Статья 'Средства массовой информации в контексте правосубъектности' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Средства массовой информации в контексте правосубъектности

Нестеров Александр Иванович

кандидат юридических наук

член-корреспондент РАЕН

117513, Россия, Москва, г. Москва, ул. Академика Бакулева, 2, кв. 127

Nesterov Aleksandr Ivanovich

PhD in Law

corresponding member of the Russian Academy of Natural Sciences

117513, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. Akademika Bakuleva, 2, kv. 127

monte-kristo78@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2018.4.20729

Дата направления статьи в редакцию:

14-10-2016


Дата публикации:

23-04-2018


Аннотация.

Предметом исследования настоящей публикации выступают отдельные аспекты нормативного правового регулирования медиасферы, затрагивающие вопросы природы средств массовой информации и их учреждения. Автором осуществляется анализ российского законодательства о средствах массовой информации, на основе результатов которого делается ряд выводов, касающихся необходимости совершенствования отдельных его положений, причём не только "технически", но и содержательно. Особое внимание в работе уделено определению (уточнению) круга коллективных субъектов права, имеющих в соответствии с российским законодательством право выступать учредителем средств массовой информации. Методологическую основу исследования составили общенаучные методы познания, формально-юридический метод толкования права и сравнительно-правовой метод Новизна исследования, по мнению автора, заключается в самом подходе к исследованию средств массовой информации – использовании в качестве методологических средств их познания таких теоретико-правовых категорий (правосубъектность и субъект права). Что позволило, с одной стороны, показать несовершенство российского законодательства в части одновременного использования термина «СМИ» в разных значениях (объект права и субъект права), наряду с легально определённым его значением как объекта права. С другой стороны, автором при проведении анализа действующих нормативных правовых актов, а также решений российских судов, обнаружена неопределённость в установлении круга лиц, правосубъектность которых содержит правовые возможности выступать учредителем СМИ; автор показывает, что не все указанные в ст.7 Закона «О средствах массовой информации» коллективные субъекты права могут быть учредителями СМИ. Представляется, что сделанные автором выводы небезынтересны и, в случае признания, могут быть использованы в правотворческой и правоприменительной практике.Ряд предложений и выводов автора касается не только совершенствования конкретных законодательных актов, но и может послужить расширению методологического арсенала исследований. В частности, использование понятий «правосубъектность», «субъект права» как методологических средств анализа и правотворчества и правореализации позволяет точнее определить механизм правового регулирования любой рассматриваемой сферы общественных отношений, установить круг лиц, способных иметь и осуществлять права и обязанности, предусмотренные законодательством, нести юридическую ответственность за совершаемые правонарушения.

Ключевые слова: Средство массовой информации, учреждение СМИ, субъект права, объект права, учредитель СМИ, объединение граждан, правосубъектность, организация, профсоюз, общественное объединение

Abstract.

The subject of this research is the particular aspects of the legal regulation of mass media sphere that touch upon the nature of mass media and mass media establishment. The author of the article carries out an analysis of the Russian law on mass media and, based on the analysis results, makes a number of conclusions that underline the need to improve certain provisions of the laws not only in the procedure but also in the content. The author pays special attention to the definition (i.e. clarification) of the range of collective law subjects that have the right to act as an establisher of mass media according to the Russian law. The methodological basis of the research includes general research methods, formal law method of interpreting law and comparative law method. Based on the author, the novelty of the research is caused by the approach to interpreting mass media information as it is, i.e. using such legal concepts as legal capacity and law subject as methodological means of research. On the one hand, this allowed to demonstrate imperfection of the Russian law, in particular, the fact that the 'mass media' term is used by the Russian law in different meanings (law subject and law object) while it is legally defined as the law object. On the other hand, in the course of his analysis of applicable laws and regulations as well as judgements of Russian courts, Nesterov has discovered uncertainty in the definition of a range of individuals whose legal capacity allow them to act as mass media establishers. The author points out that not all collective law subjects mentioned in Article 7 of the Law on Mass Media may act as mass media establishers. It appears that conclusions made by the author may be of interest to researchers and, if recognized, may be used in law-making and law-enforcement processes. A number of conclusions and suggestions made by the author of this article focus not only on improving particular laws and regulations but may also extend the mechanism of legal regulation of all social relations being viewed as well as define a range of individuals who are entitled to execute rights and responsibilities set forth by the law as well as to bear legal responsibility for violations of law being committed. 

Keywords:

mass media, mass media establishment, law subject, law object, mass media subscriber, union of citizens, legal capacity, organization, labour union, social association

СМИ - это субъект или объект права?

