по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Современные зарубежные концепции национальной безопасности: правовое измерение
Беляева Галина Серафимовна

доктор юридических наук

профессор, Белгородский государственный национальный исследовательский университет

308015, Россия, г. Белгород, ул. Победы, 85

Belyaeva Galina Serafimovna

Doctor of Law

Professor, the department pf Administrative and International Law, Belgorod State National Research Univeristy

308015, Russia, Belgorod, Pobedy Street 85

belvp46@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Беляев Валерий Петрович

доктор юридических наук

профессор, Юго-Западный государственный университет

305040, Россия, Курская область, г. Курск, ул. 50 Лет Октября, 94

Belyaev Valerii Petrovich

Doctor of Law

Professor, department of Theory of State and Law, Southwest State University

305040, Rossiya, Kursk, 50 Let Oktyabrya Street 94

belvp46@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье представлен анализ основных положений современных зарубежных концепций национальной безопасности. Рассмотрены причины их принятия, подходы к интерпретации национальных интересов, угроз национальным интересам, системы средств и механизмов обеспечения национальной безопасности в различных стран. Особое внимание уделяется изучению роли России в международном правовом пространстве через призму концепций национальной безопасности Соединенных Штатов Америки и ряда зарубежных стран. Устанавливаются и систематизируются особенности зарубежных подходов к обеспечению национальной безопасности. В работе использованы различные общенаучные приемы и способы логического познания: анализ и синтез, абстрагирование, моделирование, системно-структурный, функциональный и формально-логический подходы. Данная статья имеет как общетеоретический концептуальный, так и отраслевой характер, является комплексным междисциплинарным исследованием, направленным установление концептуальных подходов к пониманию национальной безопасности и механизмов ее обеспечения в различных зарубежных странах. В рамках подготовленной статьи ее авторами осуществлен сравнительный анализ опыта стратегического правового регулирования вопросов национальной безопасности в ряде зарубежных стран, использование которого в рамках национальной правовой системы необходимо с учетом новых глобальных вызовов.

Ключевые слова: безопасность, национальная безопасность, концепция, стратегия, национальные интересы, угрозы национальным интересам, глобальные вызовы, комплексный характер, системный характер, обеспечение безопасности

DOI:

10.7256/2409-7543.2016.5.20794

Дата направления в редакцию:

24-10-2016


Дата рецензирования:

20-10-2016


Дата публикации:

02-11-2016


Abstract.

The paper analyzes the main provisions of modern conceptions of national security of foreign states. The authors consider the reasons for their adoption, the approaches to the interpretation of national interests, the threats to national interests and the system of measures and methods of national security protection in different countries. Special attention is given to the role of Russia in the international legal space in the context of the national security conceptions of the USA and some other foreign states. The authors ascertain and systematize the peculiarities of foreign approaches to national security protection. The research is based on various general scientific methods of cognition: analysis and synthesis, abstraction, modeling, the system structural, functional and formal-logical approaches. The article can have both a theoretical and a branch application; it is an interdisciplinary study which is aimed at the establishment of conceptual approaches to understanding of national security and the mechanisms of its protection in different countries. The authors carry out the comparative analysis of the experience of strategic legal regulation of national security issues in foreign states, which is necessary in the context of new global challenges. 

Keywords:

security provision, system nature, complex nature, global challenges, threats to national interests, national interests, strategy, conception, national security, security

Анализ концептуальных представлений о национальной безопасности свидетельствует о динамичности и исторической изменчивости подходов к данной сфере, обусловленной, в том числе, и политическим контекстом. Как верно отмечает С.И. Тиводар, современная геополитическая ситуация, характер угроз национальным интересам России, изменившиеся внешнеполитические приоритеты и роль некоторых средств обеспечения безопасности являются объективным основанием для изменений доктринальных установок в сфере национальной безопасности [1].

Принципиальное значение в данном направлении имеют процессы глобализации и трансформации НАТО, связанные с его продвижением на Восток. Так, например, по свидетельству Экспертного совета при Председателе Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации, «проведенная реорганизация НАТО при наличии в Европе американского тактического ядерного оружия и эффективного высокоточного оружия позволяет НАТО надежно контролировать военно-политическую ситуацию в Европе. Этому также способствует военное преимущество, полученное НАТО по обычным вооружениям в связи с реализацией Договора об обычных вооружениях, распадом Варшавского договора и Вооруженных сил СССР. Вступление в НАТО стран Восточной Европы повышает реальность силового разрешения противоречий и вызывает необходимость принятия мер, соответствующих возникающим реальным угрозам национальным интересам Российской Федерации» [2].

