Статья 'Организационно-правовые формы реализации инвестиционной деятельности в Республике Корея в контексте правовых трактовок понятий «иностранный инвестор» и «иностранная инвестиция» (некоторые аспекты) ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Организационно-правовые формы реализации инвестиционной деятельности в Республике Корея в контексте правовых трактовок понятий «иностранный инвестор» и «иностранная инвестиция» (некоторые аспекты)

Беликова Ксения Михайловна

доктор юридических наук

профессор кафедры гражданского права и процесса и международного частного права, Юридический институт, ФГАОУ ВО "Российский университет дружбы народов" (РУДН), профессор

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, оф. 359

Belikova Ksenia Michailovna

Doctor of Law

Professor, the department of Civil Law and Procedure and International Private Law, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, of. 359

BelikovaKsenia@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.3.29198

Дата направления статьи в редакцию:

11-03-2019


Дата публикации:

22-03-2019


Аннотация.

Предметом исследования в настоящей статье выступают понятие «инвестор», «инвестиция» и их связь с формами реализации инвестиционной деятельности, с одной стороны, и некоторые формы инвестирования капитала (компании, партнерства, негласные союзы и пр.), допустимые по праву Южной Кореи в рамках Закона «О торговле» 1962 г. (в ред. 2011 г.) и Закона «О содействии иностранным инвестициям» от 16 сентября 1998 г. (FIPA). Проводится их правовой анализ в контексте реализации инвестиционной деятельности. Особое внимание уделяется правовому режиму их деятельности, подчеркивается их специфика. При исследовании использовались такие методы научного познания, как: общенаучный диалектический, исторический, сравнительно-правового анализа. Автор исходит из субъективно-объективной заданности процессов и явлений. Новизна исследования заключается в рассмотрении форм реализации инвестиций в РК в связке с понятием «инвестор» и «инвестиция». В результате исследования автор пришла к заключению, что с учетом национальной специфики основные правовые условия привлечения иностранных инвестиций в Южную Корею отличаются от традиционных и практикуемых другими странами, например, тем, что корейские компании взаимодействуют с партнерами, деловая репутация которых подтверждена корейской стороной и др. Кроме того, хотя большая часть вложений капитала иностранными инвесторами производится в акционерную форму компаний, законодательство Республики Корея предлагает широкий спектр форм ведения бизнеса, применимых для инвестирования.

Ключевые слова: Республика Корея, иностранные инвестиции, иностранный инвестор, инвестиционная деятельность, компании, партнерства, негласный союз, займы, Закон о торговле, Закон FIPA

Статья подготовлена в ходе работы по гранту РФФИ 2018 г. на тему «Общие черты и национальные особенности гражданско-правового регулирования инвестиционной деятельности в России, КНР, Японии и Южной Корее при реализации интеграционных проектов "энергетического кольца", зоны свободной торговли и развития Дальнего Востока» (проект 18-011-00745 А, грантополучатель и научн. рук. – д.ю.н., проф. Беликова К.М.) в 2019 г.

Abstract.

The subject of the research is the definitions of terms 'investor' and 'investment' and their relation to forms of business entities that perform investment activity, from the one hand, and forms of business entities that perform capital investment (companies, partnerships, non-public unions, etc.) allowable by the law of South Korea as part of The Law on Trade (1962, version of 2011) and Law to Promote Foreign Investments of September 16, 1998 (FIPA). Belikova carries out their comparative analysis in terms of investment activity. She focuses on the legal regime of their activity and underlines their peculiarities. In the course of her research the author of the article has used such research methods as general dialectics, historical method and comparative law analysis. The author bases her research on the idea of subjective and objective predetermination of processes and phenoma. The novelty of the research is caused by the fact that the author analyzes forms of entities that perform investment in Korea in relation to terms 'investor' and 'investment'. As a result of the research, the author concludes that taking into account that national peculiarities, the main legal terms for attracting foreign investments into South Korea are different from traditional legal terms used by other countries. For example, Korean companies deal only with those partners which reputation has been proved by other Korean companies, and so on. Moreover, even though the greater part of capital investments are made by foreign investors as joint-stock companies, the Korean legislation offers a wide range of business entities for investing. 

Keywords:

loans, undisclosed association, partnerships, companies, investment activities, foreign investor, foreign investments, South Korea, Commercial Act, FIPA

По нашему мнению, квалификация лиц в качестве инвесторов имеет практическое значение, поскольку иностранный инвестор – любое физическое или юридическое лицо , вкладывающее имущество, приобретенное им вне той или иной юрисдикции, в объекты предпринимательской деятельности на территории этой юрисдикции (напр., россияне в Южной Корее и наоборот), в инвестиционных отношениях приобретает специальный статус, сходный в его своеобразии со статусом работника в трудовых отношениях, акционера в частноправовых отношениях и пр. Так, например, национальным и международным правом со статусом иностранного инвестора могут связываться получения льгот и преференций; этот статус является определяющим при приобретении иностранным инвестором недвижимости; желании разрешить инвестиционный спор; зарегистрироваться для допуска к осуществлению предпринимательской деятельности в случае наличия ограничений для иностранных инвесторов при выборе ими вида своей деятельности и др. Одновременно инвестор выступает собственником средств , затраченных на создание, расширение (модернизацию) производств, инфраструктуры, направленных на удовлетворение различных благ (духовных, материальных) [1. С. 20-34]. Собственниками могут быть лица частные и государственные, физические и юридические, в том числе, действующие от имени государства (государственные предприятия), международные организации, способные быть носителями субъективных прав и юридических обязанностей, само государство [2. С. 2-6].

Согласно положениям основополагающего закона в сфере инвестирования в Южную Корею «О содействии иностранным инвестициям» от 16 сентября 1998 г. [3; 4] (FIPA) этот Закон поощряет иностранные инвестиции в Южную Корею путем предоставления стимулов и поощрений с конечной целью содействия развитию экономики страны (ст. 1 FIPA).

