Статья 'Законодательство Китая о банкротстве: основные этапы эволюции ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Законодательство Китая о банкротстве: основные этапы эволюции

Стрелкова Ирина Ивановна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра права и культурологии, Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова

455000, Россия, Челябинская область, г. Магнитогорск, ул. Ленина, 38

Strelkova Irina Ivanovna

PhD in Law

Associate professor of the Department of Civil Law Disciplines at Noso Magnitogorosk State Technical University. 

455000, Russia, Chelyabinskaya oblast', g. Magnitogorsk, Lenina, 38

strigul68@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2017.1.18718

Дата направления статьи в редакцию:

09-04-2016


Дата публикации:

28-01-2017


Аннотация.

Предметом исследования являются акты законодательства Китая о банкротстве, а также разъяснения народных судов КНР и научные публикации российских и зарубежных авторов, посвященные данной проблематике. Объектом исследования является правовое регулирование несостоятельности (банкротства) в Китайской Народной Республике в его развитии. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как воздействие на законотворчество в указанной области экономической политики Китая, влияние иностранного права, особенности и проблемы правового регулирования банкротства на различных этапах развития политической и экономической системы страны. Особое внимание уделяется современному этапу развития законодательства КНР о банкротстве, изучению сферы и порядка применения действующего Закона о банкротстве предприятий. Методология исследования включает комплексный анализ законодательства Китайской Народной Республики, регулирующего несостоятельность (банкротство), с использованием сравнительно-правового, сравнительно-исторического и формально- юридического методов. Новизна исследования заключается в том, что эволюция института банкротства в праве Китая показана в историческом и сравнительно–правовом аспекте с позиций экономической политики государства в отдельные периоды развития страны. В качестве основных выводов выделены три основных этапа развития законодательства о банкротстве: с начала XX века до создания КНР; этап, соответствующий периоду экономических реформ с 1978 по 2006 г.; современный этап регулирования несостоятельности в соответствии с Законом КНР «О банкротстве предприятий». Каждый из этих этапов отражает социально–экономические аспекты политики Китая, а также влияние опыта регулирования банкротства в других государствах, особенно в США. Прогнозируется дальнейшее развитие института банкротства в направлении, связанном с расширением круга должников в деле о банкротстве за счет индивидуальных предпринимателей.

Ключевые слова: банкротство, несостоятельность, Китай, законодательство, экономические реформы, закон о банкротстве, народный суд, процедуры банкротства, предприятие, банкротство физических лиц

Abstract.

The research subject is bankruptcy laws in China, interpretations of people’s courts of China and scholar articles by Russian and foreign authors in this sphere. The research object is legal regulation of bankruptcy in the People’s Republic of China in its development. The author considers such aspects of the topic as the influence of China’s economic policy on law making in this sphere, the impact of foreign law, the peculiarities and problems of legal regulation of bankruptcy on different stages of development of the country’s political and economic systems. Special attention is given to the modern stage of development of China’s bankruptcy laws and the scope of the current Law on business bankruptcy. The research methodology includes the complex analysis of the legislation of the People’s Republic of China, regulating bankruptcy, using the comparative-legal, comparative-historical and formal-legal methods. The scientific novelty consists in the description of the development of bankruptcy in the historical and comparative-legal aspect from the position of the state’s economic policy in different periods of its development. The author outlines three main stages of development of bankruptcy laws: from the early 20th century to the establishment of the People’s Republic of China; the period of economic reforms from 1978 till 2006; the recent stage of bankruptcy regulation in accordance with the “Law on business bankruptcy”. Each of these stages reflects the socio-economic aspects of China’s politics and the impact of the experience of bankruptcy regulation in different countries, especially in the U.S. The author prognosticates the further development of the bankruptcy institution in the direction connected with the extension of the range of debtors, covered by bankruptcy laws, by the inclusion of private entrepreneurs.  

Keywords:

People’s Court, Bankruptcy Law, economic reforms, legislation, China, financial insolvency, bankruptcy, bankruptcy procedures, enterprise, personal bankruptcy

Введение

Существование института несостоятельности (банкротства) в рыночных условиях рассматривается как необходимый инструмент оздоровления экономики. Поэтому значение данного института особенно велико для развивающихся экономик мира, к числу которых относится экономика Китая.

В Китае проблемы правового регулирования несостоятельности в историческом и сравнительно – правовом аспекте исследуются многими учеными. Возрастает интерес к данной теме в последние годы и со стороны российских авторов, хотя количество работ, посвященных данной проблематике, учитывая масштабы расширяющихся экономических связей и активизацию сотрудничества субъектов предпринимательства двух стран, признать достаточным нельзя. Ограниченный доступ к информации о праве Китая в целом и в данной области отношений в частности, наряду с проблемой перевода с китайского языка, создает преграды для изучения темы банкротства в КНР. Научные работы, посвященные российскими авторами банкротству в Китае, носят единичный характер. Между тем, расширение экономических связей России и Китая, научно – технического сотрудничества двух стран делает насущной проблему изучения правовых механизмов реализации и защиты прав субъектов правоотношений в экономической сфере. Одним из таких механизмов является институт банкротства, существование которого связано с необходимостью решения целого комплекса задач, направленных одновременно на защиту участников экономических отношений, на оздоровление экономики внутри страны в целом и создание благоприятного инвестиционного климата.

Институт несостоятельности в Китае, как и в России, находится в стадии развития, поэтому изучение опыта КНР может оказаться полезным для выработки ориентиров, приемлемых для развития российского законодательства о банкротстве. В обеих странах процедуры несостоятельности вводятся судом и проходят под его контролем, а дела о банкротстве рассматриваются по правилам гражданского судопроизводства, что также дает почву для проведения сравнения.

Результаты проведенного исследования позволят расширить знания об истории развития и современном состоянии правового регулирования банкротства в Китайской Народной Республике и могут служить основой для дальнейшего изучения проблем несостоятельности в России и Китае, а также повысить научный потенциал исследований в данном направлении.