Сказанное выше, как представляется, свидетельствует об объективных тенденциях трансформации национальной безопасности и, в том числе, ее концептуальных основ, что в итоге выражается в изменении правовых основ доктрины (концепции, стратегии) национальной безопасности Российского государства на современном этапе.

Заметим, что на момент принятия Стратегии национальной безопасности 2015 года с даты утверждения предыдущей редакции прошло 6 лет. За это время перед Россией возникли новые глобальные вызовы, связанные с укреплением ее международного статуса и естественным процессом неоиндустриализации промышленности, протекающим в развитых странах. Для отражения приоритетных направлений обеспечения национальных интересов в изменившихся геополитических условиях потребовалась новая Стратегия, которая и была подписана Президентом 31 декабря 2015 г. В этом документе появился ряд принципиально значимых изменений, отражающих как новый статус России в мире, так и новые приоритеты внутренней политики.

В процессе разработки проекта новой Стратегии национальной безопасности, Президент РФ отметил следующее: «Причины давления на Россию понятны. Мы проводим независимую внутреннюю и внешнюю политику, не торгуем своим суверенитетом, не всем это нравится, но по-другому быть не может» [3]. Эта мысль получила свое развитие в тексте самой Стратегии, где указано буквально следующее: «проведение РФ самостоятельной внешней и внутренней политики вызывает противодействие со стороны США и их союзников, стремящихся сохранить свое доминирование в мировых делах» [4].

Таким образом, принятие Стратегии национальной безопасности 2015 года является реакцией российского государства на изменившиеся социально-экономические, политические условия и внешние угрозы национальным интересам России.

Следует также отметить и тот факт, что в 2015-2016 годы произошло значительное обновление (внеплановое, чрезвычайное) концепций национальной безопасности ряда стран, на которое Российская Федерация не могло адекватно не отреагировать.

В этой связи в рамках настоящего исследования считаем целесообразным рассмотреть содержание основных концепций национальной безопасности ряда зарубежных стран и их влияние на формирование современной стратегии национальной безопасности нашего государства.

Вначале скажем, что появление первых зарубежных концепций национальной безопасности относится ко времени окончания Второй мировой войны. Многие государства стремились придать своим национальным интересам институциональную форму, обеспечив их необходимыми политическими, экономическими, правовыми и организационными средствами . Первый опыт в этом процессе принадлежит США, где уже в 1947 году был принят Закон о национальной безопасности.

Далее в течение продолжительного времени основной вектор развития систем национальной безопасности определялся геополитическим противостоянием двух сверхдержав (США и СССР) и состоял в приоритете внешнеполитического и военно-политического подходов к проблемам национальной безопасности в большинстве стран мира.

Данный подход в определении основных приоритетов национальной безопасности западных зарубежных стран изменился в начале 90-х годов ХХ века, когда СССР прекратил свое существование. Как результат, приоритет защиты западноевропейских и американских ценностей и противодействия коммунизму сместился в стороны утверждения и защиты собственного верховенства в мире. Так, в 90-е годы ХХ в. США провозгласили переход к обеспечению экономической основы национальной безопасности, а именно: борьбу за обеспечение преимущественного положения американцев и их компаний во всех местах земного шара [5]. Тем самым концепция национальной безопасности США трансформировалась из доктрины сдерживания и противодействия коммунизму в стратегию расширения гегемонии США, суть которой, по верному выражению О.А. Арина, заключается в великодержавном америкоцентризме, крайней идеологичности (демократия, рынок по-американски) и агрессивном глобализме [6].

Стратегия национальной безопасности США, обнародованная в сентябре 2002 года, закрепила принцип превентивного подхода, тем самым, обеспечивая самооборону, США готовы наносить удары по противнику даже в том случае, если время и место его атак на государство доподлинно неизвестны [7].

16 марта 2006 года в Вашингтоне была опубликована обновленная редакция Стратегии национальной безопасности США 2002 года. Новая редакция, по словам Президента США, является стратегией военного времени, которая призвана обеспечить безопасность американцев в условиях видоизменившихся вызовов и угроз нового тысячелетия [8].

Главными угрозами были названы терроризм, вдохновляемый агрессивной идеологией ненависти и насилия, а также распространение опасных видов вооружений [8].

В качестве основ, на которых должна базироваться современная стратегия национальной безопасности США, закреплялись: защита свободы, справедливости и достоинства людей в различных регионах мира; исторически обусловленное мировое лидерство США в растущем сообществе демократических государств, противостоящих современными глобальными угрозами [8].