В этом формате согласно ст. 2(1)1 термин «иностранец» относится к: 1) физическому лицу, имеющему иностранное гражданство; 2) корпорации, учрежденной согласно любому соответствующему иностранному закону («иностранная корпорация»); 3) международной организации экономического сотрудничества согласно предписаниям Указов Президента. С термином «иностранец» связано понятие «иностранный инвестор». Так, согласно п. 5 ст. 2 FIPA иностранный инвестор – это иностранец, владеющий фондами (who is in possession of stocks) на условиях FIPA. (До сих пор нет единства в использовании терминов в мире, так, установленный в международной практике термин «основной капитал» по разному именуется и может называться основными фондами или основными средствами, где основные фонды (основные средства, основной капитал) рассматривается как часть национального богатства той или иной страны. Поскольку они создаются в процессе производства, многократно используются в производстве (экономике) и постепенно (частями, путем амортизации) переносят свою стоимость на создаваемые продукты и услуги, не изменяя свою натурально-вещественную форму, их относят, в первую очередь, к производственным фондам.)

Одновременно по данным Минюста РК и информационных обзоров специалистов южнокорейских юридических фирм [5], иностранные инвестиции фактически могут осуществляться в ЮК в различных формах, в том числе: деньги и их эквивалент; средства производства, включая машины и сырье; акции, котирующиеся на иностранных биржах; интеллектуальная собственность; приобретение недвижимости в Корее; кредитование корейской компании на срок в пять и более лет.

Одновременно с юридической точки зрения FIPA иностранные инвестиции подразделяются на три типа, каждый из которых дает инвестору различные преимущества: 1) приобретение акций корейкой компании (Share acquisitions) (портфельные инвестиции); 2) долгосрочные займы (Long-term loans); 3) взносы в некоммерческую организацию (Contributions to a non-profit organisation).

Так, FIPA обусловливает портфельные инвестиции рядом необходимых одновременно требований: во-первых, стоимость приобретаемых инвестором акций должна составлять 100 млн. корейских вон (ок. 89 тыс. долл. на 12.02.2019 по курсу ЦБ РФ) или больше, и, во-вторых, соотношение приобретаемых акций с остальными должно составлять 10 и более %, либо капиталовложения должны сопровождаться определенными соглашениями, например, о смещении со своих постов или о назначении должностных лиц или директоров инвестируемой компании.

Долгосрочные займы квалифицируются как иностранные инвестиции в рамках FIPA, когда срок погашения кредита составляет пять и более лет.

Взносы в некоммерческую организацию считаются иностранными инвестициями в рамках FIPA, либо когда капиталовложение производится квалифицированным центром НИОКР, либо когда а) перечисляемая на счет такой организации сума равна или превышает 50 млн. южнокорейских вон и б) соотношение данного взноса с другими взносами в такую организацию равно или превышает 10%, и при этом или целью деятельности соответствующей некоммерческой организации является содействие международному сотрудничеству и международные обмены в академических кругах, искусстве, медицинской науке или образовании, или некоммерческая организация является региональной штаб-квартирой международной организации, развивающей международное сотрудничество в сфере взаимодействия по линии гражданского общества на национальном уровне или на межправительственном уровне.

Эти представления базируются на положениях FIPA, согласно которым термин «иностранные инвестиции» относится к любому из следующих понятий:

a) покупка иностранцем на условиях, предусмотренных Указом Президента РК, фондов или активов (авуаров) корейской корпорации (в том числе корейской корпорации, находящейся в процессе создания) или компании, управляемой гражданином РК для установления долговременных отношений и участия в руководстве такой корпорации или компании;

b) выдача кредита со сроком погашения не менее пяти лет и на условиях, предусмотренных Указом Президента РК, иностранной инвестиционной компании, действующей на территории РК и входящей в холдинг зарубежных компаний, являющейся иностранным холдингом или компанией, находящейся в отношениях с указанным холдингом.

FIPA также называет «объекты инвестирования» - те объекты, в которые вкладывает средства иностранный инвестор, чтобы завладеть фондами в РК согласно положениям FIPA (ст. 7 FIPA), и из которых в итоге своих вложений получает прибыль. В их числе:

а) иностранные средства платежа, поименованные в Законе об операциях с иностранной валютой, или внутренние средства платежа, обмениваемые на указанные выше иностранные средства платежа;

b) средства производства;

с) поступления от тех фондов, которые приобретаются иностранными инвесторами в соответствии с настоящим Законом;

d) права промышленной интеллектуальной собственности, предусмотренные Указом Президента, соответствующие технологии или любые другие права, связанные с использованием таких прав или технологий;

е) имущество, остающееся после реорганизации иностранцем своего филиала или отделения, расположенного в РК в корпорацию РК, либо прекращения какой-либо южнокорейской корпорации, фондами и акциями которой владел иностранец;

f) сумма погашенного займа, предусмотренного в ст. 4(b) FIPA, либо других займов, выданных иностранными государствами;

g) фонды в соответствии с Указом Президента;

h) недвижимое имущество, находящееся в Республике Корея;

i) другие внутренние платежные средства, предусмотренные Указом Президента.

При этом отдельно подчеркивается, что положения FIPA об иностранцах в сфере инвестирования также применяются в отношении лиц, имеющих корейское гражданство, но постоянно проживающих в иностранном государстве (ст. 9(2) FIPA).

