по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
К вопросу о психологической дерматоглифики
Яровенко Василий Васильевич

доктор юридических наук

профессор, кафедра правосудия, прокурорского надзора и криминалистики, Дальневосточный федеральный университет

690090, Россия, Владивосток, ул. Октябрьская, д.25

Yarovenko Vasilii Vasil'evich

Doctor of Law

Professor, Department of Justice, Prosecutor Supervision and Forensic Studies, the Far Eastern Federal University

Russia, 690090, Vladivostok, ul. Oktyabrskaya, d.25

crim@chair.dvgu.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Бадиков Константин Николаевич

кандидат юридических наук

доцент, кафедра гражданско-правовых дисциплин, Российская таможенная академия

690090, Владивосток, ул. Воропаева, 15

Badikov Konstantin Nikolaevich

PhD in Law

Associate Professor, Department of Civil Law Disciplines, the Russian Customs Academy.

Russia, 690090, Vladivostok, ul. Voropaeva, ul. 15.

Badikov@mail.ru

Аннотация.

На основе анализа научных взглядов о криминалистической дерматоглифики и её составной части психодерматоглифики рассмотрены возможности исследования психологической структуры личности с последующим установлением мотивов поведения и построением поисковой криминалистической модели личности. Психодерматоглифика использует данные медицинской, антропологической дерматоглифики, психологии и психиатрии, позволяющие решать задачи, пограничные с областью психофизиологии и психиатрии. С этих же позиций рассмотрено мнение о формирования нового научного направления - психологической дерматоглифики, которая позволит также решать диагностические задачи в процессе расследования и раскрытия преступлений, предрасположенность к суицидальным действиям, аддитивным формам поведения (наркомании, алкоголизму и др.), по оставившим человеком потожировым следам.Показано различие между психодерматоглификой и психологической дерматоглификой, состоящее в том, что если методами психодерматоглифики можно устанавливать наличие в папиллярном узоре признаков, свидетельствующих о генетических заболеваниях, то методами психологической дерматоглифики – признаки характерные для определенного поведения. Исходя из этого, высказано мнение, что психологическую дерматоглифику можно рассматривать в качестве нового научного направления криминалистической дерматоглифики.

Ключевые слова: криминалистическая дерматоглифика, дактилоскопия, кожные узоры, психодерматоглифика, психологическая дерматоглифика, модель личности, исследование, папиллярные узоры, следователь, поиск

DOI:

10.7256/2305-9699.2013.6.757

Дата направления в редакцию:

12-11-2018


Дата рецензирования:

12-11-2018


Дата публикации:

1-6-2013


Abstract.

Based upon the analysis of scientific views on forensic dermal glyphic studies, and psycho-dermal-glyphic studies as its element, the authors evaluate the possibilities for studying the psychological structures of a person and further establishing the behavior motives, as well as formation of a forensic searching personality model.  Psycho-dermal-glyphic studies use the data of medical and anthropological dermal glyphic studies, psychology and psychiatry, allowing to solve the problems in the segments bordering psychophysiology and psychiatry.  The authors use the same standpoint in order to evaluate the opinion on the formation of a novel scientific direction - psychological dermal glyphic studies, which shall allow to achieve diagnostic goals in the process of investigation and exposure of crimes, to establish predisposition towards suicidal acts, addict behavior (alcoholism, drug addiction, etc.)  based on the traces of sweat and grease left by a person.  The authors show the differences between psycho-dermal-glyphic studies and psychological dermal-glyphic studies, which is the following: the methods of psycho-dermal-glyphic studies allow to establish presence of elements of papillary prints, proving genetic illnesses, while the methods of psychological dermal-glyphic studies allow to establish presence of elements characteristic of certain types of behavior.  Based upon the above-mentioned position, the authors express an opinion that psychological dermal-glyphic studies may be regarded as a novel scientific direction within forensic dermal-glyphic studies.

Keywords:

forensic dermal glyphic studies, dactylography, skin patterns, psycho-dermal-glyphic studies, psychological dermal-glyphic studies, personality model, study, papillary patterns, investigator, search

Введение.

В научной литературе отмечается необходимость широкого внедрения в следственную практику новейших достижений криминалистической дерматоглифики для составления поискового портрета преступника по следам рук, оставленных на месте происшествия; для установлении личности лиц, не дающих о себе сведений осознанно по патологическим причинам либо сознательно представляющих о себе ложные данные; для опосредованной идентификации личности на основе родственных связей; для установления признаков психического или иного состояния личности [1-6]. Решение следственных задач можно расширить путем разработки составных частей криминалистической дерматоглифики - психодерматоглифики и психологической дерматоглифики.

Основная часть.

