Статья '«Иностранные инвестиции», «инвестор», «инвестиционная деятельность», «организационно-правовые формы» ее реализации и основные условия, обеспечивающие допуск иностранных инвестиций в экономику КНР, по новому Закону «Об иностранных инвестициях» 2019 г. ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

«Иностранные инвестиции», «инвестор», «инвестиционная деятельность», «организационно-правовые формы» ее реализации и основные условия, обеспечивающие допуск иностранных инвестиций в экономику КНР, по новому Закону «Об иностранных инвестициях» 2019 г.

Беликова Ксения Михайловна

доктор юридических наук

профессор кафедры гражданского права и процесса и международного частного права, Юридический институт, ФГАОУ ВО "Российский университет дружбы народов" (РУДН), профессор

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, оф. 359

Belikova Ksenia Michailovna

Doctor of Law

Professor, the department of Civil Law and Procedure and International Private Law, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, of. 359

BelikovaKsenia@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.7.30486

Дата направления статьи в редакцию:

08-08-2019


Дата публикации:

20-08-2019


Аннотация.

Предметом исследования в настоящей статье выступают понятие «инвестор», «инвестиция», а также «организационно-правовые формы» ее реализации и основные условия, обеспечивающие допуск иностранных инвестиций в экономику КНР, по новому Закону «Об иностранных инвестициях» 2019 г. Проводится правовой анализ Закона 2019 г. в контексте реализации инвестиционной деятельности. Особое внимание уделяется правовому режиму инвестиций и инвесторов в контексте новых положений, закрепляемых этим Законом в сравнении с положениями ранее действовавших Законов «О [паевых] совместных предприятиях с китайским и иностранным капиталом» 1979 г., «О совместных кооперационных предприятиях китайского и иностранного капитала» 1988 г. и «О предприятиях, основанных на иностранном капитале» 1986 г. и создаваемом ими режиме. При исследовании использовались такие методы научного познания, как: общенаучный диалектический, исторический, сравнительно-правового анализа. Автор исходит из субъективно-объективной заданности процессов и явлений. Новизна исследования заключается в рассмотрении положений совершенно нового и долгожданного правового акта в сфере инвестиционной деятельности в Китае. Таким об-разом в русскоязычный оборот вводятся ранее неизвестные материалы, сведения и информация. В результате исследования автор пришла к заключению, что инвестиционное законодательство и его подходы в Китае развиваются. реформа, о которой долгое время говорилось, состоялась. Каковы будут ее практические результаты для деловых и какой отклик она получит в научных кругах покажет время.

Ключевые слова: Китай, иностранные инвестиции, новый закон, иностранный инвестор, предприятие с инокапиталом, компании, партнерства, LLC, JSLC, LLP

Статья подготовлена в ходе работы по гранту РФФИ 2018 г. на тему «Общие черты и национальные особенности гражданско-правового регулирования инвестиционной деятельности в России, КНР, Японии и Южной Корее при реализации интеграционных проектов "энергетического кольца", зоны свободной торговли и развития Дальнего Востока» (проект 18-011-00745 А, грантополучатель и научн. рук. – д.ю.н., проф. Беликова К.М.) в 2019 г.

Abstract.

The matter under research is the definitions of investor, investment and form of business entity and terms of admittance of foreign investments in the PRC economy based on the new Law on Foreign Investments of 2019. The researcher has carried out the legal analysis of the Law of 2019 in terms of investment activity. Special attention is paid to the legal regime of investments and investors in terms of nwe provisions set forth by the Law compared to the provisions of earlier effective Laws on Joint Ventures with Chinese and Foreign Capital of 1979, Joint Enterprises with Chinese and Foreign Capital of 1988 and On Enterprises with Foreign Capital of 1986. In the course of her research Belikova has applied such research methods as general dialectical, historical, comparative law analysis. The author bases her research on the idea of subjective-objective predetermination of processes and phenomena. The novelty of the research is caused by the fact that the researcher analyzes the provisions of a new and long-awaited legal investment act in China. The researcher introduces materials, data and information that have never been mentioned in the Russian academic literature before. As a result of the research, the author concludes that China keeps on developing the investment law and approaches to investment activity. The reform that had been so much awaited for finally happened and time will show what practical results the reform will have for business entities and China's economic environment. 

Keywords:

partnerships, companies, foreign-invested enterprise, foreign investor, new law, foreign investments, China, LLC, JSLC, LLP

3-15 марта 2019 года в ходе сессии Всекитайского собрания народных представителей КНР на смену трем ранее действовавшим в сфере инвестирования законам - «О [паевых] совместных предприятиях с китайским и иностранным капиталом» 1979 г., «О совместных кооперационных предприятиях китайского и иностранного капитала» 1988 г. и «О предприятиях, основанных на иностранном капитале» 1986 г. [1. С. 17-30; 2. С. 20-34] – пришел Закон «Об иностранных инвестициях» (Декрет Председателя КНР № 26 от 15 марта 2019 г. (вступает в силу 1 января 2020 г.)) [4] (далее – Закон 2019 г.).

