Статья 'Типология жертв терроризма' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Типология жертв терроризма

Макарова Татьяна Владимировна

старший преподаватель, кафедра уголовно-правовых дисциплин, Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института

423582, Россия, республика Татарстан, г. Нижнекамск, ул. Менделеева, 2, кв. 54

Makarova Tatiyana Vladimirovna

Associate Professor, Department of Criminal Law Disciplines, Nizhnekamsk Filial Office of the Moscow Humanitarian and Economic Institute.

423582, Russia, respublika Tatarstan, g. Nizhnekamsk, ul. Mendeleeva, 2, kv. 54

makarovatv2004@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2305-9699.2013.8.9338

Дата направления статьи в редакцию:



Дата публикации:

1-8-2013


Аннотация.

Статья посвящена рассмотрению вопросов типологии жертв, преступлений террористического характера. Автор раскрывает содержание и значение типологии жертв, преступлений террористического характера (терроризма). Типологизация жертв терроризма проводится по двум основаниям: степени взаимодействия между преступником и жертвой, и ролью жертвы в совершенном преступлении. По степени взаимодействия между преступником и жертвой терроризма автор выделяет прямых и косвенных жертв. По роли жертвы в совершении преступления - жертв с нейтральным, соучаствующим, неправомерным и правомерным поведением. Далее в статье характеризуется каждый из названных типов жертв. Отдельно приводиться примерный состав любой группы заложников, состоящей из случайных людей. Данный состав состоит из следующих групп жертв - «нетерпеливых», «стойких», «оглушенных», «угодливых» и «сочувствующих». В заключение сформулирован вывод о том, что рассмотренная типология жертв преступлений террористического характера носят условный характер, так как не каждая жертва терроризма может быть однозначно отнесена к тому или иному типу.

Ключевые слова: значение типологии, основания типологии, прямые жертвы терроризма, косвенные жертвы терроризма, нейтральные жертвы, соучаствующие жертвы, правомерное поведение жертвы, неправомерное поведение жертвы, состав группы заложников, типология жертв терроризма

Abstract.

The article is devoted to the issues of typology of victims of the terrorist crimes. The author discusses contents and meaning of the typology of victims, and of terrorist crimes (terrorism). The typology of terrorism victims is based upon two elements: the degree of interaction between a criminal and a victim and the role of a victim in a crime. Depending on the degree of interaction between a criminal and a victim the author singles out direct and indirect victims.  Depending on the role in a crime the author singles out victims with neutral, co-participating, unlawful, and lawful behavior.  The article then provides characteristics for each of these types.  It separately includes typical composition of any group of accidental hostages.  The composition includes the following victims: impatient, persistent, insensible, subservient, and sympathizing. Finally, the author formulates a conclusion that typology of the victims of terrorist crimes is relative, since some terrorism victims do not fall within one category.

Keywords:

typology meaning, bases of typology, direct terrorism victims, indirect terrorism victims, neutral victims, sympathizing victims, lawful behavior of a victim, unlawful behavior of a victim, composition of a group of hostages, typology of terrorism victims

Для того чтобы с достаточной объективностью прогнозировать ин­дивидуальное поведение, обоснованно избирать меры воздействия на субъект профилактических усилий, необходимо знание внутреннего мира человека, мотивов, которыми он руководствуется, всего психологического механизма поведения. Необходимо знание не только общего, но и конкретного, единичного. С использованием только классификации эту задачу не решить[1].

Именно поэтому возникает необходимость создать возможно более полную социально-психологическую типологию, во-первых, потерпевших от актов терроризма, которая позволила бы судить о внутреннем механизме поступков потерпевшего, а, во-вторых, лиц, чье поведение в юридическом лице является или может являться виктимологической причиной совершения преступления террористического характера.

Типология представляет собой более глубокую, сущностную и вместе с тем менее жестко увязанную с отдельными чертами личности группировку жертв [2].

Типологизацию жертв терроризма можно провести по следующим основаниям:

1) степень взаимодействия между преступником и жертвой;

2) роль жертвы в совершенном преступлении.

I. По степени взаимодействия между преступником и жертвой терроризма можно выделить несколько относительно самостоятельных типов жертв.

1. Прямые или непосредственные жертвы – это те физические и юридические лица, которым в результате совершения преступления террористического характера причиняется физический, материальный, моральный или репутационный вред либо нарушаются (ограничиваются) их конституционные права и свободы.

