Статья 'Правовое регулирование недействительных сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка или нравственности: юридические ошибки и способы их решения' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Правовое регулирование недействительных сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка или нравственности: юридические ошибки и способы их решения

Хвостицкий Максим Валерьевич

аспирант, кафедра гражданского права и процесса, ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова»

655018, Россия, Республика Хакасия, г. Абакан, ул. Герцена, 14

Khvostitskii Maksim Valer'evich

Post-graduate student, the department of Civil Law and Process, Katanov State University of Khakassia

655018, Russia, the Republic of Khakassia, Abakan, Gertsena Street 14

Xvosticzkij@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2017.2.20276

Дата направления статьи в редакцию:

02-09-2016


Дата публикации:

02-03-2017


Аннотация.

Объектом исследования данной статьи являются общественные отношения связанные с институтом недействительных сделок. Особое внимание посвящено ряду проблем, связанных с применением последствий признания недействительной сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности. Статья посвящена изучению различных подходов к содержанию понятия публичного порядка в разных странах, в том числе в контексте соотношения понятий «правопорядок» и «публичный порядок». Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как основания применения статьи 169 гражданского кодекса Российской федерации. Для написания данной статьи были использованы общенаучные и специально-юридические методы исследования. Из общенаучных методов такие группы как 1) методы эмпирического исследования; 2) методы, используемые как на эмпирическом, так и на теоретическом уровне исследования; 3) методы теоретического исследования. Из специально-юридических методов: 1) методы собирания, распределения и проверки фактического материала: формально-юридический метод, или интерпретация нормативных актов; 2) методы обработки фактического материала: нормативно-догматический анализ, метод сравнительного правоведения и историко-юридический метод. Основным вкладом автора в исследование темы является вывод о необходимости законодательного закрепления перечня сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка или нравственности. Особый вклад автора так же состоит в ином изложении первого абзаца 169 статьи ГК РФ рекомендуемом к применению.

Ключевые слова: недействительная сделка, ничтожная сделка, основы правопорядка, основы нравственности, публичный порядок, правопорядок, добросовестный приобретатель, Цель, Нравственность, Правовое регулирование

Abstract.

The research object is social relations in the sphere of invalid transactions. Special attention is given to the problems of application of the consequences of the declaration of invalidity of a transaction whose goals contradict the fundamentals of law and order and morality. The paper studies different approaches to the idea of the concept of public order in different countries, including those in the context of correlation between the terms “law and order” and “public order”. The author considers such aspects of the topic as the reasons for the application of the article 169 of the Civil Code of the Russian Federation. The study is based on general scientific and special research methods. General scientific methods include the following groups: 1) methods of empirical research; 2) methods used on both empirical and theoretical levels; 3) methods of theoretical research. Special methods include: 1) methods of collection, classification and verification of factual materials: formal-legal method or statutory acts interpretation; 2) methods of factual material processing: normative and dogmatic analysis, comparative jurisprudence and historical-legal method. The author concludes about the necessity to formalize the list of transactions whose goals contradict the fundamentals of law and order or morality; the author offers a new formulation of the first paragraph of the article 169 of the Civil Code of the Russian Federation. 

Keywords:

legal regulation, morality, purpose, good faith purchaiser, law and order, public order, morality fundamentals, law and order fundamentals, void transaction, invalid transaction

На сегодняшний день ничтожными сделками признаются как сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ), так и составы недействительных сделок, отражённые в ст. 169 ГК РФ. Несмотря на это сходство, последствия применения указанных статей разные: пункт 2 статьи 167 ГК РФ - восстановление в прежнем состоянии (двустороннюю реституцию), а статья 169 ГК РФ - зачисление при определенных условиях всего полученного в доход Российской Федерации.

Надо заметить, что сделка, совершенная с целью, противной основам правопорядка или нравственности, является ничтожной, и по действующему законодательству она недействительна, независимо от ее признания таковой в суде.

