Статья 'Результаты геномных исследований как объекты гражданского права' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Результаты геномных исследований как объекты гражданского права

Белая Олеся Валерьевна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра гражданского права и процесса, Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта

236041, Россия, Калининградская область, г. Калининград, ул. А. Невского, 14

Belaia Olesia Valer'evna

PhD in Law

Docent, the department of Civil Law and Procedure, Immanuel Kant Baltic Federal University

236041, Russia, Kaliningradskaya oblast', g. Kaliningrad, ul. A. Nevskogo, 14

whiteolesya@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2020.7.33796

Дата направления статьи в редакцию:

31-08-2020


Дата публикации:

14-09-2020


Аннотация.

Объектом исследования является определение способов фиксации прав на результаты геномных исследований как объекты интеллектуальной собственности. В процессе исследования осуществлен анализ российских нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы осуществления геномных исследований и закрепления прав на их результаты. Отмечается проблема отсутствия единой дефиниции и понятийного аппарата в отношении геномных исследований в отечественном законодательстве. Анализируются научные позиции, отстаиваемые в юридическом сообществе о необходимости отдельного закрепления и правового регулирования каждого вида продукта или организма, содержащего гены, или производного из биоматериала, а также самих генов и генома. Основными выводами исследования является формулирование и обоснование понятия «геномные исследования» и результаты геномных исследований. Предлагается авторская классификация результатов геномных исследований на статические и динамические. Делается вывод о том, что наиболее подходящей сферой для правового регулирования и закрепления прав на результаты геномных исследований является право интеллектуальной собственности. Обосновывается нецелесообразность закрепления в качестве объекта интеллектуальной собственности каждого вида продукта или организма, созданного или содержащего биоматериал. Отстаивается позиция о необходимости изменения законодательства только в исключительных случаях, когда появляющийся новый объект обладает уникальными характеристиками, и существующий инструментарий права интеллектуальной собственности не позволяет отразить его специфику и защитить интересы его обладателя.

Ключевые слова: ген, геном, геномные исследования, право интеллектуальной собственности, инновация, объект, результаты геномных исследований, гражданское право, статические результаты, динамические результаты

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований в рамках проекта «Этико-правовые принципы геномных исследований: пределы вмешательства в прав человека», проект РФФИ № 18-29- 14015/19.

Abstract.

The object of this research is the determination of means of establishing the results of genomic research as the objects of intellectual property. The author analyzes the Russian normative legal acts regulating the questions of conducting genomic research and securing the rights to their results. The problem of absence of the universal definition and conceptual framework for genomic research in the national legislation is indicated. Analysis is carried out on the defended in legal community scientific positions pertaining to the need for separate consolidation and legal regulation of each type of product or organism that contains genes, or derivative from biomaterial, as well as the genes and genome themselves. The main conclusions consists in formulation and substantiation of the concept of “genomic research” and the results of genomic research. The original classification of the results of genomic research into static and dynamic is proposed. The author believes that the intellectual property law is most suitable for legal regulation and consolidation of the rights to results of genomic research. Inexpedience of determining each type of product or organism that creates or contains biomaterial as an object of intellectual property is substantiated. The author holds that the amendments to legislation should be introduced in exceptional circumstances when a new object possesses unique characteristics, and the existing tools of intellectual property law do not allow reflecting its specificity and protect the interests of its bearer.

Keywords:

results of genomic research, object, innovation, intellectual property law, genomic research, genome, gene, civil law, static results, dynamic results

В настоящее время исследования и эксперименты с геномом являются объектом пристального внимания широкого круга лиц: начиная от ученых-исследователей, цель которых, состоит, прежде всего, в получении новых и апробации имеющихся знаний; бизнес-сообщества, государства при осуществлении инновационной и инвестиционной деятельности, и заканчивая конечными потребителями, простыми гражданами, заинтересованными в получении информации о своих наследственных заболеваниях, эффективном лечении, приобретении качественных лекарственных средств и другое. Достижение этих результатов – длительный и комплексный процесс, требующий решения многих задач. Одной из таких задач является принятие верного и наиболее эффективного решения при оформлении прав на результаты геномных исследований. Для этого следует установить возможность отнесения их к объектам права в целом, и объектам гражданского права, в частности.