Обзор законодательства

По свидетельству Сюй И, возможность проследить историю древней китайской системы регулирования банкротства в связи с отсутствием необходимых источников представляется весьма затруднительной [16, c.71].В данной работе, опираясь на доступные источники литературы и законодательства КНР, сделана попытка рассмотреть эволюцию института банкротства в праве Китая с начала XX века и до наших дней.

В период, относящийся ко времени конца династии Цин, был принят первый закон о банкротстве – Закон Китайской Империи «О несостоятельности» 1906 г. Закон исходил из доктрины банкротства коммерсанта, в число которых включались и индивидуальные предприниматели. На практике Закон «О несостоятельности» применялся и к обычным гражданам: любой гражданин, добровольно признавший себя банкротом, мог предстать перед местным чиновником, и процедура банкротства проходила по этому закону [17, с.87].

После революции 1911 г. и провозглашения республики, когда традиционное пренебрежительное отношение к праву в Китае было сломлено, начался период активного законотворчества. Внешне китайское право европеизировалось и вошло в семью правовых систем, основанных на римском праве [7, c.359]. В 1908 г. Закон Китайской Империи «О несостоятельности» 1906 г. был отменен. Впоследствии, начиная с 1915 г., принималось несколько местных (региональных) законов о банкротстве, действовавших до создания в 1949 г. Китайской Народной Республики [26, c.3].

После победы Октябрьской революции в России Сунь Ятсен решил обратиться к советскому опыту [3, c.71]. Известно, что в России в 1920-е г.г., когда после нескольких лет военного коммунизма вновь оживились хозяйственные связи, и возникла потребность в институте банкротства, дискуссии относительно возрождения конкурсного процесса носили ярко выраженный политический оттенок. Так, предлагался полный отказ от судебных процедур несостоятельности и введение принудительного управления и ликвидации должника под руководством и надзором государственных органов. Но, несмотря на жесткую критику, система норм о банкротстве была необходима для продвижения новой экономической политики [15, c.39-40]. В Гражданском кодексе РСФСР 1922 г., принятом в условиях многоукладной экономики, ряд норм регулировал последствия признания неоплатными должниками юридических и физических лиц.

В 1923 г. был принят Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, в который в 1927 г. были введены положения о несостоятельности. Эти нормы распространялись на государственные предприятия, действующие на началах коммерческого (хозяйственного) расчета, независимо от формы их организации; смешанные акционерные общества; товарищества с ограниченной ответственностью с преобладающим участием государственного капитала.

Не остался без внимания в указанный период институт банкротства и в Китае. В тридцатые годы там была проведена работа по созданию «Полной книги шести законов», в которой удалось свести воедино законы, сгруппированные по схеме: конституционное право, гражданское право, гражданское процессуальное право, уголовное право, уголовно–процессуальное право, административное право. К концу 1925 г. был подготовлен проект Гражданского кодекса Китайской Республики. Кодекс был принят по частям в 1929-1930 г.г. и окончательно вступил в силу в мае 1931 г. Новый Кодекс, включающий гражданское и торговое право, был разработан под влиянием японского Гражданского кодекса 1898 г. и Германского гражданского уложения 1900 г. и регулировал имущественные отношения в общей форме. Многие вопросы промышленной и торговой деятельности в нем не охватывались, что потребовало разработки отдельных законов [12, c.689-690].

В 1933 г. администрация юстиции Китайской Республики начала составлять проект Закона «О несостоятельности» и в то же время опубли­ковала Временные положения «О ликвидации задолженности коммерсан­тов». В 1935 г. на основе обобщения этих актов Институт законодательства Китайской Республики издал Закон «О несостоятельности».

В условиях плановой экономики и социалистического хозяйства в Советском Союзе согласно общепринятой в то время точке зрения институт несостоятельности почти не находил себе применения. Специального закона о банкротстве не существовало, хотя в хозяйственном обороте проблема неплатежеспособности возникала, и высшим органам управления приходилось, откликаясь на потребности практики, издавать нормативные акты, касающиеся названной проблемы. Так, изданное в 1958 г. Постановление Совмина РСФСР содержало указание на несостоятельность, объявленную по суду как основание для прекращения юридического лица. В 1965 г. Постановлением Совета Министров РСФСР был утвержден Примерный устав жилищно­–строительного кооператива, которым была предусмотрена возможность признания кооператива по суду несостоятельным в качестве основания для его прекращения. Аналогичные нормативные акты принимались и союзным правительством, однако необходимыми процессуальными или материальными правовыми нормами данное право не подкреплялось [6].

Похожим образом под воздействием идеологических воззрений развивалась история института несостоятельности (банкротства) в Китае. Кроме того, неоспоримым фактом признается влияние на китайское право права СССР, в особенности права сталинского периода, поскольку победа коммунистической власти в Китае пришлась на 1940-е г.г. и совпала с расцветом сталинизма в СССР [3, c.75].

После образования Китайской Народной Республики новыми коммунистическими властями в феврале 1949 г. действие «Полной книги шести законов» было отменено. После официального провозглашения КНР ст. 17 Общей программы Народного политического консультативного совета Китая была подтверждена отмена гоминьдановского законодательства на государственном уровне [20, c.97]. Соответствующая участь постигла и законодательство о банкротстве.

Новые власти были вынуждены признать важность права и закона, видя в них самый эффективный, быстро действующий инструмент перестройки общества, были изданы крупные законы, в том числе о судебной организации, была создана кодификационная комиссия, которая приступила к подготовке кодексов. Однако, в течение нескольких первых десятилетий после создания КНР в 1949 г. потребности в законодательстве о банкротстве, которое бы предусматривало реорганизацию предприятий, имевших финансовые затруднения, или ликвидацию разорившихся предприятий, не было [26, c.3-4].

Органические законы 1949 г., направленные на воссоздание правовой системы Китая, исходили из советской модели, в которой не было места для специального законодательства, регулирующего банкротство. После 1957 г., когда отношения с Советским Союзом стали ухудшаться, Китай отказался от советской модели производства, считая ее «государственным капитализмом», отступлением от идеи борьбы за полное освобождение рабочего класса. Приоритет в Китае был отдан не экономическому росту, а социальным перестройкам, созданию нового типа общественных отношений [7, c.361]. Господствующая идеология проповедовала регулирование экономических отношений административными методами.

