Статья 'К вопросу о «необходимых» доказательствах при рассмотрении требований о взыскании страхового возмещения по договорам автострахования.' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о «необходимых» доказательствах при рассмотрении требований о взыскании страхового возмещения по договорам автострахования.

Егорова Ольга Александровна

аспирант, кафедра гражданского и административного судопроизводства, Российский государственный университет правосудия

195299, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Даниила Хармса, 3, оф. корп.1

Egorova Olga Aleksandrovna

Postgraduate student, the department of Civil and Administrative Legal Proceedings, Russian Academy of Justice

195299, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Daniila Kharmsa, 3, of. korp.1

olga_0_00@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2020.3.32395

Дата направления статьи в редакцию:

14-03-2020


Дата публикации:

20-04-2020


Аннотация.

В настоящей публикации рассматривается вопрос о «необходимых» доказательствах, подлежащих оценке судом при рассмотрении в судебном порядке требований потребителя финансовых услуг к страховой компании о взыскании страхового возмещения в счёт имущественного вреда, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия. Автором в данной работе изучается вопрос о признании «необходимыми» доказательствами решения финансового уполномоченного, принятого по результатам рассмотрения обращения потребителя финансовых услуг о нарушении страховщиком обязательств по договору автострахования, а также материалов, полученных финансовым уполномоченным при рассмотрении этого обращения. Теоретическое исследование основано на применении таких научных методов, как системно-структурный анализ, синтез, сравнительно-правовой анализ. Обосновывается позиция о том, что признание «необходимым» доказательством материалов, собранных финансовым уполномоченным при рассмотрении обращения потребителя финансовых услуг о нарушении обязательств финансовой организацией, будет способствовать правильному рассмотрению страхового спора, а также отвечать целям процессуальной экономии судопроизводства, поскольку истребование судом данных материалов от финансового уполномоченного исключит необходимость их получения повторно в ходе рассмотрения дела.

Ключевые слова: финансовый омбудсмен, судья, автострахование, защита, страховые споры, договор ОСАГО, страхователь, страховщик, предмет доказывания, компетенция

Abstract.

This publication discusses the question on “necessary” evidence assessable by the court in consideration of requirements of the consumer of financial services to insurance company regarding the seeking reimbursement of property damages resulting from an automobile accident. The author examines the question on recognition as “necessary” evidence a decision of a financial officer made after examination of the claim of a financial service consumer on violation of insurance policy obligations by the insurer, as well as materials obtained by the financial officer in examination of such claim. The theoretical research is based on application of the following scientific methods: systemic-structural analysis, synthesis, and comparative-legal analysis. The research substantiates the position that recognition as “necessary” evidence of materials collected by the financial officer in examination of a claim of a consumer of financial services on violation of obligation by a financial organization would contribute to a proper examination of an insurance dispute, as well as meet the goals of the procedural efficiency of the judicial process, since the requirement of these materials from the financial officer by the court will exclude the need for repeated submission of these materials during a hearing.

Keywords:

CTR contract, insurance disputes, defense, motor insurance, judge, financial ombudsman, policyholder, insurer, subject of proof, competence

Страховые правоотношения в Российской Федерации с каждым годом приобретают всё большую распространённость. Особенно это актуально в сфере автострахования. Ежегодно количество судебных дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции, только увеличивается, что связано, скорее всего, с неразвитостью и неэффективностью досудебной стадии урегулирования спора.

Такая возрастающая нагрузка на суды по разрешению страховых конфликтов, незащищённость потребителей финансовых услуг при их получении, среди прочего, обусловила принятие федеральным законодателем весьма существенного нормативного правового акта, устанавливающего новые процедурные требования по внесудебному (досудебному) разрешению страхового спора. Речь идёт о Федеральном законе от 4 июня 2018 года №123-ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» (далее Закон) [1, 2, 3].

Принятый в 2018 году Федеральный закон «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» ввёл должность финансового уполномоченного, которая учреждена для рассмотрения обращений потребителей финансовых услуг об удовлетворении требований имущественного характера, предъявляемых к финансовой организациям, оказавшим им финансовые услуги [4, с.7]. Впервые институт российских омбудсменов в лице финансовых уполномоченных получил право рассматривать обращения граждан и организаций, защищаемых этим уполномоченным, по существу и выносить решения, обязательные для исполнения, в том числе силой государственного принуждения. Иными словами, уполномоченный по правам потребителей финансовых услуг встроен в российскую правовую систему как субъект (должностное лицо) внесудебного рассмотрения конфликтов между финансовыми организациями и их клиентами [5, с.3].