Он разработан на основе Конституции для дальнейшего расширения сферы открытости, активного поощрения иностранных инвестиций, и нацелен на защиту законных прав и интересов иностранных инвесторов, на обеспечение стандартных подходов к регулированию иностранных инвестиций, на создание новых оснований для открытий по всем направлениям и на содействие здорового развития социалистической рыночной экономики (ст. 1 Закона 2019 г.).

С этих позиций он закрепляет новые условия, на основании которых иностранным инвестициям разрешена экономическая деятельность в КНР и формулируются новые правила ее регулирования взамен положений утративших силу трех специальных законов.

Так, в частности, подтверждается приверженность КНР идее создания СЭЗ. При необходимости - гласит ст. 13 Закона 2019 г. - государство должно создать специальные экономические зоны или осуществить экспериментальные политические меры в отношении иностранных инвестиций в определенных областях в целях поощрения иностранных инвестиций и расширения масштабов открытости.

Согласно ст. 42 Закона 2019 г., хотя три ранее действовавших в сфере инвестирования и упомянутых выше закона утратили силу в момент приобретения силы Законом 2019 г., предприятия, реализующие инвестиции и действующие в указанных формах – могут продолжать работать еще 5 лет, т.е. до 2024 г. В ст. 41 Закон 2019 г. устанавливает приоритет норм и положений иных нормативных предписаний материкового Китая перед этим Законом в сфере управления инвестициями иностранных инвесторов в материковом Китае в таких финансовых отраслях, как банковское дело, ценные бумаги или страхование, или при осуществлении иностранными инвесторами инвестиций на финансовых рынках ценных бумаг или валют.

Согласно ст. 3 Закона 2019 г. КНР, например, государство придерживается основной государственной политики - открытости - и поощряет иностранных инвесторов инвестировать в материковый Китай в соответствии с законом. Государство проводит политику либерализации и содействия инвестициям на высоком уровне, создает и совершенствует механизмы поощрения иностранных инвестиций, создает рыночную среду стабильности, прозрачности, предсказуемости и справедливой конкуренции. А в ст. 4 описывается инвестиционный режим, предоставляемый иностранным инвесторам. На этапе доступа к инвестированию (investment access stage) иностранным инвесторам и их инвестициям предоставляется режим не хуже, чем внутренним китайским инвесторам и их инвестициях (pre-establishment national treatment), но снабженный «негативным списком» (plus negative list), который касается специальных административных мер в отношении доступа иностранных инвесторов и инвестиций в некоторых областях, как это предписано государством. Публикация этого «списка» находится в компетенции Государственного совета КНР. Согласно ст. 5 Закона 2019 г. государство защищает инвестиции, доходы и другие законные права и интересы иностранных инвесторов в материковом Китае в соответствии с законом. При этом согласно ст. 14 иностранные инвесторы или предприятия с иностранным капиталом могут пользоваться преференциальным режимом в соответствии с положениями законов, административных правил или Государственного совета.

Согласно ст. 2 Закона 2019 г. этот закон распространяется на иностранные инвестиции в материковый Китай. Таким образом, термин «иностранные инвестиции» относится к инвестиционной деятельности, реализуемой в материковой части Китаяпрямо или косвенно физическими лицами, предприятиями или другими организациями иностранных государств в случаях, когда иностранные инвесторы:

1) индивидуально или совместно с другими инвесторами создают предприятия с иностранными инвестициями (establish foreign-invested enterprises) в материковом Китае. При этом под предприятием с иностранными инвестициями понимаются предприятия, которые, согласно праву КНР, создаются в материковом Китае а) после регистрации; б) полностью или частично на капиталовложения иностранных инвесторов;

2) приобретают паи, акции (простые или привилегированные) или доли (acquire stock shares, stock equity, property shares) или иные права и выгоды (similar rights and interests) в уставном капитале китайских предприятий , расположенных в материковом Китае;

3) индивидуально или совместно с другими инвесторами инвестируют (делают капиталовложения) в новые проекты (invest in new projects) в континентальном Китае;

4) используют иные способы инвестирования, предписываемые законами, административными регламентами или Государственным советом КНР.

В числе иных способов можно назвать, наверное, некоторые из тех, что были перечислены в Законопроекте 2015 г., например, приобретение: или прав собственности на недвижимое имущество и пользования земельным участком (согласно национальным правилам, общий срок использования земельного участка составляет 70 лет, считая с момента приобретения права землепользования; для земель специального назначения он варьируется (напр., коммерческое землепользование, в том числе для целей туризма, развлечений и пр. – 40 лет, промышленные земли и предназначенные для целей образования, культуры, спорта, здравоохранения и пр. - 50 лет), или концессий на разведку и добычу минеральных ресурсов и на строительство и эксплуатацию объектов инфраструктуры, или контроля над китайскими компаниями на основании различных договоров, трастов или др.; осуществление длительного (более года) финансирования китайской компании иностранными инвесторами в интересах, указанных в предыдущих пунктах.