Таким образом, в рамках данного исследования мы хотим обратить внимание на проблему, появившуюся в ходе применения ст. 169 ГК РФ на практике. Проблема в том, что в заголовке этой статьи, при классификации сделки используется соединительный союз «и» («недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности»). Но в первом же предложении пункта 1 этой статьи говорится уже о недействительности сделки, которая совершена с целью, противной либо основам правопорядка, либо основам нравственности, иными словами, здесь используется разделительный союз «либо». Представляется целесообразным данное противоречие решать исходя из текста статьи 169 ГК РФ (союз «либо»), а не из ее названия.

В соответствие с содержанием статьи 169 ГК РФ объектом правоотношений выступают законы и иные правовые акты, призванные определить, что подразумевает законодатель под достаточно широкими, но недостаточно конкретными терминами «основы правопорядка» и «основы нравственности». При этом имеются в виду сделки, которые подпадают под категорию противоречащих публичному порядку в данной стране. [1] То есть, при толковании содержания основ правопорядка или нравственности законодатель отождествляет вовсе не обязательно тождественные понятия «правовой порядок» и «публичный порядок», не говоря уже о нравственных ценностях, лежащих вне правового поля. М. И. Брагинский и В. В. Витрянский обращают внимание и еще на один нюанс, по их мнению, такая сделка автоматически «должна одновременно вступать в противоречие с нормами Уголовного кодекса»[2].

Понятие «основы правопорядка и нравственности» не имеет официального определения. В юриспруденции отмечается абстрактность понятия «основы правопорядка» и неопределенность термина «нравственность». Но Конституционный Суд РФ утверждает, что они имеют вполне конкретное содержание. И в своем Определении от 8 июня 2004 г. № 226-О КС РФ указывает: «Понятия «основы правопорядка» и «нравственность», как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика, однако они являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений. Антисоциальность сделки, позволяющая суду применять данную норму Гражданского кодекса Российской Федерации, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий»[13].

Как показывает опыт других стран, определение круга законов, закрепляющих основы правопорядка и/или нравственности, а так же формулировка самих норм, особенно, что касается нравственных основ, трудно осуществимая задача. Кроме того, мы согласны с мнением А. П. Белова в том, что даже в случае отождествления правового и публичного порядков, «нельзя сделать вывод с достаточной точностью, о каких императивных нормах, соответствующих публичному порядку, может идти речь в соответствующей стране»[1], поскольку, как правило, в большинстве стран, даже не смотря на процесс глобализации, подходы к обозначению и толкованию этого понятия различаются.

Например,в Италии, Португалии, Таиланда, Японии, Венесуэлы и Англии термин публичный порядок активно используется законодателем, однако дефиниция этого термина в нормативных правовых актах указанных стран отсутствует, в законодательных принципах политического строя Кубы и Вьетнама, напротив, прослеживается отказ от применения категории «публичный порядок» и замена ее другим понятием [9 с. 70-71]. В Германии определение публичного порядка дается в«существенных принципах германского права, а также основах права черезкатегорию «принципы права» [9 c. 71].

Пожалуй, самое подробное определение публичного порядка закреплено в Объединённых Арабских Эмиратах, где определение публичного порядка фиксируется в статье 3 Закона о гражданских сделках 1985 года, где говорится что «публичный порядок считается включающим вопросы, относящиеся к личному статусу, такие как брак, наследование и происхождение, а так же вопросы, относящиеся к суверенитету, свободе торговли, обращению материальных ценностей; правила частной собственности и другие правила и установления, на которых базируется общество, таким образом, которые не противоречит характерным положениям и основополагающим принципам исламского шариата» [4].

В Российском законодательстве развернутое определение публичного порядка дано в информационном письме президиума ВАС РФ от 26.02.2013 г. № 156 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений», где было сказано, что публичный порядок это - «фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства»[12].

В законодательстве РФ указанное понятие публичного порядка, так абстрактно данное Высшим Арбитражным Судом РФ, уточняется только с помощью оговорок о публичном порядке, закрепленных в различных кодексах (например, ст. 167 СК РФ, ст. 1193 ГК РФ и др.). Так, в Семейном кодексе речь идет о противоречии в порядке применения норм, а в Гражданском кодексе - о противоречии в последствиях применения норм.

