Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Экологическая безопасность в системе национальной безопасности: проблемы современного понимания
Бутова Екатерина Владимировна

аспирант, кафедра административного и международного права, Белгородский государственный национальный исследовательский университет

308023, Россия, Белгородская область, г. Белгород, ул. Садовая, 118 В, оф. 102

Butova Ekaterina Vladimirovna

Postgraduate at the Department of Administrative and International Law of Belgorod National Research University

308023, Russia, Belgorod, ul. Sadovaya, 118 V, of. 102

belyaeva_g@bsu.edu.ru
Аннотация. В статье на основе систематизации ранее существовавших подходов к проблеме реализуется попытка модернизации понятия и сущности экологической безопасности как вида национальной безопасности. Автором излагаются имеющиеся в юридической науке общетеоретические и отраслевые подходы к определению понятий «безопасность», «национальная безопасность», «экологическая безопасность», позволяющие выработать понятие экологической безопасности, соответствующее как новым социальным реалиям, так и принятым в последнее время в Российской Федерации стратегическим правовым документам, определяющим государственно-правовую политику в различных сферах общественных отношений. В работе использованы различные общенаучные приемы и способы логического познания: анализ и синтез, абстрагирование, моделирование, системно-структурный, функциональный и формально-логический подходы. Данная статья имеет как общетеоретический концептуальный, так и отраслевой характер, является комплексным междисциплинарным исследованием, направленным на модернизацию понятия экологической безопасности в свете современных представлений о национальной безопасности в целом. В рамках подготовленной статьи ее автором осуществлен сравнительный анализ научных подходов к пониманию сущности и содержания понятий «национальная безопасность» и «экологическая безопасность».
Ключевые слова: безопасность, экологическая безопасность, правовое регулирование, национальная безопасность, национальные интересы, угрозы, охрана окружающей среды, стратегия экологической безопасности, экология, состояние защищенности
DOI: 10.7256/2409-7543.2016.6.21573
Дата направления в редакцию: 29-12-2016

Дата рецензирования: 29-12-2016

Дата публикации: 10-01-2017

Abstract. Based on the systematization of the preexisting approaches to the problem, the article attempts to modernize the concept and the essence of ecological safety as a form of the national security. The author sets forth the existing general theoretical and branch approaches of jurisprudence to the definition of the concepts “security”, “national security” and “ecological safety”, which help develop the concept of ecological safety, conforming to both the new social realia and the recently adopted strategical legal documents of the Russian Federation, determining the state policy in different spheres of social relations. The author applies various general scientific approaches and methods of logical cognition: analysis, synthesis, abstraction, modeling, the system-structural, functional and formal-logical approaches. The study is of a general theoretical and branch character. It is aimed at the modernization of the ecological safety concept in the context of the modern views on the national security in general. The author carries out the comparative analysis of scientific approaches to the understanding of the essence and the content of the “national security” and “ecological safety” concepts. 

Keywords: security, ecology, ecological safety strategy, environmental protection, threats, national interests, national security, legal regulation, ecological safety, safety

Реформирование российской правовой системы ставит перед государством целый ряд задач, важнейшей из которых является совершенствование административно-правового регулирования экологической безопасности.

С одной стороны, законодательство об экологической безопасности достигло достаточно высокого уровня развития, с другой стороны,о во многих нормативных актах в экологической сфере понятие «экологическая безопасность» даже не упоминается в то время, как само их содержание свидетельствует о том, что они направлены на поддержание состояния защищенности населения и имущества от резкого масштабного негативного воздействия на окружающую среду, а объектом их регулирования выступают источники такого потенциального воздействия - экологически опасные виды деятельности.

Еще одной проблемой в развитии действующего законодательства в экологической сфере следует признать «узкое» (и уже не соответствующее современным реалиям) понятие экологической безопасности. Легальная дефиниция рассматриваемого феномена в настоящее время сформулирована в принятом в почти 15 лет тому назад Федеральном законе «Об охране окружающей среды», согласно статье 1 которого экологическая безопасность есть «состояние защищенности природной среды и жизненно важных интересов человека от возможного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, их последствий» [7].

Данная формулировка, конечно же, соответствовала реалиям своего времени. Достаточно вспомнить об актуальном на время принятия Закона об охране окружающей среды Законе Российской Федерации «О безопасности», введенном в действие Постановлением Верховного Совета 5 марта 1992 г., который впервые на официальном уровне закрепил определение понятия безопасности как «состояния защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз» [1].

