Статья 'Недействительность записи в ЕГРЮЛ: последствия недостоверности сведений реестра и меры защиты добросовестных субъектов' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Недействительность записи в ЕГРЮЛ: последствия недостоверности сведений реестра и меры защиты добросовестных субъектов

Шухарева Анна Васильевна

кандидат юридических наук

доцент, заместитель начальника кафедры гражданского права и процесса, Нижегородская академия МВД России

603950, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Анкудиновское Шоссе, 3

Shukhareva Anna Vasil'evna

PhD in Law

Associate Professor, Head of the Department of Civil Law and Process at Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia

603950, Russia, g. Nizhnii Novgorod, ul. Ankudinovskoe Shosse, 3

dychko-anna@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.11.30182

Дата направления статьи в редакцию:

02-07-2019


Дата публикации:

16-12-2019


Аннотация.

Предметом статьи является анализ реализации принципа публичной достоверности ЕГРЮЛ и правовых последствий внесения в него недостоверных сведений. Автором рассмотрены проблемы признания недействительной произведенной государственной регистрации, решения о такой регистрации ввиду безосновательности записи в реестре. Автор провел исследование судебной практики по делам о признании недействительными записей ИФНС России в ЕГРЮЛ по искам «номинальных директоров». Указанные дела охватывали случаи регистрации юридического лица по паспортным данным гражданина с его ведома за вознаграждение, и такие, в которых злоумышленники завладевали чужими персональными данными. При исследовании указанных правоотношений автором применялись следующие научные методы: анализа и синтеза, системный, структурно-функциональный, формально-юридический. Проведенное исследование показало, что для признания недействительной записи ИФНС России в ЕГРЮЛ по иску «номинального директора», в отношении него должно быть возбуждено уголовное дело по ст. 170.1 УК РФ, и принято какое-либо процессуальное решение. Автор заключает, что уголовное преследование подтверждает отсутствие воли на управление юридическим лицом, чья регистрация оспаривается, и на его добросовестное отношение к последствиям своего решения об учреждении. Уголовно-правовые меры сочетаются с гражданско-правовыми и даже определяют эффективность друг друга. В случаях, когда гражданин становится номинальным директором не по своей воле, а в результате противоправных действий третьих лиц, прийти к признанию недействительной записи в ЕГРЮЛ можно через обжалование процессуальных решений в отношении него по основанию отсутствия субъекта правонарушения.

Ключевые слова: недействительность записи, недостоверность, достоверность, номинальный директор, юридическое лицо, реестр, государственная регистрация, сделка, мнимая сделка, презумпция достоверности информации

Abstract.

The subject of the research is the analysis of implementation of the public accuracy principle to the Uniform State Register of Legal Entities and legal consequences of inaccurate entries. The author of the article analyzes how a state entry can be declared invalid and associated decisions can be made. The author also studies judicial experience in declaring entries made by the Tax Inspection of Russia in the Uniform State Register as invalid based on the analysis of 'nominee director' cases. These cases included registration of a legal entity as a physical entity using passport information of an individual who had received a certain payment and cases when criminals steal personal information. In the course of her research Shukhareva has applied the following research methods: analysis and synthesis, systems approach, structural functional and formal legal analysis. The results of the research demonstrate that to declare an entry as invalid in cases of 'nominee director', it is first necessary to initiate a criminal case according to Article 170.1 of the Criminal Code of the Russian Federation and make a procedural decision. The author concludes that criminal prosecution proves the fact that a legal entity which registration is disputed does not have a competence to manage or be recognized as a bona fide entity. Criminal measures combine with civil measures and even influence efficiency of one another. In cases when an individual becomes a nominal director not by his will but as a result of wrong actions of the third parties, it is possible to recognize invalid entry in the Uniform State Regiser of Legal Entities by appealing procedural decisions due to the absence of a violator. 

