Статья 'Правовое регулирование деятельности международного коммерческого арбитража по законодательству Иордании: некоторые аспекты' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Правовое регулирование деятельности международного коммерческого арбитража по законодательству Иордании: некоторые аспекты

Беликова Ксения Михайловна

доктор юридических наук

профессор кафедры гражданского права и процесса и международного частного права, Юридический институт, ФГАОУ ВО "Российский университет дружбы народов" (РУДН), профессор

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, оф. 359

Belikova Ksenia Michailovna

Doctor of Law

Professor, the department of Civil Law and Procedure and International Private Law, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, of. 359

BelikovaKsenia@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Мутанна Абукамар Юсеф Абдулла

аспирант, магистр юриспруденции, юридич.институт, кафедра гражданского права и процесса и международного частного права, РУДН (2018); бакалавр юриспруденции, юридич. институт, Университет аль-Ярмук, Ирбид, Иордания (2015).

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, оф. 359

Muthanna Abuqamar Yousef Abdullah

 
Post-graduate student, Master of Jurisprudence, the department of Civil Law and Procedure and Private International Law, Law Institute, Peoples' Friendship University of Russia; Bachelor of Jurisprudence, Yarmouk University in Irbid, Jordan
 

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, of. 359

mothanaabukamar@yahoo.com

DOI:

10.25136/2306-9899.2018.2.26953

Дата направления статьи в редакцию:

22-07-2018


Дата публикации:

02-08-2018


Аннотация.

В настоящей статье авторами предпринята попытка осветить подходы иорданского законодателя к вопросу правовой регламентации деятельности международного коммерческого арбитража. Исследуются ключевые аспекты деятельности МКА в Иордании (допустимость параллельного производства, признание компетенции МКА и др.) Внимание уделяется процедуре рассмотрения споров в МКА Иордании с позиции выбора и квалификации арбитров, языка производства, перечня и требований к предоставляемым сторонами спора арбитражу и друг другу доказательствам, в том числе документам). Авторы рассматривают этап принятия арбитрами решения, включая требования к решению и возможности его оспаривания. При исследовании использовались такие методы научного познания, как: общенаучный диалектический, исторический, сравнительно-правового анализа. Автор исходит из субъективно-объективной заданности процессов и явлений. Новизна исследования заключается в рассмотрении арбитражного разбирательства в Иордании, право которой в этом вопросе ранее не становилось предметом исследования, что обогащает российскую науку новыми сведениями и информацией, вводя ее в научный оборот. В результате исследования авторы пришли к заключению, что МКА является эффективным инструментом для рассмотрения международных коммерческих споров, который все чаще используется сторонами различных правовых систем как механизм быстрого, действенного принятия решения.

Ключевые слова: Иордания, арбитраж, Арбитражный закон, выбор арбитров, квалификация арбитров, параллельное производство, вынесние решения, оспаривание решения, ЮНСИТРАЛ, государственные суды

Abstract.

This article makes an attempt of cover the approaches of a Jordan legislator towards the question of legal regulation of the work of the international commercial arbitration, as well as examines its key aspects. Attention is given to the procedure of disputes consideration by the international commercial arbitration from the perspective of selection and qualification of arbitrators, language of proceedings, list of requirements to the provided by the involved parties to each other and arbitration evidence, including documents. The authors review the stage of rendering a decision by arbitrators, considering the requirements to a decision and possibility to appeal that decision. The scientific novelty lies in examination of the arbitration proceeding in Jordan, which has not been previously a subject of research, and thus enriches the Russian science with new data and information, introducing it to the scientific discourse. A conclusion is made that the international commercial arbitration is an effective instrument for consideration of the international commercial disputes, which is most often used by the partied of various legal systems as a mechanism of rapid and efficient decision-making.

Keywords:

parallel proceedings, qualification of arbitrators, choice of arbitrators, Arbitration Law, arbitration, Jordan, Adjudication, decision challenge, UNCITRAL, state courts

В XIX в. право Иордании, как части Османской империи, было основано на примере образцов французского права - Торгового, Уголовного, Гражданско-процессуального и Уголовно-процессуального кодексов [1. C. 145-153]. Во время господства Великобритании (1917-1946 гг.) на территорию Иордании распространилось и частично заимствовано общее право. В современных границах Иордания была сформирована на территории эмирата Трансиордания, созданного англичанами после Первой мировой войны на правах Британского мандата и переданного в управление шерифа Мекки Абдуллы в целях усмирения местных племен и обеспечения противовеса влиянию Франции в регионе [2]. Таким образом, Трансиордания являлась истинно колониальным образованием, ранее никогда не существовавшим в качестве независимого политического субъекта, не располагающего ни четким властным центром, ни общей идеологией, ни историческими границами, ни экономическими средствами для поддержки жизнеспособности необходимых государству органов и институтов [3. P. 3]. Вследствие этого в настоящее время правовая система в Иордании имеет смешанный характер, где большинство правовых отраслей заимствовано у европейских стран. Однако регулирование прав, касающихся статуса личности (брак, семья, наследование и др.), осуществляется (как и в других мусульманских странах) мусульманским правом [4. C. 5-7, 19-22 и др.].

Ранее в своих работах [5. C. 54-59] мы уже затрагивали вопрос деятельности международного коммерческого арбитража (далее – МКА) в Иордании, поскольку исходим из своевременности такого рассмотрения потому, что МКА является эффективным способом урегулирования коммерческих споров в настоящее время. В настоящей статье мы хотим продолжить это исследование ввиду того, что в отечественный научный оборот будут таким образом введены новые знания о правовой системе Иордании.