Новизна утверждённого данным Законом порядка досудебного разрешения страхового спора заключается в том, что по новым правовым правилам страхователю предписано первоначально обратиться к страховщику (страховой организации) с требованием о выплате страхового возмещения, после получения ответа от которого либо не получения ответа в установленный Федеральным законом от 25 апреля 2002 года №40-ФЗ «Об обязательном страховании автогражданской ответственности владельцев транспортных средств» [6] срок, потребитель финансовой услуги должен обратиться к финансовому уполномоченному (финансовому омбудсмену) с требованиями о взыскании денежных средств в счёт страхового возмещения; и только после получения решения от финансового уполномоченного, принятого по результатам рассмотрения такого обращения, потребитель финансовой услуги вправе заявить соответствующие требования к страховой организации в судебном порядке. Действие нового института досудебного урегулирования споров с участием финансового уполномоченного в отношении страховых организаций, осуществляющих деятельность по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, предусмотренному Федеральным законом от 25 апреля 2002 года №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», страхованию средств наземного транспорта, к которому, в частности, относится добровольное страхование транспортного средства (каско), за исключением средств железнодорожного транспорта, и добровольному страхованию гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств, применяется уже с 1 июня 2019 года [7].

Оценивая целесообразность реформирования процедуры досудебного урегулирования спора, Ю.С. Овчинникова указала, что «позитивный момент состоит в том, что при отказе страховщика от выплаты страхового возмещения страхователь-потребитель вправе обратиться к финансовому уполномоченному в порядке досудебного урегулирования, указав на существо спора и размер имущественного требования, например, невыплаченного страхового возмещения» [8, с.27].

Следует обратить внимание на то, что финансовому уполномоченному предоставлены весьма значительные полномочия при рассмотрении им обращения потребителя финансовых услуг в досудебной стадии страхового конфликта. Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 20 Закона финансовый уполномоченный вправе запросить у финансовой организации разъяснения, документы и (или) сведения, связанные с рассмотрением обращения, в том числе информацию, составляющую коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну страхования или иную охраняемую законом тайну. При этом финансовая организация в течение пяти рабочих дней обязана предоставить финансовому уполномоченному запрашиваемые разъяснения, документы и (или) иные сведения (пункт 3 статьи 20 Закона).

По общему правилу, обращение потребителя финансовой услуги, поданное к финансовому омбудсмену, рассматривается им в заочной форме (пункт 5 статьи 20 Закона), то есть на основании представленных документов без личного участия субъектов страхового конфликта. Вместе с тем, финансовый уполномоченный вправе по ходатайству сторон либо по своей инициативе принять решение об очном рассмотрении обращения, в том числе путём использования систем видео-конференции-связи. Таким образом, вопрос об очном порядке рассмотрения обращения потребителя финансовых услуг относится законодателем исключительно на субъективное усмотрение финансового омбудсмена, поскольку, по сути, вне зависимости от наличия соответствующего ходатайства от участников страхового спора омбудсмен может инициировать очную форму рассмотрения обращения по своей личной инициативе. В то же время, может быть и обратная ситуация, когда от участников страхового конфликта (или одной из сторон конфликта) будет заявлено ходатайство об очном порядке рассмотрения обращения, однако вопрос об удовлетворении этого прошения также остаётся на усмотрение финансового омбудсмена, который это ходатайство может и не удовлетворить, признав необоснованным.

О дате, времени и месте очного рассмотрения обращения стороны должны быть уведомлены не позднее чем за пять рабочих дней до дня рассмотрения обращения любым способом, позволяющим подтвердить факт получения уведомления, в порядке, установленном Советом Службы. Очное рассмотрение обращения не допускается в случае, если отсутствует подтверждение факта получения сторонами уведомления. Неявка на рассмотрение какой-либо стороны в случае наличия подтверждения факта получения ею уведомления не препятствует рассмотрению обращения по существу (пункт 6 статьи 20 Закона).

