Статья 'Проблемы исполнения решений Европейского Суда по правам человека в России: обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Проблемы исполнения решений Европейского Суда по правам человека в России: обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации

Гашин Артем Андреевич

аспирант, кафедра конституционного и муниципального права, Среднерусский институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы

302028, Россия, Орловская область, г. Орел, бул. Бульвар Победы, 5а

Gashin Artem Andreevich

post-graduate student of the Department of Constitutional and Municipal Law at Central Russian Institute of Management, branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

302028, Russia, Orlovskaya oblast', g. Orel, bul. Bul'var Pobedy, 5a

freedomman89@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.12.30208

Дата направления статьи в редакцию:

04-07-2019


Дата публикации:

03-01-2020


Аннотация.

В настоящей статье автором анализируется текущая ситуация относительно вопроса о возможности исполнения актов Европейского Суда по правам человека в России сквозь призму постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, принятых в период 2013–2017 гг. Являющаяся предметом исследования современная правоприменительная практика Конституционного Суда Российской Федерации свидетельствует о том, что Россия явно не настроена беспрекословно исполнять любые решения международных правозащитных органов, в том числе - Европейского Суда по правам человека. В ходе работы автором были использованы формально-логический, историко-правовой, сравнительно-правовой и иные методы исследования, общепринятые в юридической науке. Проведенный обзор практики Конституционного Суда РФ, а также мнений ученых и юристов-практиков приводит к выводу, что высший орган конституционного контроля Российской Федерации не только превысил свои полномочия, но и фактически лишил российских граждан возможности рассматривать Европейский Суд по правам человека в качестве последней правозащитной инстанции. Делается вывод, что на сегодняшний день взаимоотношения Российской Федерации с Европейским Судом по правам человека находятся в «подвешенном» состоянии, в связи с чем требуется создание нового механизма исполнения Россией решений европейского правозащитного органа.

Ключевые слова: Европейский Суд, Конституционный Суд, нарушение прав, исполнение решений, дело Маркина, дело ЮКОСа, коллизия, правовая система, компетенция, правозащитная инстанция

Abstract.

In his article Gashin analyzes the current situation regarding execution of acts of the European Court of Human Rights in Russia from the point of view of decisions issued by the Constitutional Court of the Russian Federation during the period since 2013 till 2017. Being the matter of research, current law enforcement practice of the Constitutional Court of the Russian Federation proves that Russia is not going to implicitly execute all decisions of international law-enfrocement authorities including the European Court of Human Rights. In the course of his research Gashin has used formal logical, historical legal, comparative legal and other research methods common for legal science. The review of the experience of the Constitutional Court of the Russian Federation as well as opinions of scientists and lawyers demonstrates that the supreme authority of constitutional control of the Russian Federation did not only exceed authority but in fact deprived Russian citizens to apply to the European Court of Human Rights as the final law-enforcement authority. The researchers conclude that at the present time the relationship between the Russian Federation and the European Court of Human Rights is in tenterhook, therefore it is necessary to create a new mechanism of execution of decisions issued by the European law enforcement authority here in Russia. 

Keywords:

collision, YUKOS case, Markin case, execution of decisions, violation of rights, Constitutional Court, European Court, legal system, competence, human rights institution

12 июля 1991 г. в Росси был создан новый судебный орган – Конституционный Суд РСФСР, преобразованный вместе с принятием Конституции РФ 1993 г. и Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» в Конституционный Суд РФ.

На сегодняшний день, за более чем двадцатилетнюю практику, деятельность Конституционного Суда РФ породила большое количество вопросов, требующих своего обоснования. Особенно остро сегодня стоит проблема соотношения правовых позиций Конституционного Суда РФ с позициями Европейского Суда по правам человека.

Стоит отметить, что деятельность названных органов является схожей по своей сути: Конституционный Суд РФ в рамках своей правозащитной деятельности разрешает вопросы о соответствии нормативных правовых актов Конституции РФ, в то время как Европейский Суд разрешает аналогичные вопросы, но о соответствии положений национального законодательство Европейской Конвенции по правам человека 1950 г. Несмотря на то, что между указанными органами нет никакого соподчинения, их правозащитную деятельность необходимо рассматривать в рамках активного взаимодействия, без которого реализовать механизм защиты прав человека в России будет практически невозможно.

Основная проблема заключается в том, что Конституционный Суд РФ сегодня перешел из «союзников» Европейского Суда в статус его «противника». Первое подтверждение данному факту произошло в 2013 г., вместе с принятием Конституционным Судом Постановления от 06.12.2013 № 27-П, в котором Конституционный Суд РФ фактически признал верховенство российского законодательства над положениями Европейской Конвенции по правам человека и решениями Европейского Суда. В рамках Постановления, Конституционный Суд указал, что он будет сам определять, каким образом реализовывать решения Европейского Суда на территории России, а также определять, соответствуют ли решения европейского судебного органа российскому Основному Закону [5].