Возобновление интереса к теме банкротства в Китае в 1980–х г.г. связано с изменением экономической политики. Когда в конце 1970-х г.г. власти осознали необходимость реформирования экономической и правовой систем, стала складываться новая политика прагматичного Дэн Сяопина, выраженная в его знаменитой формуле: «Неважно, какая кошка – белая или черная, ­ если она ловит мышей». Это потребовало создания законодательной базы, соответствующей потребностям рыночной экономики. С конца 1978 г. после смерти Мао Цзэдуна новое руководство страны приступило к проведению широкомасштабной политики реформ и открытости, а китайское право стало приобретать современный облик. В 1978 г. была принята Конституция КНР (5 марта 1978), а на Всекитайском совещании по вопросам законодательного строительства была обнародована программа принятия или восстановления наиболее важных для страны законодательных актов. В результате семьдесят процентов принимаемых в последующие годы законов и подзаконных нормативных правовых актов было направлено на регулирование экономической сферы [19, c.73].

Принятая в 1982 г. новая Конституция КНР отражала основные идеи реформы, предпринятой Дэн Сяопином, и правовая система страны развивалась в направлении принятия необходимых для стимулирования экономического развития страны правовых документов. Несмотря на коммунистический характер политической власти, руководством страны была осознана необходимость создания многоукладности в экономике. Конституция КНР 1982 г. подтвердила, что основой социалистической экономической системы страны является социалистическая общественная собственность на средства производства, а именно общенародная собственность и коллективная собственность (ст.6). В то же время Конституция КНР впервые определяла положение единоличного хозяйства, говоря о том, что личное хозяйство трудящихся городов и сельской местности, действующих в рамках, установленных законом, является частью общественной экономики.

В условиях действия социалистических принципов и государственной централизации в экономической сфере, при сохранении доминирующего положения государственной собственности позиции частного сектора в экономике Китая стали укрепляться. В деревнях была введена система обязательного подряда, которая через несколько лет нашла распространение и в городах. Небольшие предприятия, например рестораны, эксплуатировались как частные. Если раньше получение прибыли в производстве считалось прерогативой коллектива или государства, то теперь это стало доступно любому гражданину [24, c.71]. Уже к середине 1980–х г.г. частные и госкапиталистические формы хозяйствования получили развитие, а в результате изменений, внесенных в Конституцию КНР в 1988 г., экономическая реформа была подтверждена на конституционном уровне.

Как и в начале XX века, при проведении реформ в этот период Китай обращается к правовому опыту зарубежных стран, с которыми наиболее активно развивает экономическое сотрудничество. Общие положения гражданского права КНР, принятые в 1986 г., включали нормы о банкротстве предприятий – юридических лиц (ст.45,47). Согласно п.3 ст. 45 данного Закона одной из причин прекращения предприятия как юридического лица является объявление его банкротом. Если предприятие объявляется банкротом, народным судом образуется комиссия по окончательным расчетам (ст.47). Таким образом, в КНР был дан толчок к развитию специального законодательства, регулирующего банкротство.

В процессе правотворчества Китай в этот период широко использовал экспериментальный порядок принятия нормативных правовых актов. В таком же экспериментальном порядке «для использования в судах» был принят и Закон КНР «О банкротстве предприятий (в опытном порядке)» от 2 декабря 1986 г. (вступил в силу с 1 ноября 1988). В ст.1 Закона были обозначены цели его принятия: способствовать развитию плановой социалистической экономики, потребностям реформировании экономической структуры, самостоятельным операциям предприятий, находящихся в общенародной собственности, усилению системы экономической ответственности и демократического управления, улучшению работы, увеличению экономической эффективности и защите законных прав и интересов кредиторов и должников. При этом сфера действия Закона о банкротстве была ограничена: он касался исключительно предприятий общенародной собственности (ст.2).

Модель предприятия общенародной собственности в КНР соответствует организационно – правовой форме унитарных предприятий в России. Предприятие общенародной собственности имеет право самостоятельно сбывать сверхплановую продукцию и часть плановой продукции, выбирать поставщиков, закупать материалы, необходимые для производства, самостоятельно определять цены на продукцию, стоимость работ (за исключением цен, определяемых Государственным советом и контролируемых ведомством по ценам и соответствующими компетентными ведомствами); заключать договоры, распоряжаться остающимися денежными средствами; сдавать в аренду либо возмездно передавать предоставленные государством и состоящие в хозяйственном управлении предприятия основные фонды; полученные от этого доходы подлежат использованию для обновления оборудования и технической реконструкции (ст. ст. 24 - 26, 28, 29 Закона КНР «О промышленном предприятии общенародной собственности»).

Начало разработке теории разделения права государственной собственности и хозяйственных прав предприятий в условиях всенародной собственности было положено в 1956 г. после опубликования статьи Мао Цзедуна «Об отношении X съезда партии». Китайский ученый Шунь Чжинфан отмечал, что всенародная собственность подразумевает принадлежность имущества государству в целом, которое является собственником. Государственные организации (предприятия) в соответствии с целями своей деятельности владеют, пользуются и распоряжаются государственным имуществом, но не являются его собственниками [24, c.70].

В полном соответствии с данной концепцией понятие, признаки и особенности предприятия общенародной собственности раскрываются в главе 2 Раздела III Общих положений гражданского права КНР 1986 г.

Согласно данному закону предприятия общенародной собственности имеют средства в установленном государством объеме, устав, организационную структуру и место нахождения, способны самостоятельно нести гражданскую ответственность и имеют статус юридического лица, приобретаемый после прохождения соответствующей регистрации (ст.41). Как юридические лица предприятия общенародной собственности несут гражданскую ответственность имуществом, предоставленным им государством в хозяйственное управление (ст.48).

Сближает унитарные предприятия в России и производственные предприятия общенародной собственности в КНР не только положение организаций – несобственников, но и модель управления, базирующаяся на принципе единоначалия [2].

