которого, на наш взгляд, может служить рост численности оборонных обществ.

Авторами был проведён корреляционный анализ влияния количества публикаций оборонной направленности в газете «Тамбовская правда» на показатели эффективности деятельности тамбовского областного совета крупнейшей оборонной организацией Советского Союза – Осоавиахима.

Для определения качественной характеристики тамбовской областной печати проведён структурно-тематический контент-анализ майских материалов газеты «Тамбовская правда» за исследуемый период, непосредственно влиявших на военно-патриотическое воспитание граждан. Критерием систематизации статей послужила классификация тематик публикаций, рассмотренная нами выше.

В категорию «Международные» вошли статьи, непосредственно затрагивающие политическую деятельность государств мира, а публикации, касающиеся стран, с которыми в исследуемый период произошли военные конфликты Советского Союза, были рассмотрены персонально.

Международная тематика, направленная на формирование образа идеологического врага и освещение деятельности реальных врагов, в «Тамбовской правде» во второй половине 1930-х гг. занимала значительное место. Большое внимание в этом контексте уделялось борьбе трудящихся всех стран за свои экономические и гражданские права [77], подавлению революционного движения внутри капиталистических государств [78], событиям в Испании, Китае [79], критике фашизма [80] и мировому антифашистскому движению. Однако после заключения пакта о ненападении с Германией со страниц советских газет критика фашизма исчезла.

Следует заметить, что местная печать не могла быть независимой в освещении международных отношений. Материалы, посвящённые этой тематике, в подавляющем большинстве случаев поставлялись ТАСС и публиковались в местной прессе без каких-либо изменений с временной разницей в одни сутки. Эти сообщения не предполагали для местной печати самостоятельного толкования событий и фактов.

Интерес к освещению международного положения резко вырос в связи с началом Второй Мировой войны. Подписание Пакта о ненападении с Германией повлекло отказ от публикаций, затрагивающих тематику фашизма вообще. Пик количества публикаций о Германии в исследуемый период пришёлся на 1940 г., что, как справедливо полагает О.И. Григорьева, является следствием смены советских пропагандистских установок [81]. Особенно заметен рост интереса к Великобритании и США, который, в отличие от интереса к Германии, в 1941 г. значительно не снижался.

Наибольшее количество публикаций о государствах, с которыми у Советского Союза произошли вооружённые столкновения в исследуемый период, приходится на год непосредственного конфликта и последующий (Польша, Япония – 1939 г.; Финляндия – 1940 г.).

В категорию публикаций патриотического содержания вошли статьи, которые, по нашему представлению, были призваны повышать у населения СССР уровень советского патриотизма. Наибольшую долю количества патриотически направленных публикаций составляли статьи, в которых описывались достижения сельского хозяйства. Обращает на себя внимание тенденция снижения количества публикаций, восхвалявших И.В. Сталина. По всей видимости, это связано с укреплением авторитета вождя и, как следствие, отсутствие необходимости его постоянного повышения. Однако это не говорит об отказе упоминаний о партийном лидере. Серьёзные достижения во всех сферах государства обязательно связывались с «мудростью» политики Сталина и его ближайшего окружения.

На общем фоне совершенно теряются публикации, затрагивающие тему Родины. Их количество в майских номерах «Тамбовской правды» за 4 года составило всего 7 статей. Следует обратить внимание, что само слово «Родина» в тамбовской прессе впервые было написано с большой буквы только 25 июня 1941 г. [82]

Выявлены характерные всплески количества патриотических публикаций в 1939 и 1941 гг., охарактеризовавшихся для Советского Союза началом масштабных военных конфликтов. В отдельную категорию нами были выделены статьи, напрямую затрагивающие деятельность спортивных и оборонных обществ Советского Союза. Судя по их количественному показателю, ключевыми годами для оборонной деятельности явились также 1939 и 1941 гг.

На наш взгляд, для объективного анализа необходимо провести сопоставление данных, полученных путём анализа майских публикаций «Тамбовской правды» и численных показателей Осоавиахима на 1 июня текущего года. Поскольку в архивных документах исчерпывающей статистической информации обнаружено не было, было решено провести математический расчёт для получения необходимых данных за 1939 и 1940 гг. В результате, среднестатистические показатели численности осоавиахимовских организаций Тамбовской области составили: в 1939 г. – 72 449 человек; в 1940 г. – 85 230 человек. Таким образом нами были получены исходные данные для проведения корреляционного анализа с целью выявления линейной зависимости между входным параметром (относительным количеством статей) и выходным (количеством членов Осоавиахима).

По результатам расчётов коэффициент линейной корреляции между процентным соотношением статей патриотического содержания к общему количеству публикаций в «Тамбовской правде» и количеством членов Осоавиахима составил 0,44. Такой показатель практически говорит об отсутствии линейной связи между исследуемыми показателями. Аналогичный коэффициент взаимосвязи публикаций, популяризирующих деятельность оборонных обществ, физкультуру и спорт и численности осоавиахимовских организаций равен 0,53, что говорит о наличии достаточной линейной зависимости. В то же время коэффициент линейной корреляции между публикациями международной направленности, т.е., преимущественно создающих образ врага или описание деятельности конкретного противника СССР и количеством членов Осоавиахима составил 0,62, что указывает на наличие линейной связи между исследуемыми показателями.