Вместе с тем Закон 2019 г. опять-таки явно не включает в перечень капиталовложений, квалифицируемых как «инвестиция» интеллектуальную собственность в виде патентов, ноу-хау, научно-технических знаний и т.п., хотя в Соглашении между Правительствами Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о поощрении и взаимной защите капиталовложений от 09.11.2006 (http://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract/-/storage-viewer/bilateral/page-143/45914 (дата обращения: 30.06.2018)) (далее – Соглашение 2006 г.) в пп. г) ст. 1 которого прямо говорится об этом.

При этом согласно ст. 22 Закона 2019 г. государство защищает: права интеллектуальной собственности (далее – ИС) иностранных инвесторов и предприятий с иностранными инвестициями и законные права и интересы правообладателей ИС и привлекает нарушителей прав ИС к ответственности согласно закону. Государство также поощряет технологическое сотрудничество, осуществляемое при реализации иностранных инвестиций на основе принципа добровольности и установленных правил предпринимательской деятельности (напр., правил о передаче технологий). Условия технологического сотрудничества должны определяться в ходе консультаций участников инвестиционных отношений с учетом их равенства и обеспечения справедливости. Административные органы и их сотрудники не должны принуждать инвесторов к передаче технологии с помощью административных мер.

Хотя предприятия, реализующие инвестиции и действующие в формах, предусмотренных ранее действовавшими законами, обозначенными выше, и могут продолжать работать до 2024 г., обратим внимание на новые формы реализации инвестиционной деятельности, закрепленные Законом 2019 г.

Как и предыдущие законы Закон 2019 г. не содержит понятия «иностранный инвестор», его можно вывести путем уяснения смысла и толкования положений ст. 2 Закона 2019 г., закрепляющей формы капиталовложений, признаваемых инвестициями. Все три пункта ст. 2 крутятся вокруг лиц (физических, юридических) и организаций - иностранцев, которые создают предприятие, покупают акции и пр. в предприятиях, вкладывают деньги в проект в материковом Китае, - по нашему мнению, либо «с нуля» (первый случай), либо в уже действующий проект или предприятие (два других случая). Таким образом, на выходе всегда получается предприятие с иностранными инвестициями. Именно оно будет основным участником и фактором, реализующим инвестиционную деятельность в КНР. Оно подлежит регистрации и полностью или частично состоит из капиталовложений иностранных инвесторов. Понятие «предприятие» мы рассматривали ранее в наших работах [5. С. 82-93]. Такой подход для определения того, кого следует считать инвестором, по нашему мнению, близок к французскому, в рамках которого используется объективный критерий для определения того, кого можно считать предпринимателем, - им признается всякий и каждый, занимающийся торговлей в виде промысла [6. С. 113, 114].

С этой позиции законодатель говорит в Законе 2019 г. о том, что государство обеспечивает:

§ право предприятий с иностранными инвестициями в равной степени с национальными китайскими предприятиями участвовать в усилиях по разработке стандартов, а также укрепляет раскрытие информации и общественный контроль при их разработке. Обязательные стандарты, выработанные государством, относятся в равной степени к предприятиям с иностранными инвестициями и другим (ст. 15);

§ участие предприятий с иностранными инвестициями в деятельности по государственным закупкам на основе добросовестной конкуренции в соответствии с законом. Это означает, что в ходе государственных закупок надлежит обеспечивать равное отношение к продукции (услугам), производимой (предоставляемым) предприятиями с иностранными инвестициями и полностью китайскими (ст. 16).

Предприятия с иностранными инвестициями могут привлекать капитал путем публичного выпуска акций, корпоративных облигаций и других ценных бумаг в соответствии с законом, а также другими средствами (ст. 17).

Предприятия с иностранными инвестициями, осуществляя предпринимательскую деятельность, должны следовать положениям законов и административных правил, касающихся охраны труда и социального страхования; налогообложения; бухгалтерского учета; операций с иностранной валютой и т.д. в соответствии с действующими законами и административными положениями, исходящими от государства; подчиняться надзору и инспекциям, проводимым соответствующими компетентными департаментами согласно закону (ст. 32 Закона 2019 г.).

В тех случаях, когда иностранныеинвесторы участвуют в операции по слиянию с (merge) или приобретают (acquire) отечественные китайские предприятия или участвуют в операции по концентрации участников рынка (business operators) другими средствами, они должны представить план планируемой операции согласно положениям «Антимонопольного закона». Мы также рассматривали этот вопрос ранее (ст. 33 Закона 2019) [7. P. 7-34].

В случае нахождения отрасли, сферы деятельности и пр. в «негативном списке» отраслей и пр., запрещенных для инвестирования, инвесторы должны уважать мнение КНР и воздерживаться от инвестирования в них.