Первоначально необходимо определиться с понятийным аппаратом, а именно значением понятия «результаты геномных исследований». В российском законодательстве отсутствует легальное закрепление данного термина, равно как и понятия «геномные исследования». Как правило, когда речь идет об исследованиях, то упоминаются конкретные виды исследований, например, доклинические, клинические и другие виды исследований лекарственных средств, биомедицинских клеточных продуктов и другое (ст. 4 Федерального закона от 12.04.2010 № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» [1], ст. 2 Федерального закона от 23.06.2016 № 180-ФЗ «О биомедицинских клеточных продуктах» [2]).

Не постоянен законодатель и в использовании терминов «геномный», «генетический», «генный». Так, в Федеральном законе от 03.12.2008 № 242-ФЗ «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации» [3] описывается процедура осуществления государственной геномной регистрации, а также получения, хранения и использования геномной информации. В Федеральном законе от 05.07.1996 № 86-ФЗ «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» [4] используется термин «генный» - генная инженерия, генная терапия, генно-инженерно-модифицированный организм и другое. В пп. 2 п. 4 ст. 1349 Гражданского кодекса РФ [5] установлен запрет на патентование способов модификации генетической целостности клеток зародышевой линии человека.

Однако в последнее время в отечественном законодательстве все чаще используется термин «геномные исследования». В послании Президента РФ Федеральному Собранию в 2018 году [6] геномные исследования были обозначены как перспективная сфера реализации крупных междисциплинарных проектов. Кроме того, одной из задач национального проекта «Наука» [7] является создание центров геномных исследований. К сожалению, в данном документе не раскрываются особенности данных центров, не содержится описание их видов деятельности, в том числе, указания, что предполагается понимать под «геномными исследованиями» в правовом аспекте. Более детальная информация содержится в разделе 9 Федеральной научно-технической программы развития генетических технологий на 2019 - 2027 годы [8]. Однако и в этом документе нет четких критериев определения и содержания геномных исследований. При этом устанавливается основной вектор деятельности центров геномных исследований мирового уровня, а именно: прорывные геномные исследования, разработка генетических технологий, включая технологии генетического редактирования и другое. Аналогичные формулировки использовались в поручении Президента РФ от 08.06.2020 г. «Перечень поручений по итогам совещания по вопросам развития генетических технологий» [9].

В связи с отсутствием легальной дефиниции «геномных исследований» в российском законодательстве, представляется необходимым понимать под геномными исследованиями максимально возможный перечень действий с геномом, начиная от выявления и исследования природы и сущности гена (генов), его выделения, изучения, редактирования, модификации, в том числе способы и технологии такого выделения, редактирования и модификации, а также создание на основе полученных данных новых продуктов (модификации существующих), и изучение механизма их действия, определения степени безопасности, качества и эффективности применения и другое.

В данном аспекте все результаты геномных исследований можно разделить на две группы: статические и динамические. В статическом состоянии объектом регулирования становятся уже завершенные или объективно оформленные продукты, например, выделенные, отредактированные гены, генно-модицифированные продукты и организмы, лекарственные средства, биомедицинские клеточные продукты и другое, а также данные о проведении их исследований. В динамическом состоянии интерес представляют сами процессы – способы и технологии выделения, редактирования и модицификации генов, разработка и исследования (доклинические, клинические, пострегистрационные и другие) готовых продуктов.

