Статья 'Европейские модели производства в суде присяжных: суд присяжных в Австрии (сравнительно-правовое исследование).' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Европейские модели производства в суде присяжных: суд присяжных в Австрии (сравнительно-правовое исследование).

Насонов Сергей Александрович

кандидат юридических наук

доцент, Московский государственный юридический университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА)

125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, 9

Nasonov Sergei Aleksandrovich

PhD in Law

Lawyer, Moscow City Bar Association; Docent, the department of Criminal Procedural Law, O. E. Kutafin Moscow State University

125993, Russia, Moscow, Sadovaya-Kudrinskaya Street 9

sergei-nasonov@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2016.9.19911

Дата направления статьи в редакцию:

31-07-2016


Дата публикации:

06-09-2016


Аннотация.

Статья посвящена особенностям производства в суде присяжных по УПК Австрии 1975 г. (с изменениями на 2016 г.) как разновидности европейской модели указанного производства. Эти особенности рассмотрены в сравнительно-правовом аспекте, в сопоставлении с аналогичным производством по УПК РФ.Порядок судебного разбирательства в суде присяжных Австрии является образцом континентального типа этой формы судопроизводства и именно этим фактором обусловлены его существенные отличия от аналогичного порядка по УПК РФ. Председательствующий наделен широкими дискреционными полномочиями в области доказывания. Особенностями судебного следствия в Австрии являются: начало исследования доказательств с допроса подсудимого, отсутствие различий в порядке исследования доказательств обвинения и защиты, широкое исследование данных о личности подсудимого перед присяжными. В статье отмечается специфика этапа постановки вопросов присяжным заседателям (выделяются четыре вида вопросов), особенности правового наставления председательствующего (произносится в совещательной комнате и не затрагивает фактическую сторону дела), особенности совещания присяжных, которые обязаны изложить краткое обоснование своих ответов, а также возможность коллегии профессиональных судей присутствовать на совещании присяжных.В статье сделан вывод о возможности рецепции законодательством РФ некоторых элементов австрийской модели производства в суде присяжных.

Ключевые слова: суд присяжных, присяжный заседатель, вердикт, судебное следствие, допрос свидетелей, приговор, напутственное слово, отбор присяжных, доказывание, председательствующий

Abstract.

The article is devoted to the specificity of proceeding in jury according to the Austrian CCP, adopted in 1975 (with amendments of 2016) as a kind of a European model of this procedure. These features are considered from a comparative legal aspect and compared with the same procedure, contained in the Russian CCP.Proceeding in jury trial in Austria is an example of a continental type of this form of hearing of a case, and this is a factor conditioning the significant differences between this procedure and the same one established by the Russian CCP. The presiding judge possesses a wide discretion in the field of proving. The features of the judicial enquiry in jury in Austria are the following: examination of evidences begins with the questioning of the accused; the procedures of examination of evidences of the defense and the prosecution are equal; a wide examination of information about a personality of an accused before the jury. The article notes the specificity of a stage of putting questions before the jury (there exist four types of questions), the specificity of the summing-up of the judge (he gives it in the jury-room and doesn’t speak on a factual side of a case), the specificity of the jury's deliberation when they have to give a short explanation of their answers, and the opportunity of a panel of professional judges to attend the jury's deliberation. The article suggests the possibility of reception of certain elements of the Austrian model of proceeding in jury trial by the Russian legislation.

Keywords:

selection of a jury, summing-up, sentence, examination of witnesses, judicial enquiry, verdict, juror, jury trial, proving, presiding judge

Оригинальная действующая континентальная модель производства в суде присяжных в Европе предусмотрена законодательством Австрии.

Актуальность ее сравнительно-правового исследования обусловлена тем, что современному российскому порядку производства в суде присяжных присущи многие элементы континентальной модели (разделение судебного следствия и прений, структура вопросного листа и т.д.)[8]. Опыт функционирования австрийской модели суда присяжных представляется значимым для оптимизации регулирования отечественного присяжного судопроизводства и решения возникающих на практике проблем.

Суд присяжных был введен в Австрийской империи в 1848 г. в результате буржуазно-демократической революции и первоначально предназначался только для рассмотрения уголовных дел, связанных со свободой печати. В Конституции 1849 г. провозглашалось, что суд присяжных рассматривает дела обо всех тяжких преступлениях, перечень которых должен быть определен законом, а также дела о политических преступлениях. Однако уже в 1850 г., в связи с реставрацией в Австрии абсолютной монархии, суд присяжных был упразднен указом императора, с целью обеспечить более высокую степень единообразия применения законов по всей империи. Частичное восстановление присяжного судопроизводства (по делам о свободе печати) началось с конца 60-х годов XIX столетия. Окончательное возрождение австрийского суда присяжных произошло 23 мая 1873 г. в связи с принятием Уголовно-процессуального кодекса, автором которого был министр юстиции и крупный ученый-процессуалист того времени Юлиус Глазер (Glaser).

