Статья 'Сравнительный анализ норм гражданского законодательства царства Польского с нормами гражданского законодательства Российской империи в сфере защиты вещных прав' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Сравнительный анализ норм гражданского законодательства царства Польского с нормами гражданского законодательства Российской империи в сфере защиты вещных прав

Серегин Кирилл Валерьевич

аспирант, кафедра Теории и истории права и государства, Государственный университет "Дубна"

141980, Россия, Московская область, г. Дубна, ул. Университетская, 19

Seregin Kirill Valer'evich

post-graduate student of the Department of the Theory and History of Law and State at Dubna State University

141980, Russia, Moskovskaya oblast', g. Dubna, ul. Universitetskaya, 19

spartacg@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.3.29155

Дата направления статьи в редакцию:

05-03-2019


Дата публикации:

22-03-2019


Аннотация.

Объектом исследования выступают отношения связанные с защитой вещных прав в царстве Польском и Российской империи. Предметом исследования является гражданское законодательство, действовавшее в царства Польского и Российской империи в период с 1812 по 1917 года, а конкретно, нормы права регулировавшие защиту вещных прав на территориях царства Польского и Российской империи. Автор подробно рассматривает особенности негаторной защиты вещных прав, а так же момент перехода владения в разряд незаконного в гражданском законодательстве царства Польского. Для проведении исследования были использованы следующие методы: анализа, синтеза, экстраполяции, метод системного подхода, герменевтический, сравнительно-исторический. Основными выводами проведенного исследования являются:1) В законодательстве, действовавшем на территории царства Польского, существовала негаторная защита, в качестве отдельного способа защиты вещного права, однако она имела признаки индивидуализации т.е. по отношению к конкретным вещам. Тем самым она была ограничена рамками применимости к конкретным вещам.2) Гражданское законодательство царства Польского связывало момент перехода владения в разряды незаконного с моментом, когда лицу становилось известно о недостатках прав оснований.3) Различия в регулировании виндикации, в качестве способа защиты вещного права, были несущественны. В законодательстве царства Польского виндикационные ограничения были закреплены законом, путем очерчивания круга вещей в перечне которых производилась виндикация, а в рамках гражданского права Российской империи такого рода ограничения виндикации не наблюдалось.4) Отличительной особенностью негаторной защиты в царстве Польском являлась возможность ее применения путем совершения конкретных физических действий для восстановления нарушенного права.

Ключевые слова: свод законов, право царства Польского, защита собственности, история права, история иска, негаторная защита, негаторный иск, Российская империя, незаконное владение, виндикационный иск

Abstract.

The object of the research is the relations that arose in the process of protection of property rights in Polish Kingdom and Russian Empire. The subject of the research is the civil laws that were effective in Polish Kingdom and Russian Empire during the period since 1812 till 1917, in particular, the provisions that regulated protection of proiperty rights in the territories of Polish Kingdom and Russian Empire. The author of the article focuses on particular peculiarities of negatory protection of property rights as well as the point at which property was recognized as illegal by the civil law of Polish Kingdom. In the course of the research the author has used the following methods: analysis, synthesis, extrapolation, systems approach, hermeneutical and comparative law method. The main conclusions of the research are as follows: 1) the law of Polish Kingdom set forth negatory actions as an individual means of protection of property rights, however, it had individualization signs in relation to particular items. Thus, it was limited by applicability to particular items; 2) the civil law of Polish Kingdom viewed the point when an individual found out about insufficiency of base for his or her rights as the point when his or her property became illegal; 3) Differences in regulation of vindication as the means of protection of property rights were insignificant. The law of Polish Kingdom fixed vindication limitations by outlining a list of items subject to vindication while the Russian Empire did not have evident restrictions of vindication. 3) Distinguished feature of negatory protection in Polish Kingdom was caused by the fact that it could be applied through particular physical action for restoration of violated right. 

Keywords:

illegal possession, body of law, the law of Polish kingdom, protection of property, legal history, claims history, negatory defence, negatory action, Russian empire, replevin

Право собственности являлось и является основой гражданского оборота, на протяжении всей истории его развития. Потребности же социально-экономической действительности возродили к жизни и другие вещные права, которые так же, как и право собственности, всегда нуждались в эффективных механизмах защиты. Актуальность темы настоящего исследования обусловлена, прежде всего, весомым научным и практическим значением вещных прав.