Предприятия, которые в результате плохой работы и управления понесли серьезные убытки и не могут выплатить свои долги, должны быть объявлены банкротами (ст.2 Закона о банкротстве предприятий).

Таким образом, Закон о банкротстве 1986 г., касаясь только предприятий общенародной собственности, не затрагивал иные формы хозяйственной организации, такие, как предприятия коллективной собственности, совместные предприятия с китайским и иностранным участием, кооперационные предприятия и предприятия иностранного капитала, а также индивидуальные торгово–промышленные предприятия.

Подобный подход законодателя к регулированию несостоятельности объяснялся несколькими причинами. Во – первых, доля негосударственных предприятий в Китае была в то время невелика, и задачей Закона было стимулирование через банкротство реформы предприятий государственного сектора. Торгово –промышленные индивидуальности, подрядные хозяйства в деревне, частные и совместные предприятия существенной роли в экономике не играли, и в расчет не брались [16, c.73].

Во – вторых, процедура ликвидации госпредприятий при банкротстве проходила при поддержке государства, причем государство принимало на себя серьезные обязательства по трудоустройству высвобождаемых работников. Статьей 4 Закона было предусмотрено, что «государство должно, используя разные средства, организовать соответствующую новую работу для рабочих и служащих обанкротившихся предприятий, и должно гарантировать удовлетворение их основных жизненных потребностей до нахождения нового места занятости» (конкретные меры должны согласно Закону определяться Госсоветом отдельно).

С учетом приоритета защиты прав работников Закон предусматривал, что предприятие, признанное банкротом, в первую очередь выплачивало долги по заработной плате и расходы на страхование труда, затем налоги, и только потом погашало претензии кредиторов (ст. 37). Главной целью Закона была социальная защита работников обанкротившегося предприятия: выплаты долгов по заработной плате производились за счет государственного бюджета, а долги предприятия перед банками просто списывались, поскольку все банки тоже были государственными [9, c.111].

Интересным является положение ст. 2 Закона, которое касается невозможности объявления банкротами предприятий общественного пользования, а также предприятий, играющих значительную роль в экономике страны и жизнеобеспечении народа. Таким предприятиям соответствующие государственные департаменты должны выделять субсидии или принимать другие меры, чтобы помочь расплатиться с долгами.

Принятый на 4–й сессии ВСНП 7–го созыва 9 апреля 1991 г. Гражданский процессуальный кодекс КНР (Раздел II, глава 19) регулировал вопросы производства по делам о банкротстве предприятий, являющихся юридическими лицами. Согласно ст.206 ГПК при производстве по делам о банкротстве предприятий общенародной собственности и возврате их долгов должны применяться установления Закона Китайской Народной Республики о банкротстве предприятий.

На ХIV съезде Коммунистической партии Китая в 1992 г. было официально заявлено, что основной целью экономической реформы является построение системы «социалистической рыночной экономики». Эта цель была закреплена в Конституции КНР в результате поправок 1993 г.: страна провозгласила курс государства на рыночную экономику в условиях социализма, и появилась конституционная основа рыночных реформ. После 3–го Пленума КЦ КПК 14–го созыва, состоявшегося в 1993 г., государственным предприятиям было разрешено преобразовываться в акционерные компании [23, c.110].

Несмотря на то, что во многих отраслях экономики государственная собственность сохраняла доминирующее положение, в результате поправок в Конституцию КНР 1999 г. индивидуальные и частные хозяйства и другие формы необщественной собственности были признаны важной составляющей социалистической рыночной экономики (ст.11). В таких условиях назрела необходимость обновления законодательства о банкротстве. Новый закон, регулирующий несостоятельность – Закон КНР «О банкротстве предприятий» – был принят на 23–м заседании Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей 10–го созыва 27 августа 2006 г. (вступил в силу с 1 июня 2007).

Цели принятия нового Закона сформулированы в ст. 1: он был разработан в целях упорядочивания процедуры банкротства предприятий, справедливого осуществления расчетов по долговым обязательствам, защиты законных прав и интересов должников и кредиторов и защиты системы социалистической рыночной экономики.

Обсуждение

Исследуя факторы, повлиявшие на то, что новый закон о банкротстве не мог быть принят в Китае в течение столь продолжительного времени, мы выделили две основные причины.

Отчасти блокирование принятия нового Закона его противниками в течение нескольких лет (такие попытки предпринимались с 1994 г.) объясняется опасениями, что это приведет к увеличению числа новых банкротов среди предприятий государственного сектора.

Другой причиной, по которой Закон не мог быть принят в течение такого длительного периода, по словам заместителя председателя комитета ВСНП по финансам и экономике Цзя Чжицзе, явилась проблема социального обеспечения работников обанкротившихся госпредприятий [13]. Нельзя сказать, что новый закон о банкротстве полностью отказался от идеи защиты интересов работников. При рассмотрении дела о банкротстве народный суд должен согласно закону обеспечить защиту законных прав и интересов трудового коллектива, а также в соответствии с законом привлечь к правовой ответственности лиц, осуществлявших руководство хозяйственной деятельностью предприятия–банкрота (ст.6). Но, если ранее процедура ликвидации обанкротившихся госпредприятий проходила при поддержке государства, и предприятие в первую очередь выплачивало долги по заработной плате работникам и только затем кредиторам, то действующий Закон о банкротстве предприятий предусматривает удовлетворение требований кредиторов в первоочередном порядке. Только затем из оставшихся средств надлежит выплатить заработную плату и социальное пособие работникам и служащим предприятия. Иными словами, Закон о банкротстве подчеркивает защиту интересов кредиторов как основной принцип [28].

В целом действующий Закон КНР о банкротстве предприятий отражает современное регулирование несостоятельности в других странах, в особенности в Соединенных Штатах. Новый закон во многом повторяет модель закона о банкротстве США. Управляющий в деле о банкротстве в Китае действует, как доверительный управляющий в процедурах банкротства в Соединенных Штатах; сходство с действующим в США механизмом имеют правила подачи ходатайства о проведении финансового оздоровления или ликвидации; имеется возможность выбора заявителем процедуры банкротства.