Заметим, что в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» [1].

В то же время, С. П. Маврин, заместитель Председателя Конституционного Суда, в своем интервью после принятия рассматриваемого Постановления указал, что Европейская Конвенция по правам человека в своих положениях «находится под эгидой Конституции РФ», а также что «Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод вошла в правовую систему России, а не наоборот» [19, С. 254].

В качестве повода для принятия Конституционным Судом РФ данной позиции стало обращение Ленинградского окружного военного суда. Ранее, через военные суды, гражданин РФ К. А. Маркин, военнослужащий и отец троих детей, просил предоставить ему отпуск по уходу за ребенком, в чем, однако, ему было отказано. В последствии, Конституционный Суд РФ также подтвердил правомерность такого отказа, мотивировав это тем, что соответствующим правом в России обладают только женщины-военнослужащие, а запрет предоставления отпуска по уходу за ребенком мужчинам-военнослужащим полностью соответствует ст. 55 Конституции РФ, которая устанавливает возможность ограничения прав и свобод граждан в целях обеспечения обороны и безопасности государства. Конституционный Суд РФ пришел к мнению, что несение военной службы полностью подпадает под положения указанной нормы Основного Закона.

Позднее, уже Европейский Суд по правам человека признал, что Россией были нарушены права гражданина К. А. Маркина, предусматриваемые Европейской Конвенцией о защите прав и свобод [9]. В итоге судебное дело было направлено на новой рассмотрение в связи с новыми обстоятельствами, к которым, на основании ст. 392 ГПК РФ, относится установление Европейским Судом факта нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Тем не менее, Ленинградский окружной военный суд столкнулся с коллизией относительно того, чья позиция является «главнее»: позиция Конституционного Суда РФ или позиция Европейского Суда по правам человека, в связи с чем было направлено обращение в Конституционный Суд.

Результат рассмотрения данного обращения в Конституционном Суде был представлен выше. Также отметим, что Конституционный Суд РФ предписал судам общей юрисдикции обращаться в орган конституционного правосудия с запросами относительно возможности исполнения постановлений Европейского Суда в рамках действующего законодательства России. Данный вопрос может быть разрешен исключительно Конституционным Судом.

Однако стоит сказать, что у рассматриваемого Постановления Конституционного Суда РФ нашлось множество противников. К примеру, непосредственно судья Европейского Суда по правам человека от России (1998-2012 гг.) А. И. Ковлер говорил, что в решении Европейского Суда отсутствуют какие-либо прямые требования изменения российского законодательства, а лишь содержатся стандартные утверждения, что «источником нарушения ... стало качество закона».Также А. И. Ковлер отмечал, что Европейский Суд при рассмотрении дела нашел явные признаки дискриминации в отношении гражданина К. А. Маркина, основанные на «стереотипах полов», поскольку непосредственно в одном кабинете с заявителем находились женщины-военнослужащие, исполнявшие те же обязанности, что и он, однако которым отпуск по уходу за ребенком полагался [13, С. 22-23].

Доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова (1984 -2013 гг.) Е. А. Лукьянова, в свою очередь отмечала, что в противоречие ч. 4 ст. 15 Конституции РФ судьи Конституционный Суд РФ посчитали, что международные правовые акты обладаю приоритетом по отношению к законам, в то время как Конституция РФ «законом не является», стоя выше них, что определяет приоритет применения положений Основного Закона страны в случае их коллизии с нормами международных правовых актов. По мнению Е. А. Лукьяновой такой подход может грозить «разрушением всей системы законодательства».

Более того, как отмечает указанный ученый, ст. 34 Федерального закона от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» устанавливает, что Конституционный Суд РФ рассматривает дела о соответствии Основному Закону не вступивших в силу международных договоров и их положений [4]. Из данного положения явно следует, что Европейская Конвенция по правам человека обладает приоритетом по отношению ко всему законодательству России, в том числе и к ее Конституции, а попытки ограничения такого приоритета являются «недобросовестными», «искусственными» и «противоречащими взятым на себя в 1998 г. Россией обязательствам» [13, С. 26-27].