Основной источник законодательства о средствах массовой информации – Закон РФ от 27 декабря 1991 года № 2124-I «О средствах массовой информации» (далее - Закон о СМИ), раскрывая значение основных терминов, определяет, что средство массовой информации – это форма периодического распространения массовой информации (печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации) под постоянным наименованием (названием). Другими словами, средство массовой информации (далее также – СМИ) - это то, посредством чего подготовленные материалы и сообщения становятся доступными неограниченному кругу лиц.

Именно СМИ – «форма периодического распространения массовой информации» учреждается и подлежит, за определенными исключениями, обязательной регистрации в соответствующем компетентном органе государства (в реестре Роскомнадзора по состоянию на 17.10.2016 г. содержатся данные о 81 277 СМИ) [1].

Такого же мнения о природе СМИ придерживается известный специалист в области права массовой информации в Российской Федерации М. А. Федотов. Отталкиваясь от действующего законодательного определения СМИ как формы периодического распространения массовой информации, он отвергает идею рассмотрения СМИ как субъекта права, и характеризует СМИ с позиции объекта права, определяя его как «результат интеллектуальной деятельности, имеющий название в качестве средства индивидуализации и ту или иную форму периодического распространения массовой информации» [9, 177]. Такое понимание СМИ, по его мнению, позволяет избегать очевидных ошибок при правореализации законодательства о СМИ, когда оно, будучи лишь формой распространения информации, привлекается в качестве участника гражданского процесса, либо признается субъектом права (юридическим лицом), имеющим право обжалования и т. п.

Как объект права рассматривает СМИ и другой известный учёный в области медийного права А. Г. Рихтер. Такое понимание СМИ и непризнание за ним качеств субъекта права позволяет сохранить СМИ при отказе учредителя продолжать выпускать его в свет [5, 34].

Отмечая достаточность теоретической разработки понятия «СМИ» как формы периодического распространения массовой информации, принимая вышеприведённые аргументы учёных в поддержку его легального определения как объекта, а не субъекта права, представляется возможным и допустимым рассмотрение и раскрытие СМИ с позиции категории «правосубъектности». При этом не предлагается рассматривать СМИ как субъект права, хотя такая возможность предоставлена и самим законодателем (о чём будет сказано ниже), а предлагается увидеть субъектов права – индивидов и их коллективов, «стоящих» за СМИ – объектом, поскольку именно их деятельность «даёт жизнь» (наполняет смыслом) эти формы периодического распространения массовой информации, так как нет ни газет, ни телеканалов, ни сайтов-СМИ без людей и их коллективов, которые учреждают их, производят материалы и сообщения для неопределённого круга лиц, составляющие продукцию массовой информации, распространяют их, издают.

Заканчивая в настоящей публикации рассуждение о том, что представляет собой средство массовой информации – объект или субъект права, в каком из этих двух значений, оно должно использоваться в юридической практике, автор обращает внимание на достаточно распространённое использование термина СМИ в значении деятельностного субъекта, причём не только в быту, но и в научных работах отдельных авторов [2],[3],[6],[7],[10] и, что более удивительно, в юридических актах. И если, это легко объяснимо, в отношении граждан, которым, в большинстве своём, если не безразлична, то, как минимум, не так важна разница между такими используемыми законодателем словосочетаниями как «средство массовой информации», «редакция средства массовой информации», «продукция средства массовой информации». То вызывает вопросы практика использования термина «СМИ» в значении субъекта права самим законодателем, который, как было сказано выше, закрепил, что средство массовой информации – это форма периодического распространения информации.

Положения, недвусмысленно отражающие правосубъектность СМИ, можно встретить в ряде федеральных законов (например, Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации»; Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» и др.), в том числе и в базовом законе медийного права – Законе о СМИ (грубое нарушение правил законодательной техники – А. Н. ).

Во-первых, это отражают формулировки положений ряда его статей, касающиеся любых видов средств массовой информации, в которых говорится о правах и обязанностях СМИ, их деятельности, приостановлении и прекращении деятельности СМИ (ст. 16, ст. 35, ст.38).

А, во-вторых, согласно ст. 23 Закона о СМИ выделен такой вид СМИ, как информационное агентство. Отмечая отсутствие в действующем законодательстве легальной дефиниции информационного агентства (ранее, в утратившем силу Федеральном законе от 01.12.1995 г. № 191-ФЗ «О государственной поддержке СМИ и книгоиздания в Российской Федерации», оно определялось как «организация, осуществляющую сбор и оперативное распространение информации» ), хотелось бы обратить внимание на то, что с одной стороны законодатель распространяет на информационные агентства правовой режим СМИ, т. е. признаёт его объектом права, а с другой - определяет информационное агентство как субъект права, наделяемый правовыми возможностями редакции, издателя, распространителя.