Что касается иностранных граждан , которые хотят быть инвесторами, они должны получить визу (тип F-3) для въезда в Корею в корейском консульстве, однако на практике (по состоянию на февраль 2018 г.) граждане 107 стран могут въезжать в Корею без визы для целей бизнеса (туризма) на краткосрочной основе согласно положениям различных правовых документов, принятых между правительствами, на основе принципа взаимности, в том числе, в рамках Соглашений об безвизовом въезде или на основе односторонних визовых льгот. Иностранные граждане, въезжающие в Корею на длительный срок (90 дней и более)для деловых целей, должны подать заявку на одну из 101 визы, в зависимости от характера и сферы их предполагаемой деятельности в Корее. Долгосрочные визы требуют одобрения министра юстиции. Иностранные граждане, проживающие в Корее в течение 91 дня или более должны зарегистрироваться в качестве “иностранцев-резидентов” в KOTRA [6. С. 131-137] или филиале иммиграционной службы. Бизнес-виза для инвестирования (тип D-8) выдается квалифицированным «классным специалистам» (“essential professionals”) и иностранным инвесторам, привлекающим к предпринимательской деятельности компании с иностранными инвестициями, как это определено FIPA, следующих лиц: исполнительных директоров (Executives) - лиц, непосредственно контролирующих организацию в части принятия решений и имеющих широкие права в этом процессе; руководителей высшего звена (Senior managers) - лиц, ответственных за установление и осуществление целей и политики компании или соответствующего подразделения компании; специалистов (Specialists) - лиц с высокопрофессиональными способностями и редким опытом и знаниями, необходимыми для проведения исследований, проектирования, создания технологий и управления. Главы корейской дипломатической миссии в каждой стране уполномочены выдавать визы D-8 или F-3, которые действительны в течение года. В противном случае, прежде чем иностранный гражданин подаст заявление на визу, его местный спонсор должен получить сертификат о выдаче визы (a visa issuance certification) или сертификационный номер из правомочного филиала иммиграционной службы (certification number from a branch Immigration Office). Если иностранец уже въехал в Корею без визы или по краткосрочной визе в силу неустранимых причин, он может обратиться в KOTRA или филиал иммиграционной службы, чтобы изменить свой статус на статус иностранца-резидента (alien resident).

Что касается иностранных корпораций , то допустима их деятельность на территории Южной Кореи в виде филиалов (branch of a foreign company) и представительств (liason office) иностранной компании; различных видов южнокорейских предпринимательских товариществ (обществ) , действующих в рамках Закона «О торговле» от 20 января 1962 г. № 1000 (в ред. 2011 г.) [7; 8], в которых могут приобретать фонды (авуары) иностранные инвесторы. При этом сами такие товарищества (общества) признаются союзами, создаваемыми для цели осуществления торговой или иной приносящей доход деятельности – ст. 169 Закона «О торговле»). Реформа 2011 г. внесла изменения в ряд положений этого Закона о товариществах (обществах), предусмотрев следующие их виды: негласные союзы (undisclosed association, UAs – ст. 79 и сл.) и партнерства с ограниченной ответственностью (limited partnership, LPs – ст. 86-2 и сл.) из числа договорных форм и пять видов компаний (ст. 170 Закона «О торговле» в ред. 2011 г.): 1) две, являющиеся примерными аналогами полного и коммандитного товарищества в континентальной системе права / партнерства и партнерства с ограниченной ответственностью в общей системе права, но признаваемые юридическими лицами: партнерские компании (partnership companies , PCs – ст. 178 и сл.) и партнерские компании с ограниченной ответственностью (limited partnership companies , LPCs – ст. 268 и сл.); 2) две компании с ограниченной ответственностью: limited liability companies , LLCs – ст. 287-2 и сл. и limited companies, LCs ), выступающие примерными аналогами ООО в континентальной системе права или частных копаний с ограниченной ответственностью и закрытых корпораций в Англии, США и др. странах общей системы права, а также акционерные компании (stock companies , joint stock companies , JSCs – ст. 288 и сл. - аналоги АО в континентальной системе права и публичных компаний и открытых корпораций в Англии, США и др. странах общего права). Компании признаются юридическими лицами, их местонахождением признается местоположение их основного офиса. Возникают они в силу регистрации. Регистрация производится по местонахождению их основного офиса (ст. 171 и 172 Закона «О торговле»). Таким образом, национальность южнокорейского юридического лица определяется по месту учреждения (инкорпорации) компании (принцип инкорпорации) [9. С. 36]. Ни одна компания не может быть участником с неограниченной ответственностью в другой компании (ст. 173 Закона «О торговле»).

Филиал иностранной компании не является в Южной Корее самостоятельным юридическим лицом, но вправе после надлежащей регистрации заниматься как коммерческой деятельностью в пользу головной компании, так и реализовывать представительские функции, итогом которых может становиться информационная и иная поддержка иностранной компании. Управляющий филиалом лично отвечает за законность осуществляемых им от имени иностранной компании действий. Филиал должен открыть в Южной Корее банковский счет и ежегодно подавать отчет о своей финансовой деятельности, который заверяется сертифицированным южнокорейским аудитором. При создании филиала в Южной Корее иностранные компании должны сообщить об этом особому валютному банку и подвергнуться полной регистрации в суде и торговой регистрации. Преимуществом создания филиала является то, что по прохождении торговой регистрации не создается новое (национальное, южнокорейское) юридическое лицо, и, следовательно, отечественный филиал платит корпоративный подоходный налог только с внутреннего источника дохода.

Представительство создается таким же образом, как и филиал: компания должна сообщить о создании представительства в специальный валютный банк, а затем пройти торговую регистрацию. Основным преимуществом деятельности в этой форме является то, что представительство по связи обязывается к ведению отчетности по платежам и выплате налогов от вспомогательной (подготовительной по отношению к предмету деятельности иностранной компании) деятельности. В РК имеются представительства следующих российских компаний: ПАО «Аэрофлот Российские авиалинии», госкорпорации «Ростех», ПАО «МЕЧЕЛ», группы компаний Волга-Днепр, ООО «Монокристалл», S7, Сахалинские авиатрассы (URL: http://www.ved.gov.ru/exportcountries/kr/kr_ru_relations/kr_rus_repres/ (дата обращения: 18.02.2019) [10]).

Негласный союз является договорным объединением, которое образуется, когда стороны договариваются о том, что одна из них будет осуществлять инвестиции в дело (бизнес) другой, и они будут делить любую прибыль, полученную от такого взаимодействия (ст. 79 Закона «О торговле»). Вложения в денежном выражении или в виде имущества, сделанные членами союза считаются собственностью владельца бизнеса (ст. 80). Негласные участники союза не приобретают прав и не имеют обязательств перед третьими лицами в связи с действиями владельца бизнеса (ст. 81). Если негласный участник просит и получает согласие владельца бизнеса на использование его торгового наименования, он несет солидарную с собственником бизнеса ответственность в отношении любого обязательства с момента такого использования (ст. 82). Если вложения участников союза были сведены к убыткам, они не вправе требовать выплаты прибыли до тех пор, пока такие убытки не будут компенсированы. Даже, если убыток превысил сумму вложений, гласный участник (собственник бизнеса) не обязан возвращать полученную прибыль или увеличивать капитал союза. Эти положения не применяются в случаях, когда стороны договорились об ином (ст. 83). Если срок действия негласного союза не определен договором или, если достигнута договоренность о том, что такой союз будет продолжать существовать в течение жизни одной из сторон, любая из сторон может расторгнуть договор в конце любого рабочего года при условии, что другая сторона была уведомлена о прекращении действия договора за шесть месяцев до такого прекращения. В случае возникновения непредвиденных обстоятельств любая из сторон вправе расторгнуть договор в любое время, независимо от того, установлен срок существования союза или нет (ст. 84).