После крушения австрийской демократии в 1933 году, новые правые диктаторы внесли изменения в УПК, согласно которым присяжные были вынуждены проводить свое обсуждение, в том числе окончательное голосование о виновности или невиновности, в присутствии и под контролем профессионального судьи. Позднее, фашистская диктатура аннулировала суд присяжных, отменив главу кодекса, которая его предусматривала.

В послевоенное время значительным шагом к возрождению суда присяжных стало восстановление действия Конституции Австрии 1920 г., статья 91 (2) которой предусматривала, что по делам о преступлениях, за совершение которых предусматривается строгое наказание, закрепленное в законе, а так же по всем политическим преступлениям и проступкам, решение о виновности обвиняемого должны выносить присяжные. В 1951 году деятельность суда присяжных в Австрии была возобновлена.

В настоящее время производство в австрийском суде присяжных регулируется УПК Австрии 1975 г., с соответствующими поправками и изменениями[13], а также рядом иных законов, например, законом о судах по делам несовершеннолетних[2].

Согласно УПК Австрии представители народа могут участвовать в отправлении правосудия в двух формах: по делам о тяжких и политических преступлениях вопрос о вине разрешают присяжные заседатели (§ 14 УПК Австрии); другие дела рассматриваются с участием шеффенов (§ 13 УПК Австрии).

В компетенцию австрийского суда присяжных входит рассмотрение уголовных дел о политических преступлениях (государственная измена (§ 242 УК Австрии), посягательство на высшие органы государства (§ 249 — 251 УК Австрии), вооруженные заговоры (§ 279 УК Австрии) и др.), а также по всем преступлениям, за которые по закону предусмотрено наказание в виде пожизненного заключения либо свыше 10 лет лишения свободы. Необходимо подчеркнуть, что австрийский суд присяжных рассматривает указанные категории дел независимо от признания обвиняемым вины.

В среднем, в Австрии рассматривается около 300 дел с участием присяжных заседателей в год, что составляет менее 2% от общего числа уголовных дел, рассматриваемых судами[14, с. 285].

Австрийский суд присяжных (Geschworenengerichte ) рассматривает уголовные дела в составе 3 профессиональных судей, из которых один является председательствующим и коллегии из 8 присяжных заседателей. В случае длительного судебного разбирательства председательствующий вправе привлекать к участию в процессе не более 2 запасных профессиональных судей и 4 запасных присяжных.

Спецификой австрийского судопроизводства является специальный состав присяжных заседателей по делам несовершеннолетних. При рассмотрении такой категории дел в составе суда должно быть 4 присяжных, работающих учителями, воспитателями или сотрудниками органов опеки и попечительства по делам несовершеннолетних, причем не менее двух из них должны быть того же пола, что и обвиняемый (§ 11; § 31 п. 1 Закона о судах по делам несовершеннолетних).

Присяжными заседателями могут быть австрийские граждане в возрасте от 30 до 60 лет, безоговорочно признающие демократический строй Австрийской Республики. Не могут быть присяжными в силу занимаемого общественного положения члены правительства, адвокаты, священнослужители и др. От обязанностей присяжных освобождаются аптекари, врачи, дантисты (при подтвержденной незаменимости); женщины (при определенных обстоятельствах); лица, работающие по трудовым договорам не менее 5 дней в неделю.

Для формирования коллегии присяжных заседателей составляется общий список кандидатов в присяжные и отдельный список кандидатов в присяжные по делам несовершеннолетних.

Муниципальная (общинная) комиссия составляет на 4 года общинный список. Затем районная комиссия отбирает из этого списка наиболее пригодных лиц в список и представляет его на утверждение председателю суда первой инстанции. Комиссия при Высшем земельном суде ежегодно составляет из этого списка годовой список, состоящий из главного и дополнительного списков. В дополнительный список включаются только граждане, проживающие в месте нахождения Высшего земельного суда или в его окрестностях. Президент Высшего земельного суда с помощью жеребьевки образует служебные списки: список присяжных заседателей (для каждой сессии): главный и дополнительный. Установленная в этих списках очередность является основанием для вызова присяжных для участия в судебных разбирательствах. Присяжные призываются в суд на 5 дней в году, а в суды по делам несовершеннолетних – на 20 дней.

При составлении списка присяжных по делам несовершеннолетних вместо составления первоначального списка запрашиваются воспитательные учреждения или органы опеки и попечительства. Из поступивших списков комиссия при Высшем земельном суде составляет главный и дополнительный годовые реестры. При составлении служебного реестра для судов по делам несовершеннолетних образуется общий реестр присяжных и шеффенов[12, с. 61].