Однако время не стоит на месте – приняты новые нормативные акты в сфере безопасности и уже третья (со времени принятия природоохранного закона – авт.) Стратегия национальной безопасности, в соответствии с которой понятие национальная безопасность (являющееся родовым по отношению к экологической безопасности) сформулировано более широко и включает не только «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз», но и оговорку о том, что оно является основой обеспечения «… реализации конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации, достойного качества и уровня их жизни, суверенитета, независимости, государственной и территориальной целостности, устойчивого социально-экономического развития Российской Федерации» [2].

Следует также отметить, что в Федеральном законе от 28 декабря 2010 года № 390-ФЗ «О безопасности» определены основные принципы и содержание деятельности по обеспечению безопасности государства, общественной безопасности, экологической безопасности, безопасности личности, иных видов безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации, которые в совокупности обозначены как безопасность, национальная безопасность [8], однако само понятие «безопасность» в данном нормативно-правовом акте отсутствует.

Таким образом, понятие «экологическая безопасность» в современных условиях требует переосмысления, что вызвано как модернизаций общественных отношений (и, как следствие, появления новых жизненно важных интересов и новых экологических угроз), так и развитием действующего законодательства в сфере безопасности.

Исследование в избранном ключе предлагаем начать с рассмотрения этимологии понятия «безопасность».

В современных юридических исследованиях понятие «безопасность» используется достаточно широко и употребляется применительно к самым различным процессам, как природным, так и социальным, посредством таких терминов, как «безопасность», «национальная безопасность», «государственная безопасность», «международная безопасность», «глобальная безопасность» и других. При этом оно характеризуется многозначностью, что приводит, как к различным трактовкам самого понятия «безопасность», так и неопределенности понятийного аппарата общей теории безопасности как самостоятельной науки. В этой связи считаем справедливым мнение В.А. Спиридоновой, согласно которому термин «безопасность» в научной литературе весьма многозначен, но до сих пор не выработано четкого определения этого понятия и, что более важно отсутствует целостная концепция его понимания [26, с. 208].

Подчеркнем, что безопасность (во всех ее проявлениях – государственная, национальная, экономическая, экологическая, информационная, демографическая и т.д.) является одной из важнейших категорий современной науки и практики. Являясь доминантой жизнедеятельности общества, безопасность не может оставаться неизменной в различных условиях его трансформации, поэтому ее содержание нуждается в постоянном уточнении.

В Российской империи термин «государственная (национальная) безопасность» долгое время вообще не употреблялся, впервые оно было закреплено в Положении о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия от 14 августа 1881 г. [3]. То есть обеспечение безопасности граждан признавалось предметом регулирования полицейского права, то есть относилось к предупреждению опасности от внутренних угроз.

В Советской России «безопасность» фактически отождествлялась с государственной безопасностью, которая как официальное понятие было введено в нашей стране в 1934 г. при образовании в составе НКВД Главного управления государственной безопасности. В 1936 году термин «государственная безопасность» был официально включен в текст Конституции СССР (пункт «и» статьи 14 главы 2) и начал употребляться в официальных актах органов советского государства и в советской юридической литературе.

В 90-е годы ХХ века как реакция на необходимость выработки новой концепции безопасности в Российской Федерации, в юридической науке в трудах А.И. Васильева, А.В. Возженикова, И.Н. Глебова, С.В. Гущина, М.И. Дзлиева, Ю.И. Дерюгина, В.Л. Манилова, В.И. Митрохина, Г.В. Осипова, А.А. Прохожева, В.П. Сальникова, В.В. Серебрянникова, С.В. Степашина, А.Д. Урсула, Л.И. Шершнева и других получают новое звучание вопросы о сущности понятий «безопасность», «государственная безопасность», «национальная безопасность».

Одновременно с общественно-политическими дискуссиями в нашей стране шла выработка официальной государственной концепции безопасности, выразившейся в принятии целого ряда официальных документов. Понятие «национальная безопасность» в Российском законодательстве был закреплен в Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации» в 1995 году [4]. Далее официальный подход властей к проблемам безопасности России был представлен в Послании Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации «О национальной безопасности» (июль 1996 г.) [5], затем в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации в декабре 1997 года и уточненной в 2000 г.