Партнерство с ограниченной ответственностью - это договорное товарищество, которое состоит из участников двух видов – партнеров с неограниченной солидарной ответственностью (general partners) и участников, чья ответственность ограничена размером внесенного вклада (limited partners – ст. 86-2, 86-6 Закона «О торговле» в ред. 2011 г.). При наступлении ответственности вкладчиков размер того, что они должны выплатить в качестве возмещения причиненных убытков, включает в себя максимальную сумму ущерба из невыполненных обязательств и полученную ими при отсутствии прибыли партнерства сумму прибыли (ст. 86-6(2)). Партнеры с неограниченной ответственностью обязаны управлять делами компании, если иное не предусмотрено учредительным договором (ст. 86-5(1)). Вкладчики вправе передавать свою долю в капитале партнерства иным лицам согласно положениям учредительного договора (ст. 86-7(2)). В предыдущей редакции Закона «О торговле» вкладчики могли делать это лишь с согласия участников с неограниченной ответственностью. Также ранее вкладчики не могли предоставлять личные услуги или кредиты в качестве формы взносов в капитал партнерства, но были вправе: совершать торговые сделки, подпадающие под предмет деятельности партнерства без согласия других участников партнерства; становиться участниками с неограниченной ответственностью другого партнерства или директором такого общества, цель деятельности которого совпадает с целью деятельности того партнерства, участником которого он является. С согласия всех участников такого партнерства оно может быть преобразовано в простое партнерство [11. С. 484-497].

Партнерские компании учреждаются минимум двумя участниками, которые заключают между собой учредительный договор. Если иное не предусмотрено учредительным договором или Законом «О торговле» к внутренним отношениям в таких компаний mutatis mutandis применяются положения Гражданского кодекса РК (Civil Act [12] – ст. 195 Закона «О торговле»). Участники такой компании не вправе без согласия иных участников: передавать свою долю в капитале компании другим лицам полностью или частично (ст. 197); совершать торговые сделки, подпадающие под предмет деятельности компании; становиться участниками с неограниченной ответственностью другого партнерства или директором такого общества, цель деятельности которого совпадает с целью деятельности того партнерства, участником которого он является (ст. 198). Если иное не предусмотрено учредительным договором, каждый участник имеет права и обязанности по управлению делами компании. Если другие участники высказывают возражения относительно управления делами компании каким-либо ее участником, упомянутый участник немедленно приостанавливает такое действие и следует решению большинства участников (ст. 200). Если управление компанией передано одному или нескольким участникам, то последние должны иметь права и обязанности по управлению делами компании (ст. 201). Такие же положения имеются в Законе «О торговле» относительно управления делами компании и представления ее в отношениях с третьими лицами (ст. 207-209, 211, 212). Каждый участник имеет право выйти из компании (ст. 217 и сл.), при этом ему должна быть выплачена стоимость его доли в капитале компании, даже в случае, если его вклад был внесен личными услугами или авторитетом, если иное не предусмотрено учредительным договором (ст. 222). В этой связи в упоминавшемся выше Путеводителе для бизнеса в Республике Корея от 2017 г. отмечается, что «Корейское общество является строго иерархичным и весьма авторитарным. Престиж человека зависит от должности и возраста и зарабатывается часто нелегким трудом.» [13] Из этого представления вытекает и отмечаемая корейскими представителями бизнеса особенность работы на рынке Кореи - корейские инвесторы и компании взаимодействуют с партнерами, деловая репутация которых подтверждена корейской стороной [14]. Кроме того, если в торговом наименовании компании использовалось имя такого участника, он вправе требовать прекращения использования своего имени подобным образом (ст. 226). Такая компания может быть прекращена по различным основаниям (истечение срока, на который она создавалась, взаимное согласие участников и др. – ст. 227 и сл.), в том числе ликвидирована (добровольно или принудительно – ст. 245 и сл.). В числе иных форм вклада со стороны участников такой компании – личный вклад действиями при выполнении своих обязанностей, вытекающих из учредительного договора; деньги, имущество, работа, кредит. Такие компании платят подоходный налог и часто используются для создания предприятий, деятельность которых ведется совместно небольшим числом участников, доверяющих друг другу.

Партнерские компании с ограниченной ответственностью включают в себя членов (участников) двух видов - с неограниченной ответственностью (unlimited liability members) и тех, чья ответственность ограничена размером внесенного вклада (and limited liability members limited partners – ст. 268 Закона «О торговле» в ред. 2011 г.). В той части, в какой это совместимо с существом таких компаний, к их деятельности применяются положения Закона «О торговле» о партнерских компаниях (ст. 269 Закона «О торговле»). Только участники с неограниченной ответственностью вправе вносить в виде вклада в деятельность такой компании свой труд и кредиты.