В соответствии с Законом Иордании «Об арбитраже» № 31 от 16 августа 2001 г. [6] устанавливаются общие правила регулирования арбитражного разбирательства в Иордании. Закон включает в себя 56 статей, объединенных в 7 глав. Этот закон основывается на египетском Законе об арбитраже № 27 1994 г., который, в свою очередь, впитал в себя подходы Типового закона о международном торговом арбитраже 1985 г. (URL: http://www.uncitral.org/pdf/russian/texts/arbitration/ml-arb/07-87000_Ebook.pdf (дата обращения: 20.03.2018)) Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) и египетского Закона о признании и исполнении иностранных арбитражных решений № 8 1952 г. [7] В национальное законодательство Иордании имплементированы конвенции: Нью-Йоркская - о признании и исполнении иностранных арбитражных решений 1958 г., Вашингтонская - об урегулировании инвестиционных споров между государствами и гражданами других государств 1965 г., Амманская - Конвенция арабских государств о коммерческом арбитраже 1987 г. (URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 10.06.2018)), которые устанавливают общие правила для осуществления арбитражного разбирательства на территории нескольких государств. Таким образом, наряду с другими арабскими государствами Иордания стремится не только к унификации процедуры третейского разбирательства, но и к порядку легализации арбитражных решений, принятых на территории другой страны. Однако, главным образом, иностранные процедуры и правила применяются в соответствии с арбитражным соглашением между сторонами, которые вправе установить правила рассмотрения своего спора в соответствии с правом определенного государства, а также могут комбинировать те или иные нормы применительно к конкретным видам споров. Стоит также отметить, что наиболее востребованные международные коммерческие арбитражи в странах Арабского Востока - это Международный арбитражный центр Дубаи (Dubai International Arbitration Center - DIAC) и Каирский региональный центр международного коммерческого арбитража (The Cairo Regional Center For International Commercial Arbitration – CRCICA) [8. С. 73-77].

По причине нежелания отставать от современных тенденций в сфере урегулирования споров в арбитраже, в Иордании намечается проведение реформы третейского законодательства и внесение поправок в Закон 2001 г., которые будут в большей степени соответствовать интересам государства и учитывать проводимую им экономическую политику. Так, в частности, в рамках планируемой реформы предусматривается введение электронного (в он-лайн среде) рассмотрения споров – разбирательства с использованием технологий удаленной коммуникации между участниками процесса, - в том числе, электронного документооборота с использованием факсимильной подписи, а также внедрения инструментов защиты информации, попадающей и расположенной в сети Интернет. Аргументацией необходимости использования новых технологий при отправлении функций арбитражных трибуналов служит то, что такой подход будет способствовать инвестированию в Иорданию, а также приведет к установлению еще большей свободы действий сторон арбитражного соглашения на территории Иордании в рамках имеющихся процессуальных гарантий, в той степени, в какой современные технологии являются неотъемлемой частью иорданской правовой системы. Актуальность использования инструментов электронного арбитража возрастает в условиях наличия в коммерческом споре трансграничного элемента, особенно с учетом того, что сейчас даже самые традиционные виды договоров перемещаются в он-лайн пространство. При этом иорданские правоведы полагают [9], что введение электронного арбитража должно способствовать ускорению рассмотрения коммерческих споров как внутреннего, так и международного характера, поскольку в определенных ситуациях трансграничного характера возможность электронного урегулирования споров во многом ускоряет и оптимизирует процесс. Такая возможность, однако, должна быть прямо предусмотрена в арбитражном соглашении. Попутно отметим, что цифровые технологии уже используются в ряде стран мира и интеграционных объединений для он-лайн рассмотрения споров, участниками которых, как правило, становятся потребители. В качестве примера можно привести Регламент Европейского Союза 2013 г. о способах разрешения споров с участием потребителей в он-лайн среде [10], который представляет собой он-лайн платформу для разрешения споров потребителей по поводу он-лайн покупок в любой из стран ЕС. Отметим также, что исполнение вынесенных он-лайн решений международного коммерческого арбитража (далее – МКА) должно осуществляться и признаваться государственными судами при соблюдении законодательства страны исполнения решения. В противном случае принятое решение фактически не будет иметь юридической силы для государства, и в том числе не сможет быть реализовано в рамках государственной судебной системы.

Общие подходы к арбитражному разбирательству в Иордании. Закон 2001 г. в первой главе «Общие положения» дает определение арбитражу, под которым понимается трибунал, состоящий из одного или нескольких арбитров, созданный для вынесения решения по спору, переданному в арбитраж в соответствии с положениями Закона 2001 г.

Статья 3 Закона 2001 г. устанавливает, что государственные суды могут выступать в качестве апелляционных по отношению к арбитражным трибуналам, в которых рассматриваются арбитражные споры. Равным образом возможность оспорить решение третейского арбитража осуществляется в рамках государственных судов, которые рассматривают арбитражное решение с точки зрения законности. При обнаружении нарушений процедуры рассмотрения и/или нарушения норм материального права, суд вправе отменить решение третейского трибунала и назначить новый порядок рассмотрения спора. Легализация принятых решений осуществляется компетентными государственными судами Иордании, которые подтверждают решение на предмет законности содержания и возможности его приведения в действие. В противном случае, суд вправе принять иное решение или отказать в его исполнении.

