по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Основные факторы, детерминирующие совершение отдельных видов преступлений организованной преступностью в Кыргызской Республике
Исаева Клара Асангазыевна

доктор юридических наук

профессор, КНУ им. Ж. Баласагына

720033, Киргизия, г. Бишкек, ул. Киевская, 132, учебный корпус №2

Isaeva Klara Asangazyevna

Doctor of Law

professor at Kyrgyz National University named after Jusup Balasagyn

720033, Kirgiziya, g. Bishkek, ul. Kievskaya, 132, uchebnyi korpus №2

isaeva-klara@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Абдукаримова Назира Эшмухамедовна

кандидат юридических наук

доцент, КНУ им. Ж. Баласагына

720033, Киргизия, г. Бишкек, ул. Киевская, 132

Abdukarimova Nazira Eshmukhamedovna

PhD in Law

associate professor at Kyrgyz National University named after Jusup Balasagyn

720033, Kirgiziya, g. Bishkek, ul. Kievskaya, 132

nazel81@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Сейлханова Саида Айдарбековна

старший преподаватель, Алматинская академия МВД Республики Казахстан

720027, Киргизия, г. Бишкек, ул. Тойгонбаева 42

Seilkhanova Saida Aidarbekovna

senior lecturer at Alma-Ata Academy of the Ministry of Internal Affairs of the Republic of Kazakhstan

720027, Kirgiziya, g. Bishkek, ul. Toigonbaeva 42

enloka@mail.ru

Аннотация.

Целью данной статьи является выделить наиболее значимые детерминирующие характерные для Кыргызской Республики факторы, способствующие активизации организованной преступности и распространению на отдельные сферы криминального бизнеса в современных социально-политических условиях. Предметом исследования выступили отдельные виды преступлений совершаемые организованной преступностью в Кыргызской Республике с учетом новых социально-правовых реалий.В связи с этим, отражены специфические черты и условия характерные для Кыргызстана, в которых обостряются такие социальные явления, как: наркобизнес, заказные убийства, преступления в сфере экономики, похищения людей; показаны основные тенденции, которые будут и в дальнейшем влиять на активизацию организованной преступности в рассматриваемых сферах. проведено комплексное исследование особенностей взаимодействия преступных группировок Кыргызстана, их функционирование, а также причины и условия, избираемых ими средств для достижения поставленных целей, в зависимости от сложившейся в республике ситуации, в том числе и тех политических событий, которые прошли с 2004 года. Показана взаимосвязь между организованной преступностью и представителями органов государственной власти, повлиявшие на рост совершения заказных убийств, похищения людей, преступлений в сфере наркобизнеса и экономики. Результаты исследования основаны на всестороннем анализе факторов, обуславливающие формирование в последнее десятилетие ОПГ и процесс расширения их деятельности при совершении целого ряда преступлений. В Таким образом, показанные в статье специфические детерминанты, способствующие криминализации ряда сфер общественных отношений в стране, а также к изменению структуры современной организованной преступности, полезны ученым и практикам при организации и выработке мер по противодействию данному криминальному явлению. Кроме того, полученные результаты дополняют научные изыскания в области криминологии и криминалистики, которые могут быть использованы при разрешении поставленных данной отрасли науки задач

Ключевые слова: организованная преступность, похищение людей, наркобизнес, заказные убийства, экономическая преступность, организованная преступная группа, условия совершения преступления, криминогенные факторы, детерминанты, противодействие преступности

DOI:

10.25136/2409-7136.2018.1.23913

Дата направления в редакцию:

16-08-2017


Дата рецензирования:

17-08-2017


Дата публикации:

31-01-2018


Abstract.

The aim of this article is to define the most significant determinants that activate organised crime and spread of criminal business under modern socio-political environment of the Kyrgyz Republic. The subject of the research is particular crimes committed by organised crime groups in the Kyrgyz Republic taking into account new social and legal realities. For this purpose, the authors focus on specific features and conditions that are typical for Kyrgyzstan and aggravate such social phenomena as drug business, targeted killing, economic crimes, and kidnapping. The authors also describe the main trends that will continue to activate organised crime in the aforesaid spheres. The authors carry out an integral research of particularities of interaction between crime groups of Kyrgyzstan, their functions, causes and conditions, and means or methods chosen by these groups to achieve their goals depending on the situation in the republic such as political events that have been taking place since 2004. The authors describe the relationship between organised criem and state authorities officials that has led to the growth of targeted killing, kidnapping, economic and drug business crime. The results of the research are based on diversified analysis of factors that have triggered development of organised crime and expanded their activity over the last decade. Thus, the authors describe specific determimants that encourage the growth of crime in particular spheres of social relations in the country as well as the change in the structure of modern organised crime. These results can be of interest for scientists and practical experts when preparing and choosing crime preventive measures. Moreover, the results complete criminological and forensic researches and can be used to achieve certain targets and goals of research. 