Характерно, что в Законе об информации 1995 года и последующих нормативно-правовых актах (Концепции и Стратегиях национальной безопасности) был закреплен принципиально новый для нашей страны прогрессивный подход к проблеме безопасности, основанный на признании высшей ценности прав, свобод и законных интересов личности и общества.

В юридической науке, начиная с 90-х годов прошлого века, также предпринимаются попытки систематизации подходов к определению безопасности в целом и национальной безопасности, в частности.

Так, С.З. Павленко разработана типологизация определений понятия «безопасность» в социальном контексте по следующим параметрам: 1) определения, которые характеризуют безопасность как состояние защищенности интересов личности, общества и государства; 2) определения, которые рассматривают безопасность через отсутствие опасности; 3) определения, согласно которым безопасность является свойством системы; 4) определения, характеризующие безопасность как специфическую деятельность государственных органов; 5) дефиниции, обозначающие безопасность как определенное состояние [23, с. 94-99]..

В свою очередь, А.И. Поздняков полагает наиболее распространенными три концептуальных подхода к определению безопасности: 1) официальный, в рамках которого безопасность определяется как защищенность интересов (в том числе и национальных) от угроз; 2) системно-философский, сторонники которого акцентируют внимание на необходимости сохранения целостности, устойчивости, стабильности, нормального функционирования, устойчивого развития системы (страны, государства, общества как социальной системы); 3) аксиологический, рассматривающий безопасность как защищенность ценностей, принадлежащих субъекту (стране, обществу, коллективу, личности), от значимого для него ущерба [24].

М. Бондаренко предлагает представленные в общественно-политических науках концепции безопасности, исходя из их содержания, условно подразделить на две основные группы: а) охранительный подход, основанный на сопоставлении опасности и безопасности, их диалектике; здесь безопасность определяется как гипотетическое отсутствие опасности, реальная защищенность от опасностей, способность надежно противостоять опасностям и угрозам; б) охранительно-функциональный подход, согласно которому безопасность рассматривается с позиций внутренней организации, функционирования и развития какого-либо объекта, системы, их взаимодействия с окружающей средой. Безопасность здесь определяется не только как возможность и способность кого-либо или чего-либо охранять, оборонять себя, а, прежде всего, как свойство объекта, системы выживать, развиваться и совершенствоваться, их способность сохранять свои особые качества, как отсутствие противоречий в функционировании и развитии объекта, системы, которые могут привести их к разрушению [11, с. 18-19].

Приведенные выше точки зрения позволяют выделить в содержании национальной безопасности два основных элемента: национальные интересы (в интерпретации некоторых ученых - интересы объектов безопасности и и угрозы этим интересам.

Как представляется, выделенные нами элементы являются определяющими сущность явления «национальная безопасность»в целом и «экологическая безопасность, в частности, поскольку, во-первых, интересы личности общества и государства являются потенциально действующими; во-вторых, требуют постоянной защиты и, в-третьих, находятся под воздействием постоянных угроз, при отсутствии которых ставилась под сомнение целесообразность существования самого понятия «национальная безопасность» как средство избавления от последних. По аналогии – если бы не было правонарушений, не нужна была бы и ответственность.

Следует отметить, что национальные интересы и угрозы являются определяющими понятиями при формировании большинства определений национальной безопасности, представленных в современной юридической литературе; при этом одними авторами делается акцент на национальных интересах, другими – на угрозах безопасности.

Так, представителем теории национальной безопасности как «защите от угроз», можно по праву признать Н.С. Нижник, по мнению которой, безопасность представляет собой «состояние или положение объекта безопасности, когда для него нет опасности, то есть изменений свойств в худшую сторону»; «состояние, обеспечивающее достаточную экономическую и военную мощь нации для противления угрозам для ее существования, исходящим как из других стран, так и изнутри собственной страны»; «реальную способность быть свободными от внешней опасности» [21, с. 131].

В свою очередь, Е.А. Олейников рассматривает национальную безопасность как «защищенность жизненно важных интересов личности (граждан), общества и государства, а также национальных ценностей и образа жизни от широкого спектра внешних и внутренних угроз, различных по своей природе (военных, экономических, экологических, политических, информационных и др.)» [22, с. 156].

Схожие взгляды на национальную безопасность как социальное явление (состояние), направленное на защиту (преодоление) угроз представлены в трудах таких ученых, как В.А. Каламанов [14], В.А. Колокольцев [16], Н. Луман [19], И.А. Чихарев [27] и других.