Примечательно, что в Стратегии 2006 года радикально меняется позиция США в отношении Российской Федерации: если в 2002 году Вашингтон отмечает некоторые положительные изменения, происходящие в России, и именует ее союзником в борьбе с терроризмом, то в редакции 2006 года выражается довольно скептическое отношение к развитию демократии в РФ.

В дальнейшем, в 2010 году Президентом США Обамой предлагается широкий пересмотр стратегических приоритетов США. Так, в Доктрине национальной безопасности США подчеркивается, что Соединенные Штаты должны воскресить свою собственную экономическую, нравственную и инновационную мощь, если хотят и дальше играть ведущую роль в мире; как и после Второй мировой войны, США должны сформировать новый международный порядок и систему мировых институтов, отражающих действительность XXI века, в которой «величие Америки не гарантировано» [9].

Примечательно, что доктрина Обамы 2010 года представляет собой разрыв с односторонним военным подходом, который его предшественник пропагандировал после терактов 11 сентября. В частности, в документе говорится следующее: «Военное превосходство должно быть сохранено, и Соединенные Штаты остаются единственным государством, способным вести крупномасштабные военные операции на дальнем расстоянии. Однако, когда мы злоупотребляем нашей военной мощью или не используем дополнительные инструменты или действуем без партнеров, то наши вооруженные силы чрезмерно напряжены. Американцы несут тяжелую ношу, а наше мировое лидерство слишком ассоциируется лишь с военной силой» [9].

В Стратегии 2010 года определены четыре постоянных национальных интереса, неразрывно связанных между собой: безопасность, процветание, ценности и международный порядок. В ней также говорится, что центральным элементом стратегии администрации станет расширение взаимодействия США с другими ключевыми центрами влияния, включая Китай, Индию и Россию, а также с государствами, чье влияние растет, такими как Бразилия, Южная Африка и Индонезия. Наряду с этим, упоминается о ранее озвученном сдвиге от «большой восьмерки» к «большой двадцатке», которая превращается в «главный форум международного экономического сотрудничества» [9].

Следуя в избранном направлении, 6 февраля 2015 года администрация Барака Обамы обнародовала обновленную редакцию Стратегии национальной безопасности США, принятие которой обусловлено целым рядом новых вызовов на международной арене, для решения которых, как отмечается в стратегии, государство должно играть лидирующую роль в мире [10].

Существенные изменения касаются раздела Стратегии, посвященной безопасности и национальным интересам США. Основные задачи США в этом направлении включают в себя: укрепление национальной обороны, усиление внутренней безопасности, борьбу с терроризмом, увеличение потенциала предотвращения конфликтов, предотвращение распространения и использования оружия массового поражения, противостояние климатическим изменениям, обеспечение доступа к совместно используемым пространствам, включая информационное, космическое, воздушное и морское, а также укрепление всемирной охраны здоровья.

Особенностью Стратегии 2015 года является новый подход к мировой политической системе, а именно разворот в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, а также поддержание союзнических отношений с Европой, продвижение мира на Ближнем Востоке и в Северной Африке, инвестирование в будущее африканского региона, усиление сотрудничества в сферах экономики и безопасности на американском континенте..

В новой редакции Стратегии закреплен изменившийся подход в отношениях с Россией. Так, в документе говорится, что Соединенные Штаты будут продолжать сдерживать агрессию России путем санкций и других мер, «противопоставляя лживой пропаганде Москвы правду без прикрас». США будут «сохранять бдительность в отношении стратегического потенциала России, а также оказывать долгосрочную поддержку американским союзникам и партнерам в противостоянии давлению, оказываемому со стороны РФ» [10].

В целом, по мнению экспертов, Стратегия национальной безопасности США 2015 года не преподнесла особых сюрпризов, поскольку затронутые в стратегии темы тесно соотносятся с основными тезисами стратегии национальной безопасности [11].

В конце марта 2015 года на официальном сайте Совета безопасности РФ был опубликован анализ основных положений Стратегии национальной безопасности США, в котором отмечалось, что в отличие от предыдущей редакции, обновленная стратегия имеет «явную антироссийскую направленность и формирует негативный облик нашей страны» [12].