Схожей точкой зрения обладает А. Соболева – доктор филологических наук, доцент кафедры публичной политики НИУ ВШЭ: «Россия, безусловно, обязана подчиниться решению ЕСПЧ по делу «Константин Маркин против России», что ни в коей мере не должно расцениваться как нарушение государственного суверенитета РФ. Признание приоритета норм и принципов международного права над законами РФ проистекает не из решения по данному делу, а из текста Конституции, где в ч. 4 ст. 15 прямо сказано, что принципы и нормы международного права являются составной частью нашей правовой системы» [13, С. 33].

Встречаются также как и особо резкие высказывания, как, например: «Это не Константин Маркин против России. Это сама Россия против своей же собственной Конституции» [13, С. 28] (Т. Хабриева, доктор юридических наук, член РАН), так и более нейтральные, компромиссные мнения.

К примеру, доктор юридических наук, профессор В. Виноградов считает следующее: «Россия в соответствии с принятыми на себя обязательствами должна выполнить решение ЕСПЧ по делу Маркина. А к самому этому решению надо относиться спокойно, так как оно ничего не меняет в сфере соотношения национального и международного права. Выполнение этого решения вовсе не означает признания Россией приоритета международных договоров над собственной Конституцией и уж тем более не угрожает национальному суверенитету» [13, С. 28].

Также спокойно, но, тем не менее, неоднозначно относится к данной ситуации доктор права Эссекского университета (Великобритания) А. Верещагин. Ученый соглашается с мнением Конституционного Суда РФ о том, что нормы Конституции РФ должны иметь приоритет перед актами Европейского Суда по правам человека, но, в то же время, предлагает найти компромисс в сложившейся ситуации. По мнению А. Верещагина, принятие закона, устанавливающего равенство прав всех мужчин и женщин на отпуск по уходу за ребенком, не противило бы Конституции РФ, вследствие чего постановление Европейского Суда можно было бы исполнить без необходимости изменять текст Основного Закона, а также без нарушения решения Конституционного Суда РФ [13, С. 34].

Таким образом, как мы можем увидеть, с позицией Конституционного Суда РФ по «делу Маркина» не согласились многие ученые и юристы-практики. Однако, вместо того, чтобы попытаться урегулировать возникшие в юридической среде споры, Конституционный Суд РФ пошел еще дальше, лишь «подлив масла в огонь» в отношении данных дискуссий в 2015 г.

14 июля 2015 г. Конституционный Суд РФ принял Постановление № 21-П, в рамках которого Суд указал, что в состав правовой системы Российской Федерации входит не только Европейская Конвенция по правам человека, но и принятые постановления Европейского Суда [6].

В подтверждение этому, заместитель Председателя Конституционного Суда РФ С. П. Маврин в своей работе отмечал, что положения Европейской Конвенции по правам человека и акты Европейского Суда включаются в правовую систему Российской Федерации при условии «их подчиненности высшей юридической силе Конституции РФ», а также, что на территории России исключается возможность исполнения актов Европейского Суда, противоречащих не только Конституции, но и решениям Конституционного Суда РФ [15, С. 124].

Исходя из данного толкования, Конституционный Суд РФ официально провозгласил возможность отказа от исполнения Россией постановлений Европейского Суда, в случае их несоответствия положениям Конституции РФ.

Как указывает М. А. Лихачев, данный вывод Конституционного Суда окончательно поставил точку в вопросе о верховенстве положений Конституции РФ страны и международных правовых норм [14, С. 48]. Иными словами, Суд предписал разрешать все коллизионные случаи применения положений Конституции РФ и постановлений Европейского Суда в пользу российского Основного Закона. Конституция РФ обладает наивысшей юридической силой, причем не только над внутригосударственными правовыми актами, но и над международно-правовыми.

Одновременно с принятием указанного Постановления, Конституционный Суд РФ создал особый механизм реализации решений Европейского Суда по правам человека в Российской Федерации, законодательно закрепленный в Федеральном конституционном законе от 14.12.2015 № 7-ФКЗ [3]. Отныне, государственные органы, уполномоченные на выполнение решений Европейского Суда по правам человека, в случае наличия у них сомнений в непротиворечивости правовых позиций европейского правозащитного органа Основному Закону России, вправе обратиться с запросом в Конституционный Суд РФ для разрешения вопроса о возможности исполнения акта Европейского Суда на территории нашей страны. В том случае, если Конституционный Суд признает решение Европейского Суда по правам человека противоречащим положениям Конституции РФ, такое решение исполнено не будет.

Первый прецедент неисполнения акта Европейского Суда произошел уже в апреле 2016 г. Основанием для рассмотрения Конституционным Судом РФ вопроса о соответствии постановления Европейского Суда по правам человека Конституции РФ стало обращение Министерства юстиции РФ о признании невозможным исполнения в России постановления Европейского Суда по правам человека по делу «Анчугов и Гладков против России». Так, еще в 2013 г. Европейский Суд установил, что Россия нарушила права своих граждан, находящихся в местах лишения свободы по решению суда, в части лишения их избирательных прав (права выбирать), что противоречит ст. 3 Протокола № 1 к Европейской Конвенции[10].