Keywords:

crime prevention, determinants, criminogenic factors, conditions for crime commitment, organised crime group, ecomomic crime, targeted killing, drug business, kidnapping, organised crime

Современный этап развития практически любого общества характеризуется целым рядом возникающих при этом проблемных ситуаций, разрешение которых нередко связана с таким негативным социальным явлением как преступность.

Совершенно справедливо, что «… реформы, осуществляемые в Кыргызской Республике в течение последнего десятилетия, привели не только к положительным результатам в отдельных сферах общественной жизни, но и повлекли за собой негативные последствия в виде проблем с трудовой занятостью, снижением уровня жизни, социальным расслоением, инфляцией. Определенная часть населения столкнулась с состоянием социальной безвыходности, поскольку сложной оказалась адаптация к новым социально – политическим, экономическим и иным реалиям жизни. Пребывая в таких условиях, люди по разному реагируют на эти обстоятельства. Одни пытаются самоактуализироваться, преодолевая трудности и балансируя на грани правопослушного и отклоняющего поведения, другие избирают явно криминальный путь, исходя из принципа: цель оправдывает средства. Третьи пытаются уйти в иллюзорный мир, погружаясь в наркотизацию и алкоголизацию» [1, с. 93].

Но вместе с тем, необходимо признать, что в каждом отдельном государстве существенное значение на рост преступности в целом оказывают свои присущие ей специфические черты и условия, в которых обостряются те или иные явления. Поэтому является логичным, прежде чем попытаться ответить на вопрос, почему же сложилось такое положение в Кыргызской Республике, нужно объективно взглянуть на причины данный явлений, увидеть условия, при которых совершаются такие преступления, как: наркобизнес, заказные убийства, преступления в сфере экономики и т.д.

Не случайно данные виды преступлений, будучи наиболее общественно – опасными явлениями криминальной деятельности, стали самостоятельным объектом исследования целого ряда наук. Поэтому указанные в каждой отрасли права в соответствии с методологическими инструментариями получают свою самостоятельную интерпретацию.

Если говорить о социально-экономических факторах в целом, то для стран СНГ после их распада они являются схожими. Так, рыночные отношения привели к кризису в экономике, в то числе в сферах финансовой и предпринимательской деятельности, передел собственности, несовершенство законодательства, рост уровни коррупции. «Ошибки» в проведении приватизации имущества, принадлежащего государству. Поспешность, с которой осуществлялись первоначальные экономические преобразования (приватизация хозяйствующих субъектов), а также трудности объективного и субъективного характера породили негативные криминогенные процессы, повлиявшие на рост преступности в абсолютных и относительных величинах в целом и криминального насилия в частности.

Не случайно на сегодняшний день наиболее актуальна «беловоротничковая» преступность. Зарубежный опыт показывает, что преступная деятельность наносит колоссальный ущерб обществу и государству.

Приватизация, проведенная в кратчайшие сроки и нередко с использованием незаконных методов, «стала завуалированной формой разграбления страны – подлинной причиной расслоения общества». Необходимо отметить, что криминальные процессы, происходящие на приватизированных, экспортноориентированных и поэтому прибыльных предприятиях, способствовали усилению роли организованных преступных групп в управлении ими через так называемых «лояльных» директоров предприятий, либо рейдерский захват по символичной цене.

Фактически и в Кыргызстане произошла криминализация целых отраслей экономики, которая оказалась в руках определенной части чиновников занимающие и на сегодняшний день государственной деятельностью в высших эшелонах власти либо стремящихся к этому.