Результаты проведённого исследования интересны выявлением того факта, что наибольшее воздействие на общественное сознание оказывали публикации, не столько патриотического, сколько угрожающего содержания. Однако следует оговориться, что выявленные коэффициенты корреляции не полностью описывают взаимосвязи между исследуемыми параметрами. Поскольку на сознание граждан оказывали воздействие не только публикации в прессе, но и множество других факторов, совокупность которых и оказывала непосредственное мотивирующее воздействие на поведение населения.

Таким образом, в конце 1930-х гг. официальная пропаганда достигла огромного размаха. Всё советское пропагандировалось как самое лучшее в мире: советские танки, самолёты и т.д. Средства массовой информации поддерживали в обществе состояние эйфории: советские лётчики совершают беспосадочные перелёты, полярники дрейфуют на льдинах, легендарные полководцы стоят на страже советских границ. Солдат Красной Армии стал предметом для подражания, оборонные значки стали предметом гордости и престижа их обладателей. В мировоззрении советских людей формировался сознательный патриотизм, выражавшийся в понимании превосходства социализма над капитализмом, и требующий постоянного действия на благо социалистического Отечества. Советский патриотизм совмещал в себе элементы нравственности, идеологии, экономики, политики, территориальной идентификации, что весьма усложняло восприятие патриотического воспитания. Однако каждое из выявленных пропагандистских направлений находило своего конкретного читателя. И, в конечном счете, благодаря своей многогранности в воспитании патриотизма, советская предвоенная пропаганда добилась своей цели.

В целом, по воспоминаниям участников описываемых событий, у населения Советского Союза наблюдался сильный патриотический подъём. В результате субъективной подачи материалов о вооружённых конфликтах Советского Союза, организовывались митинги в поддержку политики СССР, рядовые рабочие и служащие брали на себя обязательства подготовки оборонных значкистов [84], росли ряды добровольцев, стремящихся к службе в РККА. Например, в призывные комиссии военкоматов в 1939 г. поступило много индивидуальных и коллективных писем призываемых с просьбой о зачислении в РККА. Многие льготники отказывались от льгот и хотели идти в РККА. В Токарёвский райвоенкомат поступило 19 заявлений учеников 1920 – 1923 гг. рождения о досрочном зачислении в РККА. А.И. Валов писал: «Как только услышал выступление Молотова, что войска вступают в Польшу», решил «пойти на защиту своей матери родины» (так в документе) [85]. Ученик 10 класса токарёвской средней школы С.И. Викторов просил досрочно принять его в ряды РККА «для защиты Социалистической родины» [86]. По Токарёвскому району в 1939 г. от льгот отказались 15 человек [87]. Например, М.И. Косоткин так объяснял своё решение: «учитывая сложившуюся международную обстановку на Западе,… отказываюсь от льгот и прошу зачислить меня в ряды РККА» [88]. Житель Мордовского района Ефрюшкин писал в РВК: «когда прочёл закон о всеобщей воинской обязанности, был очень рад. Я с нетерпением ждал призыва… Теперь мои мечты сбылись» [89].

В тоже время наблюдались и определенные незапланированные последствия военной пропаганды. Отсутствие объективности в оценке боевых качеств и постоянное возвеличивание Красной Армии, стремление советской власти к миру на фоне всеобщей милитаризации, по нашему мнению, породили в стране состояние абсолютной уверенности в непобедимости РККА, и, как следствие, нежелание части населения идти в армию. Верность нашего утверждения подтвердает докладная записка ГЛАВПУ РККА в ЦК ВКП (б) А.А. Жданову «О состоянии военной пропаганды среди населения» от января 1941 г [90].

Анализируя реальные результаты пропагандистской деятельности государства, необходимо принять во внимание влияние экономического положения региона на материальное состояние основной части населения. Как показали различные источники, жизненный уровень граждан, не имевших доступа к системе распределения, был весьма низок [91]. Кризис товарного снабжения конца 1930-х – начала 1940-х гг., ужесточение трудового законодательства на фоне низкой заработной платы и высоких налогов, неудовлетворённость жилищными условиями побуждали граждан к поиску путей выхода из сложившегося положения, а не к активной общественной жизни. Это, разумеется, снижало эффективность пропагандистской деятельности. Несмотря на то, что чувство советского патриотизма у граждан СССР было высоким, оно не всегда побуждало к обучению военному делу. Зачастую жизненные условия диктовали совершенно другие задачи, и личное неблагополучие не позволяло приносить собственные интересы в жертву государственным.

