Статья 'Суверенитет народа как гарантия прав и свобод человека и гражданина' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Суверенитет народа как гарантия прав и свобод человека и гражданина

Щербанюк Оксана Владимировна

доктор юридических наук

профессор, кафедра конституционного, административного и финансового права, Черновицкий национальный университет имени Ю.Федьковича, юридический факультет

58000, Украина, Черновицкая область, г. Черновцы, ул. Б.хмельницкого, 38, кв. 7

Shcherbanyuk Oksana Vladimirovna

Doctor of Law

professor, department of constitutional, administrative and financial law, Chernivtsi National University named after Yu.Fedkovicha, Faculty of Law

58000, Ukraine, Chernovitskaya oblast', g. Chernovtsy, ul. B.khmel'nitskogo, 38, kv. 7

oksanashcherbanyuk7@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2305-9699.2013.10.9610

Дата направления статьи в редакцию:



Дата публикации:

1-10-2013


Аннотация.

В статье автором анализируется народный суверенитет сквозь призму прав и свобод человека и гражданина. Поскольку современная демократия основывается на идее народного суверенитета, автором доказывается, что на этой основе создается положительный смысл теории суверенитета народа как конституционно - правовая доктрина верховенства народных прав, приоритета прав и свобод человека и гражданина и верховенства народа как источника публичной власти, имеет различные государственно - правовые формы. На основе научного анализа определяется, что только суверенное демократическое государство может гарантировать политические права человека и гражданина. Анализируются различные научные подходы механизма реализации прав и свобод человека и гражданина. а основе проведенного исследования автором определяются пути решения проблем в сфере конституционно- правового обеспечения прав и свобод личности, для формирования эффективного конституционного процесса. Выделяются причины, которые обусловливают возникновение противоречий, конфликтов и коллизий в законодательной системе, создают препятствия реализации законных прав и свобод.

Ключевые слова: народный суверенитет, государственный суверенитет, права и свободы, политические гарантии, юридические гарантии, механизм реализации, ограничение прав, механизм защиты, конституционная охрана прав, конституционно-правовое регулирование

Abstract.

The author of this article analyzes sovereignty of the people through the prism of human rights and freedoms of the person and of the citizen. Since the modern democracy is based upon the idea of sovreignty of the people, the author proves that the theory of sovereignty of the people may be positively regarded as a constitutional legal doctrine of supremacy of rights of the people, priority of human rights and freedoms of the person and of the citizen, supremacy of the people as the source for the public power, having various state and legal forms. Based upon the scientific analysis, it is established that only a sovereign democratic state may guarantee political right of the person and of the citizen, and based upon the study, the author establishes the ways to solve the problems in the sphere of constitutional legal guarantees of rights and freedoms of a person, formation of an efficient constitutional process.  The author also uncovers the causes of contradictions and conflicts in the legislative system, forming obstacles for implementation of lawful rights and freedoms.
 

Keywords:

sovereignty of the people, state sovereignty, rights and freedoms, political guarantees, legal guarantees, implementation mechanism, limitation of rights, protective mechanism, constitutional protection of rights, constitutional legal regulation

Обеспечение народного суверенитета как основополагающего принципа строительства современного демократического государства, приобретает особо важное значение. Народ хочет иметь «живую Конституцию», основной целью которой является защита естественных прав человека, и построение общественных отношений на принципах справедливости и свободы каждого человека.

Согласно преамбулы Конституции Украины, Верховная Рада Украины от имени Украинского народа, заботясь об обеспечении прав и свобод человека и достойных условий его жизни, приняла Конституцию Украины. Именно поэтому содержание и направленность государственной деятельности определяются правами и свободами человека и гражданина.

По мнению Дж.Донелли, «к правам человека нужно относиться как к настоящему национальному интересу»[1, с.218] .

Ценность теории правового государства, которым себя в ст. 1 Конституции провозгласила Украину, заключается в максимальных гарантиях естественных прав человека. Под правовым государством следует понимать не какую-то абстрактную государство господства права, а государство, которое максимально гарантирует естественные права человека, причем не только через механизмы судебной защиты, но и через автоматизм действия законов, которые защищают данные права. Именно в этом заключается основная задача государства, его органов и должностных лиц. Целью правового государства является расширение прав личности, совершенствование конституционно - правовых механизмов их реализации и защиты.