Прямыми жертвами терроризма являются:

а) лица физически вовлеченные в исполняемый теракт: заложники, жертвы насилия (взрывов, массовых отравлений и т. п.),

б) пострадавшие сотрудники правоохранительных органов, участвовавшие в пресечении деятельности преступников,

в) лица, чье имущество было уничтожено[3],

г) юридические лица, представляющие объекты стратегического назначения («АЭС», «ГЭС», объекты общественного транспорта, объекты инфраструктуры, места общественного пользования).

2. Косвенные или опосредованные жертвы – это, во-первых, физические лица, которым лично не причиняется физический, материальный или моральный вред, но они пострадали опосредованно от преступления террористического характера (например, близкие родственники и иждивенцы жертвы), и, во-вторых, международные институты, государства, политические партии, иные общественные объединения, население в целом, различные государственные институты, политические или общественные деятели, т.е. это «третья сторона», которую террористы принуждают или пытаются принудить к принятию нужных им решений.

Косвенные жертвы, прежде всего, это родные и близкие прямых жертв, переживающие траур и горе в связи со смертью близких или их ранениями. Это также живые и невредимые свидетели террористических актов, а также лица, оказывавшие первую помощь пострадавшим. Кроме того, это спасатели, потрясенные смертью, страданиями и отчаянием, всем тем, что им пришлось пережить. Врачи приняли решение рассматривать эту категорию населения как жертвы, так как они перенесли эмоциональный шок и в большинстве случаев у них остаются тяжелые последствия. Эти косвенные жертвы - основные цели терроризма, здесь масштаб неограничен. В качестве отдельной категории жертв могут быть названы сами террористы, которые нередко принуждаются к исполнению теракта посредством насилия, обмана, длительной и профессиональной психологической обработки. Нередко в качестве исполнителей актов террора используются дети.

Прямыми и косвенными жертвами террористических акций в наше время могут быть представители различных демографических групп – дети, женщины, пожилые люди, различных социальных групп – наемные работники, мелкие, средние и даже крупные предприниматели, представители силовых структур и органов власти. Наиболее виктимными являются лица, служебные обязанности которых связаны с реализацией функций высшей государственной власти, главы субъектов федерации и политики федерального уровня. Здесь убийство или похищение, помимо возможностей оказать давление на власть, носит еще и символический характер, нередко связывается с социально значимой семантикой времени и места[4].

II. Наиболее распространенным основанием виктимологической типологизации является роль жертвы в совершении преступления. Данное основание пригодно и для типологизации жертв терроризма. Из всех типов жертв преступлений террористического характера можно выделить четыре основные из них. Это жертвы с нейтральным, соучаствующим (положительным), неправомерным (провоцирующим) и правомерным поведением [5].

1. К первой категории жертв преступности террористического характера следует относить лиц, которые становятся жертвами в результате случайного стечения обстоятельств. Например, при захвате заложников преступниками и выдвижении требований государственным органам для их освобождения, как это было в Беслане, террористических актов в местах массового скопления людей (рынках, магазинах, концертных залах и т.д.).

Внутри данной группы потерпевших следует выделить две под­группы отдельные граждане и группы лиц, объединенные по раз­личным случайным для преступников признакам (пассажиры само­лета, учащиеся одного класса, работники одного подразде­ления/учреждения и т. п.)[6].

2. Ко второй группе жертв преступности террористического характера следует относить тех лиц, которые сочувствуют преступникам, предоставляя им убежище или укрывая их на своей территории либо помогая им в осуществлении их противоправной деятельности, например, лиц, финансирующих террористические организации, которые в последующем выходят из-под контроля и осуществляют террористические акты в отношении своих покровителей или пособников.

3. К третьей группе относятся лица, которые провоцируют преступное поведение различными способами - от прямого подстрекательства исполнителей, до отказа применения к ним виктимологических мер безопасности. Т.е. это лица, представляющие непосредственный интерес для преступников. Это могут быть собственники фирм и их близкие родственники и знакомые; руководители коммерческих структур, члены их семей и близкие им люди; иностранные граждане и члены их семей.

4. К четвертой группе относятся лица, которым причиняется вред в связи с выполнением ими своего служебного или общественного долга.