Судебное разбирательство в суде присяжных начинается с подготовительной части. Присяжные заседатели занимают свои места на скамье присяжных в алфавитном порядке пофамильно. После этого секретарь судебного заседания объявляет, какое дело будет слушаться (§ 304 УПК Австрии).

Председательствующий устанавливает личность подсудимого и предлагает ему внимательно отнестись к сформулированному обвинению и ходу судебного разбирательства. При этом до присяжных заседателей могут быть доведены сведения о предыдущих судимостях подсудимого. Как отмечает Г. Тейлор, на одном из процессов с присяжными «...судья начал разбирательство с того, что, прежде всего, сообщил присяжным о предыдущих судимостях подсудимого и что он уже несколько раз отбывал наказания по 13 лет за очень серьезные преступления…»[14, с. 300].

После этого председательствующий просит принести клятву тех присяжных заседателей, которые еще не принесли ее в этом году. Клятва действует в течение календарного года и фиксируется в протоколе судебного разбирательства и затем в особой части книги о принесении клятвы судебными заседателями.

Таким образом, в отличие от российской модели, в австрийском суде присяжных отсутствует этап отбора сторонами коллегии присяжных заседателей.

Особенности дальнейших этапов судебного разбирательства в австрийском суде присяжных указывают на его принадлежность к классической континентальной модели[11] и именно этим фактором обусловлены его существенные отличия от аналогичного порядка по УПК РФ.

Эти особенности, прежде всего, проявляются в широких полномочиях председательствующего в судебном следствии, которому принадлежит дискреционная власть в сфере собирания и проверки доказательств. Он вправе по собственной инициативе вызвать и допросить новых свидетелей и экспертов, назначить экспертизу, истребовать любые иные доказательства (§254 п. 3; §232 п.2 УПК Австрии).

В отличие от российского порядка производства в суде присяжных, судебное следствие в суде присяжных по УПК Австрии начинается с оглашения секретарем судебного заседания, председательствующим или членами суда обвинительного акта.

Далее, председательствующий первым приступает к допросу подсудимого. Согласно §245 УПК Австрии «если подсудимый не желает давать показаний, председательствующий разъясняет ему, что дача им показаний поможет суду выяснить обстоятельства дела». В случае дальнейшего отказа председательствующий выясняет, подтверждает ли подсудимый ранее данные им показания, после чего «могут быть оглашены все его показания, данные в… ходе следствия» (§245 п. 1 УПК Австрии).

После допроса подсудимого председательствующий устанавливает порядок исследования других доказательств. В Австрии «по общему правилу вначале представляются и исследуются доказательства со стороны обвинения», однако процедура их исследования ничем не отличается от процедуры исследования «доказательств со стороны защиты»[1, с. 112].

В отличие от правил допроса в российском процессе, именно суд (в лице председательствующего) первым приступает к допросу свидетеля. После судьи вопросы свидетелю вправе задавать другие члены суда, обвинитель, потерпевший, подсудимый и его защитник.

Присяжные заседатели, включая запасных, вправе задавать вопросы любым лицам, допрашиваемым в судебном следствии (§306 п. 2 УПК Австрии). Кроме того, они вправе потребовать: предъявления доказательств для установления определенных фактов, проведения очной ставки между свидетелями, чьи показания отличаются друг от друга, а также повторного допроса уже допрошенного свидетеля (§309 п. 1 УПК Австрии). Получив подобное требование присяжных заседателей, председательствующий оценивает его на предмет обоснованности и принимает решение о совершении этих процессуальных действий либо об отказе в этом.

Сопоставление австрийского порядка судебного следствия в суде присяжных с российским, свидетельствует, с одной стороны, о большей состязательности российской процедуры, с другой – о существенно большем объеме прав председательствующего и присяжных заседателей в Австрии.

По окончании судебного следствия начинается этап постановки вопросов присяжным заседателям, столь характерный для континентальной модели производства в суде присяжных.

Вопросы присяжным не ставятся, если коллегия профессиональных судей, после заслушивания сторон, реализует свое полномочие по прекращению уголовного преследования. Судьи могут решить, что «обвиняемый должен быть оправдан» в связи с отказом прокурора от поддержания обвинения, либо по иным основаниям прекращения уголовного преследования. Вместе с тем, согласно п.2 § 311 УПК Австрии, судьи могут отказать в удовлетворении такого ходатайства, если «…этот вопрос не может быть решен без закрепленного за присяжными заседателями права установления решающих фактов или правовой оценки факта установленного присяжными заседателями» [13], что требует «дождаться истинного вердикта присяжных заседателей».

В российском суде присяжных подобное ходатайство на этапе постановки вопросов не может быть рассмотрено судом – в отличие от австрийского порядка – постановка вопросов присяжным по УПК РФ осуществляется после прений сторон и последнего слова подсудимого.