Анализ сущности современной концепции национальной безопасности США позволяет прийти к следующему выводу. В настоящее время в американской внешней политике наблюдается акцент на военную мощь в качестве главного средства обеспечения национальных интересов; при этом фактически национальная безопасность отождествляется с безопасностью военной. Данный факт, с нашей точки зрения, свидетельствует об отступлении США от идеалов демократии, которые рассматривают личность, общество и государство не только в качестве объекта, но и в качестве субъекта безопасности.

Что же касается взаимоотношений США с Россией, то реализация положений обновленной стратегии, безусловно, может привести к формированию новых угроз для России, включающих в себя продолжение курса на экономическую и политическую изоляцию страны, в том числе на ограничение российского экспорта энергоресурсов и вытеснение с рынков сбыта продукции военного назначения.

Теперь перейдем к изучению концепций национальной безопасности ряда европейских государств.

Так, 23 ноября 2015 года правительство Великобритании обнародовало «Стратегию национальной безопасности и Стратегический обзор в области обороны и безопасности» (National Security Strategy and Strategic Defence and Security Review 2015 - SDSR-2015 [13]). В них, в частности, определяются основные направления развития британских вооруженных сил и силовых структур на период до 2025 года.

Надо сказать, что до 2015 года в Великобритании действовала Стратегия национальной безопасности 2008 года – масштабный программный документ, охватывающий весь спектр угроз безопасности в современном мире, включая изменение климата, бедность, стихийные бедствия, терроризм, кибератаки, который впервые в истории был основан не на старой концепции «гражданской обороны» времен холодной войны, а на новой схеме, сочетавшей готовность специальных служб к чрезвычайным ситуациям с участием рядовых граждан в обеспечении безопасности на местах.

В связи с растущей террористической угрозой Стратегия 2015 года существенно скорректировала (в противовес Стратегии 2008 года) наиболее важные приоритеты развития британских вооруженных сил. Согласно новой Стратегии, – это: ввод в строй авианосцев типаQeen Elizabeth; суммарное приобретение 138 истребителей пятого поколения; продление срока службы истребителей Eurofighter Typhoon Королевских ВВС до 2040 года; приобретение для Королевских ВВС девяти американских базовых патрульных самолетов Boeing P-8A Poseidon; формирование в составе сухопутных войск к 2025 году двух ударных (Strike) бригад для быстрого развертывания; общее увеличение численности сил для «быстрого развертывания» с 30 тысяч человек по SDSR-2010 до 50 тысяч человек и другие [14].

Что касается отношений с Россией, в Стратегии об этом говорится следующее: «Россия сейчас работает над программой крупных инвестиций в модернизацию и совершенствование своих вооруженных сил, в том числе ядерных. Она также увеличила количество военных учений и усилила риторику, угрожая разместить элементы ядерных сил в Калининграде и Крыму. Ее военная активность вокруг территорий союзников, вблизи воздушного пространства и территориальных вод Великобритании направлена на проверку нашей реакции. Поведение России продолжит быть труднопредсказуемым, и хотя это в высшей степени маловероятно, но мы не можем исключать, что она может почувствовать искушение проявить агрессию по отношению к странам НАТО» [15].

Британское правительство убеждено, что в связи с угрозой, исходящей от России, необходимо принимать меры, как военного, так и экономического характера (снижение энергозависимости от России, создание единого энергетического рынка ЕС, санкционное давление и другие). В то же время Великобритания, несмотря на большое количество разногласий с российскими властями, готова сотрудничать с РФ в сфере безопасности, в том числе в борьбе с «Исламским государством».

Следовательно, ключевыми направлениями обновленной Стратегии Великобритании в сфере национальной безопасности является перевооружение и модернизация вооруженных сил с целью защиты от терроризма и внешних угроз (исходящих, в том числе, и от России).

Во Франции в области обеспечения национальной безопасности действует документ, именуемый «Белая книга по обороне и национальной безопасности», в котором излагаются основные положения стратегии национальной безопасности и кардинальные изменения, которые следует производить в вооруженных силах. Применительно к обороне страны наименование «Белая книга» возникло в 1972 году, когда впервые в рамках стратегической независимости Франции генералом де Голлем была сбалансирована реальность возможной военной угрозы и наличие средств для ее отражения.

Существенные изменения в «Белую книгу…» были внесены президентом Николя Саркози, решившим кардинально изменить национальную политику в области безопасности и пересмотреть направления дальнейшего военного строительства. Официально «Белая книга по обороне» (далее: Книга) была представлена 17 июня 2008 года в присутствии почти 3000 высокопоставленных официальных лиц из военно-политического руководства республики и приглашенных гостей из разных государств мира [16].