Библиография
1.
Под понятием «пропаганда» в данном случае понимается целенаправленное и политически мотивированное воздействие на сознание граждан с целью формирования их поведения в заданном направлении
2.
Григорьева О.И. Формирование образа Германии советской пропагандой в 1933 – 1941 гг. Автореф. дис. …канд. ист. наук. М., 2008. С. 16.
3.
Невежин В.А. «Если завтра в поход...». М.: Яуза, Эксмо, 2007. С. 91.
4.
О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском «Краткого курса истории ВКП(б)». М.: Политиздат, 1938. С.
5.
Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области (ГАСПИТО). Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1087. Л. 47.
6.
Там же. Л. 48.
7.
Там же. Д. 1098. Л. 85, 86.
8.
Там же. Д. 1087. Л. 54.
9.
Там же. Д. 2328. Л. 31.
10.
ГАСПИТО. Ф. П-1045. Д. 2328. Л. 31.
11.
Из личных бесед с И.М. Яшиным; Эктов Н. Политбеседы в школе // Тамбовская правда. 1939. 4 января.
12.
Тамбовский комсомол: грани истории. Т.1 (1918 – 1945) / А.А. Слезин, Бредихин В.Е. ,Никулин Р.Л. и др.. Тамбов: «Пролетарский светоч», 2008. С. 199.
13.
История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 – 1945: в 6 т. М.: Воениздат, 1960 – 1965. Т. 1. С. 429.
14.
Фатеев А.В. Образ врага в советской пропаганде 1945 – 1954 гг. Автореф. дис. …канд. ист. наук. М., 1998. С.3.
15.
Сенявская Е.С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России. М.: РОССПЭН, 1999. С. 255 – 256.
16.
Политология. Энциклопедический словарь. М.,1993.
17.
Ленин В.И. Речь на VIII съезде РКП (б) // Полн. собр. соч. Т. 38. С. 137 – 139.
18.
История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 – 1945: в 6 т. М.: Воениздат, 1960 – 1965. Т. 1. С. 426.
19.
Невежин В.А. «Если завтра в поход...». М.: Яуза, Эксмо, 2007. С. 92.
20.
Не забывать о капиталистическом окружении // Тамбовская правда. 1938. 29 января.
21.
Маляр М. Ставка мировой буржуазии будет бита // Тамбовская правда. 1939. 1 мая.
22.
Тамбовская правда. 1939. 1 мая.
23.
Сенявская Е.С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России. М.: РОССПЭН, 1999. С. 254.
24.
Фатеев А.В. Образ врага в советской пропаганде 1945 – 1954 гг. Автореф. дис. …канд. ист. наук. М., 1998. С.5.
25.
бование народа // Там же. 1939. 28 ноября; «Дейли Уоркер» о советско-финляндских отношениях // Правда. 1939. 4 декабря; Маляр М. Ставка мировой буржуазии будет бита // Тамбовская правда. 1939. 1 мая; Шут гороховый на посту премьера // Правда. 1939. 26 ноября; Новый образец фашистского варварства // Тамбовская правда. 1938. 17 мая Красная Армия уничтожит зарвавшихся бандитов // Правда. 1939. 29 ноября; Провокаторы просчитались // Правда. 1939. 29 ноября и др.
26.
«Дейли Уоркер» о советско-финляндских отношениях // Правда. 1939. 4 декабря; 24 часа в осажденном танке // Правда. 1937. 19 октября; Б.Р. Как фашистские лгуны сами себя высекли // Правда. 1938. 15 января; Раздавить гадину!, Проклятье фашистским выродкам!, Уничтожить фашистских наймитов! // Правда. 1938. 3 марта
27.
Николетти Н. Фашистские «планы» и действительность // Правда. 1937. 31 августа; Кольцов М. 24 часа в осажденном танке // Правда. 1937. 19 октября; Б.Р. Как фашистские лгуны сами себя высекли // Правда. 1938. 15 января
28.
Фашисты замалчивают подвиги советских летчиков, Германия закрывает Англии доступ к Бискайской руде // Правда. 1937. 22 июля; Введение трудовой повинности для женщин в Германии // Тамбовская правда. 1939. 8 января; Каторжные законы о рабочем дне в Германии // Тамбовская правда. 1939. 11 января.
29.
Тарле Е.В. Что даёт «Краткий курс истории ВКП (б) для понимания причин возникновения империалистической войны и истории современной международной политики // Тамбовская правда. 1939. 8 января.
30.
Костенко И. Два мира // Тамбовская правда. 1939. 1 января.
31.
Викторов Я. Международное обозрение // Тамбовская правда. 1938. 14 мая.
32.
Тамбовская правда. 1939. 1 января.
33.
Раздавить гадину!, Проклятье фашистским выродкам!, Уничтожить фашистских наймитов! // Правда. 1938. 3 марта; Приговор всего советского народа // Пионерская правда. 1938. 14 марта
34.
Сосновиков В.В. Могущество Красной Армии // Тамбовская правда. 1939. 4 мая.
35.
Антивоенные настроения в Японии, Снижение зарплаты японским рабочим // Тамбовская правда. 1939. 15 мая.
36.