По утверждению Ф.Раянова, появление идей правового государства и развитием этих идей во взаимосвязи с представлениями о народе как единственном источнике государственной власти в научной сфере окончательно утвердилось представление о приоритетности общества перед государством, более того, появилось представление о государстве как институте общества. Ученый считает, что в наше время правовое государство является важнейшим институтом общества, поскольку правовое государство является установленной гражданским обществом властью, обеспечивается верховенство закона, обеспечиваются права и свободы[2].

Отношение государства к правам человека и гражданина является главным показателем справедливости государства в современном мире.

Согласно ч. 2 ст. 3 Конституции Украины права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства, несет ответственность за свою деятельность; утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства. Согласно ч. 3 ст.8 Конституции Украины, каждому человеку и гражданину гарантируется обращение в суд за защитой конституционных прав и свобод непосредственно на основе Конституции Украины[3]. Именно на таких конституционных положениях должна базироваться современная законодательная стратегия.

17 июля 1997 Верховная Рада Украины ратифицировала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 года. Однако, на международно-правовом уровне Европейский суд по правам человека постоянно подчеркивает, что права человека должны восприниматься и обеспечиваться не как теоретические или иллюзорные, а как конкретные и действенные[4, с. 90].

Между тем, как отмечает В.И.Крус, «конституционные предписания фактически означают, что права и свободы являются основной формой бытия современного права» и «в современных конституционных реалиях каждый человек в любой юридически значимой ... социальной ситуации, может осознавать себя и заявлять о себе как о личности, которая пользуется своими неотчуждаемыми правами и свободами, то есть правопользователи». Более того, В.И.Крусом высказана категорическая позиция, что конституционно-правовое обоснование концепта суверенной демократии возможно только в рамках теории конституционного пользования , концептуальное обоснование которой ученый изложил в монографии «Теория конституционного право пользования» [5].

Следует отметить, что в СССР долгое время преобладала марксистская концепция прав человека, в общих чертах напоминала современную восточную (азиатскую) модель. Марксистская концепция не признавала главной «западной» характеристики прав человека: их неотчуждаемого, фундаментального и индивидуального характера, а также естественно-правового происхождения. Поэтому права человека, закреплялись в текстах советских конституций, как отмечает С.Шевчук, оставались номинальными и не имели никаких юридических гарантий. Право, в условиях существования режима социалистической законности, преимущественно выполняло роль инструмента борьбы с политическими оппонентами и служило функции сдерживания роста преступности. Поэтому вместо принципа верховенства права- одной из фундаментальных основ западной цивилизации - насаждался принцип верховенства закона («диктатуры закона»), что на практике оказывалось в реализации принципа верховенства воли суверена (единоличного правителя) [6, с. 9] .

Конституция Украины приняла за основу западную концепцию прав человека, согласно которой права индивида преобладают над обществом.

По мнению проф. П. М. Рабиновича, «права человека - это определенные возможности человека, которые необходимы для ее существования и развития в конкретно-исторических условиях, объективно определяются достигнутым уровнем развития человечества и должны быть общими и равными для всех» [7, с. 5].

В соответствии с пунктом 1 статьи 92 Конституции Украины, права и свободы человека и гражданина, гарантии этих прав и свобод, основные обязанности гражданина определяются исключительно законами Украины. Это означает, что Верховная Рада Украины как единственный орган законодательной власти в Украине и одновременно представительный орган принимает законы по принципу правового представительства народа, каждого гражданина.

Современная демократия в украинской модели которая закреплена в Конституции Украины, основывается на идее народного суверенитета (суверенитета народа). На этой основе создается положительный смысл теории суверенитета народа как конституционно - правовая доктрина верховенства народных прав, приоритета прав и свобод человека и гражданина и верховенства народа как источника публичной власти, имеет различные государственно - правовые формы.

Как утверждает проф. В.М.Шаповал, «взаимосвязь между народным суверенитетом и народным представительством, с одной стороны, и правами и свободами человека и гражданина - с другой, имеет сущностную природу. Эта взаимосвязь отражает народовластие, участие в организации и осуществлении которого, реализуя свои права, может участвовать каждый дееспособный гражданин. Эта взаимосвязь отражает также сущность тех прав гражданина, которые выступают своеобразным способом и средством осуществления народного суверенитета и обеспечения народного представительства.

Даже во взаимосвязи с народным суверенитетом и народным представительством права и свободы сохраняют свою самодостаточность как права и свободы человека и гражданина и не становятся каким-либо субъективно-правовым проявлением, сублимацией народного суверенитета» [8, с.5].