Важной новеллой законодательства Китая стало расширение круга должников в деле о банкротстве. Если по Закону 1986 г. ими могли быть только предприятия общенародной собственности, то новый Закон касается корпораций и других юридических лиц, в том числе финансово – кредитных учреждений (ст. 134 Закона КНР «О банкротстве предприятий).

Известно, что согласно действующему в США Bankruptcy Code 1978 г. должниками в деле о банкротстве могут быть как юридические, так и физические лица, причем независимо от того, являются ли они коммерсантами. Подобный подход к регулированию банкротства используется в законодательстве многих стран, в том числе и Российской Федерации.

При обсуждении вопроса о принятии нового закона КНР о банкротстве предполагалось, что закон будет затрагивать и банкротство физических лиц. Аргументами в пользу этой позиции служило то, что с развитием рыночной экономики доля предпринимателей, не являющихся юридическими лицами, резко увеличивается, и реальная конкуренция фактически может приводить их к банкротству, которое необходимо регулировать [17, c.91].

Однако после продолжительного обсуждения эта идея не была реализована. Главной причиной отказа от идеи банкротства физических лиц в Китае послужило отсутствие необходимых рыночных механизмов, а также опасения, что личное банкротство станет способом избежать долгов, и это окажет негативное влияние на экономику. Кроме того, признание банкротами физических лиц связано с необходимостью поддерживать их базовые жизненные потребности, иначе могло бы сложиться невообразимое положение для физических лиц и возникнуть серьезные проблемы для общества в целом [29, c.1-2].

Тем не менее, проблема банкротства индивидуальных предпринимателей в Китае назрела, поскольку в условиях рыночной экономики индивидуальная предпринимательская деятельность стала популярной формой экономической организации. В реальной жизни индивидуальные предприниматели часто являются неспособными рассчитаться по обязательствам, поэтому как сам должник, так и кредиторы нуждаются в механизмах защиты, которые предоставляет банкротство. Для должника – индивидуального предпринимателя это возможность «очиститься» от долгов, а для кредиторов – цивилизованными способами получить справедливое удовлетворение их требований к должнику.

В праве и доктрине КНР для обозначения индивидуальной предпринимательской деятельности без образования юридического лица используются понятия «индивидуальное частное предприятие», «индивидуальное торгово–промышленное предприятие», «торгово–промышленные индивидуальности», «предприятие с капиталом одного лица». Хотя законодательство многих стран допускает создание компаний одного лица, признаваемых юридическими лицами, китайские предприятия с капиталом одного лица таковыми не являются [18].

Индивидуальное частное предприятие в Законе КНР «Об индивидуальных частных предприятиях» (ст.2) понимается как субъект предпринимательской деятельности, созданный одним физическим лицом на территории КНР в соответствии с указанным Законом. Имущество индивидуального частного предприятия является частной собственностью его участника, который несет неограниченную ответственность по обязательствам индивидуального частного предприятия всем своим имуществом.

Понятие «индивидуальное торгово–промышленное предприятие» раскрывается в ст.26 Общих положений гражданского права КНР. Под ним понимаются граждане, занимающиеся деятельностью в сфере промышленности и торговли в пределах, разрешенных законодательством, а также после получения разрешения и регистрации согласно закону. Индивидуальные торгово–промышленные предприятия отвечают по своим обязательствам индивидуальным имуществом лица, которым оно управляется, а если оно управляется семьей – имуществом семьи.

В обоих случаях речь идет об осуществлении самостоятельной предпринимательской деятельности, ведении бизнеса гражданином без образования юридического лица.

Учитывая, что Закон КНР «О банкротстве предприятий» касается исключительно юридических лиц, на практике возник вопрос о применимости положений Закона к ликвидации индивидуальных частных предприятий. Ответ на данный вопрос был опубликован 1 декабря 2012 г. Верховным Народным Судом КНР.

Со ссылкой на Закон КНР «Об индивидуальных частных предприятиях» Верховный Народный Суд КНР разъяснил, что в случае недостатка имущества индивидуального частного предприятия для погашения всех его обязательств в случае ликвидации предприниматель обязан погасить обязательства предприятия другим своим имуществом (ст. 31 Закона КНР «Об индивидуальных частных предприятиях»). Закон КНР «О банкротстве предприятий» регулирует банкротство и ликвидацию юридических лиц – предприятий. Ликвидация других организаций проводится с учетом установленной данным законом процедуры банкротства, если ликвидация осуществляется в случае несостоятельности организации (ст. 135 Закона). Следовательно, по мнению Верховного Народного Суда КНР, в случае невозможности своевременного погашения обязательств индивидуальным частным предприятием и недостатка его имущества для погашения всех обязательств или очевидной неплатежеспособности предприятия ликвидация индивидуального частного предприятия может проводиться с учетом процедуры ликвидации при банкротстве, предусмотренной Законом КНР «О банкротстве предприятий».

После вынесения народным судом определения о завершении процедуры ликвидации индивидуального частного предприятия в соответствии с процедурой ликвидации при банкротстве кредиторы данного предприятия сохраняют право требовать от предпринимателя погашения обязательств индивидуального частного предприятия в части, не погашенной при ликвидации данного предприятия.

22 июля 2013 г. Народный суд высшей ступени города Пекин опубликовал Правила производства по делам о банкротстве для нижестоящих судов (судов средней ступени и судов основной ступени), которые применяются пекинскими судами со дня их опубликования.

Правила поясняют основные положения законов, подзаконных актов и судебных разъяснений, имеющих отношение к банкротству юридических лиц, и одновременно содержат обобщение практики производства по данной категории дел в пекинских судах. Данный документ для народных судов в остальных провинциях обязательного характера не имеет в отличие от Закона КНР «О банкротстве предприятий» и судебных разъяснений Верховного Народного Суда КНР. В соответствии со ст.6 Правил Верховного Народного Суда КНР «О работе по судебному толкованию» 2007 г. только высший судебный орган вправе принимать судебные акты особого рода – Правила. Правила Верховного Народного Суда КНР представляют собой судебное толкование, направленное на формулирование норм, необходимых при разрешении споров и основанных на «духе закона». Высший судебный орган КНР обладает полномочиями по созданию правовых норм, не противоречащих принципам права КНР, а судебные акты, в которых закрепляются данные нормы, являются источниками гражданского права [4].