Ложкина А.С. Образ Японии в советском общественном сознании (1931 – 1939). Автореф. дис. …канд. ист. наук. М. 2009. С. 24.
37.
Законы огромной государственной важности // Правда. 1939. 3 сентября
38.
«Дейли Уоркер» о советско-финляндских отношениях // Правда. 1939. 4 декабря
39.
ГАТО. Ф. Р-1499. Оп. 1. Д. 903. Л. 112, Там же. Д. 904. Л. 101; из личных бесед с Кондрашовым Д.К, Щербаковым А.М. и др.
40.
ГАТО. Ф. Р-1499. Оп. 1. Д. 903. Л. 104.
41.
Там же. Л. 112.
42.
Прибытие в Москву министра иностранных дел Германии г. фон-Риббентропа // Тамбовская правда. 1939. 28 сентября; Германо-советский договор о дружбе и границе между СССР и Германией, Заявление советского и германского правительств // Тамбовская правда. 1939. 30 сентября
43.
Восстание в Восточной Галиции // Правда. 1939. 13 сентября
44.
Из личных бесед с Кондрашовым Д.К, Щербаковым А.М. и др.
45.
Могучая, непобедимая // 1939. 10 ноября.
46.
Шут гороховый на посту премьера // Правда. 1939. 26 ноября; Будем бить врага беспощадно // Правда. 1939. 29 ноября
47.
Правда. 1939. 4 декабря
48.
Рост недовольства политикой финляндского правительства // Правда. 1939. 24 ноября
49.
Речь по радио Председателя Совет Народных Комиссаров СССР тов. В.М. Молотова // Правда. 1939. 30 ноября
50.
Правящие круги Финляндии провоцируют войну с СССР // Тамбовская правда. 1939. 20 ноября.
51.
Смирительных рубах у нас хватит // Тамбовская правда. 1939. 28 ноября; Нота правительства – требование народа // Там же; Голос советской интеллигенции // Там же; Велик гнев советского народа // Там же.
52.
Из личных бесед с Кондрашовым Д.К., Боднаром А.Н., Щербаковым А.М. и др.
53.
Отечественная война //Тамбовская правда. 1941. 23 июня; Германскому фашизму несдобровать // Там же; Грудью отстоим родину // Там же; Дадим сокрушительный отпор фашистским варварам // Там же и др.
54.
Например: Речь Гитлера в Мюнхене // Тамбовская правда. 1939. 11 ноября; После взрыва в Мюнхене // Там же; Соболезнование Советского правительства Германскому правительству // Там же; Похороны жертв взрыва в Мюнхене // Там же. 12 ноября; Арест виновника покушения в Мюнхене // Там же. 23 ноября и т.д.
55.
Маляр. М. Ставка мировой буржуазии будет бита // Тамбовская правда. 1939. 1 мая.
56.
«Дейли Уоркер» о советско-финляндских отношениях ...
57.
Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 38. С. 137 – 139.
58.
Сталин И.В. Великий подвиг советского народа в Отечественной войне // О Великой Отечественной войне Советского Союза (5-е изд.). М.: ОГИЗ, 1947. С. 160.
59.
Фатеев А.В. Образ врага в советской пропаганде 1945 – 1954 гг. Автореф. дис.…канд. ист. наук. М., 1998. С.3.
60.
Например: Зубков И. Великий русский полководец А.В. Суворов // 1940. 18 мая; На съёмках «Александра Невского» // Тамбовская правда // 1938. 26 января.
61.
Обогащенная новой техникой Красная Армия стоит уверенно на страже нашей родины // Тамбовская правда. 1938. 17 февраля.
62.
Почему Красной Армии удалось разгромить белогвардейцев и интервентов // Тамбовская правда. 1938. 17 февраля; Создание Красной Армии и ее победы в гражданской войне // Там же и др.
63.
Тамбовская правда. 1939. 8 января.
64.
Титов Д. Безгранична наша преданность родине // Тамбовская правда. 1939. 9 января.
65.
Непобедимая армия советского народа // Тамбовская правда. 1938. 1 января.
66.
Смирнов А. Большие маневры // Родина № 4. 2000. С 87 – 92.
67.
Елумахов Н. Дело чести, доблести и геройства. // Тамбовская правда. 1939. 1 января.
68.
Герасимов Ф.Г. Хочется жить и работать на благо Родины // Тамбовская правда. 1938. 1 января; Острякова Т.В. Хорошо жить // Там же.
69.
Иванова Т. Песни о вождях / Родина № 6. 2000. С. 45.
70.
Анисимова А. Думы о Чапаеве // Тамбовская правда. 1939. 12 января.
71.
Тамбовский комсомол: грани истории... С. 203.
72.
Частушки // Тамбовская правда. 1939. 5 июля; Колхозные частушки о Красной Армии // Там же. 15 июля.
73.
Алушкина А.К. Вместе с великим Сталиным // Тамбовская правда. 1938. 12 января Тамбовская правда. 1939. 1 января.
74.
Тамб. правда. 1939. 1 янв.
75.
Ещё одно доказательство торжества социалистической системы // Тамбовская правда. 1939. 1 января.
76.
ГАТО. Ф. Р-1499. Оп. 1. Д. 904. Л. 101.
77.
Япония на рубеже 1937-38 года // Тамбовская правда. 1938. 1 января
78.
