Статья 'Становление и перспективы психодерматоглифики' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Становление и перспективы психодерматоглифики

Бадиков Константин Николаевич

кандидат юридических наук

доцент, кафедра гражданско-правовых дисциплин, Российская таможенная академия

690024, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Абрикосовая, 5а

Badikov Konstantin Nikolaevich

PhD in Law

Associate professor of the Department of Civil and Legal Disciplines at Vladivostok Branch at Russian Customs Academy

690024, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Abrikosovaya, 5 a

Badikovk@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2305-9699.2013.8.5103

Дата направления статьи в редакцию:



Дата публикации:

1-8-2013


Аннотация.

Современная методология дерматоглифических экспертных исследований позволяет решать вопросы психодиагностики. Дерматоглифические, морфологические, нозологические корреляции, предстали в качестве психодерматоглифических связей. Состояние и перспективы дерматоглифики послужили основанием для расширения перечня ее разделов и направлений. Становление института комплексной судебной экспертизы отражает инновационные подходы к традиционным объектам дерматоглифической экспертизы. Учет и анализ инновационных технологий при производстве дерматоглифических экспертиз позволяет решать задачи построения психологического профиля. Криминалистическая дерматоглифика предстала в качестве диагностического направления в трасологии и ориентировала исследователей к расширению его перечня. С развитием методологической основы криминалистической дерматоглифики возникли психодерматоглифика и психологическая дерматоглифика. Новые научные направления ориентированы на выявление психических особенностей лиц, оставивших следы на месте преступления. Различные объекты и методология исследования позволяют решать различные задачи. Психологическая дерматоглифика направлена на установление психологических (поведенческих) особенностей человека. Психодерматоглифика решает задачи диагностики психических состояний и свойств психически здоровой и патологической личности, фактически осуществляя процесс построения психологического профиля лица, оставившего следы рук на месте преступления.

Ключевые слова: Психология,, психодерматоглифика,, дерматоглифика,, минуции,, диагностика,, нозология,, этиология,, отображение,, криминалистика,, след.

Abstract.

The modern methodology of dermal glyphic studies allows to deal with the psycho-diagnostic issues.Dermal glyphic, morphologic, and nosologic correlations serve as psycho-dermal-glyphic connections. Current state and perspectives of dermal-glyphic studies serve as basis for widening the scope of its vectors and divisions. Formation of the institution of a complex judicial expertise also reflect innovative approaches towards traditional objects of dermal-glyphic expertise. Taking into account the innovative technologies, while holding dermal-glyphic expertises allow to form psychological profiles.  Forensic dermal-glyphic studies  serve a diagnostic vector in trasology and it facilitated widening of its scope by the researchers.  With the development of the methodological basis for the forensic dermal-glyphic studies there appeared psycho-dermal-glyphic studies and psychological  dermal-glyphic studies.  Novel scientific directions are oriented towards uncovering the psychological specific features of persons, who have left their traces at a crime scene.  Various objects and methodologies of the studies allow to deal with different problems.  Psychological dermal-glyphic studies are aimed to establish psychological (behavior-related) specific features of a person.  Psycho-dermal-glyphic studies allow to diagnose psychological conditions and specific features of psychologically sane and pathological personalities, in fact, allowing to control the process of formation of a psychological profile of a person, who has left palm prints at the crime scene.

Keywords:

psychology, psycho-dermal-glyphic studies, dermal-glyphic studies, minutia, diagnosis, nosology, aetiology, reflection, forensic studies, print

Как свидетельствует анализ судебной и экспертной практики, раскрытие и расследование преступлений на том или ином этапе, теснейшим образом связано с решением диагностических задач. Они способствуют установлению механизма преступления, личности преступника, осуществлению процесса выдвижения и проверки криминалистических версий, проведению следственных действий, розыскной работе следователя, оперативно-розыскных мероприятий и др. [1, с. 288]. Интеграция научных достижений в области судебной медицины, психогенетики и криминалистики позволила решить ряд сложнейших диагностических задач в криминалистике, ранее стоявших перед экспертами на протяжении многих десятилетий. Кроме того, как указывает ряд авторов, криминалистическая идентификация получила смешанные понятия, такие как диагностическая дактилоскопия, дактилоскопическая дерматоглифика, судебно-медицинская дерматоглифика [2, с.10].

Необходимость проведения медико-криминалистических экспертиз потребовала разработки методологии комплексных медико-дерматоглифических экспертиз. В результате разработки которых, терминологический словарь пополнился новыми понятиями, заимствованными из смежных с криминалистикой отраслей знаний. Что в конечном итоге, послужило целям создания словаря основных терминов, используемых в дактилоскопии, медицинской и криминалистической дерматоглифике [3, с.102-136].

Первоначально дерматоглифика складывалась как генетическая область знаний [4, с. 44-45]. В настоящее время отмечается становление комплексного психолого-психиатрического направления в дерматоглифике. [5] Особенностью которого является междисциплинарный характер. Соответственно, понятийный аппарат психодерматоглифики опирается на собственные и заимствованные из смежных дисциплин термины. Комплексный характер психодерматоглифики, ее цели и задачи определяет необходимость использования совокупности медицинских, антропологических, морфологических и криминалистических научных терминов и концептуальных положений.

Основой для разработки собственного междисциплинарного понятийного аппарата психодерматоглифики является специфичность объекта и методика его исследования. Индивидуальная дерматоглифика, это всегда особая совокупность частных дерматоглифических признаков, элементы которых образуют общую типологию папиллярного узора – морфологический «паспорт» человека. Объектами психодерматоглифического исследования являются общие и частные дерматоглифические признаки, дерматоглифические маркёры дизэмбриогенеза центральной нервной системы (ЦНС), отражающие совокупность свойств субъекта. Дерматоглифические, морфологические, нозологические и психологические корреляции, можно назвать психодерматоглифическими связями.

Методологической основой идентификации для психодерматоглифики выступает дактилоскопия, сущность которой заключается в сопоставлении объекта и его отображения. Изложенное подчеркивает значение понятий и сущности криминалистической идентификации для реализации первичных задач психодерматоглифического исследования – классификации и идентификации общих и частных признаков отпечатков пальцев рук.