Процедура постановки вопросов присяжным заседателям по УПК Австрии отличается от аналогичного российского порядка последовательностью совершения процессуальных действий.

Согласно § 310 УПК Австрии вопросы к присяжным письменно формулируются председательствующим после совещания с другими членами суда. После подписания вопросов, они оглашаются в зале суда, в противном случае, все последующие процессуальные действия признаются незаконными. Оглашенные вопросы присяжным «стабилизируют» содержание обвинения, прокурор теряет право отказаться от обвинения. Копии вопросного листа вручаются сторонам, которые вправе подать на него замечания и предложить свою редакцию вопросов. Решение об изменении вопросного листа принимается коллегией профессиональных судей. В случае удовлетворения замечаний сторон, вопросный лист формулируется заново и вновь оглашается в судебном заседании.

Российский порядок постановки вопросов предполагает первоначальное обсуждение проекта вопросов присяжным заседателям сторонами и последующее утверждение окончательной редакции вопросного листа председательствующим (ст. 338 УПК РФ). При этом замечания и предложения не лишают судью права на окончательную формулировку вопросов в вопросном листе согласно ч. 4 ст. 338 УПК РФ, которая может и не совпадать с предложениями сторон[4]. В отличие от австрийского порядка обсуждение участниками процесса (сторонами) окончательно сформулированного вопросного листа перед его оглашением в присутствии присяжных заседателей не допускается[3]. Именно поэтому нельзя согласиться с мнением В.Н. Бутова, что после оглашения вопросов присяжных по УПК Австрии вступает в силу «принцип их неизменяемости» [1, с. 118]. Этот «принцип», скорее, характерен для российской процедуры постановки вопросов, а не для австрийской.

УПК Австрии предусматривает постановку перед присяжными заседателями нескольких групп вопросов, в чем также проявляются типологические черты континентальной модели рассматриваемого производства:

Первым в вопросном листе перед присяжными ставится главный вопрос – виновен ли обвиняемый в совершении противоправного деяния, которое лежит в основе обвинения. Согласно § 312 УПК Австрии, в главный вопрос подлежат включению все установленные законом элементы преступного деяния, а также должны быть указаны конкретные обстоятельства преступления: место, время, способ и т.д.

Для каждого подсудимого и для каждого преступления должен быть сформулирован и поставлен самостоятельный главный вопрос, это действует также в случае идеальной совокупности преступлений. Если первоначальное обвинение оказалось расширено новыми обстоятельствами, то эти обстоятельства могут быть включены в содержание главного вопроса только в том случае, если они были исследованы в судебном следствии (§315 УПК Австрии).

Очевидно, что главный вопрос по австрийскому УПК схож с соединенным вопросом по УПК РФ, основания и порядок постановки которого предусмотрены ч.2 ст. 339.

Вторая группа – это косвенные (вспомогательные) вопросы , которые ставятся как альтернатива главному. Такие вопросы ставятся тогда, когда в ходе судебного разбирательства выяснились следующие обстоятельства: 1) подсудимый вместо оконченного преступления совершил покушение на него; 2) имела место другая, нежели чем вмененная, форма соучастия или иной способ совершения преступления; 3) подсудимый совершил менее тяжкое преступление, а не то, за которое он привлечен к уголовной ответственности (§314 п.1 УПК Австрии).

Кроме того, косвенный вопрос может быть поставлен перед присяжными заседателями, если в ходе судебного разбирательства выяснится, что подсудимый совершил более тяжкое преступление. В этом случае, суд вправе отложить судебное заседание, для того, чтобы сторона защиты, при наличии ходатайства об этом, могла подготовиться к защите от нового обвинения.

Аналогичное правило действует и в отношении постановки вопросов о «новом факте» преступления подсудимого, который был выявлен в судебном заседании. Согласно §315 УПК Австрии, присяжным заседателям могут быть поставлены вопросы о «новом факте», если профессиональная коллегия судей не сочтет необходимым либо отложить судебное разбирательство, если «обвинению или защите необходимо лучше подготовиться», или выделить дело по «новому факту» в отдельное производство.

Косвенные вопросы по австрийскому УПК во многом схожи с российскими альтернативными вопросами [5]. Отличием российских альтернативных вопросов от косвенных, по австрийскому УПК, является невозможность использования их для отягощения обвинения подсудимому.

Третья группа вопросов (§313 УПК Австрии) – дополнительные , ставятся, если в ходе судебного разбирательства будут выявлены обстоятельства, устраняющие преступность или наказуемость деяния, совершенного подсудимым. Дополнительные вопросы ставятся при установлении необходимой обороны, превышения пределов необходимой обороны в состоянии аффекта, мнимой обороны, невменяемости, добровольного отказа от совершения преступления[1, с. 120].

