Статья 'Принцип правовой определенности как требование определенности нормы права' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Принцип правовой определенности как требование определенности нормы права

Дербышева Екатерина Александровна

старший преподаватель, АНО ВО "Гуманитарный университет"

620041, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Железнодорожников, 3

Derbysheva Ekaterina Aleksandrovna

Senior Educator, the department of Public Law, Liberal Arts University

620041, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Zheleznodorozhnikov, 3

krolik7507@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2017.2.21970

Дата направления статьи в редакцию:

09-02-2017


Дата публикации:

02-03-2017


Аннотация.

Предметом настоящего исследования является один из аспектов принципа правовой определенности - определенность нормы права. Поскольку, норма права является исходным элементом в механизме правового регулирования, постольку, от ее определенности зависит эффективность работы всего механизма в целом. В этом смысле норма права является ключевым аспектом принципа правовой определенности, а потому его исследование представляется актуальным. В статье раскрывается содержание определенности нормы права. Основываясь на практике Конституционного Суда РФ, подробно рассматривается вопрос соотношения категорий «принцип», «требование», «критерий» применительно к определенности нормы права. В статье применяются следующие методы научного познания: метод анализа и синтеза, формально-юридический и герменевтический методы исследования. Новизна исследования характеризуется выявлением и систематизацией составляющих содержания определенности нормы права, как одного из аспектов принципа правовой определенности. В результате сделан вывод о том, что определенность нормы права является одновременно принципом, требованием, общеправовым критерием. Норма права соответствует принципу правовой определенности в том случае, если каждому субъекту права понятны последствия своего поведения непосредственно из текста правовой нормы, либо после толкования, данного судом или обращения за юридической помощью. В заключение дается понятие определенности нормы права.

Ключевые слова: принцип права, правовая определенность, норма права, механизм правового регулирования, требование определенности, критерий определенности, формальная определенность, оценочные понятия, Конституционный Суд РФ, ЕСПЧ

Abstract.

The research subject is one of the aspects of the legal certainty principle – certainty of a legal provision. Since a legal provision is a basic element of the legal regulation mechanism, its certainty predetermines the effectiveness of the mechanism as a whole. In this context, a legal provision is a key aspect of the legal certainty principle, and it’s important to study it. The article reveals the contents of certainty of a legal provision. Based on the practice of the Constitutional Court of the Russian Federation, the author considers the correlation of the categories “principle”, “requirement” and “criterion” in relation to certainty of a legal provision. The author applies the following methods of scientific cognition: analysis and synthesis, formal-logical and hermeneutical. The scientific novelty of the study consists in the detection and systematization of the components of certainty of a legal provision. The author concludes that certainty of a legal provision is at the same time a principle, a requirement, and a legal criterion. A legal provision complies with the legal certainty principle if every subject understands the consequences of his or her actions directly from the text of the legal provision, or in the result of its interpretation by the court or legal assistance. The author defines certainty of a legal provision. 

Keywords:

evaluative concepts, formal certainty, certainty criterion, requirement of certainty, legal regulation mechanism, legal provision, legal certainty, principle law, The Constitutional Court of the Russian Federation, The ECHR

Введение

Принцип правовой определенности относится к сравнительно новым принципам российского права [5]. Он выполняет крайне важную роль в правовом регулировании, обеспечивая в целом его стабильность. Кроме того, принцип правовой определенности создает прочную основу для реализации других принципов права, к числу которых относятся равенство, поддержание доверия граждан к закону, принципы привлечения к юридической ответственности и др. В научной литературе встречаются различные мнения о содержании данного принципа, его видовой принадлежности. Ряд авторов подчеркивают, что принцип правовой определенности имеет несколько взаимосвязанных аспектов, а потому говорят о его многоаспектности и общеправовом характере [9, 10, 32]. Анализ правоприменительной практики позволяет сделать вывод, что Конституционный Суд РФ и Европейский Суд по правам человека (далее по тексту ЕСПЧ) также относят принцип правовой определенности к многоаспектным и общеправовым принципам. Вместе с тем в литературе высказано также мнение, что принцип правовой определенности следует понимать очень узко, лишь в его процессуальном значении [2].

Суммируя правовые позиции Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ, содержание принципа правовой определенности складывается, из ясных, недвусмысленных и понятных правовых предписаний, которые, во-первых, позволяют субъектам права четко понимать последствия своего поведения; во-вторых, создают необходимую основу для реализации права, толкования и правоприменения. Вместе с тем, принцип правовой определенности гарантирует участникам правоотношений отсутствие произвольных и непредсказуемых изменений их официально признанного правового статуса, а также обеспечивает устойчивость законного решения суда, вступившего в силу.