Keywords:

presumption of reliability of information, imaginary deal, deal, invalid entry, inaccuracy, accuracy, nominee director, legal entity, registry, state registration

Государственная регистрация всех видов представляет собой публично-правовой механизм охраны интересов субъектов гражданских правоотношений. Её содержание заключается в обеспечении публичности сведений, которые отражаются в реестрах, что означает достоверность данных, на которые полагаются участники оборота. Однако эти же реестры используются недобросовестными лицами в своих противоправных интересах. В последнее время получили распространение различные способы фальсификации при регистрации юридических лиц. Преступники преследуют цели незаконного обналичивания денежных средств, уклонения от уплаты налогов, легализации преступных доходов, мошенничества, а также совершения иных преступлений в финансово-кредитной сфере.

С момента принятия Федерального закона от 30 марта 2015 г. № 67-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» [5] началась борьба за достоверность сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ).

Согласно части 9 статьи 14 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [6] информация, содержащаяся в государственных информационных ресурсах, является официальной; государственные органы обязаны обеспечить достоверность и актуальность такой информации. Из смысла приведенных норм материального права следует, что представленные для регистрации документы, на основании которых создается соответствующая часть государственного реестра, являющегося федеральным информационным ресурсом, должны содержать достоверную информацию. Соответственно, основным принципом государственной регистрации юридических лиц является не только соблюдение формальных требований к представлению в регистрирующий орган установленного перечня документов, но и соответствие этих документов требованиям закона к их содержанию.

Федеральным законом от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ «О приведении законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц» в статью 51 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) внесены изменения, закрепляющие принцип публичной достоверности ЕГРЮЛ, в соответствии с которым, лицо, добросовестно полагающееся на данные ЕГРЮЛ, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным обстоятельствам. При этом, юридическое лицо не вправе в отношениях с лицом, полагавшимся на данные ЕГРЮЛ, ссылаться на данные, не включенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем. Исключением являются случаи, когда соответствующие данные включены в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица. Таким образом, решение задачи достоверности государственных реестров – это обязательное условие обеспечения информационно-правовой среды для законного, прозрачного и комфортного ведения бизнеса.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 октября 2011 г. № 7075/11, необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию.

Кроме того, частью 6 статьи 51 ГК РФ предусмотрено, что государственная регистрация юридического лица может быть признана судом недействительной в связи с допущенными при его создании грубыми нарушениями закона, если эти нарушения носят неустранимый характер. Включение в единый государственный реестр юридических лиц данных о юридическом лице может быть оспорено в суде, если такие данные недостоверны или включены в указанный реестр с нарушением закона.

Переходя к анализу последствий недостоверности сведений реестра, отметим, что сам регистрирующий орган законодательно не наделен полномочиями по проверке соответствия действительности сведений, представленных при государственной регистрации. В России максимально распространен нормативно-явочный порядок государственной регистрации юридических лиц. Процедура сводится к приему и проверке полноты документов, перечисленных в федеральном законе от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – закон № 129-ФЗ)[7], при этом не проводится никаких действий за рамками указанных, ни правовой экспертизы, ни каких-либо иных проверочных мероприятий. По этой причине, запись, создаваемая в результате этих действий, не подкреплена никакими гарантиями со стороны государства. Таким образом, при уведомительном порядке регистрации реестр юридических лиц не может указывать на законность или, напротив, незаконность существования юридического лица: он несет лишь информационную нагрузку, предоставляя участникам оборота в централизованном порядке сведения о юридических лицах, не добавляя законности или незаконности подобным сведениям. [9, c. 63] Опять же бремя обеспечения достоверности сведений ложится на лицо, обратившееся за государственной регистрацией.

Юридическая ответственность за представление недостоверных сведений заявителями декларируется федеральным законом № 129-ФЗ. Уголовно-правовые меры предусмотрены статьей 170.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ): «Представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, или в организацию, осуществляющую учет прав на ценные бумаги, документов, содержащих заведомо ложные данные, в целях внесения в единый государственный реестр юридических лиц, в реестр владельцев ценных бумаг или в систему депозитарного учета недостоверных сведений об учредителях (участниках) юридического лица…».