Именно установление идентификационных и классификационных признаков является основанием к дальнейшему выявлению дерматоглифических и психодерматоглифических маркёров различных свойств и состояний человека и личности. Необходимым условием криминалистической идентификации является метод сравнения [6]. Только после выявления совпадающих и различающихся общих и частных признаков папиллярного узора делается вывод об их тождестве или отсутствии. Вторая часть психодерматоглифического исследования связана с выявлением и анализом психодерматоглифических связей. Фактически осуществляется диагностический процесс, основой которого, является дифференциальный анализ общих и частных дерматоглифических признаков. Итогом, которого является создание различных психодерматоглифических профилей: серийного убийцы, хронического алкоголика, наркомана, профессионального, социального статуса и т.д.

Психодерматоглифический метод направлен на получение информации о личности, ее морфофункциональных, психологических и иных корреляциях, имеющих значение для установления обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, потерпевшего (п.3.ч. 1 ст. 73 УК РФ). В целом, применение психодерматоглифического метода направлено на исследование следов рук для установления личности неизвестного лица, трупа, выявления индивидуальных свойств человека и личности. Итогом исследования следов рук психодерматоглифическим методом является построение психологического портрета или в соответствии с криминалистической терминологией, поисковой криминалистической модели личности (ПКМЛ).

Специфика криминалистической диагностики при построении ПКМЛ состоит в исследования свойств и состояний объекта – следов рук, по его отображению. Психодерматоглифическое исследование, отражая комплексный подход к системе знаний о человеке и его психике, учитывая интегративный характер всех процессов, происходящих в различных системах человека, позволяет осуществлять диагностический процесс по нескольким направлениям:

  • генетическое;
  • морфологическое;
  • нозологическое (включая психическую патологию);
  • биохимическое;
  • психологическое исследование.

Содержание психодерматоглифического исследования носит междисциплинарный характер и указывает на интеграцию основ судебной медицины и криминалистики. Связь психодерматоглифики с судебной медициной позволяет психодерматоглифике опираться на интегральный подход для решения проблем построения объективной, достоверной и полной поисковой модели поведения следоносителя.

Современная практика производства судебно-медицинских, медико-биологических, дерматоглифических и дактилоскопических экспертиз, параллельно с идентификационными, решает диагностические задачи. Расширяется круг вопросов, позволяющих «успешно решить ряд сложнейших задач, ранее стоящих перед экспертами на протяжении многих десятилетий» [7, с.11]. Для следственной практики все большее значение имеет определение генетических особенностей организма, как в плане склонности к совершению преступления и выработке конкретных предупредительных мер, так и установления личности. Совокупность данных вопросов является предметом криминалистической диагностики [8, с.135].

Современное понятие «диагностические исследования в криминалистике» включает в себя несколько разделов [8, с.135-136]. Психодерматоглифический метод, в большей степени, направлен на детализацию ответов проблемы «установления причинной связи между известными следствию фактами» [8, с.135]. Учитывая междисциплинарные связи дерматоглифики с психофизиологией и нейропсихологией объем информации о личности, представленной на отпечатках рук, отражает индивидуальное сочетание психических особенностей – психический склад. Диагностическое значение психодерматоглифическому методу придает возможность установления причинно-следственных связей между поведением и психической патологией. Тем самым, психодерматоглифический метод направлен на анализ этиологии преступного поведения с нейропсихологических позиций. Интеграция клинической нейропсихологии (синдромологии) и дерматоглифики раскрывает возможность сопоставления высших психических функций с физиологическими процессами, которые осуществляются в тех или иных мозговых структурах во время реализации функций. Результаты психодерматоглифических исследований лиц с разнообразной мозговой патологией показывают роль и значение патологии в психической деятельности [9].

Интегративность психодерматоглифики и ее объекта определена с позиций системности, составляющих целое – организм. Причинность поведения выступает вторым компонентом интегративности психодерматоглифики. Причинность с позиций психодерматоглифического исследования, это учет этиологии и патогенеза врожденных пороков развития (ВПР), минимальных клинических форм и заболеваний ЦНС, вегетативной нервной системы (ВНС), наследственных нарушений соединительной ткани (ННСТ) различных систем и органов в построении психологического портрета.

Таким образом, причина определяет следствие – тип и форму поведения. Интегративность протекания процессов морфологии, биологии, нозологии и психологии отражает факт совпадения периода формирования кожи и клеток нервной и эндокринной систем с этапом критического развития плода (эндогенные факторы), когда он обладает повышенной чувствительностью к влиянию экзогенных факторов [10, с. 51]. В результате, все пренатальные вредности отражаются на физическом и психическом здоровье плода, формируют и влияют на психотип и психомодель личности. С возрастом могут возникнуть проблемы с социальной адаптацией ребенка, сформироваться минимальные дисфункции мозга (МДМ или СДВГ), ННСТ и другие заболевания систем и органов. Наличие или отсутствие дерматоглифических и психодерматоглифических маркёров различной патологии не только формирует определенную психомодель поведения, но и выступают в качестве идентификационных критериев при установлении личности, оставившей следы на месте преступления.

Общие представления о психодерматоглифической диагностике связаны, с одной стороны, с интегративной системной работой мозга [11], с другой, существования интегральных причин формирования единого этиологического комплекса психических расстройств [12, с.155]. Интеграция предполагает состояние связанности отдельных дифференцированных частей и функций системы организма в целое. Признание пальцевых узоров генетическими маркёрами гипоталамо-гипофизарного гомеостата [10, с. 217-240], т.е. фенотипическими метками генерирующих совокупность информации о генетических механизмах, обеспечивающих целостность функционирующей системы организма [10, с.218], определяют значение дерматоглифических данных в диагностической медицине. Патогенные факторы, действуя в период формирования кожных узоров, могут нарушать норму наследования дерматоглифических структур [13, с.123]. Поэтому исследования в области медицинской дерматоглифики связаны с выявлением комплекса дерматоглифических признаков разнообразной нозологии. Соответственно, психодерматоглифическое исследование направлено на анализ дерматоглифических генетических маркёров индивидуального поведения. Выявление дерматоглифических маркёров множественных врожденных пороков развития (МВПР), врожденных пороков развития (ВПР), а также минимальных дерматоглифических признаков врожденной патологии не только сужает круг субъектов преступления, но и указывает на особенности индивидуального поведения. Именно, анализ этиологии и патогенетического процесса дает возможность учитывать его слабое звено и прогнозировать не только развитие болезни, но и особенности протекания адаптационных, биохимических и физиологических процессов, т.е. формирование определенной линии поведения.