Принимая во внимание все сложности, образуемые данной ситуацией, было бы целесообразно, на наш взгляд, если бы сам законодатель определил круг законов, которые закрепляют, «основы правопорядка».

Собственно, цивилисты неоднократно пытались определить перечень недействительных сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка, и указать рекомендации к ст. 169 ГК РФ в отношении составов противоправных сделок, имеющих, особую (повышенную) степень общественной вредности, но законодательного закрепления эти попытки пока не нашли, от чего не стали менее актуальны. Перечень этот выглядит так:

- «нарушающие государственную монополию;

- нарушающие правовой режим определенных видов деятельности;

- нарушающие режим осуществления изъятых из оборота или ограниченно оборото способных объектов правоотношений;

- направленные на извлечение доходов от запрещенных видов деятельности»[8].

Изучение и развитие этой мысли в дальнейшем представляется очень перспективным, поскольку зачастую субъектов таких сделок в силу отсутствия либо состава преступления, либо ряда других объективных причин, сложно привлечь к уголовной ответственности. А предлагаемый состав недействительных сделок откроет возможность взыскать убытки, и иной причиненный вред с подобных нарушителей, а все ими полученное по сделке в доход государства[5].

Конечно, понятия «правопорядок» и «публичный порядок» имеют много общих черт. Правовые нормы, собранные в соответствии с регулируемыми ими общественными отношениями, регламентируют модель поведения, как в сфере публичных, так и в сфере частных отношений. Помимо этого, существуют правовые нормы не только социального, но и технического характера. А. Шляпочников, высказывая своё мнение по этому вопросу, предлагал включить в сферу общественного порядка «все общественные отношения, возникающие в результате соблюдения правил… общежития, нравственных и правовых законов…»[11]. Однако, по нашему мнению, это очень широкая трактовка данного термина, и речь может идти разве что о нормах корпоративной этики. Нравственно-юридические начала и ориентиры, имеющие государственное значение, скорее относятся к категории публичный порядок.

Таким образом, правопорядок и публичный порядок совпадают лишь частично в области общественных отношений, урегулированных правовыми нормами. В остальном их сферу составляют иные, не совпадающие друг с другом отношения.

Исходя из выше изложенного, мы считаем, что законодателю следовало бы более четко сформулировать, нарушение каких именно норм и правил применительно к договорным отношениям, хотя бы в области имущественной сферы, является основанием для применения ст. 169 ГК РФ. Поскольку в ином случае, в результате выявленных недостатков, правоприменитель волен толковать закон по своему усмотрению. Как мы уже отмечали выше, судебная практика сформировалась таким образом, что, не смотря на наличие оснований для применения ст. 169 ГК РФ, суды чаще всего квалифицируют такие сделки не как нарушающие основы публичного порядка (статья 169 ГК РФ), а как не соответствующие требованиям закона (статья 168 ГК РФ). Естественно, что при таких обстоятельствах наступают иные юридические последствия. Перефразировав профессора А. Н. Никитина, отметим, что «точно так же как любое здание, дом имеет свой фундамент» [7 с. 137], так и деятельность правоприменителя должна опираться на точные формулировки закона там, где это возможно.

Для того чтобы не происходило подобного отождествления сделок, следует обратить внимание на то, что обстоятельством подлежащим установлению судом, должна являться цель, с которой эти сделки были совершены, в нашем случае имеется ввиду цель, противная основам правопорядка или нравственности.

Однако это еще не все, далее, на наш взгляд, необходимо так же определить: обязательно ли такая сделка должна при этом противоречить закону, либо для признания ее недействительной по ст. 169 ГК РФ достаточным будет наличие цели участников сделки, противной основам правопорядка или нравственности?

Некоторые авторы считают главным и достаточным основанием саму цель участников сделки. Так, например, цивилист Н. Д. Шестакова считает, что для признания сделки недействительной на основании ст. 169 ГК РФ достаточно, чтобы даже один из участников сделки преследовал цель, противную основам правопорядка либо нравственности, но сделка при этом может и не противоречить требованиям закона [10]. Аналогичную позицию занимает и О. В. Гутников [3].