Организаторы данных преступных схем в качестве «номинальных» директоров, учредителей, как правило, используют лиц, попавших в трудные жизненные ситуации и остро нуждающиеся в деньгах. Таким гражданам предлагают заработок в размере от 1000 до 30000 рублей за то, что на них «оформят фирму», при этом вводя их в заблуждение об отсутствии каких-либо последствий [1, c.74]. Вместе с тем, УК РФ предусмотрена уголовная ответственность как для тех, кто организует и осуществляет фиктивную регистрацию, так и для тех, кто соглашается выступить подставным лицом при такой фиктивной регистрации Для «номинальных» директоров уголовная ответственность предусмотрена ч. 1 ст. 173.2 УК РФ и влечет назначение наказания в виде штрафа в размере до 300 тыс. рублей, либо исправительных работ до двух лет.

Гражданско-правовые меры охватывают признание решения учредителя о создании юридического лица ничтожной сделкой, решения ИФНС России (о внесении записи) – незаконным. Требование о признании недействительной произведенной государственной регистрации либо решения о такой регистрации, либо записи ввиду безосновательности записи в реестре является допустимым способом защиты, влекущим восстановление положения существовавшего до нарушения права, и в том случае, когда регистрирующим органом не было совершено незаконных действий, безосновательность записи является результатом действий лица, представившего регистрирующему органу незаконный, недостоверный документ, проверка достоверности и законности которого не входила в компетенцию регистрирующего органа.

По общему правилу, не может быть признана действительной регистрация, проведенная на основании пакета документов, которые только по своему наименованию соответствуют требованиям закона, но которые не отвечают принципу достоверности и являются юридически несостоятельными [9].

Однако не в каждом случае обращения лица, обманутого мошенниками для создания юридического лица, суд удовлетворяет заявленные требования. Рассмотрим несколько примеров. Так, К. по предложению незнакомого гражданина согласилась зарегистрировать на свое имя юридическое лицо с условием того, что она получит денежное вознаграждение; намерений осуществлять предпринимательскую деятельность, быть руководителем и учредителем указанного юридического лица не имела. Постановлением мирового судьи уголовное дело по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного части 1 статьи 170.1 УК РФ, прекращено в связи с деятельным раскаянием.

Судом установлено, что К. фактически не планировала осуществлять организационно-распорядительные и административно-хозяйственный функции учредителя ООО «Д», вести предпринимательскую деятельность от имени указанного юридического лица и получать доход от деятельности данного юридического лица.

В связи с этим, учитывая, что решение единственного учредителя ООО «Д» К. о создании общества является ничтожной сделкой, представленные в регистрирующий орган документы не содержали достоверной информации, и при создании общества допущены существенные грубые и неустранимые нарушения, принятое на основании данных документов оспариваемое решение ИФНС России о государственной регистрации ООО «Д» в связи с его созданием подлежит признанию незаконным [2].

В другом деле признаны недействительными записи Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы в едином государственном реестре юридических лиц в отношении ООО «К». ООО «К» обратилось в суд с исковым заявлением к Я. о признании недействительными договоры купли-продажи земельных участков, истребовании имущества из чужого незаконного владения. В обоснование иска указано, что 01.02.2011 года было создано ООО «К», единственным учредителем и директором которого являлся С. Уставной капитал общества составил 146 140 рублей и был внесен С. в виде земельного участка. Данный земельный участок ООО «К» сдавал в аренду АО . В последующем, в феврале 2015 года, П., имея доступ к учредительным и бухгалтерским документам Общества, путем фальсификации подписи С., вывел из состава учредителей С. и незаконно став единственным учредителем Общества, и директором ООО «К» продал земельный участок Я. Узнав о противоправных действиях П., С. обратился в ИФНС, и в арбитражный суд за защитой своих прав. Решением суда признаны недействительными записи ИФНС России в едином государственном реестре юридических лиц в отношении ООО «К». Таким образом, С. был восстановлен в должности директора ООО «К» с момента провозглашения резолютивной части решения [3].