По делам о преступлениях террористической направленности наиболее характерно правомерное или нейтральное поведение жертвы.

На вопрос: «Какие типы жертв терроризма, по вашему мнению, встречаются чаще?», голоса опрошенных нами лиц распределилось следующим образом. Нейтральные (случайные) жертвы – 50,5%, жертвы с правомерным поведением – 10%, жертвы с соучаствующим поведением – 9%, жертвы с неправомерным (провоцирующим) поведением– 7,5%, и остальные голоса распределились между инициативными и некритичными жертвами.

Также в результате проведенного нами опроса 12% респондентов считают, что чаще жертвами терроризма становятся мужчины, 16 % - женщины, 17 % - несовершеннолетние, 6% респондентов называют престарелых, инвалидов, лиц, имеющих недостатки в физическом развитии, 27% считают, что это лица, осуществляющие возложенные на них законом задачи по защите жизни, здоровья и законных интересов граждан, охране собственности, и 22% называют в качестве таковых сотрудников правоохранительных органов.

Схематично типология жертв терроризма представлена в табл. 1.

Многочисленные исследования, проведенные отечественными и зарубежными виктимологами, позволяют исходя из поведения жертв определить примерный состав любой группы заложников, состоящей из случайных людей [7]:

1. Выделяют группу «нетерпеливых», обычно их не более 0,5 % от всех. Но она может стать больше (до 60%), если «нетерпеливые» разожгут своим безрассудством «истероидных» людей, а скрытых истериков среди людей немало.

Если истероидным женщинам в критических ситуациях свойственны плач, причитания, метания с воплями и рыдани­ем, то мужчины-истероиды становятся агрессивны. Они отве­чают злобой, остервенелостью на всякое давление, притесне­ние. Чем больше их давят экстремальные обстоятельства, тем больше в истероидах сопротивления. Оно может быть стой­ким или накапливаться и взрываться. Их сопротивление вра­гам или опасным обстоятельствам может стать героическим. Например, один из заложников (г. Москва, октябрь 2002 г.) вскочил и по рядам побежал к выходу. На любые требования террористов он не реагировал, вызвав тем самым стрельбу (из пистолета и очередь из автомата) в свою сторону. В него не попали, а два заложника, которые оказались на линии огня, были убиты [8].

2. В разгар трагедии заложникам наиболее полезны те, кто несгибаем перед невзгодами, разумно смел и осторожен. Стрессовое давление укрепляет их стойкость. Они морально поддерживают других. Их может быть 5—12% среди заложни­ков. «Стойкие» помогают пережить заточение другим несчаст­ным.

3. Среди заложников много «оглушенных» — около 30—50%. Они морально подавлены, психически оглушены. Их страда­ние заглушает все прочие чувства, мешает общению. У таких заложников монотонность тягостного переживания страха и беспомощности может сопровождаться шизоидными явления­ми. Чем дольше, сильнее, трагичнее давление экстремальных обстоятельств, чем глубже психическое изнурение заложни­ков, тем больше людей ведут себя таким образом.

4. Остальные, чем дольше длится заложничество, тем сильнее сближаются с захватившими их террористами. Такие люди относятся к двум типам.

а) первый тип составляют «угодливые» - от 10 до 25% от общего числа заложников. Эти люди сближаются с террористами расчетливо, чтобы улучшить хоть сколько-ни­будь свое существование, уменьшить угрозу террора лично для себя и своих близких. Это «приспешники» террористов. Они не однородны и делятся на расчетливо-разумных и расчетливо-злобных:

- расчетливо-разумных к коллаборационизму толкает сла­бость, надлом души или великий страх за близких. У них есть самооправдание: «Жертвуя собой, мы для пользы других по­шли служить врагам. Мы не «предатели», а тайные «свои».

- расчетливо-злобные служат врагам в поисках возможности возвыситься при новой расстановке сил и удовлетворить свои комплексы за счет слабых заложников, притесняя их или, на­против, милостиво им помогая.

б) второй тип составляют «сочувствующие» около 20 % заложников. Чем дольше продолжается чрезвычайная ситуация, тем сильнее они ощущают как бы родственную близость с захватившими их террористами, разделяя с ними их переживания и непри­язнь к спасителям [9].

Эту очень специфическую психологическую реакцию, при которой жертва проникается необъяснимой симпатией к сво­ему палачу, специалисты назвали «стокгольмским синдро­мом», или «травматической связью».