Следует отметить, что подобный вектор в исследовании вопросов национальной безопасности в большей степени характерен для публикаций 90-х годов ХХ века, когда научный писк был обусловлен необходимостью поиска основных направлений решения наиболее острых социальных проблем, в частности, предотвращения угрозы саморазрушения личности, общества, экономики и государства под воздействием внутренних кризисов; преодоления социально- экономических противоречий путем эволюционных преобразований.

Обозначенный выше взгляд на проблемы национальной безопасности, то есть как противостояние угрозам, способность государства к их отражению, обеспечение защиты от них, нашли свое отражение в законе РФ «О безопасности» и принятых Советом Безопасности России в 1995 году «Основных положениях государственной стратегии в области обеспечения экономической безопасности» [6].

Принципиально иной точки зрения, основанной на признании приоритета национальных интересов (интересов личности, общества и государства) придерживаются представители второго направления.

В частности, К.Х. Ипполитов, критикуя ориентацию на угрозы, пишет буквально следующее: «акцентирование на угрозе, как исходном ключевом элементе понятия и содержания национальной безопасности делает нас заложниками этих угроз, что объясняется, прежде всего, тем, что угроза вторична, она — проявление не опасностей, а чего-то более существенного, порождающего зарождение и развитие опасностей и угроз, как признаков проявления опасностей» [13, с. 161]. И, в целом, с данным замечанием можно согласиться, поскольку более прогрессивным, на первый взгляд, является ориентация на приоритет интересов общества, государства и личности в качестве целей обеспечения безопасности для их последовательного развития.

Однако, какой приоритетной, на первый взгляд, не представлялась бы та или иная концепция, очевидно, что истину следует искать где-то посередине. Так, по мнению В.В. Мамонова, национальная безопасность представляет собой «совокупность внутренних и внешних условий существования личности, общества, государства, обеспечивающих достойную жизнь гражданам, защиту интересов общества, суверенитет народа, исключающих возможность насильственного изменения конституционного строя» [20, с. 111]. То есть сущность и содержание национальной безопасности ученый раскрывает не только через защиту государства от внешних нападений и консолидации военной мощи государства, но и посредством существования совокупности определенных условий в обществе, обеспечиваемых государством и направленных на реализацию жизненно важных интересов индивида и общества в целом.

В рамках этого общего подхода (учитывающего противоположные, на первый взгляд, мнения) национальная безопасность в целом представляет собой своеобразную систему гарантий защиты жизненно важных интересов государства, общества и личности от внутренних и внешних угроз.

Таким образом, в самом общем виде под национальной безопасностью предлагаем понимать состояние защищенности личности, общества и государства от широкого спектра внутренних и внешних угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод граждан, достойные качество и уровень их жизни, суверенитет, независимость, государственная и территориальная целостность, устойчивое социально-экономическое развитие государства.

Таковы основные подходы определению родового понятия национальной безопасности современной России. Обратимся непосредственно к изучению понятия «экологическая безопасность».

Имеет место развивающее основные положение Закона об охране окружающей среды определение экологической безопасности как «состояния защищенности окружающей среды, населения, территорий, хозяйственных и иных объектов от различных угроз, возникающих вследствие негативных изменений компонентов окружающей среды в результате антропогенной деятельности, природных явлений и противоправных деяний» [9].

Н.Н. Веденин включает в понятия экологической безопасности и меры по ее обеспечению. С его точки зрения, экологическая безопасность - это «состояние защищенности человека, общества, государства и окружающей природной среды от негативного природного и техногенного воздействия, обеспечиваемое организационно-правовыми, экономическими, научно-техническими и иными средствами» [12].

О.С. Колбасов вообще определяет экологическую безопасность как «...систему мер, устраняющих угрозу массовой гибели людей в результате такого неблагоприятного антропогенного изменения состояния природной среды на планете, при котором человек как биологический вид лишается возможности существовать, так как не сможет удовлетворять свои естественные физиологические и социальные потребности жизнедеятельности за счет окружающего материального мира» [15], фактически отождествляя понятие безопасности с системой (механизмом) ее обеспечения, что представляется методологически неверным.

М.И. Русаков полагает, что экологическая безопасность – это юридико-организационная защищенность личности, общества и государства, основанная на комплексе мер по прогнозированию, предотвращению либо компенсации наступления негативных экологических событий и явлений [25, с.15]. С одной стороны, ученый «разводит» понятие безопасности и мер по ее обеспечению, однако, с другой стороны, не раскрывает, как представляется, в полной мере сущность именно безопасности экологической.