Именно суверенитет государства является одной из важнейших политических гарантий прав и свобод человека и гражданина. Государство создает систему организационно-правовых гарантий прав и свобод человека и гражданина (гарантии реализации, охраны, защиты, материальные и процессуальные и др.) и признает обязательными для себя международно- правовые средства обеспечения прав и свобод человека.

Поскольку принцип суверенитета отражается в институте гражданства, политические права и свободы граждан является необходимым условием бытия народа в качестве носителя суверенитета и единственного источника власти, поэтому в основе принципа народного суверенитета, - принцип утверждения и обеспечения прав и свобод человека и гражданина (последние являются составной народного суверенитета). А с другой стороны, только суверенное демократическое государство может гарантировать политические права человека и гражданина.

В последнее время отечественная конституционно-правовая доктрина существенно обогатилась благодаря практической деятельности единственного органа конституционной юрисдикции в Украине. Она проявляется в правовых позициях Конституционного Суда Украины в сфере прав и свобод человека и гражданина. «Права и свободы гражданина, - отмечает А.О.Селиванов, - как сфера конституционного регулирования, имеют признанный ориентир для их приоритетного значения и защиты органами правосудия, и в частности, Конституционным Судом. Направленность конституционного контроля на этот важный объект позволяет предметно применять принципы верховенства права как доминирующую ценность современного цивилизационного процесса» [9, с. 99].

Как отмечают А.О.Селиванов и А.А.Стрижак, в сфере личных и политических прав и свобод человека Конституционный Суд обеспечивает согласованность и корректирует нормативно - правовые акты, устанавливая их соответствие Конституции Украины, осуществляет их проверку на предмет правомерности вмешательства государства в сферу частной свободы личности. При этом критерием правомерности является именно положения Конституции Украины, которые должны быть надлежащим образом конкретизированы в законодательстве[10, с. 180].

Проф. А.А. Селиванов считает, что правовые позиции Конституционного Суда Украины, изложенные в его актах «являются признанными наукой источниками понимания правовых норм при их реализации в конкретных правоотношениях» [11, с.3]. Из этого следует, как справедливо отмечает Ю.Кириченко, что правовые позиции, единственный орган конституционной юрисдикции в Украине сформулировал как обоснование своего решения о неконституционности конкретной правовой нормы, должны учитываться органами государственной власти при своей дальнейшей правотворческой деятельности[12, с.49].

По утверждению проф. А.В.Портнова, «принимая решение и предоставляя выводы, Конституционный Суд Украины исходит из позиций принципа верховенства права, согласно которому во взаимоотношениях с государством лицо выступает как равноправный субъект, способный через средства конституционного судопроизводства осуществлять защиту своих прав и свобод путем доведение признаков неконституционности актов субъектов, наделенных властными полномочиями , которые ограничивают или сужают права и свободы, за исключением случаев, предусмотренных Конституцией Украины, - например, при военном или чрезвычайном положении, прямо предусмотрено статьей 64 Конституции Украины. Правовые ограничения, которые прямо предусмотрены Конституцией Украины, содержатся в статьях 29, 34, 35, 36, 39, 41, 44. ... Наличие правовых ограничений в Основном Законе не противоречит принципу верховенства права, поскольку устанавливает пределы права реализации и закрепляет степень свободы» [13, с.24] .

В целом такой точки зрения придерживается С.В. Пчелинцев, который считает, что ограничение прав и свобод является важной составляющей обеспечения оптимального баланса интересов личности, общества и государства[14, с. 57].

По мнению С.Шевчука, «ограничения на осуществление основных прав и свобод, установленные позитивным законодательством, должны отвечать критериям разумности, общественной необходимости и пропорциональности. Для их надлежащей гарантии наиболее приспособлена деятельность конституционных судов и международных юрисдикционных органов (Европейского суда по правам человека), которая способствует всестороннему признанию судебного прецедента источником права» [15, с. 28].

По утверждению Ю.Юрийчук, «существование эффективной национальной системы рассмотрения жалоб и споров в избирательном процессе является веским основанием доверия электората к выборам и основой электоральной легитимации власти. Обращение в Европейский суд обусловлены: 1)неэффективностью национального правосудия и невозможностью защитить права человека в избирательном процессе, 2) несовершенством национального избирательного законодательства, 3) значительным количеством нарушений на выборах как со стороны их организаторов, так и со стороны избирателей и кандидатов, 4) недоверием к результатам выборов вследствие этих нарушений.