Рассмотренная типология жертв преступлений террористического характера носят условный характер. Не каждая жертва терроризма может быть однозначно отнесена к тому или иному типу. В реальной жизни можно увидеть в их среде представителей смешанных или промежуточных групп, что говорит о теоретической значимости и необходимости дальнейшего исследования жертв преступлений террористического характера.

Практическая потребность в научной типологизации жертв терроризма необходима для разработки однородных мер предупредительного воздействия на преступления террористического характера виктимологическими средствами, и оказания жертвам социальной помощи.

Таблица 1

Основания типологии жертв терроризма

I. По степени взаимодействия между преступником и жертвой терроризма:

1. Прямые или непосредственные жертвы.

а) заложники

б) жертвы насилия (взрывов, массовых отравлений и т. п.)

в) пострадавшие сотрудники правоохранительных органов, участвовавшие в пресечении деятельности преступников

д) лица, участвовавших в последующей работе с жертвами (профессиональные спасатели, врачи и др.)

е) лица, чье имущество было уничтожено

2. Косвенные или опосредованные жертвы:

а) родные, близкие родственники и иждивенцы жертвы

б) живые и невредимые свидетели террористических актов

в) население в целом

г) главы государств, общественные, политические и религиозные деятели, дипломаты, военнослужащие, полицейские, сотрудники различных общественных организаций и гуманитарных фондов, журналисты, влиятельные бизнесмены;

д) политические партии, иные общественные объединения

е) государство и государственные институты

ж) международные институты

з) террористы, которых принуждают к исполнению теракта посредством насилия, обмана, длительной и профессиональной психологической обработки

II. Роль жертвы в совершении преступления:

1. Жертвы с нейтральным поведением - случайные жертвы, чаще всего в местах массового скопления людей:

а) отдельные граждане

б) группы лиц

2. Жертвы с соучаствующим (положительным) поведением:

а) лица, которые сочувствуют преступникам, предоставляя им убежище или укрывая их на своей территории

б) лица, которые помогают им в осуществлении их противоправной деятельности, например, лиц, финансирующих террористические организации

3. Жертвы с неправомерным (провоцирующим) поведением:

а) собственники фирм и их близкие родственники и знакомые

б) руководители коммерческих структур, члены их семей и близкие им люди

в) иностранные граждане и члены их семей

4. Жертвы с правомерным поведением:

а) лица, которым причиняется вред в связи с выполнением ими своего служебного или общественного долга