В связи с этим, стоит обратить внимание на способы защиты вещных прав, применявшихся в прошлом на территориях государств-предшественников современной РФ, чтобы сформировать более точное представление о способах защиты вещных прав, а также рассмотреть возможность применения выявленного инструментария защиты для устранения пробелов в вещно-правовой защите. Поскольку охватить столь широкий исторический период в рамках одной статьи не представляется возможным, данная статья ограничивается анализом способов защиты вещных прав царства Польского в период вхождения в состав Российской империи. Выбор обусловлен тем, что законы, действовавшие на этой территории в выбранный период, применялись исключительно в рамках Польской губернии; территория имела специфические (в сравнении с Российской империей) источники права; кроме того, в научной литературе отсутствует четкое понимание инструментария защиты вещных прав, имевшегося в распоряжении у граждан, проживавших в Польской губернии в рассматриваемый период.

В частности, нам интересен период с 1812 г. по 1917г. поскольку именно тогда территория царства Польского вошла в состав Российской империи; а уже в 1917 году Польша начала провозглашать независимость своих территорий.

Научная литература, охватывающая данный период, включает в себя работы, анализирующие как гражданское право царства Польского, так и гражданское право Российской империи в целом. К примеру, Кодан С.В.и Февралёв С.А. занимались анализом местного права в регионах Российской импери[8] , Белов Г.В., Рейнке Н.М., Юренев П.А. анализировал местное право Польши[5;14;15;19], Пахман С.В. описывал историю кодификации гражданского права[11], Тесля А.А. анализировал все источники гражданского права Российской империи[17], Нольде А.Е. в своих работах освещал историю кодификации местных законов [10], Победоносцев К.П. занимался исследованием гражданского права Российской империи, в том числе и способами защиты вещных прав[13].

В мае 1815 года, в ходе принятия акта Венского Конгресса, территория Польши вошла в состав Российской империи[1]. В этом же году была издана конституция царства Польского, которая была еще одним документом, закрепившим переход данной территории в состав Российской империи[9].

Что же касается источника гражданского права, действовавшего на исследуемой территории, то им был Французский гражданский кодекс 1804 года[11, c. 186-193]. Данный акт начал свое действие на территории Польши в 1808 году. Несмотря на введение в 1825 году гражданского уложения царства Польского, коренных изменений сфера защиты вещных прав так и не претерпела. Действие кодекса Наполеона в данном институте продолжалось, но дополнялось нормами из вновь принятого акта. Судебная же власть, вплоть до принятия судебных уставов 1864 года, действовала на прежних началах[7].

Таким образом, с одной стороны, сформировалась некая автономия в рамках правового регулирования, с другой стороны, царство Польское уже вошло в состав Российской империи, а следовательно, должен был измениться как режим правового регулирования в целом, так и способы защиты права собственности в частности. В связи с этим, весьма занимательным является рассмотрение вопроса правового регулирования защиты права собственности в гражданском законодательстве царства Польского, в сравнении нормами гражданского законодательства Российской империи, регулировавших защиту вещных прав.

До 1825 года вопрос защиты права собственности регулировался Кодексом Наполеона, а именно § 2279. На основании данной нормы, лицо, потерявшее вещь, может истребовать еѐ обратно в течение трѐх лет, считая со дня потери или кражи, от того, в чьих руках она окажется.

Несмотря на отсутствие прямого заимствования термина «виндикациия», обозначенное правомочие собственника по конструкции возвращения имущества является ему тождественным.

Гражданское законодательство царства Польского напрямую не содержало условий предъявления виндикационного иска, но они с очевидностью выводятся из содержания § 2279 Кодекса Наполеона: 1) наличие права на вещь у истца; 2) выбытие имущества из его владения, причѐм как в результате собственных неосторожных действий, так и ввиду неправомерной деятельности ответчика; 3) нахождение вещи «в руках у ответчика» коррелирует древнеримскому сохранению имущества в натуре, к моменту предъявления требования о возврате. Исходя из цитируемого положения, можно говорить, что виндикационная защита в царстве Польском носила характер владельческой, то есть, не ограничивалась в применении одним лишь собственником.

