Статья 'Структура института процессуальной ответственности' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Структура института процессуальной ответственности

Чуклова Елена Валериевна

кандидат юридических наук

доцент, ФГБОУ ВО "Тольяттинский государственный университет"

445041, Россия, Самарская область, г. Тольятти, ул. Гидротехническая, 9

Chuklova Elena Valerievna

PhD in Law

Associate Professor at the Department of entrepreneurial and labour law of Togliatti State University

445041, Russia, Togliatti, ul. Gidrotekhnicheskaya, 9-141

elenachuklova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2016.12.1981

Дата направления статьи в редакцию:

21-07-2016


Дата публикации:

08-01-2017


Аннотация.

Предметом исследования является институт процессуальной ответственности, который представляет собой двухуровневую систему. Автор подробно рассматривает каждый элемент этой системы, и отмечает, что в качестве первого уровня выступают нормы-дефиниции и нормы-принципы, второй уровень представлен отдельными субинститутами, такими как гражданская процессуальная, уголовно-процессуальная, административно-процессуальная и конституционно-процессуальная ответственность. Особое внимание в статье уделяется исследованию мер отраслевых субинститутов процессуальной ответственности, обеспечивающих охрану и защиту процессуальных общественных отношений. В основу исследования положен диалектический метод познания социальных явлений и органично связанные с ним общенаучные и частные методы: сравнительно-правовой, формально-юридический, функциональный, системный и другие. В результате проведенного исследования автором делаются выводы о наличии самостоятельного института процессуальной ответственности. В качестве обстоятельств, свидетельствующих об этом выступает наличие принципов процессуальной ответственности, норм-дефиниций, особенностей применения мер процессуальной ответственности. Автором затрагиваются некоторые перспективы совершенствования исследуемого института. Статья выполнена при поддержке РГНФ, проект № 16-33-00017 «Комплексный, межотраслевой институт юридической ответственности: понятие, структура, взаимосвязи и место в системе права».

Ключевые слова: институт права, институт юридической ответственности, институт процессуальной ответственности, процессуальное правонарушение, злоупотребление правом, предмет процессуального регулирования, метод процессуального регулирования, процессуальное принуждение, меры процессуального принуждения, принципы права

Abstract.

The research subject is the institution of procedural responsibility which has a two-level system. The author considers each element of this system and notes that norms-definitions and norms-principles form the first level, and the second level contains particular sub-institutions, such as civil-procedural, criminal-procedural, administrative-procedural and constitutional-procedural responsibility. Special attention is given to the study of the measures of sectoral sub-institutions of procedural responsibility, ensuring the protection of procedural social relations. The research is based on the dialectical method of cognition of social phenomena and the related general and special scientific methods, including the comparative-legal, formal-legal, functional, system and other methods. The author concludes about the existence of a separate institution of procedural responsibility. It is proved by the presence of the principles of procedural responsibility, norm-definitions and the peculiarities of application of the procedural responsibility measures. The author considers some prospects of the improvement of this institution. The study is supported by the Russian Humanitarian Science Foundation, project No 16-33-00017 “The complex, intersectoral institution of legal responsibility: its notion, structure, interrelations and role within the system of law”.  

Keywords:

procedural coercion, method of procedural regulation, subject of procedural regulation, abuse of the right, procedural offence, institution of procedural responsibility, institution of legal responsibility, institution of law, measures of procedural coercion, principles of law

Категория процессуальной ответственности находится в поле зрения ученых достаточно давно: исследуются её сущность и содержание, фактическое основание применения, нормы, её регламентирующие. Отсутствие легального определения и признанной всеми научной дефиниции процессуальной ответственности объясняет множественные попытки сформулировать понятие рассматриваемой юридической категории. Процессуальная ответственность может быть определена как юридическая обязанность субъектов процессуальных правоотношений действовать в соответствии с предписаниями процессуальных норм либо добросовестно использовать предоставленные права, не злоупотреблять ими, выражающаяся в их правомерном поведении, а в случае процессуального правонарушения либо злоупотребления правом обязанность правонарушителя – претерпеть неблагоприятные последствия, предусмотренные санкцией нарушенной процессуальной нормы, которая выражается в осуждении и правоограничениях личного и (или) имущественного характера [1].