Между тем, значение Правил, принятых Народным судом высшей ступени города Пекин, трудно переоценить. Обобщая судебную практику пекинских судов, Правила уточняют положения и восполняют пробелы правовых актов, принятых на общегосударственном уровне, и могут служить ориентиром для дальнейшего совершенствования законодательства о банкротстве в Китае.

Правила содержат 336 пунктов, посвященных вопросам подсудности дел о банкротстве, подтверждения неплатежеспособности должника и прав кредитора, проверки народными судами документов, представляемых должником, и оснований для начала процедуры банкротства, а также о деятельности управляющих, их назначении и замене, определении суммы вознаграждения управляющего, ликвидации предприятия.

Согласно Правилам, процедура банкротства, предусмотренная Законом КНР «О банкротстве предприятий», распространяется на предприятия, являющиеся юридическими лицами, и при приеме заявлений народные суды обязаны проверить, имеет ли должник статус юридического лица. При этом Народный суд высшей ступени города Пекин напомнил нижестоящим судам о том, что банкротство некоторых других организаций осуществляется с учетом процедуры банкротства предприятий – юридических лиц. Например, это индивидуальные частные предприятия (со ссылкой на разъяснение Верховного Народного Суда КНР), товарищества, частные учебные заведения, сельскохозяйственные кооперативы.

Дела о банкротстве предприятий рассматриваются народными судами по правилам Гражданского процессуального кодекса КНР при отсутствии специальных положений в Законе о банкротстве предприятий (ст. 4 Закона). В соответствии с Решением Постоянного Комитета Всекитайского собрания народных представителей 10–го созыва «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс КНР» от 28 октября 2007 г. положения о порядке судопроизводства по делам о банкротстве предприятий и возврате долгов из ГПК были исключены. ГПК КНР в действующей с 1 января 2013 года редакции специальных правил рассмотрения данной категории также не содержит [5].

Дела о банкротстве подсудны народным судам по месту нахождения предприятия – должника (ст. 3 Закона КНР «О банкротстве предприятий»). Местом нахождения предприятия–должника признается место размещения основного офиса этого предприятия. Если место нахождения основного офиса предприятия–должника невозможно определить, дело о банкротстве подсудно народному суду по месту регистрации предприятия.

Признаками несостоятельности являются невозможность выполнить обязательства должником на сумму не менее чем 5000 юань, существующая в течение трех недель [8].

Помимо ликвидации должника, действующий Закон КНР «О банкротстве предприятий» предусматривает возможность проведения финансового оздоровления предприятия или примирительной процедуры (процедуры посредничества для заключения мирового соглашения). В соответствии со ст.7 Закона должник может обратиться в народный суд с ходатайством о проведении финансового оздоровления, проведении примирительной процедуры или признании банкротом и ликвидации.

Если должник не имеет возможности своевременно погасить долговые обязательства, с ходатайством о проведении финансового оздоровления или признании банкротом и ликвидации предприятия могут обратиться в народный суд кредиторы (инициировать банкротство может и единственный кредитор).

Кроме того, с заявлением о признании предприятия банкротом может обратиться трудовой коллектив должника, налоговый орган или орган социального страхования. Трудовой коллектив может обратиться в народный суд с заявлением при наличии у предприятия признаков банкротства и согласия не менее 2/3 представителей на собрании представителей трудового коллектива или участников общего собрания трудового коллектива предприятия.

В соответствии с главой VIII Закона в ходе процедуры банкротства до объявления предприятия банкротом с ходатайством о проведении процедуры финансового оздоровления также может обратиться участник предприятия, доля которого в предприятии составляет не менее 10 процентов [1].

Если несколько лиц обращаются в суд с различными видами заявлений (например, одновременно подаются заявления о проведении процедуры банкротства, финансового оздоровления или примирительной процедуры), народный суд обязан организовать проведение слушаний и переговоров между лицами, обратившимися в народный суд. Если в результате переговоров согласие не было достигнуто, народный суд самостоятельно принимает решение о том, какая процедура должна быть проведена в отношении предприятия–должника в соответствии с его фактическим состоянием.

Несмотря на то, что обновленное законодательство о банкротстве в КНР существует уже 9 лет, практика его реализации остается мало активной. Среди причин такого явления называют глубоко внедрившуюся в Китае веру в коллективизм и его традиции, чрезмерно широкое судебное усмотрение и правительственное участие. Активная роль суда и правительственных агентств отражает представление о том, что система урегулирования споров в Китае в большей степени касается публичных интересов, нежели частных дел, что основано на предпочтении большинством китайцев социальной стабильности и иллюстрирует тенденцию китайского общества к сохранению превосходства интересов коллектива над интересами индивидуума [27, c.561].

Выводы

Проведенное исследование позволяет выделить три основных этапа развития законодательства о банкротстве в Китае.

Первый этап с начала XX века охватывает период действия гоминьдановского законодательства до создания КНР в 1949 г.

Начало второго этапа совпадает с периодом экономических реформ 1970-1980 г.г. и продолжается до 2006 г.

Современный этап правового регулирования банкротства соответствует периоду действия закона «О банкротстве предприятий» 2006 г. и находится в развитии. Каждый из этих этапов зеркально отражает социально–экономические аспекты политики КНР, а также влияние опыта регулирования банкротства в других государствах.

Учитывая, что экономика Китая соревнуется за первую позицию в мире (а по некоторым оценкам таковой уже является), можно с уверенностью прогнозировать дальнейшие изменения в сфере правового регулирования банкротства в направлении гармонизации данного института с правом тех стран, с которыми Китай особенно тесно сотрудничает в экономической сфере. Наиболее ожидаемым шагом в этой связи является распространение норм о банкротстве на индивидуальных предпринимателей. С развитием рыночной экономики доля их участия в бизнесе резко увеличивается, и возможность судебного признания индивидуальных предпринимателей банкротами предусмотрена в законодательстве многих стран. О том, что основа для соответствующих изменений в законодательстве о банкротстве в Китае создана, свидетельствует толкование закона, данное Верховным Народным Судом КНР в ответе, опубликованном 1 декабря 2012 г. (о применимости положений о банкротстве к случаям ликвидации индивидуальных частных предприятий).