Бедственное положение германского крестьянства // Тамбовская правда. 1938. 17 февраля; Волнения, мятежи массовые расстрелы в Германии// Там же. 14 февраля.
79.
В «Тамбовской правде» были постоянными рубрики: «На фронтах в Испании» и «Военные действия в Китае», перепечатываемые по сообщениям ТАСС из газеты «Правда».
80.
Холоденко А.А.«Расовая теория» фашизма в действии // Тамбовская правда. 1938. 16 мая; Заметают следы // Там же. 15 февраля.
81.
Григорьева О.И. Формирование образа Германии советской пропагандой в 1933 – 1941 гг. Автореферат дис. … канд. ист. наук. М., 2008. С. 20.
82.
Решенин А., Решенин Д., Решенин Ф. На защиту матери-Родины // Тамбовская правда. 1941. 25 июня; Единство и сплоченность // Там же.
83.
Государственный архив Тамбовской области (ГАТО). Ф. Р3716. Оп. 1. Д. 1. Л. 9, 65, 99, 171. Д. 3. Л. 151; ГАСПИТО. Ф. 1045. Оп. 1. Д. 567. Л. 127. Д. 2545. Л. 17; Ф. 1184. Оп. 1. Д. 509. Л.3, 25; .Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1693. Л. 152.
84.
ГАСПИТО. Ф.П-1045. Оп. 1. Д. 1086. Л.3.
85.
Там же.Д. 1096. Л. 46.
86.
Там же. Л. 47.
87.
Там же. Л. 46-47.
88.
Там же. Л. 47-48.
89.
ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп.1. Д. 1096. Л. 48.
90.
г. Документы. О состоянии военной пропаганды среди населения // Известия ЦК КПСС. 1990. № 5. С. 191.
91.
Осокина Е.А. За фасадом «сталинского изобилия»: Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации. 1927 – 1941. М., 1999. С. 184 – 215; Антимонов М.Ю. Жизненный мир старшеклассника 1937 – 1941 гг. (на материалах Тамбовской области). Дисс. ... канд. ист. наук. Тамбов, 2006. С. 57, 95; 200 лет Тамбовской губернии и 60 лет Тамбовской области. Историко-статистический сборник. Тамбов, 1997. С. 60, 61; из личных бесед с Ярцевым П.М., Кондрашовым Д.К. и др.
92.
А.А. Слезин, А.А. Беляев — Провинциальный комсомол в системе взаимоотношений советского государства и Русской православной церкви (1940-е — начало 1960-х гг.)//Политика и Общество, №1-2010
93.
Слезин А.А. Регулирование состава комсомола на рубеже 1920-х-1930-х годов и трансформация общественного правосознания//Право и политика, №3-2010
94.
Слезин А.А. Политическое просвещение молодёжи 1920-х годов как звено системы политического контроля//Политика и Общество, №3-2010
95.
Слезин А.А. Современные исследования о становлении советской системы политического контроля//Право и политика, №6-2010
96.
Слезин А.А. , Пузырев А.Ю. Советская военная пропаганда в провинции как инструмент повышения обороноспособности государства накануне войны//Национальная безопасность / nota bene, №5-2010
97.
Слезин А. А., Щупленков О. В. Сохранение и формирование национально-культурной идентичности у молодежи Российского Зарубежья в 1920–1930-е годы//Политика и Общество, №11-2011
98.
А. А. Слезин, О. В. Щупленков — Общественно-политические течения молодежи Российского Зарубежья 1920-1930-х гг. в поисках сохранения национальной идентичности//Право и политика, №7-2012 98. Слезин А. А. История раннего комсомола: к характеристике архивно-источниковой базы//Исторический журнал: научные исследования, №5-2012
99.
Титлина М.В. Проблемы религиозной свободы в философской, богословской и правовой мысли россии на рубеже XIX-XX вв.//Философия и культура, №8-2011
100.
Максименко Е. П. Некоторые аспекты советской пропагандистской кампании в связи с присоединением к СССР территорий Западной Украины и Западной Белоруссии (1939 – 1941 гг.).//Политика и Общество, №3-2011
101.
Червонная С. М. «Реализм без берегов» Роже Гароди и понятие границ и берегов в советской идеологии//Культура и искусство, №2-201
102.
О. В. Шинин Взаимодействие органов безопасности Дальнего Востока с государственными и партийными органами в процессе разведывательной работы. 1922–1941 годы // Исторический журнал: научные исследования. - 2012. - 5. - C. 31 - 44.
103.
Е. Ю. Бондаренко Международно-правовые аспекты военного плена в межгосударственных и российских нормативно- правовых актах конца XIX – XX вв. // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. - 2012. - 2. - C. 155 - 171.
References (transliterated)
1.
Pod ponyatiem «propaganda» v dannom sluchae ponimaetsya tselenapravlennoe i politicheski motivirovannoe vozdeistvie na soznanie grazhdan s tsel'yu formirovaniya ikh povedeniya v zadannom napravlenii
2.