Библиография
1.
Ривман Д.В. Криминальная виктимология. – СПб. : Питер, 2002. – С. 56.
2.
Криминология : учебник / под ред. проф. Н. Ф.Кузнецовой, проф. В. В. Лунева. – М. : Волтерс Клувер, 2004.-С. 375.
3.
Вишневецкий К. В. Криминогенная виктимизация социальных групп в современном обществе : автореф. дисс. … д-ра. юрид. наук. – М., 2007. – С. 15.
4.
Там же. – С. 16.
5.
Полубинский В. И. Криминальная виктимология. Что это такое? – М., 1977. – С.42; Мурзабулатов У. М. Формула самозащиты жертвы от насилия и её значение в профессиональной работе органов внутренних дел // Вестник Уфимского юридического института МВД России. – 2003. – №3. – С.81; Преступления террористической направленности : уголовное преследование на досудебных стадиях / под научной редакцией О. Н. Коршуновой. – СПб. : Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. – С. 62.
6.
Преступления террористической направленности : уголовное преследование на досудебных стадиях / под научной редакцией О. Н. Коршуновой. – С. 68.
7.
Малкина-Пых И. Г. Психология поведения жертвы. – М. : Изд-во Эксмо, 2006. – С.446.
8.
Христенко В. Е. Психология поведения жертвы. – Ростов-н/Д. : Феникс, 2004. – С.217.
9.
Там же. – С.218; Малкина-Пых И. Г. Указ. соч. – С.451.
10.
Седых Н.С. К вопросу о психологических последствиях терроризма // NB: Психология и психотехника.-2013.-1.-C. 101-130. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_229.html
11.
Седых Н.С. Террористические угрозы и глобальные риски современности: психолого – политический анализ // NB: Международные отношения.-2012.-1.-C. 44-79. DOI: 10.7256/2306-4226.2012.1.293. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_293.html
12.
П.А. Кабанов. Криминологическая концепция криминальной политической виктимологии // Право и политика. – 2012. – № 11. – С. 104-107.
13.
Д. Э. Видус. Вопрос о группах охраняемых, конвенцией «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него» и идентификации жертв геноцида // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
14.
О. Е. Ноянзина, Н. П. Гончарова, Г. С. Авдеева. Этнополитический экстремизм как угроза национальной безопасности России // Национальная безопасность / nota bene. – 2012. – № 2. – С. 104-107.
15.
И. Л. Трунов. Возмещения вреда пострадавшим от авиакатастроф. // Право и политика. – 2007. – № 2.
16.
Л.Н. Голубева. Основные направления общей виктимологической профилактики насильственных преступлений. // Право и политика. – 2007. – № 7.
17.
Л. К. Áйвар, И.. Л. Трунов. Проблемы реализации прав жертв преступлений // Право и политика. – 2008. – № 2.
18.
Трунов И.Л.. Изменения в компенсации вреда жертвам терроризма. // Административное и муниципальное право. – 2009. – № 1.
19.
Седых Н.С.. Терроризм и глобальные риски современности: психолого-политический анализ // Международные отношения. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2305-560Х.2013.01.12.
20.
И.А. Джамалуев. Защита граждан от террористической угрозы: актуальные административно-правовые аспекты // Право и политика. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.01.7.
21.
Н. С. Седых. Современный терроризм с точки зрения информационно-психологических угроз // Национальная безопасность / nota bene. – 2012. – № 2. – С. 104-107.
22.
А. А. Паненков. Совершенствование правовой основы организации безопасности объектов использования атомной энергии и транспорта в 2011 году // Национальная безопасность / nota bene. – 2012. – № 2. – С. 104-107.
23.
А. Э. Жалинский. Криминологическая характеристика терроризма в России // Национальная безопасность / nota bene. – 2012. – № 2. – С. 104-107.
24.
Т. А. Клещева. Роль России в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в борьбе с терроризмом в странах АТР и на Российском Дальнем Востоке // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
25.
Кузьмин А.В.. Правовая регламентация методов противодействии распространению экстремизма в молодежной среде // Полицейская деятельность. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
26.
А. А. Паненков. Проблемы борьбы с терроризмом и новыми формами его финансирования в мире и России. Рекомендации экспертов ООН, промежуточные результаты научных исследований по борьбе с терроризмом и его финансированием. Практика борьбы с терроризмом в интернете // Национальная безопасность / nota bene. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
27.
Т. А. Клещева. Шанхайская Организация сотрудничества (ШОС) как основной орган борьбы с терроризмом в странах АТР // Право и политика. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
28.
Т. М. Любимова, А. А. Данилова. Терроризм: лингвопрагматический анализ понятия // Национальная безопасность / nota bene. – 2011. – № 5. – С. 104-107.