Институт процессуальной ответственности представляет собой сложный, межотраслевой, функциональный, регулятивно-охранительный институт процессуального права, закрепляющий и (или) оказывающий динамическое воздействие на процесс правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданских и административных дел; защиты нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов предпринимателей, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, а в случае нарушения – регулирующий отношения ответственности, возникающие из юридического факта правонарушения.

Правовые последствия совершения процессуального правонарушения или злоупотребления правом составляют содержание процессуальной ответственности, которое определяется нормами процессуального законодательства (ГПК РФ, КАС РФ, УПК РФ, АПК РФ), образующими процессуальный правовой институт. Кроме вида и пределов правоограничений личного и (или) имущественного характера, нормы процессуальной ответственности устанавливают процедурный порядок её реализации и условия её наступления. Указанные правовые нормы являются предпосылками возникновения охранительного правоотношения процессуальной ответственности, охватывающего её возникновение и реализацию. Правовой институт процессуальной ответственности отражает её статическую модель, а в правоотношении проявляется динамика ответственности.

Процессуальная ответственность – представляет собой комплексный институт права, включающий нормы гражданско-процессуального, административно-процессуального, уголовно-процессуального и конституционно-процессуального законодательства, характеризующийся единым предметом правового регулирования. Институт процессуальной ответственности, в свою очередь, входит в качестве структурного элемента в систему юридической ответственности и является по своей структуре сложным, включает в себя следующие структурные элементы: субинституты, нормы-дефиниции и нормы-принципы. Правовой институт представляет собой обособленную группу взаимосвязанных норм, регулирующих разновидность однородных общественных отношений. Структура института процессуальной ответственности включает в себя два уровня. На первом уровне объединяются нормы общего действия, нормы-принципы. Второй уровень – нормы, закрепляющие систему отдельных вышеназванных субинститутов. Каждый из отраслевых субинститутов и все они в совокупности регулируют деликтные отношения и обеспечивают охрану одного вида общественных отношений, а именно процессуальных. В качестве признаков, позволяющих выделить группу норм, регулирующих процессуальную ответственность, в субинститут выступают: 1) специфика предмета и метода правового регулирования; 2) наличие особых функций; 3) специфический субъектный состав [2]. Основным элементом системы процессуальной ответственности является субинститут процессуальной ответственности – обособленный комплекс правовых норм, являющихся частью системы процессуальной ответственности, регулирующих определенный вид правоотношений ответственности. В основу деления системы процессуальной ответственности на субинституты положен критерий самостоятельности отрасли российского права. В соответствии с этим критерием можно выделить следующие субинституты процессуальной ответственности: гражданско-процессуальную (включая, арбитражно-процессуальную), уголовно-процессу­альную, конституционно-процессуальную и административно-процессуальную. Каждый из субинститутов представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих разновидность общественных отношений в пределах института процессуальной ответственности.

Что касается самого института, то, по мнению С.А. Носкова, «показателями развитости и сформированности видового института юридической ответственности являются: наличие в его структуре норм-принципов; норм-целей; норм-задач; норм-дефиниций; относительная законодательная обособленность, заключающаяся в том, что в нормативно-правовом акте, закрепляющем соответствующий институт, имеется специальный раздел» [3,4]. Также, можно добавить в качестве признака института, особенности применения отдельных мер процессуальной ответственности. Рядом авторов подчеркивается, что институт процессуальной ответственности «так и не получил должного закрепления в гражданском процессуальном законодательстве и законодательстве о судопроизводстве в арбитражных судах. Напротив, в КАС РФ к мерам процессуального принуждения, большинство из которых является мерами процессуальной ответственности, посвящена отдельная глава, в которой определено понятие мер процессуального принуждения, закреплены их перечень, основания и порядок применения» [5, с. 397-399], что дает основание считать институт процессуальной ответственности сформированным. О наличии самостоятельного института процессуальной ответственности свидетельствуют следующие обстоятельства.