Подобная непоследовательность законодателя должна быть исключена. СМИ, согласно действующему легальному определению этого термина и сложившейся правоприменительной практике – это, всё-таки, объект, в процедуре учреждения и регистрации которого, в производстве, распространении продукции которого принимают участие люди и организации, индивидуальные и коллективные субъекты права.

Кто может быть учредителем СМИ

При любом используемом значении термина СМИ осуществляемое правовое регулирование медиасферы предполагает в качестве адресатов правовых предписаний субъектов, обладающих сознанием и волей, либо их коллективы. В этой связи рассмотрение СМИ с позиции категории правосубъектности, не только возможно, но и допустимо, поскольку предполагает и установление круга лиц, связанных с учреждением СМИ, созданием продукции массовой информации и ее распространением, и установление их прав и обязанностей. Использование понятий «правосубъектность», «субъект права» как методологических средств анализа и правотворчества и правореализации позволяет точнее определить механизм правового регулирования рассматриваемой сферы общественных отношений, установить круг лиц, способных иметь и осуществлять права и обязанности, предусмотренные законодательством о средствах массовой информации, нести юридическую ответственность за совершаемые правонарушения.

Закон о СМИ определяет круг лиц, «представляющих СМИ» и основы их правового статуса: учредитель, редакция, главный редактор, журналист, издатель, распространитель и вещатель.

Проблемность обнаруживается при рассмотрении положений российского законодательства, касающихся как определения субъектного состава лиц, «представляющих СМИ», так и закрепления и реализации их правового статуса, причём каждого из вышеперечисленных видов субъектов.

Учитывая роль, которую играют в «жизни» СМИ его учредитель (учредители) и редакция (что отражает и их правовой статус), не умаляя значимости других видов субъектов, «представляющих СМИ», предлагается далее остановиться на проблемных вопросах определения субъектного состава именно группы учредителей и редакций СМИ. Разрешив эти вопросы, актуальность которых подтверждается и последними решениями законодателя уменьшить иностранное присутствие в российском медиасообществе, можно искать ответы на проблемные вопросы содержания их правового статуса.

Итак, в ст. 7 Закона о СМИ выделено четыре вида возможных учредителей СМИ:

1) гражданин; 2) объединение граждан; 3) организация; 4) государственный орган.

К учредителям-гражданам законодатель предъявляет следующие требования (более точно - устанавливает ограничения правосубъектности отдельных видов индивидов):

- для граждан РФ - достижение восемнадцатилетнего возраста; отсутствие факта длящегося отбывания наказания в местах лишения свободы, отсутствие юридического факта признания судом недееспособным; отсутствие гражданства другого государства;

- для лица без гражданства – те же требования и требование постоянного проживания в Российской Федерации, подтверждаемого соответствующими документами.

Иностранные граждане не могут выступать учредителями СМИ вне зависимости от характера проживания на территории Российской Федерации.

Второй вид учредителей определён как «объединение граждан». При этом законодатель не уточняет признаков таких объединений, за исключением указания на то, что их деятельность не запрещена законом.

Подобное умолчание законодателя допустимо в ситуации однозначности понимания используемого юридического термина, однако в отношении рассматриваемого словосочетания этого сказать нельзя. Его многозначность, осложняемая использованием схожих терминов: «общественное объединение», «некоммерческое объединение граждан», наблюдаемая в нормативных правовых актах, усиливается в результате толкования его содержания в процессе правоприменения. Так, решениями Конституционного Суда Российской Федерации в делах по жалобам на нарушение конституционных прав процессуальная правосубъектность неоднократно признавалась и за такими «объединениями граждан», как хозяйственные товарищества и общества. Такая ситуация не может не порождать противоречивой практики реализации положений законодательства о СМИ.

Какое значение словосочетания «объединение граждан» используется в Законе о СМИ? Идёт ли в этом случае речь об организованных в определённых законом формах объединениях граждан – коллективных субъектах права (например, отдельные организационно-правовые формы общественных объединений, профсоюзы, религиозные группы).

Или речь идет о любых «формальных» коллективах лиц, в том числе не выступающих коллективными субъектами права, т.е. не имеющих правосубъектности (например, структурное подразделение государственного органа, государственной или негосударственной организации; группа сотрудников, определённая приказом руководителя)?

Других вариантов нет, поскольку любая иная группа лиц, добровольно объединившаяся для учреждения СМИ, не образует самостоятельного вида субъекта-учредителя СМИ, как объединение граждан, а предполагает соучредительство СМИ несколькими индивидами, реализующими свою правосубъектность, разделяя возможные юридические последствия в связи с учреждением СМИ, его регистрацией и т. д.

Думается, что, и вопрос относительно учреждения СМИ объединением граждан – «формальным» коллективом людей, не выступающим самостоятельным субъектом права, несмотря на содержание принципов провозглашённой свободы массовой информации, также требует отрицательного ответа, поскольку правовой статус учредителя предполагает права и обязанности, которыми может быть наделён или индивидуальный субъект права (субъекты права), или коллективный субъект права.