Хотя компетенция МКА устанавливается соглашением сторон с учетом норм закона, стороны, предусматривающие компетенцию третейского суда, не вправе ограничивать компетенцию государственных судов. Так, статья 9 Закона 2001 г. закрепляет положение, согласно которому заключение арбитражного соглашения не допускается по вопросам, в отношении которых по законодательству Иордании арбитраж не допустим, например, при наличии интересов государства, когда вопрос в арбитражном разбирательстве касается норм публичного порядка и др. - рассмотрение споров осуществляется исключительно компетентными судами. Нарушение такого порядка приводит к недействительности рассмотрения иного, чем в рамках государственных судов [11. P. 11-38]. Поэтому определенные категории дел могут быть рассмотрены только государственными судами Иордании. При этом стороны вправе расширить компетенцию арбитражного трибунала, в то время как самостоятельно трибунал не вправе принять такое решение. Ввиду того, что арбитражное производство осуществляется при тайном рассмотрении, такое обстоятельство вызывает пристальное внимание государства к порядку регламентации и ведения третейских разбирательств. Так, по совместному заявлению сторон третейский трибунал вправе выносить решения, которые входят в компетенцию суда, но не предусмотрены в арбитражном соглашении (ст. 21 Закона 2001 г.). Относительно таких вопросов может быть вынесено не самостоятельное решение, но отдельный процессуальный акт, который отражает сущность решения по данному вопросу. Если правила арбитража не позволяют выносить подобные решения и расширять тем самым компетенцию арбитражного трибунала, арбитраж должен отклонить такое заявление. Исключением являются только такие решения, которые направлены на аннулирование арбитражного трибунала. Стороны, заключившие между собой мировое соглашение, также могут обратиться в арбитражный трибунал за его фиксацией; такое соглашение также может быть достигнуто в ходе арбитражного разбирательства; в этом случае оно регистрируется в МКА.

Стороны, признающие компетенцию МКА, также предусматривают в арбитражном соглашении (арбитражной оговорке) возможность установления мер по распоряжению имуществом, в том числе, наложение обеспечительных мер, направленных на охрану имущества. Они обязуются осуществить оплату наложения обеспечительных мер.

Если сторона, которой адресовано требование об оплате, не может осуществить возложенные на нее обязанности, по заявлению другой стороны МКА может принять такое решение самостоятельно и сам наложить обеспечительные меры на имущество или вправе обратиться в компетентный государственный суд для своевременного наложения обеспечительных мер.

Однако в этом случае могут возникнуть сложности в связи с признанием компетенции МКА. Стороны, формулирующие арбитражную оговорку в следующем виде: «все споры, возникающие в ходе исполнения контракта, подлежат рассмотрению в МКА» создают сложную ситуацию, когда остается неясным, в какой степени соглашение охватывает споры о действительности, расторжении и толковании контракта. Контрагенты могут прийти к обоюдному согласию об относимости тех или иных споров к компетенции арбитражного суда, что не будет способствовать произволу со стороны арбитража. Разумно предположить, что стороны передают все возникающие споры на рассмотрение МКА, не разделяя при этом компетенцию между судебными органами и арбитражем [12. P. 91-95], хотя, безусловно, повторим, арбитражное решение выступает инструментом, устанавливающим границы деятельности МКА.

Законодательство Иордании вводит запрет на параллельное рассмотрение спора арбитражем и государственным судом: так, хотя обращение в МКА не умаляет право стороны на обращение в компетентный государственный суд Иордании, равно как и не препятствует ведению начатого арбитражного разбирательства в третейском арбитраже и выдаче арбитражного решения, если стороны посредством соглашения не предусмотрели иное, оно приводит к приостановлению разбирательства в одном из органов (суде или арбитраже). Такое решение принимается либо сторонами, либо компетентными органами.

Во время осуществления арбитражного разбирательства стороны не вправе предъявлять требования о приостановлении рассмотрения или же отзыве дела из МКА. Поскольку важно, что именно осознание сторонами особенностей рассмотрения их спора в арбитраже приводит стороны, во-первых, к обращению в арбитраж, во-вторых, - к выработке единой процессуальной стратегии без возможности возникновения параллельных арбитражных разбирательств. Поэтому стороны, признавая компетенцию третейского трибунала, также признают обязательность принимаемых им решений в отношении конкретного спора.

С другой стороны, вследствие того, что МКА часто рассматривает трансграничные споры, вполне вероятна ситуация, когда разрешение того или иного спора может производиться в рамках нескольких разбирательств в МКА различных стран, поскольку спорящие стороны, пользуясь правом обратиться за защитой, могут инициировать в других арбитраже или суде другого государства параллельные процессы [13. С. 172-178], поэтому лишь введение запрета на такое рассмотрение способно исключить подобные случаи.

В вопросе допустимости параллельных производств страны общего права применяют доктрину, в рамках которой возможно эффективно принимать сведения, установленные иностранными судами, что служит оптимизации рассмотрения арбитражного спора и дает возможность легитимизации параллельного процесса. Этот подход противоположен установленному в романо-германской системе права запрету на ведение параллельных процессов; их наличие является недопустимым, и приводит к приостановлению дела, что, в свою очередь имеет плюсом предсказуемость и определенность при разрешении подобных процессуальных вопросов. В вопросе допустимости параллельных производств система, разработанная в Иордании, на данный момент не устанавливает запретов на ведение параллельного разбирательства в МКА другой страны [11. P. 361].

Скажем несколько слов о процедуре рассмотрения споров в МКА Иордании . Мы понимаем этот вопрос как комплекс процессуальных действий, который осуществляется с момента подачи искового заявления одной из сторон соглашения вплоть до исполнения арбитражного решения и включает в себя 1) подачу искового заявления, 2) осуществление разбирательства в МКА, 3) вынесение решения по делу. Факультативно могут выделяться стадии 4) легализации арбитражного решения и его исполнения и 5) оспаривания арбитражного решения. Однако не всегда исполнение арбитражного решения и процедуру его оспаривания включают в арбитражное разбирательство.

