Статья 'Эстоппель и неосуществление права' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Эстоппель и неосуществление права

Сорокина Юлия Александровна

аспирант, кафедра гражданского права, Российский государственный университет правосудия

117418, Россия, г. Москва, ул. Новочеремушкинская, 69а

Sorokina Iuliia

Postgraduate student, the department of Civil Law, Russian State University of Justice

117418, Russia, g. Moscow, ul. Novocheremushkinskaya, 69a

3389259@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2020.3.32645

Дата направления статьи в редакцию:

10-04-2020


Дата публикации:

17-04-2020


Аннотация.

Предметом настоящего исследования выступили правоотношения, возникающие в связи с неправомерным непоследовательным и противоречивым поведением одной из сторон. В качестве наиболее распространенного варианта такого поведения обозначено временное неосуществление стороной права в ситуации, когда другая сторона правоотношения разумно полагается на перманентное неосуществление права. Рассмотрены примеры неправомерного непоследовательного и противоречивого поведения, встречающиеся в общей и особенной частях ГК РФ, российской судебной практике и доктрине. Проанализированы положения зарубежных исследований об эстоппеле как принципе права. В исследовании использованы формально-юридический метод, анализ, синтез, аналогия, сравнение, абстрагирование, а также исторический метод. Сделан вывод о том, что в российском праве эстоппель представляет собой запрет неправомерного непоследовательного и противоречивого поведения, являясь частным случаем запрета на недобросовестное поведение. Такой подход позволяет применять правило «эстоппель» к ситуации, прямо не обозначенной в законодательстве, что находит отражение в судебной практике. Обосновано, что правило «эстоппель» содержится также в п.3 ст. 1044 ГК РФ. Соответственно, данное правило применяется и в случае, когда сторона действовала в отсутствие у нее соответствующего права, а другая сторона разумно полагалась на его наличие.

Ключевые слова: эстоппель, противоречивое поведение, недобросовестное поведение, неосуществление права, принцип права, сделка, непоследовательное поведение, отказ от права, злоупотребление правом, санкция

Abstract.

The subject of this research is legal relations emerging as a result of unlawful, inconsistent and contradictory behavior of one of the parties. As one of the most common version of such behavior cited the temporary failure of one of the sides in the situation to exercise the right, while the other side reasonably relies on permanent failure to exercise the right. The article examines the examples of unlawful irregular and contradictory behavior that can be observed in the general and special parts of the Civil Code of the Russian Federation, as well as Russian case law and legal doctrine. Analysis is conducted on the position of foreign research on estoppel as a principle of law. A conclusion is made that in the Russian law estoppel represents prohibition of unlawful, inconsistent and contradictory behavior, being a private case of prohibition for unscrupulous behavior. Such approach allows applying the rule of “estoppel” to a situation that is not directly designated in legislation, which can be observed in case law. It is substantiated that the rule of “estoppel” is also contained in the Part 3 of the Article 1044 of the Civil Code of the Russian Federation. Correspondingly, this rule is also applied in a case where one of the parties acted without proper right, while the other party reasonably expected its presence.

Keywords:

inconsistent behavior, transaction, principle of law, non-exercise right, unfair behavior, contradictory behavior, estoppel, waiver, abuse of right, sanction

Изменения, внесенные в Гражданский кодекс РФ Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ, конкретизировали ситуации «эстоппель», запрещая участникам гражданских правоотношений действовать противоречиво и непоследовательно в нарушение требования о добросовестности путем прекращения их прав на возражения (например, п. 2 ст. 431.1 ГК РФ, п. 5 ст. 450.1 ГК РФ, п. 3 ст. 432 ГК РФ).[13] При этом нормы Гражданского кодекса об отдельных видах обязательств также содержат запрет непоследовательного и противоречивого поведения, а cуды при наличии непоследовательного и противоречивого поведения, прямо не перечисленного в законе, применяют правило «эстоппель» как общий запрет подобного поведения сторон.