При желании инвестировать в отрасли, сферы деятельности и пр., в отношении которых «негативный список» устанавливает ограничения, инвесторы обязаны удовлетворять требованиям, предъявляемым «негативным списком» для осуществления инвестиций.

Отрасли, сферы деятельности и пр., на входящие в «негативный список», управляются в соответствии с принципом согласованности внутренних и иностранных инвестиций (ст. 28 Закона 2019 г.).

Если инвесторы все же инвестируют в отрасли, сферы деятельности и пр., запрещенные для инвестирования, соответствующие компетентные ведомства должны предписать им в течение определенного периода времени прекратить инвестиционную деятельность и восстановить состояние, существовавшее до начала ее осуществления и реализации инвестиций - путем распоряжения акциями (паями), иными активами или с помощью других необходимых мер; незаконные доходы от инвестиций подлежат конфискации.

Если инвесторы инвестируют в отрасли, сферы деятельности и пр., для инвестирования в которые они должны соответствовать определенным условиям, но они им не соответствуют (ограничительный перечень) и нарушают тем самым специальные ограничительные административные меры для доступа на рынки Китая, соответствующие компетентные ведомства должны обязать их в течение определенного периода времени принять необходимые меры для удовлетворения требований специальных административных мер по доступу и представить соответствующие доказательства соответствия. В тех случаях, когда в течение указанного срока это не делается, вступают в силу санкции, действующие в отношении инвестирования в запрещенные отрасли, сферы деятельности и др.

Предпринимаемые компетентными ведомствами меры не прерывают выполнения инвесторами их юридических обязанностей (напр., по уплате налогов и пр. – ст. 36 закона 2019 г.).

В случаях, когда для реализации инвестиционных проектов нужны одобрение или регистрация (approval or recording), необходимо придерживаться такого порядка, установленного государством в этом вопросе (ст. 29 Закона 2019 г.).

В тех случаях, когда иностранныеинвесторы делают капиталовложения в отрасли или области, на деятельность в которых должна быть получена лицензия в соответствии с законом (industries or fields for which a license needs to be obtained), им надлежит выполнить соответствующие формальности для получения лицензии в соответствии с законом.

Соответствующие компетентные департаменты рассматривают заявки иностранных инвесторов на получение лицензии, используя процедуры, соответствующие условиям, применяемым к внутренним инвестициям, за исключением тех случаев, когда законы или административные нормы предусматривают иное (ст. 30 Закона 2019 г.).

Государство создает систему отчетности обиностранных инвестициях (foreign investment information reporting system), в рамках которой иностранные инвесторы или предприятия с иностранными инвестициями обязаны предоставлять компетентным департаментам торговли инвестиционную информацию через систему регистрации предприятий и систему раскрытия информации о кредитоспособности предприятия (enterprise credit information disclosure system).

Содержание и объем информационных отчетов об иностранных инвестициях должны определяться в соответствии с принципом подлинной необходимости; инвестиционная информация, которая может быть получена путем межведомственного обмена информацией, не должна требоваться повторно (ст. 34 Закона 2019 г.).

В случае нарушенияиностранными инвесторами или предприятиями с иностранными инвестициями положений Закона 2019 г. и непредоставлении инвестиционной информации в соответствии с требованиями системы отчетности об иностранных инвестициях, компетентные департаменты торговли должны предоставить таким инвесторам (предприятиям) льготный период для выполнения указанной обязанности. При ее невыполнении в такой период они подлежат штрафу в размере 100 тыс. - 500 тыс. юаней (ст. 37 Закона 2019 г.).

В ст. 35 Закона 2019 г. государство устанавливает систему обзора безопасности иностранных инвестиций (a security review system for foreign investment) и проводит ее обзор, если что-то в инвестициях может затронуть или повлиять на национальную безопасность. Решения по обзору безопасности, принятые в соответствии с законом, являются окончательными.

Согласно ст. 31 Закона 2019 г. в отношении организационно-правовых форм, институциональных основ и стандартов поведения предприятий с иностранными инвестициями действуют положения Закона КНР «О компаниях» 1993 г. (действует в ред. 2013 г.) и Закона «О партнерствах» 1997 г. Так, первые могут создаваться в форме joint stock limited company (акционерная компания с ограниченной ответственностью) или limited liability company (компания с ограниченной ответственностью, в т.ч. компания одного лица или госкомпания); вторые – в форме обших партнерств (common partnership) и партнерства с ограниченной ответственностью (limited liability partnership). Основа и порядок деятельности таких компаний и партнерств подробно рассмотрены в наших предыдущих работах [8. С. 27-41; 9. С. 484-497].