Говоря о нормах регулирующих институт виндикационной защиты в гражданском праве Российской империи, после 1857 года необходимо выделить следующие особенности: прежде всего, правом на такую защиту был наделен только собственник; такой вывод можно сделать на основании анализа статьи 420 тома X свода законов Российской империи. В данной статье указываются критерии права собственности, следовательно, лицо, у которого есть такое право, является собственником; однако, если лицо имеет право вотчинного, крепостного или потомственного владения, то его называют владельцем. В отделении втором, в котором прописана виндикационная защита, указывается только термин «владелец», и ни о каком титульном владении речи не идет (по сути, арендатор не мог бы защитить вещь с помощью виндикации), таким образом, в гражданском праве Российской империи защищать вещь посредством виндикации мог только собственник[12].

Еще одной нормой регулировавшей защиту вещных прав в Кодексе Наполеона был §2280, смысл которого заключался в следующем: если лицо, владевшее потерянной или украденной вещью, купило ее на ярмарке или на рынке, или путем публичной продажи, или от торговца, продающего аналогичные вещи, то первоначальный собственник может требовать возвращения этой вещи, лишь уплатив владельцу цену, которую она ему стоила. Посредством данного положения добросовестный приобретатель был полностью защищен, чего нельзя сказать о законном владельце. Получается, что он мало того, что потерял вещь так еще и должен был за нее платить. Безусловно, такая конструкция ликвидировала возможность регрессных требований от добросовестного приобретателя к лицу, которое, исходя из формулировки данной статьи, украло вещь. Но данные требования мог предъявить уже законный владелец. По сути, можно говорить о приоритете прав добросовестного приобретателя перед правами законного владельца.

Что же касается Свода законов Российской империи, то здесь был сохранен баланс интересов[2]. Исходя из положений отделения II главы VI, которым были урегулированы отношения по возврату имущества, в том числе и от добросовестного приобретателя, не устанавливает обязанностей собственника по выплате стоимости имущества добросовестному владельцу. Статья 609 устанавливает обязанность как добросовестного, так и недобросовестного владельца о возврате имущества. Вместе с тем, добросовестному владельцу возмещаются затраты на поддержание имущества в надлежащем состоянии, в том числе понесенные на страхование имущества, а также на приращения имущества (в том числе на постройки).

В 1825 году был издан отдельный законодательный акт, который частично отменял некоторые нормы Кодекса Наполеона на территории царства Польского[8].

Если же говорить о сборниках законодательства царства Польского, то тут представляет интерес Собрание гражданских законов губерний царства Польского 1877года [6;16].

Необходимо обратить внимание на ст. 550 которая дает пояснение термину «добросовестный владелец» [16]. Исходя из анализа нормы, изначально, каждый владелец добросовестный, недобросовестным он становится с того момента, как ему становятся известны недостатки прав основания.

Свод законов Российской империи имел несколько другое понимание добросовестности и перехода владения из разряда «добросовестное» в разряд «не добросовестное». Исходя из буквального смысла ст. 529-530 так же, как и в вышеописанном акте, изначально, каждый владелец добросовестный, то есть имеет место быть презумпция титульного владения. Однако, владение переходит в разряд «незаконного» только посредством судебного акта, в то время как в своде гражданских узаконений Губерний царства Польского такой нормы не было. Иными словами, гражданское законодательство царства Польского связывало момент перехода владения в разряды незаконного с моментом, когда лицу стало известно о недостатках прав оснований, а гражданское законодательство Российской империи связывало такой переход с моментом вынесения судебного акта, в котором владение признавалось не добросовестным.

Ст. 554 иллюстрирует случай, при котором собственник использовал материалы ему не принадлежащие и что-либо соорудил. Такой собственник имеет обязанность по возврату денежной суммы, эквивалентной стоимости материала, уплаты вознаграждения за вред и убытки, если они причинены. Однако, собственник материалов не в праве их отобрать. Указанная статья по своей сути иллюстрирует виндикационную защиту. В гражданском же праве Российской империи, вопрос использования материалов, не принадлежащих собственнику, не был урегулирован. Однако, имелась общая виндикационная защита, без персонализации вещи, в отношении которой она могла быть применена. Иными словами, в гражданском законодательстве Российской империи виндикация не ограничивалась введением перечня вещей, в отношении которых она была возможна.