Другая разновидность дополнительных вопросов ставится о наличии или отсутствии отягчающих и смягчающих обстоятельств. Согласно §316 УПК Австрии, подобные вопросы могут быть поставлены перед присяжными при условии, что в ходе судебного разбирательства были установлены факты, которые буквально соответствуют указанному в законе отягчающему или смягчающему наказание обстоятельству.

Российской аналогией дополнительных вопросов являются частные вопросы, постановка которых предусмотрена ч. 3 ст. 339 УПК РФ. При этом УПК РФ не требует буквального совпадения определенного факта с перечнем смягчающих наказание обстоятельств, учитывая, что он является открытым.

Если это обусловлено обстоятельствами дела, перед присяжными отдельно ставится дополнительный вопрос о невменяемости подсудимого (§432 УПК Австрии). Подобные вопросы не могут ставиться перед российскими присяжными, поскольку они не наделены полномочием устанавливать вменяемость подсудимого. Представляется, что полномочия российских присяжных в этом аспекте могли бы быть расширены.

После постановки вопросов присяжным, согласно §318 УПК Австрии, прокурор, частный обвинитель, обвиняемый, и его защитник выступают с речами, в которых излагают свои позиции по всем аспектам предъявленного обвинения. Если государственный обвинитель, частный обвинитель или потерпевший пожелают выступить с возражениями на речь подсудимого и его защитника, им предоставляется право реплики. После этого всегда предоставляется право ответной реплики подсудимому и его защитнику (§255 УПК Австрии). Таким образом, порядок судебных прений в австрийском суде присяжных ничем не отличается от аналогичной российской процедуры.

В отличие от российского порядка, в котором старшина коллегии присяжных избирается до начала судебного следствия, согласно § 320 УПК Австрии, присяжные заседатели выбирают старшину после завершения прений.

Тем временем, профессиональная коллегия судей удаляется в свою совещательную комнату, где готовит текст «наставления по правовым вопросам» – аналог напутственного слова по УПК РФ.

В правовом наставлении должны быть прокомментированы правовые характеристики деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, изложена интерпретация правовых терминов, встречающихся в вопросах присяжным заседателям, разъяснено соотношение вопросов друг с другом, а также последствия утвердительного или отрицательного ответа на каждый из поставленных перед присяжными заседателями вопросов (§ 321 УПК Австрии). Различие в содержании «правового наставления» и напутственного слова по УПК РФ обусловлено сущностными чертами континентальной модели производства в суде присяжных, в которой это обращение к присяжным трансформировалось в сторону сугубо правового разъяснения. Наставление подписывается председательствующим и приобщается к протоколу судебного заседания.

Процедура напутствия присяжных заседателей в Австрии радикально отличается от аналогичного российского порядка, прежде всего, тем, что происходит вне публичного судебного заседания, без участия сторон.

Текст правового наставления оглашается судьей в совещательной комнате присяжных заседателей, в присутствии двух членов суда и секретаря судебного заседания, который ведет протокол. После оглашения правового наставления, его текст передается старшине присяжных. Если председательствующий, оглашая наставление, отклонился от его письменного текста, то эти изменения должны быть внесены в протокол, подписаны председательствующим и переданы присяжным заседателям (§ 323 УПК Австрии).

Председательствующий поясняет присяжным заседателям, применительно к поставленным перед ними вопросам: как соотносятся правовые характеристики противоправного деяния, описанного в вопросах, и факты, имеющие значение для ответа на них, называет грозящее подсудимому наказание, раскрывает суть процессуальных действий, проведенных в судебном заседании. Он разъясняет присяжным заседателям все неясное, не вдаваясь при этом в оценку исследованных доказательств. Председательствующий особенно тщательно раскрывает в своем напутствии суть свободной оценки доказательств, право лиц не свидетельствовать против самих себя. Кроме этого, он указывает старшине на необходимость руководства голосованием присяжных и фиксирования его результатов.

В заключение своего обращения, председательствующий спрашивает присяжных заседателей – понятно ли оно им, и при необходимости дает дополнительные пояснения. Подписанная председательствующим стенограмма правового наставления вручается старшине.

Представляется, что эта процедура существенно снижает уровень гласности и состязательности судебного разбирательства, выводит важнейшее процессуальное действие из-под контроля сторон, которые, в отличие от российского порядка, лишены возможности своевременно оспорить объективность напутствия председательствующего.