Тогда как до принятия Закона 2019 г. деятельность иностранных инвесторов допускалась в Китае в форме паевых и кооперационных совместных предприятий (equity and cooperative joint ventures – EJVs/ CJVs)); партнерств с иностранными участниками (Forein Investment Partnership Enterprise - FIPE); представительств иностранных компаний (Representative Office); компаний иностранного капитала (wholly foreign-owned enterprises - WFOEs) [1. С. 17-30; 2. С. 20-34]. При этом упоминавшийся выше Закон 1979 г. в ст. 4 указывал, что паевое СП должно действовать в форме LLC ; в кооперационных СП эти вопросы допустимо было решать в соответствии с договоренностью участников, закрепленной в учредительном договоре. По нашему мнению, этот способ определения того, кого можно считать инвестором, близок подходу, основанному на субъективном критерии, используемом в Германии для определения того, кого можно считать предпринимателем, - им признается коммерсант, действующий в одной из форм (обязательный, по желанию, возможный, в силу регистрации), перечисленных в Германском торговом уложении [6. С. 113, 114].

Таким образом, устранен дуализм регламентации организационно-правовых форм и основ деятельности предприятий, реализующих инвестиционную и иную (неинвестиционную) деятельность в Китае.

Вместе с тем, как следует из периодически проводимых исследований структуры рынка, предприятия со стопроцентным участием иностранцев заняли лидирующую позицию в части привлечения инвестиций, начиная с 1997 г. В конце 2001 г. такие компании составляли третью часть [10], в первые три квартала 2004 г. - почти две трети, [11] а по итогу 1 кв. 2018 г. - 83% [12] от общего количества инвестиционных компаний.

На апрель 2018 г. остальные доли на рынке были заняты на 10% - представительствами иностранных компаний (Representative Office, действующими с 1993 г. по Закону «О компаниях»); на 5% - совместными предприятиями (Joint Venture, разрешенными по законам с 1979 и 1988 гг.); на 2% - партнерствами с иностранными участниками (Forein Investment Partnership Enterprise FIPE, разрешенными с 2010 г. [13])

Эти данные, возможно, свидетельствуют в пользу того, что и в будущем такая картина с преобладанием 100%-го иностранного капитала будет сохраняться, хотя Закон 2019 г. и говорит об индивидуальных или совместных инвестициях также и применительно к предприятиям с иностранными инвестициями.

Согласно п. 2 ст. 1 Соглашения 2006 г. понятие «инвестор» означает: а) любое физическое лицо, являющееся гражданином государства любой из Договаривающихся Сторон в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами этой Договаривающейся Стороны; б) любое юридическое лицо, включая компании, ассоциации, товарищества и иные организации, созданное или учрежденное в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами любой Договаривающейся Стороны и имеющее свое местонахождение на территории этой Договаривающейся Стороны [14].

Таким образом, мы видим, что инвестиционное законодательство и его подходы в Китае развиваются. Как новый Закон будет уживаться с двусторонними соглашениями КНР с другими странами покажет время, как и сам новый Закон, который должен, несмотря на его современный положения, пройти проверку временем на китайской почве. Представляется также, что реформа, о которой долгое время говорилось, состоялась. Каковы будут ее практические результаты для деловых и какой отклик она получит в научных кругах покажет время.