Анализ судебной практики показывает, что для признания недействительной записи ИФНС России в едином государственном реестре юридических лиц по иску «номинального директора», в отношении него должно быть возбуждено уголовное дело по ст. 170.1 УК РФ, и принято какое-либо процессуальное решение (например, прекращение). Отметим, что уголовное преследование подтверждает отсутствие воли на управление юридическим лицом, чья регистрация оспаривается, и на его добросовестное отношение к последствиям своего решения об учреждении. Уголовно-правовые меры сочетаются с гражданско-правовыми и даже определяют эффективность друг друга.

В другом деле Н. обратилась в суд с иском к ИФНС России о признании недействительным решения о создании ООО «Р», о признании недействительным устава ООО «Р», о признании недействительной государственной регистрации ООО «Р», об исключении из ЕГРЮЛ об ООО «Р». К ней обратился малознакомый ей человек, который предложил зарегистрировать юридическое лицо по ее паспортным данным за вознаграждение, размер которого должен был быть определен в дальнейшем. При этом ей было разъяснено, что для учреждения организации необходимо осуществить ряд формальных юридических процедур.

В дальнейшем под руководством вышеуказанного лица Н. подала необходимый пакет документов в ИФНС России для регистрации Общества, а также в банк для открытия расчетного счета юридического лица. По мнению истца, решение о создании юридического лица является односторонней сделкой, которая подлежит признанию недействительной, в силу мнимости сделки, а именно принятию решения без намерения создать соответствующие правовые последствия, связанные с целями деятельности Общества, определенными уставом. Следовательно, устав ООО «Р» утвержденный недействительным решением о создании ООО «Р», также является недействительным.

Комплект документов для регистрации OOO «Р» представлен лично заявителем Н., и подписан в присутствии должностного лица регистрирующего органа. На момент принятия оспариваемого решения о государственной регистрации у регистрирующего органа отсутствовали обоснованные сомнения в достоверности включаемых в ЕГРЮЛ сведений.

При изложенных обстоятельствах оспариваемое решение Инспекции о государственной регистрации ООО «Р» при создании в полной мере соответствует закону [4].

Согласно п. 5 ст. 11 Закона № 129-ФЗ регистрирующим органом в единый государственный реестр юридических лиц вносится запись о недостоверности содержащихся в нем сведений о юридическом лице в случае направления в регистрирующий орган заявления физического лица о недостоверности сведений о нем в едином государственном реестре юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Это заявление может быть направлено или представлено в регистрирующий орган способами, указанными в пункте 6 статьи 9 настоящего Федерального закона.

Истец направил в Инспекцию заявление физического лица о недостоверности сведений о нем в Едином государственном реестре юридических лиц. На основании указанного заявления Инспекцией в ЕГРЮЛ была внесена запись о недостоверности сведений о Н. как об учредителе и как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени ООО «Р».

Между тем, истец настаивал на мнимости сделки в виде создания юридического лица. О мнимости сделки вести речь в данном случае необоснованно, так как регистрацию фирмы истцу предложили оформить на свое имя за вознаграждение, что означает наличие воли и волеизъявления (действие совершено истцом лично), нет здесь и обмана, так как неустановленное лицо, предложившее данную сделку, не скрывало сути совершаемых действий и их последствий [10]. Истец действовал недобросовестно, так как, не имея воли на учреждение юридического лица, при обычной осмотрительности, должен был отказаться от участия.

Другим еще более проблематичным примером является гражданин становится «директором» организации в результате противоправных действий третьих лиц, и узнает о данном факте, как правило, после получения различных уведомлений от ФНС или других государственных органов. Так, постановлением Межрайонной ИНФНС № 2 по Республике Башкортостан от 27.07.2018 г. К. привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ (неисполнение руководителем юридического лица либо индивидуальным предпринимателем или гражданином обязанности по подаче заявления о признании соответственно юридического лица либо индивидуального предпринимателя, гражданина банкротом в арбитражный суд в случаях, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве)).