Доктрина «эстоппель» (от англ. estop — лишать права возражения) сформировалась в англосаксонском праве. Изначально учение об эстоппеле получило такое название, так как предназначалось для того, чтобы помешать стороне правоотношения отказаться от приведения доказательств в противоречие с ее предыдущими заверениями. Иными словами, в самом общем виде, эстоппель представляет собой запрет противоречивого поведения стороны правоотношения. Поэтому в основе понятия «эстоппель» лежит известная еще римскому праву максима «allegans contraria non audiendus est» – признание противоречивых заявлений в качестве не услышанных, не имеющих правового значения.[21, c. 98]

Для англосаксонского права эстоппель приобрел значение принципа права, ввиду широкого применения. В американской юридической литературе отмечается, что принцип «эстоппель» главным образом касается положения человека, полагающегося на эстоппель; знание человека, утратившего права, несущественно; не важно, что лицо, утратившее права, должно было действовать с намерением ввести в заблуждение.[22]

Эстоппель также определяют как ситуацию, по итогам констатации которой сторона должна полностью возместить заявителю ущерб, причиненный ему в результате противоправного (непоследовательного и противоречивого) поведения.[15] Для ситуации «эстоппель» характерно наличие следующих элементов:

- Поведение Стороны 1 привело к тому, что Сторона 2 сформировала убеждение относительно поведения Стороны 1 и руководствовалась этим убеждением,

- Сторона 2 изменила свое положение в зависимости от этого убеждения, так, что она потерпит ущерб, если истинность убеждения будет отвергнута;

- Сторона 1 будет отрицать прежнее поведение, то есть истинность убеждения.

В англосаксонском праве эстоппель как принцип права выступает общим решением, запрещающим противоречивое поведение стороны; соответственно, эстоппель есть нечто, что «с одной стороны, произведено из прошлых решений и, с другой стороны, предлагается применять к последующим решениям».[20] Очевидно, что такой подход к пониманию принципов права существенно отличается от их определения в российском праве.

По мнению В. В. Ершова, принцип права с позиции интегративного правопонимания - самостоятельная основополагающая внешняя форма российского права, определяющая его сущность, обеспечивающая сбалансированное состояние (гомеостазис) российского права, его взаимосвязь, целостность и внутреннее единство, непротиворечивость, последовательность, ожидаемость и предсказуемость. Принципы российского права не должны зависеть от субъективного усмотрения законодателя.[14, с. 76] Таким образом, по вышеизложенным причинам, применительно к российскому праву считаем невозможным отнести эстоппель к принципам права.

Как уже было отмечено, правило «эстоппель» основывается на требовании о добросовестном поведении. Рассмотрение требования о добросовестности как основания эстоппеля свойственно в целом континентальному праву. Так, в основании немецкого эстоппеля или rechts verwinkung (законодательное определение которого также отсутствует) лежит закрепленное в параграфе 242 ГГУ требования о добросовестном поведении ( Treu und Glauben).

Н. С. Лашков также указывает, что российское право не имплементировало английский интитут эстоппеля, а последовало пути континентального права, закрепив в гражданском кодексе запрет на противоречивое поведение сторон сделки как частный случай общего запрета на недобросовестное поведение.[18] В отсутствие правила «эстоппель» в ГК РФ суды лишали сторону субъективного гражданского права в случае его непоследовательного осуществления со ссылкой на общий запрет на злоупотребление правом, закрепленный в ст. 10 ГК РФ.[2],[3] Таким образом, отождествление континентальных правил о запрете на противоречивое поведение с английской доктриной «эстоппель» представляется необоснованным. Соответственно, следуя позиции Н. С. Лашкова, запрет недобросовестного поведения и запрет непоследовательного (или противоречивого) поведения в Гражданском кодексе РФ соотносятся как род и вид. Наличие у эстоппеля родового понятия говорит о том, что он не является предельно широким понятием (категорией).