Практика применения судебно-медицинской дерматоглифики подчеркивает значение папиллярных узоров и их распределение на пальцах в диагностике психических особенностей личности [7, с.11]. В свою очередь, объектом психодерматоглифического исследования является совокупность частных линий папиллярного узора. В психодерматоглифике тип и вид папиллярного узора отражают лишь общие типологические характеристики личности. Психологическая индивидуализация личности, построение индивидуального психологического портрета, профиля или другими словами ПКМЛ, осуществляется на основании статистического и морфологического анализа частных признаков папиллярного узора [14].

Постепенно перспективы и результативность психодерматоглифических исследований стали очевидны. В криминалистической литературе с 2008 года стала появляться информация о психологической дерматоглифике как направлении дактилоскопии [15, с.32-38] и выделении ее как отдельного научного направления [16, с. 457]. В подтверждение своей позиции О.А. Соколова ссылается на мнение ведущих специалистов в области дерматоглифики Л.Г. Эджубова и Н.Н. Богданова, указывающих на возможность определения характеристик личности преступников и подозреваемых в совершении преступления по папиллярным узорам [17, с. 28]. О.А. Соколовой обращено внимание на «изучение типов папиллярных узоров и их строения …». Итогом такого подхода, является возможность установления «некоторых психологических характеристик человека, которые необходимо учитывать при проведении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, в частности, и, в целом, при раскрытии и расследовании преступлений, и их профилактике» [16, с. 457].

Построение психологического портрета психодерматоглифическим методом осуществляется с учетом врожденных особенностей строения головного мозга, а соответственно и нестандартного распределения его функций у отдельных субъектов [18, с. 61-65]. Данный вывод нашел свое продолжение в патенте на изобретение №2302819 (заявка от 07.07.2005 г.) «Способ идентификации личности». В описании к патенту указано что, итогом применения психодерматоглифического метода является прогноз психологического состояния личности.

Если проводить дальнейшую дифференциацию психодерматоглифики по отношению к психологической дерматоглифике, следует подчеркнуть главное их отличие - психодиагностическое значение отпечатков рук в психодерматоглифике в контексте наличия/отсутствия синдромальной патологии центральной нервной системы(ЦНС). Изложенное подчеркивает влияние мозговой патологии, а также ее минимальных клинических форм на поведение и возможность построения психологического профиля по отпечаткам рук. Дерматоглифические признаки кожи кистей рук в психодерматоглифике представлены как целостный объект, обладающий единым информационным полем с морфологией организма, ЦНС и психической деятельностью человека. Соответственно, психодерматоглифика как раздел криминалистической дерматоглифики, учитывает корреляции в системе «следы рук – носитель следов – поведение», отражая связь «дерматоглифики – морфологии – биохимии – нозологии – архитектоники мозга – поведения». Результатами исследований, проведенных в 2002 году, были «установлены корреляционные связи дерматоглифов с морфологическими и психологическими свойствами личности» [19, с. 144]. Корреляционный анализ послужил основанием построения поисковой криминалистической модели личности, и на монографическом уровне представлялся впервые [19, с. 144, 45]. В тоже время, основы понятийного аппарата, психодерматоглифического анализа, а так же методологии исследования были заложены нами еще в 2001 году [20, с. 121].

Цели и задачи исследования были представлены с позиции «выявления корреляционных связей дерматоглифики с биологическими, социальными и психологическими свойствами личности преступника» [19, с. 6]. Научная новизна исследования была определена новым комплексным подходом к экспертному исследованию дерматоглифов, которые рассмотрены в корреляционной связи с морфологией организма, центральной нервной системой и психической деятельностью человека. Выявленные дерматоглифические особенности направлены на построение ПКМЛ [19, с. 8].

В 2002 году нами была предложена комплексная методика психодерматоглифического анализа. Были выявлены и доказаны корреляции дерматоглифов с особенностями психологии, нозологии личности и морфологии человека. Корреляционному анализу подвергнуты дерматоглифы и психические особенности личности. Именно частные признаки – дерматоглифы, а также типовые и видовые характеристики папиллярных узоров впервые рассматривались в совокупности, объединенные единой целью – построение ПКМЛ.

Впервые определение психодерматоглифики дано на монографическом уровне в 2003 году [14, с. 22]. Психодерматоглифика, представляя собой интеграцию психогенетики и криминалистики, является этапом в развитии комплексных криминалистических исследований свойств человека на основе использования специальных знаний в решении задач расследования.

Структура построения ПКМЛ состоит из нозологической, морфологической, психологической и психиатрической информации [14]. Психодерматоглифический метод в криминалистической диагностике основан на междисциплинарном подходе к личности с позиций психогенетики, психофизиологии и нейропсихологии, интегрирующих вывод о специфике поведения носителя следов рук. Таким образом, психодерматоглифика исследуя следы рук устанавливает генетически обусловленные нарушения произвольной регуляции различных высших психических функций: двигательных, гностических, мнестических, интеллектуальных, формирующих поведение как целостный акт.

Все дисфункции и дефекты протекают на фоне личностных нарушений – нарушений мотивов и намерений к выполнению деятельности. Учитывая этот фактор, психодерматоглифический метод направлен на психодиагностику дефектов личности, ВПР и МДМ, характерных для абсолютного большинства преступников. Причем, утяжеление психической симптоматики, тем интенсивнее, чем изощреннее действия преступника и более асоциально его поведение.

Результаты генетических исследований пальцевой и ладонной дерматоглифики проведенных Т.Д. Гладковой, А.Н. Чистикиным, Н.Н. Богдановым, С.С. Самищенко и др., достоверно указывают на корреляцию в системе «центральная нервная система – заболевание – поведение – дерматоглифика» [21]. Тем самым, фактически подчеркивается психодиагностический потенциал внутренней поверхности кистей рук и возможность применения данных дерматоглифики в построении психологического профиля [20, с. 121].