Наиболее подходящей сферой правового регулирования, в которой могут фиксироваться и реализовываться права на результаты геномных исследования, является право интеллектуальной собственности. Существующий инструментарий оформления прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним по правовой охране средства индивидуализации, в большинстве случаев позволяет эффективно зафиксировать и в дальнейшем использовать исключительные права на результаты геномных исследований. Хотя следует отметить, что в настоящее время учеными-правоведами ведутся дискуссии относительно определения генов как объектов правового регулирования и закрепления их места в гражданско-правовом обороте. А.Н. Левушкин предлагает рассматривать гены и геном «особым объектом гражданских прав, который обладает специальным гражданско-правовым режимом» [10, с. 100-109]. При этом в качестве признаков генов как объектов гражданских прав выделяются, в том числе, дискретность, лабильность, множественный аллелизм, аллельность, плейотропия, экспрессивность, пенетрантность, амплификация и другое. В результате автор выделает вывод, оговариваясь о его небесспорности, что «гены и геномы, являясь особыми объектами интеллектуальных прав, в первую очередь выступают объектами гражданских прав, обладают правовой характеристикой, отличающей их от иных видов объектов, определенных ст. 128 ГК РФ» [10, с. 100-109].

С выводами автора нельзя согласиться в полном объеме. Прежде всего, исходя из предложенной классификации, нельзя сделать однозначный вывод, к какому же из объектов гражданских прав можно отнести гены и геном – объекты интеллектуальной собственности или иные объекты гражданских прав. Кроме того, определяя признаки гена и генома как объекта гражданских прав, автор сделал акцент на характеристике этих объектов не с позиции права, а применяя специальные знания из области биологии, генетики и другое. Представляется, что выделение таких признаков не способствует определению родовой и видовой классификации гена как объекта гражданского права.

Рядом авторов отмечается возможность отнесения продуктов, содержащих гены человека, например, биомедицинских клеточных продуктов (далее – БМКП), к объектам гражданских прав [11, с. 28-32; 12, с. 29-31]. При этом отмечается необходимость установления специального правового режима в отношении данных продуктов. Так, например, Е.А. Шарковская относит БМКП к отдельному виду объектов гражданских прав, указывая, что существующие механизмы определения вещно-правового характера БМКП, а также возможности закрепления прав на них в качестве объектов интеллектуальной собственности (изобретения и товарные знаки), лишь отчасти отражают сущность такого рода объектов [13, с. 63-65].

Следует отметить, что большинство авторов, задаваясь вопросом об отнесении генов и иных образований на их основе к объектам гражданского права, рассматривают их в плоскости права интеллектуальной собственности, относя их объектам интеллектуальных прав. А.А. Мохов, А.Н. Яворский, отмечая нетрадиционный характер генов и иных образований как объектов интеллектуальной собственности, считают, что по своей правовой природе они наиболее близки к изобретениям и программам для ЭВМ [14, с. 28-32].

В.Н. Синельникова, рассматривая правовую сущность генно-модифицированных организмов (далее – ГМО) и биомедицинских клеточных продуктов, относит их к особым объектам интеллектуальной собственности, предлагая каждому из этих объектов посвятить по отдельной главе в части четвертой ГК РФ. И в одном, и в другом случае, по мнению автора, в основе используются живые организмы, поэтому ГМО и БМКП можно отнести только к частично искусственным результатам интеллектуальной деятельности. А поскольку, в основе БМКП используются клетки организма человека, то такие объекты должны регулироваться отдельно от ГМО [15, с. 19-22]. Кроме того, автором обращается внимание на недостатки процедуры патентования БМКП как объектов патентного права [16, с. 281-309].

С данным утверждением можно согласиться частично. Действительно, ГМО и БМКП требуют к себе пристального внимания законодателя, и у этих продуктов есть потенциал использования в качестве объектов интеллектуальной собственности. Однако так ли необходимо выделять каждый из этих результатов геномных исследований в самостоятельный объект? Наличие в основе данных объектов биоматериала не делает их уникальными с точки зрения права интеллектуальной собственности. Сорта растений и породы животных могут охраняться как объекты интеллектуальных прав на селекционные достижения (ст.1412 ГК РФ). Законодатель не исключает в целом возможности патентования способов использования человеческих эмбрионов, но существенно ограничивает цели такого использования – коммерческие или промышленные (пп. 3 п. 4 ст. 1349 ГК РФ). Установление запрета на патентование способов модификации генетической целостности клеток зародышевой линии распространяется только на клетки человека (пп. 2 п. 4 ст. 1349 ГК РФ).