Часто правило «эстоппель» применяют при временном неосуществлении Стороной 1 права в ситуации, когда сопутствующее поведение Стороны 1 сформировало у Стороны 2 разумные ожидания о перманентном неосуществлении права. При этом явного отказа от права как недвусмысленного волеизъявления Стороны 1, направленного на прекращение данного права, не происходит; впоследствии Сторона 1 будет отрицать свое прежнее поведение и пытаться воспользоваться неосуществленным ранее правом. Например, в п. 2 ст. 166 ГК РФ закреплено правило, что сторона, из поведения которой очевидна воля сохранить сделку, не может оспаривать сделку по основанию, о котором ей было известно при проявлении данной воли. Иными словами, если Стороне 1 известно об основании для оспаривания сделки, но, при наличии права оспаривания данной сделки, она его не осуществляет и более того, поведение Стороны 1 формирует у Стороны 2 убеждение о том, что Сторона 1 не будет осуществлять данное право (напротив, Сторона 1 намерена сохранить сделку), то Сторона 1 утрачивает право оспаривать сделку по известному ей основанию. Аналогично, по п. 5 ст. 450.1 ГК РФ, если у Стороны 1 есть право на отказ от договора по определенному законодательством или договором основанию, при этом Сторона 1 не осуществляет данное право, а напротив, подтверждает действие договора, последующий отказ по тому же основанию не допускается (право Стороны 1 на отказ от договора прекращается). То есть, применение правила «эстоппель» приводит к прекращению у стороны принадлежащего ей права в связи с противоречивым поведением в ситуации, когда она формально от данного права не отказывалась. Как отмечает А. Г. Карапетов, по общему правилу, для применения правила «эстоппель» необходимо доказать, что осуществление права одним лицом не просто противоречит разумным ожиданиям другого лица, но и причинит последнему, выстроившему свое поведение, полагаясь на неосуществление указанного права, ущерб. [16] А. Г. Карапетов, Д. В. Федоров называют такое противоречивое поведение «типичной формой непоследовательности».[17]

Однако эстоппель применяется не только в ситуации, когда временное неосуществление права и сопутствующее поведение одной стороны привело к разумным ожиданиям другой стороны о перманентном неосуществлении данного права.

Например, на основании п. 1 ст. 1044 ГК РФ при ведении общих дел каждый товарищ вправе действовать от имени всех товарищей, если иное не установлено договором простого товарищества. При осуществлении совместной деятельности для совершения каждой сделки требуется согласие всех товарищей. По нашему мнению, правило «эстоппель» применительно к договору простого товарищества закреплено следующим образом: в отношениях с третьими лицами при осуществлении совместной деятельности товарищи не могут ссылаться на ограничение прав товарища, совершившего сделку от имени всех товарищей, кроме случаев, если третье лицо знало или должно было знать о наличии данного ограничения (п. 3 ст. 1044 ГК РФ). При этом, товарищи, понесшие вследствие таких сделок убытки, вправе требовать их возмещения (п. 4 ст. 1044 ГК РФ).

То есть, непоследовательное и противоречивое поведение заключается в действиях по оспариванию одним или несколькими товарищами сделки, совершенной другим товарищем от имени всех товарищей, когда третье лицо не знало и не должно было знать об ограничении прав совершившего сделку товарища (соответственно, разумно полагалось на ее действительность). Данный механизм направлен на защиту интересов третьих лиц, полагающихся на добросовестное поведение другой стороны договора, которой выступают все товарищи. Разумеется, для третьего лица, совершившего такую сделку, действия товарищей по оспариванию совершенной от их имени сделки будут представлять собой противоречивое и непоследовательное поведение.

Однако, зачастую товарищи, несмотря на формальный запрет ссылаться на ограничения прав товарища, совершившего сделку от имени всех товарищей в рамках осуществления совместной деятельности, оспаривают данную сделку. При этом, правоприменители защищают как права третьих, которые не могут, как предполагается, знать все особенности внутренних взаимоотношений товарищей, [4],[12] подтверждая действительность совершенной сделки; так и товарищей, которые могут требовать от заключившего договор товарища возмещения убытков (п. 4 ст. 1044 ГК РФ), а также, если участники договора простого товарищества докажут, что товарищ, совершивший сделку по ведению совместных дел, действовал со злоупотреблением правом, сделка будет признана недействительной. Примером злоупотребления товарищем своим правом является совершение им сделки от имени всех товарищей, которая приведет к прекращению деятельности товарищества.[1]

Еще одной проблемой для применения правила «эстоппель», содержащегося в п.3 ст. 1044 ГК РФ, на практике является недостаточная определенность по поводу того, кто именно в конкретном случае выступает стороной договора с третьим лицом – только товарищ, совершивший сделку, или все товарищи. Ведь в п. 3-4 ст. 1044 ГК РФ речь идет о формальном ограничении или вовсе отсутствии у товарища права совершать сделку с третьим лицом. Соответственно, зачастую товарищи или третьи лица ссылаются также на то, что стороной договора является только товарищ, совершивший сделку. В судебной практике существует позиция, в соответствии с которой сделка, совершенная товарищем с третьим лицом, будет считаться совершенной от имени всех товарищей если: товарищ в договоре с третьим лицом прямо ссылался на договор простого товарищества [8],[9], или на доверенность, выданную ему другими товарищами [5], сделка была совершена в рамках совместной деятельности в интересах всех товарищей, а имущество, переданное по такой сделке используется для ведения общих дел, а не для личного использования совершившего сделку товарища [6]; в противном случае, суд может посчитать недоказанным факт того, что отношения одного из товарищей с третьим лицом возникли в связи с заключением договора о совместной деятельности и товарищ действовал от имени всех товарищей, а наличие заключенного договора простого товарищества само по себе таким доказательством не является. [7]