Ст. 672 говорит о праве соседа требовать, чтобы деревья и изгороди были установлены на меньшее расстояние. Если же ветви дерева соседа каким-либо образом мешают собственнику, то он может обязать их срубить. Если же корни соседского дерева находятся на имуществе другого собственника, то он может сам их вырубить. По сути, здесь прописаны действия, целью которых является устранение препятствий к осуществлению владения, иначе говоря, негаторная защита. Характерной чертой, в данном случае, является то, что данный инструмент может использовать только собственник.

Нормы гражданского права Российской империи, действовавшие с 1833 года, не подразумевали негаторную защиту, хотя, косвенно, можно предположить о наличии данного инструмента. Аргументировать тезис о косвенном наличии неготорной защиты можно ссылаясь на ст. 209 Свода законов Российской империи в редакции 1833 года[3]. В статье вменялось в обязанность опекуна «иметь ходатайства по всем тяжебным делам малолетнего» и предпринимать действия, которые позволили бы спокойно владеть имуществом. Если говорить о возникновении препятствий к осуществлению владения, не может идти речи ни о каком спокойном владении. Наличие негаторной защиты также можно обосновать посредством ссылки на ст.388 главы седьмой тома X свода законов Российской империи. В данной статье прямо указано, что самоуправство в отношении имущества запрещено. При этом необходимо обратить внимание, что речь идет не о конкретном имуществе (дереве, имении и т.д.), а об имуществе в целом, хотя все это весьма сомнительно.

Если говорить о мнениях ученых, которые выделяли ее как самостоятельный вид защиты, то здесь необходимо выделить следующих: К.Н. Анненкова и К. П. Победоносцева. Тем не менее, необходимо помнить, что их доводы базировались на законодательстве более позднего периода, а именно на своде законов Российской империи в его последней официальной редакции от 1857 года, а также на нормах устава гражданского судопроизводства 1864 года.

Победоносцев К. П., хотя и не выделяет негаторный иск как самостоятельный, упоминает о нем, и называет данный вид иска: «иск о владении». Для понимания того, что подразумевается под «иском о владении», Константин Петрович пишет следующее: «иск о владении имеет целью удержаться в своем владении, когда его нарушают». Далее приводится в пример следующая ситуация: «если у владельца захватили поле или его вытеснили из дома, а ему надо восстановить свое право, то если владелец выберет для этого иск о праве собственности, то ему нужно будет доказать свое право собственности, но если будет выбран иск о владении, то не будет необходимости доказывать права собственности, ему необходимо будет доказать, что он был владельцем и был вытеснен, и он будет тот час восстановлен ближайшей властью в своем владении»[13].

Если рассмотреть работу К. Анненкова «Начала русского гражданского права. Выпуск 1», в которой он подтверждает свое мнение ст. 691 и 693 тома 10 ч.1 свода законов Российской империи, то мы увидим, что данные статьи никоим образом не имеют деликтного характера (вопреки мнениям некоторых исследователей) [4;18].

Возвращаясь к анализу ст.672, необходимо отметить, исходя из данной нормы, на территории Польской губернии можно было применять не исковую защиту, а защиту с помощью действия. Говоря же о гражданском законодательстве Российской империи, защита вещных прав ограничивалась рамками судебными или посредством обращения в полицию[12].

На основании проведенного исследования, можно сделать следующие выводы:

1) В законодательстве, действовавшем на территории царства Польского, существовала негаторная защита, в качестве отдельного способа защиты вещного права, однако она имела признаки индивидуализации т.е. по отношению к конкретным вещам. Тем самым она была ограничена рамками применимости к конкретным вещам.

2) Гражданское законодательство царства Польского связывало момент перехода владения в разряды незаконного с моментом, когда лицу становилось известно о недостатках прав оснований, а гражданское законодательство Российской империи связывало такой переход с моментом вынесения судебного акта, в котором владение признавалось не добросовестным.