В Книге были сформулированы пять базовых стратегических функций (направлений деятельности), обязательные для исполнения национальными вооруженными силами и соответствующими государственными ведомствами (эти направления сохранены и в настоящее время): 1. Обладание необходимой информацией и способность предупреждать события (knowledgfe and anticipation); 2. Предупреждение или действие на опережение (prevention); 3. Сдерживание (deterrence); 4. Защита (protection); 5. Вмешательство (intervention).

С приходом к власти нового президента в Книгу были внесены дополнения и изменения. Действующий в настоящее время документ, опубликованный 29 апреля 2013 года, рассчитанный на шесть лет [17], обусловлен произошедшими за последние несколько лет событиями, а именно участием Франции в структурах НАТО, проведенными военными операциями за пределами Европы, а также мировым финансовым кризисом и политикой бюджетной экономии.

В предисловии обновленной Книги президент Франсуа Олланд в целом повторяет исходные положения прошлой «Белой книги» и говорит об их продолжении в будущем; отличия, в основном, состоят в преобразовании «пяти стратегических функций» в «три столпа» обороны — защиту, сдерживание и реагирование.

В новом документе, в отличие от предыдущего, в качестве «важнейшего элемента» безопасности признаются военные операции. Тем самым активное вмешательство в иностранные конфликты (действия Франции в Афганистане, Кот-д’Ивуаре, Ливии и Мали) признаются руководством страны оправданными под предлогом защиты национальных интересов.

Характерно и то, что Францией в рамках «Белой книги 2013» года предложен новый подход к участию в военных операциях: участие не более чем в трех конфликтах одновременно силами малых экспедиционных бригад численностью 2 тысячи человек каждая. На постоянном боевом дежурстве должны находиться 5 тысяч человек, 2,3 тысячи из которых должны быть готовы к переброске на расстояние до 3 тысяч километров в течение семи дней. Численность сил для участия в коллективных операциях с одним театром военных действий была снижена с 30 до 15 тысяч человек (включая технический персонал) [18].

Одновременно в связи с мировым экономическим кризисом в Книге открыто обозначаются значительные сокращения вооруженных сил Франции в период до 2025 года, по сравнению с ранее запроектированными. Так, численность сухопутных войск будет сокращена почти вдвое - до 66 тысяч человек, против уровня 122 тысячи человек в 2012 году («Белая книга-2008» предусматривала сокращение до 78 тысяч человек) [18].

Если говорить в целом, то принятый во Франции документ ориентирует на сохранение развития вооруженных сил государства в сторону интервенционных задач и возможностей, но при этом предполагает значительные сокращения численности вооруженных сил.

В Германии первая немецкая «Белая книга» начала действовать в 1969 году; в 70-е годы она подвергалась редакции практически ежегодно (предпоследняя редакция – октябрь 2006 года).

Заметным событием стало 13 июня 2016 года, когда германское правительство одобрило «Белую книгу-2016» - базовый документ германской стратегии внешней политики в сфере безопасности.

Необходимость принятия нового документа объяснила на пресс-конференции в Берлине министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен следующим образом: «За 10 лет ситуация в сфере безопасности значительно изменилась, но и Германия изменилась». К подобным переменам министр обороны ФРГ отнесла, в частности, так называемую аннексию Россией Крыма, появление «Исламского государства», гибридные угрозы, риски киберпространства и роль Германии на мировой арене [19].

Одновременно политика безопасности Германии существенно пересмотрена: по сравнению с прежней стратегией 2006 года, Германия заявляет о готовности стать ключевым игроком в обеспечении не просто европейской, а глобальной безопасности в сотрудничестве с европейскими и трансатлантическими партнерами. Ключевой тезис новой «Белой книги» - безопасность Германии основана на сильном и решительном Североатлантическом альянсе и едином Европейском союзе.

Что касается отношений с Россией, то в этом документе утверждается, что Россия отвергает тесные партнерские отношения с Западом и делает акцент на стратегическом соперничестве, представляя себя в качестве независимого центра силы с глобальными амбициями. Это выражается в усилении военной деятельности России вдоль ее границ с Европейским союзом и Североатлантическим альянсом (НАТО), модернизации вооруженных сил.

С точки зрения разработчиков «Белой книги - 2016», Россия требует двойного подхода: с одной стороны, надежного сдерживания, а, с другой, готовности к диалогу в силу того, что Европа и Россия связаны широким кругом общих интересов и отношений в решении общих проблем и управлении международными кризисами.