Европейский Суд предложил Российской Федерации обеспечить участие заключенных в выборах, с чем не согласилось Министерство юстиции РФ, которое в своем обращении в Конституционный Суд РФ ссылалось на недопустимость отступления от положений ч. 3 ст. 32 Конституции РФ, устанавливающий запрет для заключенных лиц участвовать в избирательном процессе. В итоге Конституционный Суд РФ согласился с позицией Министерства юстиции РФ и признал, что постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Анчугов и Гладков против России» не соответствует Конституции РФ, вследствие чего оно не подлежит исполнению [7].

На стыке 2016-2017 гг. Конституционным Судом РФ было рассмотрено второе дело, касающееся возможности исполнения акта Европейского Суда. Опять же, по обращению Министерства юстиции РФ, оспаривалось соответствие Конституции РФ постановление Европейского Суда по делу «ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» против России».

Еще в 2014 г. Европейский Суд по правам человека признал, что Россией были нарушены права акционеров ОАО «ЮКОС», предусмотренные ст. 1 Протокола № 1 к Европейской Конвенции, предусматривающей, что «никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом ...» [2]. Европейский Суд установил, что Россией было нарушено право на собственность ОАО «ЮКОС» в части «ретроактивного применения» (с применением правила «обратной силы» закона) ст. 113 Налогового кодекса РФ, закрепляющей трехлетний срок привлечения к налоговой ответственности, взыскав в итоге с ОАО «ЮКОС» налоговые штрафы за период 2000-2001 гг. В итоге, Европейский Суд обязал Россию выплатить бывшим акционерам ОАО «ЮКОС» компенсацию в семе 1,86 млрд. евро [11].

Однако Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев вопрос о возможности исполнения данного Постановления, пришел к неожиданной позиции. В общем виде, по мнению Конституционного Суда, недобросовестный налогоплательщик, уклонявшийся от уплаты налогов и в отношении которого срок привлечения к ответственности истек, получает «неправомерное преимущество» пере таким же недобросовестным налогоплательщиком, которого, однако, успели привлечь к налоговой ответственности. В данной ситуации Конституционный Суд РФ считает, что нарушаются принципы равенства и справедливости, соразмерности и неотвратимости наказания, установленные в ч. 2 ст. 6, ч. 3 ст. 17, ч. 1, 2 ст. 19 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ [8]. В конечном итоге, Постановление Европейского Суда по делу «ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» против России» также было признано Конституционным Судом РФ не подлежащим к исполнению.

В то же время, следует заметить, что в рамках принятия Постановления от 19.01.2017 № 1-П с особым мнением выступил судья Конституционного Суда РФ В.Г. Ярославцев. В рамках своего мнения, он заявил, что Конституционный Суд РФ «вступая в противоречие с принципом законности, ... посредством конституционно-правового истолкования предоставил суду возможность восстанавливать срок давности привлечения к ответственности, т.е. ... вышел за пределы своей компетенции и осуществил функцию законодателя», а также нарушил ст. 57 Конституции РФ, прямо предусматривающую запрет обратной силы для «законов, устанавливающих новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков» [8].

Позволим себе полностью согласиться с В.Г. Ярославцевым. Действительно, Конституционный Суд РФ в данной ситуации взял на себя полномочия законодателя, которыми он не обладает, нарушив, тем самым, незыблемый принцип разделения властей. Однако в данном случае, встает вопрос, почему же именно Конституционный Суд РФ пошел на такой, очевидно противоречивый шаг. Самой правдоподобной версией принятия Конституционным Судом РФ данного решения, как нам кажется и, что немаловажно, также отмечается в научной литературе, является просто нежелание России выплачивать акционерам «ЮКОСа» 1,86 млрд. евро [17, С. 39], что, примерно, составляет более 130 млрд. рублей.

Однако на сегодняшний день мы находимся в ситуации, при которой Европейский Суд по правам человека перестает быть последней инстанцией защиты прав российских граждан, поскольку Конституционный Суд РФ может признать его постановление не подлежащим исполнению, что, по мнению некоторых ученых, может «парализовать прямое применение Конвенции и постановлений ЕСПЧ в качестве источников права» [18, С. 132].