Следовательно, только организованные в определённых законом формах объединения граждан – коллективные субъекты права вправе учреждать СМИ. Возникает другой вопрос – любое ли такое объединение граждан обладает этой возможностью?

Согласно мнению авторов комментариев к Закону о СМИ [4],[8], под объединением граждан необходимо, прежде всего, понимать один из видов общественных объединений – некоммерческих добровольных самоуправляемых формирований, создаваемых по инициативе граждан для достижения уставных целей, учреждаемых в соответствии с Федеральным законом от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях».

Безусловно, наиболее подходящий с позиции рассматриваемого вопроса круг объединений граждан определён именно федеральным законом «Об общественных объединениях». Однако изучение его положений указывает, во-первых, на осуществлённое законодателем разграничение правосубъектности общественных объединений, наделяемых правами юридических лиц и не выступающих в качестве последних. А, во-вторых, законодатель в ст. 27 рассматриваемого акта недвусмысленно установил, что только общественные объединения, признанные юридическими лицами, могут выступать учредителями СМИ.

Продолжая дальнейшее рассуждение во взаимосвязи с положениями ст.7 Закона о СМИ, выделяющими в качестве самостоятельного вида учредителей - организации, приходим к выводу, что любой вид общественного объединения, указанный в одноимённом законе 1995 года, вне зависимости от того, выступает оно в качестве юридического лица или нет, не может быть отнесён к самостоятельной группе учредителей СМИ – объединений граждан. Если общественное объединение – юридическое лицо, то оно входит в группу учредителей СМИ – организаций, если же общественное объединение любого вида, не проходило государственной регистрации и не выступает юридическим лицом, то учредителем СМИ оно быть не может.

Следовательно, надо полагать, что под объединениями граждан – самостоятельной группой учредителей СМИ наряду с гражданами и организациями необходимо понимать только те организованные в определённых законом формах объединения граждан – коллективные субъекты права, которые не наделены правами юридических лиц, поскольку в противном случае, они – организации, что означает их место в составе другой группы учредителей СМИ.

Другую группу объединений граждан, по мнению В. А. Тимошенко, А. Б. Смушкина, составляют объединения граждан, возникающие в результате заключения договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), по которому двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели [8].

Представляется, что это понимание объединения граждан как учредителя СМИ также не отражает решение законодателя определить субъектов, уполномоченных на учреждение СМИ. Поскольку рассматриваемое договорное образование отражает один из видов гражданско-правовых обязательственных отношений, определяющий гражданские права и обязанности индивидов - субъектов права.

Анализ российского законодательства позволил обнаружить ещё несколько видов не выступающих юридическими лицами объединений граждан, не охватываемых законодательным термином «общественное объединение». Речь идёт о религиозных группах и разнообразных профсоюзных объединениях (например, профсоюз, первичная профсоюзная организация и др.).

При этом Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», устанавливающий правовой статус такой группы коллективных субъектов права, не наделяемых правами юридических лиц, как религиозные группы, не признаёт за последними такого права, как учреждение СМИ, что, в частности, предусмотрено в отношении религиозных организаций. В данном случае обнаруживается определённая логика законодателя, выражающаяся в едином подходе (аналогично вопрос решён в прокомментированном Федеральном законе «Об общественных объединениях») к определению правовых возможностей объединений граждан, проходящих государственную регистрацию и приобретающих права юридических лиц со всеми вытекающими правовыми последствиями, и объединений граждан, не выступающих юридическими лицами.

Однако несколько иначе, как представляется, решён вопрос в отношении добровольных объединений граждан в рамках Федерального закона от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности». Согласно ст.8 закона профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации могут в уведомительном порядке пройти процедуру государственной регистрации и приобрести правоспособность юридического лица, а вправе и не регистрироваться и не приобретать правоспособности юридических лиц. При этом, содержание провозглашённого в ст.1 закона принципа равенства профсоюзов, их объединений, первичных профсоюзных организаций, означает равенство их прав, установленных законом о профсоюзах, вне зависимости от наличия (отсутствия) правоспособности юридического лица. Следовательно, закреплённое в ст.17 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» право профсоюзов учреждать в соответствии с законом средства массовой информации предоставлено и профсоюзам, не являющимся юридическим лицам.

Таким образом, анализ действующего российского законодательства позволяет понимать под объединением граждан – самостоятельным видом учредителей СМИ, наряду с организациями только профсоюзы. При этом остаётся ещё один вопрос - а может ли не обладающий гражданской правоспособностью, да и административной деликтоспособностью профсоюз быть учредителем СМИ?