Н.А. Чертова, с нашей точки зрения, неверно формулирует определяющее слово при определении экологической безопасности. По ее мнению, это «закрепленная в правовых институтах система отношений по поводу окружающей среды, которая представляет собой основу нормального стабильного существования общества и создания условий, при которых состояние окружающей среды не представляет опасности для человека» [17, с. 16]. Мы считаем, что безопасность не может формулироваться как система отношений, поскольку это, прежде всего, правовое состояние.

Попыткой комплексного подхода к решению проблемы исследования следует признать монографическое исследование Н.А. Шеяфетдиновой, которая рассматривает экологическую безопасность с точки зрения субъективного и объективного начала. «Объективный аспект экологической безопасности, по мнению автора, предполагает ее трактовку в качестве состояния, при котором соблюдается баланс (между воздействием на природу и интересами личности, общества, государства, мирового сообщества), основанный на принципах: самоценности природы, ее первичности по отношению к человеку и безусловном приоритете интересов сохранения благополучного состояния природы над «сиюминутными» (не соответствующим перспективным, глобальным) интересами человека, в случае их противоречия и невозможности достижения компромисса (баланса) между ними». А экобезопасность, в субъективном аспекте, – это «осознание личностью, обществом, человечеством защищенности своих жизненно важных интересов от возможного антропогенного или природного негативного воздействия, которое может привести к неблагоприятным последствиям в состоянии здоровья человека» [28, с. 5-6].

Анализ вышеприведенных мнений позволяет констатировать, что определение безопасности как состояния защищенности прочно утвердилось как в современном законодательстве, так и юридической науке. Как представляется, с использованием словосочетания «состояние защищенности» для определения экологической безопасности можно согласиться. В то же время приведенные определения достаточно «скупо» характеризуют ту сферу отношений, в которой преломляется это «состояние защищенности», то есть категориальная принадлежность термина «экологическая безопасность» остается невыясненной.

В этой связи вынуждены полностью согласиться с мнением Н.Н. Барабшовой: «Признавая несомненную важность точности и выверенности юридических формулировок, отметим, что идеальную и всеобъемлющую формулировку такого сложного понятия как «экологическая безопасность»,

дать достаточно трудно» [10, с. 122].

Шаг на пути переосмысления и юридического оформления рассматриваемого понятия только предстоит сделать, чему во многом должна способствовать разрабатываемая Стратегия экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 год [29], которая призвана стать современным базовым документом стратегического планирования в сфере развития системы обеспечения экологической безопасности Российской Федерации и определить приоритеты, цели, задачи и меры, направленные на обеспечение экологической безопасности, а также обеспечение устойчивого развития российского государства на долгосрочную перспективу.