29.
В. Л. Чиркун. Борьба с незаконным оборотом ядерных материалов — как средство противодействия ядерному терроризму // Право и политика. – 2011. – № 8. – С. 104-107.
30.
А. В. Царегородцев. Организация защиты объектов информатизации от силовых деструктивных электромагнитных воздействий // Национальная безопасность / nota bene. – 2011. – № 3. – С. 104-107.
31.
А. А. Паненков. Особенности задач по тактике и методике выявления и расследования преступлений, связанных с финансированием терроризма // Национальная безопасность / nota bene. – 2011. – № 5. – С. 104-107.
32.
Г. Л. Акопов. Политический хактивизм – угроза национальной безопасности. // Национальная безопасность / nota bene. – 2011. – № 2.
33.
А.А. Паненков. Проблемы предупреждения преступлений лицами, осужденными за преступления террористического характера, в период совершенствования пенитенциарной системы в России // Национальная безопасность / nota bene. – 2010. – № 5
34.
Паненков А.А. Предварительный анализ реагирования правоохранительных органов и спецслужб на преступления террористической направленности в 2012 году и прогноз на 2013 год в России. Результаты научных исследований 2010-2012 гг. по борьбе с источниками финансирования терроризма в Республике Ингушетия (выводы и предложения) // NB: Национальная безопасность. - 2013. - 1. - C. 153 - 253. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.1.326. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_326.html
35.
Седых Н.С. Психолого – политические особенности терроризма в условиях общества риска // NB: Проблемы общества и политики. - 2013. - 3. - C. 104 - 137. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.525. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_525.html
36.
Кутырев В.А. Идейные причины современного терроризма в мире и России // NB: Проблемы общества и политики. - 2012. - 3. - C. 1 - 33. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_303.html
37.
Седых Н.С. Терроризм в контексте информационно-психологических угроз современности // NB: Национальная безопасность. - 2012. - 1. - C. 182 - 212. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_163.html
38.
Паненков А.А. Борьба с терроризмом и его финансированием останется актуальной и долговременной проблемой для России // NB: Национальная безопасность. - 2013. - 4. - C. 19 - 77. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.4.187. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_187.html
39.
Соснин В.А. Духовно-религиозные основы суицидального терроризма: идеология Глобального Джихада как психологическая мотивация оправдания суицидального терроризма исламскими радикалами // NB: Национальная безопасность. - 2013. - 2. - C. 112 - 159. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.2.614. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_614.html
40.
Паненков А.А. Криминологические подходы к решению проблем борьбы с терроризмом и его финансированием и особенности прокурорского надзора. Некоторые предложения по оптимизации борьбы с терроризмом и его финансированием на основе научных исследований // NB: Национальная безопасность. - 2013. - 3. - C. 17 - 135. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.3.8754. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_8754.html
41.
Сочнев Д.В., Абасов М.М. Основные виды и наиболее распространенные формы международного терроризма // NB: Российское полицейское право. - 2013. - 2. - C. 91 - 108. DOI: 10.7256/2306-4218.2013.2.801. URL: http://www.e-notabene.ru/pm/article_801.html
42.
Паненков А.А. Проблемы совершенствования национальной системы противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и оружия массового уничтожения // NB: Экономика, тренды и управление. - 2014. - 1. - C. 13 - 30. DOI: 10.7256/2306-4595.2014.1.8110. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_8110.html
43.
Паненков А.А. Криминологическая обусловленность государственной политики по борьбе с преступностью - залог успеха в борьбе с терроризмом и его финансированием в России // NB: Национальная безопасность. - 2012. - 1. - C. 1 - 54. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_109.html
44.
Седых Н.С. К вопросу о психологических последствиях терроризма // NB: Психология и психотехника. - 2013. - 1. - C. 101 - 130. DOI: 10.7256/2306-0425.2013.1.229. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_229.html
References (transliterated)
1.
Rivman D.V. Kriminal'naya viktimologiya. – SPb. : Piter, 2002. – S. 56.
2.
Kriminologiya : uchebnik / pod red. prof. N. F.Kuznetsovoi, prof. V. V. Luneva. – M. : Volters Kluver, 2004.-S. 375.
3.