Безусловно, «… в отличие от Казахстана, в Кыргызстане, экономический кризис усилил миграцию населения, как в Россию, так и в Казахстан, где в общей сложности по неофициальным данным находятся от 500 до 700 тысяч граждан страны. Причем нельзя не заметить, что как миграционная политика, так и ухудшающее экономическое положение России, в связи с введенными против нее санкциями, вынуждают часть граждан возвращаться в Кыргызстан. Но в данном случае, особую обеспокоенность силовых ведомств страны вызывает возможность пополнения рядов Исламского государства гражданами Кыргызстана, нисколько по религиозным убеждениям, сколько из-за материальных потребностей. Думается, это касается и Узбекистана, Таджикистана, граждане, которых также возвращаются на родину из России. Не случайно, по мнению большинства ученых, именно экономические факторы являются основным детерминантом терроризма, причем во всех его проявлениях» [2, с. 2280].

Вышеуказанное, безусловно, оказывает непосредственное влияние на жизнь людей в целом, поскольку удовлетворять свои необходимые человеческие потребности становится практически невозможно. И тогда, в таких условиях, человек пытается заняться такими видами преступного бизнеса, как похищение человека, заказные убийства, наркобизнес, преступления в сфере экономики, а, которые хорошо оплачивается.

В подтверждение изложенному красноречивы слова Р.М. Акутаева, который пишет: «… экономические трудности, которые наиболее трудно переносятся населением и которым порой сопутствуют озлобленность, а то и ненависть, и недоверие к официальной власти, делают граждан индифферентными к исполнению своего гражданского долга. Некоторые из них рассматривают отказ от сотрудничества с правоохранительными органами как форму социального протеста, противостояния с институтами власти» [3, с. 112].

Исходя из вышеизложенного, следует, что социально-экономические факторы являются объективной реальностью, порождающей как основные причины преступности в целом, так и указанные нами преступления в частности.

На наш взгляд, достаточно значительными детерминантами для совершения преступлений является социально-политические факторы, которые могут влиять на увеличение количества похищения людей, заказных убийств, наркобизнеса и преступлений в сфере экономики не меньше чем другие обстоятельства. Совершенно прав В.Г. Кораблев, который указывает в своей диссертации, что «… самый главный вопрос любого современного общества - это вопрос о власти. Та или иная партия, группа лиц, корпорация или отдельный субъект могут прийти к власти только в результате политической борьбы. Если есть борьба, значит есть и жертвы. Поскольку ничто не разводит людей по разные стороны так сильно, как политические разногласия, постольку политическая борьба в нынешних условиях не может проходить без нарушения, в том числе и преступного, закона» [4, с. 38]. В этой связи не случайно в современной криминологии появилось новое направление исследований, так называемая «политическая преступность». Как показывает анализ исторического появления государственного управления целого ряда стран, достаточно часто государственные чиновники, ставшие на верху пирамиды власти, задействуют весь государственный репрессивный механизм в борьбе против своих политических оппонентов.

Не без оснований подчеркивается М.Т. Жолдошалиевым, что «…Появляются все новые и ранее неизвестные нашему обществу социальныепороки, связанные с проводимыми реформами в различных областях. Постоянно один политический кризис сменяется другим и каждая так называемая «революция» отбрасывает уровень жизни на десятки лет назад. Укрепляет свои позиции социальная деформация. На общем уровне все это приводит к социальной напряженности, в состоянии которой приходится жить кыргызскому народу, а на индивидуальном - к нервно-психическим нагрузкам. Все указанные факторы связанны с насильственным лишением жизни человека, которое растет из года в год» [5, с. 78].

Мы разделяем мнение А.Б. Чокобаевой, что приблизительно с 2004 года, когда начался кризис в политической сфере непосредственным образом связанные с деятельностью государственных органов и внешней политики, привело во – первых к криминализации политической сферы жизни общества, во – вторых организованные преступные группы стали усиливать свое влияние на органы государственной власти и управления путем внедрения в них своих сторонников, либо родственников [6, с. 32].

Считаем верной позицию, что «… к всплеску убийств по найму, похищению людей в любой из стран СНГ способствует появление не только конкурентов в сфере предпринимательства, но и более менее «серьезных оппонентов», которые могут претендовать на должность в органах государственной власти. Тем более, когда государственные чиновники сами связаны еще с организованной преступностью, интересы которых могут переплетаться по различным аспектам, при этом каждый может преследовать свою цель. В таких случаях в «немилость» попадают политические лидеры, депутаты, журналисты, сотрудники правоохранительных органов и члены их семей, примеров которым немало, что в последующем оказывает влияние и на внешнюю политику государства» [7, с. 127].