Как отмечал специалист в области исследования Европейского Суда по правам человека и юрист-практик А. Р. Султанов: «Мы надеемся, что принятые изменения ... не будут применяться для ухудшения положения граждан и жителей России и чинения им препятствий при исполнении выигранных ими решений» [16, С. 176]. А в декабре 2016 г. Председатель Конституционного Суда РФ В. Д. Зорькин, в рамках IX Всероссийского съезда судей, заявил, что Конституционный Суд РФ занимается не тем, что «игнорирует» решения Европейского Суда, а, наоборот, тем, «как их исполнить» [12].

Однако в условиях крайне противоречивой международной политики в отношении Российской Федерации, в том числе и в рамках Совета Европы, сегодня представляются возможными следующие неутешительные варианты развития сложившейся ситуации:

- Российская Федерация денонсирует Европейскую Конвенцию по правам человека, тем самым выйдя из состава Совета Европы и сняв с себя все обязательства, вытекающие из решений Европейского Суда;

- Комитет министров Совета Европы самостоятельно инициирует процедуру приостановления членства России в Совете Европы, или же полностью исключит ее из участников данной международной организации.

Оптимальным же выходом из всей данной ситуации, по нашему мнению, является достижение компромисса между трактовками и правовыми позициями Европейского Суда по правам человека и Конституционным Судом РФ. В частности, об этом также говорил и Генеральный Секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд, который, упоминая о решении Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 № 21-П по применению Европейской Конвенции, отметил, что «другим государствам удалось решить подобные деликатные вопросы – либо за счет изменения Конституции, или через совместную интерпретацию Конвенции» [17, С. 43].

Тем не менее, никаких попыток достижения такого «общего мнения» до сих пор предпринято не было. По нашему мнению, в Российской Федерации необходимо создать «с нуля» полноценный механизм реализации актов Европейского Суда, с учетом участия в нем всех заинтересованных органов, в том числе и Конституционного Суда РФ. Полагаем, что данный механизм мог бы быть официально закреплен в новом Федеральном конституционном законе «Об исполнении решений Европейского Суда по правам человека на территории Российской Федерации», предусматривающем в себе положения, регулирующие как место актов Европейского Суда в правовой системе России, так и полномочия государственных органов в процессе реализации таких актов. Крайне положительным моментом было бы также привлечение должностных лиц Совета Европы и (или) представителей Европейского Суда по правам человека к обсуждению данного закона.

Пожалуй, лишь новый, целостный и понятный механизм реализации актов Европейского Суда по правам человека в России сможет снять все сложившиеся на сегодняшний день противоречия. А пока что приходится жить буквально «в опасении», что тот или иной акт Европейского Суда снова будет признан не подлежащим к исполнению. К счастью, за прошедший 2018 г. прецедентов неисполнения Россией решений Европейского Суда не было. Однако данный факт вовсе не означает невозможности возникновения новых спорных ситуаций в будущем.