Vishnevetskii K. V. Kriminogennaya viktimizatsiya sotsial'nykh grupp v sovremennom obshchestve : avtoref. diss. … d-ra. yurid. nauk. – M., 2007. – S. 15.
4.
Tam zhe. – S. 16.
5.
Polubinskii V. I. Kriminal'naya viktimologiya. Chto eto takoe? – M., 1977. – S.42; Murzabulatov U. M. Formula samozashchity zhertvy ot nasiliya i ee znachenie v professional'noi rabote organov vnutrennikh del // Vestnik Ufimskogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. – 2003. – №3. – S.81; Prestupleniya terroristicheskoi napravlennosti : ugolovnoe presledovanie na dosudebnykh stadiyakh / pod nauchnoi redaktsiei O. N. Korshunovoi. – SPb. : Izdatel'stvo «Yuridicheskii tsentr Press», 2003. – S. 62.
6.
Prestupleniya terroristicheskoi napravlennosti : ugolovnoe presledovanie na dosudebnykh stadiyakh / pod nauchnoi redaktsiei O. N. Korshunovoi. – S. 68.
7.
Malkina-Pykh I. G. Psikhologiya povedeniya zhertvy. – M. : Izd-vo Eksmo, 2006. – S.446.
8.
Khristenko V. E. Psikhologiya povedeniya zhertvy. – Rostov-n/D. : Feniks, 2004. – S.217.
9.
Tam zhe. – S.218; Malkina-Pykh I. G. Ukaz. soch. – S.451.
10.
Sedykh N.S. K voprosu o psikhologicheskikh posledstviyakh terrorizma // NB: Psikhologiya i psikhotekhnika.-2013.-1.-C. 101-130. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_229.html
11.
Sedykh N.S. Terroristicheskie ugrozy i global'nye riski sovremennosti: psikhologo – politicheskii analiz // NB: Mezhdunarodnye otnosheniya.-2012.-1.-C. 44-79. DOI: 10.7256/2306-4226.2012.1.293. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_293.html
12.
P.A. Kabanov. Kriminologicheskaya kontseptsiya kriminal'noi politicheskoi viktimologii // Pravo i politika. – 2012. – № 11. – S. 104-107.
13.
D. E. Vidus. Vopros o gruppakh okhranyaemykh, konventsiei «O preduprezhdenii prestupleniya genotsida i nakazanii za nego» i identifikatsii zhertv genotsida // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
14.
O. E. Noyanzina, N. P. Goncharova, G. S. Avdeeva. Etnopoliticheskii ekstremizm kak ugroza natsional'noi bezopasnosti Rossii // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2012. – № 2. – S. 104-107.
15.
I. L. Trunov. Vozmeshcheniya vreda postradavshim ot aviakatastrof. // Pravo i politika. – 2007. – № 2.
16.
L.N. Golubeva. Osnovnye napravleniya obshchei viktimologicheskoi profilaktiki nasil'stvennykh prestuplenii. // Pravo i politika. – 2007. – № 7.
17.
L. K. Áivar, I.. L. Trunov. Problemy realizatsii prav zhertv prestuplenii // Pravo i politika. – 2008. – № 2.
18.
Trunov I.L.. Izmeneniya v kompensatsii vreda zhertvam terrorizma. // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2009. – № 1.
19.
Sedykh N.S.. Terrorizm i global'nye riski sovremennosti: psikhologo-politicheskii analiz // Mezhdunarodnye otnosheniya. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2305-560Kh.2013.01.12.
20.
I.A. Dzhamaluev. Zashchita grazhdan ot terroristicheskoi ugrozy: aktual'nye administrativno-pravovye aspekty // Pravo i politika. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.01.7.
21.
N. S. Sedykh. Sovremennyi terrorizm s tochki zreniya informatsionno-psikhologicheskikh ugroz // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2012. – № 2. – S. 104-107.
22.
A. A. Panenkov. Sovershenstvovanie pravovoi osnovy organizatsii bezopasnosti ob''ektov ispol'zovaniya atomnoi energii i transporta v 2011 godu // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2012. – № 2. – S. 104-107.
23.
A. E. Zhalinskii. Kriminologicheskaya kharakteristika terrorizma v Rossii // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2012. – № 2. – S. 104-107.
24.
T. A. Kleshcheva. Rol' Rossii v Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva (ShOS) v bor'be s terrorizmom v stranakh ATR i na Rossiiskom Dal'nem Vostoke // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
25.
Kuz'min A.V.. Pravovaya reglamentatsiya metodov protivodeistvii rasprostraneniyu ekstremizma v molodezhnoi srede // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
26.
A. A. Panenkov. Problemy bor'by s terrorizmom i novymi formami ego finansirovaniya v mire i Rossii. Rekomendatsii ekspertov OON, promezhutochnye rezul'taty nauchnykh issledovanii po bor'be s terrorizmom i ego finansirovaniem. Praktika bor'by s terrorizmom v internete // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
27.
T. A. Kleshcheva. Shankhaiskaya Organizatsiya sotrudnichestva (ShOS) kak osnovnoi organ bor'by s terrorizmom v stranakh ATR // Pravo i politika. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
28.
T. M. Lyubimova, A. A. Danilova. Terrorizm: lingvopragmaticheskii analiz ponyatiya // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2011. – № 5. – S. 104-107.