По нашему мнению, именно лидирующее положение из постсоветских государств в рассматриваемом аспекте принадлежит Кыргызстану, затем следует Беларусь, Грузия, и только потом Россия.

Необходимо отметить, что обострение борьбы различных финансово-промышленных групп за власть в сферах экономики и государственного управления, привело к криминализации политической сферы жизни общества Кыргызстана.

Стремление самой организованной преступности к желаемым политическим результатам использовались некоторыми далекими от политической чистоты лидерами, которые получая от организованных преступников серьезную финансовую поддержку для реализации своих политических целей, расплачиваются за это лоббированием интересов преступных формирований, в том числе включением в свои списки представителей от организованной преступности, оказанием иной политической помощи уголовному миру. Но средства на финансирование таких чиновников ОПГ выделяют также от занятия наркобизнесом.

Исходя из анализа различных источников, а также сложившихся в Кыргызской Республике обстоятельств, по нашему мнению, в сфере политики основными мотивами конфликтов стали:

a) Стремление устранить конкурента стремящегося на государственную должность (например, убийство М. Садыркулова), либо желание сорвать выборную компанию конкурента (убийства лиц, изъявивших участвовать в выборах, например, предположительно, убийство депутата С. Кадыралиева).

б) Месть со стороны организованных преступных групп за не выполнение обязательства по лоббированию выгодных им решений со стороны чиновников государственного, либо невыполнение обязательств со стороны правоохранительных органов, в том числе препятствующих занятием наркобизнесом, от которых они получают огромную «прибыль».

в) Желание завладеть предприятием, принадлежащим потерпевшему, особенно в условиях остро – конфликтной ситуации, связанной с рейдерским захватом (например, по версии следствия, убийство Сурабалдиева).

г) Месть за критику, разоблачение негативной или криминальной деятельности, огласку компрометирующих материалов (например, убийство полковника милиции Алиева Ч.), в том числе об участии отдельных высокопоставленных лиц в сфере наркобизнеса. Так коррумпированные должностные лица за вознаграждение способствуют совершению преступлений и иных правонарушений в сфере легального и незаконного оборота наркотиков. Как показывает опрос респондентов, а также не принятые до настоящего времени отдельные законопроекты, свидетельствуют о том, что чиновники покровительствуют различным видам деятельности, связанной с наркотиками.

Все чаще происходит освобождение либо смягчение наказания за противоправные деяния в сфере незаконного оборота наркотиков. Наблюдаются факты, когда сами сотрудники правоохранительных органов включаются в этот прибыльный бизнес. В Кыргызстане преступные группы наркобизнеса и поддерживающие их структуры, уже в определенной степени оказывают негативное влияние на политиков, судебную систему, средства массовой информации и другие слои общества. То есть, происходит политизация наркодеяний в сфере общественных отношений, которые представляют не только экономическую, но и политическую угрозу обществу, так как они стремятся влиться в сферу государственного управления и политики. Лоббируются такие законы, которые обеспечили бы наилучшие условия для развития наркопреступлений. Используя свои огромные прибыли, наркопреступники противодействуют деятельности органов власти, поэтому борьба с ними носит уже политический характер. Но, к сожалению, доказать, что тот или иной принятый нормативный акт был проллобирован, практически невозможно.

д) Стремление ОПГ устранить соперника, поддерживаемого ими кандидата на выборную или функционально значимую государственную должность

е) Месть со стороны лица осуществляющих политическую деятельность, работнику СМИ за разглашение сведений, которые, с точки зрения организатора, подрывают его авторитет либо препятствуют решению им определенных вопросов (например, убийство журналиста Павлюка).

ж) Месть за разглашение, либо угроза таковой сведений, о противоправной деятельности, аморальном поведении, совершение в прошлом антиобщественных поступков или преступных деяний, а также о связях с криминальными группами, в отношении отдельных лиц, в том числе и политической элиты (например, предположительно, убийство депутата Б. Эркинбаева).

з) Желание заказчика-организатора пресечь журналистское расследование о его противоправной деятельности в сфере экономики, наркобизнеса т.д. (например, покушение на журналиста С. Абдылдаева,).