Все перечисленные проявления принципа правовой определенности выступают его различными взаимосвязанными аспектами. Следовательно, точка зрения о многоаспектности исследуемого принципа представляется более правильной.

Данная статья посвящена определенности нормы права. В связи с тем, что норма права является исходным элементом в механизме правового регулирования, от ее определенности зависит насколько слаженно и четко будет работать весь механизм. В этом смысле норма права является основным и ключевым аспектом принципа правовой определенности.

Определенность нормы права как принцип, требование и критерий

В современной юридической литературе, под нормой права понимается общеобязательное формально-определенное правило поведения, установленное и обеспеченное обществом и государством, закрепленное и опубликованное в официальных актах, направленное на регулирование общественных отношений путем определения прав и обязанностей из участников [35, с.159]. Как отмечает С.С. Алексеев, высшая определенность содержания юридической нормы состоит в том, что она доведена до уровня формальной определенности [1]. Формальная определенность нормы права предполагает внутреннюю определенность, которая проявляется в содержании, объеме прав и обязанностей, четких указаниях на последствия ее нарушения и внешнюю определенность, заключающуюся в том, что норма права закреплена в нормативно-правовом акте [35, с.160].

Следует отметить, что встречаются определения, в соответствии с которыми под нормой права понимается не только правило поведения. Такого мнения, в частности, придерживаются В.М. Сырых и М.И. Байтин [3, 36]. Данный подход основан на том, что норма права не всегда содержит непосредственно правило поведения, то есть субъективное право и (или) юридическую обязанность, существуют иные виды нормативно-правовых предписаний: дефинитивные, декларативные, коллизионные, оперативные и т.п. нормы. Представляется, что вне зависимости от того является ли норма права правилом поведения или же представляет собой, к примеру, дефиницию, одним из ее безусловных требований будет определенность. На это обстоятельство обращают внимание практики. Так, судья Конституционного Суда РФ в отставке, А. Л. Кононов отмечает, что «требование правовой нормы должно быть предельно определенным по содержанию, ясным, четким, понятным, в этом заключается основная закономерность правовой нормы» [8]. Аналогичного мнения придерживается судья Конституционного Суда РФ Н.С. Бондарь: «требование определенности вытекает из самой природы правовой нормы как равного масштаба, равной меры свободы для всех субъектов права» [4].

Конституционный Суд РФ отмечает, что впервые требование определенности было им обосновано как конституционный принцип и одновременно критерий конституционности в постановлении от 25.04.1995 г № 3-П [7]. В данном постановлении Конституционный Суд РФ указал, что «общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку такое равенство может быть обеспечено только при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями» [11].

Позднее Конституционный Суд РФ неоднократно ссылался на определенность правовой нормы как на «принцип», «общеправовое требование», «критерий».

Ссылаясь на определенность правовой нормы, как на принцип, Конституционный Суд РФ разделяет позиции ЕСПЧ, цитируя, что «закон во всяком случае должен отвечать установленному Конвенцией стандарту, требующему, чтобы законодательные нормы были сформулированы с достаточной четкостью и позволяли лицу предвидеть, прибегая в случае необходимости к юридической помощи, с какими последствиями могут быть связаны те или иные его действия» [12].

Указывая на определенность правовой нормы как на требование Конституционный Суд РФ подчеркивает, что: «из конституционных принципов равенства и справедливости вытекает требование определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы, поскольку иное не может обеспечить ее единообразное применение, не исключает неограниченное усмотрение в правоприменительной практике и, следовательно, неизбежно ведет к произволу» [15].

В ряде постановлений Конституционный Суд РФ указывает на определенность правовой нормы как на общеправовой критерий: «общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями» [13, 14].

Представляется важным разобраться почему Конституционный Суд РФ применительно к определенности правовой нормы применяет разные категории. Является ли определенность правовой нормы одним из аспектов непосредственно принципа правовой определенности?

Определенность является той реальностью, в которой должна находиться вся правовая жизнь. Определенность правовой нормы в качестве принципа, формулирует требование к законодателю, устанавливает для законодательной деятельности некие границы, за пределами которых возникает угроза наступления правовой неопределенности. Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд РФ, требование определенности - это требование, обращенное к законодателю [16], к Правительству РФ [17], а также к субъектам РФ [18]. Данный принцип носит общеправовой характер, поскольку, требование определенности правовых норм распространяется на все, без исключения, отрасли права. Более того в публичных отраслях к определенности правовых норм предъявляются повышенные требования. О чем подробнее будет сказано далее. Согласно этому требованию необходимым критерием, признаком уже сформулированной и опубликованной нормы права является определенность. От того насколько норма права отвечает критерию определенности, можно сделать вывод об эффективности и результативности законодательной деятельности. Таким образом, определенность применительно к норме права выступает одновременно в трех ипостасях: принципа, требования и критерия.