Современные психогенетические исследования позволили выявить корреляты «биохимия внутренней среды организма – поведение» [22]. Для нас, данный вывод, с одной стороны, выступил формальным критерием наличия психодерматоглифических корреляций доказанных психогенетической наукой, с другой, подчеркнул их инновационную значимость в науке и практике экспертиз, определив специфику психодерматоглифического метода в рамках криминалистической диагностики.

Дерматоглифы могут быть рассмотрены как дополнительный генетический маркер, несущий информацию не только о генетике поведения (опосредованной массой взаимосвязанных факторов среда, воспитание и т.п.), морфологии и физиологии, но и наличии генетически обусловленных симптомов и заболеваний, установления кровных родственников и т.д. Учет и анализ системных корреляций «отпечатки рук – генетика – морфология – нозология – психика – поведение», формирует представление о личности как сложной интегральной системе, имеющей опосредованный характер межсистемных связей, отраженных на коже внутренней поверхности рук.

Динамика становления дактилоскопических и дерматоглифических экспертиз в криминалистике отражает диагностический статус дерматоглифов, их междисциплинарные связи и комплексный характер экспертиз. Физиология мозга все теснее смыкается с психологией, причем одна из ветвей психологии – нейропсихология – может рассматриваться как пограничная дисциплина, равно обогащающая психологию, и физиологию. Анализируя механизмы здорового и больного мозга, необходимо учесть роль факторов внешней среды и вызываемых ими перестроек организма и проявление его генетических свойств.

Методология современной нейронауки представляет мозг как метасистему, деятельность которой подлежит анализу для установления высших психических функций. Современная криминалистическая наука, используя междисциплинарные связи, приобретает диагностическую направленность, реализуя инновационный подход к психодиагностике свойств и состояний психики. В психодерматоглифике следы рук становятся объектом междисциплинарного исследования, а предметом – высшие психические функции, отраженные в форме дерматоглифов на коже внутренней поверхности кистей рук. В научных публикациях в России и зарубежом нами раскрывается методология психодерматоглифического анализа в криминалистике [23].

В 2010-2012 гг. нами получены данные о корреляции в системе «морфология первого пальца – архитектоника мозга», «морфология второго, четвертого, пятого пальцев – эндокринная система», «морфология третьего пальца – энергопотенциал» [9]. Сделаны выводы о методике картирования папиллярного узора в зависимости от объекта исследования (часть папиллярного узора, базовый поток папиллярных линий, отпечаток первого пальца, второго и т.д.), целей и задач исследования.

Различные приемы картирования папиллярного узора позволяют построить развернутый психологический профиль личности и морфологический профиль человека, включающий биохимическую, психологическую, нозологическую (психическую в том числе), генетическую, физиологическую и иную диагностическую информацию в условиях минимизации следов, оставленных на месте преступления.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что, опираясь на методы и современные достижения медицинской и криминалистической дерматоглифики психодерматоглифический метод развивает интегрально-интегративную концепцию психодерматоглифической диагностики. Учет и анализ психодерматоглифических связей позволяет исследовать психологические структуры личности с последующим анализом мотивов поведения и построением ПКМЛ [24, с. 55-56].

При проведении психодерматоглифических исследований мы исходим из концепции о кардинальном значении количественных и качественных параметров папиллярных линий и минуций в определенном квадрате папиллярного узора. Таким образом, гармония статистического анализа положена в основу трасологии, в общем, и психодерматоглифики, в частности. В свою очередь, диагностика патологических состояний связана с признаками дисморфологии и дизэмбриогенеза, т.е. качественными параметрами дерматоглифики.

Получение морфофункциональной информации о человеке и личности психодерматоглифическим методом осуществляется посредством анализа количественных и качественных параметров дерматоглифики. Результаты патологической диагностики органов и систем отражают систему морфологических, нейрофизиологических и нейропсихологических корреляций и служат задачам криминалистической диагностики – построению ПКМЛ.

Построение психологического профиля психодерматоглифическим методом основано на корреляции в системе «архитектоника головного мозга – центральная нервная система – психика – нозология – дерматоглифика – поведение». Соответственно, методологическое обоснование психодерматоглифики построено на трёх взаимосвязанных диагностических моделях. Первая диагностическая модель реализует принципы нейропсихологического анализа нарушений высших психических функций, эмоционально-личностной сферы, нейропсихологической синдромальной патологии, представленной поражением различных отделов головного мозга, минимальных дисфункций мозга и мозговой патологии [25]. Вторая диагностическая модель связана с психофизиологией поведения, учитывающая внутренние корреляции в системе «морфология 1-го пальца – архитектоника головного мозга», опосредующая вывод о биохимии и физиологии индивидуального психотипа [26]. Третья модель представлена анализом психодерматоглифических связей в эндокринной системе [27].

Дерматоглифы могут быть рассмотрены как дополнительный генетический маркер, несущий информацию не только о специфике поведения (опосредованного массой взаимосвязанных факторов среды, воспитания и т.п.), морфологии и физиологии, но и наличия генетически обусловленных симптомов, заболеваний и т.д. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что, основываясь на методах и современных достижениях дерматоглифики, представляется возможным исследовать психологические структуры личности с последующим анализом мотивов поведения и построением ПКМЛ, а также выработки профилактических мер [24, с. 55].

Следы рук могут быть рассмотрены с различных позиций и точек зрения. Результаты исследований следов рук в контексте нейропсихологии подчеркивают значение психодерматоглифических связей. Следует признать, что методами психодерматоглифики устанавливается наличие дерматоглифических признаков (маркёров), свидетельствующих о генетически обусловленных заболеваниях различных систем и органов, формирующих специфическую реакцию психики на влияние социальной среды. В свою очередь, методами психологической дерматоглифики – признаки характерные для определенного поведения. Исходя из этого, полагаем, что психологическую дерматоглифику можно рассматривать в качестве нового научного направления криминалистической дерматоглифики.