В прошлом столетии в период становления дерматоглифики она считалась нетрадиционным методом в криминалистике [2; 7-9], но с учётом проведённых научных исследований и расширения её применения в судебно-следственной практике, она перестала быть таковой. За прошедший период времени издан ряд монографий [5; 10-13]. Увеличилось количество диссертационных исследований, содержащих научные рекомендации по решению задач, возникающих в ходе расследования уголовных дел, на основе дерматоглифических методов исследования. Например, какими психофизиологическими особенностями обладал неизвестный человек? Склонность к суициду? Наркомании? Правшой или левшой был неизвестный? Можно установить цвет волос, глаз, особенности строения лица (бровей, носа, подбородка, ушей), размерные характеристики отдельных частей тела человека (головы, туловища, конечностей). Дерматоглифический метод стал использоваться в целях опосредованной идентификации личности неизвестного человека [9, с.13]. Всё это свидетельствует о том, что криминалистическая дерматоглифика стала традиционным исследованием папиллярных узоров.

Однако отдельные авторы считают, что для криминалистических исследований проблема использования данных дерматоглифики сравнительно новая, несмотря на то, что у них общий объект исследования - папиллярные линии [14, с. 453]. О.А. Соколова, анализируя труды ученых с 1995 по 2009 годы, оставив без внимания многочисленные исследования, в том числе и собственные, пришла к выводу о формировании отдельного научного направления в современной дерматоглифике – психологической дерматоглифики. Развитие данного направления возможно при условии тесного взаимодействия дактилоскопии с дерматоглификой и психологией, усвоения и внедрения накопленного ими опыта для решения диагностических задач в процессе расследования и раскрытия преступлений [14, с. 458].

Предложение О.А. Соколовой заслуживает внимания. Оно согласуется с позицией о построении поисковой криминалистической модели личности и прогнозирования возможного поведения в социальной среде на основе методов «психодерматоглифики», которая является новым научным направлением криминалистической дерматоглифики [15, с. 13; 16]. О.А. Соколова указывает, что из круга задач, решаемых в медицинской дерматоглифике, особого внимания заслуживает психологическое направление. Его основными вопросами являются установление психологических (поведенческих) особенностей человека, оставившего следы, его предрасположенность к суицидальным действиям, аддитивным формам поведения (наркомании, алкоголизму и др.). Так для лиц, употребляющих наркотики, или склонными к их употреблению, характерными являются упрощенные узорные формы (дуги, узоры с низкими значениями гребневого счета, отсутствие ладонных линий либо узоров), выраженная асимметрия признаков по сравнению с признаками, являющимися характерными для представителей средней популяции [14, с. 456].

Из содержания текста можно сделать вывод, что психологическая дерматоглифика ею рассматривается в рамках медицинской дерматоглифике. Это, на наш взгляд, является спорным, так как в медицине положения дерматоглифики используют для диагностики некоторых наследственных заболеваний и для их профилактики [17, с. 419]. Что же касается судебно-медицинской дерматоглифики, то она изучает закономерности формирования папиллярных узоров, методы их исследования и принципы оценки выявляемых медико-биологических фактов [18, с. 9], но не психологических характеристик поведения лица. Правильно отметила Т.Ф. Моисеева, что для использования разработанных в целях медицинской диагностики методик дерматоглифического исследования потожирового следа человека необходимо их переосмысление и доработка с учетом специфики криминалистических методологических принципов [19, с. 185].

Представляет «интерес» и вывод О.А. Соколовой, о том что, «изучение типов папиллярных узоров и их строения позволяет определить некоторые психологические характеристики человека, которые необходимо учитывать при проведении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, в частности, и, в целом, при раскрытии и расследовании преступлений, и их профилактике» [14, с. 457]. При этом автор не приводит результатов собственных эмпирических данных, а ссылается на ранее опубликованные работы других авторов, которые стали общеизвестными.

Именно результаты собственных исследований представляют научный интерес. Например, в 2002 году были установлены корреляционные связи дерматоглифов с морфологическими и психологическими свойствами личности в целях «построения поисковой криминалистической модели личности» [3, с. 144-145]. Вероятно, О.А. Соколовой не известно о существовании психодерматоглифики, направленной на построение поисковой криминалистической модели личности, структура которой состоит из нозологической, морфологической, психологической и психиатрической информации, а также на установление психодерматоглифических связей [20; 21, с. 32]. О возможности по папиллярным узорам устанавливать нормальные и патологические свойства человека пишет и С.С. Самищенко. По его мнению, это направление можно будет выделить в качестве самостоятельного [22, с.67; 23, с. 368-369].

Проведённые исследования показали, что по следам папиллярных узоров пальцев и ладоней с помощью дерматоглифических методов в криминалистике, во-первых, можно составить внешне-описательный образ неизвестного лица, во-вторых, установить наличии генетически обусловленных симптомов и признаков заболеваний (психодерматоглифика); в-третьих, провести опосредованную идентификацию неопознанного трупа; в-четвертых, составить поведенческий портрет подозреваемого.