Необходимо отметить, что подобное терминологическое разнообразие в постановлениях Конституционного Суда РФ послужило основанием для формирования в научной литературе мнения о том, что определенность нормы права не относится к аспектам непосредственно принципа. К такому выводу, в частности, пришел М.В. Пресняков [33], утверждающий, что определенность может быть свойством, качеством или признаком чего-либо, и непосредственно в качестве принципа не применяется. Весьма интересную позицию занимает А.И. Сидоренко, отмечая, что правовая определенность является не только свойством, но и принципом права. Как свойство права она подразумевает точность правовых предписаний, обеспечиваемую высоким качеством юридической техники. Как принцип права она требует ясности в объеме субъективных прав, обязанностей и запретов, вытекающей из закона, других форм права и правоприменительных актов [34]. Автор настоящей статьи придерживается мнения о том, что определенность нормы права является ключевым аспектом принципа правовой определенности. Действительно, определенность является непременным свойством права, во всяком случае писанного, будучи при этом одним из принципов права. Ведь и справедливость, выражая общесоциальную сущность права, является его неотъемлемым и обязательным свойством, выступая при этом одним из основных принципов права. Довод же о том, что правовая определенность как принцип непосредственно не применяется, опровергается многочисленными судебными актами Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ, которые основаны на принципе правовой определенности в различных его аспектах.

Соглашаясь отчасти с позицией А.И. Сидоренко, о принадлежности правовой определенности одновременно к принципу и свойству, само объяснение автором своей позиции вызывает сомнения. Точность правовых предписаний и ясность в объеме субъективных прав, обязанностей и запретов, разделенные автором на свойство и принцип, по сути своей представляют целостное явление. Ведь определенность, точность, ясность, недвусмысленность правовых предписаний как раз и заключается в том, чтобы субъектам права были понятны их права, обязанности, порядок их реализации, запреты и последствия их нарушения, и все это в комплексе достигается посредством юридической техники.

Содержание определенности нормы права

Анализ правоприменительной практики Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ позволяет выделить некие слагаемые определенности нормы права, то есть, обязательные условия, при наличии которых норма права соответствует принципу правовой определенности.

Во-первых, норма права соответствует принципу правовой определенности, если сформулированаточно и ясно,что позволяет субъектам права сообразовывать с ней свое поведение, как запрещенное, так и дозволенное. О точности и ясности формулировок правовых предписаний можно говорить в том случае, если:

а) содержание правовой нормы понятно обычному гражданину, не профессионалу в области юриспруденции. Речь идет как о конкретном нормативном положении, так и о системе находящихся во взаимосвязи нормативных положений;

б) содержание правовой нормы становится понятным путем выявления более сложной взаимосвязи правовых предписаний, в том числе на основе обобщения судебной практики применительно к конкретной сфере общественных отношений [19];

в) содержание правовой нормы становится понятным после обращения за юридической помощью [20];

Во-вторых, норма права соответствует принципу правовой определенности, при условииее согласованности с системой действующего правового регулирования [18], нормативном единстве с другими нормами права. Фактически это означает, что при создании новой нормы права должны учитываться имеющиеся нормативно-правовые предписания, для того, чтобы избежать возможных коллизий.

Как уже отмечалось, с точки зрения как Конституционного Суда РФ, так и ЕСПЧ, особую значимость требование определенности приобретает в публичных отраслях. В частности, применительно к уголовным и налоговым нормам. Принцип правовой определенности, обязывает федерального законодателя формулировать уголовно-правовые предписания с достаточной степенью четкости, позволяющей лицу сообразовывать с ними свое поведение - как дозволенное, так и запрещенное - и предвидеть вызываемые им последствия [21]. Конституционный Суд РФ объясняет это тем, что учитывая тяжесть последствий ошибочного и произвольного применения уголовно - правовых норм, общие принципы права предъявляют к ним особенно жесткие требования определенности и конкретности содержания, предельной ясности и полноты описания признаков преступления, наличия четких критериев для определения запрещенного деяния, которые должны быть доступны пониманию, отчетливо сознаваться субъектом преступления и исключать любое иное, тем более расширительное, толкование правоприменительной практикой [22]. Любое преступление, а равно и меры уголовной ответственности за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя из текста соответствующей нормы - в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, - каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) [12].