Проведённый анализ современных дерматоглифических исследований показал, что по следам папиллярных узоров пальцев и ладоней с помощью дерматоглифических методов в криминалистике, во-первых, можно составить внешне-описательный образ неизвестного лица, во-вторых, установить наличии генетически обусловленных симптомов и признаков заболеваний; в-третьих, составить поведенческий портрет подозреваемого; в-четвертых, провести опосредованную идентификацию неопознанного трупа.

Состояние и перспективы дерматоглифики послужили основанием для расширения перечня ее разделов и направлений. Появились диагностическая дактилоскопия, экспертная дерматоглифика, судебно-медицинская дерматоглифика, криминалистическая дерматоглифика, психодерматоглифика и т.п. Для решения вопросов по установлению психологических (поведенческих) особенностей человека, оставившего следы, его предрасположенность к суицидальным действиям, аддитивным формам поведения (наркомании, алкоголизму и др.) возникло психологическое направление [16, с. 456].

Психодерматоглифическое направление основано на анализе нейропсихологических механизмов нарушенных психических функций в контексте синдромного анализа. Без учета и анализа нейропсихологических и психогенетических данных, нозологических и психодерматоглифических корреляций, осуществляемых в рамках психодерматоглифического метода, построение достоверного психологического профиля (ПКМЛ) представляется невозможным.