Во-первых, сформулированы принципы процессуальной ответственности, а именно: применение к лицу мер процессуального принуждения не освобождает это лицо от исполнения соответствующих обязанностей (ч. 3 ст. 116 КАС РФ); за одно нарушение может быть применена одна мера процессуального принуждения (ч. 2 ст. 117 КАС РФ). Здесь необходимо помнить, что не нарушает указанный принцип применение судом еще одной меры за совершение повторного процессуального нарушения. Например, в соответствии со ст. 119 КАС РФ в случае нарушения участником судебного разбирательства порядка в судебном заседании председательствующий в судебном заседании вправе: 1) объявить ему от имени суда предупреждение; 2) удалить его от имени суда из зала судебного заседания на все время судебного заседания либо на его часть.

Во-вторых, в ч. 1 ст. 116 КАС РФ закреплена норма-дефиниция понятия меры процессуального принуждения, под которыми понимаются установленные КАС РФ действия, которые применяются к лицам, нарушающим установленные в суде правила и препятствующим осуществлению административного судопроизводства. По мнению авторов комментария к Кодексу административного производства, дефиницию «установленные в суде правила» целесообразно понимать широко. По мнению цитируемых авторов «имеются в виду как правила, непосредственно предписанные процессуальным законом к обязательному соблюдению при рассмотрении любых административных дел, так и конкретизация общих процессуальных правил судом применительно к обстоятельствам рассматриваемого дела» [5, с. 399]. В ст. 54 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» указано, что присутствующие в зале заседания обязаны уважительно относиться к Конституционному Суду Российской Федерации и принятым в нем правилам и процедурам, подчиняться распоряжениям председательствующего о соблюдении распорядка заседания. В качестве примера можно привести «применение мер процессуальной ответственности в связи с нарушением определенного судом срока представления доказательства по административному делу, либо ограничение выступления участника по вопросу, не имеющему отношения к судебному разбирательству» [5, с. 400].

В-третьих, особенности применения отдельных мер процессуальной ответственности. В соответствии со ст. 117 КАС РФ, меры процессуальной ответственности (принуждения) применяются немедленно после совершения лицом соответствующего нарушения. На применение мер суд указывает в протоколе судебного заседания. Возражения лица, в отношении которого приняты такие меры, также заносятся в протокол судебного заседания. Применение мер может быть обжаловано при обжаловании решения суда.

О применении мер суд выносит определение. В определении указываются лицо, в отношении которого оно вынесено, место жительства или место пребывания этого лица, основания применения меры процессуального ответственности (принуждения), иные необходимые сведения. Определение суда о применении меры процессуальной ответственности (принуждения) может быть обжаловано отдельно от решения суда. В соответствии со ст. 123 КАС РФ, вопрос о наложении на лицо судебного штрафа разрешается в судебном заседании. По результатам рассмотрения вопроса о наложении судебного штрафа суд выносит мотивированное определение. На определение о наложении судебного штрафа может быть подана частная жалоба лицом, на которое наложен судебный штраф, в течение месяца со дня получения копии данного определения.

Наряду с предметом и методом, дифференцирующими признаками являются субъектный состав и наличие особых функций. Можно согласится с мнением тех ученых, которые отмечают, что процессуальная ответственность (её санкции) имеют одну отличительную особенность: меры, закрепленные в них «направлены не просто на применение какой-либо ответственности за акт ненадлежащего поведения стороны, но на нормальное функционирование самой модели состязательного процесса и на надлежащее выполнение лицами, участвующими в деле, своих процессуальных обязанностей» [6,7]. Например, в отличие от уголовных и административных штрафов, процессуальные штрафы являются судебной мерой, направленной на принуждение лица к определенным действиям, либо выполняет функцию наказания за неуважение или неповиновение суду. Предлагается классифицировать меры процессуальной ответственности на имущественные (штрафы, взыскание компенсации за потерю времени, взыскание судебных расходов), неимущественные (удаление из зала суда, предупреждение) [8].

Таким образом, институт процессуальной ответственности включает в себя следующие структурные элементы и состоит из двух уровней. На первом уровне объединяются нормы общего действия и нормы-принципы. Второй уровень – нормы, закрепляющие систему отдельных субинститутов, как-то: гражданская процессуальная, уголовно-процессуальная, административно-процессуальная и конституционно-процессуальная ответственность. Каждый из отраслевых субинститутов регулируют деликтные отношения и обеспечивают охрану одного вида общественных отношений, а именно процессуальных.