В компании с ограниченной ответственностью ответственность ее участников (как и в АО , в и limited company ) ограничена стоимостью их доли в капитале компании, но индивидуальный характер отношений в такой компании более ярко выражен по сравнению с АО, поэтому передача паев возможна в ограниченном масштабе, исходя из того, что эта компания закрыта для публики. Учреждать такие компании вправе резиденты и нерезиденты ЮК, одного лица (физического или юридического) достаточно. Минимальный уставный капитал равен 50 млн. корейских вон, минимум 25% из которых должны быть оплачены к моменту регистрации компании; допустим выпуск исключительно именных акций, которые не могут, как уже отмечалось, котироваться на бирже и предлагаться к свободной продаже. Управлять такой компанией вправе один директор (резидент или нерезидент ЮК). Такого рода компании использует малый и средний бизнес, владельцами которого выступает небольшая группа лиц. Примером такой компании может служить южнокорейская WEST LAKE I.T.C Co. Ltd. - консалтинговая фирма, представляющая интересы Комиссии по внешнеэкономическому сотрудничеству с партнерами в Южной Корее Московской Торгово-Промышленной Палаты (МТПП) и обеспечивающая взаимодействие с южнокорейскими корпорациями и конгломератами (URL: https://mostpp.ru/Korea (дата обращения: 03.03.2019)) [15].

Limited company в своих отношениях с третьими лицами в общих чертах подобна компании с ограниченной ответственностью, отличия носят частный характер; в своих внутрикорпоративных отношениях она являет собой разновидность торгового союза (ассоциации) [16].

Акционерные компании - это наиболее часто используемый корпоративный инструмент, поскольку он предлагает акционерам ответственность, ограниченную размерами их вклада в капитал компании, а акции, как правило, свободно передаются. В числе учредителей достаточно 7 человек, минимальный уставный капитал (как и в компании с ограниченной ответственностью) равен 50 млн. корейских вон, минимум 25% из которых должны быть оплачены к моменту регистрации компании; такая компания может выпускать акции на предъявителя и именные акции и вправе котировать их на бирже и предлагать к свободной продаже. Руководство компанией осуществляет Совет директоров из минимум 3 человек (они могут быть как резидентами, так и нерезидентами ЮК). Акционерное общество подходит для крупного бизнеса, требующего больших объемов основного капитала и постоянного привлечения средств, и, как правило, именно акционерное общество является наиболее распространенным вариантом участия иностранных компаний в бизнесе в Южной Корее. Поскольку потери бизнеса ограничиваются ограниченной ответственностью участников, многие инвесторы могут легко инвестировать сразу, структура и организация капитала и бизнеса такой компании открыты. Также через листинг акций компания может поглотить большой объем государственного капитала, однако не все акционерные общества производят листинг своих акций. Одним из недостатков создания акционерного общества является то, что его зарубежный доход может облагаться налогом.

Как отмечается, «Большая часть капитала обозначенных компаний привлекается путем закрытой подписки , например, в 2000-2008 гг. в среднем 81 % паев и акций, включая акции, размещенные среди существующих акционеров, реализующих преимущественные права, были размещены путем закрытой подписки» [17]. При этом по данным Верховного Суда Кореи, по состоянию на 22 января 2015 г. на долю акционерных компаний (JSCs) приходится 91,70% всех зарегистрированных в РК компаний, на долю компаний с ограниченной ответственность (LLCs) - 6,30%, на долю партнерств с ограниченной ответственностью (LPs) - 1,69% [18]. Это свидетельствует о распространенности акционерной формы вложения капитала иностранными инвесторами.

Все обозначенные компании могут быть совместными предприятиями (joint venture, СП). Совместное предприятие создается путем: участия в управлении путем приобретения акций действующей корейской компании (наиболее частый случай); учреждения совместной компании или партнерства (включая партнерства с ограниченной ответственностью) с местным бизнесом (реже); прямых инвестиций в уже существующие компании (зависит от обстоятельств) [19. С. 1-9]. В Южной Корее много совместных предприятий с отечественным и иностранным капиталом, и форма выбирается на основе того, что кажется сторонам наиболее подходящим их интересам в данный конкретный момент. В любом случае на такое предприятие распространяются нормы FIPA, Закона «О торговле», Закона «Об операциях с иностранной валютой» [20]. Об инвестициях, поступивших в капитал компании, компания должна заявить в одно из следующих учреждений: Головной офис или филиалы южнокорейских банков; филиалы иностранных банков; KOTRA или зарубежную инвестиционную базу Korea Business Centre (KBC) KOTRA (URL: http://kotra.ru/ (дата обращения: 02.03.2019)). Для управления совместным предприятием могут заключаться разного рода соглашения участников (например, акционерное соглашение (shareholders' agreement – обычно для совместного инвестирования в акционерное общество), оперативное соглашение (соглашение об управлении - operative agreement) или соглашение о создании совместного предприятия (a joint venture agreement). Стороны могут сами выбирать, какой договор использовать. В развитие этого направления в отношениях РК с РФ, например, 23 марта 2018 г. в городе Йонъин провинции Кёнги (Республика Корея) мэром Йонъина, президентом Ассоциации венчурных компаний Кореи (KOVA) с корейском стороны и Генеральным директором Агентства стратегических инициатив и Управляющим директором Российского экспортного центра подписан Меморандум «Об открытии технологического хаба – “Российской галереи высоких технологий”», задачи которого состоят в: привлечении корейских инвестиций в экспортно-ориентированные российские малые и средние предприятия; создании СП для коммерциализации новых технологий; продвижении российских технологических продуктов на рынок Южной Кореи. Хаб позиционируется, как стартовая площадка для российских компаний, планирующих выводить свою высокотехнологичную продукцию на азиатские рынки и нуждающихся в постоянной точке присутствия в регионе [21].

Исходя из того, что с мая 1998 г. Корея полностью открыла свой фондовый рынок иностранным инвесторам, к 2003 г. это привело к 40 %-ной доле иностранного капитала в экономике ЮК (по 8 % инвестиций пришлось на японских и английских инвесторов, 40 % - на инвесторов из США); однако в 2008 г. совокупное число акций, находящихся в руках иностранного капитала снизилось до 27 % [17]. Специальными законами доля иностранного капитала в компаниях в сфере авиаперевозок, радиовещания и телекоммуникаций электроэнергетики и др. [19. С. 1-9] ограничена 49 %. Так, например, на 31.12.2017 г. в Korea Telecom доля иностранного участия в капитале составляет 126646754 акций, что составляет 48,5 % [22]; в Korean Air на 27.02.2019 - 22421037 акций, что составляет 23,64% [23] и т.д. При этом контроль остается в руках корейского капитала, поскольку один иностранный инвестор вправе купить от 3 до 15 (в зависимости от компании) процентов акций [6. С. 131-137].