Пунктом 2 статьи 22 Закона предусмотрено, что по результатам рассмотрения обращения финансовый уполномоченный принимает решение о его полном или частичном удовлетворении или об отказе в его удовлетворении. Данное решение должно быть обоснованным, соответствовать требованиям Конституции Российской Федерации, федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, нормативных актов Банка России, принципам российского права, в том числе добросовестности, разумности и справедливости, что следует из пункта 1 статьи 22 Закона.

При этом в силу пункта 10 статьи 20 Закона финансовому уполномоченному в период рассмотрения обращения потребителя финансовой услуги предоставлено право организовывать проведение независимой экспертизы (оценки) по предмету спора для решения вопросов, связанных с рассмотрением обращения. Применительно к сфере автострахования, независимая экспертиза (оценка) может быть проведена, к примеру, по вопросу о стоимости восстановительного ремонта повреждённого транспортного средства с учётом износа (или без учёта износа деталей), стоимости годных остатков повреждённого автомобиля.

Таким образом, исходя из приведённых законодательных предписаний, можно утверждать, что данный порядок процедурно схож с судебным порядком рассмотрения страхового дела: извещение о дате и времени рассмотрения обращения участвующих лиц, права и интересы которых могут быть затронуты принятым решением финансового уполномоченного; своевременное уведомление о времени и месте рассмотрения обращения, от факта подтверждения получения которого зависит возможность его рассмотрения в назначенную дату и время; возможность назначения и проведения отдельных мероприятий, направленных на установление обстоятельств по предмету спора (по предмету обращения); принятие по существу обращения решения, которое должно соответствовать действующим нормативным требованиям законодательства Российской Федерации.

В то же время, несмотря на имеющееся стремление повысить роль и значимость досудебной стадии урегулирования спора путём введения новой квазисудебной инстанции в виде службы финансового уполномоченного, разрешение страховых конфликтов в судебном порядке не теряет своей актуальности. Это обусловлено оценкой судебного разрешения конфликтов через призму наибольшей эффективности, правильности и окончательности. Совершенно правильно высказался В.М. Жуйков о том, что «защита нарушенных прав человека судом общей юрисдикции наиболее эффективна и цивилизована» [9, с.6].

Безусловно, даже с учётом изменённой досудебной стадии разрешения страхового конфликта, его рассмотрение в судебном порядке базируется на состоятельных началах спорящих сторон, которые, в свою очередь, проявляются в их доказательственной деятельности.

Действующим процессуальным законом (статья 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) регламентировано понятие «доказательства», под которыми признаются полученные в предусмотренном порядке сведения о фактах, на которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

По мнению Е.В. Васьковского, «доказывание в процессуальном смысле представляет собой установление истинности утверждения сторон пред конкретным судом в предписанных законом формах … Цель доказывания – установить, что утверждение тяжущегося истинно, то есть что приведённые им в свою пользу обстоятельства существуют в действительности или наоборот, что отрицаемых им обстоятельств на самом деле нет» [10, с. 229].

В цивилистической науке разработана огромная классификация доказательств. В контексте настоящего исследования представляет интерес об особой группе доказательств, именуемых «необходимые» доказательства. Существует множество позиций относительно понимания существа «необходимых» доказательств. Так, к примеру, А.С. Козлов указал, что необходимым является конкретное средство доказывания (вид документа, заключение эксперта), использование которого для установления определённых фактов по различным категориям дел обязательно в силу его высокой информативности и реальной возможности представления в процессе [11, с. 18]. Как сравнительное правовое понятие, выработанное судебной практикой, рассматривал «необходимые» доказательства И.М. Зайцев [12, с.83-85]. Он же указал, что «необходимыми» являются не сами доказательства как информация о каких-либо фактах, а определённое средство доказывания, под которое подпадает только одно средство доказывания – письменные доказательства.

Согласно иной позиции, «необходимые» доказательства – это сведения о фактах, при отсутствии которых невозможно установить факты предмета доказывания. Если прокурор не представит суду необходимые доказательства, суд потребует их представить, поскольку без их наличия он не может установить правоотношение, существующее между сторонами [13, с.45].