Недавно сформированные субинституты процессуальной ответственности, такие как административно-процессуальная и конституционно-процессуальная, отличаются достаточной структурированностью. В последнее время многими специалистами выделяются в качестве самостоятельной группы меры административно-процессуального принуждения. Впервые они были закреплены в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях 1980 года, дальнейшее развитие получили в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях 1984 года. Как отмечают некоторые авторы, «характерной особенностью названных мер явилось установление особого процессуального порядка их реализации, который предусматривал обязательное составление соответствующего протокола. Учитывая, что реализация мер принудительного характера сопряжена с ограничением прав и свобод граждан, а также прав юридических лиц, нормативная регламентация порядка применения рассматриваемых мер позволяла свести до минимума элемент усмотрения должностных лиц, осуществляющих административно-юрисдикционную деятельность» [9]. В настоящее время в целях поддержания порядка в судебном заседании и обеспечения беспрепятственного административного судопроизводства, КАС РФ введена возможность применения мер процессуального принуждения, большинство из которых являются мерами процессуальной ответственности. Указанным актом введены две новые меры: ограничение выступления участника судебного разбирательства или лишение этого участника слова и обязательство о явке. Например, ограничение выступления может применяться, если участник судебного разбирательства касается вопроса, не имеющего отношения к этому делу, а лишение слова - когда участник самовольно нарушает последовательность выступлений или двукратно не исполняет требования суда. Обязательство о явке определено как письменное обязательство своевременно являться по вызову суда на заседание и незамедлительно сообщать о перемене места жительства или места пребывания. Такие обязательства суд может брать только у лиц, которые должны участвовать в судебном разбирательстве в силу закона (например, представители государственных органов) либо участие которых признано судом обязательным [10].

Что касается конституционно-процессуальной ответственности, то о ней как об отраслевой разновидности процессуальной ответственности писал А.А. Бессонов еще в 2001 году. По его мнению, «наиболее традиционной является классификация юридической ответственности по отраслевому признаку». Здесь ученый выделяет материально-правовую и процессуально-правовую ответственность, которая «подразделяется на конституционно-процессуальную, гражданско-процессуальную, уголовно-процессуальную, административно-процессуальную и арбитражно-процессуальную ответственность» [11, с. 154 - 155]. А.А. Бессонов также указывал на необходимость совершенствования «материального, так и процессуального законодательства, регламентирующего деятельность депутатского корпуса» [11, с. 158]. О применении конституционно-правовых санкций процедурного характера писал В.А. Виноградов, указывая, что санкции, применяемые «в отношении членов парламента и могут иметь форму предупреждения, выговора, временного отстранения от участия в работе парламента и др.» [12]. С.А. Авакьян называет подобные санкции процессуальными [13]. По мнению Л.С. Жакаевой, указанные меры не являются процессуальными санкциями, «они действительно имеют процедурный характер, поскольку ответственность обусловлена нарушением установленного порядка (процедуры) проведения заседания, но находятся вне предмета регулирования процессуальной нормы». Указанный автор полагает, «что суть перечисленных санкций заключается в дисциплинарных мерах воздействия (предупреждение, замечание), в лишении материального права на участие в деятельности парламента (на выступление и участие в заседании)» [14].

На наш взгляд, наиболее защищенным в данной сфере является конституционный процесс. В ст. 54 ФКЗ РФ «О Конституционном Суде РФ» дается перечень нарушений (нарушение порядка заседания, неуважение к суду, неподчинение законным требованиям председательствующего) и перечисляются меры ответственности за эти нарушения (предупреждение, удаление из зала заседания и штраф). В сфере законодательного процесса к конституционно-процессуальной ответственности можно отнести санкции, применяемые в отношении членов парламента, а именно: предупреждение, выговор, временное отстранение от участия в работе парламента, налагаемые спикером палаты. Следующей сферой применения мер процессуальной ответственности в области законодательного процесса является обеспечение исполнения решений федеральных судов, вынесенных в связи с принятием органами государственной власти субъектов Российской Федерации нормативных актов, противоречащих Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

Проанализировав систему субинститутов процессуальной ответственности, можно определить некоторые перспективы совершенствования этой системы. Так, авторы, рассматривающие процесс систематизации гражданского процессуального законодательства в контексте его унификации, считают, что «требует анализа возможность в гражданском процессе совершенствования института процессуальной ответственности путем введения в гражданский процесс дифференцированных штрафных санкций для физических лиц, должностных лиц, юридических лиц за совершение процессуального правонарушения (например, непредставление документов по запросу суда, нарушение принятых судом обеспечительных мер)» [15]. В целях дальнейшего развития принципа состязательности «через призму усиления института раскрытия доказательств» [16] в арбитражном процессе необходимо введение процессуальной ответственности за невыполнение возложенных на участников процесса обязанностей по предсотавлению доказательств.