Таким образом, хотя, как мы видим, большая часть вложений капитала иностранными инвесторами производится в акционерную форму компаний, законодательство Республики Корея предлагает широкий спектр форм ведения бизнеса, применимых для инвестирования.

Библиография
1.
Беликова К.М., Ахмадова М.А. Правовая характеристика понятия "инвестор" и ее связь с формами реализации инвестиционной деятельности в КНР // Международное право.-2018.-№ 3.-С.20-34. DOI: 10.25136/2306-9899.2018.3.27088. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_27088.html (дата обращения: 08.10.2018)
2.
Карпов А.В., Величко А.С. Вопросы правового регулирования участия государственных органов в хозяйственных обществах. // Бухгалтер и закон. – 2005.-№ 7(79). – С. 2-6.
3.
Foreign Investment Promotion Act No. 5559, Sep. 16, 1998 (as amended by Act No. 8368, Apr. 11, 2007). // Statutes of the Republic of Korea, Vol. 19. URL: https://elaw.klri.re.kr/kor_service/ebook.do?hseq=18932#1 (дата обращения: 19.02.2019)
4.
Указ Президента «О применении Закона о поощрении иностранных инвестиций» (Enforcement Decree of the Foreign Investment Promotion Act). Цит. по: Путеводитель для бизнеса в Республике Корея. / Инф. Торгового представительства Российской Федерации в Республике Корея. 2017. URL: http://91.206.121.217/tpapi/api/GuideToBusiness/?country=26 (дата обращения: 17.02.2019)
5.
Kiseong You, Yu Jin Lee (Hankyul Law Group (First Law International South Korea Member Firm)). Types of foreign investment. // Investing in South Korea, Practical Law Country Q&A 0-611-1365 (2018). URL: https://uk.practicallaw.thomsonreuters.com (дата обращения: 17.02.2019)
6.
Беликова К.М. Инвестиционная политика и стратегии привлечения инвестиций в Южной Корее: ретроспектива и современное состояние. // Проблемы экономики и юридической практики. – 2018.-№ 2. – С. 131-137. URL: http://www.urvak.ru/articles/probl-vypusk-2-investitsionnaya-politika-i-strateg/ (дата обращения: 02.08.2018)
7.
Commercial Act No. 1000 of January 20, 1962 (as amended by Act No. 10696, May 23, 2011). URL: https://elaw.klri.re.kr/kor_service/ebook.do?hseq=24733#1 (дата обращения: 17.02.2019)
8.
Закон «О применении Торгового закона» № 1213 от 12 декабря 1962 г. (в ред. Закона № 10372 от 23 июля 2010 г. (Act on Implementation of Commercial Act, No. 1213, Dec. 12, 1962, as Amended by Act No. 10372, Jul. 23, 2010). URL: https://elaw.klri.re.kr/kor_service/ebook.do?hseq=18361#1 (дата обращения: 17.02.2019)
9.
Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Международное частное право и инвестиции: науч.-практ. исслед. – М.: «Юридическая фирма «Контракт»; «Волтерс Клувер», 2011.-С. 36 и др.
10.
Южная Корея (данные на 01.12.2016). // Россия — Азиатско-Тихоокеанский регион. Азиатский вектор. URL: http://asiavector.ru/countries/south-korea/ (дата обращения: 03.03.2019)
11.
Беликова К.М. Конструирование системы договорных объединений, занятых в предпринимательской деятельности в странах БРИКС. // Право и политика. – 2016. – № 4. – С. 484-497. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.4.18567 (дата обращения: 10.03.2019)
12.
Act No. 471 of February 22, 1958, as last amended by Act No. 8720 of December 21, 2007. URL: https://wipolex.wipo.int/en/legislation/details/2769 (дата обращения: 10.03.2019)
13.
Путеводитель для бизнеса в Республике Корея. / Инф. Торгового представительства Российской Федерации в Республике Корея. 2017. URL: http://91.206.121.217/tpapi/api/GuideToBusiness/?country=26 (дата обращения: 17.02.2019)
14.
Технологический хаб в Южной Корее для российских компаний. 31.03.2018. URL: http://lifanov-asia.ru/tekhnologicheskij-biznes-s-aziatami/texnologicheskij-xab-v-yuzhnoj-kore-dlya-rossijskix-kompanij.html (дата обращения: 18.02.2019).
15.
Торговая дипломатия. Представление и защита интересов российского бизнеса в Республике Корея. URL: https://www.westlakeitc.com/ (дата обращения: 03.03.2019)
16.
Thomas Pinansky, Ki Tai Park and Eugene Lee. Establishing a business in South Korea. / Ed. by Barun Law LLC. URL: https://content.next.westlaw.com/0-575-2387?transitionType=Default&contextData=(sc.Default)&__lrTS=20190121062512510&firstPage=true&bhcp=1 (дата обращения: 02.03.2019)
17.
Рубцов Б.Б. Фондовый рынок Республики Корея. // Портфельный инвестор. – 2010.-№ 2. URL: http://www. mirkin.ru/_docs/articles03-127.pdf (дата обращения: 14.04.2018)
18.
Yong Joon Yoon, Daehoon Koo, Bryan Shin. Corporate entities and acquisition methods. / Ed. by Lee & Ko. 01-Nov-2018. URL: https://ca.practicallaw.thomsonreuters.com/6-547-7367?transitionType=Default&contextData=(sc.Default)&firstPage=true&bhcp=1 (дата обращения: 03.03.2019)
19.
Беликова К.М. Национально-правовые особенности реализации инвестиций в экономики России, Южной Кореи и Японии. // Юридические исследования. – 2019. – № 2. – С. 1-9. DOI: 10.25136/2409-7136.2019.2.29011. URL: https:// nbpublish.com/library_read_article.php?id=29011 (дата обращения: 02.03.2019)
20.
Foreign Exchange Transactions Act. Amended by Act No. 9374, Jan. 30, 2009. URL: http://www.moleg.go.kr/ FileDownload.mo?flSeq=34223 (дата обращения: 03.03.2019)
21.
Технологический хаб в Южной Корее для российских компаний. 31.03.2018. URL: http://lifanov-asia.ru/tekhnologicheskij-biznes-s-aziatami/texnologicheskij-xab-v-yuzhnoj-kore-dlya-rossijskix-kompanij.html (дата обращения: 18.02.2019)