Кроме того, наряду с БМКП существуют биологические лекарственные препараты, которые также содержат в себе действующее вещество, произведенное (выделенное) из биоматериала. К таковым препаратам, в частности, относятся биотехнологические и генотерапевтические лекарственные препараты, в которых используются субстанции рекомбинантной нуклеиновой кислотой (РНК) и геномные технологии (ст. 4 Федерального закона от 12.04.2010 № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»). Такие препараты также могут выступать в качестве объектов интеллектуальной собственности, в частности, изобретений, быть защищены с помощью патентов. Более того, биотехнологии, в частности, и медицинские инновационные технологии, в целом, активно развиваются, со временем могут появиться новые продукты и технологии, и будет ли целесообразно каждый раз дополнять положения главы четвертой ГК РФ новым главами, выделяя новые объекты интеллектуальной собственности?

Представляется, что в данном случае требуется иное, системное решение. В тех случаях, когда появляющийся в обороте «новый» объект правового регулирования, действительно, является новым и уникальным и существующие нормы права не охватывают его регулирования, и не могут учитывать его специфику, можно говорить о необходимости разработки новых правовых норм, изменении действующего законодательства, установления нового правового режима. В остальных случаях, действующего инструментария в области права интеллектуальной собственности достаточно для закрепления прав на тот или иной результат геномных исследований. Это может быть объект патентования, прежде всего, изобретение; селекционное достижение; ноу-хау. Название тех или иных продуктов либо их действующее вещество может быть также защищено с помощью такого средства индивидуализации как товарный знак. Как верно отмечает Г.Б. Романовский, «большинство инновационных технологий не нуждается в каком-то дополнительном правовом регулировании» [17, с. 59-62]. Другое дело, что с учетом специфики конкретного результата геномных исследований отдельные положения законодательства об интеллектуальной собственности могут быть доработаны, изменены, «подстроены» под необходимость установления правового режима соответствующих объектов. Важно осознание того, что биотехнологии в целом, и геномные технологии, в частности, результаты геномных исследований, являются неотъемлемой частью современного оборота, и требуют своего надлежащего правового регулирования.