Таким образом, доказательство с позиции его «необходимости» для разрешения конкретного материально-правового спора следует оценивать не только с точки зрения его вида как средства доказывания (письменное, вещественное доказательство), но и с учётом его содержательной стороны, то есть содержание самих сведений, относящихся к предмету конкретного спора, а также влияния на существо дела. «Необходимое» доказательство является таковым, если информация, содержащаяся в нём (как с внешней стороны (оформление документа), так и с внутренней стороны (существо сведений относительно предмета спора)), является существенной и «весомой», и без исследования которой установление истинных и существовавших обстоятельств спора является невозможным или крайне затруднительным.

По общему процессуальному правилу, содержащемуся в статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В конструкции процессуальной нормы (статьи 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) термин «необходимые доказательства используется для определения одной из задачи подготовки дела к судебному разбирательству – представление необходимых доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле.

Статьёй 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации регламентировано, что судья при подготовке дела к судебному разбирательству, среди прочего, назначает экспертизу и эксперта для её проведения, а также разрешает вопрос о привлечении к участию в процессе специалиста, переводчика; по ходатайству сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителем истребует от организаций или граждан доказательства, которые стороны или их представители не могут получить самостоятельно.

Таким образом, в случае, даже если тяжущиеся стороны спора не ссылались на конкретные доказательства, но без их изучения судом правильное рассмотрение и разрешение гражданского спора невозможно ввиду их «необходимости», то суду надлежит либо предоставить сторонам возможность представления таких доказательств, либо истребовать данные доказательства по своей инициативе. Игнорирование возможности самостоятельного истребования судом доказательств по делу не позволит достигнуть цель гражданского судопроизводства – правильное рассмотрение и разрешение конкретного материально-правового спора.

В сфере разрешения автостраховых конфликтов в судебном порядке, с учётом видоизменённой внесудебной (досудебной) процедуры урегулирования спора, представляется интересным вопрос о признании «необходимыми» следующих доказательств: решения финансового уполномоченного, принятого им по результатам рассмотрения обращения потребителя финансовых услуг на нарушение условий договора автострахования, а также материалов, собранных финансовым омбудсменом при рассмотрении и разрешении этого обращения.

Относительно решения финансового уполномоченного, принятого им в связи с рассмотрением обращения страхователя, следует отметить, что вопрос о признании его «необходимым» доказательством, по сути, разрешён в нормах Закона. Так, статья 25 Закона устанавливает условия, при которых возможна реализация потерпевшим права на обращение в суд с требованиями к финансовой организации. Частью 1 указанной правовой нормы закреплено, что потребитель финансовых услуг вправе заявлять в судебном порядке требования к финансовой организации, указанные в части 2 статьи 15 Закона, в случае: непринятия финансовым уполномоченным решения по обращению по истечении предусмотренного Законом срока рассмотрения обращения и принятия по нему решения (пункт 1); прекращения рассмотрения обращения финансовым уполномоченным в соответствии со статьёй 27 Закона (пункт 2); несогласия с вступившим в силу решением финансового уполномоченного (пункт 3). Из пунктов 1, 3 части 4 статьи 25 этого же Закона следует, что в качестве подтверждения соблюдения досудебного порядка урегулирования спора потребитель финансовых услуг представляет в суд (среди прочего) решение финансового уполномоченного, уведомление о принятии обращения к рассмотрению либо об отказе в принятии обращения к рассмотрению, предусмотренное частью 4 статьи 18 Закона.