ЕСПЧ подчеркивает, что если речь идет об ограничении свободы, особенно важно, чтобы соблюдался общий принцип правовой определенности. Поэтому необходимо, чтобы условия лишения свободы в соответствии с внутригосударственным правом были бы четко определены и чтобы сам закон позволял предвидеть последствия его применения, отвечая, таким образом, стандарту «законности», установленному Конвенцией, стандарту, требующему, чтобы все законы были сформулированы с достаточной четкостью, которая позволила бы лицу - с помощью совета, если это необходимо - предвидеть в степени, разумной в обстоятельствах, последствия, которые может повлечь то или иное действие [23, 24]. В смысле принципа правовой определенности качество закона подразумевает, что если внутригосударственное право разрешает лишение свободы, оно должно быть достаточно доступным, точно сформулированным и позволяющим предвидеть последствия его применения, чтобы избежать любого риска произвола [25].

К налоговым нормам также предъявляются особые, повышенные требования определенности, четкости и ясности. Это связано с объективной сложностью налогового права, присутствием в нем значительного экономического контента, непрерывностью налоговых реформ, высокой динамикой изменений налогового законодательства, политизацией и конфликтностью налоговых взаимодействий, высоким удельным весом принудительных компонентов, существенными ограничениями прав и законных интересов частных лиц [6].

В ряде постановлений Конституционный Суд РФ подчеркивает, что законы о налогах должны содержать четкие и понятные нормы. Именно поэтому Налоговый кодекс Российской Федерации предписывает, что необходимые элементы налогообложения (налоговых обязательств) должны быть сформулированы так, чтобы каждый точно знал, какие налоги, когда и в каком порядке он обязан платить, а все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах толкуются в пользу налогоплательщика (пункт 7 статьи 3) [26, 27, 28]. Относительно определенности налоговых норм, ЕСПЧ обращает внимание что более строгие требования к соблюдению принципа определенности правовых норм должны быть установлены в отношении норм, влекущих за собой финансовые последствия с тем, чтобы соответствующие субъекты права могли точно оценить объем возлагаемых на них обязательств [29].

Относительно правовых норм с использованием абстрактных формулировок и оценочных понятий, с точки зрения соответствия принципу правовой определенности, Конституционный Суд РФ занимает двоякую позицию. В одном случае, Конституционный Суд РФ считает, что оспоренная норма, как элемент процессуального института возвращения заявления, не только противоречит по своему содержанию стандартам правосудия, но и не соответствует принципу правовой определенности, поскольку на основании абстрактной формулировки, неопределенность которой усугубляется оценочным характером самого термина разумный срок, предоставляет судье право по своему усмотрению возвращать заявление по мотиву очевидного отсутствия нарушения права, за защитой которого заявитель обращается в суд [30]. В других случаях, абстрактность формулировок и использование оценочных или общепринятых понятий, могут быть допустимы. Так, в Постановление от 18.11.2014 № 30-П Конституционный Суд РФ подчеркнул, что абстрактный характер нормативности, заложенной в понятии «основополагающие принципы российского права», изначально предопределен высокой степенью обобщенности общественных отношений, которые регулируются на основе этих принципов, и потому не может рассматриваться как недопустимый отход от принципа правовой определенности [31]. Требование определенности правового регулирования, обязывающее законодателя формулировать правовые предписания с достаточной степенью точности, позволяющей гражданину и любому иному субъекту права сообразовывать с ними свое поведение - как запрещенное, так и дозволенное, не исключает использование оценочных или общепринятых понятий, значение которых должно быть доступно для восприятия и уяснения субъектами соответствующих правоотношений.

Позиция Конституционного Суда РФ о допустимости использования, в некоторых случаях, абстрактных формулировок и оценочных понятий, представляется обоснованной, ведь полное их исключение привело бы к отсутствию необходимой гибкости правового регулирования. Вместе с тем, в тех случаях, когда наличие в норме права оценочных понятий и абстрактных формулировок блокируют для лица возможность защиты своих прав в судебном порядке, это противоречит как принципу правовой определенности, так и ряду других принципов права.