Библиография
1.
Конституция Российской Федерации (Принята всенародным голосованием 12.12.1993; по сост. на 21.07.2014) // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.
2.
Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (вместе с Протоколом № 1, Протоколом № 4, Протоколом № 7) // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.
3.
О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»: Федеральный конституционный закон от 14.12.2015 № 7-ФКЗ // СЗ РФ. 2015. № 51 (часть I). – Ст. 7229.
4.
О международных договорах Российской Федерации: Федеральный закон от 15.07.1995 № 101-ФЗ (ред. от 12.03.2014) // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2757; 2014. № 11. Ст. 1094.
5.
По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда: Постановление Конституционного Суда РФ от 06.12.2013 № 27-П // СЗ РФ. 2013. № 50. Ст. 6670.
6.
По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы: Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 № 21-П // СЗ РФ. 2015. № 30. Ст. 4658.
7.
По делу о разрешении вопроса о возможности исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации постановления Европейского Суда по правам человека от 4 июля 2013 года по делу «Анчугов и Гладков против России» в связи с запросом Министерства юстиции Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2016 № 12-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2016. № 5.
8.
По делу о разрешении вопроса о возможности исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации постановления Европейского Суда по правам человека от 31 июля 2014 года по делу «ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» против России» в связи с запросом Министерства юстиции Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда РФ от 19.01.2017 № 1-П // СЗ РФ. 2017. № 5. Ст. 866.
9.
Дело «Константин Маркин (Konstantin Markin) против Российской Федерации» (жалоба № 30078/06): Постановление ЕСПЧ от 22.03.2012 // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. № 6.
10.
Дело «Анчугов и Гладков (Anchugov and Gladkov) против Российской Федерации» (жалобы № 11157/04 и 15162/05): Постановление ЕСПЧ от 04.07.2013 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2014. № 2. С. 11, 124 – 142.
11.
Дело «ОАО «Нефтяная компания «Юкос» (OAO Neftyanaya Kompaniya «Yukos») против Российской Федерации» (жалоба № 14902/04): Постановление ЕСПЧ от 31.07.2014 // Прецеденты Европейского Суда по правам человека. 2014. № 4 (04).
12.
Выступление Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькина на IX Всероссийском съезде судей / Совет судей Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ssrf.ru/page/22581/detail/. – Дата доступа: 22.06.2019 г.
13.
ЕСПЧ и Конституционный Суд РФ: конфликт толкований // Закон. 2012. № 5. С. 22 – 37.
14.
Лихачев М. А. Место решений Европейского Суда по правам человека в контексте Постановлений Конституционного Суда РФ 2013 и 2015 гг. и последующих законодательных изменений // Российский юридический журнал. 2016. № 2 (107). С. 46 – 58.
15.
Маврин С. П. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по проблеме имплементации Европейской Конвенции по правам человека // Ученые записки юридического факультета. 2015. № 38 (48). С. 119 – 124.
16.
Султанов А. Р. Имплементация Постановлений ЕСПЧ и о некоторых последствиях Постановления Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П // Служение праву Сборник статей. Памяти профессора В. А. Туманова посвящается. Под редакцией Д. А. Туманова, М. В. Захаровой. – М., 2017. С. 169 – 176.
17.
Хасянов Р. З. Конституционный Суд Российской Федерации и Европейский Суд по правам человека: перспективы будущих взаимоотношений // Права человека и международное право. Сборник статей молодых ученых. – М., 2016. С. 38 – 43.
18.
Чайкина А. В. Применение судами постановлений Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека по одному делу // Актуальные проблемы российского права. 2019. № 3. С. 125 – 133.
19.
Чипига И. В. Применение решений Европейского Суда по правам человека Конституционным Судом РФ // Вестник Московского университета МВД России. 2014. № 8. С. 252 – 255
References (transliterated)
1.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii (Prinyata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993; po sost. na 21.07.2014) // SZ RF. 2014. № 31. St. 4398.
2.
Konventsiya o zashchite prav cheloveka i osnovnykh svobod (Zaklyuchena v g. Rime 04.11.1950) (vmeste s Protokolom № 1, Protokolom № 4, Protokolom № 7) // SZ RF. 2001. № 2. St. 163.
3.
O vnesenii izmenenii v Federal'nyi konstitutsionnyi zakon «O Konstitutsionnom Sude Rossiiskoi Federatsii»: Federal'nyi konstitutsionnyi zakon ot 14.12.2015 № 7-FKZ // SZ RF. 2015. № 51 (chast' I). – St. 7229.
4.
O mezhdunarodnykh dogovorakh Rossiiskoi Federatsii: Federal'nyi zakon ot 15.07.1995 № 101-FZ (red. ot 12.03.2014) // SZ RF. 1995. № 29. St. 2757; 2014. № 11. St. 1094.