К. считал, что он не является субъектом административной ответственности, предусмотренной ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ , поскольку не является руководителем ООО «Ф». Его персональные данные были использованы незаконно третьими лицами для получения квалификационной электронной подписи и предоставления сведений в ЕГРЮЛ.

На этапе обжалования постановления, в качестве довода ИФНС указала, что в момент подачи заявления по форме № Р14001 12.07.2017 г. (то есть в момент смены директора ООО «Ф» на К.) от заинтересованных лиц не поступало никаких возражений. Заявитель пояснил, что узнать о данном факте он не мог во причине того, что никогда не выезжал в данный субъект РФ, а по поводу того, что данное заявление подавалось в электронной форме через портал государственных услуг не мог знать так как не зарегистрирован в нем, не имею учетной записи, никогда им не пользовался ни в каких целях. Таким образом, он является добросовестным субъектом, который не знал и не мог знать о включении сведений о себе как о директоре ООО «Ф».

После того, как К. узнал о том, что зарегистрирован в ЕГРЮЛ в качестве директора ООО «Ф» им было подано заявление по форме № Р34001 о недостоверности сведений обо нем как о директоре ООО «Ф»; направлены заявления в Межмуниципальный отдел МВД России и городскую прокуратуру. Заявитель поясняет, что никогда не получал квалификационной электронной подписи ни в ИФНС по месту жительства, ни в Республике Башкортостан, не зарегистрирован на портале государственных услуг или в кабинете налогоплательщика, что делает нецелесообразным и сам факт получения квалификационной электронной подписи для подачи заявления в ЕГРЮЛ с помощью сети «Интернет».

К. не осуществлял никакой деятельности в данной организации, не заключал гражданско-правовых договоров, иных сделок, не выдавал доверенностей, не совершал юридических действий, так как никогда не был в месте нахождения юридического лица, а если таковые были заключены там от его имени, то должны были подписываться неустановленным лицом, реальным директором данной организации. Для установления данного факта именно данную подпись необходимо сравнить с нотариально заверенной подписью, которая направлялась в заявлении по форме № Р34001, которая является единственно подлинной, так как удостоверена нотариально.

Поэтому в обязанности должностного лица, рассматривающего дело об административном правонарушении, входит проверка сведений о субъекте, которые лишь представлены Реестром, но не гарантированы как абсолютно достоверные. Должностное лицо лишь получает информацию из ЕГРЮЛ о том, кто является директором, и так как она данным лицом не подтверждается, а наоборот, активно опровергается (имеются заявления в органы внутренних дел и прокуратуру), должен провести проверку указанных в реестре сведений.

Согласно ст. 1.5 КоАП РФ доказывание наличия элементов состава административного правонарушения в действиях директора ООО возлагается на органы, имеющие право возбуждать и рассматривать дело об административном правонарушении, а неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Поясним, что в данном случае в отношении гражданина было прекращено производство по делу об административном правонарушении, правоохранительными органами возбуждено уголовное дело и он признан по нему потерпевшим.

Таким образом, в ситуации когда гражданин становится номинальным директором не по своей воле, а в результате противоправных действий третьих лиц, прийти к признанию недействительной записи об этом в ЕГРЮЛ можно через обжалование процессуальных решений в отношении него, (как в указанном случае –привлечение к административной ответственности по ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ), по основанию отсутствия субъекта правонарушения. Вполне логичным видится, что если гражданин не является субъектом данного правонарушения, то есть руководителем юридического лица, то и запись о нем не соответствует действительности.

Достоверность информации, размещенной в ЕГРЮЛ, является одним из принципов его формирования. Таким образом, презумпция достоверности информации в государственной информационно системе подкрепляется установленной в законе обязанностью государственных органов обеспечивать достоверность такой информации. Однако отсутствует механизм защиты лица, пострадавшего от недостоверности официальной информации, размещенной в публичном реестре.