Выводы

Определенность нормы права является ее неотъемлемым свойством, следует из самой ее природы. Определенность нормы права (как «принцип», «требование», «общеправовой критерий») обусловлена конституционным принципом равенства всех перед законом и судом. От определенности нормы права, как исходного элемента в механизме правового регулирования, зависит единообразное понимание, толкование и применение правовых предписаний. Норма права соответствует принципу правовой определенности в том случае, если каждому субъекту права понятны последствия своего поведения (действия и бездействия). При этом и Конституционный Суд РФ, и ЕСПЧ допускают, что текст правовой нормы может быть изложен таким образом, что не будет являться очевидным для субъектов права, а станет понятен после толкования, данного судом, либо обращения за юридической помощью. Особое значение определенность нормы права приобретает в публичных отраслях, где неопределенные и расплывчатые формулировки законодателя могут привести к тяжелым последствиям на практике. Вместе с тем, использование абстрактных формулировок и оценочных понятий в некоторых случаях не исключается. Таким образом, определенность нормы права –это точность, ясность и недвусмысленность предписаний, их согласованность в системе правового регулирования, обеспечивающая субъектам права их понимание и реализацию, самостоятельно или с юридической помощью.

Библиография
1.
Алексеев С.С. Общая теория права. Курс в двух томах. Т 1. М., 1982. С. 36.
2.
Алексеева Т.М. Правовая определенность судебных решений в уголовном судопроизводстве: понятие, значение и пределы: монография. М., 2016. С. 52-53.
3.
Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани 2 –х веков). 2005. С.206-207.
4.
Бондарь Н.С. Правовая определенность-универсальный принцип конституционного нормоконтроля (практика Конституционного Суда РФ)//Конституционное и муниципальное право. 2011. № 10. С. 4-5.
5.
Гаджиев Г. А. Принцип правовой определенности и роль судов в его обеспечении. Качество законов с российской точки зрения// Сравнительное конституционное обозрение, 2012, № 4. С.16.
6.
Демин А.В. Принцип определенности налогообложения. М., 2015. С. 11.
7.
Комментарий к Конституции Российской Федерации//под ред. В.Д. Зорькина. М., 2013. С. 190.
8.
Кононов. А. Принцип определенности правовой нормы в конституционном судопроизводстве//Уголовное право.1999. № 2. С. 79.
9.
Масаладжиу Р. Принцип правовой определенности в науке, практике ЕСПЧ и его влияние на доступность правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 7. С. 22 – 25.
10.
Поляков С.Б., Сидоренко А.И. Значение принципа правовой определенности в постановлениях Европейского суда по правам человека//Адвокат. 2014. № 7. С. 9.
11.
Постановление Конституционного Суда РФ от 25.04.1995 № 3-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой»//Российская газета, № 87, 05.05.1995.
12.
Постановление Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 № 8-П «По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 188 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки М.А. Асламазян»// Российская газета, № 123, 07.06.2008.
13.
Постановление Конституционного Суда РФ от 13.12.2001 № 16-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 16 Закона города Москвы «Об основах платного землепользования в городе Москве в связи с жалобой гражданки Т.В. Близинской»// Российская газета, № 250, 25.12.2001.
14.
Постановление Конституционного Суда РФ от 26.11.2012 № 28-П «По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 16.2 и части 2 статьи 27.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Авеста»// Российская газета, № 289, 14.12.2012.
15.
Постановление Конституционного Суда РФ от 15.07.1999 № 11-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР» и Законов Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции»// Российская газета, № 150, 03.08.1999.
16.
Постановление Конституционного Суда РФ от 28.02.2006 № 2-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «О связи в связи с запросом Думы Корякского автономного округа»// Российская газета, № 50, 14.03.2006.
17.
Постановление Конституционного Суда РФ от 06.04.2004 №7-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 87 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации и Постановления Правительства Российской Федерации от 17 июля 2001 года № 538 «О деятельности негосударственных организаций по лоцманской проводке судов» в связи с жалобой международной общественной организации «Ассоциация морских лоцманов России» и автономной некоммерческой организации «Общество морских лоцманов Санкт-Петербурга»// Российская газета, № 77, 14.04.2004.