Библиография
1.
Беликова К.М., Ахмадова М.А. Паевые и кооперационные совместные предприятия в Китае как форма реализации инвестиционной деятельности: сравнительный правовой анализ. // Юридические иссле-дования. – 2018.-№ 8.-С. 17-30. DOI: 10.25136/2409-7136.2018.8.27102 http://e-notabene.ru/lr/article_27102.html (дата обращения: 16.08.2018)
2.
Беликова К.М., Ахмадова М.А. Правовая характеристика понятия «инвестор» и ее связь с форма-ми реализации инвестиционной деятельности в КНР // Международное право.-2018.-№ 3.-С. 20-34. DOI: 10.25136/2306-9899.2018.3.27088. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_27088.html (дата обращения: 08.10.2018)
3.
Can the new foreign investment law level the playing field in China? 15.03.2019. URL: https://m.dw.com/en/can-the-new-foreign-investment-law-level-the-playing-field-in-china/a-47935515 (дата об-ращения: 17.03.2019).
4.
Foreign Investment Law of the People's Republic of China (has been adopted by the 2nd Session of the 13th National People's Congress on March 15, 2019 (Order of the President of the PRC No. 26) and is hereby prom-ulgated to take effect on January 1, 2020). Xi Jinping, President of the People's Republic of China, March 15, 2019. URL: https://www.chinalawtranslate.com/en/中华人民共和国外商投资法/ (дата обращения: 22.06.2019) или http://www.npc.gov.cn/npc/xinwen/2019-03/15/content_2083532.htm (дата обращения: 22.06.2019)
5.
Беликова К.М. Предприятие как совокупность имущества (торговый фонд – fondo de comercio), как имущественная совокупность (universalidad) и как предпринимательская деятельность (actividad del empresario) в контексте современных представлений латиноамериканских правоведов о задачах частнопра-вовой кодификации. // Актуальные проблемы правоведения. – 2011.-№ 3 (31). – С. 82-93.
6.
Гражданское и торговое право зарубежных стран. Учебное пособие / под ред. В.В. Безбаха и В.К. Пучинского. – М.: МЦФЭР. 2004.
7.
Belikova K.M. General Approaches to Dominant Market Position, Prohibition of Abuse of Market Power and Market Structure Control within the BRICS Countries. // BRICS Law Journal. Vol 3, No 1 (2016). P. 7-34. https://doi.org/10.21684/2412-2343-2016-3-1-7-33. URL: http://bricslawjournal.com/ (accessed July 17, 2016)
8.
Беликова К.М. Правовое положение компаний, занятых в предпринимательской деятельности в Китае. Что нужно знать, учреждая компанию? // Право и политика. – 2017.-№ 5. – С. 27-41. DOI: 10.7256/2454-0706.2017.5.22831. URL: http://nbpublish.com/Library_read_article.php?id=22831 (дата обра-щения: 16.06.2017).
9.
Беликова К.М. Конструирование системы договорных объединений, занятых в предприниматель-ской деятельности в странах БРИКС. // Право и политика. – 2016. – № 4. – С. 484-497. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.4.18567. URL: https://www.nbpublish.com/library_get_pdf.php?id=36705 (дата обращения: 23.06.2019)
10.
Алексеенко А.П. Правовое регулирование отношений в сфере прямых иностранных инвестиций в Российской Федерации и Китайской Народной Республике. Монография / отв. ред. Белых В.С. – М.: Изд-во «Проспект», 2018. – 198 с. URL: https://books.google.ru/ (дата обращения: 30.06.2018)
11.
Paul H. Folta. Cooperative Joint Ventures. // China Business Review – The Magazine of US-China Business Council. January 2, 2005. URL: https://www.chinabusinessreview.com/cooperative-joint-ventures/ (дата обращения: 21.07.2018)
12.
Representative Office registration in China. / Ed. by Your Path to China. May 24, 2018. URL: http://www.pathtochina.com/reg_ro.htm (дата обращения: 24.07.2018)
13.
Administrative Measures for the Establishment of Partnership Enterprise in China by Foreign Enterpris-es or Individuals. Цит. по: Establishment of Partnership Enterprise by Foreign Enterprises or Individuals in China. May 24, 2018. URL: http://www.pathtochina.com/reg_pe.htm (дата обращения: 30.07.2018)
14.
Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о поощрении и взаимной защите капиталовложений от 09.11.2006. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract/-/storage-viewer/bilateral/page-143/45914 (дата обращения: 30.06.2018
References (transliterated)
1.