5.
Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii stat'i 11 i punktov 3 i 4 chasti chetvertoi stat'i 392 Grazhdanskogo protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zaprosom prezidiuma Leningradskogo okruzhnogo voennogo suda: Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 06.12.2013 № 27-P // SZ RF. 2013. № 50. St. 6670.
6.
Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii stat'i 1 Federal'nogo zakona «O ratifikatsii Konventsii o zashchite prav cheloveka i osnovnykh svobod i Protokolov k nei», punktov 1 i 2 stat'i 32 Federal'nogo zakona «O mezhdunarodnykh dogovorakh Rossiiskoi Federatsii», chastei pervoi i chetvertoi stat'i 11, punkta 4 chasti chetvertoi stat'i 392 Grazhdanskogo protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii, chastei 1 i 4 stat'i 13, punkta 4 chasti 3 stat'i 311 Arbitrazhnogo protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii, chastei 1 i 4 stat'i 15, punkta 4 chasti 1 stat'i 350 Kodeksa administrativnogo sudoproizvodstva Rossiiskoi Federatsii i punkta 2 chasti chetvertoi stat'i 413 Ugolovno-protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zaprosom gruppy deputatov Gosudarstvennoi Dumy: Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 14.07.2015 № 21-P // SZ RF. 2015. № 30. St. 4658.
7.
Po delu o razreshenii voprosa o vozmozhnosti ispolneniya v sootvetstvii s Konstitutsiei Rossiiskoi Federatsii postanovleniya Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka ot 4 iyulya 2013 goda po delu «Anchugov i Gladkov protiv Rossii» v svyazi s zaprosom Ministerstva yustitsii Rossiiskoi Federatsii: Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 19.04.2016 № 12-P // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 2016. № 5.
8.
Po delu o razreshenii voprosa o vozmozhnosti ispolneniya v sootvetstvii s Konstitutsiei Rossiiskoi Federatsii postanovleniya Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka ot 31 iyulya 2014 goda po delu «OAO «Neftyanaya kompaniya «YuKOS» protiv Rossii» v svyazi s zaprosom Ministerstva yustitsii Rossiiskoi Federatsii: Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 19.01.2017 № 1-P // SZ RF. 2017. № 5. St. 866.
9.
Delo «Konstantin Markin (Konstantin Markin) protiv Rossiiskoi Federatsii» (zhaloba № 30078/06): Postanovlenie ESPCh ot 22.03.2012 // Byulleten' Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka. 2012. № 6.
10.
Delo «Anchugov i Gladkov (Anchugov and Gladkov) protiv Rossiiskoi Federatsii» (zhaloby № 11157/04 i 15162/05): Postanovlenie ESPCh ot 04.07.2013 // Byulleten' Evropeiskogo suda po pravam cheloveka. Rossiiskoe izdanie. 2014. № 2. S. 11, 124 – 142.
11.
Delo «OAO «Neftyanaya kompaniya «Yukos» (OAO Neftyanaya Kompaniya «Yukos») protiv Rossiiskoi Federatsii» (zhaloba № 14902/04): Postanovlenie ESPCh ot 31.07.2014 // Pretsedenty Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka. 2014. № 4 (04).
12.
Vystuplenie Predsedatelya Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii V.D. Zor'kina na IX Vserossiiskom s''ezde sudei / Sovet sudei Rossiiskoi Federatsii [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.ssrf.ru/page/22581/detail/. – Data dostupa: 22.06.2019 g.
13.
ESPCh i Konstitutsionnyi Sud RF: konflikt tolkovanii // Zakon. 2012. № 5. S. 22 – 37.
14.
Likhachev M. A. Mesto reshenii Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka v kontekste Postanovlenii Konstitutsionnogo Suda RF 2013 i 2015 gg. i posleduyushchikh zakonodatel'nykh izmenenii // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. 2016. № 2 (107). S. 46 – 58.
15.
Mavrin S. P. Pravovye pozitsii Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii po probleme implementatsii Evropeiskoi Konventsii po pravam cheloveka // Uchenye zapiski yuridicheskogo fakul'teta. 2015. № 38 (48). S. 119 – 124.
16.
Sultanov A. R. Implementatsiya Postanovlenii ESPCh i o nekotorykh posledstviyakh Postanovleniya Konstitutsionnogo Suda RF ot 14 iyulya 2015 g. № 21-P // Sluzhenie pravu Sbornik statei. Pamyati professora V. A. Tumanova posvyashchaetsya. Pod redaktsiei D. A. Tumanova, M. V. Zakharovoi. – M., 2017. S. 169 – 176.
17.
Khasyanov R. Z. Konstitutsionnyi Sud Rossiiskoi Federatsii i Evropeiskii Sud po pravam cheloveka: perspektivy budushchikh vzaimootnoshenii // Prava cheloveka i mezhdunarodnoe pravo. Sbornik statei molodykh uchenykh. – M., 2016. S. 38 – 43.
18.
Chaikina A. V. Primenenie sudami postanovlenii Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii i Evropeiskogo suda po pravam cheloveka po odnomu delu // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. 2019. № 3. S. 125 – 133.
19.
Chipiga I. V. Primenenie reshenii Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka Konstitutsionnym Sudom RF // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii. 2014. № 8. S. 252 – 255