Наши исследования подчеркивают междисциплинарный характер получаемых сведений о личности при использовании методов криминалистической дерматоглифики [2], в общем, и психодерматоглифики, в частности [24; 16]. Междисциплинарные соотношения психодерматоглифики связаны с привлечением данных медицинской, антропологической дерматоглифики для диагностики психических свойств личности. Значение психодерматоглифики в криминалистике связано с необходимостью повышения уровня раскрываемости преступлений.

Классическое криминалистическое исследование следов рук определенным образом решает задачи идентификации или диагностики. За пределами познания остается информационный пласт отпечатков рук, отвечающим критериям построения психологического профиля личности. Поэтому, лишь комплексное исследование позволяет получить психодерматоглифические данные о синтонной и патологической личности.

Синтонная личность [25, с. 112], не нуждается в противопоставлении себя обществу, принципам и нормам морали и нравственности, установленных силой государства. Её характерной чертой являются высокая степень социальной зрелости и адаптации.

Для лиц, совершивших преступления, в частности, против личности существуют иные приоритеты. Они связаны с противоправной направленностью интересов. Противоправное поведение не всегда связано только с влиянием социальной среды. Его причины разнообразны и обусловлены различными факторами и их сочетаниями. Среди лиц, попадающих в сферу внимания правоохранительных органов, все чаще попадают лица, состоящие на учете у психиатра, нарколога и представители пограничных психических расстройств,

Полагаем, что если методами психодерматоглифики можно устанавливать наличие в папиллярном узоре признаков, свидетельствующих о генетических заболеваниях, то методами психологической дерматоглифики – признаки характерные для определенного поведения. Исходя из этого, психологическую дерматоглифику можно рассматривать в качестве нового научного направления криминалистической дерматоглифики.

Основоположником научных исследований связей дерматоглифических и поведенческих особенностей считают английского учёного Ноэля Джекуина, который обнаружил высокую встречаемость завитков у осуждённых с деформациями в нравственной сфере [26, с. 34]. С целью выявления такой закономерности в 1993-1995 годах было проведено исследование признаков дерматоглифики заключенных, отбывавщих наказание по ст.144 УК РСФСР в исправительных заведениях Тюменской области [27, с. 82-84; 28, с.113-114]. Отпечатки были получены работниками администрации с учетом наших рекомендаций, что позволило провести полную дерматоглифическую обработку. При этом изучено распределение пальцевых узоров, гребневого счета каждого пальца, суммарного гребневого счета ладони и общий гребневой счет.

В результате проведенных исследований установлено достоверное снижение гребневого счета на II, III, IV пальцах обеих кистей и V пальце правой руки. Соответственно имеется снижение ладонного гребневого счета, особенно на правой кисти, и общего гребневого счета. При изучении узорности пальцев обнаружено своеобразное перераспределение одно и двудельтовых узоров. Так, увеличение количества петлевых узоров отмечено лишь на I пальцах обеих кистей и I пальце левой кисти, где имеется уменьшение количества завитков. На остальных пальцах уменьшено количество петлевых, но увеличено количество завитковых узоров.

Отмечено снижение дельтового индекса на 0,9 единиц по сравнению с популяционной величиной. Среди завитковых узоров преобладают двойные петли. У одного обследованного обнаружен узор, имеющий три дельты, который был назван как "тройная петля" по аналогии с "двойной", поскольку в нём имелось три петлевых узора, открывавшихся в разные стороны. Почти у трети обследованных имелись в больших количествах дисплазии.

В 1998 году учёные исследовали по дактилоскопическим картам дерматоглифику 17 лиц, совершивших серийные убийства по сексуальным мотивам. На основании полученных результатов был сделан вывод, что девиантное поведение маньяка-убийцы может определяться редким конституциональным типом организации его центральной нервной системы, сводящимся к определенному типу левшества. Поскольку описанная дерматоглифическая картина является вариантом нормы, решение указанной проблемы может быть осуществлено именно усилиями психологов, которые должны определить, в чем особенности психологического статуса этих людей и в чем причины риска развития отклонений в поведении [29; 23, с. 372-379].

Аналогичное исследование было проведено по материалам уголовных дел, находящихся в архиве Приморского краевого суда. Анализировались две составляющие: дактилокарты и информация из материалов уголовных дел, представляющая субъективную сторону убийств – 50 уголовных дел (40 осужденных лиц мужского пола, 10 лиц женского пола). В качестве контрольной группы выбраны дактилокарты, находящиеся в ИЦ УВД Приморского края: 10 дактилокарт, лиц, осужденных по ст.1881 УК РСФСР (уклонение от отбывания наказания); 10 дактилокарт лиц, осужденных по ст.ст. 218, 15-218 ч.1, 15-218 ч.2 УК РСФСР (изготовление, хранение оружия); 20 дактилокарт лиц, задержанных за бродяжничество (ст. 209 ч. 1 УК РСФСР).