Belikova K.M., Akhmadova M.A. Paevye i kooperatsionnye sovmestnye predpriyatiya v Kitae kak forma realizatsii investitsionnoi deyatel'nosti: sravnitel'nyi pravovoi analiz. // Yuridicheskie issle-dovaniya. – 2018.-№ 8.-S. 17-30. DOI: 10.25136/2409-7136.2018.8.27102 http://e-notabene.ru/lr/article_27102.html (data obrashcheniya: 16.08.2018)
2.
Belikova K.M., Akhmadova M.A. Pravovaya kharakteristika ponyatiya «investor» i ee svyaz' s forma-mi realizatsii investitsionnoi deyatel'nosti v KNR // Mezhdunarodnoe pravo.-2018.-№ 3.-S. 20-34. DOI: 10.25136/2306-9899.2018.3.27088. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_27088.html (data obrashcheniya: 08.10.2018)
3.
Can the new foreign investment law level the playing field in China? 15.03.2019. URL: https://m.dw.com/en/can-the-new-foreign-investment-law-level-the-playing-field-in-china/a-47935515 (data ob-rashcheniya: 17.03.2019).
4.
Foreign Investment Law of the People's Republic of China (has been adopted by the 2nd Session of the 13th National People's Congress on March 15, 2019 (Order of the President of the PRC No. 26) and is hereby prom-ulgated to take effect on January 1, 2020). Xi Jinping, President of the People's Republic of China, March 15, 2019. URL: https://www.chinalawtranslate.com/en/中华人民共和国外商投资法/ (data obrashcheniya: 22.06.2019) ili http://www.npc.gov.cn/npc/xinwen/2019-03/15/content_2083532.htm (data obrashcheniya: 22.06.2019)
5.
Belikova K.M. Predpriyatie kak sovokupnost' imushchestva (torgovyi fond – fondo de comercio), kak imushchestvennaya sovokupnost' (universalidad) i kak predprinimatel'skaya deyatel'nost' (actividad del empresario) v kontekste sovremennykh predstavlenii latinoamerikanskikh pravovedov o zadachakh chastnopra-vovoi kodifikatsii. // Aktual'nye problemy pravovedeniya. – 2011.-№ 3 (31). – S. 82-93.
6.
Grazhdanskoe i torgovoe pravo zarubezhnykh stran. Uchebnoe posobie / pod red. V.V. Bezbakha i V.K. Puchinskogo. – M.: MTsFER. 2004.
7.
Belikova K.M. General Approaches to Dominant Market Position, Prohibition of Abuse of Market Power and Market Structure Control within the BRICS Countries. // BRICS Law Journal. Vol 3, No 1 (2016). P. 7-34. https://doi.org/10.21684/2412-2343-2016-3-1-7-33. URL: http://bricslawjournal.com/ (accessed July 17, 2016)
8.
Belikova K.M. Pravovoe polozhenie kompanii, zanyatykh v predprinimatel'skoi deyatel'nosti v Kitae. Chto nuzhno znat', uchrezhdaya kompaniyu? // Pravo i politika. – 2017.-№ 5. – S. 27-41. DOI: 10.7256/2454-0706.2017.5.22831. URL: http://nbpublish.com/Library_read_article.php?id=22831 (data obra-shcheniya: 16.06.2017).
9.
Belikova K.M. Konstruirovanie sistemy dogovornykh ob''edinenii, zanyatykh v predprinimatel'-skoi deyatel'nosti v stranakh BRIKS. // Pravo i politika. – 2016. – № 4. – S. 484-497. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.4.18567. URL: https://www.nbpublish.com/library_get_pdf.php?id=36705 (data obrashcheniya: 23.06.2019)
10.
Alekseenko A.P. Pravovoe regulirovanie otnoshenii v sfere pryamykh inostrannykh investitsii v Rossiiskoi Federatsii i Kitaiskoi Narodnoi Respublike. Monografiya / otv. red. Belykh V.S. – M.: Izd-vo «Prospekt», 2018. – 198 s. URL: https://books.google.ru/ (data obrashcheniya: 30.06.2018)
11.
Paul H. Folta. Cooperative Joint Ventures. // China Business Review – The Magazine of US-China Business Council. January 2, 2005. URL: https://www.chinabusinessreview.com/cooperative-joint-ventures/ (data obrashcheniya: 21.07.2018)
12.
Representative Office registration in China. / Ed. by Your Path to China. May 24, 2018. URL: http://www.pathtochina.com/reg_ro.htm (data obrashcheniya: 24.07.2018)
13.
Administrative Measures for the Establishment of Partnership Enterprise in China by Foreign Enterpris-es or Individuals. Tsit. po: Establishment of Partnership Enterprise by Foreign Enterprises or Individuals in China. May 24, 2018. URL: http://www.pathtochina.com/reg_pe.htm (data obrashcheniya: 30.07.2018)
14.
Soglashenie mezhdu Pravitel'stvom Rossiiskoi Federatsii i Pravitel'stvom Kitaiskoi Narodnoi Respubliki o pooshchrenii i vzaimnoi zashchite kapitalovlozhenii ot 09.11.2006. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract/-/storage-viewer/bilateral/page-143/45914 (data obrashcheniya: 30.06.2018