В силу пункта 3 статьи 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к исковому заявлению прилагаются документы, подтверждающие выполнение обязательного досудебного порядка урегулирования спора, если такой порядок установлен федеральным законом. В случае, если истцом не соблюдён установленный федеральным законом для данной категории дел досудебный порядок урегулирования спора либо истец не представил документы, подтверждающие соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров, судья возвращает исковое заявление, ссылаясь на пункт 1 части 1 статьи 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Если в ходе судебного разбирательства судом будет установлено, что истцом не соблюдён установленный федеральным законом для данной категории дел досудебный порядок урегулирования спора, то исковое заявление подлежит оставлению без рассмотрения по существу (абзац второй статьи 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Поскольку федеральным законодательством для разрешения споров о взыскании страхового возмещения по договорам автострахования установлен обязательный досудебный порядок урегулирования спора путём обращения к финансовому уполномоченному; учитывая процессуальные последствия не представления в суд решения финансового уполномоченного при предъявлении искового заявления, обращённого к страховой организации: а именно: возвращение иска, оставление искового заявления без рассмотрения, представляется оправданным утверждение о «необходимости» этого документа как доказательства по страховому спору. Иными словами, без представления данного документа судебное производство (дело) по иску страхователя возбуждено быть не может, а начатое судебное производство по такому иску подлежит оставлению без рассмотрения по существу. Фактически от наличия данного документа зависит возможность реализации потребителем финансовых услуг процессуальной процедуры рассмотрения страхового конфликта в судебном порядке, без которого вопрос об установлении существовавших (и предшествующих) судебному разбирательству правоотношений сторон страхового конфликта является крайне затруднительным.

Следует в данном случае учитывать и то, что решение, принимаемое финансовым уполномоченным по результатам рассмотрения обращения потребителя финансовых услуг о нарушении договорных обязательств по договору автострахования (по результатам исследования им всех представленных и собранных материалов, сведений и документов) фактически является отражением результата его внесудебной деятельности по разрешению страхового конфликта.

Процедурная схожесть порядка рассмотрения финансовым уполномоченным обращения потребителя финансовых услуг с судебной процедурой разрешения гражданского дела, свидетельствует о том, что в рамках его рассмотрения финансовым омбудсменом могут быть собраны материалы, сведения и доказательства, имеющие прямое или косвенное отношение к предмету страхового спора. Иными словами, во внесудебной стадии разрешения страхового конфликта могут быть получены сведения о фактах, входящих в предмет доказывания по страховому делу и подлежащих установлению в ходе судебного разбирательства (в случае его инициирования). И именно на основании данных фактов, по аналогии с судебным порядком разрешения страхового спора, финансовый уполномоченный устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования потребителя финансовой услуги и в зависимости от этого разрешает обращение по существу (об удовлетворении или об отказе в удовлетворении).

Так, вне зависимости от совершения каких-либо иных мероприятий, направленных на установление обстоятельств страхового конфликта, от финансовой организации финансовый уполномоченный затребует разъяснения (или пояснения, или правовую позицию) по этому спору, и впоследствии оценивает её наряду с иными собранными документами. Исследование данных пояснений от страховой компании при разрешении страхового конфликта уже в судебном порядке представляется оправданным постольку, поскольку позволит оценить добросовестность, противоречивость (или непротиворечивость) позиции финансовой организации на досудебной стадии урегулирования спора в сравнении с нынешней, занимаемой в судебном процессе.

Как отмечено ранее, финансовый уполномоченный вправе назначить проведение экспертизы (оценки) по предмету спора для решения вопросов, связанных с рассмотрением обращения потребителя финансовых услуг. В сфере автострахования предметом таких обращений, как правило, являются вопросы о взыскании (довзыскании) страхового возмещения в связи с наступлением страхового события, признаваемого страховым случаем. Решение финансового уполномоченного, безусловно, будет базироваться в таком случае на результатах проведённого экспертного исследования.

Согласно статье 12.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года №40-ФЗ «Об обязательном страховании автогражданской ответственности владельцев транспортных средств» в целях установления обстоятельств причинения вреда транспортному средств, установления повреждений транспортного средства и их причин, технологии, методов и стоимости его восстановительного ремонта проводится независимая техническая экспертиза; данная экспертиза проводится по правилам, утверждаемым Банком России и с использованием единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении подтверждённого транспортного средства.

Пунктом 6 этой же правовой нормы установлено, что судебная экспертиза транспортного средства, назначаемая в соответствии с законодательством Российской Федерации в целях определения размера страхового возмещения потерпевшему и (или) стоимости восстановительного ремонта транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, проводится в соответствии с единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства, утверждаемой Банком России, и с учётом положений настоящей статьи.