Следует подчеркнуть, что организационно-управленческие факторы, детерминированные деятельностью органов государственной власти, сводятся в основном к двум.

и) Так же, политический кризис приведший к вооруженным событиям в Кыргызстане, оказал сильное влияние и на обострение межнациональных конфликтов на межконфессиональной основе, порождая многочисленные криминальные деяния, в том числе и заказные убийства, похищение людей, перераспределение наркорынка.

При этом рассматриваемые преступления, представляют наибольшую опасность, так как могут быть связаны с гибелью людей, причинением катастрофических последствий, о чем свидетельствуют Ошские события в 2012 году в Кыргызстане. Но в данном случае, надо иметь в виду, что достаточно часто политический конфликт – это не просто война противоборствующих сторон, а закулисные игры в борьбе за власть, а также корыстные интересы.

В современных условиях совершаемые в ряде стран преступления, связанные с похищением людей, необходимо как одно из средств которыми пользуются национал - радикальные элементы и сепаратисты, и поддерживаемые ими ОПГ деструктивными силами для дестабилизации политической обстановки ближнего зарубежья. Кроме того, следует отметить, что до сих пор не урегулированы вопросы контроля административной границы между Кыргызстаном и Узбекистаном с Казахстаном. Это подрывает стабильность во всех республиках Средней Азии.

Особо следует отметить криминогенные факторы, сопутствующие реализации государством его функции, связанной с поддержанием обороноспособности страны. Применительно к проблеме наркомании следует указать на негативное влияние боевых действий в Афганистане, Таджикистане, и на сегодняшний день политическая нестабильность в Кыргызстане, а именно в регионах с высоким бытовым потреблением наркотиков, где имело место втягивание военнослужащих в потребление и сбыт, привыкание к наркотикосодержащим обезболивающим лекарствам и т. д. В целом, кризис в армейской среде также влечет за собой потребление наркотиков военнослужащими, особенно молодого возраста.

Как отмечает Б.Б. Ногойбаев, в Кыргызстане уже действуют преступные группировки, располагающие значительными материальными ресурсами, предпринимающие активные шаги по установлению и развитию межрегиональных связей, интегрированию в международную систему наркобизнеса [8, с. 405].

Наряду со сложившейся криминогенной обстановкой в Кыргызской Республике, немаловажной проблемой является правовой аспект вопроса. Безусловно, как и в других странах СНГ, предпринимаются меры по реформированию уголовно-процессуального законодательства. И здесь, нам необходимо учитывать достаточно серьезную коррупционную составляющую, как среди сотрудников правоохранительных органов, так и в судебной системе страны. Поэтому мы можем наблюдать противодействие со стороны отдельных ведомств органов правопорядка по целому ряда положений УПК. К примеру, мы считаем верным, по аналогии с Европейскими странами отказаться от стадии возбуждения уголовного дела, поскольку это «… позволяет разрешить серьезные споры, возникающие по поводу проведения отдельных следственных действий до возбуждения уголовного дела, которые являются процессуальными средствами до начала официальной процессуальной деятельности. Здесь же важно отметить, что именно зыбкие основания, влекущие недостаточно обоснованное возбуждение уголовного дела приводят к развалу уголовного дела в суде и это вызывает неоднозначную реакцию в обществе, в том числе обвинение в незаконном возбуждении уголовного дела как с целью получения материальной выгоды заинтересованными ведомствами, так и устранения политических оппонентов» [9, с. 662].

Проблемой является также недостатки при создании доказательственной базы, при проведении процессуальных действий, связанных с заказные убийствами, похищением человека, наркобизнеса, что ведет к затягиванию возбуждения уголовного дела. Не установление необходимых квалифицирующих признаков данного состава преступления приводят к «дроблению» целого ряда уголовных дел на другие составы. Не случайно, отмечается целым рядом авторов, что значительное количество уголовных дел этой категории (25-35%) необоснованно прекращается по реабилитирующим основаниям за отсутствием события или состава преступления, хотя факт заказного убийства, наркопреступления, похищения человека имел место [10, с. 30-35; 11, с. 58]. Данное обстоятельство указывает на необходимость детальной работы по повышению эффективности правоприменительной практики по рассматриваемой норме.