Психологическая составляющая (из заключений судебно-наркологической экспертизы) - 80% осужденных за убийства страдают хроническим алкоголизмом 1-2 степени, являются социально опасными в алкогольном опьянении или в результате потребления наркотиков; для лиц, совершивших убийства характерны два мотива: первый – корыстно-насильственный, с целью завладения чужим имуществом, планировалось и совершалось убийство; второй – связан с личными неприязненными отношениями с жертвой.

Дерматоглифическая составляющая – 85% осужденных за убийства, являются носителями специфических дерматоглифических элементов в центральной части папиллярного узора, среди которых:

а) 20% прямых длинных или коротких папиллярных линий с «островком», 10% осужденных имеют аналогичный элемент на 10 пальцах рук, в целом, наибольшая частота этого элемента отмечается на 1 пальце правой руки у мужчин и 1, 2 пальцах левой руки у женщин;

б) внутренняя папиллярная линия искривленной формы - 35% носителей;

в) «островок» является исходной точкой для формирования папиллярных завитковых линий, имеющих деформацию ульнарной стороны - 10% носителей;

г) деформация центральных папиллярных линий, сходящихся в нижней части завиткового узора в виде «крючка» - 20% исследованных.

Верхний поток папиллярных линий любого узора у 60% исследованных имеет выступ в форме конуса или ромба, 50% носителей имеет выявленную особенность, которая представлена на 4-х пальцах рук.

Нижний поток папиллярных линий любого узора имеет искривления-деформации - 25% носителей; у 10% - встречается неопределенный узор в форме перечеркнутых волнистых линий тоньше, чем папиллярные линии других участков узора.

Боковые папиллярные линии узора имеют деформированную форму на отдельных участках - 65% исследованных.

В целом, для дерматоглифики лиц, осужденных за убийство характерно: в 90% случаев искривление одной или всех частей узора (центальной, верхней, боковой, нижней) не зависимо от его вида; 65% дисплазий; 60% «островков» на различных участках папиллярных линий, в том числе, и за пределами папиллярного узора.

Дерматоглифический анализ контрольных дактилокарт представлен иной совокупностью элементов папиллярного узора и типами узора. Анализировались основные минуции - специфические особенности типа узора, и его специфические составляющие. У 10% исследованных диагностирован завитковый узор типа «кувалда» или близкий к нему; 20% исследованных являются носителями «крючка» в нижней части завиткового узора; полное отсутствие «островков» на папиллярных линиях всей протяженности узора и вне его – 100% исследованных в данной группе. Выявлены и другие особенности, которые подлежат дальнейшему анализу.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что, основываясь на методах и современных достижениях криминалистической дерматоглифики, представляется возможным исследовать психологические структуры личности с последующим установлением мотивов поведения и построением поисковой криминалистической модели личности [30, с. 55-56].

Папиллярные узоры пальцев показывают, что если у человека ранимая психика, то он может взять нож и начнёт убивать. Выяснено, что у преступников в 94,1 % случаев наблюдается асимметрия гребневого счета. Подобные сведения имеют большое значение при работе с подозреваемыми в совершении преступления в качестве исходных данных для выдвижения обоснованных версий и планирования расследования, а также могут служить базой для построения тактического характера действий следователя при общении с подозреваемым [31].

А.А. Зайченко и А.С. Краснощеков, исследовав папиллярные узоры 180 мужчин, осуждённых за насильственные преступления, рассчитали дерматоглифические индексы (индексы пальцевых узоров, индексы узорных типов) как для каждой ладони, так и для обеих. В группе осуждённых асимметрия пальцевых узоров выражается в большей частоте «завитков» на правой руке, а «ульнарных петель» - на левой. Высокая асимметрия пальцевых узоров у осуждённых может свидетельствовать о высокой степени эпигенетических (часто – неблагоприятных) влияний (относительно малой реализации генотипа) в период формирования пальцевых узоров (6-17 неделя внутриутробного развития). Авторы пришли к выводу, позволяющему с вероятностью 70 % прогнозировать делинквентное проведение, связанное с насилием. Полученные данные могут быть использованы для составления гипотетического психологического портрета подозреваемого, когда обнаружены его отпечатки пальцев [32].

Заключение.

Исследование проблем криминалистической дерматоглифики может принести определенную пользу следственной практике. Несомненно, что психофизиологические особенности и особенности поведения подследственного как во время исследуемого события, так и во время производства отдельных следственных действий, могут иметь доказательственное значение [2; 13]. Кроме того, основываясь на методах и современных достижениях судебной и криминалистической дерматоглифики, представляется возможным в условиях минимизации следов на месте преступления построение поисковой криминалистической модели личности о возрастных, морфологических и психологических характеристиках преступника, что служит целям повышения эффективности расследования, а также выработке эффективных профилактических мер [30, с.55; 34; 35, с.36-40].