Grigor'eva O.I. Formirovanie obraza Germanii sovetskoi propagandoi v 1933 – 1941 gg. Avtoref. dis. …kand. ist. nauk. M., 2008. S. 16.
3.
Nevezhin V.A. «Esli zavtra v pokhod...». M.: Yauza, Eksmo, 2007. S. 91.
4.
O postanovke partiinoi propagandy v svyazi s vypuskom «Kratkogo kursa istorii VKP(b)». M.: Politizdat, 1938. S.
5.
Gosudarstvennyi arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii Tambovskoi oblasti (GASPITO). F. P-1045. Op. 1. D. 1087. L. 47.
6.
Tam zhe. L. 48.
7.
Tam zhe. D. 1098. L. 85, 86.
8.
Tam zhe. D. 1087. L. 54.
9.
Tam zhe. D. 2328. L. 31.
10.
GASPITO. F. P-1045. D. 2328. L. 31.
11.
Iz lichnykh besed s I.M. Yashinym; Ektov N. Politbesedy v shkole // Tambovskaya pravda. 1939. 4 yanvarya.
12.
Tambovskii komsomol: grani istorii. T.1 (1918 – 1945) / A.A. Slezin, Bredikhin V.E. ,Nikulin R.L. i dr.. Tambov: «Proletarskii svetoch», 2008. S. 199.
13.
Istoriya Velikoi Otechestvennoi voiny Sovetskogo Soyuza. 1941 – 1945: v 6 t. M.: Voenizdat, 1960 – 1965. T. 1. S. 429.
14.
Fateev A.V. Obraz vraga v sovetskoi propagande 1945 – 1954 gg. Avtoref. dis. …kand. ist. nauk. M., 1998. S.3.
15.
Senyavskaya E.S. Psikhologiya voiny v XX veke: istoricheskii opyt Rossii. M.: ROSSPEN, 1999. S. 255 – 256.
16.
Politologiya. Entsiklopedicheskii slovar'. M.,1993.
17.
Lenin V.I. Rech' na VIII s''ezde RKP (b) // Poln. sobr. soch. T. 38. S. 137 – 139.
18.
Istoriya Velikoi Otechestvennoi voiny Sovetskogo Soyuza. 1941 – 1945: v 6 t. M.: Voenizdat, 1960 – 1965. T. 1. S. 426.
19.
Nevezhin V.A. «Esli zavtra v pokhod...». M.: Yauza, Eksmo, 2007. S. 92.
20.
Ne zabyvat' o kapitalisticheskom okruzhenii // Tambovskaya pravda. 1938. 29 yanvarya.
21.
Malyar M. Stavka mirovoi burzhuazii budet bita // Tambovskaya pravda. 1939. 1 maya.
22.
Tambovskaya pravda. 1939. 1 maya.
23.
Senyavskaya E.S. Psikhologiya voiny v XX veke: istoricheskii opyt Rossii. M.: ROSSPEN, 1999. S. 254.
24.
Fateev A.V. Obraz vraga v sovetskoi propagande 1945 – 1954 gg. Avtoref. dis. …kand. ist. nauk. M., 1998. S.5.
25.
bovanie naroda // Tam zhe. 1939. 28 noyabrya; «Deili Uorker» o sovetsko-finlyandskikh otnosheniyakh // Pravda. 1939. 4 dekabrya; Malyar M. Stavka mirovoi burzhuazii budet bita // Tambovskaya pravda. 1939. 1 maya; Shut gorokhovyi na postu prem'era // Pravda. 1939. 26 noyabrya; Novyi obrazets fashistskogo varvarstva // Tambovskaya pravda. 1938. 17 maya Krasnaya Armiya unichtozhit zarvavshikhsya banditov // Pravda. 1939. 29 noyabrya; Provokatory proschitalis' // Pravda. 1939. 29 noyabrya i dr.
26.
«Deili Uorker» o sovetsko-finlyandskikh otnosheniyakh // Pravda. 1939. 4 dekabrya; 24 chasa v osazhdennom tanke // Pravda. 1937. 19 oktyabrya; B.R. Kak fashistskie lguny sami sebya vysekli // Pravda. 1938. 15 yanvarya; Razdavit' gadinu!, Proklyat'e fashistskim vyrodkam!, Unichtozhit' fashistskikh naimitov! // Pravda. 1938. 3 marta
27.
Nikoletti N. Fashistskie «plany» i deistvitel'nost' // Pravda. 1937. 31 avgusta; Kol'tsov M. 24 chasa v osazhdennom tanke // Pravda. 1937. 19 oktyabrya; B.R. Kak fashistskie lguny sami sebya vysekli // Pravda. 1938. 15 yanvarya
28.
Fashisty zamalchivayut podvigi sovetskikh letchikov, Germaniya zakryvaet Anglii dostup k Biskaiskoi rude // Pravda. 1937. 22 iyulya; Vvedenie trudovoi povinnosti dlya zhenshchin v Germanii // Tambovskaya pravda. 1939. 8 yanvarya; Katorzhnye zakony o rabochem dne v Germanii // Tambovskaya pravda. 1939. 11 yanvarya.
29.
Tarle E.V. Chto daet «Kratkii kurs istorii VKP (b) dlya ponimaniya prichin vozniknoveniya imperialisticheskoi voiny i istorii sovremennoi mezhdunarodnoi politiki // Tambovskaya pravda. 1939. 8 yanvarya.
30.
Kostenko I. Dva mira // Tambovskaya pravda. 1939. 1 yanvarya.
31.
Viktorov Ya. Mezhdunarodnoe obozrenie // Tambovskaya pravda. 1938. 14 maya.
32.
Tambovskaya pravda. 1939. 1 yanvarya.
33.
Razdavit' gadinu!, Proklyat'e fashistskim vyrodkam!, Unichtozhit' fashistskikh naimitov! // Pravda. 1938. 3 marta; Prigovor vsego sovetskogo naroda // Pionerskaya pravda. 1938. 14 marta
34.
Sosnovikov V.V. Mogushchestvo Krasnoi Armii // Tambovskaya pravda. 1939. 4 maya.
35.
Antivoennye nastroeniya v Yaponii, Snizhenie zarplaty yaponskim rabochim // Tambovskaya pravda. 1939. 15 maya.
36.
Lozhkina A.S. Obraz Yaponii v sovetskom obshchestvennom soznanii (1931 – 1939). Avtoref. dis. …kand. ist. nauk. M. 2009. S. 24.
37.