Специфическими факторами могут являться и местные обычаи, которые становятся способствующим похищению человека. Например, похищение женщин с целью вступления в брак является древним обычаем в Кыргызстане, на Северном Кавказе России и существует по настоящее время. Как правило такое «похищение» осуществляется с согласия девушки. Вместе с тем, похищение невесты могут повлечь за собой другие преступления, например, изнасилование. Изнасилование жертвы считается как порочащее репутацию обстоятельство и вынуждает ее на умолчание о совершенном преступлении.

Так, согласно данным правозащитных структур в Кыргызстане ежегодно происходит около 12 тысяч случаев похищения девушек с целью принуждения вступления в брак. Причем исследования проведенные ООН показали, что до 80% всех браков в сельской местности заключаются в результате похищения невест [12].

Таким образом, политическая нестабильность в Кыргызстане и в других странах СНГ приводит и будет приводить в последующем к таким необратимым явлениям как: во-первых, провоцирование общеуголовной преступности, что будет увеличивать совершение тяжких и особо тяжких посягательств, в особенности таких как: похищение человека, захват заложников, заказные убийства, занятие наркобизнесом, захват отраслей экономики и т.д. Во-вторых, продолжится процесс проникновения организованных преступных структур в политическую жизнь государства путем попыток избрания в представительные органы власти, как криминальных «авторитетов», так и их ставленников, а также лоббирование выгодных законопроектов различными способами, в том числе и подкупа государственных чиновников, а также выполнение с их стороны «заказа» на похищения либо убийства того или иного политического оппонента. В-третьих, политические «ошибки» отдельных руководителей политических партий, либо служащих государственного аппарата, вплоть до руководителей государственной власти, будут прибегать к «услугам» не только специальных служб, но и к организованным преступным формированиям, способных дискредитировать, а то и физически устранять политических оппонентов. В-четвертых, достаточно высокая степень политизированности региональных различий, клановости будет влиять на обострение криминогенной обстановки в целом, в том числе межнациональные конфликты, которые и в дальнейшем будут представлять угрозу стабильности государственности в целом. Это связано, прежде всего, с тем, что: а) межнациональные конфликты в последующем перерастают в состояние политических противостояний переходящие в прямые вооруженные конфликты, охватывающие значительную массу людей обуславливающее и рост похищения граждан. Кроме того, межнациональные конфликты переходят порой в локальные стычки между отдельными региональными группами населения, приводящие к экскалации напряженности, за которыми следует совершение особо тяжких преступлений (примером является Ошские события в Кыргызстане в 2010 г.); б) межнациональные конфликты нередко ведут к криминальным проявлениям экстремисткинастроенных групп, влекущие за собой большое количество жертв среди мирного населения, в том числе и похищение граждан, заказные убийства, а также порождают создание различного рода преступных группировок, например, националистических, в том числе и вооруженных, которые могут влиять как на политическую, экономическую и социальную обстановку в целом, так и на криминальную ситуацию в частности, репродуцируя появление новых вооруженных провокаций в зоне конфликта. В-пятых, в России, Кыргызстане, Казахстане, Украине, Таджикистане и других постсоветских государствах, только начинает складываться реальное разделение властных полномочий, между законодательными и исполнительными ветвями власти, и этот процесс проходит достаточно остро, сопровождается неоднократными конфликтами, обуславливающие различные виды криминального поведения со стороны оппонентов. Подчас ожесточенная «подковерная» борьба целого ряда политических партий, объединений за власть, парализует работу правоохранительных органов, они порой не знают, на чьей стороне истина, кого они должны защищать, кого привлекать к ответственности, это все порождает ослабление их деятельности [13]. И именно ослабление государственной власти в целом, влечет за собой такие криминальные явления, как заказные убийства, захват заложников, похищения людей и т.д.

На основании сравнительного анализа причин рассматриваемых видов преступлений, совершаемых в организованной криминальной среде, проводимого в различные периоды времени можно сделать вывод, о том, что похищение, убийство конкурентов из противоборствующей группировки при разделе или переделе сфер преступного влияния, в том числе в сфере наркобизнеса, в целях установления контроля за определенной территорией, а также деятельностью конкретного предприятия или отрасли, стало доминирующим фактором. Мы, объясняем это усилением тенденций, «легализации» криминальной деятельности, перехода ее в сферу экономики и предпринимательства, а также влияние ее и на политическую сферу государства. Подобная «легализация» по-прежнему сопровождается сугубо уголовными приемами обеспечения поставленных целей.