Библиография
1.
Гладкова Т.Д. Дерматоглифический метод в антропологии, антропогенетике, медицине и криминалистике. – М.: ВИНИТИ, 1989.
2.
Яровенко В.В. Проблемы применения дерматоглифических исследований в криминалистике. Дисс. докт. юрид. наук. – Екатеринбург, 1996.
3.
Бадиков К.Н. Становление и развитие дерматоглифики в криминалистике. Канд. дисс. – Владивосток, 2002.
4.
Патрушева Т.В. Теория и практика применения цифровой фотографии при обнаружении и исследовании папиллярных узоров. Канд. дисс. юрид. наук. – Тюмень, 2005.
5.
Мухин Г.Н., Каразей О.Г., Исютин-Федотков Д.В. Криминалистическая дерматоглифика: моногр. – Минск: Акад. МВД Респ. Беларусь, 2006.
6.
Майлис Н.П. Дактилоскопия: Учебник. – М.: МосУ МВД России, Издательство «Щит-М», 2008.
7.
Яровенко В.В. Дерматоглифический метод – нетрадиционное криминалистическое исследование // XXI век: юридическая наука – практика (проблемы теории, законотворчества и правоприменения). – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999.
8.
Яровенко В.В., Воропаев Г.С. Дерматоглифика как нетрадиционный метод идентификации в криминалистике // Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 6. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001.
9.
Божченко А.П., Моисеенко С.А., Толкачёв И.А., Назаров Ю.В., Теплов К В., Гугнин И.В. Опыт применения дерматоглифического метода в практике судебно-медицинских экспертных учреждений // Использование специальных знаний в уголовном праве, уголовном процессе и криминалистики / Материалы круглого стола 15 март. Изд-во: Филиал ФГБУ «РЭА» Минэнерго России «Томский ЦНТИ». – Томск, 2012.
10.
Татарчук А.С. Криминалистическое исследование следов кожного покрова человека, не имеющего папиллярного узора. Кан. дисс. юрид. наук. – М., 2010.
11.
Исютин-Федотков Д.В. Криминалистическая дерматоглифика (история, современность, перспективы развития: монография / под общ. ред. Д.В. Исютина-Федотова. – М.: Юрлитинформ, 2011.
12.
Исютин-Федотков Д.В. История дерматоглифики // Дактилоскопия и дактилоскопическая экспертиза: практич. пособие / под ред. канд. юрид. наук, доц. И.А. Анищенко. – М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2011.
13.
Яровенко В.В. Криминалистическая дерматоглифика: монография. – Владивосток: Изд-во Дальневост. федерал. ун-та, 2011.
14.
Соколова О.А. Развитие психологической дерматоглифики и ее возможности в раскрытии и расследовании преступлений // Преступность в Западной Сибири: Актуальные проблемы профилактики и расследования преступлений: Сборник статей по итогам всероссийской научно-практической конференции (28 февраля-1 марта 2013 г.). – Тюмень: Тюменский государственный университет, 2013.
15.
Бадиков К.Н. Медицинская дерматоглифика в системе криминалистической диагностики следов рук. – Владивосток, 2009.
16.
Бадиков К.Н. Психодерматоглифика: понятие, система, методики: монография. – Владивосток: Изд-во Дальневост. федерал. ун-та, 2011.
17.
Самищенко С.С. Судебная медицина: учебник для магистров. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2012.
18.
Божченко А.П. Судебно-медицинская оценка дерматоглифических признаков пальцев рук в идентификации личности. Автореф. докт. мед. наук. – СПб, 2009.
19.
Моисеева Т.Ф. Комплексное криминалистическое исследование потожировых следов человека.-М.: ООО «Городец-издат», 2000.
20.
Бадиков К.Н. Дерматоглифические исследования в методике построения поисковой криминалистической модели личности. – Владивосток: ВФ РТА; ОО «Рея», 2003.
21.
Негашева М.А. Морфологическая конституция человека в юнешеском периоде онтогенеза (интегральные аспекты): Автореф. дисс. докт. биол. наук. – М.: МГУ, 2008.
22.
Самищенко С.С. Современная дактилоскопия: проблемы и тенденции развития. – М.: Академия управления МВД России, 2002.
23.
Самищенко С.С. Современная дактилоскопия: основы и тенденции развития. Курс лекций. – М.: Московский психолого-социальный институт, 2004.
24.
Бадиков К.Н. Психодерматоглифика как интегральная модель морфофункционального потенциала человека: монография. – Владивосток: ВФ РТА, 2006.
25.
Психология и психиатрия: Терминологический словарь. 4-е изд. / М.: Годфрид. – СПб.: Питер, 2003.
26.
Jaguin N. The Hand of Man / N. Jaguin/-London: Faber & Faber Ltd. – 1934.
27.
Яровенко В.В., Чистикин А.Н. Пальцевая дерматоглифика у лиц, находящихся в местах лишения свободы // Комплексное изучение медико-биологических проблем здоровья населения Тюменской области. – Тюмень, 1993.