С момента ратификации Конвенции по правам человека обращение в Европейский суд по избирательным спорам получило широкое распространение в Азербайджане, России, Украине. Причем в России в основном обжалуют нарушения на местном, а не федеральном уровне. Отсутствие случаев обжалования избирательного процесса против Эстонии свидетельствует о надлежащее соблюдение избирательных процедур и разрешения споров национальными судами. Вместе с тем решение Европейского суда по Латвии, Литве, Грузии о наличии нарушений статей Конвенции стали поводом для немедленного усовершенствования национального законодательства и внешнеполитическую легитимацию власти» [16, с. 84].

Правовая активность граждан напрямую связана с их правами, свободами и законными интересами, в процессе реализации которых субъект правоотношений и проявляет свою правовую активность. Люди потеряли уверенность в своей защищенности государством. Поэтому перед государством стоит задача разработки системы мер по взаимодействию с населением, начиная от индивидуальной работы и влиянием на общественное правосознание.

«Свобода человека состоит не только в возможности совершать определенные действия, но и в праве устранять любые препятствия их реализации. Соответственно, в каждом обществе существует определенная система культурных, социально-экономических, политических и юридических гарантий прав и свобод личности, которые определяют характер взаимоотношений личности и государства, создают реальные возможности для осуществления прав и свобод» [17, с. 184].

Для создания настоящей свободы человека, недостаточно провозглашения его прав и свобод, а необходима их реализация. В свою очередь для реального осуществления прав и свобод человека их необходимо обеспечить.

Как отмечает Е.А.Лукашева, «общественное развитие выдвигает и будет снова выдвигать новые проблемы, все более сложные ситуации, которые нуждаются в корректировке параметров взаимоотношений« человека - государство». Но при этом неизменным должен оставаться принцип свободы личности, ее высшей ценности» [18, с. 17].

В структуре механизма реализации прав выделяют три составные части: 1) механизм обеспечения, является предпосылкой реализации прав граждан , 2) механизм непосредственной реализации - фактического воплощения этих прав в жизнь и 3) механизм защиты, который вступает в действие при нарушении прав и направлен на их восстановления[19, с. 123].

Реализация основных прав личности - это процесс их материализации, в ходе которого происходит получение каждым того блага, которое составляет содержание права. Обеспечение основных конституционных прав является создание благоприятных условий для их реализации и охраны. Эти благоприятные условия и гарантии. Таким образом, сердцевиной процесса обеспечения основных прав и законных интересов человека является создание гарантий их реализации[20, с. 102].

В юридической литературе существуют различные подходы к определению сущности гарантий. Одни ученые понимают под ними средства, способы фактического обеспечения реализации прав и свобод граждан, другие средства, способы и условия обеспечения реального осуществления предоставленных гражданам демократических прав и свобод, третьи - условия, методы (способы) и средства обеспечения фактической возможности пользоваться демократическими правами и организационно - правовые средства их защиты.

Таким образом, чаще всего гарантиями считаются средства, способы и условия, обеспечивающие осуществление субъективных прав и законных интересов личности.

Под конституционными гарантиями основных прав и законных интересов понимают общие условия и специальные (юридические) средства, закрепленные в Конституции и других нормативных правовых актах, создающих фактическую возможность пользоваться основными правами, удовлетворять интересы и надежно защищать их[21, с. 49].

Несмотря на то, что субъектами - адресатами к которым апеллирует закон требованиям создания или поддержки гарантий прав человека, наряду с государственными органами и служащими, органами местного самоуправления, являются граждане и общественные объединения, все же главным координатором и единственным субъектом конституционно -правовой ответственности за создание и обеспечение гарантий прав и законных интересов человека является государство.

Анализу и классификации правовых гарантий в юридической науке, в том числе и в конституционном праве, уделяется большое внимание. При этом, существуют различные точки зрения по поводу классификации гарантий.

Практически все авторы единодушны в том, что выделяют общие и специальные гарантии. Разногласия в основном возникают по поводу видовой принадлежности организационных гарантий. Одни ученые выделяют их в самостоятельную группу гарантий наряду с общими и юридическими[22, с. 194-203], другие включают их в общие гарантии[23, с. 30], третьи - в юридические[24, с. 25].

Мы придерживаемся точки зрения, согласно которой общими гарантиями являются экономические, политические, социальные и идеологические гарантии. Специальными гарантиями являются юридические и организационные. Последние выступают завершающим звеном во всей системе гарантий, являясь как бы одной из сторон юридических но лежат несколько в иной плоскости.