Библиография
1.
Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. Научно-практическое пособие / Корухов Ю.Г.-М.: Норма, Инфра-М, 1998.
2.
Божченко А.П., Попов В.Л., Заславский Г.И. Дерматоглифика при идентификации личности. – СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2008.
3.
Криминалистическая дерматоглифика (история, современность, перспективы развития): монография / под общ. ред. Д.В. Исютина-Федоткова. – М.: Юрлитинформ, 2011.
4.
Лучанинова В.Н., Воронина В.Г. Некоторые генетические маркёры при пиелонефритах у детей// Медико-генетические исследования на Дальнем Востоке / Материалы докладов научно-практической конференции медицинских генетиков. Ред. коллегия: проф. Мотавкина Н.С., Рубановская Н.А. и др. Влад-к., 1983.
5.
Назаров К.Н. Дисплазии папиллярного узора пальцев рук при различных вариантах шизофрении / К.Н. Назаров, И.Д. Лукашева, А.Е. Двирский // Вопросы антропологии. 1975. №49. С. 164-167; Апполонова И.А. Возможности выявления специфических и патологических особенностей и состояний человека по отпечаткам его пальцев / И.А. Апполонова, Т.Ф. Моисеева // Экспертная практика и новые методы исследования: Сб. тр. – М., 1997. Вып. 1. С.30.
6.
Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С. 30; Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. М., 1998. С. 267.
7.
Божченко А.П., Попов В.Л., Заславский Г.И. Дерматоглифика при идентификации личности. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2008. – 194 с.
8.
Звягин В.Н. Дерматоглифика: энциклопедический словарь / В.Н. Звягин, В.А. Ракитин. – Пермь: Пресстайм, 2012. – 386 с.
9.
Бадиков К.Н. Психодерматоглифический метод комплексного исследования следов рук: понятия, методика, перспективы развития: монография / К.Н. Бадиков. LAP LAMBERT. Academic Publishinq, 2013. – 630 c.
10.
Гусева И.С. Пальцевые узоры человека. Морфология. Морфогенез. Генетика. Дерматоглифика как маркёр в медицинской и спортивной антропологии / И.С. Гусева. – Минск.: ФУАинформ, 2010.
11.
Лечебная электрическая стимуляция мозга и нервов человека / Под общ. ред. Н.П. Бехтеревой. – М.: АСТ; СПб.: Сова; Владимир: ВКТ, 2008.
12.
Сметанников П.Г. Психиатрия: Руководство для врачей. – Изд. 6-е, перераб. и доп. М.: Медицинская книга, 2007.
13.
Яровенко В.В., Чистикин А.Н. Дерматоглифика в криминалистике и судебной медицине. – Тюмень: Высшая школа МВД РФ, 1995.
14.
Бадиков К.Н. Дерматоглифические исследования в методике построения поисковой криминалистической модели личности. – Владивосток: ВФ РТА; ООО «РЕЯ», 2003. – 216 с.
15.
Соколова О.А. К проблеме использования дерматоглифики в дактилоскопической экспертизе. Судебная экспертиза. Научно-практический журнал. Саратов: Саратовский юридический институт МВД России. 2008. № 4 (16). С.32-38.
16.
Соколова О.А. Развитие психологической дерматоглифики и ее возможности в раскрытии и расследовании преступлений //Преступность в Западной Сибири: Актуальные проблемы профилактики и расследования преступлений: Сборник статей по итогам всероссийской научно-практической конференции (28 февраля-1 марта 2013 г.). Тюмень: Тюменский государственный университет, 2013.
17.
Эджубов Л.Г., Богданов Н.Н. Введение в папилляроскопию // Папиллярные узоры: идентификация и определение характеристик личности (дактилоскопия и дерматоглифика). М., 2002.
18.
Богданов Н.Н., Самищенко С.С., Хвыля-Олинтер. Дерматоглифика серийных убийц // Вопросы психологии. 1998. №4. С. 61-65.
19.
Бадиков К.Н. «Становление и перспективы развития дерматоглифики в криминалистике»: диссертация на соиск. уч. ст. к.ю.н. Специальность 12.00.09. – уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность [Текст]. Владивосток. 2002.
20.
Бадиков К.Н. Дерматоглифика как маркёр преступного поведения// Дальневосточные криминалистические чтения: Вып. 6: сб. науч. тр. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001.
21.
Гладкова Т.Д. Кожные узоры кистей и стопы обезьян и человека. М., 1966; Чистикин А.Н. Дерматоглифическая характеристика жителей Крайнего Севера Тюменской области (методическое пособие). Тюмень. 1993; Богданов Н.Н. Самищенко С.С., Хвыля-Олинтер А.И. Дерматоглифика серийных убийц // Вопросы психологии. 1998. №4. С. 61-65.
22.
Биохимия мозга / под ред. И.П. Ашмарина и др. Изд. СПб. университета, 1999; Александров А.А. Психогенетика: учебное пособие. СПб.: Питер, 2004. С. 109.
23.
Бадиков К.Н. Дерматоглифические исследования в методике построения поисковой криминалистической модели личности. Владивосток: ВФ РТА; ООО "Рея". 2003. 216 с.; Патент на изобретение №2302819 в области «Судебной медицины», объект исследования – дерматоглифы. Приоритет на изобретение от 7 июля 2005 г.; Бадиков К.Н. Психодерматоглифика, как морфофункциональная модель человека/ К.Н. Бадиков; Российская таможенная академия, Владивостокский филиал. – Влад-к: ВФ РТА.2006. 198 с.; Бадиков К.Н. Психодерматоглифика: понятие, система, методики: монография К.Н. Бадиков. – Влад-к : Изд-во ДВФУ. 2011; BadikovK.N. Themeaningofsingleobjectsincriminaldermatoglyphics // Nauka i studia. № 6. 2012. Р.53-54.
24.
Бадиков К.Н. Дерматоглифические особенности и мотивация // Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 9. Сб. науч. тр. / Отв. ред. В.В. Яровенко. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2004.
25.
Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы. М.: Педагогика, 1970; Лурия А.Р. Язык и сознание. М.: МГУ, 1979; Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы. М.: Педагогика, 1963. Т.1; 1979. Т.2.; Выготский Л.С. Психология и учение о локализации психических функций // Собр. соч.: в 6 т. М.: Педагогика, 1982; Савченко А.Ю. Исследование центральной, церебральной и периферической гемодинамики правого и левого полушарий при онкологических заболеваниях головного мозга: автореф. дис. д-ра мед. наук. Москва, 1995; Бехтерева Н.П. Здоровый и больной мозг человека/ Н.П. Бехтерева; под ред. С.В. Медведева. М.: АСТ; СПб: Сова; Владимир: ВКТ, 2010.
26.
Александров Ю.И. Психофизиологическое значение активности центральных и периферических нейронов в поведении. М.: Наука, 1989; Батуев А.С. Кортикальные механизмы интегративной деятельности мозга. Л.: Наука, 1978; Котляр Б.И., Шульговский В.В. Физиология центральной нервной системы. М.: Изд-во МГУ, 1979; Соколов Е.Н. Нейрофизиологические механизмы сознания // Журнал высшей нервной деятельности. 1990. Т. 40. Вып. 6. С. 1049-1052.
27.
Акмаев И.Г. Структурные основы механизмов гипоталамической регуляции эндокринных функций. М., 1979; Бабичев В.Н. Нейроэндокринология пола. М., 1981. Акмаев И.Г. Структурные основы механизмов гипоталамической регуляции эндокринных функций. М., 1979; Бабичев В.Н. Нейроэндокринология пола. М., 1981.