К выводу о невозможности профсоюзов - неюридических лиц быть учредителями СМИ подводит допускаемая законодателем и возможная на практике ситуация совмещения в одном лице ролей и учредителя СМИ, и его редакции. Так, если редакция СМИ – тот же профсоюз – неюридическое лицо, то при опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу такая редакция выступить не сможет, как и возможный заменяющий её в этом случае учредитель соответствующего СМИ, также не являющийся юридическим лицом [11].

В рассмотренной ситуации - ситуации совмещения функций учредителя СМИ и его редакции в одном лице, которым выступает коллективный субъект права, не обладающий гражданской правосубъектностью, административной деликтоспособностью, профсоюз, не обладающий правами юридического лица, не должен выступать учредителем СМИ. В ситуации же, когда редакция учреждаемого таким профсоюзом СМИ становится самостоятельным хозяйствующим субъектом, проходя государственную регистрацию юридических лиц, никаких сомнений в том, что профсоюз, не обладающий правами юридического лица, способен быть учредителем СМИ и своими действиями реализовывать это право, не возникает.

Косвенным подтверждением рассуждений автора о том, что использование законодателем термина «объединение граждан» как обозначающего самостоятельную группу учредителей, отличных от организаций-учредителей, проблемно и требует законодательного уточнения, выступает информация о зарегистрированных СМИ [1]. Автору не удалось обнаружить СМИ, учредителем которого выступало бы объединение граждан, не наделённое правами юридического лица, однако, реестр зарегистрированных СМИ изобилует примерами, подтверждающими положение о том, что учредителями СМИ могут выступать объединения граждан, наделённые правами юридических лиц. Так, учредителями соответствующих печатных СМИ являются: общероссийское общественное политическое движение «Общественное согласие», благотворительный фонд «Интернациональный проект - Молодежное Правозащитное Движение», Кемеровский областной союз организаций профсоюзов «Федерация профсоюзных организаций Кузбасса», религиозная организация «Духовное управление мусульман Европейской части России» и т. п. [1].

Выводы автора относительно установленных законодателем правовых возможностей объединений граждан – коллективных субъектов права, не наделённых гражданской правосубъектностью, учреждать СМИ, показывающие, в частности, если не недопустимость, то нежелательность в отдельных случаях (при рассмотренных выше условиях) реализации их права на учреждение СМИ, как представляется, имеют более широкое применение.

Они могут быть использованы при оценке возможностей реализации и других прав и обязанностей этих коллективных субъектов права. Получается, что во всех случаях, когда реализация прав и обязанностей этих объединений граждан будет приводить к возможным гражданско-правовым санкциям или административным наказаниям, надлежащего субъекта юридической ответственности не окажется. Следовательно, правопорядок не будет восстановим, что представляется недопустимым.

Переходя к характеристике третьей выделенной законодателем группы учредителей СМИ – организаций, следует отметить то, что законодатель, как и в случае с объединением граждан, установил лишь одно требование - деятельность субъекта – потенциального учредителя СМИ не запрещена законом.

Видимо, в этом случае необходимо также исходить из признания их юридическими лицами, при этом они могут быть как негосударственными, так и государственными (за исключением государственных органов, выделенных законодателем в самостоятельную группу учредителей).

Характеризуя организации, как одну из групп учредителей СМИ, необходимо отметить ещё один признак этой группы. Организации должны быть «российскими», при этом, как говорится, на 100 %, т.е. без какого-либо иностранного участия.

Исходя из изложенного, получается, что любая российская организация, деятельность которой не запрещена законом, может быть учредителем СМИ (при этом, организация – юридическое лицо может быть создано в любой организационно-правовой форме, например, ПАО «Газпром» выступает учредителем одноимённого журнала (реквизиты свидетельства о регистрации - ПИ № 77 – 17235), ГУП «Петербургский метрополитен» выступает учредителем одноимённой газеты (№2 – 6727), ООО «Национальный спортивный телеканал» выступает учредителем телеканала «Матч-ТВ» (ЭЛ № ФС 77 – 63590) [1].

Возникает лишь один вопрос, необходимо ли закрепление права организации учреждать СМИ в нормативных правовых актах, устанавливающих правовой статус организаций соответствующего вида? Например, как это сделано в отношении политических партий или профсоюзов в соответствующих федеральных законах. Представляется, что необходимо исходить из следующего принципа - любая организация может быть учредителем СМИ, если обратное не установлено соответствующим законом. Соответственно, умолчание в законе, устанавливающем правовой статус какого-либо вида организаций, о праве организации учреждать СМИ, не означает непредоставление этой организации рассматриваемой возможности. Право учреждать СМИ предоставлено Законом о СМИ. Так, например, Федеральный закон от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании» не предусматривает такого права за образовательными организациями. Однако, многие образовательные организации, особенно высшего образования, выступают учредителями печатных средств массовой информации, по всей видимости, реализуя положения ст.7 Закона о СМИ (например, Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации (ПИ № ФС 77 – 28602), Труды Академии управления МВД России, (ПИ № ФС 77 – 26202), Актуальные проблемы российского права (ПИ № ФС 77 – 25128)) [1].