22.
Investors-Stock Information-Shareholding Structure. Korea Telecom. URL: https://corp.kt.com/eng/html/investors/stocks/construction.html (дата обращения: 03.03.2019)
23.
Frgn' Holding. // Иностранная собственность. // Информация для инвесторов. Korean Air. URL: https://www.koreanair.com/global/ru/about/economic-responsibility-investor-relations/investor-relations/foreign-ownership.html (дата обращения: 03.03.2019)
References (transliterated)
1.
Belikova K.M., Akhmadova M.A. Pravovaya kharakteristika ponyatiya "investor" i ee svyaz' s formami realizatsii investitsionnoi deyatel'nosti v KNR // Mezhdunarodnoe pravo.-2018.-№ 3.-S.20-34. DOI: 10.25136/2306-9899.2018.3.27088. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_27088.html (data obrashcheniya: 08.10.2018)
2.
Karpov A.V., Velichko A.S. Voprosy pravovogo regulirovaniya uchastiya gosudarstvennykh organov v khozyaistvennykh obshchestvakh. // Bukhgalter i zakon. – 2005.-№ 7(79). – S. 2-6.
3.
Foreign Investment Promotion Act No. 5559, Sep. 16, 1998 (as amended by Act No. 8368, Apr. 11, 2007). // Statutes of the Republic of Korea, Vol. 19. URL: https://elaw.klri.re.kr/kor_service/ebook.do?hseq=18932#1 (data obrashcheniya: 19.02.2019)
4.
Ukaz Prezidenta «O primenenii Zakona o pooshchrenii inostrannykh investitsii» (Enforcement Decree of the Foreign Investment Promotion Act). Tsit. po: Putevoditel' dlya biznesa v Respublike Koreya. / Inf. Torgovogo predstavitel'stva Rossiiskoi Federatsii v Respublike Koreya. 2017. URL: http://91.206.121.217/tpapi/api/GuideToBusiness/?country=26 (data obrashcheniya: 17.02.2019)
5.
Kiseong You, Yu Jin Lee (Hankyul Law Group (First Law International South Korea Member Firm)). Types of foreign investment. // Investing in South Korea, Practical Law Country Q&A 0-611-1365 (2018). URL: https://uk.practicallaw.thomsonreuters.com (data obrashcheniya: 17.02.2019)
6.
Belikova K.M. Investitsionnaya politika i strategii privlecheniya investitsii v Yuzhnoi Koree: retrospektiva i sovremennoe sostoyanie. // Problemy ekonomiki i yuridicheskoi praktiki. – 2018.-№ 2. – S. 131-137. URL: http://www.urvak.ru/articles/probl-vypusk-2-investitsionnaya-politika-i-strateg/ (data obrashcheniya: 02.08.2018)
7.
Commercial Act No. 1000 of January 20, 1962 (as amended by Act No. 10696, May 23, 2011). URL: https://elaw.klri.re.kr/kor_service/ebook.do?hseq=24733#1 (data obrashcheniya: 17.02.2019)
8.
Zakon «O primenenii Torgovogo zakona» № 1213 ot 12 dekabrya 1962 g. (v red. Zakona № 10372 ot 23 iyulya 2010 g. (Act on Implementation of Commercial Act, No. 1213, Dec. 12, 1962, as Amended by Act No. 10372, Jul. 23, 2010). URL: https://elaw.klri.re.kr/kor_service/ebook.do?hseq=18361#1 (data obrashcheniya: 17.02.2019)
9.
Doronina N.G., Semilyutina N.G. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo i investitsii: nauch.-prakt. issled. – M.: «Yuridicheskaya firma «Kontrakt»; «Volters Kluver», 2011.-S. 36 i dr.
10.
Yuzhnaya Koreya (dannye na 01.12.2016). // Rossiya — Aziatsko-Tikhookeanskii region. Aziatskii vektor. URL: http://asiavector.ru/countries/south-korea/ (data obrashcheniya: 03.03.2019)
11.
Belikova K.M. Konstruirovanie sistemy dogovornykh ob''edinenii, zanyatykh v predprinimatel'skoi deyatel'nosti v stranakh BRIKS. // Pravo i politika. – 2016. – № 4. – S. 484-497. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.4.18567 (data obrashcheniya: 10.03.2019)
12.
Act No. 471 of February 22, 1958, as last amended by Act No. 8720 of December 21, 2007. URL: https://wipolex.wipo.int/en/legislation/details/2769 (data obrashcheniya: 10.03.2019)
13.
Putevoditel' dlya biznesa v Respublike Koreya. / Inf. Torgovogo predstavitel'stva Rossiiskoi Federatsii v Respublike Koreya. 2017. URL: http://91.206.121.217/tpapi/api/GuideToBusiness/?country=26 (data obrashcheniya: 17.02.2019)
14.
Tekhnologicheskii khab v Yuzhnoi Koree dlya rossiiskikh kompanii. 31.03.2018. URL: http://lifanov-asia.ru/tekhnologicheskij-biznes-s-aziatami/texnologicheskij-xab-v-yuzhnoj-kore-dlya-rossijskix-kompanij.html (data obrashcheniya: 18.02.2019).
15.
Torgovaya diplomatiya. Predstavlenie i zashchita interesov rossiiskogo biznesa v Respublike Koreya. URL: https://www.westlakeitc.com/ (data obrashcheniya: 03.03.2019)
16.
Thomas Pinansky, Ki Tai Park and Eugene Lee. Establishing a business in South Korea. / Ed. by Barun Law LLC. URL: https://content.next.westlaw.com/0-575-2387?transitionType=Default&contextData=(sc.Default)&__lrTS=20190121062512510&firstPage=true&bhcp=1 (data obrashcheniya: 02.03.2019)
17.
Rubtsov B.B. Fondovyi rynok Respubliki Koreya. // Portfel'nyi investor. – 2010.-№ 2. URL: http://www. mirkin.ru/_docs/articles03-127.pdf (data obrashcheniya: 14.04.2018)
18.
Yong Joon Yoon, Daehoon Koo, Bryan Shin. Corporate entities and acquisition methods. / Ed. by Lee & Ko. 01-Nov-2018. URL: https://ca.practicallaw.thomsonreuters.com/6-547-7367?transitionType=Default&contextData=(sc.Default)&firstPage=true&bhcp=1 (data obrashcheniya: 03.03.2019)
19.
Belikova K.M. Natsional'no-pravovye osobennosti realizatsii investitsii v ekonomiki Rossii, Yuzhnoi Korei i Yaponii. // Yuridicheskie issledovaniya. – 2019. – № 2. – S. 1-9. DOI: 10.25136/2409-7136.2019.2.29011. URL: https:// nbpublish.com/library_read_article.php?id=29011 (data obrashcheniya: 02.03.2019)