Библиография
1.
Бажанов П.В. Ведение бизнеса в Китае: правовые аспекты. Вып. 1. Обзор правовой среды для бизнеса: кн. для юристов, сопровождающих бизнес. М.: Инфотропик Медиа, 2015. 212 с.
2.
Болдырев В.А. Модели управления юридическими лицами, учрежденными государством: опыт России, Китая и Норвегии // Право и экономика. 2012. № 11. С. 11-17.
3.
Ван Джихуа. Влияние советского права на право КНР // Государство и право. 2010. № 4. С. 71-80.
4.
Варавенко В.Е. Общее и особенное в формировании современного гражданского права России и Китая (сравнительно-правовой анализ) // Вестник ХГАЭП. 2010. № 4-5 (49-50). С. 104-108.
5.
Гражданский процессуальный кодекс КНР: пер. с кит. / Под ред. С.А. Халатова. М.: Инфотропик Медиа, 2014. 144 с.
6.
Гришаев С.П., Овчинникова А.В. Эволюция правового регулирования института банкротства [Электронный ресурс]. Доступ из справ. – правовой системы «КонсультантПлюс». 2014 (дата обращения 20.03.2016).
7.
Давид Р., Жоффре – Спинози К. Основные правовые системы современности: пер. с фр. В.А. Туманова. М.: Международные отношения, 1999. 400 с.
8.
Карелина С.А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности. М.: Волтерс Клувер, 2008. 568 с.
9.
Кузнецова О., Раждаева Т. Особенности регулирования банкротства Китая // Успехи современного естествознания. 2012. № 4. С. 111-112.
10.
Литвинова С.Ф. Формирование правовых традиций в КНР как результат последовательной правовой деятельности // Право и политика. 2014. № 8. C. 1241-1248. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.8.12565.
11.
Исправникова Н.Р., Мжачих И.Е. Институт банкротства как часть системы определения и защиты прав собственности в рамках рыночной экономики // Политика и Общество. 2012. № 10. C. 125 - 131.
12.
История государства и права зарубежных стран: учебник для вузов / Под общ. ред. О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинниковой. 2–е изд. М.: Норма, 2004. 720 с.
13.
Проведение процедур ликвидации бизнеса в КНР [Электронный ресурс]: URL: http://chinawindow.ru/china/legal-services-in-china/business-liquidation-china/ (дата обращения: 21.03.2016).
14.
Современное право КНР (обзор законодательства). В 2 т. / В.И. Антонов, Г.А. Аршавский, Л.М. Гудошников и др. М.: ИДВ РАН, 2012. 392 с.
15.
Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М.: Статут, 1999. 204 с.
16.
Сюй И. Некоторые проблемы правового регулирования несостоятельности банкротства в Китае // Ленинградский юридический журнал. 2006. № 2. С. 69 - 75.
17.
Сюй И. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) в Китайской Народной Республике // Известия высших учебных заведений. Сер. Правоведение. 2006. № 5. С. 86-91.
18.
Сюй И. Правовое положение индивидуального предпринимателя в Китайской Народной Республике и Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб, 2006. 23 с. URL: http://law.edu.ru/script/cntSource.asp?cntID=100120706 (дата обращения 06.04.2016).
19.
Трощинский П.В. Эволюция правовой системы современного Китая в сравнительно-правовом измерении // Право и государство. 2014. № 3(64). С. 69-76.
20.
Трощинский П.В. Влияние традиции на право современного Китая // Журнал российского права. 2014. № 8. С. 94-106.
21.
Трощинский П.В. Право и политика современного Китая // Право и политика. 2014. № 7. C. 910-921. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.7.8822.
22.
Трощинский П.В. Эволюция правовой системы КНР в последние годы // Право и политика. 2015. № 5. C. 642-650. DOI: 10.7256/1811-9018.2015.5.14906.
23.
Туманова Л.К. Китайский феномен, или кое – что о государственном регулировании предпринимательства // Закон. 2006. № 3. С. 109-113.
24.
У Ган. Развитие гражданско-правового регулирования отношений частной собственности в Китае // Законодательство. 2005. № 5. С. 69-74.
25.
Яник А.А. Управление социально-экономическими изменениями в условиях кризиса: что может дать России опыт Китая? // Право и политика. 2014. № 12. C. 1840 - 1848. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.12.12940.
26.
Bufford, Samuel. Supreme People's Court Interpretations of China's Bankruptcy Law: Translations and Commentary (September 21, 2015). URL: http://ssrn.com/abstract=2663508 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2663508 (дата обращения: 28.03.2016).
27.
Jiang,Yujia. The Curious Case of Inactive Bankruptcy Practice in China: A Comparative Study of U.S. and Chinese Bankruptcy Law // Northwestern Journal of International Law and Business. 2014. Vol. 34. P. 559 - 582. URL: http://scholarlycommons.law.northwestern.edu/njilb/vol34/iss3/5 (дата обращения: 23.03.2016).
28.
Jiang Yuanbo. On the significance of creditor protection law in the US (from the perspective of uniform voidable transaction act) // Путь науки. 2015. № 12(22). С. 63 - 68.
29.
Tang Liangyuan. New Issues in Chinese Enterprise Bankruptcy Law URL: https://www.insol.org/.../New%20Issues%20in% (дата обращения: 02.04.2016).
References (transliterated)
1.
Bazhanov P.V. Vedenie biznesa v Kitae: pravovye aspekty. Vyp. 1. Obzor pravovoi sredy dlya biznesa: kn. dlya yuristov, soprovozhdayushchikh biznes. M.: Infotropik Media, 2015. 212 s.