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - инвестиционная деятельность и «организационно-правовые формы ее реализации и основные условия, обеспечивающие допуск иностранных инвестиций в экономику КНР» по новому Закону «Об иностранных инвестициях» 2019 г. Методология исследования – ряд методов, используемых автором: «сравнительно-правовой, формально-юридический, статистический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность хорошо обоснована автором и выражается в следующем: новый закон «разработан на основе Конституции для дальнейшего расширения сферы открытости, активного поощрения иностранных инвестиций, и нацелен на защиту законных прав и интересов иностранных инвесторов, на обеспечение стандартных подходов к регулированию иностранных инвестиций, на создание новых оснований для открытий по всем направлениям и на содействие здорового развития социалистической рыночной экономики». Вот эти вопросы ««Иностранные инвестиции», «инвестор», «инвестиционная деятельность», «организационно-правовые формы» ее реализации», а также «основные условия, обеспечивающие допуск иностранных инвестиций в экономику КНР» рассматриваются в статье. Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании вопросов использования дефиниций по новому Закону «Об иностранных инвестициях» КНР 2019 г. И в частности понятий «Иностранные инвестиции», «инвестор», «инвестиционная деятельность», «организационно-правовые формы» ее реализации», а также основных условий, обеспечивающих «допуск иностранных инвестиций в экономику КНР». Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, методология, предмет, основная часть и выводы. Что может только приветствоваться. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер, опирается на предыдущие исследования автора. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Анализируя закон, автор показывает, что в нем «в частности, подтверждается приверженность КНР идее создания СЭЗ». Автор отмечает, что «Закон 2019 г. устанавливает приоритет норм и положений иных нормативных предписаний материкового Китая перед этим Законом в сфере управления инвестициями иностранных инвесторов в материковом Китае в таких финансовых отраслях, как банковское дело, ценные бумаги или страхование, или при осуществлении иностранными инвесторами инвестиций на финансовых рынках ценных бумаг или валют», «государство придерживается основной государственной политики - открытости - и поощряет иностранных инвесторов инвестировать в материковый Китай в соответствии с законом. Государство проводит политику либерализации и содействия инвестициям на высоком уровне, создает и совершенствует механизмы поощрения иностранных инвестиций, создает рыночную среду стабильности, прозрачности, предсказуемости и справедливой конкуренции». Далее автор подробно описывает другие нормы нового Закона КНР. В частности, он также пишет: «в ст. 4 описывается инвестиционный режим, предоставляемый иностранным инвесторам», «термин «иностранные инвестиции» относится к инвестиционной деятельности, реализуемой в материковой части Китая прямо или косвенно физическими лицами, предприятиями или другими организациями иностранных государств в» различных «случаях» и приводит эти случаи. При этом автор анализирует работы ученых, как российских, так и зарубежных. Автор отмечает, что «Вместе с тем Закон 2019 г. опять-таки явно не включает в перечень капиталовложений, квалифицируемых как «инвестиция» интеллектуальную собственность в виде патентов, ноу-хау, научно-технических знаний и т.п.,» и делает правильный вывод: «хотя в Соглашении между Правительствами Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о поощрении и взаимной защите капиталовложений от 09.11.2006 … в пп. г) ст. 1 которого прямо говорится об этом». При этом «.. согласно ст. 22 Закона 2019 г. государство защищает: права интеллектуальной собственности (далее – ИС) иностранных инвесторов и предприятий с иностранными инвестициями и законные права и интересы правообладателей ИС и привлекает нарушителей прав ИС к ответственности согласно закону» и «Административные органы и их сотрудники не должны принуждать инвесторов к передаче технологии с помощью административных мер». И переходя к анализу другого основного вопроса, автор замечает, что «Хотя предприятия, реализующие инвестиции и действующие в формах, предусмотренных ранее действовавшими законами, обозначенными выше, и могут продолжать работать до 2024 г., обратим внимание на новые формы реализации инвестиционной деятельности, закрепленные Законом 2019 г.». Автор подробно анализирует Закон 2019г. и правильно показывает, что он «… не содержит понятия «иностранный инвестор», его можно вывести путем уяснения смысла и толкования положений ст. 2 Закона 2019 г., закрепляющей формы капиталовложений, признаваемых инвестициями». И конечно правильно замечание автора о том, что «Такой подход для определения того, кого следует считать инвестором, по нашему мнению, близок к французскому, в рамках которого используется объективный критерий для определения того, кого можно считать предпринимателем, - им признается всякий и каждый, занимающийся торговлей в виде промысла [6. С. 113, 114]», «Предприятия с иностранными инвестициями, осуществляя предпринимательскую деятельность, должны следовать положениям законов и административных правил, …; подчиняться надзору и инспекциям, проводимым соответствующими компетентными департаментами …», «При желании инвестировать в отрасли, сферы деятельности и пр., в отношении которых «негативный список» устанавливает ограничения, инвесторы обязаны удовлетворять требованиям, предъявляемым «негативным списком» для осуществления инвестиций». Так например, «В ст. 35 Закона 2019 г. государство устанавливает систему обзора безопасности иностранных инвестиций (a security review system for foreign investment) и проводит ее обзор, если что-то в инвестициях может затронуть или повлиять на национальную безопасность. Решения по обзору безопасности, принятые в соответствии с законом, являются окончательными», «Согласно ст. 31 Закона 2019 г. в отношении организационно-правовых форм, институциональных основ и стандартов поведения предприятий с иностранными инвестициями действуют положения Закона КНР «О компаниях» 1993 г. (действует в ред. 2013 г.) и Закона «О партнерствах» 1997 г.». Анализируя другие нормы Закона, автор показывает: «По нашему мнению, этот способ определения того, кого можно считать инвестором, близок подходу, основанному на субъективном критерии, используемом в Германии для определения того, кого можно считать предпринимателем, - им признается коммерсант, действующий в одной из форм (обязательный, по желанию, возможный, в силу регистрации), перечисленных в Германском торговом уложении [6. С. 113, 114]», «…и в будущем такая картина с преобладанием 100%-го иностранного капитала будет сохраняться, хотя Закон 2019 г. и говорит об индивидуальных или совместных инвестициях также и применительно к предприятиям с иностранными инвестициями». В заключение автор подводит итог: «Таким образом, мы видим, что инвестиционное законодательство и его подходы в Китае развиваются. Как новый Закон будет уживаться с двусторонними соглашениями КНР с другими странами покажет время, как и сам новый Закон, который должен, несмотря на его современный положения, пройти проверку временем на китайской почве» и «Представляется также, что реформа, о которой долгое время говорилось, состоялась. Каковы будут ее практические результаты для деловых и какой отклик она получит в научных кругах покажет время». Библиография достаточно полная и содержит помимо нормативных актов, большое количество современных научных исследований и, в частности, к своим предыдущим, опубликованным на страницах журналов NB, к которым автор постоянно обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа заслуживает опубликования, интерес читательской аудитории будет присутствовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"