Таким образом, в рамках судебного разрешения вопроса о взыскании (довзыскании) страхового возмещения по договорам автострахования вопрос о размере подлежащих взысканию денежных сумм разрешается на основании результатов экспертизы о стоимости восстановительного ремонта повреждённого транспортного средства (автотовароведческая экспертиза). Для вывода о возможности взыскания страхового возмещения в сумме, заявленной истцом, в силу статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом по ходатайству участвующих в деле лиц могут быть назначены судебные экспертизы. Вопросы о наличии механических повреждений, их объёме и характере, способе возникновения, определении технологии и фактической стоимости восстановительного ремонта, стоимости годных остатков повреждённого транспортного средства не могут быть разрешены без специальных на то познаний, которыми суд не обладает.

Определением ущерба от дорожно-транспортного происшествия должны заниматься специалисты в области исследования обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, понимающие связь повреждений транспортных средств с конкретной аварией, знакомые с технологией их ремонта и умеющие рассчитывать стоимость работ и материалов, требуемых для восстановления автомобилей [14, с. 108]. Дорожно-транспортные происшествия относят к числу наиболее частых инцидентов, и для выяснения их обстоятельства, которые необходимы при разрешении споров, особенно теперь, в связи с принятием Федерального закона от 25 апреля 2002 года №40-ФЗ «Об обязательном страховании автогражданской ответственности владельцев транспортных средств», потребность в подобных экспертных исследованиях существенно возросла [15, с. 276].

При этом судебные экспертизы могут быть назначены не только судом, рассматривающим дело в первой инстанции, но и судом апелляционной инстанции в случае перехода для рассмотрения такого дела по правилам первой инстанции.

К примеру, согласно данным статистической отчётности Санкт-Петербургского городского суда за период с 1 октября 2019 года по 30 октября 2019 года, судом апелляционной инстанции рассмотрено 866 апелляционных жалоб на решения районных судов о взыскании (доплате) страхового возмещения по договору ОСАГО; 685 решений – оставлено без изменения, из них отменено полностью или в части 68 решений, а оставлено без изменения 452 судебных постановления; изменено без направления дела на новое рассмотрение – 64 судебных актов. За этот же период по 22 гражданским делам о взыскании страхового возмещения по договорам ОСАГО, находящимся на рассмотрении в суде апелляционной инстанции, отменены судебные постановления районных судов с переходом для рассмотрения дел по правилам первой инстанции. Основанием для отмен судебных постановлений по данным делам послужила необходимость назначения по делу судебной автотовароведческой или автотехнической экспертизы [16]. В одном из судебных постановлений суд апелляционной инстанции указал, что «…учитывая, что разрешение вопроса о стоимости восстановительного ремонта автомобиля…, принадлежащего истцу, имеет существенное значение для настоящего дела и требует специальных познаний, а судебная экспертиза в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции проведена не была; сам по себе отказ экспертного учреждения от проведения экспертизы ввиду невнесения ответчиком предоплаты стоимости экспертного заключения в силу части 2 статьи 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является незаконным, а кроме того, данное экспертное заключение было оплачен ПАО «СК «Росгосстрах» в полном объёме; судебная коллегия пришла к выводу о наличии оснований для назначения по делу судебной автотовароведческой экспертизы…» [17].

Таким образом, получается, что предмет рассмотрения финансовым уполномоченным требования потребителя финансовых услуг и предмет рассмотрения судом искового заявления этого же страхователя являются идентичными, в рамках которого подлежит исследованию, как минимум, один тождественный вопрос: вопрос о стоимости восстановительного ремонта повреждённого автомобиля (для целей определения суммы страхового возмещения).

Исходя из этого, в случае инициирования финансовым уполномоченным проведения экспертизы по оценке стоимости восстановительного ремонта повреждённого транспортного средства, право на которое в рамках досудебного урегулирования спора отнесено законодателем на субъективное усмотрение омбудсмена, по сути, минимизирует необходимость её производства в судебном порядке, ограничившись вызовом и допросом лица, проводившего эту экспертизу. Вызов и допрос такого лица позволит, не увеличивая сроки рассмотрения страхового дела в суде, получить дополнительные разъяснения по вопросам потребителя финансовой услуги, который будучи не согласным с заключением такого оценщика (эксперта) обратился в суд; ответы на все имеющиеся вопросы относительно порядка производства, формулирования выводов по результатам проведённой экспертизы. Тем самым можно свести к минимуму необходимость производства судебной экспертизы стоимости восстановительного ремонта повреждённого транспортного средства, а равно и дополнительной, повторной экспертизы.