Zakony ogromnoi gosudarstvennoi vazhnosti // Pravda. 1939. 3 sentyabrya
38.
«Deili Uorker» o sovetsko-finlyandskikh otnosheniyakh // Pravda. 1939. 4 dekabrya
39.
GATO. F. R-1499. Op. 1. D. 903. L. 112, Tam zhe. D. 904. L. 101; iz lichnykh besed s Kondrashovym D.K, Shcherbakovym A.M. i dr.
40.
GATO. F. R-1499. Op. 1. D. 903. L. 104.
41.
Tam zhe. L. 112.
42.
Pribytie v Moskvu ministra inostrannykh del Germanii g. fon-Ribbentropa // Tambovskaya pravda. 1939. 28 sentyabrya; Germano-sovetskii dogovor o druzhbe i granitse mezhdu SSSR i Germaniei, Zayavlenie sovetskogo i germanskogo pravitel'stv // Tambovskaya pravda. 1939. 30 sentyabrya
43.
Vosstanie v Vostochnoi Galitsii // Pravda. 1939. 13 sentyabrya
44.
Iz lichnykh besed s Kondrashovym D.K, Shcherbakovym A.M. i dr.
45.
Moguchaya, nepobedimaya // 1939. 10 noyabrya.
46.
Shut gorokhovyi na postu prem'era // Pravda. 1939. 26 noyabrya; Budem bit' vraga besposhchadno // Pravda. 1939. 29 noyabrya
47.
Pravda. 1939. 4 dekabrya
48.
Rost nedovol'stva politikoi finlyandskogo pravitel'stva // Pravda. 1939. 24 noyabrya
49.
Rech' po radio Predsedatelya Sovet Narodnykh Komissarov SSSR tov. V.M. Molotova // Pravda. 1939. 30 noyabrya
50.
Pravyashchie krugi Finlyandii provotsiruyut voinu s SSSR // Tambovskaya pravda. 1939. 20 noyabrya.
51.
Smiritel'nykh rubakh u nas khvatit // Tambovskaya pravda. 1939. 28 noyabrya; Nota pravitel'stva – trebovanie naroda // Tam zhe; Golos sovetskoi intelligentsii // Tam zhe; Velik gnev sovetskogo naroda // Tam zhe.
52.
Iz lichnykh besed s Kondrashovym D.K., Bodnarom A.N., Shcherbakovym A.M. i dr.
53.
Otechestvennaya voina //Tambovskaya pravda. 1941. 23 iyunya; Germanskomu fashizmu nesdobrovat' // Tam zhe; Grud'yu otstoim rodinu // Tam zhe; Dadim sokrushitel'nyi otpor fashistskim varvaram // Tam zhe i dr.
54.
Naprimer: Rech' Gitlera v Myunkhene // Tambovskaya pravda. 1939. 11 noyabrya; Posle vzryva v Myunkhene // Tam zhe; Soboleznovanie Sovetskogo pravitel'stva Germanskomu pravitel'stvu // Tam zhe; Pokhorony zhertv vzryva v Myunkhene // Tam zhe. 12 noyabrya; Arest vinovnika pokusheniya v Myunkhene // Tam zhe. 23 noyabrya i t.d.
55.
Malyar. M. Stavka mirovoi burzhuazii budet bita // Tambovskaya pravda. 1939. 1 maya.
56.
«Deili Uorker» o sovetsko-finlyandskikh otnosheniyakh ...
57.
Lenin V.I. Poln. sobr. soch. T. 38. S. 137 – 139.
58.
Stalin I.V. Velikii podvig sovetskogo naroda v Otechestvennoi voine // O Velikoi Otechestvennoi voine Sovetskogo Soyuza (5-e izd.). M.: OGIZ, 1947. S. 160.
59.
Fateev A.V. Obraz vraga v sovetskoi propagande 1945 – 1954 gg. Avtoref. dis.…kand. ist. nauk. M., 1998. S.3.
60.
Naprimer: Zubkov I. Velikii russkii polkovodets A.V. Suvorov // 1940. 18 maya; Na s''emkakh «Aleksandra Nevskogo» // Tambovskaya pravda // 1938. 26 yanvarya.
61.
Obogashchennaya novoi tekhnikoi Krasnaya Armiya stoit uverenno na strazhe nashei rodiny // Tambovskaya pravda. 1938. 17 fevralya.
62.
Pochemu Krasnoi Armii udalos' razgromit' belogvardeitsev i interventov // Tambovskaya pravda. 1938. 17 fevralya; Sozdanie Krasnoi Armii i ee pobedy v grazhdanskoi voine // Tam zhe i dr.
63.
Tambovskaya pravda. 1939. 8 yanvarya.
64.
Titov D. Bezgranichna nasha predannost' rodine // Tambovskaya pravda. 1939. 9 yanvarya.
65.
Nepobedimaya armiya sovetskogo naroda // Tambovskaya pravda. 1938. 1 yanvarya.
66.
Smirnov A. Bol'shie manevry // Rodina № 4. 2000. S 87 – 92.
67.
Elumakhov N. Delo chesti, doblesti i geroistva. // Tambovskaya pravda. 1939. 1 yanvarya.
68.
Gerasimov F.G. Khochetsya zhit' i rabotat' na blago Rodiny // Tambovskaya pravda. 1938. 1 yanvarya; Ostryakova T.V. Khorosho zhit' // Tam zhe.
69.
Ivanova T. Pesni o vozhdyakh / Rodina № 6. 2000. S. 45.
70.
Anisimova A. Dumy o Chapaeve // Tambovskaya pravda. 1939. 12 yanvarya.
71.
Tambovskii komsomol: grani istorii... S. 203.
72.
Chastushki // Tambovskaya pravda. 1939. 5 iyulya; Kolkhoznye chastushki o Krasnoi Armii // Tam zhe. 15 iyulya.
73.
Alushkina A.K. Vmeste s velikim Stalinym // Tambovskaya pravda. 1938. 12 yanvarya Tambovskaya pravda. 1939. 1 yanvarya.
74.
Tamb. pravda. 1939. 1 yanv.
75.
Eshche odno dokazatel'stvo torzhestva sotsialisticheskoi sistemy // Tambovskaya pravda. 1939. 1 yanvarya.
76.
GATO. F. R-1499. Op. 1. D. 904. L. 101.
77.
Yaponiya na rubezhe 1937-38 goda // Tambovskaya pravda. 1938. 1 yanvarya