3) Имелась схожесть в правовом регулировании защиты вещных прав общеимперского законодательства и законодательства, действовавшего на территории царства Польского.

4) Различия в регулировании виндикации, в качестве способа защиты вещного права, были несущественны. В законодательстве царства Польского виндикационные ограничения были закреплены законом, путем очерчивания круга вещей в перечне которых производилась виндикация, а в рамках гражданского права Российской империи такого рода ограничения виндикации не наблюдалось.

5) Отличительной особенностью негаторной защиты в царстве Польском являлась возможность ее применения путем совершения конкретных физических действий для восстановления нарушенного права.

Библиография
1.
Акт Венского конгресса. 28 мая (9 июня) 1815 г. // ПСЗРИ-1. Т. 33. (N 25863). 1815. С. 1.
2.
Свод законов гражданских // Свод законов Российской империи. Т 10. СПб., 1857. C. 1018
3.
Свод законов гражданских и межевых: в 2 ч. // Свод законов Российской империи: В 15 т. Изд. 1832 г. СПб.: Тип. Второго отделения Собственной е. и. в. канцелярии, 1832. — Т. 10. — Ч. 1: Законы гражданские. С.754
4.
Анненков К. Система русского гражданского права. Том II: Права вещные. СПб., 1900. С.82-85
5.
Белов Г.В. Гражданское право губерний Царства Польского. Ч.1-2. Варшава, 1879. С. 267
6.
Губе К. К. Гражданские законы губерний Царства Польского: С доп. по 1876 г.: В 2-х ч. / Собр. Карл Губе, чл. Варш. судеб. палаты. 2 т. Варшава, 1836-1877. С.307
7.
Защита гражданских прав коренных жителей Царства Польского в судах империи// Вестник права. Кн.3(март). 1905. С.241
8.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО ЦАРСТВА ПОЛЬСКОГО: ФОРМИРОВАНИЕ, ИСТОЧНИКИ, ТРАНСФОРМАЦИИ (1815-1917 гг.) // Социодинамика. — 2013.-№ 3.-С.246-295. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.468. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_468.html
9.
Конституция Царства Польского и ее судьба (1815-1830). / Ю. Подвинский. – М.: Изд. Е. В. Кожевниковой и Е. А. Коломийцевой, 1906. С. 47
10.
Нольде А.Е. Очерки по истории кодификации местных гражданских законов при графе Сперанском. – СПб., 1914. C.75-280
11.
Пахман С.В. История кодификации гражданского права. Т.2. Спб., 1876. С.415
12.
Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть М., 2002. С. 238-239
13.
Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права СПб., 1896. С.165-169
14.
Рейнке Н.М. Очерки законодательства Царства Польского// Журнал Министерства юстиции. (N 8). 1901. С.1-65
15.
Защита гражданских прав коренных жителей Царства Польского в судах империи// Вестник права. Кн.3(март). 1905. С.237-261
16.
Собрание гражданских законов губерний Царства Польского .-СПб., : Изд. Ф. Сущинского, 1877 . С.165-641
17.
Тесля А.А. Источники гражданского права Российской империи XIX – начала ХХ века. – Хабаровск, 2005. С. 68-77