28.
Яровенко В.В., Чистикин А.Н., Чистикина Т.Н Особенности пальцевой дерматоглифики у лиц, осужденных по ст. 144 УК // Совершенствование законодательства о борьбе с преступностью в период становления рыночной экономики. – Тюмень, 1995.
29.
Дерматоглифика серийных убийц / Богданов Н.Н., Самищенко С.С., Хвыля-Олинтер А.И. // Вопросы психологии. – 1998.-№ 4.
30.
Бадиков К.Н. Дерматоглифические особенности и мотивация поведения// Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 9. Сб. науч. тр. / Отв. ред. В.В. Яровенко. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2004.
31.
Титаренко А.Г. Использование дерматоглифических данных в расследовании преступлений // conf.sfu-kras.ru/sites/mn2010/section10.html
32.
Зайченко А.А., Краснощеков А.С. Особенности личности, телосложения и дерматоглифики мужчин, осуждённых за насильственные преступления. PsyJournals.ru, 2011.
33.
Яровенко В.В. Проблемы применения дерматоглифических исследований в криминалистике. – Екатеринбург, 1996; Яровенко В.В. Криминалистическая дерматоглифика: монография. – Владивосток: Изд-во Дальневост. федерал. ун-та, 2011.
34.
Бадиков К.Н., Яровенко В.В. Возрастные и нозологические корреляции старения при проведении психодерматоглифических исследований //"NOTA BENE: Вопросы права и политики" № 5-2012. http://e-notabene.ru/author_menu.php;
35.
Яровенко В.В. Дерматоглифические особенности личности в контексте детерминации преступности / Байкальский криминологический журнал. 2013. № 1.
36.
В.В. Щербаков, М.Н. Александров. Правовая характеристика обязательной государственной дактилоскопической регистрации в свете положений Концепции национальной безопасности РФ. // Право и политика. – 2003. – № 4.
37.
Т.В. Яровенко, Е.А. Григорян. Применение технологии и фиксации при проведении следственных действий. // Право и политика. – 2008. – № 8.
38.
В. В. Яровенко. Понятие криминалистической дерматоглифики // Право и политика. – 2011. – № 3.
39.
В. В. Яровенко. Криминалистическая характеристика предметов, используемых в качестве оружия совершения преступления // Право и политика. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
40.
К. Н. Бадиков. Определение возраста субъекта методами психодерматоглифического исследования // Право и политика. – 2012. – № 8. – С. 104-107.
41.
К. Н. Бадиков. Психодерматоглифический метод в теории и практике построения поисковой криминалистической модели личности // Право и политика. – 2012. – № 6. – С. 104-107
42.
Бадиков К.Н., Яровенко В.В. Возрастные и нозологические корреляции старения при проведении психодерматоглифических исследований // NB: Вопросы права и политики.-2012.-5.-C. 196-217. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_368.html
43.
Яровенко В.В. Криминалистическая дерматоглифика: // NB: Вопросы права и политики.-2013.-4.-C. 351-372. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.587. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_587.html
44.
Бадиков К.Н. Становление и перспективы психодерматоглифики // NB: Вопросы права и политики.-2013.-8.-C. 194-212. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.8.5103. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_5103.html
45.
Бадиков К.Н. Инновации психодерматоглифики // NB: Вопросы права и политики.-2013.-9.-C. 69-80. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.9.9266. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9266.html
46.
К. Н. Бадиков Психодерматоглифический метод в теории и практике построения поисковой криминалистической модели личности // Право и политика.-2012.-6.-C. 1053-1061.
47.
Бадиков К.Н. Практическая направленность психодерматоглифического метода в диагностике криминального поведения // NB: Вопросы права и политики.-2013.-10.-C. 175-191. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.10.9771. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9771.html
48.
Бадиков К.Н. Психодерматоглифика в клинической персонологии лиц с противоправным поведением // NB: Вопросы права и политики.-2013.-7.-C. 148-167. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.7.8823. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_8823.htm
References (transliterated)
1.
Gladkova T.D. Dermatoglificheskii metod v antropologii, antropogenetike, meditsine i kriminalistike. – M.: VINITI, 1989.
2.
Yarovenko V.V. Problemy primeneniya dermatoglificheskikh issledovanii v kriminalistike. Diss. dokt. yurid. nauk. – Ekaterinburg, 1996.