Библиография
1.
Закон РФ от 5 марта 1992 г. № 2446-1 «О безопасности» // Российская газета 1992 г. 2 мая, ст. 1 (утратил силу).
2.
Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 04.01.2016, № 1 (часть II), ст. 212.
3.
Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание третье. СПб., 1885. Т. I. № 350.
4.
Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 8.
5.
Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации «О национальной безопасности». М., 1996. С. 3-4.
6.
Основные положения государственной стратегии в области обеспечения экономической безопасности // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_92725/.
7.
Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (с изменениями от от 28 декабря 2013 г. № 409-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 2. Ст. 133.
8.
Федеральный закон от 28 декабря 2010 года № 390-ФЗ «О безопасности» // Российская газета. 2010. 29 декабря. Федеральный выпуск № 5374.
9.
Бажайкин А.Л., Бортник И.Ю., Бринчук М.М. и др. Комментарий к Федеральному закону от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (постатейный) / Отв. ред. О.Л. Дубовик // http://base.garant.ru/55009986/.
10.
Барбашова Н.Н. Экологическая безопасность: актуальность правового регулирования // Известия ЮЗГУ. 2015. № 5. С. 122.
11.
Бондаренко М.В. Безопасность как социальная категория: формирование категориально-понятийного аппарата. Наука и практика. –Орел: Орловский юридический институт МВД России. 2010. С. 8-19.
12.
Веденин Н.Н. Экологическая безопасность как институт экологического права // Журнал российского права. 2001. № 12. С. 53-54.
13.
Ипполитов К.Х. Особенности реализации национальной безопасности. – М., 2003. С. 161.
14.
Каламанов В.А. Национальная безопасность Российской Федерации и межнациональные конфликты (теоретико-правовой анализ): дис ... докт. юрид. наук. СПб., 1999. 474 с.
15.
Колбасов О.С. Концепция экологической безопасности (юридический аспект) // Советское государство и право. 1988. № 12. С. 48.
16.
Колокольцев В.А. Проблемы обеспечения национальной безопасности современной России. СПб, 2005. 315 с.
17.
Чертова Н.А. Конституционно-правовые основы обеспечения экологической безопасности Российской Федерации (на опыте северных регионов): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 15.
18.
Куковский А.А. Национальная безопасность в РФ: теоретико-правовое исследование: дис. .. канд. юрид. наук. М., 2011. 237 с.
19.
Луман Н. Теоретический аспект понятия опасность // http://www.strana-oz.ru/2013/2/risk-i-opasnost
20.
Мамонов В.В. Конституционные основы национальной безопасности России: монография. Саратов, 2002. С. 111.
21.
Нижник Н.С. Национальная безопасность: концептуальные основания и феноменологическая характеристика. СПб., 1991. С. 131.
22.
Олейников Е.А. Экономическая и национальная безопасность. М., 2005. С. 156.
23.
Павленко С.З. Безопасность Российского государства как политическая проблема: дисс. ... докт. полит. наук. М., 1998. С. 94-99.
24.
Поздняков А.И. Система основных понятий теории национальной безопасности с позиций ценностного (аксиологического) подхода // Безопасность России в ХХI веке. М., 2006. 582 с.
25.
Русаков М.И. Экологическая безопасность современной России (общеправовой анализ): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2006. С. 15.
26.
Спиридонова В.А. Некоторые аспекты обеспечения безопасности. М., 2009. С. 208.
27.
Чихарев И.А. Национальная безопасность интересы России и современная цивилизация // Вестник Московского университета. Сер.: Полит, науки. 1999. № 4. С. 88-96.
28.
Шеяфетдинова Н.А. Правосознание в механизме обеспечения экологической безопасности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 5-6.
29.
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=PNPA&n=10121#0
30.
Бегак М.В., Кодолова А.В., Павлова М.В. Институциализация экологической безопасности и технологии её обеспечения // Национальная безопасность / nota bene. 2016. № 3. C. 309-318. DOI: 10.7256/2073-8560.2016.3.15911.
31.
Зеленков М.Ю. О проблемах фундаментальных категорий теории обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Национальная безопасность / nota bene. 2014. № 6. C. 997-1005. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.6.13776.
32.
Опалев А.В. Правовое обеспечение национальной безопасности: объект, предмет и задачи // Национальная безопасность / nota bene. 2014. № 2. C. 244 - 250. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.2.11295.
References (transliterated)
1.
Zakon RF ot 5 marta 1992 g. № 2446-1 «O bezopasnosti» // Rossiiskaya gazeta 1992 g. 2 maya, st. 1 (utratil silu).
2.