Библиография
1.
Собрание законодательства РФ. 2010. № 16. Ст. 1815.
2.
Собрание законодательства РФ. 2016. № 26 (Часть I). Ст. 3849.
3.
Собрание законодательства РФ. 2008. № 49. Ст. 5740.
4.
Собрание законодательства РФ. 1996. № 28. Ст. 3348.
5.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ (ред. от 26.07.2019, с изм. от 24.07.2020) // Собрание законодательства РФ. 2006. № 52 (1 ч.). Ст. 5496.
6.
Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 01.03.2018 «Послание Президента Федеральному Собранию» // Парламентская газета. 2018. № 8с. 02 марта.
7.
Паспорт национального проекта «Наука» (утв. президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам, протокол от 24.12.2018 № 16) // СПС «КонсультантПлюс».
8.
Постановление Правительства РФ от 22.04.2019 № 479 (ред. от 17.10.2019) «Об утверждении Федеральной научно-технической программы развития генетических технологий на 2019-2027 годы» // Собрание законодательства РФ. 2019. № 17. Ст. 2108.
9.
Электронный ресурс. URL: ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/1378708/#ixzz6P7bMNai2 (дата обращения 16.08.2020).
10.
Левушкин А.Н. Гражданско-правовой режим генов как объектов гражданских прав // Lex russica. 2019. № 6. С. 100-109.
11.
Богданова Е.Е. О правах на биоматериал человека // Гражданское право. 2019. № 4. С. 28-32.
12.
Мохов А.А. Правовой режим биомедицинских клеточных продуктов как объектов гражданских прав // Гражданское право. 2017. № 3. С. 29-31.
13.
Шарковская Е.А. Место биомедицинских клеточных продуктов в системе объектов гражданских прав // Российская юстиция. 2019. № 7. С. 63-65.
14.
Мохов А.А., Яворский А.Н. Гены и иные образования на основе генов как объекты права интеллектуальной собственности // Гражданское право. 2018. № 4. С. 28-32.
15.
Синельникова В.Н. Генно-модифицированные организмы и биомедицинские клеточные продукты как объекты интеллектуальной собственности // Судья. 2016. № 2. С. 19-22.
16.
Матвеев А.Г., Синельникова В.Н. Объекты интеллектуальной собственности, получающие охрану в XXI веке // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2019. № 2. С. 281-309.
17.
Романовский Г.Б. Правовое регулирование медицинских инновационных технологий в Российской Федерации: проблемы и перспективы // Российская юстиция. 2016. № 10. С. 59-62
References (transliterated)
1.
Sobranie zakonodatel'stva RF. 2010. № 16. St. 1815.
2.
Sobranie zakonodatel'stva RF. 2016. № 26 (Chast' I). St. 3849.
3.
Sobranie zakonodatel'stva RF. 2008. № 49. St. 5740.
4.
Sobranie zakonodatel'stva RF. 1996. № 28. St. 3348.
5.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' chetvertaya) ot 18.12.2006 № 230-FZ (red. ot 26.07.2019, s izm. ot 24.07.2020) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2006. № 52 (1 ch.). St. 5496.
6.
Poslanie Prezidenta RF Federal'nomu Sobraniyu ot 01.03.2018 «Poslanie Prezidenta Federal'nomu Sobraniyu» // Parlamentskaya gazeta. 2018. № 8s. 02 marta.
7.
Pasport natsional'nogo proekta «Nauka» (utv. prezidiumom Soveta pri Prezidente RF po strategicheskomu razvitiyu i natsional'nym proektam, protokol ot 24.12.2018 № 16) // SPS «Konsul'tantPlyus».
8.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 22.04.2019 № 479 (red. ot 17.10.2019) «Ob utverzhdenii Federal'noi nauchno-tekhnicheskoi programmy razvitiya geneticheskikh tekhnologii na 2019-2027 gody» // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2019. № 17. St. 2108.
9.
Elektronnyi resurs. URL: GARANT.RU: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/1378708/#ixzz6P7bMNai2 (data obrashcheniya 16.08.2020).
10.
Levushkin A.N. Grazhdansko-pravovoi rezhim genov kak ob''ektov grazhdanskikh prav // Lex russica. 2019. № 6. S. 100-109.
11.
Bogdanova E.E. O pravakh na biomaterial cheloveka // Grazhdanskoe pravo. 2019. № 4. S. 28-32.
12.
Mokhov A.A. Pravovoi rezhim biomeditsinskikh kletochnykh produktov kak ob''ektov grazhdanskikh prav // Grazhdanskoe pravo. 2017. № 3. S. 29-31.
13.
Sharkovskaya E.A. Mesto biomeditsinskikh kletochnykh produktov v sisteme ob''ektov grazhdanskikh prav // Rossiiskaya yustitsiya. 2019. № 7. S. 63-65.
14.
Mokhov A.A., Yavorskii A.N. Geny i inye obrazovaniya na osnove genov kak ob''ekty prava intellektual'noi sobstvennosti // Grazhdanskoe pravo. 2018. № 4. S. 28-32.
15.
Sinel'nikova V.N. Genno-modifitsirovannye organizmy i biomeditsinskie kletochnye produkty kak ob''ekty intellektual'noi sobstvennosti // Sud'ya. 2016. № 2. S. 19-22.
16.
Matveev A.G., Sinel'nikova V.N. Ob''ekty intellektual'noi sobstvennosti, poluchayushchie okhranu v XXI veke // Vestnik Permskogo universiteta. Yuridicheskie nauki. 2019. № 2. S. 281-309.
17.
Romanovskii G.B. Pravovoe regulirovanie meditsinskikh innovatsionnykh tekhnologii v Rossiiskoi Federatsii: problemy i perspektivy // Rossiiskaya yustitsiya. 2016. № 10. S. 59-62