3.
Badikov K.N. Stanovlenie i razvitie dermatoglifiki v kriminalistike. Kand. diss. – Vladivostok, 2002.
4.
Patrusheva T.V. Teoriya i praktika primeneniya tsifrovoi fotografii pri obnaruzhenii i issledovanii papillyarnykh uzorov. Kand. diss. yurid. nauk. – Tyumen', 2005.
5.
Mukhin G.N., Karazei O.G., Isyutin-Fedotkov D.V. Kriminalisticheskaya dermatoglifika: monogr. – Minsk: Akad. MVD Resp. Belarus', 2006.
6.
Mailis N.P. Daktiloskopiya: Uchebnik. – M.: MosU MVD Rossii, Izdatel'stvo «Shchit-M», 2008.
7.
Yarovenko V.V. Dermatoglificheskii metod – netraditsionnoe kriminalisticheskoe issledovanie // XXI vek: yuridicheskaya nauka – praktika (problemy teorii, zakonotvorchestva i pravoprimeneniya). – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 1999.
8.
Yarovenko V.V., Voropaev G.S. Dermatoglifika kak netraditsionnyi metod identifikatsii v kriminalistike // Dal'nevostochnye kriminalisticheskie chteniya. Vyp. 6. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2001.
9.
Bozhchenko A.P., Moiseenko S.A., Tolkachev I.A., Nazarov Yu.V., Teplov K V., Gugnin I.V. Opyt primeneniya dermatoglificheskogo metoda v praktike sudebno-meditsinskikh ekspertnykh uchrezhdenii // Ispol'zovanie spetsial'nykh znanii v ugolovnom prave, ugolovnom protsesse i kriminalistiki / Materialy kruglogo stola 15 mart. Izd-vo: Filial FGBU «REA» Minenergo Rossii «Tomskii TsNTI». – Tomsk, 2012.
10.
Tatarchuk A.S. Kriminalisticheskoe issledovanie sledov kozhnogo pokrova cheloveka, ne imeyushchego papillyarnogo uzora. Kan. diss. yurid. nauk. – M., 2010.
11.
Isyutin-Fedotkov D.V. Kriminalisticheskaya dermatoglifika (istoriya, sovremennost', perspektivy razvitiya: monografiya / pod obshch. red. D.V. Isyutina-Fedotova. – M.: Yurlitinform, 2011.
12.
Isyutin-Fedotkov D.V. Istoriya dermatoglifiki // Daktiloskopiya i daktiloskopicheskaya ekspertiza: praktich. posobie / pod red. kand. yurid. nauk, dots. I.A. Anishchenko. – M.: Izd-vo «Yurlitinform», 2011.
13.
Yarovenko V.V. Kriminalisticheskaya dermatoglifika: monografiya. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. federal. un-ta, 2011.
14.
Sokolova O.A. Razvitie psikhologicheskoi dermatoglifiki i ee vozmozhnosti v raskrytii i rassledovanii prestuplenii // Prestupnost' v Zapadnoi Sibiri: Aktual'nye problemy profilaktiki i rassledovaniya prestuplenii: Sbornik statei po itogam vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (28 fevralya-1 marta 2013 g.). – Tyumen': Tyumenskii gosudarstvennyi universitet, 2013.
15.
Badikov K.N. Meditsinskaya dermatoglifika v sisteme kriminalisticheskoi diagnostiki sledov ruk. – Vladivostok, 2009.
16.
Badikov K.N. Psikhodermatoglifika: ponyatie, sistema, metodiki: monografiya. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. federal. un-ta, 2011.
17.
Samishchenko S.S. Sudebnaya meditsina: uchebnik dlya magistrov. – 2-e izd., pererab. i dop. – M.: Izdatel'stvo Yurait; ID Yurait, 2012.
18.
Bozhchenko A.P. Sudebno-meditsinskaya otsenka dermatoglificheskikh priznakov pal'tsev ruk v identifikatsii lichnosti. Avtoref. dokt. med. nauk. – SPb, 2009.
19.
Moiseeva T.F. Kompleksnoe kriminalisticheskoe issledovanie potozhirovykh sledov cheloveka.-M.: OOO «Gorodets-izdat», 2000.
20.
Badikov K.N. Dermatoglificheskie issledovaniya v metodike postroeniya poiskovoi kriminalisticheskoi modeli lichnosti. – Vladivostok: VF RTA; OO «Reya», 2003.
21.
Negasheva M.A. Morfologicheskaya konstitutsiya cheloveka v yunesheskom periode ontogeneza (integral'nye aspekty): Avtoref. diss. dokt. biol. nauk. – M.: MGU, 2008.
22.
Samishchenko S.S. Sovremennaya daktiloskopiya: problemy i tendentsii razvitiya. – M.: Akademiya upravleniya MVD Rossii, 2002.
23.
Samishchenko S.S. Sovremennaya daktiloskopiya: osnovy i tendentsii razvitiya. Kurs lektsii. – M.: Moskovskii psikhologo-sotsial'nyi institut, 2004.
24.
Badikov K.N. Psikhodermatoglifika kak integral'naya model' morfofunktsional'nogo potentsiala cheloveka: monografiya. – Vladivostok: VF RTA, 2006.
25.
Psikhologiya i psikhiatriya: Terminologicheskii slovar'. 4-e izd. / M.: Godfrid. – SPb.: Piter, 2003.
26.
Jaguin N. The Hand of Man / N. Jaguin/-London: Faber & Faber Ltd. – 1934.
27.
Yarovenko V.V., Chistikin A.N. Pal'tsevaya dermatoglifika u lits, nakhodyashchikhsya v mestakh lisheniya svobody // Kompleksnoe izuchenie mediko-biologicheskikh problem zdorov'ya naseleniya Tyumenskoi oblasti. – Tyumen', 1993.
28.