20.
Foreign Exchange Transactions Act. Amended by Act No. 9374, Jan. 30, 2009. URL: http://www.moleg.go.kr/ FileDownload.mo?flSeq=34223 (data obrashcheniya: 03.03.2019)
21.
Tekhnologicheskii khab v Yuzhnoi Koree dlya rossiiskikh kompanii. 31.03.2018. URL: http://lifanov-asia.ru/tekhnologicheskij-biznes-s-aziatami/texnologicheskij-xab-v-yuzhnoj-kore-dlya-rossijskix-kompanij.html (data obrashcheniya: 18.02.2019)
22.
Investors-Stock Information-Shareholding Structure. Korea Telecom. URL: https://corp.kt.com/eng/html/investors/stocks/construction.html (data obrashcheniya: 03.03.2019)
23.
Frgn' Holding. // Inostrannaya sobstvennost'. // Informatsiya dlya investorov. Korean Air. URL: https://www.koreanair.com/global/ru/about/economic-responsibility-investor-relations/investor-relations/foreign-ownership.html (data obrashcheniya: 03.03.2019)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - некоторые аспекты исследования организационно-правовых форм реализации инвестиционной деятельности в Республике Корея в контексте правовых трактовок понятий «иностранный инвестор» и «иностранная инвестиция». Методология исследования, которой с успехом пользуется автор, состоит из ряда методов: основной - анализ научной литературы и правовых актов, формально-юридический, сравнительно-правовой. Актуальность статьи заключается в исследования организационно-правовых форм реализации инвестиционной деятельности в Республике Корея Научная новизна статьи хорошо прослеживается на всех ее этапах. Автор правильно формулирует теоретическую часть своего исследования. Новизна заключается в обосновании необходимости учета особенностей организационно-правовых форм инвестиционной деятельности в Республике Корея. Автор выводит правовые трактовки понятий «иностранный инвестор» и «иностранная инвестиция», и учитывая это приводит к определенным результатам. Стиль, структура, содержание соответствуют статьям такого рода, т. е. описывающим современное состояние вопроса и национально-правовые особенности реализации инвестиций в экономику Республики Корея. Автор учитывает при этом, что подвергает анализу лишь некоторые аспекты такой деятельности в контексте правовых трактовок понятий «иностранный инвестор» и «иностранная инвестиция». Автор на основе анализа НПА, в т. ч. «основополагающего закона в сфере инвестирования в Южную Корею «О содействии иностранным инвестициям» от 16 сентября 1998 г. (FIPA)», «Закона «О торговле» от 20 января 1962 г. № 1000 (в ред. 2011 г.)», раскрывает понятия «иностранные инвестиции», «инвестор…», возможные формы инвестиционной деятельности. Автор показывает, что иностранные инвестиции могут быть в следующей форме: «портфельные инвестиции, … долгосрочные займы, взносы в некоммерческую организацию». И автор их подробно рассматривает, анализирует и показывает достоинства и недостатки при инвестировании. Рассматривая организационно-правовые формы ведения бизнеса (инвестиционной деятельности) автор показывает преимущества и недостатки этих форм. Приводит примеры: «Примером такой компании может служить южнокорейская WEST LAKE I.T.C Co. Ltd. …», «Также через листинг акций компания может поглотить большой объем государственного капитала, однако не все акционерные общества производят листинг своих акций. Одним из недостатков создания акционерного общества является то, что его зарубежный доход может облагаться налогом». Следует оценить правильность приведенных примеров российского участия «В РК имеются представительства следующих российских компаний: ПАО «Аэрофлот Российские авиалинии», госкорпорации «Ростех», ПАО «МЕЧЕЛ», группы компаний Волга-Днепр, ООО «Монокристалл», S7, Сахалинские авиатрассы». «Что касается иностранных граждан , которые хотят быть инвесторами, они должны получить визу…» и далее автор подробно показывает порядок получения различных их видов для осуществления инвестирования. Автор правильно делает выводы о трудностях и особенностях при инвестиционной деятельности в РК, в т. ч. инвесторов из нашей страны. Автор не настаивает на своем видении решения вопроса и отмечает, что «хотя, как мы видим, большая часть вложений капитала иностранными инвесторами производится в акционерную форму компаний, законодательство Республики Корея предлагает широкий спектр форм ведения бизнеса, применимых для инвестирования». В качестве замечания. Вызывают вопросы сравнения статусов инвестора и работника в трудовых отношениях: «По нашему мнению, квалификация лиц в качестве инвесторов имеет практическое значение, поскольку иностранный инвестор … в инвестиционных отношениях приобретает специальный статус, сходный в его своеобразии со статусом работника в трудовых отношениях …». Что же здесь общего? Библиография представлена современная, полная. Она достаточна для раскрытия предмета статьи. Апелляция к оппонентам присутствует в виде ссылок на те или иные аспекты статьи. Выводы – статью можно опубликовать, т. к. она описывает национально-правовые особенности реализации инвестиций в экономику Республики Корея, раскрывает организационно-правовые формы реализации инвестиционной деятельности в стране в контексте правовых трактовок понятий «иностранный инвестор» и «иностранная инвестиция». Интерес читательской аудитории будет.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"