Политические гарантии связаны с существующим политическим строем. К их числу необходимо отнести следующие основные условия, по сути, составляющие общих принципов конституционного строя: демократическое, правовое и социальное государство, народный суверенитет, распределение власти, плюрализм и многопартийность, свобода слова и т.д. Политические гарантии, несомненно, создают надлежащую атмосферу, которая способствует реализации законных интересов, влияет на методы управления последними, на степень и способы их охраны и защиты.

Принцип формального юридического равенства, на котором базируются все права человека, примиряет противоречивые интересы людей, создает своеобразный консенсус по поводу характера их взаимодействия, объема благ и притязаний, на которые может рассчитывать каждый, определяет роль государства по отношению к правам человека и способам их защиты. Права человека консенсуальные по своей природе, поэтому они играют важнейшую роль в установлении согласия в обществе и обеспечении стабильности его развития[25, с. 35].

В юридической науке существует относительно устойчивое понимание механизма правового регулирования как системы правовых средств, организованных наиболее последовательным образом в целях преодоления препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права[26, с. 145].

По целевому назначению как Конституция, так и другие акты конституционно - правового регулирования являются инструментами общественно-правового регулирования. Задача конституционного права - создать основы для всех политических отношений (а если нужно - то для недопущения нежелательных политических отношений). Иначе говоря, определенные условия их бытия оформляются в нормах конституционного права. Конституционное право в определенной степени может прогнозировать и моделировать возникновения соответствующих общественных отношений, становясь их базой. При этом конституционное право может и должно более подробно регулировать определенные политические отношения, в случае, если: такое регулирование выгодно самим участникам подобных отношений и выглядит как установление гарантий осуществления их деятельности; такое регулирование необходимо в интересах устойчивого развития, безопасности граждан, общества, государства, чтобы определить рамки функционирования общественно-политических институтов; такое регулирование необходимо, поскольку субъекты политических отношений не в состоянии обеспечить учет взаимных интересов без норм права или с помощью норм права такой учет обеспечивается лучше, в более полной мере, если общественно - политические институты имеют выход на государство, властные механизмы[27, с. 8,9].

Учитывая приведенные выше основания, а также то, что в конституционном законодательстве, как ни в какой другой области достаточно высокий уровень норм-деклараций, норм-принципов, норм-целей, норм-задач и других видов, требуют особого механизма гарантирования, который на сегодняшний день отсутствует, - даже если оставить вне предмета исследования эффективность экономических и политических гарантий, то становится очевидным наличие существенных пробелов в регулировании процессуальных механизмов, приводящих институты конституционного права в реальные правоотношения[28, с. 61], на наш взгляд, сегодня необходимо и оправдано более детальное конституционно - правовое регулирование прав, свобод человека и гражданина, формирование конституционного процесса их обеспечения.

Суверенитет государства является одной из важнейших политических гарантий прав и свобод человека и гражданина. Государство создает систему организационно - правовых гарантий прав и свобод человека и гражданина (гарантии реализации, охраны, защиты, материальные и процессуальные и др.) и признает обязательными для себя международно - правовые средства обеспечения прав и свобод человека. Для решения указанных проблем, возникающих в сфере конституционно- правового обеспечения прав и свобод личности, для формирования эффективного конституционного процесса, направленного на оптимизацию реализации законных интересов личности, на наш взгляд, необходимо учитывать права и свободы человека и гражданина в процессе правотворчества. На стадии правотворчества вообще необходимо поддерживать строгую ориентацию на соблюдение прав и свобод. В ходе законодательного процесса следует объективно учитывать различные правовые позиции, проводить парламентские слушания по вопросам концепций и содержания проектов законов, публичные обсуждения политических партий и общественных объединений, в средствах массовой информации, избирателями. Причинами, обусловливающими возникновение противоречий, конфликтов и коллизий в законодательной системе, создают препятствия для реализации законных прав и свобод, могут быть такие объективные причины, как: переходный характер общества и государства; сложный характер общества, что в свою очередь, обусловливает сложность законодательной системы; неразвитость эффективного механизма правотворческой деятельности, иа также такие субъективные факторы, как: неразвитость правового сознания, правовой культуры, низкий уровень позитивной ответственности. Как показывает практика, нередко борьба вокруг законопроектов порождается не столько стремлением найти и выбрать лучший вариант, сколько интересами фракций и узких групп депутатов. В итоге подобного дисбаланса интересов вовремя не решаются актуальные государственные задачи, а законодательство развивается неритмично и противоречиво, с принятием неконституционных нормативных актов и нормативных актов, противоречащих положениям, которые имеют высшую юридическую силу, часто создает препятствия реализации прав и свобод значительного количества лиц.