78.
Bedstvennoe polozhenie germanskogo krest'yanstva // Tambovskaya pravda. 1938. 17 fevralya; Volneniya, myatezhi massovye rasstrely v Germanii// Tam zhe. 14 fevralya.
79.
V «Tambovskoi pravde» byli postoyannymi rubriki: «Na frontakh v Ispanii» i «Voennye deistviya v Kitae», perepechatyvaemye po soobshcheniyam TASS iz gazety «Pravda».
80.
Kholodenko A.A.«Rasovaya teoriya» fashizma v deistvii // Tambovskaya pravda. 1938. 16 maya; Zametayut sledy // Tam zhe. 15 fevralya.
81.
Grigor'eva O.I. Formirovanie obraza Germanii sovetskoi propagandoi v 1933 – 1941 gg. Avtoreferat dis. … kand. ist. nauk. M., 2008. S. 20.
82.
Reshenin A., Reshenin D., Reshenin F. Na zashchitu materi-Rodiny // Tambovskaya pravda. 1941. 25 iyunya; Edinstvo i splochennost' // Tam zhe.
83.
Gosudarstvennyi arkhiv Tambovskoi oblasti (GATO). F. R3716. Op. 1. D. 1. L. 9, 65, 99, 171. D. 3. L. 151; GASPITO. F. 1045. Op. 1. D. 567. L. 127. D. 2545. L. 17; F. 1184. Op. 1. D. 509. L.3, 25; .F. P-1045. Op. 1. D. 1693. L. 152.
84.
GASPITO. F.P-1045. Op. 1. D. 1086. L.3.
85.
Tam zhe.D. 1096. L. 46.
86.
Tam zhe. L. 47.
87.
Tam zhe. L. 46-47.
88.
Tam zhe. L. 47-48.
89.
GASPITO. F. P-1045. Op.1. D. 1096. L. 48.
90.
g. Dokumenty. O sostoyanii voennoi propagandy sredi naseleniya // Izvestiya TsK KPSS. 1990. № 5. S. 191.
91.
Osokina E.A. Za fasadom «stalinskogo izobiliya»: Raspredelenie i rynok v snabzhenii naseleniya v gody industrializatsii. 1927 – 1941. M., 1999. S. 184 – 215; Antimonov M.Yu. Zhiznennyi mir starsheklassnika 1937 – 1941 gg. (na materialakh Tambovskoi oblasti). Diss. ... kand. ist. nauk. Tambov, 2006. S. 57, 95; 200 let Tambovskoi gubernii i 60 let Tambovskoi oblasti. Istoriko-statisticheskii sbornik. Tambov, 1997. S. 60, 61; iz lichnykh besed s Yartsevym P.M., Kondrashovym D.K. i dr.
92.
A.A. Slezin, A.A. Belyaev — Provintsial'nyi komsomol v sisteme vzaimootnoshenii sovetskogo gosudarstva i Russkoi pravoslavnoi tserkvi (1940-e — nachalo 1960-kh gg.)//Politika i Obshchestvo, №1-2010
93.
Slezin A.A. Regulirovanie sostava komsomola na rubezhe 1920-kh-1930-kh godov i transformatsiya obshchestvennogo pravosoznaniya//Pravo i politika, №3-2010
94.
Slezin A.A. Politicheskoe prosveshchenie molodezhi 1920-kh godov kak zveno sistemy politicheskogo kontrolya//Politika i Obshchestvo, №3-2010
95.
Slezin A.A. Sovremennye issledovaniya o stanovlenii sovetskoi sistemy politicheskogo kontrolya//Pravo i politika, №6-2010
96.
Slezin A.A. , Puzyrev A.Yu. Sovetskaya voennaya propaganda v provintsii kak instrument povysheniya oboronosposobnosti gosudarstva nakanune voiny//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №5-2010
97.
Slezin A. A., Shchuplenkov O. V. Sokhranenie i formirovanie natsional'no-kul'turnoi identichnosti u molodezhi Rossiiskogo Zarubezh'ya v 1920–1930-e gody//Politika i Obshchestvo, №11-2011
98.
A. A. Slezin, O. V. Shchuplenkov — Obshchestvenno-politicheskie techeniya molodezhi Rossiiskogo Zarubezh'ya 1920-1930-kh gg. v poiskakh sokhraneniya natsional'noi identichnosti//Pravo i politika, №7-2012 98. Slezin A. A. Istoriya rannego komsomola: k kharakteristike arkhivno-istochnikovoi bazy//Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya, №5-2012
99.
Titlina M.V. Problemy religioznoi svobody v filosofskoi, bogoslovskoi i pravovoi mysli rossii na rubezhe XIX-XX vv.//Filosofiya i kul'tura, №8-2011
100.
Maksimenko E. P. Nekotorye aspekty sovetskoi propagandistskoi kampanii v svyazi s prisoedineniem k SSSR territorii Zapadnoi Ukrainy i Zapadnoi Belorussii (1939 – 1941 gg.).//Politika i Obshchestvo, №3-2011
101.
Chervonnaya S. M. «Realizm bez beregov» Rozhe Garodi i ponyatie granits i beregov v sovetskoi ideologii//Kul'tura i iskusstvo, №2-201
102.
O. V. Shinin Vzaimodeistvie organov bezopasnosti Dal'nego Vostoka s gosudarstvennymi i partiinymi organami v protsesse razvedyvatel'noi raboty. 1922–1941 gody // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. - 2012. - 5. - C. 31 - 44.
103.
E. Yu. Bondarenko Mezhdunarodno-pravovye aspekty voennogo plena v mezhgosudarstvennykh i rossiiskikh normativno- pravovykh aktakh kontsa XIX – XX vv. // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. - 2012. - 2. - C. 155 - 171.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"