Таким образом, исходя из текста основных доктрин европейских государств в области национальной безопасности в целом, следует вывод о том, что в них признается принцип монополярного мира. Германия, например, выступает за консолидацию под немецким лидерством Европейского союза и дальнейшую его интеграцию - формирование общей внешней политики и политики безопасности, в том числе, единых европейских вооруженных сил. В качестве основного компонента государственной внешнеполитической стратегии западноевропейских государств провозглашено сдерживание России (это соответствует положениям документов прошедшего в Варшаве 8-9 июля 2016 саммита НАТО [20]).

Если говорить о Концепции национальной безопасности такой крупнейшей державы мира, как Китай, то надо отметить следующее: 1 июля 2015 года в Китае Постоянным Комитетом Всекитайского собрания народных представителей (ПК ВСНП) был принят Закон о национальной безопасности [21], пришедший на смену Закона КНР о контрразведке 1993 года. Характерно, что принятый закон является первым в истории Китая законом подобного рода.

Думается, что закон о национальной безопасности 2015 года можно признать своеобразным ответом на американскую внешнюю политику. Так, согласно, новой американской стратегии национальной безопасности, среди всех регионов мира на первое место (в том числе и по важности) США поставили Азиатско-Тихоокеанский регион. При этом, отмечая важность двусторонних отношений с Китаем и его роль в развитии региона, Вашингтон отмечает обеспокоенность военной модернизацией в Китае, а также усилением китайского военного присутствия в регионе. Более того, закреплена необходимость достижения нового уровня союзнических отношений со странами Юго-Восточной Азии – Вьетнамом, Тайландом, Филиппинами; а также с Японией, Южной Кореей и Австралией. Кроме того, имеет место прямое обвинение Китая в многочисленных кибератаках на США со стороны коммерческих предприятий и правительства [10].

Анализ Закона КНР «О государственной безопасности» позволяет выделить основные принципы работы по защите государственной безопасности, задачи государственных органов в области защиты государственной безопасности, полномочия государственных органов, права и обязанности граждан и организаций.

Так, государственной безопасностью, согласно закону, признается состояние относительного отсутствия опасностей, а также внутреннего и внешнего вмешательства в дела, касающиеся государственной власти, суверенитета государства, единства и территориальной целостности, благосостояния народа, устойчивого социально-экономического развития страны и других дел, составляющих важнейшие государственные интересы, а также способность государства обеспечивать состояние безопасности.

В свою очередь, основной целью работы по защите государственной безопасности является обеспечение безопасности населения, при этом особое внимание уделяется обеспечению политической и экономической безопасности. Выполнение работы по защите государственной безопасности должно обеспечить военную, культурную и социальную безопасность страны и содействовать международной безопасности.

Характерно, что руководящая роль в обеспечении безопасности принадлежит Коммунистической партии Китая (КПК). Обязанность по защите государственной безопасности и соответствующая ответственность возлагается на всех граждан КНР, государственные органы, вооруженные силы, политические партии, общественные организации, предприятия и учреждения.

Основными задачами работы по защите государственной безопасности являются:

а) обеспечение политической безопасности – защита политического строя и борьба с сепаратизмом, подрывом политической системы, деятельностью иностранных сил;

б) обеспечение безопасности населения – создание условий для жизни и работы, обеспечение безопасности жизни и имущества населения;

в) защита государственных границ – включая сухопутные границы, морской территории и воздушного пространства КНР;

г) обеспечение военной безопасности – модернизация и повышение уровня вооруженных сил, применение стратегии активной обороны в случае военной агрессии, участие в международном сотрудничестве в области безопасности и другие.

Таким образом, в анализируемом документе (Законе) нашли отражение практически все сферы национальной безопасности, подверженные угрозам, как традиционные, так и нетрадиционные – это терроризм, экстремизм (ст. 28), экология (ст. 30), энергетика (ст. 21), продовольственная безопасность (ст. 22), безопасность в сфере ядерного оружия и ядерной энергетики (ст. 31), информационная безопасность (ст. 25).

Как следует из статьи 25 Закона, направленной на обеспечение информационной безопасности, предотвращение кибератак, незаконного распространения вредной информации, развитие информационных технологий и жизненно важной инфраструктуры в этой сфере, Китай провозглашает защиту своего информационного пространства в качестве приоритетной функции в сфере обеспечения национальной безопасности.

Кроме того, в Законе четко отмечается, что Китай готов использовать все имеющиеся ресурсы для защиты территориальной целостности; впервые законодательно закрепляется ответственность всех граждан и организаций за нарушение норм и правил обеспечения национальной безопасности, за неоказание помощи компетентным органам и структурам.