Поскольку из материалов, собранных в ходе рассмотрения финансовым омбудсменом обращения потребителя финансовых услуг (и из результатов проведённой экспертизы о стоимости восстановительного ремонта автомобиля), будут усматриваться все существенные (юридически значимые) обстоятельства страхового конфликта; из этих материалов можно усмотреть, какие обстоятельства были исследованы, а каким обстоятельствам должного внимания не уделено, но они подлежат изучению; то представляется более чем оправданным, «желательным» и целесообразным истребование судом на стадии подготовки дела к судебному разбирательству таких материалов и решения финансового уполномоченного при последующем судебном разрешении этого страхового спора. Доказательственная значимость таких материалов будет способствовать правильному, своевременному рассмотрению страхового конфликта, не нашедшему разрешения во внесудебной (досудебной) процедуре, отвечать целям процессуальной экономии гражданского судопроизводства, и фактически заключается в исключении повторного установления значимых для дела обстоятельств, ранее уже установленных при урегулировании спора в досудебном порядке.

Библиография
1.
Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru) 4 июня 2018 года (дата обращения: 29 февраля 2020 года).
2.
«Российская газета», 6 июня 2018 года, №121.
3.
Собрание законодательства Российской Федерации от 11 июня 2018 года №24, ст. 3390.
4.
Ручкина Г.Ф. Финансовый уполномоченный в Российской Федерации: некоторые проблемы правового регулирования деятельности // Банковское право, 2019. №5. С. 7.
5.
Кудрявцева В.П. Подведомственность дел финансовому омбудсмену: встраивание законодательных новелл в научную базу гражданского процессуального права // Арбитражных и гражданский процесс. 2018. №12. С. 3.
6.
Собрание законодательства Российской Федерации от 6 мая 2002 года, №18 ст. 1720.
7.
Кондратович А.Г. Новый закон о финансовом уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг: на страже прав страхователей или страховщиков / (подготовлен для системы Консультант Плюс, 2019) // СПС «Консультант Плюс» (дата обращения: 13 марта 2020 года).
8.
Овчинникова Ю.С. Ответственность страховщика за нарушение обязательства: защита прав страхователя // Юрист. 2019. № 5. С. 23-27.
9.
Жуйков В.М. Права человека и власть закона. М. 1995, С. 6.
10.
Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М. 1917. С. 229.
11.
Козлов А. С. Понятие и признаки судебных доказательств в советском гражданском процессе: автореф, дис.... канд. юрид. наук. М., 1978. С. 18.
12.
Зайцев И. М. Понятие необходимых доказательств в гражданском судопроизводстве // Актуальные проблемы теории юридических доказательств. Иркутск, 1984. С. 83-85.
13.
Бахарева О. А., Ерохина Т. П. Участие прокурора в гражданском судопроизводстве: курс лекций / под ред. О. В. Исаенковой. С. 45.
14.
Андрианов Ю.В. Судебная битва // Удачной дороги. М.: Ось-89. 2003. (Домашний адвокат). С. 108.
15.
Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект. 2011. 464 с.
16.
Архив Санкт-Петербургского городского суда (дата обращения 16 марта 2020 года).
17.
Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 6 августа 2019 года (номер апелляционного производства №33-12326/2019) // СПС «КонсультантПлюс».
References (transliterated)
1.
Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii (www.pravo.gov.ru) 4 iyunya 2018 goda (data obrashcheniya: 29 fevralya 2020 goda).
2.
«Rossiiskaya gazeta», 6 iyunya 2018 goda, №121.
3.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 11 iyunya 2018 goda №24, st. 3390.
4.
Ruchkina G.F. Finansovyi upolnomochennyi v Rossiiskoi Federatsii: nekotorye problemy pravovogo regulirovaniya deyatel'nosti // Bankovskoe pravo, 2019. №5. S. 7.
5.
Kudryavtseva V.P. Podvedomstvennost' del finansovomu ombudsmenu: vstraivanie zakonodatel'nykh novell v nauchnuyu bazu grazhdanskogo protsessual'nogo prava // Arbitrazhnykh i grazhdanskii protsess. 2018. №12. S. 3.
6.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 6 maya 2002 goda, №18 st. 1720.
7.
Kondratovich A.G. Novyi zakon o finansovom upolnomochennom po pravam potrebitelei finansovykh uslug: na strazhe prav strakhovatelei ili strakhovshchikov / (podgotovlen dlya sistemy Konsul'tant Plyus, 2019) // SPS «Konsul'tant Plyus» (data obrashcheniya: 13 marta 2020 goda).
8.
Ovchinnikova Yu.S. Otvetstvennost' strakhovshchika za narushenie obyazatel'stva: zashchita prav strakhovatelya // Yurist. 2019. № 5. S. 23-27.
9.
Zhuikov V.M. Prava cheloveka i vlast' zakona. M. 1995, S. 6.
10.
Vas'kovskii E.V. Uchebnik grazhdanskogo protsessa. M. 1917. S. 229.
11.
Kozlov A. S. Ponyatie i priznaki sudebnykh dokazatel'stv v sovetskom grazhdanskom protsesse: avtoref, dis.... kand. yurid. nauk. M., 1978. S. 18.
12.
Zaitsev I. M. Ponyatie neobkhodimykh dokazatel'stv v grazhdanskom sudoproizvodstve // Aktual'nye problemy teorii yuridicheskikh dokazatel'stv. Irkutsk, 1984. S. 83-85.
13.
Bakhareva O. A., Erokhina T. P. Uchastie prokurora v grazhdanskom sudoproizvodstve: kurs lektsii / pod red. O. V. Isaenkovoi. S. 45.
14.
Andrianov Yu.V. Sudebnaya bitva // Udachnoi dorogi. M.: Os'-89. 2003. (Domashnii advokat). S. 108.
15.
Rossinskaya E.R., Galyashina E.I. Nastol'naya kniga sud'i: sudebnaya ekspertiza. Moskva: Prospekt. 2011. 464 s.
16.
Arkhiv Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda (data obrashcheniya 16 marta 2020 goda).
17.
Apellyatsionnoe opredelenie sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 6 avgusta 2019 goda (nomer apellyatsionnogo proizvodstva №33-12326/2019) // SPS «Konsul'tantPlyus».