Yarovenko V.V., Chistikin A.N., Chistikina T.N Osobennosti pal'tsevoi dermatoglifiki u lits, osuzhdennykh po st. 144 UK // Sovershenstvovanie zakonodatel'stva o bor'be s prestupnost'yu v period stanovleniya rynochnoi ekonomiki. – Tyumen', 1995.
29.
Dermatoglifika seriinykh ubiits / Bogdanov N.N., Samishchenko S.S., Khvylya-Olinter A.I. // Voprosy psikhologii. – 1998.-№ 4.
30.
Badikov K.N. Dermatoglificheskie osobennosti i motivatsiya povedeniya// Dal'nevostochnye kriminalisticheskie chteniya. Vyp. 9. Sb. nauch. tr. / Otv. red. V.V. Yarovenko. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2004.
31.
Titarenko A.G. Ispol'zovanie dermatoglificheskikh dannykh v rassledovanii prestuplenii // conf.sfu-kras.ru/sites/mn2010/section10.html
32.
Zaichenko A.A., Krasnoshchekov A.S. Osobennosti lichnosti, teloslozheniya i dermatoglifiki muzhchin, osuzhdennykh za nasil'stvennye prestupleniya. PsyJournals.ru, 2011.
33.
Yarovenko V.V. Problemy primeneniya dermatoglificheskikh issledovanii v kriminalistike. – Ekaterinburg, 1996; Yarovenko V.V. Kriminalisticheskaya dermatoglifika: monografiya. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. federal. un-ta, 2011.
34.
Badikov K.N., Yarovenko V.V. Vozrastnye i nozologicheskie korrelyatsii stareniya pri provedenii psikhodermatoglificheskikh issledovanii //"NOTA BENE: Voprosy prava i politiki" № 5-2012. http://e-notabene.ru/author_menu.php;
35.
Yarovenko V.V. Dermatoglificheskie osobennosti lichnosti v kontekste determinatsii prestupnosti / Baikal'skii kriminologicheskii zhurnal. 2013. № 1.
36.
V.V. Shcherbakov, M.N. Aleksandrov. Pravovaya kharakteristika obyazatel'noi gosudarstvennoi daktiloskopicheskoi registratsii v svete polozhenii Kontseptsii natsional'noi bezopasnosti RF. // Pravo i politika. – 2003. – № 4.
37.
T.V. Yarovenko, E.A. Grigoryan. Primenenie tekhnologii i fiksatsii pri provedenii sledstvennykh deistvii. // Pravo i politika. – 2008. – № 8.
38.
V. V. Yarovenko. Ponyatie kriminalisticheskoi dermatoglifiki // Pravo i politika. – 2011. – № 3.
39.
V. V. Yarovenko. Kriminalisticheskaya kharakteristika predmetov, ispol'zuemykh v kachestve oruzhiya soversheniya prestupleniya // Pravo i politika. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
40.
K. N. Badikov. Opredelenie vozrasta sub''ekta metodami psikhodermatoglificheskogo issledovaniya // Pravo i politika. – 2012. – № 8. – S. 104-107.
41.
K. N. Badikov. Psikhodermatoglificheskii metod v teorii i praktike postroeniya poiskovoi kriminalisticheskoi modeli lichnosti // Pravo i politika. – 2012. – № 6. – S. 104-107
42.
Badikov K.N., Yarovenko V.V. Vozrastnye i nozologicheskie korrelyatsii stareniya pri provedenii psikhodermatoglificheskikh issledovanii // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-5.-C. 196-217. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_368.html
43.
Yarovenko V.V. Kriminalisticheskaya dermatoglifika: // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-4.-C. 351-372. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.587. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_587.html
44.
Badikov K.N. Stanovlenie i perspektivy psikhodermatoglifiki // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-8.-C. 194-212. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.8.5103. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_5103.html
45.
Badikov K.N. Innovatsii psikhodermatoglifiki // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-9.-C. 69-80. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.9.9266. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9266.html
46.
K. N. Badikov Psikhodermatoglificheskii metod v teorii i praktike postroeniya poiskovoi kriminalisticheskoi modeli lichnosti // Pravo i politika.-2012.-6.-C. 1053-1061.
47.
Badikov K.N. Prakticheskaya napravlennost' psikhodermatoglificheskogo metoda v diagnostike kriminal'nogo povedeniya // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-10.-C. 175-191. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.10.9771. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9771.html
48.
Badikov K.N. Psikhodermatoglifika v klinicheskoi personologii lits s protivopravnym povedeniem // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-7.-C. 148-167. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.7.8823. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_8823.htm
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"