С одной стороны, правило «эстоппель», содержащееся в п.3 ст. 1044 ГК РФ, ведет к прекращению права товарищей ссылаться на ограничение прав товарища по совершению сделки с третьим лицом в рамках осуществления совместной деятельности, поскольку такое поведение товарищей является противоречивым и непоследовательным для третьего лица, которому не было известно о соответствующих ограничениях. С другой стороны, п. 4 ст. 1044 ГК РФ обязывает товарища, действующего непоследовательно по отношению к другим товарищам, возместить им убытки. Примечательно, что сторона (третье лицо, с которым товарищ заключил договор от имени всех товарищей) разумно исходит из наличия у товарища соответствующего права в его реальное отсутствие. Кроме того, если товарищи изначально не знали о совершении сделки от имени всех товарищей, их действия по оспариванию данной сделки, совершенной другим товарищем в отсутствие у него соответствующего права, не являются недобросовестными. Однако, «в глазах» третьего лица, которое не знало и не должно было знать об ограничениях на совершение сделки и полагалось на ее действительность, рассмотренные действия товарищей являются непоследовательными и противоречивыми; соответственно, разумные ожидания третьего лица будут подорваны. Отметим также, что схожее правило «эстоппель» содержится в абз. 4 ст. 72 ГК РФ для совершения сделок товарищем от имени юридического лица – хозяйственного товарищества.

Кроме того, российские суды обоснованно рассматривают правило «эстоппель» как лишение стороны права ссылаться на какие-либо факты, оспаривать или отрицать их ввиду ранее сделанного ею заявления во взаимосвязи с правилом venire contra factum proprium (никто не может противоречить собственному предыдущему поведению), [10],[11] применяя эстоппель к более широкому кругу правоотношений и не ограничиваясь перечисленными выше нормами. Cоответственно, если противоречивое поведение лица образует ситуацию «эстоппель», элементы которой были рассмотрены ранее, но соответствующие конкретные непоследовательные действия прямо не запрещены нормами ГК РФ, суды могут заблокировать право лица ссылаться на факты в разрез с прежним поведением со ссылкой на п. 3 ст. 1, п.1 ст. 10 ГК РФ как на нарушение требования о добросовестном поведении.

На более широком применении правила «эстоппель» настаивают многие цивилисты. Ж. И. Седова, анализируя положения статьи 32.1 Закона об АО, указывает на позитивное закрепление в данной статье правила «эстоппель», поскольку здесь обозначена санкция за непоследовательное и противоречивое поведение участников акционерного соглашения, под которым подразумевается поведение, нарушающее условия акционерного соглашения; санкциями выступают пеня, неустойка, штраф, выплата компенсации, которые могут быть предусмотрены корпоративным соглашением. [19] На наш взгляд, проблема столь широкого подхода в том, что он позволяет ссылаться на эстоппель при любом нарушении условий обязательства, что представляется избыточным в сегодняшних реалиях российского частного права.

Итак, все обозначенные в ГК РФ случаи непоследовательного поведения, действительно, являются видовыми по отношению к недобросовестному поведению. В рамках гражданского законодательства понятия являются подчиненными. Однако по своему буквальному значению, «недобросовестное поведение» и «непоследовательное поведение» являются перекрещивающимися понятиями. Как отмечают А.Г. Карапетов, Д.В. Федоров, само по себе непоследовательное поведение не является неправомерным.[18] Для применения правила «эстоппель» к случаям, прямо в ГК РФ не обозначенным, необходимо, чтобы такое поведение нарушало разумные ожидания другой стороны и привело бы к возникновению ущерба у этой стороны (то есть, создавало ситуацию «эстоппель»). Иными словами, если законодательство прямо не запрещает конкретные непоследовательные и противоречивые действия стороны правоотношения, суду для применения правила «эстоппель» необходимо установить наличие элементов соответствующей описанной выше ситуации.