Согласно § 322 УПК Австрии присяжным в совещательную комнату передаются: текст обвинительного заключения, вещественные доказательства, протоколы осмотра места происшествия, другие протоколы, за исключением тех протоколов допроса свидетелей, которые не были оглашены в судебном заседании. Аналогичная возможность российским присяжным заседателям не предоставлена, в чем можно, с одной стороны, усмотреть гарантию устности судебного разбирательства, однако, с другой стороны, предоставление присяжным по их просьбе отдельных доказательств (например, вещественных), на наш взгляд, способствовало бы более объективному и взвешенному обсуждению обстоятельств дела.

После наставления коллегия профессиональных судей и секретарь судебного заседания покидают совещательную комнату присяжных, и последние приступают к совещанию по поставленным вопросам. Однако в законе закреплен ряд исключений из этого положения, позволяющих профессиональным судьям присутствовать на совещании присяжных:

Во-первых, коллегия профессиональных судей может принять единогласное решение, что ее присутствие было бы целесообразным в ходе совещания присяжных заседателей (всего или части) для лучшего прояснения сложных вопросов по противоправному деянию или юридических вопросов. Перед принятием такого решения коллегия судей уведомляет присяжных о подобном намерении и заслушивает их старшину, который сообщает мнение присяжных заседателей по данному вопросу. Если простое большинство присяжных заседателей выступают против участия профессиональных судей в совещании, то такое решение не может быть принято. В иных случаях, указанное решение оформляется в виде письменного мотивированного акта, подписывается всеми профессиональными судьями и доводится председательствующим до сведения присяжных заседателей, после чего профессиональные судьи входят в совещательную комнату присяжных заседателей (§ 324 УПК Австрии). В судебной практике подобная процедура применяется редко[14, с. 304].

Во-вторых, если у присяжных заседателей в ходе совещания возникнут сомнения в смысле заданных им вопросов, в способах голосования или в правильности формулировок ответов, либо, если присяжные полагают необходимым исследовать определенные доказательства для прояснения фактов дела, либо изменить или дополнить поставленные перед ними вопросы, то старшина присяжных в письменной форме извещает об этом председательствующего. Получив такое письменное извещение, профессиональная коллегия судей вместе с секретарем судебного заседания переходят в совещательную комнату, и председательствующий дает присяжным необходимые правовые разъяснения, которые заносятся в протокол (§ 327 УПК Австрии).

Если в ходе совещания присяжные придут к выводу, что какие-то обстоятельства дела исследованы в судебном заседании недостаточно полно, в силу чего невозможно дать тот или иной ответ на поставленные вопросы, либо потребуют изменения или дополнения поставленных вопросов, то судебное разбирательство должно быть возобновлено, после реализации рассмотренной выше процедуры вызова профессиональной коллегии судей в совещательную комнату (§ 328 УПК Австрии).

По завершении совещания присяжных, начинается голосование по поставленным перед ними вопросами. Во время голосования присяжных, под угрозой аннулирования вынесенного ими вердикта, в совещательной комнате не вправе присутствовать никто посторонний, включая профессиональных судей (§329 УПК Австрии).

Голосование производится путем устного опроса присяжных заседателей старшиной в алфавитном порядке, при этом старшина голосует последним. Для принятия решения по вопросам требуется простое большинство голосов (5 из 8), ответы даются лаконично: «да» или «нет», однако присяжным разрешено отвечать на вопросы частично положительно. В этом случае, им необходимо добавить краткое уточнение (например: «Да, но не при определенных, указанных в вопросе, обстоятельствах»).

При равенстве голосов принимается решение наиболее благоприятное для подсудимого.

Если вопрос о виновности подсудимого решен утвердительно, то присяжные заседатели, оказавшиеся в меньшинстве вправе воздержаться от голосования по дополнительным вопросам, их голоса будут причислены к голосам в пользу подсудимого (§ 331 УПК Австрии).

Старшина присяжных заседателей подсчитывает голоса и вносит результаты голосования в две копии вопросного листа рядом с каждым вопросом. Вердикт австрийских присяжных не должен содержать никаких исправлений, вычеркивание или пометки на полях, или дополнения, должны быть оговорены соответствующей записью старшины коллегии.

После завершения голосования, старшина присяжных заседателей в кратком виде, применительно к каждому вопросу, в отдельном документе должен указать «те соображения, из которых исходило большинство присяжных при ответе на данный вопрос» (§ 331 п.3 УПК Австрии). Это разъяснение мотивов утверждается всеми присяжными, подписывается старшиной и прилагается к вердикту. Так по делу Карла Секанина (Sekanina ) присяжные заседатели записали в указанном разъяснении следующее: «Нет убедительных доказательств, в соответствии с которыми можно было бы признать г-на Секанина виновным в убийстве. В соответствии с медицинским заключением профессора Кайзера, г-жа Секанина могла бы до сих пор называть ее мужа убийцей. Показания определенных свидетелей кажутся нам невозможными»[10].

Совершив указанное действие, старшина в письменной форме уведомляет председательствующего о завершении голосования.