18.
Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2012 № 19-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области»// Российская газета, № 177, 03.08.2012.
19.
Постановление Конституционного Суда РФ от 26.06.2014 № 19-П «По делу о проверке конституционности положений части 18 статьи 35 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», пункта 4 статьи 10 и пункта 2 статьи 77 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и пункта 3 статьи 7 Закона Ивановской области «О муниципальных выборах» в связи с жалобой граждан А.В. Ерина и П.В. Лебедева// Российская газета, № 151, 09.07.2014.
20.
Постановление ЕСПЧ от 26.04.1979 «Санди таймс» против Соединенного Королевства» (жалоба № 6538/74)// Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1.-М.: Норма, 2000. С. 198-230.
21.
Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2015 № 22-П «По делу о проверке конституционности положения статьи 226.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Республики Казахстан О.Е. Недашковского и С.П. Яковлева»//Вестник Конституционного Суда РФ, № 6, 2015.
22.
Постановление Конституционного Суда РФ от 25.04.2001 № 6-П «По делу о проверке конституционности статьи 265 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.А. Шевякова»// Российская газета, № 112, 15.06.2001.
23.
Постановление Европейского Суда по правам человека от 24 мая 2007 по делу «Владимир Соловьев против РФ» (жалоба № 2708/02) ) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2007, № 12.
24.
Постановление ЕСПЧ от 14.10.2010 по делу «А.Б. против Российской Федерации»(жалоба № 1439/06)// Российская хроника Европейского Суда, 2011, № 2.
25.
Постановление ЕСПЧ от 11.10.2007 по делу «Насруллоев против Российской Федерации» (жалоба № 656/06)// Российская хроника Европейского Суда, 2008, № 3.
26.
Постановление Конституционного Суда РФ от 28.03.2000 № 5-П «По делу о проверке конституционности подпункта к пункта 1 статьи 5 Закона Российской Федерации «О налоге на добавленную стоимость» в связи с жалобой закрытого акционерного общества «Конфетти» и гражданки И.В. Савченко»// Российская газета, № 82-83, 27.04.2000.
27.
Постановление Конституционного Суда РФ от 20.02.2001 № 3-П «По делу о проверке конституционности абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 7 Федерального закона «О налоге на добавленную стоимость» в связи с жалобой закрытого акционерного общества «Востокнефтересурс»// Вестник Конституционного Суда РФ, № 3, 2001.
28.
Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 № 14-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений части второй статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.Д. Егорова и Н.В. Чуева»// Российская газета, № 158, 27.07.2004.
29.
Решение Суда ЕС от 21 февраля 2006 г. по делу C-255/02 «Халифакс плс», «Лидс Перманент Девелопмент Сервисез Лтд», «Каунти Уайд Проперти Инвестментс Лтд» против Национального управления таможенных и налоговых сборов Великобритании»// [Электронный ресурс]:URL: http://base.garant.ru/12149305/#friends. (дата обращения: 23.01.2017).
30.
Постановление Конституционного Суда РФ от 19.07.2011 № 17-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 5 части первой статьи 244.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.Ю. Какуева»// Российская газета, № 162, 27.07.2011.
31.
Постановление Конституционного Суда РФ от 18.11.2014 № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 18 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», пункта 2 части 3 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 10 Федерального закона «О некоммерческих организациях» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Сбербанк России»// Российская газета, № 272, 28.11.2014.
32.
Пресняков М.В. Конституционный принцип справедливости юридическая природа и нормативное содержание: Дис. ... докт. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 290, 348.
33.
Пресняков М.В. Правовая определенность как качество права//Гражданин и право. № 10.2012.С. 20-36. С. 23.
34.
Сидоренко А.И. Принцип правовой определенности в судебной практике: имплементация решений европейского суда по правам человека: Автореф. дис. … канд. наук. Пермь, 2016. С.11.
35.
Теория государства и права: Учебник для вузов/отв. ред. д.ю.н., проф. В.Д. Перевалов.-3-е изд., перераб. и доп.-М., 2006. С.159, 160.
36.
Теория государства и права: учебник для вузов.-5-е изд., под. ред. В.М. Сырых, М., 2006. С. 129.
References (transliterated)
1.
Alekseev S.S. Obshchaya teoriya prava. Kurs v dvukh tomakh. T 1. M., 1982. S. 36.
2.