2.
Boldyrev V.A. Modeli upravleniya yuridicheskimi litsami, uchrezhdennymi gosudarstvom: opyt Rossii, Kitaya i Norvegii // Pravo i ekonomika. 2012. № 11. S. 11-17.
3.
Van Dzhikhua. Vliyanie sovetskogo prava na pravo KNR // Gosudarstvo i pravo. 2010. № 4. S. 71-80.
4.
Varavenko V.E. Obshchee i osobennoe v formirovanii sovremennogo grazhdanskogo prava Rossii i Kitaya (sravnitel'no-pravovoi analiz) // Vestnik KhGAEP. 2010. № 4-5 (49-50). S. 104-108.
5.
Grazhdanskii protsessual'nyi kodeks KNR: per. s kit. / Pod red. S.A. Khalatova. M.: Infotropik Media, 2014. 144 s.
6.
Grishaev S.P., Ovchinnikova A.V. Evolyutsiya pravovogo regulirovaniya instituta bankrotstva [Elektronnyi resurs]. Dostup iz sprav. – pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus». 2014 (data obrashcheniya 20.03.2016).
7.
David R., Zhoffre – Spinozi K. Osnovnye pravovye sistemy sovremennosti: per. s fr. V.A. Tumanova. M.: Mezhdunarodnye otnosheniya, 1999. 400 s.
8.
Karelina S.A. Mekhanizm pravovogo regulirovaniya otnoshenii nesostoyatel'nosti. M.: Volters Kluver, 2008. 568 s.
9.
Kuznetsova O., Razhdaeva T. Osobennosti regulirovaniya bankrotstva Kitaya // Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya. 2012. № 4. S. 111-112.
10.
Litvinova S.F. Formirovanie pravovykh traditsii v KNR kak rezul'tat posledovatel'noi pravovoi deyatel'nosti // Pravo i politika. 2014. № 8. C. 1241-1248. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.8.12565.
11.
Ispravnikova N.R., Mzhachikh I.E. Institut bankrotstva kak chast' sistemy opredeleniya i zashchity prav sobstvennosti v ramkakh rynochnoi ekonomiki // Politika i Obshchestvo. 2012. № 10. C. 125 - 131.
12.
Istoriya gosudarstva i prava zarubezhnykh stran: uchebnik dlya vuzov / Pod obshch. red. O.A. Zhidkova, N.A. Krasheninnikovoi. 2–e izd. M.: Norma, 2004. 720 s.
13.
Provedenie protsedur likvidatsii biznesa v KNR [Elektronnyi resurs]: URL: http://chinawindow.ru/china/legal-services-in-china/business-liquidation-china/ (data obrashcheniya: 21.03.2016).
14.
Sovremennoe pravo KNR (obzor zakonodatel'stva). V 2 t. / V.I. Antonov, G.A. Arshavskii, L.M. Gudoshnikov i dr. M.: IDV RAN, 2012. 392 s.
15.
Stepanov V.V. Nesostoyatel'nost' (bankrotstvo) v Rossii, Frantsii, Anglii, Germanii. M.: Statut, 1999. 204 s.
16.
Syui I. Nekotorye problemy pravovogo regulirovaniya nesostoyatel'nosti bankrotstva v Kitae // Leningradskii yuridicheskii zhurnal. 2006. № 2. S. 69 - 75.
17.
Syui I. Pravovoe regulirovanie nesostoyatel'nosti (bankrotstva) v Kitaiskoi Narodnoi Respublike // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedenii. Ser. Pravovedenie. 2006. № 5. S. 86-91.
18.
Syui I. Pravovoe polozhenie individual'nogo predprinimatelya v Kitaiskoi Narodnoi Respublike i Rossiiskoi Federatsii: Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. SPb, 2006. 23 s. URL: http://law.edu.ru/script/cntSource.asp?cntID=100120706 (data obrashcheniya 06.04.2016).
19.
Troshchinskii P.V. Evolyutsiya pravovoi sistemy sovremennogo Kitaya v sravnitel'no-pravovom izmerenii // Pravo i gosudarstvo. 2014. № 3(64). S. 69-76.
20.
Troshchinskii P.V. Vliyanie traditsii na pravo sovremennogo Kitaya // Zhurnal rossiiskogo prava. 2014. № 8. S. 94-106.
21.
Troshchinskii P.V. Pravo i politika sovremennogo Kitaya // Pravo i politika. 2014. № 7. C. 910-921. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.7.8822.
22.
Troshchinskii P.V. Evolyutsiya pravovoi sistemy KNR v poslednie gody // Pravo i politika. 2015. № 5. C. 642-650. DOI: 10.7256/1811-9018.2015.5.14906.
23.
Tumanova L.K. Kitaiskii fenomen, ili koe – chto o gosudarstvennom regulirovanii predprinimatel'stva // Zakon. 2006. № 3. S. 109-113.
24.
U Gan. Razvitie grazhdansko-pravovogo regulirovaniya otnoshenii chastnoi sobstvennosti v Kitae // Zakonodatel'stvo. 2005. № 5. S. 69-74.
25.
Yanik A.A. Upravlenie sotsial'no-ekonomicheskimi izmeneniyami v usloviyakh krizisa: chto mozhet dat' Rossii opyt Kitaya? // Pravo i politika. 2014. № 12. C. 1840 - 1848. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.12.12940.
26.
Bufford, Samuel. Supreme People's Court Interpretations of China's Bankruptcy Law: Translations and Commentary (September 21, 2015). URL: http://ssrn.com/abstract=2663508 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2663508 (data obrashcheniya: 28.03.2016).
27.
Jiang,Yujia. The Curious Case of Inactive Bankruptcy Practice in China: A Comparative Study of U.S. and Chinese Bankruptcy Law // Northwestern Journal of International Law and Business. 2014. Vol. 34. P. 559 - 582. URL: http://scholarlycommons.law.northwestern.edu/njilb/vol34/iss3/5 (data obrashcheniya: 23.03.2016).
28.
Jiang Yuanbo. On the significance of creditor protection law in the US (from the perspective of uniform voidable transaction act) // Put' nauki. 2015. № 12(22). S. 63 - 68.
29.
Tang Liangyuan. New Issues in Chinese Enterprise Bankruptcy Law URL: https://www.insol.org/.../New%20Issues%20in% (data obrashcheniya: 02.04.2016).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"