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - обзор практики Конституционного Суда РФ по проблемам исполнения решений Европейского Суда по правам человека в России. Методология исследования – ряд методов, используемых автором: сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность хорошо обоснована автором и выражается в следующем: «деятельность Конституционного Суда РФ породила большое количество вопросов, требующих своего обоснования». Вот этот вопрос «проблема соотношения правовых позиций Конституционного Суда РФ с позициями Европейского Суда по правам человека» рассматривается в статье. Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании решения проблемы «исполнения решений Европейского Суда по правам человека в России». Однако однобоко. Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «Конституционный Суд РФ … Европейский Суд …, их правозащитную деятельность необходимо рассматривать в рамках активного взаимодействия, без которого реализовать механизм защиты прав человека в России будет практически невозможно». Автор отмечает, что «Основная проблема заключается в том, что Конституционный Суд РФ сегодня перешел из «союзников» Европейского Суда в статус его «противника»». Далее автор описывает «Постановления КС РФ от 06.12.2013 № 27-П» и говорит о том, что «Конституционный Суд указал, что он будет сам определять, каким образом реализовывать решения Европейского Суда на территории России, а также определять, соответствуют ли решения европейского судебного органа российскому Основному Закону [5]» и «Конституционный Суд РФ предписал судам общей юрисдикции обращаться в орган конституционного правосудия с запросами относительно возможности исполнения постановлений Европейского Суда в рамках действующего законодательства России. Данный вопрос может быть разрешен исключительно Конституционным Судом». Однако, пишет автор; «Однако стоит сказать, что у рассматриваемого Постановления Конституционного Суда РФ нашлось множество противников». Он также пишет: «Заметим, что в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» [1]», «А. И. Ковлер говорил, что в решении Европейского Суда отсутствуют какие-либо прямые требования изменения российского законодательства, а лишь содержатся стандартные утверждения, что «источником нарушения ... стало качество закона»» и приводит примеры. При этом автор анализирует Конвенцию, Конституцию РФ, работы российских ученых, но вот работы зарубежных ученых и опыт зарубежных стран обходит стороной (кстати у Т. Хабриевой есть ссылка на опыт других стран). Автор отмечает, что «Е. А. Лукьянова, в свою очередь отмечала, что в противоречие ч. 4 ст. 15 Конституции РФ судьи Конституционный Суд РФ посчитали, что международные правовые акты обладаю приоритетом по отношению к законам, в то время как Конституция РФ «законом не является», стоя выше них, что определяет приоритет применения положений Основного Закона страны в случае их коллизии с нормами международных правовых актов. По мнению Е. А. Лукьяновой такой подход может грозить «разрушением всей системы законодательства»». Правда необходимо заметить, что это единственное доказательство правоты КС РФ. Но ведь работ, посвященных обозначенной в заглавии теме очень много, а автор привел в основном те, которые рассматривают вопрос с одной стороны – «виноват» КС РФ. Необходимо расширить статью и показать мнения других ученых. И переходя к анализу основного вопроса, автор замечает, что «Однако на сегодняшний день мы находимся в ситуации, при которой Европейский Суд по правам человека перестает быть последней инстанцией защиты прав российских граждан, поскольку Конституционный Суд РФ может признать его постановление не подлежащим исполнению, что, по мнению некоторых ученых, может «парализовать прямое применение Конвенции и постановлений ЕСПЧ в качестве источников права» [18, С. 132]». И конечно правильно замечание автора о том, что «лишь новый, целостный и понятный механизм реализации актов Европейского Суда по правам человека в России сможет снять все сложившиеся на сегодняшний день противоречия. А пока что приходится жить буквально «в опасении», что тот или иной акт Европейского Суда снова будет признан не подлежащим к исполнению. К счастью, за прошедший 2018 г. прецедентов неисполнения Россией решений Европейского Суда не было. Однако данный факт вовсе не означает невозможности возникновения новых спорных ситуаций в будущем». В заключение автор подводит итог: «Оптимальным же выходом из всей данной ситуации, по нашему мнению, является достижение компромисса между трактовками и правовыми позициями Европейского Суда по правам человека и Конституционным Судом РФ» и «По нашему мнению, в Российской Федерации необходимо создать «с нуля» полноценный механизм реализации актов Европейского Суда, с учетом участия в нем всех заинтересованных органов, в том числе и Конституционного Суда РФ. Полагаем, что данный механизм мог бы быть официально закреплен в новом Федеральном конституционном законе «Об исполнении решений Европейского Суда по правам человека на территории Российской Федерации», предусматривающем в себе положения, регулирующие как место актов Европейского Суда в правовой системе России, так и полномочия государственных органов в процессе реализации таких актов». И далее «Крайне положительным моментом было бы также привлечение должностных лиц Совета Европы и (или) представителей Европейского Суда по правам человека к обсуждению данного закона». Однако есть и неточности. Слова: «Встречаются также как и особо резкие высказывания, как, например: «Это не Константин Маркин против России. Это сама Россия против своей же собственной Конституции» [13, С. 28](Т. Хабриева, доктор юридических наук, член РАН), так и более нейтральные, компромиссные мнения» не принадлежат Т. Хабриевой, а принадлежат Лукьяновой. Автор не внимательно смотрит текст. Библиография не полная и содержит помимо решений судов, определенное количество современных научных исследований (правда в основном отражающих одну точку зрения), к которым автор постоянно обращается. Это не позволило автору правильно определить проблемы. Он, исследовав только их, раскрывает предмет статьи (однобоко). Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей (смотри замечания). Выводы – работа заслуживает опубликования с устранением замечаний и расширением библиографии, интерес читательской аудитории будет присутствовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"