Alekseeva T.M. Pravovaya opredelennost' sudebnykh reshenii v ugolovnom sudoproizvodstve: ponyatie, znachenie i predely: monografiya. M., 2016. S. 52-53.
3.
Baitin M.I. Sushchnost' prava (sovremennoe normativnoe pravoponimanie na grani 2 –kh vekov). 2005. S.206-207.
4.
Bondar' N.S. Pravovaya opredelennost'-universal'nyi printsip konstitutsionnogo normokontrolya (praktika Konstitutsionnogo Suda RF)//Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2011. № 10. S. 4-5.
5.
Gadzhiev G. A. Printsip pravovoi opredelennosti i rol' sudov v ego obespechenii. Kachestvo zakonov s rossiiskoi tochki zreniya// Sravnitel'noe konstitutsionnoe obozrenie, 2012, № 4. S.16.
6.
Demin A.V. Printsip opredelennosti nalogooblozheniya. M., 2015. S. 11.
7.
Kommentarii k Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii//pod red. V.D. Zor'kina. M., 2013. S. 190.
8.
Kononov. A. Printsip opredelennosti pravovoi normy v konstitutsionnom sudoproizvodstve//Ugolovnoe pravo.1999. № 2. S. 79.
9.
Masaladzhiu R. Printsip pravovoi opredelennosti v nauke, praktike ESPCh i ego vliyanie na dostupnost' pravosudiya na stadii nadzornogo proizvodstva v grazhdanskom i arbitrazhnom protsesse // Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess. 2009. № 7. S. 22 – 25.
10.
Polyakov S.B., Sidorenko A.I. Znachenie printsipa pravovoi opredelennosti v postanovleniyakh Evropeiskogo suda po pravam cheloveka//Advokat. 2014. № 7. S. 9.
11.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 25.04.1995 № 3-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti chastei pervoi i vtoroi stat'i 54 Zhilishchnogo kodeksa RSFSR v svyazi s zhaloboi grazhdanki L.N. Sitalovoi»//Rossiiskaya gazeta, № 87, 05.05.1995.
12.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 27.05.2008 № 8-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozheniya chasti pervoi stat'i 188 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhaloboi grazhdanki M.A. Aslamazyan»// Rossiiskaya gazeta, № 123, 07.06.2008.
13.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 13.12.2001 № 16-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti chasti vtoroi stat'i 16 Zakona goroda Moskvy «Ob osnovakh platnogo zemlepol'zovaniya v gorode Moskve v svyazi s zhaloboi grazhdanki T.V. Blizinskoi»// Rossiiskaya gazeta, № 250, 25.12.2001.
14.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 26.11.2012 № 28-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii chasti 1 stat'i 16.2 i chasti 2 stat'i 27.11 Kodeksa Rossiiskoi Federatsii ob administrativnykh pravonarusheniyakh v svyazi s zhaloboi obshchestva s ogranichennoi otvetstvennost'yu «Avesta»// Rossiiskaya gazeta, № 289, 14.12.2012.
15.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 15.07.1999 № 11-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti otdel'nykh polozhenii Zakona RSFSR «O Gosudarstvennoi nalogovoi sluzhbe RSFSR» i Zakonov Rossiiskoi Federatsii «Ob osnovakh nalogovoi sistemy v Rossiiskoi Federatsii» i «O federal'nykh organakh nalogovoi politsii»// Rossiiskaya gazeta, № 150, 03.08.1999.
16.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 28.02.2006 № 2-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti otdel'nykh polozhenii Federal'nogo zakona «O svyazi v svyazi s zaprosom Dumy Koryakskogo avtonomnogo okruga»// Rossiiskaya gazeta, № 50, 14.03.2006.
17.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 06.04.2004 №7-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii punkta 2 stat'i 87 Kodeksa torgovogo moreplavaniya Rossiiskoi Federatsii i Postanovleniya Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 17 iyulya 2001 goda № 538 «O deyatel'nosti negosudarstvennykh organizatsii po lotsmanskoi provodke sudov» v svyazi s zhaloboi mezhdunarodnoi obshchestvennoi organizatsii «Assotsiatsiya morskikh lotsmanov Rossii» i avtonomnoi nekommercheskoi organizatsii «Obshchestvo morskikh lotsmanov Sankt-Peterburga»// Rossiiskaya gazeta, № 77, 14.04.2004.
18.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 18.07.2012 № 19-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti chasti 1 stat'i 1, chasti 1 stat'i 2 i stat'i 3 Federal'nogo zakona «O poryadke rassmotreniya obrashchenii grazhdan Rossiiskoi Federatsii» v svyazi s zaprosom Zakonodatel'nogo Sobraniya Rostovskoi oblasti»// Rossiiskaya gazeta, № 177, 03.08.2012.
19.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 26.06.2014 № 19-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii chasti 18 stat'i 35 Federal'nogo zakona «Ob obshchikh printsipakh organizatsii mestnogo samoupravleniya v Rossiiskoi Federatsii», punkta 4 stat'i 10 i punkta 2 stat'i 77 Federal'nogo zakona «Ob osnovnykh garantiyakh izbiratel'nykh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan Rossiiskoi Federatsii» i punkta 3 stat'i 7 Zakona Ivanovskoi oblasti «O munitsipal'nykh vyborakh» v svyazi s zhaloboi grazhdan A.V. Erina i P.V. Lebedeva// Rossiiskaya gazeta, № 151, 09.07.2014.