Ukaz Prezidenta RF ot 31.12.2015 № 683 «O Strategii natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii» // Sobranie zakonodatel'stva RF, 04.01.2016, № 1 (chast' II), st. 212.
3.
Polnoe Sobranie Zakonov Rossiiskoi Imperii. Sobranie tret'e. SPb., 1885. T. I. № 350.
4.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii, 1995, № 8.
5.
Poslanie Prezidenta Rossii Federal'nomu Sobraniyu Rossiiskoi Federatsii «O natsional'noi bezopasnosti». M., 1996. S. 3-4.
6.
Osnovnye polozheniya gosudarstvennoi strategii v oblasti obespecheniya ekonomicheskoi bezopasnosti // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_92725/.
7.
Federal'nyi zakon ot 10 yanvarya 2002 g. № 7-FZ «Ob okhrane okruzhayushchei sredy» (s izmeneniyami ot ot 28 dekabrya 2013 g. № 409-FZ) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2002. № 2. St. 133.
8.
Federal'nyi zakon ot 28 dekabrya 2010 goda № 390-FZ «O bezopasnosti» // Rossiiskaya gazeta. 2010. 29 dekabrya. Federal'nyi vypusk № 5374.
9.
Bazhaikin A.L., Bortnik I.Yu., Brinchuk M.M. i dr. Kommentarii k Federal'nomu zakonu ot 10 yanvarya 2002 g. № 7-FZ «Ob okhrane okruzhayushchei sredy» (postateinyi) / Otv. red. O.L. Dubovik // http://base.garant.ru/55009986/.
10.
Barbashova N.N. Ekologicheskaya bezopasnost': aktual'nost' pravovogo regulirovaniya // Izvestiya YuZGU. 2015. № 5. S. 122.
11.
Bondarenko M.V. Bezopasnost' kak sotsial'naya kategoriya: formirovanie kategorial'no-ponyatiinogo apparata. Nauka i praktika. –Orel: Orlovskii yuridicheskii institut MVD Rossii. 2010. S. 8-19.
12.
Vedenin N.N. Ekologicheskaya bezopasnost' kak institut ekologicheskogo prava // Zhurnal rossiiskogo prava. 2001. № 12. S. 53-54.
13.
Ippolitov K.Kh. Osobennosti realizatsii natsional'noi bezopasnosti. – M., 2003. S. 161.
14.
Kalamanov V.A. Natsional'naya bezopasnost' Rossiiskoi Federatsii i mezhnatsional'nye konflikty (teoretiko-pravovoi analiz): dis ... dokt. yurid. nauk. SPb., 1999. 474 s.
15.
Kolbasov O.S. Kontseptsiya ekologicheskoi bezopasnosti (yuridicheskii aspekt) // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1988. № 12. S. 48.
16.
Kolokol'tsev V.A. Problemy obespecheniya natsional'noi bezopasnosti sovremennoi Rossii. SPb, 2005. 315 s.
17.
Chertova N.A. Konstitutsionno-pravovye osnovy obespecheniya ekologicheskoi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii (na opyte severnykh regionov): Avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. M., 2007. S. 15.
18.
Kukovskii A.A. Natsional'naya bezopasnost' v RF: teoretiko-pravovoe issledovanie: dis. .. kand. yurid. nauk. M., 2011. 237 s.
19.
Luman N. Teoreticheskii aspekt ponyatiya opasnost' // http://www.strana-oz.ru/2013/2/risk-i-opasnost
20.
Mamonov V.V. Konstitutsionnye osnovy natsional'noi bezopasnosti Rossii: monografiya. Saratov, 2002. S. 111.
21.
Nizhnik N.S. Natsional'naya bezopasnost': kontseptual'nye osnovaniya i fenomenologicheskaya kharakteristika. SPb., 1991. S. 131.
22.
Oleinikov E.A. Ekonomicheskaya i natsional'naya bezopasnost'. M., 2005. S. 156.
23.
Pavlenko S.Z. Bezopasnost' Rossiiskogo gosudarstva kak politicheskaya problema: diss. ... dokt. polit. nauk. M., 1998. S. 94-99.
24.
Pozdnyakov A.I. Sistema osnovnykh ponyatii teorii natsional'noi bezopasnosti s pozitsii tsennostnogo (aksiologicheskogo) podkhoda // Bezopasnost' Rossii v KhKhI veke. M., 2006. 582 s.
25.
Rusakov M.I. Ekologicheskaya bezopasnost' sovremennoi Rossii (obshchepravovoi analiz): Avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. Nizhnii Novgorod, 2006. S. 15.
26.
Spiridonova V.A. Nekotorye aspekty obespecheniya bezopasnosti. M., 2009. S. 208.
27.
Chikharev I.A. Natsional'naya bezopasnost' interesy Rossii i sovremennaya tsivilizatsiya // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser.: Polit, nauki. 1999. № 4. S. 88-96.
28.
Sheyafetdinova N.A. Pravosoznanie v mekhanizme obespecheniya ekologicheskoi bezopasnosti: Avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. M., 2003. S. 5-6.
29.
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=PNPA&n=10121#0
30.
Begak M.V., Kodolova A.V., Pavlova M.V. Institutsializatsiya ekologicheskoi bezopasnosti i tekhnologii ee obespecheniya // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2016. № 3. C. 309-318. DOI: 10.7256/2073-8560.2016.3.15911.
31.
Zelenkov M.Yu. O problemakh fundamental'nykh kategorii teorii obespecheniya natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2014. № 6. C. 997-1005. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.6.13776.
32.
Opalev A.V. Pravovoe obespechenie natsional'noi bezopasnosti: ob''ekt, predmet i zadachi // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2014. № 2. C. 244 - 250. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.2.11295.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"