Итак, подача искового заявления осуществляется стороной контракта. При подаче заявления сторона прилагает необходимые для рассмотрения документы, в том числе арбитражное соглашение или общий текст соглашения между сторонами с арбитражной оговоркой. Копия всех документов отправляется также ответчику.

В исковом заявлении должны содержаться следующие сведения и реквизиты: наименование, адрес сторон, изложение обстоятельств по делу с аргументацией своей позиции, исковые требования с их обоснованием, а также иные сведения, которые определяются арбитражным соглашением (арбитражной оговоркой - ст. 29 Закона 2001 г.). Исковое заявление также должно содержать дату, подпись и реквизиты для отправки отзыва на исковое заявление. К исковому заявлению прилагаются все документы и копии документов, на которые сторона ссылается в исковом заявлении и иные документы, которые необходимы для рассмотрения спора (отчеты, результаты экспертиз и исследований, любые иные доказательства по делу).

Суд, получивший исковое заявление, осуществляет общую проверку своей компетенции для рассмотрения данного спора. По результатам проверки МКА вправе принять постановление об отсутствии у него компетенции для рассмотрения спора или же, удостоверившись в возможности рассмотрения данного спора, - постановление о принятии дела к рассмотрению [14. P. 135-138].

В силу ст. 26 Закона об арбитраже, если стороны не договорились об ином, арбитражное разбирательство начинается с момента завершения формирования состава арбитража.

В силу ст. 14 Закона 2001 г. стороны выбирают одного или нескольких арбитров по собственному усмотрению, причем в случае несогласия сторон количество арбитров должно быть нечетным. Если количество арбитров четное, то арбитраж является недействительным. Выбранный иными кандидатами арбитр является председательствующим по делу.

К арбитрам предъявляются следующие требования:

1) арбитр должен быть совершеннолетним лицом; рассмотрение спора несовершеннолетними недействительно,

2) арбитр не должен быть лишен гражданских прав или ограничен в них на основании решения суда,

3) арбитр не может быть лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело или который отбывает уголовное наказание,

4) арбитром не может быть лицо, которое было признано банкротом.

В отношении арбитров может быть предусмотрено специальное условие относительно наличия гражданства или принадлежности к определенному полу. Если такое требование сторонами указано не было, то арбитром может быть любое лицо, удовлетворяющее указанным выше требованиям (ст. 15 Закона 2001 г.) [15].

При нарушении хотя бы одного из указанных выше обязательств, арбитр отстраняется от рассмотрения дела.

Мандат арбитра готовится в письменной форме, в нем арбитр должен указать всю информацию о себе, в том числе возможные причины для отвода и иные факты, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или независимости.

Стороны арбитражного разбирательства могут договориться о порядке выбора арбитров. Если эта процедура не соблюдена, то в случае, если:

1) третейский суд состоит из одного арбитра, по заявлению одной из сторон он может быть назначен компетентным государственным судом,

2) третейский суд состоит из трех арбитров, каждая сторона назначает по одному арбитру, а двое выбранных арбитров назначают третьего арбитра. Председательствует в третейском суде назначенный арбитрами третий арбитр.

Если в течение 15 дней после получения запроса от другой стороны вторая сторона не назначает своего арбитра или если двое выбранных арбитров не могут избрать третьего арбитра, по заявлению одной из сторон арбитр может быть назначен компетентным государственным судом. Указанные правила распространяются и на случаи, когда число арбитров больше трех. Мункет А.А. Алравашдех [12] отмечает в этой связи, что состав третейского суда формируется в большинстве случаев тремя арбитрами, эффективными и квалифицированными, кандидатуры которых утверждены сторонами по собственному желанию и усмотрению для скорейшего рассмотрения спора.

Стороны не могут оспорить назначение выбранного ими арбитра (ст. 17 закона 2001 г.). При наличии причин, являющихся основанием для отвода арбитра, сторона должна своевременно заявить об этом до его назначения. Однако возможность отвода арбитра имеет место в случаях, когда возникают сомнения относительно его независимости и беспристрастности. Поэтому если впоследствии сторона оспаривает компетенцию арбитража на основании отвода одного из арбитров, рассмотрение спора не приостанавливается. Если же выяснится, что основания для отвода арбитра оправданы, компетенция третейского суда на рассмотрение указанного заявления стороны будет признана недействительной, равно как и вынесенное таким составом арбитров арбитражное решение.

При наличии обстоятельств, при которых арбитр(-ы) не может продолжать выполнять возложенные на него функции полностью (недееспособность) или частично (продолжительная болезнь), что может привести к необоснованной задержке, по заявлению одной из сторон компетентный суд может прекратить действие его (их) мандата [11. P. 322]. Такое решение не подлежит обжалованию.

Если мандат арбитра прекращается по указанным причинам, а также в связи с: соглашением сторон о его снятии или прекращением лицом отправления функций арбитра данного арбитражного суда, вместо него назначается другой арбитр в порядке, существовавшем для выбора предыдущего арбитра, мандат которого прекратил действие.

Стороны согласовывают срок предоставления отзыва на исковое заявление, в течение которого ответчик предоставляет указанный документ истцу, а также каждому из арбитров. В отзыве могут быть указаны также иные сведения и претензии, связанные с предметом спора, и возможность ссылаться на зачет однородных требований по договору. Ответчик также вправе предоставить указанные сведения с некоторым опозданием при согласии третейского суда, если МКА сочтет такое промедление промедлением по уважительной причине.

Арбитражное производство осуществляется на арабском языке, если стороны не установили иное (ст. 28 Закона 2001 г.). Выбор языка определяет порядок предоставления и оценки доказательств, заслушивания сторон и вынесения решения. Так, стороны могут предусмотреть иной, чем арабский, язык судопроизводства. В этом случае для предоставления документов на ином языке могут быть предусмотрены особые правила по подготовке их копий.