28.
Бадиков К.Н., Яровенко В.В. Возрастные и нозологические корреляции старения при проведении психодерматоглифических исследований //"NOTA BENE: Вопросы права и политики" № 5-2012. http://e-notabene.ru/author_menu.php;
29.
Яровенко В.В. Дерматоглифические особенности личности в контексте детерминации преступности / Байкальский криминологический журнал. 2013. № 1.
30.
В.В. Щербаков, М.Н. Александров. Правовая характеристика обязательной государственной дактилоскопической регистрации в свете положений Концепции национальной безопасности РФ. // Право и политика. – 2003. – № 4.
31.
Т.В. Яровенко, Е.А. Григорян. Применение технологии и фиксации при проведении следственных действий. // Право и политика. – 2008. – № 8.
32.
В. В. Яровенко. Понятие криминалистической дерматоглифики // Право и политика. – 2011. – № 3.
33.
В. В. Яровенко. Криминалистическая характеристика предметов, используемых в качестве оружия совершения преступления // Право и политика. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
34.
К. Н. Бадиков. Определение возраста субъекта методами психодерматоглифического исследования // Право и политика. – 2012. – № 8. – С. 104-107.
35.
К. Н. Бадиков. Психодерматоглифический метод в теории и практике построения поисковой криминалистической модели личности // Право и политика. – 2012. – № 6. – С. 104-107
36.
Бадиков К.Н., Яровенко В.В. Возрастные и нозологические корреляции старения при проведении психодерматоглифических исследований // NB: Вопросы права и политики.-2012.-5.-C. 196-217. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_368.html
37.
Яровенко В.В. Криминалистическая дерматоглифика: // NB: Вопросы права и политики.-2013.-4.-C. 351-372. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.587. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_587.html
38.
Бадиков К.Н. Инновации психодерматоглифики // NB: Вопросы права и политики.-2013.-9.-C. 69-80. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.9.9266. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9266.html
39.
К. Н. Бадиков Психодерматоглифический метод в теории и практике построения поисковой криминалистической модели личности // Право и политика.-2012.-6.-C. 1053-1061
40.
Бадиков К.Н. Психодерматоглифика в клинической персонологии лиц с противоправным поведением // NB: Вопросы права и политики. — 2013.-№ 7.-С.148-167. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.7.8823. URL: http://e-notabene.ru/lr/article_8823.html
41.
Яровенко В.В., Бадиков К.Н. К вопросу о психологической дерматоглифики // NB: Вопросы права и политики. — 2013.-№ 6.-С.351-364. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.6.757. URL: http://e-notabene.ru/lr/article_757.html
42.
Бадиков К.Н. Психодерматоглифический профиль "серийных" убийц // NB: Вопросы права и политики. — 2013.-№ 5.-С.247-267. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.5.505. URL: http://e-notabene.ru/lr/article_505.htm
References (transliterated)
1.
Kriminalisticheskaya diagnostika pri rassledovanii prestuplenii. Nauchno-prakticheskoe posobie / Korukhov Yu.G.-M.: Norma, Infra-M, 1998.
2.
Bozhchenko A.P., Popov V.L., Zaslavskii G.I. Dermatoglifika pri identifikatsii lichnosti. – SPb.: Izd-vo R. Aslanova «Yuridicheskii tsentr Press», 2008.
3.
Kriminalisticheskaya dermatoglifika (istoriya, sovremennost', perspektivy razvitiya): monografiya / pod obshch. red. D.V. Isyutina-Fedotkova. – M.: Yurlitinform, 2011.
4.
Luchaninova V.N., Voronina V.G. Nekotorye geneticheskie markery pri pielonefritakh u detei// Mediko-geneticheskie issledovaniya na Dal'nem Vostoke / Materialy dokladov nauchno-prakticheskoi konferentsii meditsinskikh genetikov. Red. kollegiya: prof. Motavkina N.S., Rubanovskaya N.A. i dr. Vlad-k., 1983.
5.
Nazarov K.N. Displazii papillyarnogo uzora pal'tsev ruk pri razlichnykh variantakh shizofrenii / K.N. Nazarov, I.D. Lukasheva, A.E. Dvirskii // Voprosy antropologii. 1975. №49. S. 164-167; Appolonova I.A. Vozmozhnosti vyyavleniya spetsificheskikh i patologicheskikh osobennostei i sostoyanii cheloveka po otpechatkam ego pal'tsev / I.A. Appolonova, T.F. Moiseeva // Ekspertnaya praktika i novye metody issledovaniya: Sb. tr. – M., 1997. Vyp. 1. S.30.
6.
Selivanov N.A. Sovetskaya kriminalistika: sistema ponyatii. M., 1982. S. 30; Belkin R.S. Kurs kriminalistiki. T. 2. M., 1998. S. 267.
7.
Bozhchenko A.P., Popov V.L., Zaslavskii G.I. Dermatoglifika pri identifikatsii lichnosti. – SPb.: Izdatel'stvo R. Aslanova «Yuridicheskii tsentr Press», 2008. – 194 s.
8.
Zvyagin V.N. Dermatoglifika: entsiklopedicheskii slovar' / V.N. Zvyagin, V.A. Rakitin. – Perm': Presstaim, 2012. – 386 s.
9.
Badikov K.N. Psikhodermatoglificheskii metod kompleksnogo issledovaniya sledov ruk: ponyatiya, metodika, perspektivy razvitiya: monografiya / K.N. Badikov. LAP LAMBERT. Academic Publishinq, 2013. – 630 c.
10.
Guseva I.S. Pal'tsevye uzory cheloveka. Morfologiya. Morfogenez. Genetika. Dermatoglifika kak marker v meditsinskoi i sportivnoi antropologii / I.S. Guseva. – Minsk.: FUAinform, 2010.
11.
Lechebnaya elektricheskaya stimulyatsiya mozga i nervov cheloveka / Pod obshch. red. N.P. Bekhterevoi. – M.: AST; SPb.: Sova; Vladimir: VKT, 2008.
12.
Smetannikov P.G. Psikhiatriya: Rukovodstvo dlya vrachei. – Izd. 6-e, pererab. i dop. M.: Meditsinskaya kniga, 2007.
13.
Yarovenko V.V., Chistikin A.N. Dermatoglifika v kriminalistike i sudebnoi meditsine. – Tyumen': Vysshaya shkola MVD RF, 1995.
14.
Badikov K.N. Dermatoglificheskie issledovaniya v metodike postroeniya poiskovoi kriminalisticheskoi modeli lichnosti. – Vladivostok: VF RTA; OOO «REYa», 2003. – 216 s.
15.
Sokolova O.A. K probleme ispol'zovaniya dermatoglifiki v daktiloskopicheskoi ekspertize. Sudebnaya ekspertiza. Nauchno-prakticheskii zhurnal. Saratov: Saratovskii yuridicheskii institut MVD Rossii. 2008. № 4 (16). S.32-38.
16.
Sokolova O.A. Razvitie psikhologicheskoi dermatoglifiki i ee vozmozhnosti v raskrytii i rassledovanii prestuplenii //Prestupnost' v Zapadnoi Sibiri: Aktual'nye problemy profilaktiki i rassledovaniya prestuplenii: Sbornik statei po itogam vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (28 fevralya-1 marta 2013 g.). Tyumen': Tyumenskii gosudarstvennyi universitet, 2013.
17.
Edzhubov L.G., Bogdanov N.N. Vvedenie v papillyaroskopiyu // Papillyarnye uzory: identifikatsiya i opredelenie kharakteristik lichnosti (daktiloskopiya i dermatoglifika). M., 2002.
18.
Bogdanov N.N., Samishchenko S.S., Khvylya-Olinter. Dermatoglifika seriinykh ubiits // Voprosy psikhologii. 1998. №4. S. 61-65.