Библиография
1.
Чуклова Е.В. Понятие, основания и виды процессуальной ответственности: теоретический аспект. Дисс. ... к.ю.н., Самара, 2009. – С.44.
2.
Сафин З.Ф. Некоторые проблемы юридической ответственности в денежных отношениях с участием хозяйствующих субъектов АПК / Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сборник материалов Международной научно-практической конференции / Д.Х. Валеев, И.Г. Горбачев, Д.Н. Горшунов и др.; под ред. Д.Х. Валеева, М.Ю. Челышева. М.: Статут, 2006. Вып. 1. 461 с.
3.
Носков Сергей Александрович. Институт юридической ответственности: диссертация... кандидата юридических наук. Тольятти, 2007, 178 с.
4.
Липинский Д.А. К вопросу о структуре института юридической ответственности // Вектор науки ТГУ. 2009. № 6(9). – С. 64.
5.
Комментарий к Кодексу административного судопроизводства Российской Федерации / Постатейный, научно-практический комментарий / под ред. В.В. Яркова. "Статут", 2016.
6.
Филатова М.А. О заимствованиях процессуальных институтов в современном российском праве (на примере процессуальных санкций) // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. № 12. С. 71-81.
7.
Юдин А.В. Гражданское процессуальное правонарушение и ответственность. С. 150-151.
8.
Кисин В.Р., Попугаев Ю.И. Этапы реализации административной ответственности и проблемы их правового регулирования // Административное право и процесс. 2015. № 8. С. 25-32.
9.
Телегин А.С. Меры административно-процессуального принуждения: некоторые вопросы применения // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. № 1. С. 60-67.
10.
Информация ФССП России «Отдельные вопросы применения положений Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» // Документ не опубликован. СПС «Консультант Плюс.
11.
Бессонов А.А. Процессуальные нормы российского права: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001.
12.
Виноградов В.А. Конституционная ответственность: вопросы теории и правовое регулирование. М., 2000. С. 98.
13.
Авакьян С.А. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности // Конституционная ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран / Под ред. проф. С.А. Авакьяна. М.: Изд-во МГУ, 2001. С. 25 – 26.
14.
Жакаева Л.С. О структуре конституционно-правовой процессуальной нормы // "Юридический мир", 2008, № 8.
15.
Хисамов А.Х., Шакирьянов Р.В. Некоторые вопросы систематизации норм гражданского процессуального законодательства в контексте его унификации // Вестник гражданского процесса. 2015. № 1. С. 71 – 87.
16.
Прокудина Л.А. Судопроизводство в арбитражных судах и унификация гражданского процессуального законодательства // Предпринимательское право. 2015. № 4. С. 62-71.
17.
Липинский Д.А. Social Bases of Positive Responsibility // SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences. - 2015. - 3. - C. 41 - 69. DOI: 10.7256/1339-3057.2015.3.16009. URL: http://www.e-notabene.ru/psen/article_16009.html
18.
Мусаткина А.А. К вопросу о институте административной ответственности // NB: Административное право и практика администрирования. - 2015. - 3. - C. 30 - 43. DOI: 10.7256/2306-9945.2015.3.15959. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_15959.html
19.
Утяшов Э.К. Правовые режимы: понятие, признаки, структура, методы правового регулирования. // Право и политика. - 2014. - 2. - C. 252 - 259. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.2.7303.
References (transliterated)
1.