18.
Усачева К. А. Негаторный иск в исторической и сравнительно-правовой перспективе (часть 1) // Вестник гражданского права. (N 5). 2013. С. 87–119.
19.
Юренев П.А. Судебная реформа в Царстве Польском// Журнал гражданского и уголовного права. Кн.6. 1875. С.2
References (transliterated)
1.
Akt Venskogo kongressa. 28 maya (9 iyunya) 1815 g. // PSZRI-1. T. 33. (N 25863). 1815. S. 1.
2.
Svod zakonov grazhdanskikh // Svod zakonov Rossiiskoi imperii. T 10. SPb., 1857. C. 1018
3.
Svod zakonov grazhdanskikh i mezhevykh: v 2 ch. // Svod zakonov Rossiiskoi imperii: V 15 t. Izd. 1832 g. SPb.: Tip. Vtorogo otdeleniya Sobstvennoi e. i. v. kantselyarii, 1832. — T. 10. — Ch. 1: Zakony grazhdanskie. S.754
4.
Annenkov K. Sistema russkogo grazhdanskogo prava. Tom II: Prava veshchnye. SPb., 1900. S.82-85
5.
Belov G.V. Grazhdanskoe pravo gubernii Tsarstva Pol'skogo. Ch.1-2. Varshava, 1879. S. 267
6.
Gube K. K. Grazhdanskie zakony gubernii Tsarstva Pol'skogo: S dop. po 1876 g.: V 2-kh ch. / Sobr. Karl Gube, chl. Varsh. sudeb. palaty. 2 t. Varshava, 1836-1877. S.307
7.
Zashchita grazhdanskikh prav korennykh zhitelei Tsarstva Pol'skogo v sudakh imperii// Vestnik prava. Kn.3(mart). 1905. S.241
8.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO TsARSTVA POL''SKOGO: FORMIROVANIE, ISTOChNIKI, TRANSFORMATsII (1815-1917 gg.) // Sotsiodinamika. — 2013.-№ 3.-S.246-295. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.468. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_468.html
9.
Konstitutsiya Tsarstva Pol'skogo i ee sud'ba (1815-1830). / Yu. Podvinskii. – M.: Izd. E. V. Kozhevnikovoi i E. A. Kolomiitsevoi, 1906. S. 47
10.
Nol'de A.E. Ocherki po istorii kodifikatsii mestnykh grazhdanskikh zakonov pri grafe Speranskom. – SPb., 1914. C.75-280
11.
Pakhman S.V. Istoriya kodifikatsii grazhdanskogo prava. T.2. Spb., 1876. S.415
12.
Pobedonostsev K.P. Kurs grazhdanskogo prava. Pervaya chast' M., 2002. S. 238-239
13.
Pobedonostsev K.P. Kurs grazhdanskogo prava. Pervaya chast': Votchinnye prava SPb., 1896. S.165-169
14.
Reinke N.M. Ocherki zakonodatel'stva Tsarstva Pol'skogo// Zhurnal Ministerstva yustitsii. (N 8). 1901. S.1-65
15.
Zashchita grazhdanskikh prav korennykh zhitelei Tsarstva Pol'skogo v sudakh imperii// Vestnik prava. Kn.3(mart). 1905. S.237-261
16.
Sobranie grazhdanskikh zakonov gubernii Tsarstva Pol'skogo .-SPb., : Izd. F. Sushchinskogo, 1877 . S.165-641
17.
Teslya A.A. Istochniki grazhdanskogo prava Rossiiskoi imperii XIX – nachala KhKh veka. – Khabarovsk, 2005. S. 68-77
18.
Usacheva K. A. Negatornyi isk v istoricheskoi i sravnitel'no-pravovoi perspektive (chast' 1) // Vestnik grazhdanskogo prava. (N 5). 2013. S. 87–119.
19.
Yurenev P.A. Sudebnaya reforma v Tsarstve Pol'skom// Zhurnal grazhdanskogo i ugolovnogo prava. Kn.6. 1875. S.2