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом настоящего исследования является деятельность уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг. В частности, автор рассматривает место заключения финансового уполномоченного, а также собранных им документов в системе доказательств по судебному делу. В качестве методов научного познания, автор использует формально-юридический метод, а также общенаучные методы научного познания. Актуальность публикации не вызывает сомнений, поскольку функционал и полномочия новой фигуры в финансовых отношениях требуют осмысления и научной оценки. Научная новизна публикации, на наш взгляд отсутствует, также как и практическая значимость выводов автора. В первой части публикации исследуется правовой статус уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг, а также понятие «необходимых» доказательств. Во второй части, автор делает вывод о возможности отнесения заключения финансового уполномоченного, а также собранных им документов к необходимым доказательствам по судебному делу. Недостатки следующие. На взгляд рецензента, вывод об отнесении собранных финансовым уполномоченным материалов к необходимым доказательствам является неубедительным и не основанным на глубоком исследовании и положениях нормативных правовых актов. Автору, как кажется, следует произвести более полный анализ нормативного материала, судебной практики, для такого вывода. Например, необходимо привести статистику о случаях судебных дел, в которых даже при наличии заключения и доказательственной базы, собранной финансовым уполномоченным, суд назначал повторную (дополнительную) экспертизу по делу или выносил иное решение. Исследование данного вопроса позволит более детально и всесторонне оценить доказательственную значимость экспертизы, назначенной финансовым омбудсменом, а также собранных им документов. Кроме того, следует изучить вопрос, возможно ли вынесение решения по страховому спору в случае, если истцом не будут представлены документы, собранные финансовым уполномоченным. Как видится, важным также является вопрос, какие из собранных омбудсменом документы будут являться необходимыми. Очевидно, что не все такие материалы, можно отнести к этой категории. Автору также рекомендуется поработать над списком литературы, который оформлен неаккуратно, и еще раз выверить текст. Некоторые из предложений не окончены. На основании изложенного, полагаем необходимым направить рукопись на доработку. Замечания главного редактора от 18.03.2020: Автор доработал статью в соответсвтии с требованиями рецензнии
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"