Четвёртый вид учредителей составляют разноуровневые государственные органы (как федеральные, так и субъектов федерации), а с учётом изменений в общественном устройстве, произошедших с даты вступления в силу Закона о СМИ, и органы местного самоуправления. Так разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, предлагая понимать положения Закона о СМИ, в которых указывается на государственные органы (включая рассматриваемое положение об учредительстве СМИ), как относящиеся и к органам местного самоуправления [12]. При таком понимании органы местного самоуправления могут быть учредителями любых видов СМИ. Однако, как представляется, в действующей редакции ст.7 Закона о СМИ, вступившей в силу ещё до упомянутого решения Пленума Верховного Суда, учредительская правосубъектность органов местного самоуправления ограничена только печатными СМИ, что раскрыто и в положениях ст. 17 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Рассматриваемое ограничение правосубъектности органов местного самоуправления в сфере организации средств массовой информации (именно такое толкование следует из текстов двух законов), также вызывает вопросы? Почему орган местного самоуправления не может быть учредителем, например, сетевого издания, что вполне естественно в период бурного развития российского интернет-сегмента, и на электронных страницах будет размещать проекты муниципальных правовых актов по вопросам местного значения, доводить до сведения жителей муниципального образования официальную информацию о социально-экономическом и культурном развитии муниципального образования, о развитии его общественной инфраструктуры? Или, всё-таки, учредительская правосубъектность органов местного самоуправления так прямо не ограничена печатными СМИ и, исходя из действующих разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ, они могут быть учредителями и иных видов СМИ?

Эти два вопроса автор адресует и Федеральному Собранию и Пленуму Верховного Суда, которые, соответственно, через уточнение положений Закона о СМИ и постановления по практике его применения должны обеспечить единое понимание рассматриваемых вопросов и их реализацию. Пока высшие органы власти не внесут необходимых корректив в действующие правовые акты, практика не будет единообразной, что косвенно подтверждается единичными фактами регистрации электронных СМИ, учредителями которых выступают органы местного самоуправления, что любопытно имевшими место до внесения изменений в ст.7 Закона о СМИ в 2007 году и до издания анализируемого постановления Пленума в 2010 году (электронное периодическое издание «Официальный информационный ресурс (сайт) внутригородского муниципального образования Можайское в городе Москве Муниципалитет Можайское» (Эл № ФС 77 – 25340), электроное периодическое издание «Сайт муниципалитета Братеево www.mun-brateevo.ru»(ЭЛ № ФС 77 - 29797) [1].

Заканчивая характеристику группы государственных органов –учредителей СМИ, следует отметить, что, в отличие от организаций, право того или иного государственного органа на учреждение СМИ должно быть прямо или косвенно установлено в нормативном правовом акте, определяющем его компетенцию, закрепляющем основы его правового статуса (например, реализуя закреплённое в ст.7 Регламента право иметь электронные и печатные СМИ, Государственная Дума выступает учредителем такого печатного издания, как «Ведомости Федерального Собрания Российской Федерации» (не зарегистрировано); в соответствии со ст.112 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» этот высший судебный орган реализует полномочия учредителя периодического печатного издания «Вестник Конституционного Суда РФ» (№ 01160) [1].

Соответственно, в случае решения вопроса об учредительской правосубъектности государственных органов необходимо исходить из принципа – только то, что предусмотрено законом или иным нормативным правовым актом, составляет содержание правосубъектности государственного органа. Закон о СМИ содержит норму о возможных учредителях СМИ. Да, государственные органы могут выступать учредителями СМИ, но не все государственные органы уполномочены на это.

Раскрывая проблемные вопросы учреждения СМИ, следует отметить последние изменения Закона «О СМИ», касающиеся «иностранного элемента» в российских СМИ. Так, в новой редакции статья 19.1 «Ограничения, связанные с учреждением СМИ, организации (юридического лица), осуществляющей вещание» предусматривает, что учредителями СМИ не вправе (вне зависимости от вида СМИ и территории распространения массовой информации) выступать: иностранное государство; международная организация; находящаяся под их контролем организация; иностранное юридическое лицо; российское юридическое лицо с иностранным участием; иностранный гражданин; лицо без гражданства; гражданин России, имеющий гражданство другого государства. Т.е. круг субъектов права, наделяемых правом учреждать СМИ, ещё более сузился.