Часть документов должна быть переведена на язык (-ки), установленный (-ые) третейским судом.

После того, как стороны определили язык производства, они осуществляют обмен документами, который сопровождается прикреплением копий всех необходимых актов (меморандумов, проектов документов, отчетов экспертов и т.д.) для ознакомления и рассмотрения сторонами.

Также стороны предоставляют документы, товары, иное имущество, всю необходимую информацию, относящуюся к спору, включая сведения об имущественных прав, связанных с рассматриваемым спором, для изучения экспертам (experts), которых может назначить арбитраж для разъяснения специфических вопросов; эксперты осуществляют их оценку, после чего докладывают о результатах рассмотрения суду (ст. 34 Закона 2001 г.). О миссии, которая поручена тому или иному эксперту, МКА уведомляет каждую из сторон, поэтому те обязаны сотрудничать и не вправе отказаться предоставлять требуемые документы, вещи и т.д. По любым противоречиям, возникающим между экспертом и сторонами, третейский трибунал выносит постановление.

Для повышения добросовестности экспертов, а равно свидетелей, дача свидетельских показаний и показаний эксперта осуществляется под присягой. Присяга обязательна в соответствии со ст. 32 Закона 2001 г. Третейский суд также вправе принять присягу свидетеля или эксперта, данные ими ранее в пользу одной из сторон в соответствии с национальным законодательством этой страны.

Как только доклад эксперта сдается на хранение, третейский трибунал направляет отчет о нем сторонам разбирательства для изучения, по итогам изучения обе стороны вправе высказать свое мнение относительно доклада. Каждая из сторон вправе рассмотреть и проверить документы, на которые ссылается эксперт. По ходатайству одной из сторон, а также по инициативе суда доклад эксперта может быть заслушан в ходе заседания, а также разобран и проанализирован там же сторонами-участницами соглашения. Каждая сторона вправе также представить отчет другого эксперта и обеспечить его явку, если стороны не договорились об ином (ст. 34 Закона 2001 г.). Иные процедурные особенности рассмотрения арбитражных споров, в том числе в этой части, подчиняются общим правилам о гражданском судопроизводстве в Иордании, осуществляемом в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством (Гражданско-процессуальным кодексом Иордании 1988 г. (далее – ГПК) и др.) [16].

После обмена документами третейский суд переходит к непосредственному рассмотрению спора. При этом стороны третейского разбирательства должны быть заблаговременно уведомлены о дате слушания по делу в МКА (ст. 32 Закона 2001 г.). Сторона, которая была надлежащим образом уведомлена о дате заседания, но не явилась на него, не освобождается от исполнения принятого в ее отсутствие арбитражного решения. Для фиксации хода разбирательства в ходе каждого заседания ведется протокол заседания, который осуществляется в письменном виде, копия которого предоставляется каждой стороне.

Если истцом не предоставляются доказательства, подтверждающие его позицию, суд вправе прекратить производство по делу. В этом случае, как и в других, когда это необходимо, арбитраж вправе заслушать показания экспертов. Если ответчик не предоставил отзыв на исковое заявление в необходимый срок, арбитраж продолжает разбирательство, не рассматривая при этом отсутствие отзыва, как согласие с заявленными истцом требований. Равным образом, если стороны не представляют доказательства, которые потребовал МКА, - это не является основанием для приостановления арбитражного разбирательства, но может быть расценено как злоупотребление правом и затягивание процесса. В конечном итоге МКА продолжает разбирательство и вправе принять решение на основе предоставленных доказательств. При этом в ходе разбирательства стороны вправе изменить свои требования или вовсе отказаться от них. Данные заносятся в протокол, впоследствии фиксируются в письменной форме, а копии протокола направляются сторонам.

В идеале право, применимое к их спору, определяют стороны. Таким образом, рассмотрение спора осуществляется в соответствии с материальным правом выбранной сторонами правовой системы, если это не противоречит законодательству страны, в котором исполняется решение. При рассмотрении спора арбитры также руководствуется обычаями торгового оборота и деловыми обыкновениями, установленными в ходе взаимодействия государств (если такое сотрудничество имело длительный характер), следовательно, о коллизионных нормах речь в данном случае не идет. Если стороны не выбрали применимое право, арбитры вправе самостоятельно применять нормы, которые сочтут наиболее тесно связанными с предметом разбирательства. В силу п. d ст. 36 Закона об арбитраже 2001 г. в определенных случаях МКА может использовать право справедливости (rules of justice and equity) без опоры на какие-либо нормативно-правовые акты.

Следующим этапом арбитражного разбирательства является принятие арбитражного решения (final award), которое прекращает спор и является окончательным.

По общему правилу оно принимается при соблюдении тайны совещания арбитров большинством голосов; в случаях, определенных сторонами – единогласно. При коллегиальном принятии решения председатель состава вправе разрешать вопросы процедуры принятия решения.

Оформляется арбитражное решение в письменном виде и подписывается всеми арбитрами, а также секретарем заседания, который несет ответственность за верное изложение информации при публикации сведений и ведении протоколов судебного заседания.

В решении должны быть указаны все необходимые сведения о рассмотренном деле: дата принятия решения; стороны, в отношении которых принято решение; обстоятельства дела и их краткий анализ; сведения о представленных сторонами позициях, включая их доказательства; оценка представленных доказательств; информация о применимом праве, иные сведения по делу. В резолютивной части постановляется решение, принятое арбитражем, приводится его обоснование; определяется порядок оплаты работы арбитров, при этом стоимость рассмотрения арбитражного спора трибунал определяет самостоятельно.