Библиография
1.
Донеллі Д.Права людини у міжнародній політиці/Преклад з англійської Тараса Завалія. – Львів: Кальварія, 2004. С.218.
2.
Раянов Ф.М, Теория правового государства: проблемы модернизации / Ф.М. Раянов.-Уфа: АН РБ, Гилем, 2010.-136 с. Электронный ресурс// Режим доступа: http://www.pravgos.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=163%3A2011-08-16-09-22-28&catid=65%3A2011-08-12-10-04-28&Itemid=69
3.
Конституція України від 28.06.1996 р.// Відомості Верховної Ради України від 23.07.1996 — 1996 р., № 30, стаття 141.
4.
Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящиеся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб., 2004. – С. 90.
5.
Крусс В.И. Теория конституционного правопользования/ В.И.Крусс. – М.: Норма, 2007. – 752 с.
6.
Шевчук С. Судовий захист прав людини: Практика Європейського Суду з прав людини у контексті західної правової традиції. – Вд. 2-е, випр.., доп. – К.: Реферат, 2007. С. 9.
7.
Рабінович П.М., Хавронюк М.І. Права людини і громадянина: Навчальний посібник. – К.: Атіка, 2004. С. 5.
8.
Шаповал В.Н. О смыслах народного представительства//Конституционное и муниципальное право. 2013. № 2.С. 5.
9.
Селіванов А.О. Конституція. Громадянин. Суд. Професійні та суспільні погляди. – К.: УАІД «Рада», 2009. С. 99.
10.
Селиванов А.А., Стрижак А.А. Вопрсы конституционного правосудия в Украине:актуал.вопр.соврем.развития конституц.правосудия/ А.А.Селиванов, А.А.Стрижак. – К.: Логос, 2010. С. 180.
11.
Систематизоване зібрання правових позицій Конституційного Суду України. – К.: Відділ зв’язків з органами правосуддя Апарату Верховної Ради України, 2002. – вид. 3-тє, допов. – С. 3.
12.
Кириченко Ю. До питання про наступний конституційний контроль щодо виборчого законодавства України// Вісник Центральної Вибочої комісії. 2012 .-№ 1. С. 49.
13.
Портнов А.В. Правове регулювання конституційного судочинства в Україні: доктрина, суб‘єкти і форми конституційного судочинства, створення нових процесуальних інститутів: монографія/ А.В.Портнов. – К. – Логос, 2008.С. 24.
14.
Пчелинцев С.В. Проблемы ограничения прав и свобод граждан в условиях особах правовых режимов. – М.: Норма, 2006.С. 57.
15.
Шевчук С. Судовий захист прав людини: Практика Європейського Суду з прав людини у контексті західної правової традиції. – Вд. 2-е, випр., доп. – К.: Реферат, 2007.С. 28.
16.
Юрійчук Ю. Рішення Європейського суду з прав людини як критерій зовнішньополітичної електоральної легітимації влади на пострадянському просторі// Вісник Центральної Вибочої комісії. 2011. № 2.С. 84.
17.
Абдулаев М.И. Права человека и закон: Историко-теоретические аспекті. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2004. С. 184.
18.
Права человека: итоги века, тенденции, перспективы/ Под общей редакцией чл.-корр. РАН Е.А.Лукашевой. – М.: Издательство НОРМА, 2002.С. 17.
19.
Пучкова М.В. Нормативные акты Совета Министров союзной республики в механизме реализации конституционных прав граждан// Сов. государство и право. 1985. № 3. С. 123.
20.
Толкачев К.Б. Методологические и правовые основания реализации личных конституционных прав и свобод и участие в ней органов внутренних дел. — СПб.: СПб академия МВД РФ, 1997.С. 102.
21.
Чхиквадзе В.М. Гарантировано конституцией. — М.: Молодая гвардия, 1979. С. 49.
22.
Витрук Н.О. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. — М.: Наука,1979.С. 194-203.
23.
Патюлин В.А. Субъективные права граждан: основные черты, стадии, гарантии реализации// Советское государство и право. 1971. № 6. С. 30
24.