Обращает на себя внимание допущенное законодателем нарушение правил юридической техники. Представляется, что, в первую очередь, должна была претерпеть вышеуказанные изменения ст.7 Закона о СМИ, устанавливающая перечень субъектов, управомоченных на учреждение СМИ. Однако законодатель изменил формулировку и содержание ст.19.1, которая ранее определяла особенности учреждения и управления только теле и радио-СМИ. Такая непоследовательность усложняет понимание текста одного из основных источников законодательства о СМИ и подчёркивает необходимость систематизации действующего массива нормативных положений рассматриваемой области.

Как уже было отмечено ранее, в силу того обстоятельства, что одни и те же субъекты одновременно могут быть и учредителем СМИ, и его редакцией, вышерассмотренные проблемные вопросы субъектного состава учредителей СМИ актуальны и для соответствующих видов субъектов, выступающих в качестве редакции СМИ. Вместе с тем, хотелось бы выделить следующие положения, касающиеся редакций СМИ, под которыми законодатель в ст.2 Закона о СМИ понимает «организацию, учреждение, предприятие, гражданина и объединение граждан, которые осуществляют производство и выпуск СМИ».

Во-первых, обращает на себя внимание одновременное использование терминов «предприятие», «учреждение» наряду с «организациями», что неудачно, поскольку последнее последний термин, как представляется, охватывает первые два. Во-вторых, по всей вероятности, с учётом положений закона об индивидах – учредителях под термином «гражданин» необходимо понимать и отвечающих требованиям ст.7 Закона о СМИ российских граждан и постоянно проживающих в России лиц без гражданства. В-третьих, вызывает вопросы содержание ч. 2 ст.19 Закона о СМИ, в которой устанавливается положение о необходимости прохождения процедуры государственной регистрации юридических лиц теми редакциями зарегистрированных СМИ, которые созданы в форме предприятия. Как представляется, любую редакцию, которая учреждается как юридическое лицо, ожидает процедура государственной регистрации юридических лиц со всеми вытекающими из этого факта правовыми последствиями, в том числе и связанными с выбранной организационно-правовой формой. Соответственно, положение о регистрации редакций СМИ-предприятий, возможно и актуальное на момент принятия Закона о СМИ, в настоящее время должно быть исключено.

Таково основное содержание представляющихся проблемными положений российского законодательства о средствах массовой информации, касающихся вопросов понимания и закрепления природы СМИ и их учреждения. Рассмотрение обозначенных вопросов с позиции правосубъектности, индивидуальных и коллективных субъектов права, представляется методологически верным, позволяющим снять ряд проблем правоприменения ещё на стадии правотворчества. Учреждается и регистрируется СМИ – форма периодического распространения массовой информации, а осуществляет деятельность, а точнее осуществляют деятельность разнообразные субъекты права, «представляющие СМИ», придающие смысл учреждению, регистрации и существованию СМИ. Именно деятельность субъектов права по созданию и распространению массовой информации подлежит правовой оценке и может порождать соответствующие правовые последствия.

Обозначенные в статье изъяны действующего законодательства о средствах массовой информации отражают то, что в тех условиях, в которых происходило принятие Закона о СМИ – переломные годы жизни нашей страны, вопросам законодательной техники явно не уделялось требуемого внимания. Современное состояние медиасферы (включая увеличившийся круг видов индивидуальных и коллективных участников общественных отношений) требует не только и не столько уточнения используемых терминов закона (хотя эта актуальная задача также требует своего решения), сколько реального определения круга субъектов права, уполномоченных на учреждение СМИ, производство и распространение его продукции, с определением (уточнением) правосубъектности каждого из них.

В заключение хотелось бы указать ещё на одну проблему правового регулирования рассматриваемой области общественных отношений – реализацию положений российского законодательства применительно к СМИ, регистрация которых в соответствии со ст.12 Закона о СМИ не обязательна. Субъекты, учреждающие такие СМИ, производящие и распространяющие его продукцию, остаются не редко без соответствующего предусмотренного законодательством РФ внимания уполномоченных государственных органов (прежде всего органов надзора). Зачастую и сами законоположения, в том числе касающиеся привлечения к юридической ответственности, сформулированы так, что их адресатом выступают учредители, редакции, главные редакторы только зарегистрированных СМИ. Вышеуказанные обстоятельства, исходя из возможности причинения вреда (угрозы его причинения) охраняемым законом интересам личности, общества и государства субъектами, «стоящими» за СМИ, регистрация которых не обязательна, не могут не вызывать озабоченности и требуют всестороннего самостоятельного исследования.