В силу ст. 37 Закона 2001 г. срок, в течение которого решение должно быть вынесено, согласовывается сторона. В отсутствие такой договоренности устанавливается 12-месячный срок для вынесения арбитражного решения; он отсчитывается с даты начала разбирательства. Во всех случаях трибунал вправе продлить срок вынесения решения, если это обусловлено объективной необходимостью для сторон еще на 6 месяцев, если стороны не установят иной срок для вынесения решения.

Если решение «по существу» не было вынесено в установленный сторонами срок, то любая из сторон вправе обратиться к руководству МКА с ходатайством об определении срока вынесения решения. МКА по рассмотрении ходатайства обязуется установить такой срок. Как альтернатива в такой ситуации стороны разбирательства вправе заявить о прекращении арбитражного разбирательства и обратиться в компетентный государственный суд для рассмотрения их спора.

Согласно ст. 42 Закона 2001 г. в течение 30 дней после принятия соответствующего арбитражного решения трибунал направляет копии решения сторонам, а публикация происходит полностью или частично по согласованию сторон. Также в течение 30 дней после вынесения решения стороны вправе обратиться в трибунал с просьбой дать разъяснение относительно положений решения в случае их двусмысленности, то есть истолковать его, а равно ходатайствовать о внесении исправлений и/или уточнений в решение по сути спора. Решение о толковании и/или разъяснении является составной частью общего решения. В этой связи трибуналу предоставляется дополнительный срок в 60 дней с момента подачи соответствующего ходатайства стороны по делу. Трибунал вправе продлить этот срок еще на 30 дней в случае необходимости.

В соответствии со ст. 37 Закона 2001 г. принятием арбитражного решения арбитражное разбирательство прекращается.

В течение 30 дней с момента получения решения стороной, она может оспорить его. Решение также может быть оспорено стороной, которая отказалась получать арбитражное решение.

Для оспаривания решения, равно как и для его признания и приведения в исполнение, сторона должна, как уже говорилось, в установленный законом срок обратиться в компетентный государственный суд, который устанавливает соответствие вынесенного арбитражного решения законодательству Иордании. Пропуск этого срока влечет возможность отказа судом в дальнейшем решении вопроса о действительности арбитражного решения или о его исполнении.

Общие основания для оспаривания, признания и исполнения арбитражного решения определяет Законом 2001 г. и упоминавшийся выше ГПК Иордании 1988 г. Так, например, в случаях, когда арбитражное решение было принято на языке, отличном от государственного языка страны, где происходит оспаривание или исполнение решения (например, Иордании), к такому решению должна быть прикреплена, кроме обычного набора документов, включающего арбитражное решение, копию арбитражного соглашения и др., надлежащим образом заверенную копию перевода такого арбитражного решения; суд рассматривает дело без проведения слушаний; исполнение начинается с момента вынесения постановления суда о начале исполнительного производства и т.д.

По общему правилу, сторона не вправе оспаривать действительность арбитражного соглашения, кроме случаев, предусмотренных ст. 49 Закона 2001 г., среди которых:

1) отсутствие арбитражного соглашения в письменной форме либо истечение срока его действия; отсутствие в соглашении арбитражной оговорки;

2) полная или частичная недееспособность стороны на момент заключения арбитражного соглашения или включения в его текст арбитражной оговорки согласно закону страны, устанавливающей возраст дееспособности для такой стороны (согласно ее личному закону);

3) неспособность одной из сторон арбитражного соглашения своевременно защитить себя в арбитраже ввиду ненадлежащего уведомления ее о: назначении арбитра, дате (-ах) арбитражного разбирательства, а равно ввиду вынесения решения в период ее отсутствия стороны на заседании по уважительной или независящей от воли стороны причине;

4) исключение третейским трибуналом возможности применения правовой системы, согласованного сторонами для рассмотрения данного спора;

5) противоречие закону или соглашению сторон состава арбитров или процедуры их назначения;

6) урегулирование в арбитражном решении вопросов, которые не были включены в арбитражное соглашение, - то есть превышение полномочий МКА, установленных арбитражным соглашением.

В этом случае, однако, если часть вынесенного арбитражного решения, касалась вопросов, находящихся в компетенцию МКА, стороны вправе признать арбитражное решение действительным в части, соответствующей их соглашению;

7) ненадлежащее выполнение МКА своих функций: арбитражным трибуналом не были собраны все необходимые доказательства, сведения и информация для принятия арбитражного решения; не были выяснены и проанализированы все обстоятельства дела; решение было основано на других – недействительных - арбитражных разбирательствах, касающихся вопросов текущего арбитражного разбирательства.

Во всех этих случаях компетентный государственный суд по ходатайству одной из сторон вправе отменить арбитражное решение. Однако положения, установленные в ст. 49 Закона об арбитраже 2001 г., являются скорее исключением, чем правилом, и на практике встречаются редко.

Если компетентный суд ex officio решает признать арбитражное решение недействительным, это возможно в случае, когда содержание такого соглашения нарушает общественный порядок в Королевстве, или, если предмет спора не может по закону подлежать урегулированию в арбитраже [17. P. 54]

Если компетентный суд утверждает арбитражное решение, несмотря на заявления стороны о его недействительности, сторона может либо исполнить это решение, либо обжаловать его в суде кассационной инстанции страны. Оспаривание решения должно быть начато в течение 30 дней после уведомления о таком решении. Решение кассационного суда является окончательным. В случае отмены принятого арбитражного решения, подлежит отмене также и арбитражное соглашение (ст. 51 Закона 2001 г.). Если решение признано действительным и не оспаривается, то сторона подает ходатайство о начале исполнительного производства в государственных судах. Решение, которое начало исполнятся, является окончательным и не подлежит обжалованию или отмене.