Далее начинается любопытный этап судебного разбирательства – проверка вердикта присяжных заседателей .

Получив сообщения от старшины об окончании голосования, судьи, секретарь судебного заседания, обвинитель и защитник направляются в совещательную комнату присяжных. Старшина передает председательствующему один экземпляр подписанного вердикта и текст разъяснения мотивов, последний подписывает их и поручает секретарю судебного заседания огласить их.

Стороны, ознакомившись с оглашенными вердиктом присяжных и его мотивами, вправе заявить коллегии профессиональных судей, что вердикт присяжных неясный, неполный, противоречивый или не соответствует приведенному письменному обоснованию (§ 332 п. 4 УПК Австрии). Кроме того, присяжные заседатели могут сообщить председательствующему, что при голосовании по вердикту была допущена ошибка. В каждом из этих случаев, профессиональная коллегия судей, поручает присяжным заседателям устранить допущенное нарушение, соответствующим образом исправив вердикт.

Г. Тейлор приводит пример устранения подобного недостатка вердикта, утвержденного Верховным судом Австрии в 1988 г. по делу о грабеже: «Присяжные, во время суда над двумя братьями, оправдали одного исходя (согласно разъяснению мотивов) из показаний свидетеля. Явно удивленный этим, председательствующий попросил присяжных предоставить дополнительную информацию, на том основании, что вердикт содержал противоречия, в соответствии с § 332 (4)… Присяжные ответили, что обвиняемый лично не требовал денег. Это свидетельствовало о неправильном понимании­ соучастия. Председательствующий дал присяжным соответствующие разъяснения этих положений, и они вслед­ за этим возобновили обсуждение и признали обоих обвиняемых, которых они первоначально оправдали, виновными пятью голосами против трех, с внесением изменений в вердикт и в разъяснение мотивов»[14, с. 312].

Процедура проверки вердикта присяжных характерна и для отечественного присяжного производства, однако, в отличие от австрийского порядка, ст. 345 УПК РФ не предусматривают постановку на обсуждение сторон председательствующим каких-либо неясностей или противоречий в вердикте коллегии присяжных заседателей[6]. Вердикт проверяется председательствующим без привлечения участников судебного заседания, нередко, в совещательной комнате[7].

Австрийский УПК закрепляет ту же модель несогласия коллегии профессиональных судей с обвинительным вердиктом присяжных заседателей, что и УПК РФ – аннулирование вердикта присяжных[9], однако, в отличие от российского порядка, такое аннулирование является временным, до вынесения повторного вердикта по делу.

Согласно § 334 УПК Австрии, единогласным решением коллегии из трех профессиональных судей решение присяжных может быть приостановлено , если судьи полагают, что присяжные при вынесении обвинительного вердикта «допустили ошибку в своем решении по существу вопроса». Приостановление может быть ограничено одним подсудимым или одним эпизодом обвинения и не может быть обжаловано.

Коллегия судей может принять подобное решение по собственной инициативе. После приостановления вердикта присяжных, дело направляется в Верховный Суд, который передает производство в другой суд присяжных того или другого административного района. При повторном рассмотрении дела никто из судей прежней коллегии не может выступать председательствующим по делу, и никто из прежних присяжных не может принять повторное участие в рассмотрении дела.

Согласно п. 4 § 334 УПК Австрии если вердикт второго суда присяжных совпадает с вердиктом первого, то он становится основанием приговора суда.

Оправдательный вердикт присяжных заседателей в Австрии, так же, как и по УПК РФ, обязателен для коллегии профессиональных судей и влечет немедленное постановление оправдательного приговора. Обвинительный вердикт, если он не приостановлен, так же обязателен, однако, он может повлечь вынесение оправдательного приговора, если коллегия профессиональных судей усмотрит в деле обстоятельства, в соответствии с которыми уголовное преследование исключается по процессуальным основаниям, а также, если за рассмотренное деяние законом не предусматривается уголовное наказание (§337 УПК Австрии).

В остальных случаях коллегия профессиональных судей, совместно с присяжными заседателями, решает вопрос о наказания, гражданском иске и судебных издержках (§ 338 УПК Австрии). В случае если подсудимый признан совершившим деяние «не в здравом уме», присяжные заседатели, совместно с коллегией судей решают вопрос о его направлении в психиатрический стационар (§ 432 УПК Австрии).

После составления приговора председательствующий дает распоряжение о доставке в зал суда подсудимого либо вызывает его (§340 п. 1 УПК Австрии). Старшина присяжных зачитывает вердикт. После этого председательствующий оглашает приговор в полном объеме и разъясняет подсудимому его право на обжалование и порядок обжалования (§341 УПК Австрии).