Библиография
1.
Официальный сайт Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций // http://rkn.gov.ru/mass-communications/reestr/media/ (дата обращения: 17.10.2016.).
2.
Алхутова Г.А. Средства массовой информации в Российской Федерации: конституционно-правовые основы деятельности [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.02. М.: РГБ, 2003, 151 с.
3.
Казина Т.В. Правовое регулирование взаимодействия СМИ и судебных органов // Гражданин и право. 2016. № 7 // Электронный ресурс: (по состоянию на 17.10.2016 года). Доступ из справ.-правовой системы «ГАРАНТ».
4.
Кайль А.Н. Комментарий к Закону РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-I «О средствах массовой информации», 2011 // Электронный ресурс: (по состоянию на 11.10.2016 года). Доступ из справ.-правовой системы «ГАРАНТ».
5.
Рихтер А.Г. Правовые основы журналистики. М.: Изд-во Московского университета, 2002, 352 с.
6.
Ромашевская О.В. О саморегулировании СМИ // Гражданин и право. 2014. № 11. С. 70-83.
7.
Сусликов С.А. Конституционно-правовое регулирование средств массовой информации в Российской Федерации [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.02. М.: РГБ, 2007. 188 с.,
8.
Тимошенко В.А., Смушкин А.Б. Комментарий к Закону РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», 2015 // Электронный ресурс: (по состоянию на 11.10.2016 года). Доступ из справ.-правовой системы «ГАРАНТ».
9.
Федотов М.А. Право массовой информации в Российской Федерации. М.: Изд. «Международные отношения», 2002. 624 с.
10.
Шалаев А.В. Юридический справочник главного редактора. Настольная книга. М.: «ИД «Гросс-Медиа»: РОСБУХ, 2016 // Электронный ресурс: (по состоянию на 11.10.2016 года). Доступ из справ.-правовой системы «ГАРАНТ».
11.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Российская газета. 15 марта 2015 г. № 50.
12.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» // Российская газета от 18 июня 2010 г. № 132.
References (transliterated)
1.
Ofitsial'nyi sait Federal'noi sluzhby po nadzoru v sfere svyazi, informatsionnykh tekhnologii i massovykh kommunikatsii // http://rkn.gov.ru/mass-communications/reestr/media/ (data obrashcheniya: 17.10.2016.).
2.
Alkhutova G.A. Sredstva massovoi informatsii v Rossiiskoi Federatsii: konstitutsionno-pravovye osnovy deyatel'nosti [Elektronnyi resurs]: Dis. ... kand. yurid. nauk : 12.00.02. M.: RGB, 2003, 151 s.
3.
Kazina T.V. Pravovoe regulirovanie vzaimodeistviya SMI i sudebnykh organov // Grazhdanin i pravo. 2016. № 7 // Elektronnyi resurs: (po sostoyaniyu na 17.10.2016 goda). Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «GARANT».
4.
Kail' A.N. Kommentarii k Zakonu RF ot 27 dekabrya 1991 g. № 2124-I «O sredstvakh massovoi informatsii», 2011 // Elektronnyi resurs: (po sostoyaniyu na 11.10.2016 goda). Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «GARANT».
5.
Rikhter A.G. Pravovye osnovy zhurnalistiki. M.: Izd-vo Moskovskogo universiteta, 2002, 352 s.
6.
Romashevskaya O.V. O samoregulirovanii SMI // Grazhdanin i pravo. 2014. № 11. S. 70-83.
7.
Suslikov S.A. Konstitutsionno-pravovoe regulirovanie sredstv massovoi informatsii v Rossiiskoi Federatsii [Elektronnyi resurs]: Dis. ... kand. yurid. nauk: 12.00.02. M.: RGB, 2007. 188 s.,
8.
Timoshenko V.A., Smushkin A.B. Kommentarii k Zakonu RF ot 27 dekabrya 1991 g. № 2124-1 «O sredstvakh massovoi informatsii», 2015 // Elektronnyi resurs: (po sostoyaniyu na 11.10.2016 goda). Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «GARANT».
9.
Fedotov M.A. Pravo massovoi informatsii v Rossiiskoi Federatsii. M.: Izd. «Mezhdunarodnye otnosheniya», 2002. 624 s.
10.
Shalaev A.V. Yuridicheskii spravochnik glavnogo redaktora. Nastol'naya kniga. M.: «ID «Gross-Media»: ROSBUKh, 2016 // Elektronnyi resurs: (po sostoyaniyu na 11.10.2016 goda). Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «GARANT».
11.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 24.02.2005 g. № 3 «O sudebnoi praktike po delam o zashchite chesti i dostoinstva grazhdan, a takzhe delovoi reputatsii grazhdan i yuridicheskikh lits» // Rossiiskaya gazeta. 15 marta 2015 g. № 50.
12.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 15 iyunya 2010 g. № 16 «O praktike primeneniya sudami Zakona Rossiiskoi Federatsii «O sredstvakh massovoi informatsii» // Rossiiskaya gazeta ot 18 iyunya 2010 g. № 132.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"