20.
Postanovlenie ESPCh ot 26.04.1979 «Sandi taims» protiv Soedinennogo Korolevstva» (zhaloba № 6538/74)// Evropeiskii sud po pravam cheloveka. Izbrannye resheniya. T. 1.-M.: Norma, 2000. S. 198-230.
21.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 16.07.2015 № 22-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozheniya stat'i 226.1 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhalobami grazhdan Respubliki Kazakhstan O.E. Nedashkovskogo i S.P. Yakovleva»//Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF, № 6, 2015.
22.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 25.04.2001 № 6-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti stat'i 265 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhaloboi grazhdanina A.A. Shevyakova»// Rossiiskaya gazeta, № 112, 15.06.2001.
23.
Postanovlenie Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka ot 24 maya 2007 po delu «Vladimir Solov'ev protiv RF» (zhaloba № 2708/02) ) // Byulleten' Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka, 2007, № 12.
24.
Postanovlenie ESPCh ot 14.10.2010 po delu «A.B. protiv Rossiiskoi Federatsii»(zhaloba № 1439/06)// Rossiiskaya khronika Evropeiskogo Suda, 2011, № 2.
25.
Postanovlenie ESPCh ot 11.10.2007 po delu «Nasrulloev protiv Rossiiskoi Federatsii» (zhaloba № 656/06)// Rossiiskaya khronika Evropeiskogo Suda, 2008, № 3.
26.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 28.03.2000 № 5-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti podpunkta k punkta 1 stat'i 5 Zakona Rossiiskoi Federatsii «O naloge na dobavlennuyu stoimost'» v svyazi s zhaloboi zakrytogo aktsionernogo obshchestva «Konfetti» i grazhdanki I.V. Savchenko»// Rossiiskaya gazeta, № 82-83, 27.04.2000.
27.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 20.02.2001 № 3-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti abzatsev vtorogo i tret'ego punkta 2 stat'i 7 Federal'nogo zakona «O naloge na dobavlennuyu stoimost'» v svyazi s zhaloboi zakrytogo aktsionernogo obshchestva «Vostoknefteresurs»// Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF, № 3, 2001.
28.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 16.07.2004 № 14-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti otdel'nykh polozhenii chasti vtoroi stat'i 89 Nalogovogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhalobami grazhdan A.D. Egorova i N.V. Chueva»// Rossiiskaya gazeta, № 158, 27.07.2004.
29.
Reshenie Suda ES ot 21 fevralya 2006 g. po delu C-255/02 «Khalifaks pls», «Lids Permanent Development Servisez Ltd», «Kaunti Uaid Properti Investments Ltd» protiv Natsional'nogo upravleniya tamozhennykh i nalogovykh sborov Velikobritanii»// [Elektronnyi resurs]:URL: http://base.garant.ru/12149305/#friends. (data obrashcheniya: 23.01.2017).
30.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 19.07.2011 № 17-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozheniya punkta 5 chasti pervoi stat'i 244.6 Grazhdanskogo protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhaloboi grazhdanina S.Yu. Kakueva»// Rossiiskaya gazeta, № 162, 27.07.2011.
31.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 18.11.2014 № 30-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii stat'i 18 Federal'nogo zakona «O treteiskikh sudakh v Rossiiskoi Federatsii», punkta 2 chasti 3 stat'i 239 Arbitrazhnogo protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii i punkta 3 stat'i 10 Federal'nogo zakona «O nekommercheskikh organizatsiyakh» v svyazi s zhaloboi otkrytogo aktsionernogo obshchestva «Sberbank Rossii»// Rossiiskaya gazeta, № 272, 28.11.2014.
32.
Presnyakov M.V. Konstitutsionnyi printsip spravedlivosti yuridicheskaya priroda i normativnoe soderzhanie: Dis. ... dokt. yurid. nauk. Saratov, 2009. S. 290, 348.
33.
Presnyakov M.V. Pravovaya opredelennost' kak kachestvo prava//Grazhdanin i pravo. № 10.2012.S. 20-36. S. 23.
34.
Sidorenko A.I. Printsip pravovoi opredelennosti v sudebnoi praktike: implementatsiya reshenii evropeiskogo suda po pravam cheloveka: Avtoref. dis. … kand. nauk. Perm', 2016. S.11.
35.
Teoriya gosudarstva i prava: Uchebnik dlya vuzov/otv. red. d.yu.n., prof. V.D. Perevalov.-3-e izd., pererab. i dop.-M., 2006. S.159, 160.
36.
Teoriya gosudarstva i prava: uchebnik dlya vuzov.-5-e izd., pod. red. V.M. Syrykh, M., 2006. S. 129.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"