29.
V. L. Chirkun. Bor'ba s nezakonnym oborotom yadernykh materialov — kak sredstvo protivodeistviya yadernomu terrorizmu // Pravo i politika. – 2011. – № 8. – S. 104-107.
30.
A. V. Tsaregorodtsev. Organizatsiya zashchity ob''ektov informatizatsii ot silovykh destruktivnykh elektromagnitnykh vozdeistvii // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2011. – № 3. – S. 104-107.
31.
A. A. Panenkov. Osobennosti zadach po taktike i metodike vyyavleniya i rassledovaniya prestuplenii, svyazannykh s finansirovaniem terrorizma // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2011. – № 5. – S. 104-107.
32.
G. L. Akopov. Politicheskii khaktivizm – ugroza natsional'noi bezopasnosti. // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2011. – № 2.
33.
A.A. Panenkov. Problemy preduprezhdeniya prestuplenii litsami, osuzhdennymi za prestupleniya terroristicheskogo kharaktera, v period sovershenstvovaniya penitentsiarnoi sistemy v Rossii // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2010. – № 5
34.
Panenkov A.A. Predvaritel'nyi analiz reagirovaniya pravookhranitel'nykh organov i spetssluzhb na prestupleniya terroristicheskoi napravlennosti v 2012 godu i prognoz na 2013 god v Rossii. Rezul'taty nauchnykh issledovanii 2010-2012 gg. po bor'be s istochnikami finansirovaniya terrorizma v Respublike Ingushetiya (vyvody i predlozheniya) // NB: Natsional'naya bezopasnost'. - 2013. - 1. - C. 153 - 253. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.1.326. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_326.html
35.
Sedykh N.S. Psikhologo – politicheskie osobennosti terrorizma v usloviyakh obshchestva riska // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2013. - 3. - C. 104 - 137. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.525. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_525.html
36.
Kutyrev V.A. Ideinye prichiny sovremennogo terrorizma v mire i Rossii // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2012. - 3. - C. 1 - 33. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_303.html
37.
Sedykh N.S. Terrorizm v kontekste informatsionno-psikhologicheskikh ugroz sovremennosti // NB: Natsional'naya bezopasnost'. - 2012. - 1. - C. 182 - 212. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_163.html
38.
Panenkov A.A. Bor'ba s terrorizmom i ego finansirovaniem ostanetsya aktual'noi i dolgovremennoi problemoi dlya Rossii // NB: Natsional'naya bezopasnost'. - 2013. - 4. - C. 19 - 77. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.4.187. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_187.html
39.
Sosnin V.A. Dukhovno-religioznye osnovy suitsidal'nogo terrorizma: ideologiya Global'nogo Dzhikhada kak psikhologicheskaya motivatsiya opravdaniya suitsidal'nogo terrorizma islamskimi radikalami // NB: Natsional'naya bezopasnost'. - 2013. - 2. - C. 112 - 159. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.2.614. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_614.html
40.
Panenkov A.A. Kriminologicheskie podkhody k resheniyu problem bor'by s terrorizmom i ego finansirovaniem i osobennosti prokurorskogo nadzora. Nekotorye predlozheniya po optimizatsii bor'by s terrorizmom i ego finansirovaniem na osnove nauchnykh issledovanii // NB: Natsional'naya bezopasnost'. - 2013. - 3. - C. 17 - 135. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.3.8754. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_8754.html
41.
Sochnev D.V., Abasov M.M. Osnovnye vidy i naibolee rasprostranennye formy mezhdunarodnogo terrorizma // NB: Rossiiskoe politseiskoe pravo. - 2013. - 2. - C. 91 - 108. DOI: 10.7256/2306-4218.2013.2.801. URL: http://www.e-notabene.ru/pm/article_801.html
42.
Panenkov A.A. Problemy sovershenstvovaniya natsional'noi sistemy protivodeistviya legalizatsii dokhodov, poluchennykh prestupnym putem, i finansirovaniyu terrorizma i oruzhiya massovogo unichtozheniya // NB: Ekonomika, trendy i upravlenie. - 2014. - 1. - C. 13 - 30. DOI: 10.7256/2306-4595.2014.1.8110. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_8110.html
43.
Panenkov A.A. Kriminologicheskaya obuslovlennost' gosudarstvennoi politiki po bor'be s prestupnost'yu - zalog uspekha v bor'be s terrorizmom i ego finansirovaniem v Rossii // NB: Natsional'naya bezopasnost'. - 2012. - 1. - C. 1 - 54. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_109.html
44.
Sedykh N.S. K voprosu o psikhologicheskikh posledstviyakh terrorizma // NB: Psikhologiya i psikhotekhnika. - 2013. - 1. - C. 101 - 130. DOI: 10.7256/2306-0425.2013.1.229. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_229.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"