Chuklova E.V. Ponyatie, osnovaniya i vidy protsessual'noi otvetstvennosti: teoreticheskii aspekt. Diss. ... k.yu.n., Samara, 2009. – S.44.
2.
Safin Z.F. Nekotorye problemy yuridicheskoi otvetstvennosti v denezhnykh otnosheniyakh s uchastiem khozyaistvuyushchikh sub''ektov APK / Aktual'nye problemy grazhdanskogo prava i protsessa: Sbornik materialov Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii / D.Kh. Valeev, I.G. Gorbachev, D.N. Gorshunov i dr.; pod red. D.Kh. Valeeva, M.Yu. Chelysheva. M.: Statut, 2006. Vyp. 1. 461 s.
3.
Noskov Sergei Aleksandrovich. Institut yuridicheskoi otvetstvennosti: dissertatsiya... kandidata yuridicheskikh nauk. Tol'yatti, 2007, 178 s.
4.
Lipinskii D.A. K voprosu o strukture instituta yuridicheskoi otvetstvennosti // Vektor nauki TGU. 2009. № 6(9). – S. 64.
5.
Kommentarii k Kodeksu administrativnogo sudoproizvodstva Rossiiskoi Federatsii / Postateinyi, nauchno-prakticheskii kommentarii / pod red. V.V. Yarkova. "Statut", 2016.
6.
Filatova M.A. O zaimstvovaniyakh protsessual'nykh institutov v sovremennom rossiiskom prave (na primere protsessual'nykh sanktsii) // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika. 2015. № 12. S. 71-81.
7.
Yudin A.V. Grazhdanskoe protsessual'noe pravonarushenie i otvetstvennost'. S. 150-151.
8.
Kisin V.R., Popugaev Yu.I. Etapy realizatsii administrativnoi otvetstvennosti i problemy ikh pravovogo regulirovaniya // Administrativnoe pravo i protsess. 2015. № 8. S. 25-32.
9.
Telegin A.S. Mery administrativno-protsessual'nogo prinuzhdeniya: nekotorye voprosy primeneniya // Vestnik Permskogo universiteta. Yuridicheskie nauki. 2014. № 1. S. 60-67.
10.
Informatsiya FSSP Rossii «Otdel'nye voprosy primeneniya polozhenii Kodeksa administrativnogo sudoproizvodstva Rossiiskoi Federatsii» // Dokument ne opublikovan. SPS «Konsul'tant Plyus.
11.
Bessonov A.A. Protsessual'nye normy rossiiskogo prava: Dis. ... kand. yurid. nauk. Saratov, 2001.
12.
Vinogradov V.A. Konstitutsionnaya otvetstvennost': voprosy teorii i pravovoe regulirovanie. M., 2000. S. 98.
13.
Avak'yan S.A. Aktual'nye problemy konstitutsionno-pravovoi otvetstvennosti // Konstitutsionnaya otvetstvennost': problemy Rossii, opyt zarubezhnykh stran / Pod red. prof. S.A. Avak'yana. M.: Izd-vo MGU, 2001. S. 25 – 26.
14.
Zhakaeva L.S. O strukture konstitutsionno-pravovoi protsessual'noi normy // "Yuridicheskii mir", 2008, № 8.
15.
Khisamov A.Kh., Shakir'yanov R.V. Nekotorye voprosy sistematizatsii norm grazhdanskogo protsessual'nogo zakonodatel'stva v kontekste ego unifikatsii // Vestnik grazhdanskogo protsessa. 2015. № 1. S. 71 – 87.
16.
Prokudina L.A. Sudoproizvodstvo v arbitrazhnykh sudakh i unifikatsiya grazhdanskogo protsessual'nogo zakonodatel'stva // Predprinimatel'skoe pravo. 2015. № 4. S. 62-71.
17.
Lipinskii D.A. Social Bases of Positive Responsibility // SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences. - 2015. - 3. - C. 41 - 69. DOI: 10.7256/1339-3057.2015.3.16009. URL: http://www.e-notabene.ru/psen/article_16009.html
18.
Musatkina A.A. K voprosu o institute administrativnoi otvetstvennosti // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2015. - 3. - C. 30 - 43. DOI: 10.7256/2306-9945.2015.3.15959. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_15959.html
19.
Utyashov E.K. Pravovye rezhimy: ponyatie, priznaki, struktura, metody pravovogo regulirovaniya. // Pravo i politika. - 2014. - 2. - C. 252 - 259. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.2.7303.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"