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составляет сложная и многоаспектная проблема квалификации результатов геномных исследований как объектов гражданского права. Однако фактически речь идет о правовой природе результатов геномных исследований в целом. Именно правовая природа таковых и определяет содержание соответствующего правового регулирования. В связи с этим автору рекомендуется уточнить наименование работы: «Правовая природа результатов геномных исследований и особенности их правового регулирования» и т.п. Методология исследования в тексте статьи автором не обозначена, однако, исходя из анализа ее содержания, можно сделать вывод о том, что ученым использовались всеобщий диалектический, логический, формально-юридический, герменевтический, прогностический методы исследования. Актуальность темы исследования, избранной автором, несомненна. Ученый справедливо указывает на то, что в последнее время геномные исследования стали объектом повышенного внимания со стороны как узких специалистов, так и широкой общественности, в связи с чем необходимо эффективное решение вопроса об оформлении прав на результаты геномных исследований. Между тем в отечественной правовой науке до сих пор нет единства терминологии в отношении исследуемого объекта; к тому же учеными-правоведами ведутся непрерывные дискуссии относительно определения правовой сущности генов (генома) как объектов правового регулирования и закрепления их места в гражданско-правовом обороте. Добавим к этому то, что, к сожалению, в отечественной юридической литературе наблюдается дефицит исследований, посвященных данной проблеме. Научная новизна исследования состоит в том, автор предлагает свою дефиницию понятия «геномные исследования», определяет правовую сферу, которая наиболее эффективно позволяет решать вопросы правового регулирования результатов геномных исследований; указывает на особенности такого регулирования. Научный стиль исследования выдержан автором в полной мере. Структура исследования вполне логична. В статье выделяются вводная часть, в которой автор объясняет актуальность избранной им темы исследования; основная часть, в которой рассматривается логико-понятийный аппарат статьи, предлагается определение понятия «геномные исследования», результаты геномных исследований делятся на две группы: статические и динамические, формулируется и на основе анализа существующих в отечественной правовой науке подходов доказывается тезис о том, что «наиболее подходящей сферой правового регулирования, в которой могут фиксироваться и реализовываться права на результаты геномных исследования, является право интеллектуальной собственности»; в заключительной части работы делаются выводы по результатам исследования. Содержание статьи полностью соответствует предмету исследования, обозначенному автором, и особых нареканий не вызывает. Тем не менее, необходимо сделать несколько замечаний. Во вводной части статьи ученому рекомендуется отметить степень изученности рассматриваемой им проблемы, что поможет усилить аргументацию при обосновании актуальности темы исследования. Также автору рекомендуется уточнить использование терминов «геномный», «генетический», «генный» исходя из их этимологии и понимания в медицинской науке, объяснить, на основании чего сам ученый предпочитает использовать термин «геномный». В заключительной части исследования перечислены не все выводы, которые автор сделал (и мог сделать) по результатам исследования. Библиография исследования представлена 17 источниками (9 из них – нормативные, 8 – теоретические), что достаточно и с формальной, и с фактической точки зрения с учетом того, что научных исследований, затрагивающих интересующую автора проблему, очень мало. Апелляция к оппонентам имеется. Автор вступает в научную дискуссию с такими учеными как А. Н. Левушкин, Е. А. Шарковская, В. Н. Синельникова. При этом полемика ведется ученым корректно, рассматриваются достоинства и недостатки предлагаемых отечественными правоведами подходов к определению правовой природы результатов геномных исследований, на основании чего автор формулирует свою оригинальную концепцию. Выводы по результатам исследования присутствуют и состоят в том, что в большинстве случаев «…действующего инструментария в области права интеллектуальной собственности достаточно для закрепления прав на тот или иной результат геномных исследований», однако «с учетом специфики конкретного результата геномных исследований отдельные положения законодательства об интеллектуальной собственности могут быть доработаны, изменены, «подстроены» под необходимость установления правового режима соответствующих объектов». Эти выводы автору рекомендуется дополнить оригинальным определением понятия «геномные исследования», которое в основной части статьи предлагается, но в ее заключительной части почему-то отсутствует. Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в сфере цивилистики при условии ее небольшой доработки: уточнении наименования работы и формулировании дополнительных выводов по результатам исследования.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"