Таким образом, изложенное позволяет заключить, что МКА является эффективным инструментом для рассмотрения международных коммерческих споров, который все чаще используется сторонами различных правовых систем как механизм быстрого, действенного принятия решения без вмешательства государственных органов при разрешении споров. Его исполнение и оспаривание вместе с тем в правопорядке Иордании зависит от деятельности государственных судов, что, конечно, делает его уязвимым. В рамках одной статьи, однако, невозможно раскрыть все особенности положений иностранной правовой системы в этом вопросе, поэтому дальнейшее изучение этого вопроса мы оставляем себе и нашим коллегам на будущее.

Библиография
1.
Беликова К.М. Вводная статья к переводу конституции Иордании. // Конституции государств Азии. В 3-х т. Т. 1. Западная Азия / Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; Под ред. Т.Я. Хабриевой.-М.: Норма, 2010. – С. 145-153 (544 с.).
2.
Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник / отв. ред. А.Я. Сухарев. – М.: Изд-во «НОРМА», 2003. URL: https://www.twirpx.com/file/78987/ (дата обращения: 12.06.2018)
3.
Alon Y. The Making of Jordan: Tribes, Colonialism, and the Modern State. L.: I.B. Tauris, 2007. P. 3. Цит. по: Борисов Д. Поразительная жизнестойкость Иордании. 13 ноября 2015. URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/porazitelnaya-zhiznestoykost-iordanii/?sphrase_id=12924769 (дата обращения: 13.06.2018)
4.
Гражданское и семейное право развивающихся стран. Учебное пособие / Под ред.: Безбах В.В., Пучинский В.К.-М.: Изд-во УДН, 1989. – С. 5-7, 19-22 и др. (208 c.).
5.
Беликова К.М., Мутанна Абукамар Юсеф Абдулла. Правовая основа регулирования деятельности международного коммерческого арбитража в России и Иордании. // Арбитражный и гражданский процесс. – 2018.-№ 3. – С. 54-59.
6.
Arbitration Law (No. 31 of 2001). Jordan. // Arab Law Quarterly, 2002, Vol. 17, No. 3, pp. 287-303. URL: http://www.ilo.org/dyn/natlex/natlex4.detail?p_lang=en&p_isn=63091&p_country=JOR&p_count=146 (дата обращения: 27.12.2017)
7.
The Arbitration Scene in Jordan. / Ed. by Hommouri and Partners Law Firm. URL: http://www.hammourilaw.com/Hammouri_Resorces/Articals/Arbitration1.pdf (дата обращения: 11.06.2018)
8.
Ковыршина Н.А. Альтернативные способы разрешения споров в странах Арабского Востока. // Адвокат. – 2012.-№ 6.-С. 73-77.
9.
Talal Abu Ghazaleh. Arbitration in the Real World and on the Internet. Talal Abu-Ghazaleh Graduate School of Business Conferenca, May 6, 2012, Amman – Jordan. URL: http://www.kas.de/wf/doc/kas_31941-1522-3-30.pdf ?120828135141 (дата обращения: 10.06.2018)
10.
Regulation (EU) No 524/2013 of the European Parliament and of the Council of 21 May 2013 on online dispute resolution for consumer disputes and amending Regulation (EC) No 2006/2004 and Directive 2009/22/EC (Regulation on consumer ODR). // OJ L 165/1 of 18.6.2013. Цит. по: Беликова К.М., Иншакова А.О. Потребители в Европейском Союзе: некоторые аспекты защиты прав. // Право европейского союза в 2 ч. Часть 2 : учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры / А. Х. Абашидзе [и др.]. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2018. — С. 255 (293 с.).
11.
Najjar N. Arbitration in Its Legislative Context. // Arbitration and International Trade in the Arab Countries. // Brill's Arab and Islamic Laws Series. Vol. 13. 23 October 2017. P. 11-38. URL: https://brill.com/view/title/25286 (дата обращения: 09.06.2018)
12.
Munketh Ahmed Abdulkarim Alrawashdeh. Law and practice of international commercial arbitration with a special reference on the Jordanian law. // International Journal of Multidisciplinary Research and Development (2017). Vol. 4; Issue 11. P. 91-95. URL: www.allsubjectjournal.com/download/3574/4-11-18-449.pdf (дата обращения: 10.06.2018)
13.
Сюрмеев К.Е. Параллельные судебные разбирательства: проблемы правовой квалификации. // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина. 2016.-№ 12.-С. 172-178.
14.
Mohamed Olwan. The Three Most Important Features of Jordan’s Legal System. // IALS Conference “Learning from Each Other: Enriching the Law School Curriculum in an Interrelated World”. 2014. P. 135-138. URL: http://www.ialsnet.org/meetings/enriching/olwan.pdf (дата обращения: 10.06.2018).
15.
The Liability of the Arbitrator for Professional Mistakes. // Alhoukouk Journal.-2004. URL: http://www.iclc-law.com/en/publications (дата обращения: 15.04.2018)
16.
Civil Procedure Law and its Amendments No. 24 for 1988 // Official Gazette No. 3545 on 2.4.1988. P. 735et seq. URL: www.atwanlaw.com/library/111_111.pdf (дата обращения: 10.06.2018) и др.
17.