Рассмотренные законодательные положения, заключающие в себе правила «эстоппель», свидетельствуют о его закреплении как в общей части, так и в особенной частях ГК РФ. Тем не менее, прямо закрепленные в ГК РФ ситуации «эстоппель» относятся исключительно к сделкам. Возможность более широкого применения правила «эстоппель» в гражданском праве обусловлена его определением через запрет неправомерного непоследовательного и противоречивого поведения как частного случая запрета на недобросовестное поведение. При этом наиболее типичной для применения эстоппеля является ситуация, когда сторона не осуществляет свое право и другая сторона разумно полагается на перманентное неосуществление данного права. Кроме того, рассмотренные в статье примеры иллюстрируют возможность применения правила «эстоппель» в ситуации, когда сторона действует в отсутствие у нее такого права, однако другая сторона разумно полагается на наличие у первой такого права (например, п.3 ст. 1044 ГК РФ).

Библиография
1.
Определение Верховного суда Российской Федерации от 07.11.2016 № 308-ЭС16-14186 // СПС «КонсультантПлюс»;
2.
Постановление Президиума ВАС РФ от 24.06.2014 № 1332/14 // СПС «КонсультантПлюс»;
3.
Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2012 № 1649/13 // СПС «КонсультантПлюс»;
4.
Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.01.2019 по делу № А56-83484/2015 // СПС «КонсультантПлюс»;
5.
Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 30.06.2017 по делу № А60-49822/2016 // СПС «КонсультантПлюс»;
6.
Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.01.2014 по делу № А70-10897/2012 // СПС «КонсультантПлюс»;
7.
Постановление Девятнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 26.03.2019 по делу № А14-23712/2018 // СПС «КонсультантПлюс»;
8.
Решение Арбитражного суда Оренбургской области от 17.07.2019 по делу № А47-11785/2017 // СПС «КонсультантПлюс»;
9.
Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 20.11.2018 по делу № А63-12066/2018 // СПС «КонсультантПлюс»;
10.
Решение Арбитражного суда Нижегородской области от 05.11.2019 по делу № А43-51049/2018 // СПС «КонсультантПлюс»;
11.
Решение Андроповского районного суда Ставропольского края от 30.05.2016 по делу № 2-177/2016 // СПС «КонсультантПлюс»;
12.
Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 18.12.2015 по делу № А32-24648/2015 // СПС «КонсультантПлюс»;
13.
Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307-453 Гражданского кодекса Российской Федерации /отв. ред. А.Г. Карапетов «М-Логос», 2017 // СПС «КонсультантПлюс»;
14.
Ершов В.В. Основополагающие принципы права и принципы российского права [Электронный ресурс] : монография / В.В. Ершов .— М. : Российская академия правосудия, 2010 .— 224 с. — Режим доступа: https://rucont.ru/efd/334884 - (08.04.2020);
15.
Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И. Международное право: Учебник. — М.: 2004. С. 628;
16.
Карапетов А.Г. Отказ от договора, одностороннее изменений его условий и отказ от договорных прав по модели waiver: комментарий к ст.450 и ст.450.1 ГК.-[Электронный ресурс] - Режим доступа: https://zakon.ru/blog/2015/10/12/otkaz_ot_dogovora_odnostoronnee_izmenenij_ego_uslovij_i_otkaz_ot_dogovornyx_prav_po_modeli_waiver_ko, свободный – (10.04.2020);
17.
Карапетов А.Г., Д.В. Федоров Эстоппель. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://m-logos.ru/wp-content/uploads/2019/10/tezisy-k-kruglomu-stolu-po-estoppelyu-d.-fedorov-a.-karapetov.pdf, свободный – (10.04.2020);
18.
Лашков Н.С. Критический анализ возможности заимствования английских доктрин waiver и estoppel российским правом // СПС «КонсультантПлюс»;
19.
Седова Ж. И. Возможности применения правил принципа эстоппель в делах по корпоративным спорам // Российское правосудие.-2018.-№ 2. С. 71-79;
20.
Черниловский З.М. Презумпции и фикции в истории права // Сов. государство и право. 1984. №1. С. 98–105;
21.
Black H.C, Black’s Law Dictionary // 4th ed. St. Paul, West Publishing Co, 1951 at p. 98;
22.
Sean Wilken, Karim Ghaly The Law of Waiver, Variation and Estoppel. Third edition, Oxford, 2011. P. 538.
References (transliterated)
1.
Opredelenie Verkhovnogo suda Rossiiskoi Federatsii ot 07.11.2016 № 308-ES16-14186 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
2.
Postanovlenie Prezidiuma VAS RF ot 24.06.2014 № 1332/14 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
3.
Postanovlenie Prezidiuma VAS RF ot 23.04.2012 № 1649/13 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