Авторы приходят к такому выводу, потому что в статье 169 ГК РФ отсутствуют указания на необходимость противоправности сделки для признания ее недействительной. В обоснование своей точки зрения они ссылаются на статью 168 ГК РФ, в которой четко указано это основание, отсюда следует логичный вывод о том, что законодателю не было смысла повторяться.

Однако данное мнение имеет один существенный недостаток: если за условие недействительности сделки по статье 169 ГК РФ брать только цель участников, то, происходит неоправданное расширение области действия данной статьи. В таком случае можно будет признать ничтожной по ст. 169 любую сделку купли-продажи товара с полной оборото способностью, если он был приобретен с целью совершения противоправных действий.

Выше уже говорилось, что один из участников сделки зачастую может и не иметь представления о том, какую цель преследует другая сторона при совершении сделки. Поэтому, если для квалификации сделки по ст. 169 ГК РФ брать за основу только одну цель контрагента, то добросовестная сторона в этой сделке будет несправедливо нести последствия её недействительности.

При этом, хотелось бы обратить внимание на то, что добросовестным признается вовсе не любой приобретатель по возмездной сделке, а только тот, который своими действиями докажет, что до заключения сделки он проявил должную осмотрительность и не только проверил все необходимые документы контрагента, включая запись в ЕГРП, но и установил родственные, трудовые и дружеские связи заинтересованных в сделке лиц, а так же ценовые предпочтения на рынке товаров (работ, услуг) [6 с. 110-111], что и будет свидетельствовать об отсутствии в его действиях элементов противоправности.

Таким образом, если брать совокупность оснований признания сделки ничтожной, то есть и противоправную цель, и нарушение основ правопорядка или нравственности в государстве, которые будут фиксироваться тем или иным образом, тогда даже контрагент, не имеющий представления о непосредственной цели другого участника, законно понесет те последствия, которые связанны с ее недействительностью.

Таким образом, интерпретация норм статьи 169, в результате которой остается значимой одна только цель совершения сделки, не является оправданной и обоснованной.

Само понятие нравственности, а тем более её основ не должно быть аморфным, в противном случае возникнет вольнодумие и злоупотребления в правоприменительной сфере, что вызывает нарушение стабильности гражданского оборота.

Итак, применение нормы статьи 169 ГК РФ возможно только при наличии в совокупности у стороны (сторон) сделки цели, противной основам правопорядка или нравственности, а так же нарушения данной сделкой норм закона или иных актов, в которых эти основы закреплены.

Нарушение норм закона и иных правовых актов в указанной ситуации предусматривает именно нарушение требований правовых норм, фиксирующих основы правопорядка или нравственности. Однако, как уже говорилось выше, судебная практика не редко пренебрегает данной позицией.

Наилучшее изложение первого абзаца статьи 169 ГК РФ нам видится в следующей редакции: «Сделка, нарушающая требования правовых норм, устанавливающих основы правопорядка или нравственности, ничтожна» такая формулировка поможет избежать различий в толковании данной нормы и убережет правоприменителя от необоснованного злоупотребления