Чечет Д. М. Субъективное право и формы его защиты. — Л.: Изд-во Ленинф. ун-та, 1968.С.
25.
Права человека: итоги века, тенденции, перспективы/ Под общей редакцией чл.-корр. РАН Е.А.Лукашевой. – М.: Издательство НОРМА, 2002.С. 35.
26.
Алексеев С.С. Теория права. — М.: Изд-во «Бек», 1994. — С. 145
27.
Авакьян С.А. Конституция как символ эпохи// Конституция как символ эпохи. В 2 томах. Т. 1. — М.: Изд-во МГУ , 2004. С. 8-9.
28.
Зражевская Т.Д. Доктрина в механизме конституционного процесса Российской Федерации// Конституция как символ эпохи. В 2 томах. Т.1./ Под ред. проф. С.А. Авакьяна. — М.: Изд-во МГУ, 2004.С. 61
29.
И.А. Куян. «Национальный суверенитет»: проблемы определения понятия и содержания // Право и политика. – 2013. – № 2. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.02.19.
30.
И.А. Куян. К вопросу об определении понятия и содержания народного суверенитета // Право и политика. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.01.19.
31.
Р. А. Алиев. Зарождение идеи национального суверенитета // Право и политика. – 2012. – № 9. – С. 104-107.
32.
Трофимов В.В. Участие структур гражданского общества в правообразующих правоотношениях как форма выражения народовластия // NB: Вопросы права и политики. - 2012. - 5. - C. 147 - 170. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_364.html
33.
И.А. Куян «Национальный суверенитет»: проблемы определения понятия и содержания // Право и политика. - 2013. - 2. - C. 287 - 294. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.02.19.
References (transliterated)
1.
Donellі D.Prava lyudini u mіzhnarodnіi polіtitsі/Preklad z anglіis'koї Tarasa Zavalіya. – L'vіv: Kal'varіya, 2004. S.218.
2.
Rayanov F.M, Teoriya pravovogo gosudarstva: problemy modernizatsii / F.M. Rayanov.-Ufa: AN RB, Gilem, 2010.-136 s. Elektronnyi resurs// Rezhim dostupa: http://www.pravgos.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=163%3A2011-08-16-09-22-28&catid=65%3A2011-08-12-10-04-28&Itemid=69
3.
Konstitutsіya Ukraїni vіd 28.06.1996 r.// Vіdomostі Verkhovnoї Radi Ukraїni vіd 23.07.1996 — 1996 r., № 30, stattya 141.
4.
De Sal'via M. Pretsedenty Evropeiskogo suda po pravam cheloveka. Rukovodyashchie printsipy sudebnoi praktiki, otnosyashchiesya k Evropeiskoi konventsii o zashchite prav cheloveka i osnovnykh svobod. Sudebnaya praktika s 1960 po 2002 g. SPb., 2004. – S. 90.
5.
Kruss V.I. Teoriya konstitutsionnogo pravopol'zovaniya/ V.I.Kruss. – M.: Norma, 2007. – 752 s.
6.
Shevchuk S. Sudovii zakhist prav lyudini: Praktika Єvropeis'kogo Sudu z prav lyudini u kontekstі zakhіdnoї pravovoї traditsії. – Vd. 2-e, vipr.., dop. – K.: Referat, 2007. S. 9.
7.
Rabіnovich P.M., Khavronyuk M.І. Prava lyudini і gromadyanina: Navchal'nii posіbnik. – K.: Atіka, 2004. S. 5.
8.
Shapoval V.N. O smyslakh narodnogo predstavitel'stva//Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2013. № 2.S. 5.
9.
Selіvanov A.O. Konstitutsіya. Gromadyanin. Sud. Profesіinі ta suspіl'nі poglyadi. – K.: UAІD «Rada», 2009. S. 99.
10.
Selivanov A.A., Strizhak A.A. Voprsy konstitutsionnogo pravosudiya v Ukraine:aktual.vopr.sovrem.razvitiya konstituts.pravosudiya/ A.A.Selivanov, A.A.Strizhak. – K.: Logos, 2010. S. 180.
11.
Sistematizovane zіbrannya pravovikh pozitsіi Konstitutsіinogo Sudu Ukraїni. – K.: Vіddіl zv’yazkіv z organami pravosuddya Aparatu Verkhovnoї Radi Ukraїni, 2002. – vid. 3-tє, dopov. – S. 3.
12.
Kirichenko Yu. Do pitannya pro nastupnii konstitutsіinii kontrol' shchodo viborchogo zakonodavstva Ukraїni// Vіsnik Tsentral'noї Vibochoї komіsії. 2012 .-№ 1. S. 49.