В отдельных странах, в том числе и в Кыргызстане, молодое поколение, из-за результатов воспитания на негативных примерах, связанных с военными событиями, видевших насилие с оружием в руках, составляют и будут в будущем составлять постоянную подпитку для криминальной среды, для совершения ряда преступлений, в том числе и похищение людей.

Следует отметить, что из-за тех изменений, которые происходят в социально-экономической, политической, нравственно-психологической сферах меняются и причины, влияющие на рост похищения людей, заказных убийств, наркобизнеса, преступлений в сфере экономики. Без сомнения, каждый факт совершения указанных преступлений, индивидуален и сугубо специфичен и ему может сопутствовать сочетание различных обстоятельств, но при этом в комплексе причин их совершения, с разной степенью интенсивности можно наблюдать наличие специфических факторов.

Не вызывает сомнений, что кроме существующих общих причин, являющиеся детерминантами криминализации того или иного общества можно выделить и специфический комплекс взаимообусловленных криминогенных факторов, порождающие ряд особенностей самой структуры современной преступности. И это, прежде всего, связано с тем, что происходит преломление через определенную среду конкретных региональных различий, которые кроются как на уровнях развития общественных отношений в целом, так и в ее основных сферах, это, безусловно, экономического, демографического, духовного и подобного порядка. То есть все это лишь свидетельствует о целесообразности непрерывного их анализа и учитывать их при организации противодействия данному криминальному явлению.