Библиография
1.
Белов А. П. Публичный порядок: законодательство, доктрина, судебная практика // Право и экономика. М.: 1996. №19-20. С.553.
2.
Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 2001. С. 186.
3.
Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве Теория и практика оспаривания. М., 2003. С. 514
4.
Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право 2-е издание. М.: «Юрайт» 2015. С. 640
5.
Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. М.: ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2002. С. 70
6.
Никиташина Н.А. Правовое регулирование и защита вещных прав: учебно-методический комплекс по дисциплине: учебное пособие / Н. А. Никиташина, Е. Н. Потапенко; под ред. Н. А. Никиташиной. – Абакан: Издательство ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова», 2013. – 196 с.
7.
Римское частное право. Курс лекций / под ред. проф. А. Н. Никитина. – М.: ЮРКОМПАНИ, 2013. – 172 с.
8.
Украинцева Е. Р. Антисоциальные сделки/Актуальные проблемы правоведения. Ярославль, 1997. С. 143
9.
Чеботарева И.А. Международное частное право (общая часть): Учебно-методический комплекс: учебное пособие. Абакан: Издат. ФГБОУ ВПО «Хакассий государственный университет им. Н.Ф. Катанова», 2016 С. 160
10.
Шестакова Н.Д. Недействительность сделок. СПб.: Издат.«Юридический центр» 2008. С. 368.
11.
Шляпочников А. В.И. Ленин об охране общественного порядка как функции Советского государства // Социалистическая законность. 1970. № 4. С. 33
12.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 26.02.2013 № 156 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений» [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_144311/ (дата обращения: 24.08.2016).
13.
Определение Конституционного Суда РФ от 08.06.2004 N 226-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества "Уфимский нефтеперерабатывающий завод" на нарушение конституционных прав и свобод статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем третьим пункта 11 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоговых органах Российской Федерации" [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_49667/ (дата обращения: 24.08.2016).
References (transliterated)
1.
Belov A. P. Publichnyi poryadok: zakonodatel'stvo, doktrina, sudebnaya praktika // Pravo i ekonomika. M.: 1996. №19-20. S.553.
2.
Braginskii M. I., Vitryanskii V. V. Dogovornoe pravo: Obshchie polozheniya. M., 2001. S. 186.
3.
Gutnikov O.V. Nedeistvitel'nye sdelki v grazhdanskom prave Teoriya i praktika osparivaniya. M., 2003. S. 514
4.
Get'man-Pavlova I.V. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo 2-e izdanie. M.: «Yurait» 2015. S. 640
5.
Matveev I.V. Pravovaya priroda nedeistvitel'nykh sdelok. M.: OOO Izd-vo «Yurlitinform», 2002. S. 70
6.
Nikitashina N.A. Pravovoe regulirovanie i zashchita veshchnykh prav: uchebno-metodicheskii kompleks po distsipline: uchebnoe posobie / N. A. Nikitashina, E. N. Potapenko; pod red. N. A. Nikitashinoi. – Abakan: Izdatel'stvo FGBOU VPO «Khakasskii gosudarstvennyi universitet im. N. F. Katanova», 2013. – 196 s.
7.
Rimskoe chastnoe pravo. Kurs lektsii / pod red. prof. A. N. Nikitina. – M.: YuRKOMPANI, 2013. – 172 s.
8.
Ukraintseva E. R. Antisotsial'nye sdelki/Aktual'nye problemy pravovedeniya. Yaroslavl', 1997. S. 143
9.
Chebotareva I.A. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo (obshchaya chast'): Uchebno-metodicheskii kompleks: uchebnoe posobie. Abakan: Izdat. FGBOU VPO «Khakassii gosudarstvennyi universitet im. N.F. Katanova», 2016 S. 160
10.
Shestakova N.D. Nedeistvitel'nost' sdelok. SPb.: Izdat.«Yuridicheskii tsentr» 2008. S. 368.
11.
Shlyapochnikov A. V.I. Lenin ob okhrane obshchestvennogo poryadka kak funktsii Sovetskogo gosudarstva // Sotsialisticheskaya zakonnost'. 1970. № 4. S. 33
12.
Informatsionnoe pis'mo Prezidiuma VAS RF ot 26.02.2013 № 156 «Obzor praktiki rassmotreniya arbitrazhnymi sudami del o primenenii ogovorki o publichnom poryadke kak osnovaniya otkaza v priznanii i privedenii v ispolnenie inostrannykh sudebnykh i arbitrazhnykh reshenii» [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_144311/ (data obrashcheniya: 24.08.2016).
13.
Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 08.06.2004 N 226-O "Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu zhaloby otkrytogo aktsionernogo obshchestva "Ufimskii neftepererabatyvayushchii zavod" na narushenie konstitutsionnykh prav i svobod stat'ei 169 Grazhdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii i abzatsem tret'im punkta 11 stat'i 7 Zakona Rossiiskoi Federatsii "O nalogovykh organakh Rossiiskoi Federatsii" [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_49667/ (data obrashcheniya: 24.08.2016).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"