13.
Portnov A.V. Pravove regulyuvannya konstitutsіinogo sudochinstva v Ukraїnі: doktrina, sub‘єkti і formi konstitutsіinogo sudochinstva, stvorennya novikh protsesual'nikh іnstitutіv: monografіya/ A.V.Portnov. – K. – Logos, 2008.S. 24.
14.
Pchelintsev S.V. Problemy ogranicheniya prav i svobod grazhdan v usloviyakh osobakh pravovykh rezhimov. – M.: Norma, 2006.S. 57.
15.
Shevchuk S. Sudovii zakhist prav lyudini: Praktika Єvropeis'kogo Sudu z prav lyudini u kontekstі zakhіdnoї pravovoї traditsії. – Vd. 2-e, vipr., dop. – K.: Referat, 2007.S. 28.
16.
Yurіichuk Yu. Rіshennya Єvropeis'kogo sudu z prav lyudini yak kriterіi zovnіshn'opolіtichnoї elektoral'noї legіtimatsії vladi na postradyans'komu prostorі// Vіsnik Tsentral'noї Vibochoї komіsії. 2011. № 2.S. 84.
17.
Abdulaev M.I. Prava cheloveka i zakon: Istoriko-teoreticheskie aspektі. – SPb.: Izdatel'stvo «Yuridicheskii tsentr Press», 2004. S. 184.
18.
Prava cheloveka: itogi veka, tendentsii, perspektivy/ Pod obshchei redaktsiei chl.-korr. RAN E.A.Lukashevoi. – M.: Izdatel'stvo NORMA, 2002.S. 17.
19.
Puchkova M.V. Normativnye akty Soveta Ministrov soyuznoi respubliki v mekhanizme realizatsii konstitutsionnykh prav grazhdan// Sov. gosudarstvo i pravo. 1985. № 3. S. 123.
20.
Tolkachev K.B. Metodologicheskie i pravovye osnovaniya realizatsii lichnykh konstitutsionnykh prav i svobod i uchastie v nei organov vnutrennikh del. — SPb.: SPb akademiya MVD RF, 1997.S. 102.
21.
Chkhikvadze V.M. Garantirovano konstitutsiei. — M.: Molodaya gvardiya, 1979. S. 49.
22.
Vitruk N.O. Osnovy teorii pravovogo polozheniya lichnosti v sotsialisticheskom obshchestve. — M.: Nauka,1979.S. 194-203.
23.
Patyulin V.A. Sub''ektivnye prava grazhdan: osnovnye cherty, stadii, garantii realizatsii// Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1971. № 6. S. 30
24.
Chechet D. M. Sub''ektivnoe pravo i formy ego zashchity. — L.: Izd-vo Leninf. un-ta, 1968.S.
25.
Prava cheloveka: itogi veka, tendentsii, perspektivy/ Pod obshchei redaktsiei chl.-korr. RAN E.A.Lukashevoi. – M.: Izdatel'stvo NORMA, 2002.S. 35.
26.
Alekseev S.S. Teoriya prava. — M.: Izd-vo «Bek», 1994. — S. 145
27.
Avak'yan S.A. Konstitutsiya kak simvol epokhi// Konstitutsiya kak simvol epokhi. V 2 tomakh. T. 1. — M.: Izd-vo MGU , 2004. S. 8-9.
28.
Zrazhevskaya T.D. Doktrina v mekhanizme konstitutsionnogo protsessa Rossiiskoi Federatsii// Konstitutsiya kak simvol epokhi. V 2 tomakh. T.1./ Pod red. prof. S.A. Avak'yana. — M.: Izd-vo MGU, 2004.S. 61
29.
I.A. Kuyan. «Natsional'nyi suverenitet»: problemy opredeleniya ponyatiya i soderzhaniya // Pravo i politika. – 2013. – № 2. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.02.19.
30.
I.A. Kuyan. K voprosu ob opredelenii ponyatiya i soderzhaniya narodnogo suvereniteta // Pravo i politika. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.01.19.
31.
R. A. Aliev. Zarozhdenie idei natsional'nogo suvereniteta // Pravo i politika. – 2012. – № 9. – S. 104-107.
32.
Trofimov V.V. Uchastie struktur grazhdanskogo obshchestva v pravoobrazuyushchikh pravootnosheniyakh kak forma vyrazheniya narodovlastiya // NB: Voprosy prava i politiki. - 2012. - 5. - C. 147 - 170. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_364.html
33.
I.A. Kuyan «Natsional'nyi suverenitet»: problemy opredeleniya ponyatiya i soderzhaniya // Pravo i politika. - 2013. - 2. - C. 287 - 294. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.02.19.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"