4.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Severo-Zapadnogo okruga ot 30.01.2019 po delu № A56-83484/2015 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
5.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Ural'skogo okruga ot 30.06.2017 po delu № A60-49822/2016 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
6.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Zapadno-Sibirskogo okruga ot 23.01.2014 po delu № A70-10897/2012 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
7.
Postanovlenie Devyatnadtsatogo Arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 26.03.2019 po delu № A14-23712/2018 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
8.
Reshenie Arbitrazhnogo suda Orenburgskoi oblasti ot 17.07.2019 po delu № A47-11785/2017 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
9.
Reshenie Arbitrazhnogo suda Stavropol'skogo kraya ot 20.11.2018 po delu № A63-12066/2018 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
10.
Reshenie Arbitrazhnogo suda Nizhegorodskoi oblasti ot 05.11.2019 po delu № A43-51049/2018 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
11.
Reshenie Andropovskogo raionnogo suda Stavropol'skogo kraya ot 30.05.2016 po delu № 2-177/2016 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
12.
Reshenie Arbitrazhnogo suda Krasnodarskogo kraya ot 18.12.2015 po delu № A32-24648/2015 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
13.
Dogovornoe i obyazatel'stvennoe pravo (obshchaya chast'): postateinyi kommentarii k stat'yam 307-453 Grazhdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii /otv. red. A.G. Karapetov «M-Logos», 2017 // SPS «Konsul'tantPlyus»;
14.
Ershov V.V. Osnovopolagayushchie printsipy prava i printsipy rossiiskogo prava [Elektronnyi resurs] : monografiya / V.V. Ershov .— M. : Rossiiskaya akademiya pravosudiya, 2010 .— 224 s. — Rezhim dostupa: https://rucont.ru/efd/334884 - (08.04.2020);
15.
Kalamkaryan R.A., Migachev Yu.I. Mezhdunarodnoe pravo: Uchebnik. — M.: 2004. S. 628;
16.
Karapetov A.G. Otkaz ot dogovora, odnostoronnee izmenenii ego uslovii i otkaz ot dogovornykh prav po modeli waiver: kommentarii k st.450 i st.450.1 GK.-[Elektronnyi resurs] - Rezhim dostupa: https://zakon.ru/blog/2015/10/12/otkaz_ot_dogovora_odnostoronnee_izmenenij_ego_uslovij_i_otkaz_ot_dogovornyx_prav_po_modeli_waiver_ko, svobodnyi – (10.04.2020);
17.
Karapetov A.G., D.V. Fedorov Estoppel'. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://m-logos.ru/wp-content/uploads/2019/10/tezisy-k-kruglomu-stolu-po-estoppelyu-d.-fedorov-a.-karapetov.pdf, svobodnyi – (10.04.2020);
18.
Lashkov N.S. Kriticheskii analiz vozmozhnosti zaimstvovaniya angliiskikh doktrin waiver i estoppel rossiiskim pravom // SPS «Konsul'tantPlyus»;
19.
Sedova Zh. I. Vozmozhnosti primeneniya pravil printsipa estoppel' v delakh po korporativnym sporam // Rossiiskoe pravosudie.-2018.-№ 2. S. 71-79;
20.
Chernilovskii Z.M. Prezumptsii i fiktsii v istorii prava // Sov. gosudarstvo i pravo. 1984. №1. S. 98–105;
21.
Black H.C, Black’s Law Dictionary // 4th ed. St. Paul, West Publishing Co, 1951 at p. 98;
22.
Sean Wilken, Karim Ghaly The Law of Waiver, Variation and Estoppel. Third edition, Oxford, 2011. P. 538.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Эстоппель и неосуществление права». Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена вопросам категории «эстоппель» по российскому гражданскому праву. Как отмечает автор, «Изменения, внесенные в Гражданский кодекс РФ Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ, конкретизировали ситуации «эстоппель», запрещая участникам гражданских правоотношений действовать противоречиво и непоследовательно в нарушение требования о добросовестности путем прекращения их прав на возражения (например, п. 2 ст. 431.1 ГК РФ, п. 5 ст. 450.1 ГК РФ, п. 3 ст. 432 ГК РФ).[13] При этом нормы Гражданского кодекса об отдельных видах обязательств также содержат запрет непоследовательного и противоречивого поведения, а cуды при наличии непоследовательного и противоречивого поведения, прямо не перечисленного в законе, применяют правило «эстоппель» как общий запрет подобного поведения сторон». Указанным изменениям и посвящена рецензируемая статья. Изучению подлежат вопросы установления сущности категории «эстоппель», ее правового значения, выражения в конкретных правовых отношениях. Методология исследования. Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве установления понятия и сущности категории «эстоппель» по гражданскому праву России. В соответствии с указанной цель автором выбран и соответствующий методологический арсенал. Так, использованы общенаучные методы познания (анализ, синтез, дедукция, индукция, аналогия и другие), которые позволили автору сделать конкретные выводы на основе мнений других ученых и подходов к судебной практике. Например, «По мнению В. В. Ершова, принцип права с позиции интегративного правопонимания - самостоятельная основополагающая внешняя форма российского права, определяющая его сущность, обеспечивающая сбалансированное состояние (гомеостазис) российского права, его взаимосвязь, целостность и внутреннее единство, непротиворечивость, последовательность, ожидаемость и предсказуемость. Принципы российского права не должны зависеть от субъективного усмотрения законодателя.[14, с. 76] Таким образом, по вышеизложенным причинам, применительно к российскому праву считаем невозможным отнести эстоппель к принципам права». Тем самым, на основе позиции другого автора автор рецензируемой статьи установил конкретные факты для своего исследования. Учитывая цель исследования, наибольшую роль сыграли частноправовые методы познания действительности (исторический, формально-юридический, догматический, сравнительно-правовой). Так, формально-юридический метод позволил автору изучить нормы права и толковать их в неразрывном единстве с судебной практикой. Например, «на основании п. 1 ст. 1044 ГК РФ при ведении общих дел каждый товарищ вправе действовать от имени всех товарищей, если иное не установлено договором простого товарищества. При осуществлении совместной деятельности для совершения каждой сделки требуется согласие всех товарищей. По нашему мнению, правило «эстоппель» применительно к договору простого товарищества закреплено следующим образом: в отношениях с третьими лицами при осуществлении совместной деятельности товарищи не могут ссылаться на ограничение прав товарища, совершившего сделку от имени всех товарищей, кроме случаев, если третье лицо знало или должно было знать о наличии данного ограничения (п. 3 ст. 1044 ГК РФ). При этом, товарищи, понесшие вследствие таких сделок убытки, вправе требовать их возмещения (п. 4 ст. 1044 ГК РФ)». Сравнительно-правовой метод позвонил понять российское право в сравнении с правом других государств. В частности, сделан такой вывод: «Как уже было отмечено, правило «эстоппель» основывается на требовании о добросовестном поведении. Рассмотрение требования о добросовестности как основание основания эстоппеля свойственно в целом континентальному праву. Так, в основании немецкого эстоппеля или rechts verwinkung (законодательное определение которого также отсутствует) лежит закрепленное в параграфе 242 ГГУ требования о добросовестном поведении ( Treu und Glauben)». Учитывая цель исследования, большую роль сыграли эмпирические методы познания действительности, которые были связаны с изучением материалов судебной практики. Например, сделан такой важный вывод: «российские суды обоснованно рассматривают правило «эстоппель» как лишение стороны права ссылаться на какие-либо факты, оспаривать или отрицать их ввиду ранее ею же сделанного заявления во взаимосвязи с правилом venire contra factum proprium (никто не может противоречить собственному предыдущему поведению), [10],[11] применяя его к более широкому кругу правоотношений и не ограничиваясь перечисленными выше нормами». Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности. Актуальность. Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений, так как проблемы определения категории «эстоппель» являются сложными для гражданского права России. Действительно, с теоретической точки зрения есть сложности понимания сущности категории «эстоппель», ее соотношения с иными категориями гражданского права. С правоприменительной позиции следует указать на неясные вопросы о возможно применения категории «эстоппель» в конкретных общественных отношениях. Таким образом, следует признать актуальность темы исследования. Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в авторском оригинальном подходе к вопросу о сущности категории «эстоппель»: «Рассмотренные законодательные положения, заключающие в себе правила «эстоппель», свидетельствуют о его закреплении как в общей части, так и в особенной части ГК РФ. Тем не менее, прямо закрепленные в ГК РФ ситуации «эстоппель» относятся исключительно к сделкам. Возможность более широкого применения правила «эстоппель» в гражданском праве обусловлена его определением через запрет неправомерного непоследовательного и противоречивого поведения как частного случая запрета на недобросовестное поведение. При этом наиболее типичной для применения эстоппеля является ситуация, когда сторона не осуществляет свое право и другая сторона разумно полагается на перманентное неосуществление данного права. Кроме того, рассмотренные в статье примеры иллюстрируют возможность применения правила «эстоппель» в ситуации, когда сторона действует в отсутствие у нее такого права, однако другая сторона разумно полагается на наличие у первой такого права (например, п.3 ст. 1044 ГК РФ)». Во-вторых, определенной оригинальностью отличаются отдельные комментарии и заключения автора рецензируемой статьи применительно к иным точкам зрения. Так, «Н. С. Лашков также указывает, что российское право не имплементировало английский интитут эстоппеля, а последовало пути континентального права, закрепив в гражданском кодексе запрет на противоречивое поведение сторон сделки как частный случай общего запрета на недобросовестное поведение.[18] В отсутствие правила эстоппель в ГК РФ суды лишали сторону субъективного гражданского права в случае его непоследовательного осуществления со ссылкой на общий запрет на злоупотребление правом, закрепленный в ст. 10 ГК РФ.[2],[3] Таким образом, отождествление континентальных правил о запрете на противоречивое поведение с английской доктриной «эстоппель» представляется необоснованным. Соответственно, следуя позиции Н. С. Лашкова, запрет недобросовестного поведения и запрет непоследовательного (или противоречивого) поведения в Гражданском кодексе РФ соотносятся как род и вид. Наличие у эстоппеля родового понятия говорит о том, что он не является предельно широким понятием (категорией)». Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки. Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как она посвящена правовым проблемам, а именно: определению общих и частных черты категории «эстоппель» по гражданскому праву России. Содержание статьи соответствует названию, так как автор рассмотрел проблемы установления сущности категории «эстоппель», ее исторического развития, подходов различных ученых к тому, как понимать данному категорию. Далее автором проанализировано действующее законодательство и судебная практика в части, имеющей отношение к рассматриваемому вопросу. Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Каких-либо существенных замечаний не обнаружено. Библиография. Следует в целом высоко оценить качество использованной литературы. Так, автором использованы труды известных отечественных ученых (Ершов В.В., Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И., Карапетов А.Г. и другие). Кроме того, автором использованы труды иностранных авторов (Black H.C., Sean Wilken, Karim Ghaly). Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы. Апелляция к оппонентам. Автор провел анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитируемые мнения авторов сопровождаются комментариями. Например, «В англосаксонском праве эстоппель как принцип права выступает общим решением, запрещающим противоречивое поведение стороны; соответственно, эстоппель есть нечто, что «с одной стороны, произведено из прошлых решений и, с другой стороны, предлагается применять к последующим решениям».[20] Очевидно, что такой подход к пониманию принципов права существенно отличается от их определения в российском праве. По мнению В. В. Ершова, принцип права с позиции интегративного правопонимания - самостоятельная основополагающая внешняя форма российского права, определяющая его сущность, обеспечивающая сбалансированное состояние (гомеостазис) российского права, его взаимосвязь, целостность и внутреннее единство, непротиворечивость, последовательность, ожидаемость и предсказуемость. Принципы российского права не должны зависеть от субъективного усмотрения законодателя.[14, с. 76] Таким образом, по вышеизложенным причинам, применительно к российскому праву считаем невозможным отнести эстоппель к принципам права2. Тем самым, автор показывает, что готов к обстоятельной научной дискуссии по теме. Выводы, интерес читательской аудитории. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней мнений различных авторов, а также в качестве оригинальной позиции. Выводы в полной мере являются логичными, так как основы на общепризнанной научной методологии. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи «Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"