Библиография
1.
Абдукаримова Н.Э. К вопросу о проблемах противодействия незаконного оборота наркотических средств / Таврический научный обозреватель. 2016. № 9 (14). С. 93-99. // http://tavr.science/stat/2016/09/28-Abdukarimova.pdf
2.
Issayeva, K. A., Abdukarimova, N. E., Shimeeva, Z. S.,Toktorova, A. E. The main spheres of criminal activity commited by the transnational organized crime on materials of the republics: Kyrgyzstan, Kazakhstan and Russian Federation // Social Sciences (Pakistan). 2015. Т. 10, (9). ISSN: 1818-5800 — с. 2278-2283. © Medwell Journals, 2015 // http://www.medwelljournals.com/abstract/?doi=sscience.2015.2194.2198 2.
3.
Акутаев P.M. Криминология и латентная преступность. СПб, 2008.-168 c.
4.
Кораблев В.Г. Криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия похищению человека: Дисс. ... канд. юрид. наук:-Санкт-Петербург, 2005. – 189 с.
5.
Жолдошалиев М.Т. Динамика убийств: индикатор угрозы в сфере национальной безопасности государства / Таврический научный обозреватель № 1 (18) январь 2017. – с. 77-82. // http://tavr.science/stat/2017/01/TNO-18.pdf
6.
Чокобаева А.Б. Убийства по найму: отдельные уголовно-правовые и криминолого-криминалистические аспекты преступлений: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08, 12.00.09-Бишкек, 2013.-244 с.
7.
Isayeva K.A., Seylkhanova S.A., Shimeyeva Zh.Sh., Oskenbay G. The main factors causing the need for international cooperation to combat criminal phenomena in the CIS countries // В сборнике: Humanities and Social Sciences in Europe: Achievements and Perspectives 8th International symposium. 2015. С. 126-135.
8.
Ногойбаев Б. Б. Наркотики: теория и практика противодействия. Монография. Б., 2003-с. 405.
9.
Isaeva K.A., Zheenaliyeva A.Z., Balymov E., Smoilov S. Debatable questions bound to reorganization of separate procedural institutes at the stage of pre-judicial production in the conditions of reforming of the criminal procedure code of the Kyrgyz Republic // The Social Sciences (Pakistan). 2015. Т. 10. № 5. С. 660-665. // http://docsdrive.com/pdfs/medwelljournals/sscience/2015/660-665.pdf
10.
Алиев X., Гаджиэменов Б. Борьба с похищением людей. // Законность. 2000. №6.-с 30-31.
11.
Акутаев Р.М., Гаджиэменов Б.А. Некоторые аспекты криминологической характеристики похищения граждан // Государство и право.-М.: Наука, 2001, № 2.-С. 58-63
12.
http://www.islamnews.ru/news-136882.html // В Киргизии похищение невесты приравняют к похищению человека // Похищение невесты или брак по принуждению идут вразрез с нормами ислама // 25 октября 2012, 17:01.
13.
Абдукаримова Н.Э. Некоторые вопросы взаимодействия правоохранительных органов стран снг в противодействии по наркопреступлениям. / Наука, новые технологии и инновации. 2015. № 8. С. 89-92. / https://elibrary.ru/download/elibrary_29672472_32459847.pdf
References (transliterated)
1.
Abdukarimova N.E. K voprosu o problemakh protivodeistviya nezakonnogo oborota narkoticheskikh sredstv / Tavricheskii nauchnyi obozrevatel'. 2016. № 9 (14). S. 93-99. // http://tavr.science/stat/2016/09/28-Abdukarimova.pdf
2.
Issayeva, K. A., Abdukarimova, N. E., Shimeeva, Z. S.,Toktorova, A. E. The main spheres of criminal activity commited by the transnational organized crime on materials of the republics: Kyrgyzstan, Kazakhstan and Russian Federation // Social Sciences (Pakistan). 2015. T. 10, (9). ISSN: 1818-5800 — s. 2278-2283. © Medwell Journals, 2015 // http://www.medwelljournals.com/abstract/?doi=sscience.2015.2194.2198 2.
3.
Akutaev P.M. Kriminologiya i latentnaya prestupnost'. SPb, 2008.-168 c.
4.
Korablev V.G. Kriminologicheskaya kharakteristika i ugolovno-pravovye mery protivodeistviya pokhishcheniyu cheloveka: Diss. ... kand. yurid. nauk:-Sankt-Peterburg, 2005. – 189 s.
5.
Zholdoshaliev M.T. Dinamika ubiistv: indikator ugrozy v sfere natsional'noi bezopasnosti gosudarstva / Tavricheskii nauchnyi obozrevatel' № 1 (18) yanvar' 2017. – s. 77-82. // http://tavr.science/stat/2017/01/TNO-18.pdf
6.
Chokobaeva A.B. Ubiistva po naimu: otdel'nye ugolovno-pravovye i kriminologo-kriminalisticheskie aspekty prestuplenii: dis. ... kand. yurid. nauk: 12.00.08, 12.00.09-Bishkek, 2013.-244 s.
7.
Isayeva K.A., Seylkhanova S.A., Shimeyeva Zh.Sh., Oskenbay G. The main factors causing the need for international cooperation to combat criminal phenomena in the CIS countries // V sbornike: Humanities and Social Sciences in Europe: Achievements and Perspectives 8th International symposium. 2015. S. 126-135.
8.
Nogoibaev B. B. Narkotiki: teoriya i praktika protivodeistviya. Monografiya. B., 2003-s. 405.
9.
Isaeva K.A., Zheenaliyeva A.Z., Balymov E., Smoilov S. Debatable questions bound to reorganization of separate procedural institutes at the stage of pre-judicial production in the conditions of reforming of the criminal procedure code of the Kyrgyz Republic // The Social Sciences (Pakistan). 2015. T. 10. № 5. S. 660-665. // http://docsdrive.com/pdfs/medwelljournals/sscience/2015/660-665.pdf
10.
Aliev X., Gadzhiemenov B. Bor'ba s pokhishcheniem lyudei. // Zakonnost'. 2000. №6.-s 30-31.
11.
Akutaev R.M., Gadzhiemenov B.A. Nekotorye aspekty kriminologicheskoi kharakteristiki pokhishcheniya grazhdan // Gosudarstvo i pravo.-M.: Nauka, 2001, № 2.-S. 58-63
12.
http://www.islamnews.ru/news-136882.html // V Kirgizii pokhishchenie nevesty priravnyayut k pokhishcheniyu cheloveka // Pokhishchenie nevesty ili brak po prinuzhdeniyu idut vrazrez s normami islama // 25 oktyabrya 2012, 17:01.
13.
Abdukarimova N.E. Nekotorye voprosy vzaimodeistviya pravookhranitel'nykh organov stran sng v protivodeistvii po narkoprestupleniyam. / Nauka, novye tekhnologii i innovatsii. 2015. № 8. S. 89-92. / https://elibrary.ru/download/elibrary_29672472_32459847.pdf
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"