Несмотря на все типологические отличия, отдельные элементы австрийской модели присяжного судопроизводства (расширенные полномочия присяжных, проверка вердикта совместно со сторонами и т.п.) вполне могут быть использованы для совершенствования российского производства в суде присяжных.

Библиография
1.
Бутов В. Н. Уголовный процесс Австрии.— Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1988.
2.
Закон о судах по делам несовершеннолетних (последнее посещение – 1 августа 2016 г.).
3.
Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.01.2008 г. № 74-О07-51сп//СПС КонсультантПлюс.
4.
Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28.08.2008 г. № 63-О08-3сп//СПС КонсультантПлюс.
5.
Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.06. 2005 г. № 66-о05-35сп// СПС КонсультантПлюс.
6.
Кассационное определение Верховного Суда от 21.11.2012 г. № 5-О12-117сп//СПС «КонсультантПлюс»
7.
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 01.11.2012 г. № 41-О12-71сп//СПС «КонсультантПлюс»
8.
Насонов С.А. Континентальная модель производства в суде присяжных: генезис и особенности процедуры//Право и политика.-2015.-№ 11.-С. 1567 – 1572.
9.
Насонов С.А. Несогласие с обвинительным вердиктом присяжных заседателей: сравнительно-правовой и теоретический подходы // Право и политика.-2016.-№ 2.-C. 248-253. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.2.17786
10.
Постановление ЕСПЧ от 25.08.1993 г. по делу «Секанина против Австрии» (Sekanina v. Austria) жалоба № 13126/87, § 9 (последнее посещение – 10 августа 2016 г.).
11.
Радутная Н.В. Суд присяжных в континентальной системе права // Российская юстиция. 1995. № 1. С. 8–10
12.
Руденко В.Н. Участие граждан в отправлении правосудия в современном мире. Екатеринбург: УрО РАН.2011.
13.
Уголовно-процессуальный кодекс Австрии (последнее посещение – 1 августа 2016 г.).
14.
Taylor G. Jury Trial in Austria. New Criminal Law Review: An International and Interdisciplinary Journal Vol. 14, No. 2 (Spring 2011), pp. 281-325.
References (transliterated)
1.
Butov V. N. Ugolovnyi protsess Avstrii.— Krasnoyarsk: Izd-vo Krasnoyar. un-ta, 1988.
2.
Zakon o sudakh po delam nesovershennoletnikh (poslednee poseshchenie – 1 avgusta 2016 g.).
3.
Kassatsionnoe opredelenie Sudebnoi kollegii po ugolovnym delam Verkhovnogo Suda RF ot 29.01.2008 g. № 74-O07-51sp//SPS Konsul'tantPlyus.
4.
Kassatsionnoe opredelenie Sudebnoi kollegii po ugolovnym delam Verkhovnogo Suda RF ot 28.08.2008 g. № 63-O08-3sp//SPS Konsul'tantPlyus.
5.
Kassatsionnoe opredelenie Sudebnoi kollegii po ugolovnym delam Verkhovnogo Suda RF ot 29.06. 2005 g. № 66-o05-35sp// SPS Konsul'tantPlyus.
6.
Kassatsionnoe opredelenie Verkhovnogo Suda ot 21.11.2012 g. № 5-O12-117sp//SPS «Konsul'tantPlyus»
7.
Kassatsionnoe opredelenie Verkhovnogo Suda RF ot 01.11.2012 g. № 41-O12-71sp//SPS «Konsul'tantPlyus»
8.
Nasonov S.A. Kontinental'naya model' proizvodstva v sude prisyazhnykh: genezis i osobennosti protsedury//Pravo i politika.-2015.-№ 11.-S. 1567 – 1572.
9.
Nasonov S.A. Nesoglasie s obvinitel'nym verdiktom prisyazhnykh zasedatelei: sravnitel'no-pravovoi i teoreticheskii podkhody // Pravo i politika.-2016.-№ 2.-C. 248-253. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.2.17786
10.
Postanovlenie ESPCh ot 25.08.1993 g. po delu «Sekanina protiv Avstrii» (Sekanina v. Austria) zhaloba № 13126/87, § 9 (poslednee poseshchenie – 10 avgusta 2016 g.).
11.
Radutnaya N.V. Sud prisyazhnykh v kontinental'noi sisteme prava // Rossiiskaya yustitsiya. 1995. № 1. S. 8–10
12.
Rudenko V.N. Uchastie grazhdan v otpravlenii pravosudiya v sovremennom mire. Ekaterinburg: UrO RAN.2011.
13.
Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Avstrii (poslednee poseshchenie – 1 avgusta 2016 g.).
14.
Taylor G. Jury Trial in Austria. New Criminal Law Review: An International and Interdisciplinary Journal Vol. 14, No. 2 (Spring 2011), pp. 281-325.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"