Aseel Al-Ramahi. Competing Rationalities: The Evolution of Arbitration in Commercial Disputes in Modern Jordan. A thesis submitted to the Department of Law of the London School of Economics for the degree of Doctor of Philosophy, London, July 2008. P. 54 (258 p.). URL: etheses.lse.ac.uk/2993/1/U615945.pdf (дата обращения: 12.06.2018)
References (transliterated)
1.
Belikova K.M. Vvodnaya stat'ya k perevodu konstitutsii Iordanii. // Konstitutsii gosudarstv Azii. V 3-kh t. T. 1. Zapadnaya Aziya / Institut zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya pri Pravitel'stve RF; Pod red. T.Ya. Khabrievoi.-M.: Norma, 2010. – S. 145-153 (544 s.).
2.
Pravovye sistemy stran mira. Entsiklopedicheskii spravochnik / otv. red. A.Ya. Sukharev. – M.: Izd-vo «NORMA», 2003. URL: https://www.twirpx.com/file/78987/ (data obrashcheniya: 12.06.2018)
3.
Alon Y. The Making of Jordan: Tribes, Colonialism, and the Modern State. L.: I.B. Tauris, 2007. P. 3. Tsit. po: Borisov D. Porazitel'naya zhiznestoikost' Iordanii. 13 noyabrya 2015. URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/porazitelnaya-zhiznestoykost-iordanii/?sphrase_id=12924769 (data obrashcheniya: 13.06.2018)
4.
Grazhdanskoe i semeinoe pravo razvivayushchikhsya stran. Uchebnoe posobie / Pod red.: Bezbakh V.V., Puchinskii V.K.-M.: Izd-vo UDN, 1989. – S. 5-7, 19-22 i dr. (208 c.).
5.
Belikova K.M., Mutanna Abukamar Yusef Abdulla. Pravovaya osnova regulirovaniya deyatel'nosti mezhdunarodnogo kommercheskogo arbitrazha v Rossii i Iordanii. // Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess. – 2018.-№ 3. – S. 54-59.
6.
Arbitration Law (No. 31 of 2001). Jordan. // Arab Law Quarterly, 2002, Vol. 17, No. 3, pp. 287-303. URL: http://www.ilo.org/dyn/natlex/natlex4.detail?p_lang=en&p_isn=63091&p_country=JOR&p_count=146 (data obrashcheniya: 27.12.2017)
7.
The Arbitration Scene in Jordan. / Ed. by Hommouri and Partners Law Firm. URL: http://www.hammourilaw.com/Hammouri_Resorces/Articals/Arbitration1.pdf (data obrashcheniya: 11.06.2018)
8.
Kovyrshina N.A. Al'ternativnye sposoby razresheniya sporov v stranakh Arabskogo Vostoka. // Advokat. – 2012.-№ 6.-S. 73-77.
9.
Talal Abu Ghazaleh. Arbitration in the Real World and on the Internet. Talal Abu-Ghazaleh Graduate School of Business Conferenca, May 6, 2012, Amman – Jordan. URL: http://www.kas.de/wf/doc/kas_31941-1522-3-30.pdf ?120828135141 (data obrashcheniya: 10.06.2018)
10.
Regulation (EU) No 524/2013 of the European Parliament and of the Council of 21 May 2013 on online dispute resolution for consumer disputes and amending Regulation (EC) No 2006/2004 and Directive 2009/22/EC (Regulation on consumer ODR). // OJ L 165/1 of 18.6.2013. Tsit. po: Belikova K.M., Inshakova A.O. Potrebiteli v Evropeiskom Soyuze: nekotorye aspekty zashchity prav. // Pravo evropeiskogo soyuza v 2 ch. Chast' 2 : uchebnik i praktikum dlya bakalavriata i magistratury / A. Kh. Abashidze [i dr.]. — 2-e izd., pererab. i dop. — M.: Izdatel'stvo Yurait, 2018. — S. 255 (293 s.).
11.
Najjar N. Arbitration in Its Legislative Context. // Arbitration and International Trade in the Arab Countries. // Brill's Arab and Islamic Laws Series. Vol. 13. 23 October 2017. P. 11-38. URL: https://brill.com/view/title/25286 (data obrashcheniya: 09.06.2018)
12.
Munketh Ahmed Abdulkarim Alrawashdeh. Law and practice of international commercial arbitration with a special reference on the Jordanian law. // International Journal of Multidisciplinary Research and Development (2017). Vol. 4; Issue 11. P. 91-95. URL: www.allsubjectjournal.com/download/3574/4-11-18-449.pdf (data obrashcheniya: 10.06.2018)
13.
Syurmeev K.E. Parallel'nye sudebnye razbiratel'stva: problemy pravovoi kvalifikatsii. // Vestnik Universiteta imeni O.E. Kutafina. 2016.-№ 12.-S. 172-178.
14.
Mohamed Olwan. The Three Most Important Features of Jordan’s Legal System. // IALS Conference “Learning from Each Other: Enriching the Law School Curriculum in an Interrelated World”. 2014. P. 135-138. URL: http://www.ialsnet.org/meetings/enriching/olwan.pdf (data obrashcheniya: 10.06.2018).
15.
The Liability of the Arbitrator for Professional Mistakes. // Alhoukouk Journal.-2004. URL: http://www.iclc-law.com/en/publications (data obrashcheniya: 15.04.2018)
16.
Civil Procedure Law and its Amendments No. 24 for 1988 // Official Gazette No. 3545 on 2.4.1988. P. 735et seq. URL: www.atwanlaw.com/library/111_111.pdf (data obrashcheniya: 10.06.2018) i dr.
17.
Aseel Al-Ramahi. Competing Rationalities: The Evolution of Arbitration in Commercial Disputes in Modern Jordan. A thesis submitted to the Department of Law of the London School of Economics for the degree of Doctor of Philosophy, London, July 2008. P. 54 (258 p.). URL: etheses.lse.ac.uk/2993/1/U615945.pdf (data obrashcheniya: 12.06.2018)
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"