Библиография
1.
Изотов М.С. Об ответственности за фальсификацию государственного реестра юридических лиц // Совершенствование налогового администрирования Материалы третьей научно-практической конференции. Уфа, 2019. С. 74-77.
2.
Решение Арбитражного суда Приморского края от 16 августа 2018 г. по делу № А51-7515/2018// [Электронный ресурс] http://sudact.ru
3.
Решение Ульяновского районного суда от 16 июля 2018 г. по делу № 2-1215/2018 // [Электронный ресурс] http://sudact.ru
4.
Решение Арбитражного суда города Москвы от 22 февраля 2018 г. по делу № А40-180126/2017 // [Электронный ресурс] http://sudact.ru
5.
Собрание законодательства РФ. 2015. № 13. Ст. 1811.
6.
Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (часть I). Ст. 3448
7.
Собрание законодательства РФ. 2001. № 33 (Часть I). Ст. 3431.
8.
Степанов Д.И. Аннулирование реорганизации: повод задуматься над концептуальными подходами в области создания юридических лиц // Закон. – 2007. № 3. С. 60-69.
9.
Триленко О.С., Тарасов Ю.А. Проведение проверки достоверности сведений о юридическом лице // Права человека: история, теория, практика Шестая Всероссийская научно-практическая конференция. Сборник научных статей.. 2017. С. 202-206.
10.
Шухарева А.В. Недействительность сделок: учебное пособие. – М.: Прометей, 2018. – 104 с.
References (transliterated)
1.
Izotov M.S. Ob otvetstvennosti za fal'sifikatsiyu gosudarstvennogo reestra yuridicheskikh lits // Sovershenstvovanie nalogovogo administrirovaniya Materialy tret'ei nauchno-prakticheskoi konferentsii. Ufa, 2019. S. 74-77.
2.
Reshenie Arbitrazhnogo suda Primorskogo kraya ot 16 avgusta 2018 g. po delu № A51-7515/2018// [Elektronnyi resurs] http://sudact.ru
3.
Reshenie Ul'yanovskogo raionnogo suda ot 16 iyulya 2018 g. po delu № 2-1215/2018 // [Elektronnyi resurs] http://sudact.ru
4.
Reshenie Arbitrazhnogo suda goroda Moskvy ot 22 fevralya 2018 g. po delu № A40-180126/2017 // [Elektronnyi resurs] http://sudact.ru
5.
Sobranie zakonodatel'stva RF. 2015. № 13. St. 1811.
6.
Sobranie zakonodatel'stva RF. 2006. № 31 (chast' I). St. 3448
7.
Sobranie zakonodatel'stva RF. 2001. № 33 (Chast' I). St. 3431.
8.
Stepanov D.I. Annulirovanie reorganizatsii: povod zadumat'sya nad kontseptual'nymi podkhodami v oblasti sozdaniya yuridicheskikh lits // Zakon. – 2007. № 3. S. 60-69.
9.
Trilenko O.S., Tarasov Yu.A. Provedenie proverki dostovernosti svedenii o yuridicheskom litse // Prava cheloveka: istoriya, teoriya, praktika Shestaya Vserossiiskaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya. Sbornik nauchnykh statei.. 2017. S. 202-206.
10.
Shukhareva A.V. Nedeistvitel'nost' sdelok: uchebnoe posobie. – M.: Prometei, 2018. – 104 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - последствия недостоверности сведений реестра и меры защиты добросовестных субъектов в случае недействительности записи в ЕГРЮЛ. Методология исследования – ряд методов, используемых автором: сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность хорошо обоснована автором и выражается в следующем: «В последнее время получили распространение различные способы фальсификации при регистрации юридических лиц. Преступники преследуют цели незаконного обналичивания денежных средств, уклонения от уплаты налогов, легализации преступных доходов, мошенничества, а также совершения иных преступлений в финансово-кредитной сфере». Вот этот вопрос «Государственная регистрация ... заключается в обеспечении публичности сведений, которые отражаются в реестрах, что означает достоверность данных, на которые полагаются участники оборота» рассматривается в статье. Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании решения проблем «последствия недостоверности сведений реестра и меры защиты добросовестных субъектов» в случае недействительности записи в ЕГРЮЛ. Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, методология, предмет, основная часть и выводы. Что может только приветствоваться. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «Из смысла приведенных норм материального права следует, что представленные для регистрации документы, на основании которых создается соответствующая часть государственного реестра, являющегося федеральным информационным ресурсом, должны содержать достоверную информацию». Автор отмечает, что «основным принципом государственной регистрации юридических лиц является не только соблюдение формальных требований к представлению в регистрирующий орган установленного перечня документов, но и соответствие этих документов требованиям закона к их содержанию». Далее автор описывает нормы НПА и судебные решения. Он также пишет: «решение задачи достоверности государственных реестров – это обязательное условие обеспечения информационно-правовой среды для законного, прозрачного и комфортного ведения бизнеса», «Переходя к анализу последствий недостоверности сведений реестра, отметим, что сам регистрирующий орган законодательно не наделен полномочиями по проверке соответствия действительности сведений, представленных при государственной регистрации…, при этом не проводится никаких действий за рамками указанных, ни правовой экспертизы, ни каких-либо иных проверочных мероприятий» и приводит примеры. При этом автор анализирует акты, решения судов, работы ученых. Автор отмечает, что «В России максимально распространен нормативно-явочный порядок государственной регистрации юридических лиц» и делает правильный вывод: «Процедура сводится к приему и проверке полноты документов, перечисленных в федеральном законе от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ». И переходя к анализу основного вопроса, автор замечает, что «при уведомительном порядке регистрации реестр юридических лиц не может указывать на законность или, напротив, незаконность существования юридического лица: он несет лишь информационную нагрузку, предоставляя участникам оборота в централизованном порядке сведения о юридических лицах, не добавляя законности или незаконности подобным сведениям [9, c. 63]». Автор подробно анализирует акты, решения судов и правильно показывает, что «Юридическая ответственность за представление недостоверных сведений заявителями декларируется федеральным законом № 129-ФЗ. Уголовно-правовые меры предусмотрены статьей 170.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации». И конечно правильно замечание автора о том, что «Организаторы данных преступных схем в качестве «номинальных» директоров, учредителей, как правило, используют лиц, попавших в трудные жизненные ситуации и остро нуждающиеся в деньгах» и «Для «номинальных» директоров уголовная ответственность предусмотрена ч. 1 ст. 173.2 УК РФ и влечет назначение наказания в виде штрафа в размере до 300 тыс. рублей, либо исправительных работ до двух лет». Однако «Анализ судебной практики показывает, что для признания недействительной записи ИФНС России в едином государственном реестре юридических лиц по иску «номинального директора», в отношении него должно быть возбуждено уголовное дело по ст. 170.1 УК РФ, и принято какое-либо процессуальное решение (например, прекращение)». При этом «Согласно п. 5 ст. 11 Закона № 129-ФЗ регистрирующим органом в единый государственный реестр юридических лиц вносится запись о недостоверности содержащихся в нем сведений о юридическом лице в случае направления в регистрирующий орган заявления физического лица о недостоверности сведений о нем в едином государственном реестре юридических лиц по» определенной форме. Подводя итоги, автор пишет: «презумпция достоверности информации в государственной информационно системе подкрепляется установленной в законе обязанностью государственных органов обеспечивать достоверность такой информации. Однако отсутствует механизм защиты лица, пострадавшего от недостоверности официальной информации, размещенной в публичном реестре». Библиография полная и содержит помимо нормативных актов, определенное количество современных научных исследований, к которым автор постоянно обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи. Так как журнал является научным, направляемые в издательство статьи должны соответствовать требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики нужно обращаться к текстам научных статей, монографий или диссертационных работ оппонентов. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа заслуживает опубликования, интерес читательской аудитории будет присутствовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"