Таким образом, в целом характеризуя названный закон, можно сделать вывод о том, что в Китае на настоящий момент сформирована правовая основа обеспечения национальной безопасности: урегулированы практически все сферы национальной безопасности, подверженные угрозам, а также созданы необходимые средства защиты территориальной целостности и суверенитета государства от внешних и внутренних угроз.

В результате проведенного анализа концепций национальной безопасности зарубежных стран позволяет можно сделать следующие выводы.

Во-первых, характерной особенностью зарубежных подходов к обеспечению национальной безопасности в последние годы является обращение к внутренним проблемам, в том числе и экологическим, включая предотвращение и ликвидацию последствий техногенных и природных катастроф глобального масштаба.

Во-вторых, в современный период во внешней политике ряда западноевропейских и североамериканских стран наблюдается акцент на военной мощи в качестве главного средства обеспечения национальных интересов; при этом фактически национальная безопасность отождествляется с безопасностью военной, что, полагаем, является отступлением от идеалов демократии, основанных на признании личности, общества и государство не только в качестве объектов, но и в качестве субъектов безопасности.

Более того, в ряде стран (например, во Франции) в качестве важнейшего элемента безопасности признаются военные операции, поощряется активное вмешательство в иностранные конфликты под предлогом защиты национальных интересов.

В-третьих, во взаимоотношениях с Россией наблюдается курс на сдерживание последней во всех направлениях, на экономическую и политическую изоляцию страны, в т.ч. на ограничение российского экспорта энергоресурсов и вытеснение с рынков сбыта продукции военного назначения.

В-четвертых, исходя из содержания основных доктрин европейских государств в области национальной безопасности, следует, что они признают принцип монополярного мира. Германия, например, выступает за консолидацию под немецким лидерством Европейского союза и дальнейшую его интеграцию - формирование общей внешней политики и политики безопасности, в том числе, единых европейских вооруженных сил.

Все изложенное с необходимостью предполагает использование опыта обеспечения национальной безопасности других стран в России с учетом новых вызовов.