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Сравнительный анализ норм гражданского законодательства царства Польского с нормами гражданского законодательства Российской империи в сфере защиты вещных прав Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор отчасти разъяснил выбор темы исследования, но не сумел обосновать её актуальность, ограничившись сообщением о том, что «актуальность темы настоящего исследования обусловлена, прежде всего, весомым научным и практическим значением вещных прав». В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором вполне продуманы. Автор условно представил результаты анализа историографии проблемы, но сформулировал новизну предпринятого исследования. Автор крайне избирательно опирался на источники и актуальные научные труды по теме исследования. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. Автор отчасти разъяснил и не обосновал выбор хронологических рамок исследования. По какой причине автор полагает, что в «период с 1812 г. … территория царства Польского вошла в состав Российской империи» осталось неясно. Автор отчасти разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования. На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность, перечислил авторов, участвовавших в изучении вопросов истории гражданского права Российской империи. В основной части статьи автор сообщил, что в 1815 г. «территория Польши вошла в состав Российской империи», что с 1808 г. на данной территории действовал Гражданский кодекс Франции, с 1825 г. – Гражданское уложение, составленное на основе данного кодекса, заключив, что «весьма занимательным является рассмотрение вопроса правового регулирования защиты права собственности в гражданском законодательстве царства Польского, в сравнении нормами гражданского законодательства Российской империи, регулировавших защиту вещных прав». Далее автор обратил внимание на то, что § 2279 Кодекса Наполеона фактически содержал «условия предъявления виндикационного иска», описав их и заключив, что «виндикационная защита в царстве Польском носила характер владельческой, то есть, не ограничивалась в применении одним лишь собственником». Затем автор несколько неожиданно сообщил, что после 1857 года особенностью норм, регулировавших «институт виндикационной защиты в гражданском праве Российской империи», являлось то, что «правом на такую защиту был наделен только собственник». Далее автор описал содержание § 2280 Кодекса Наполеона и заключил, что «можно говорить о приоритете прав добросовестного приобретателя перед правами законного владельца», а также разъяснил мысль о том, что в свою очередь в Своде законов Российской империи «был сохранен баланс интересов». Далее автор неясно сообщил о том, что «в 1825 году был издан отдельный законодательный акт, который частично отменял некоторые нормы Кодекса Наполеона на территории царства Польского», сделав ссылку на статью Кодана С.В. и Февралёва С.А. (Социодинамика. 2013. № 3. С. 246–295. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.468. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_468.html) внезапно перешёл к анализу Собрания гражданских законов губерний царства Польского 1877 года. Автор прокомментировал встретившиеся ему статьи из Собрания гражданских законов, связанные с регулированием защиты вещных прав, сопоставив их со статьями Свода законов Российской империи, уделил специальное внимание оценке К.Н. Анненковым и К. П. Победоносцевым негаторного иска как способа защиты вещных прав и перешёл к изложению выводов. В статье встречаются множественные ошибки/описки, как-то: «основой гражданского оборота, на протяжении всей истории», «так же, как и право», «В связи с этим, стоит», «царства Польского», «виндикациия», «своде гражданских узаконений Губерний царства Польского», «Однако, собственник» и т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «Польской губернии», «нам интересен период с 1812 г. по 1917г. поскольку именно тогда территория царства Польского вошла в состав Российской империи; а уже в 1917 году Польша начала провозглашать независимость своих территорий», «лицо, потерявшее вещь, может истребовать еѐ обратно в течение трѐх лет, считая со дня потери или кражи, от того, в чьих руках она окажется», «Говоря о нормах регулирующих институт виндикационной защиты в гражданском праве Российской империи, после 1857 года необходимо выделить следующие особенности: прежде всего, правом на такую защиту был наделен только собственник; такой вывод можно сделать на основании анализа статьи 420 тома X свода законов Российской империи» и т.д. Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно. Однако выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования отчасти. В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «в законодательстве, действовавшем на территории царства Польского, существовала негаторная защита, в качестве отдельного способа защиты вещного права, однако она имела признаки индивидуализации т.е. по отношению к конкретным вещам» и т.д., что «гражданское законодательство царства Польского связывало момент перехода владения в разряды незаконного с моментом, когда лицу становилось известно о недостатках прав оснований, а гражданское законодательство Российской империи связывало такой переход с моментом вынесения судебного акта, в котором владение признавалось не добросовестным», что «имелась схожесть в правовом регулировании защиты вещных прав общеимперского законодательства и законодательства, действовавшего на территории царства Польского», что «различия в регулировании виндикации, в качестве способа защиты вещного права, были несущественны» и т.д., что «отличительной особенностью негаторной защиты в царстве Польском являлась возможность ее применения путем совершения конкретных физических действий для восстановления нарушенного права». Выводы, на взгляд рецензента, не проясняют цель исследования в полной мере: с какой целью автор применил метод сравнительного анализа, почему выбрал для сравнения нормы гражданского законодательства Царства Польского и Российской империи, осталось неясно. Результаты анализа эволюции «норм гражданского законодательства в сфере защиты вещных прав» в 1815–1917 гг. автором в статье не представлены. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует незначительной доработки в части определения ключевых элементов программы исследования (цели, объекта, предмета) и соотнесения их с выводами, после чего она может быть опубликована.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"