19.
Badikov K.N. «Stanovlenie i perspektivy razvitiya dermatoglifiki v kriminalistike»: dissertatsiya na soisk. uch. st. k.yu.n. Spetsial'nost' 12.00.09. – ugolovnyi protsess, kriminalistika i sudebnaya ekspertiza; operativno-rozysknaya deyatel'nost' [Tekst]. Vladivostok. 2002.
20.
Badikov K.N. Dermatoglifika kak marker prestupnogo povedeniya// Dal'nevostochnye kriminalisticheskie chteniya: Vyp. 6: sb. nauch. tr. Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2001.
21.
Gladkova T.D. Kozhnye uzory kistei i stopy obez'yan i cheloveka. M., 1966; Chistikin A.N. Dermatoglificheskaya kharakteristika zhitelei Krainego Severa Tyumenskoi oblasti (metodicheskoe posobie). Tyumen'. 1993; Bogdanov N.N. Samishchenko S.S., Khvylya-Olinter A.I. Dermatoglifika seriinykh ubiits // Voprosy psikhologii. 1998. №4. S. 61-65.
22.
Biokhimiya mozga / pod red. I.P. Ashmarina i dr. Izd. SPb. universiteta, 1999; Aleksandrov A.A. Psikhogenetika: uchebnoe posobie. SPb.: Piter, 2004. S. 109.
23.
Badikov K.N. Dermatoglificheskie issledovaniya v metodike postroeniya poiskovoi kriminalisticheskoi modeli lichnosti. Vladivostok: VF RTA; OOO "Reya". 2003. 216 s.; Patent na izobretenie №2302819 v oblasti «Sudebnoi meditsiny», ob''ekt issledovaniya – dermatoglify. Prioritet na izobretenie ot 7 iyulya 2005 g.; Badikov K.N. Psikhodermatoglifika, kak morfofunktsional'naya model' cheloveka/ K.N. Badikov; Rossiiskaya tamozhennaya akademiya, Vladivostokskii filial. – Vlad-k: VF RTA.2006. 198 s.; Badikov K.N. Psikhodermatoglifika: ponyatie, sistema, metodiki: monografiya K.N. Badikov. – Vlad-k : Izd-vo DVFU. 2011; BadikovK.N. Themeaningofsingleobjectsincriminaldermatoglyphics // Nauka i studia. № 6. 2012. R.53-54.
24.
Badikov K.N. Dermatoglificheskie osobennosti i motivatsiya // Dal'nevostochnye kriminalisticheskie chteniya. Vyp. 9. Sb. nauch. tr. / Otv. red. V.V. Yarovenko. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2004.
25.
Luriya A.R. Mozg cheloveka i psikhicheskie protsessy. M.: Pedagogika, 1970; Luriya A.R. Yazyk i soznanie. M.: MGU, 1979; Luriya A.R. Mozg cheloveka i psikhicheskie protsessy. M.: Pedagogika, 1963. T.1; 1979. T.2.; Vygotskii L.S. Psikhologiya i uchenie o lokalizatsii psikhicheskikh funktsii // Sobr. soch.: v 6 t. M.: Pedagogika, 1982; Savchenko A.Yu. Issledovanie tsentral'noi, tserebral'noi i perifericheskoi gemodinamiki pravogo i levogo polusharii pri onkologicheskikh zabolevaniyakh golovnogo mozga: avtoref. dis. d-ra med. nauk. Moskva, 1995; Bekhtereva N.P. Zdorovyi i bol'noi mozg cheloveka/ N.P. Bekhtereva; pod red. S.V. Medvedeva. M.: AST; SPb: Sova; Vladimir: VKT, 2010.
26.
Aleksandrov Yu.I. Psikhofiziologicheskoe znachenie aktivnosti tsentral'nykh i perifericheskikh neironov v povedenii. M.: Nauka, 1989; Batuev A.S. Kortikal'nye mekhanizmy integrativnoi deyatel'nosti mozga. L.: Nauka, 1978; Kotlyar B.I., Shul'govskii V.V. Fiziologiya tsentral'noi nervnoi sistemy. M.: Izd-vo MGU, 1979; Sokolov E.N. Neirofiziologicheskie mekhanizmy soznaniya // Zhurnal vysshei nervnoi deyatel'nosti. 1990. T. 40. Vyp. 6. S. 1049-1052.
27.
Akmaev I.G. Strukturnye osnovy mekhanizmov gipotalamicheskoi regulyatsii endokrinnykh funktsii. M., 1979; Babichev V.N. Neiroendokrinologiya pola. M., 1981. Akmaev I.G. Strukturnye osnovy mekhanizmov gipotalamicheskoi regulyatsii endokrinnykh funktsii. M., 1979; Babichev V.N. Neiroendokrinologiya pola. M., 1981.
28.
Badikov K.N., Yarovenko V.V. Vozrastnye i nozologicheskie korrelyatsii stareniya pri provedenii psikhodermatoglificheskikh issledovanii //"NOTA BENE: Voprosy prava i politiki" № 5-2012. http://e-notabene.ru/author_menu.php;
29.
Yarovenko V.V. Dermatoglificheskie osobennosti lichnosti v kontekste determinatsii prestupnosti / Baikal'skii kriminologicheskii zhurnal. 2013. № 1.
30.
V.V. Shcherbakov, M.N. Aleksandrov. Pravovaya kharakteristika obyazatel'noi gosudarstvennoi daktiloskopicheskoi registratsii v svete polozhenii Kontseptsii natsional'noi bezopasnosti RF. // Pravo i politika. – 2003. – № 4.
31.
T.V. Yarovenko, E.A. Grigoryan. Primenenie tekhnologii i fiksatsii pri provedenii sledstvennykh deistvii. // Pravo i politika. – 2008. – № 8.
32.
V. V. Yarovenko. Ponyatie kriminalisticheskoi dermatoglifiki // Pravo i politika. – 2011. – № 3.
33.
V. V. Yarovenko. Kriminalisticheskaya kharakteristika predmetov, ispol'zuemykh v kachestve oruzhiya soversheniya prestupleniya // Pravo i politika. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
34.
K. N. Badikov. Opredelenie vozrasta sub''ekta metodami psikhodermatoglificheskogo issledovaniya // Pravo i politika. – 2012. – № 8. – S. 104-107.
35.
K. N. Badikov. Psikhodermatoglificheskii metod v teorii i praktike postroeniya poiskovoi kriminalisticheskoi modeli lichnosti // Pravo i politika. – 2012. – № 6. – S. 104-107
36.
Badikov K.N., Yarovenko V.V. Vozrastnye i nozologicheskie korrelyatsii stareniya pri provedenii psikhodermatoglificheskikh issledovanii // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-5.-C. 196-217. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_368.html
37.
Yarovenko V.V. Kriminalisticheskaya dermatoglifika: // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-4.-C. 351-372. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.587. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_587.html
38.
Badikov K.N. Innovatsii psikhodermatoglifiki // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-9.-C. 69-80. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.9.9266. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9266.html
39.
K. N. Badikov Psikhodermatoglificheskii metod v teorii i praktike postroeniya poiskovoi kriminalisticheskoi modeli lichnosti // Pravo i politika.-2012.-6.-C. 1053-1061
40.
Badikov K.N. Psikhodermatoglifika v klinicheskoi personologii lits s protivopravnym povedeniem // NB: Voprosy prava i politiki. — 2013.-№ 7.-S.148-167. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.7.8823. URL: http://e-notabene.ru/lr/article_8823.html
41.
Yarovenko V.V., Badikov K.N. K voprosu o psikhologicheskoi dermatoglifiki // NB: Voprosy prava i politiki. — 2013.-№ 6.-S.351-364. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.6.757. URL: http://e-notabene.ru/lr/article_757.html
42.
Badikov K.N. Psikhodermatoglificheskii profil' "seriinykh" ubiits // NB: Voprosy prava i politiki. — 2013.-№ 5.-S.247-267. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.5.505. URL: http://e-notabene.ru/lr/article_505.htm
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"