Библиография
1.
Тиводар С.И. Основные положения Концепции национальной безопасности США // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2012. № 5. С. 35-38.
2.
Национальная безопасность в документах и материалах деятельности Экспертного совета при Председателе Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации / Под общ. ред. Г.Н. Селезнева. М., 2005. С. 466.
3.
Стенограмма выступления В.В. Путина на заседании Совета безопасности РФ 3 июля 2015 г. // Официальный сайт Президента РФ. – Режим доступа: http:// kremlin.ru/events/president/news/49862.
4.
Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 04.01.2016, N 1 (часть II), ст. 212.
5.
Журбей Е.В. Стратегия национальной безопасности США В 90-Е гг. XX века // Ойкумена. Регионоведческие исследования. 2015. № 2 (33). С. 75-108.
6.
Арин О. Азиатско-тихоокеанский регион: мифы, иллюзии и реальность. М., 1997. 435 с.
7.
The National Security Strategy of the United States of Americ. September 17, 2002 http://www.informationclearinghouse.info/article2320.htm ||
8.
The National Security Strategy of the United States of America. March 16. 2006 http://www.strategicstudiesinstitute.army.mil/pdffiles/nss.pdf
9.
National_security_strategy May 2010 http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/rss_viewer/national_security_strategy.pdf
10.
National Security Strategy, The White House, 2015, p. 7-14.
11.
http://www.defenseone.com/ideas/2015/07/5-keys-new-us-national-military-strategy/117088/
12.
http://www.scrf.gov.ru/news/865.html
13.
https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/ 478933/52309_ Cm_9161_NSS_SD_Review_web_only.pdf
14.
http://bmpd.livejournal.com/1593414.html
15.
https://ria.ru/world/20151123/1327197938.html
16.
http://www.worldandwe.com/ru/page/o_chem_govorit_belaya_kniga_francii.html
17.
http://www.elysee.fr/assets/pdf/Livre-blanc-sur-la-Defense-et-la-Securite-nationale.pdf
18.
http://oko-planet.su/politik/politikarm/183195-belaya-kniga-po-voprosam-oborony-francii-dalneyshie-sokrascheniya.html
19.
https://eadaily.com/ru/news/2016/07/20/belaya-kniga-2016-germaniya-priznaet-mnogopolyarnost-mira-i-vybiraet-antirossiyskiy-polyus
20.
https://ria.ru/trend/Warsaw_NATO_summit_07072016.
21.
https://docs.google.com/viewerng/viewer?url=http://pavel.bazhanov.pro/files/China_State_Security_Law_2015_Russian_translation.pdf&hl=ru
22.
С. А. Сидоров Концепция национальной безопасности КНР в контексте международной и национальной безопасности России // Национальная безопасность / nota bene. - 2012. - 1. - C. 77 - 91.
23.
Опалев А.В. Правовое обеспечение национальной безопасности: объект, предмет и задачи // Национальная безопасность / nota bene. - 2014. - 2. - C. 244 - 250. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.2.11295.
24.
Зеленков М.Ю. О проблемах фундаментальных категорий теории обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Национальная безопасность / nota bene. - 2014. - 6. - C. 997 - 1005. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.6.13776.
References (transliterated)
1.
Tivodar S.I. Osnovnye polozheniya Kontseptsii natsional'noi bezopasnosti SShA // Nauka i obrazovanie: khozyaistvo i ekonomika; predprinimatel'stvo; pravo i upravlenie. 2012. № 5. S. 35-38.
2.
Natsional'naya bezopasnost' v dokumentakh i materialakh deyatel'nosti Ekspertnogo soveta pri Predsedatele Gosudarstvennoi dumy Federal'nogo sobraniya Rossiiskoi Federatsii / Pod obshch. red. G.N. Selezneva. M., 2005. S. 466.
3.
Stenogramma vystupleniya V.V. Putina na zasedanii Soveta bezopasnosti RF 3 iyulya 2015 g. // Ofitsial'nyi sait Prezidenta RF. – Rezhim dostupa: http:// kremlin.ru/events/president/news/49862.
4.
Ukaz Prezidenta RF ot 31.12.2015 № 683 «O Strategii natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii» // Sobranie zakonodatel'stva RF, 04.01.2016, N 1 (chast' II), st. 212.
5.
Zhurbei E.V. Strategiya natsional'noi bezopasnosti SShA V 90-E gg. XX veka // Oikumena. Regionovedcheskie issledovaniya. 2015. № 2 (33). S. 75-108.
6.
Arin O. Aziatsko-tikhookeanskii region: mify, illyuzii i real'nost'. M., 1997. 435 s.
7.
The National Security Strategy of the United States of Americ. September 17, 2002 http://www.informationclearinghouse.info/article2320.htm ||
8.
The National Security Strategy of the United States of America. March 16. 2006 http://www.strategicstudiesinstitute.army.mil/pdffiles/nss.pdf
9.
National_security_strategy May 2010 http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/rss_viewer/national_security_strategy.pdf
10.
National Security Strategy, The White House, 2015, p. 7-14.
11.
http://www.defenseone.com/ideas/2015/07/5-keys-new-us-national-military-strategy/117088/
12.
http://www.scrf.gov.ru/news/865.html
13.
https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/ 478933/52309_ Cm_9161_NSS_SD_Review_web_only.pdf
14.
http://bmpd.livejournal.com/1593414.html
15.
https://ria.ru/world/20151123/1327197938.html
16.
http://www.worldandwe.com/ru/page/o_chem_govorit_belaya_kniga_francii.html
17.
http://www.elysee.fr/assets/pdf/Livre-blanc-sur-la-Defense-et-la-Securite-nationale.pdf
18.
http://oko-planet.su/politik/politikarm/183195-belaya-kniga-po-voprosam-oborony-francii-dalneyshie-sokrascheniya.html
19.
https://eadaily.com/ru/news/2016/07/20/belaya-kniga-2016-germaniya-priznaet-mnogopolyarnost-mira-i-vybiraet-antirossiyskiy-polyus
20.
https://ria.ru/trend/Warsaw_NATO_summit_07072016.
21.
https://docs.google.com/viewerng/viewer?url=http://pavel.bazhanov.pro/files/China_State_Security_Law_2015_Russian_translation.pdf&hl=ru
22.
S. A. Sidorov Kontseptsiya natsional'noi bezopasnosti KNR v kontekste mezhdunarodnoi i natsional'noi bezopasnosti Rossii // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2012. - 1. - C. 77 - 91.
23.
Opalev A.V. Pravovoe obespechenie natsional'noi bezopasnosti: ob''ekt, predmet i zadachi // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2014. - 2. - C. 244 - 250. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.2.11295.
24.
Zelenkov M.Yu. O problemakh fundamental'nykh kategorii teorii obespecheniya natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2014. - 6. - C. 997 - 1005. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.6.13776.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"