Статья 'Правотворческий эксперимент: метод познания или метод правового регулирования?' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Правотворческий эксперимент: метод познания или метод правового регулирования?

Фатьянов Илья Валерьевич

Судья, Мировой судья судебного участка №1 Берёзовского городского судебного района Кемеровской области

650000, Россия, Кемеровская область, г. Березовский, ул. Мира, 36

Fat'yanov Il'ya Valer'evich

Judge, Magistrate of the judicial district No. 1 of the Berezovsky city judicial district of the Kemerovo region

650000, Russia, Kemerovskaya oblast', g. Berezovskii, ul. Mira, 36

fiv_d@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2015.12.1756

Дата направления статьи в редакцию:

12-01-2016


Дата публикации:

06-01-2016


Аннотация.

Предметом исследования является метод правотворческого эксперимента с различных точек зрения, а именно правотворческий эксперимент как метод познания и как метод правового регулирования. Автор обозначает значение эксперимента как метода в науке. В статье акцентируется внимание на тот факт, что сущность правотворческого эксперимента заключается в том, что в нём сочетаются приёмы практического и теоретического, чувственного и рационального, в связи с чем, в процессе эксперимента осуществляется сложная система взаимодействий, которая не имеет однозначную природу. В качестве вывода указано, что обладая специфичными чертами правотворческий эксперимент возможно рассматривать и как метод познания, и как метод правового регулирования в контексте присущей ему функции упорядочивании отношений на определенной территории и в определенный временной промежуток. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при экспериментальной деятельности. Автором использовались общенаучные, частнонаучные и специальные методы познания, при этом автор широко использует диалектический подход к познанию объективной действительности. Для выявления сущности эксперимента использовались имеющиеся в философии представления о понятии «эксперимент», а также определения юриспруденции, касающиеся метода правового регулирования, правотворчества, юридического метода. Применялись такие общенаучные методы, как анализ и синтез, дедукция и индукция, обобщение, абстрагирование, экстраполяция, системный подходы и иные. В качестве вывода отмечено, что общепризнанного определения понятия «метод правотворческого эксперимента» современная юриспруденция не имеет. Автор пришел к выводу о том, что классические теоретико-методологические подходы к осмыслению процесса правотворческого эксперимента как метода не всегда позволяют сформировать адекватные теоретические модели, которые будут отвечать современному состоянию права. Правотворческий эксперимент имеет общие черты с практикой, он воздействует на общество, позволяет преобразовывать его, право не просто оформляет содержание такого эксперимента, а является его важным составляющим, своего рода базисом. Метод правотворческого эксперимента также является инструментом в повышении эффективности правового регулирования правовых отношений, он позволяет избежать правотворческих ошибок, которые могут привести к серьёзным негативным социальным последствиям, его использование позволит выбрать наиболее перспективный вариант правотворческого решения. Познавательная функция правотворческого эксперимента, рассматривая его как метод познания, состоит из подфункций, к которым относятся прогностическая, аналитическая, этиологическая. С другой стороны, направленность на правовое регулирование не только важнейшая функция правотворческого эксперимента, рассматривая его как метод правового регулирования, но и его неотъемлемое свойство. Совокупность способов и приемов правотворческого эксперимента не просто изучает какой-либо правовой вопрос, но и воздействует на институты права государства – определенным способом осуществляет юридическое регулирование, не просто пассивно изучает правоотношения, но и активно регулирует их, то есть происходит динамика правовых отношений, при этом направленность на правовое регулирование есть одновременно важнейшая функция правотворческого эксперимента и его неотъемлемое свойство. Правотворческий эксперимент возможно рассматривать как один из способов осуществления правотворчества, ведь проведение правотворческого эксперимента должно основываться на выполнении следующей задачи: сформировать совершенную правовую модель путём воздействия на предмет исследования; также правотворческий эксперимент отчасти можно рассматривать как специфический элемент механизма правового регулирования общественных отношений. Необходимость различного толкования метода правотворческого эксперимента позволит обратить особое внимание субъектов эксперимента, а также ученых теоретиков на то влияние, которое оказывает данный правовой метод на право России.

Ключевые слова: эксперимент, правовое регулирование, экспериментальный метод, метод познания, эксперимент в обществе, значение эксперимента, методология права, метод правового регулирования, правотворческий эксперимент, методология

Abstract.

The subject of the study is the method of lawmaking experiment, considered from various viewpoints, particularly, lawmaking experiment as a method of cognition and a method of legal regulation. The author denotes the role of experiment as a scientific method. The article emphasizes the fact that the sense of lawmaking experiment lies in the combination of methods of practical and theoretical, sensual and rational; therefore, the process of experiment unites a complex system of interactions of a mixed nature. The author concludes that the experiment, possessing specific features, can be considered both as a method of cognition and as a method of legal regulation in the context of its function of settling relations on a particular territory and in a particular time period. The object of the research is social relations, emerging during experiments. The author applies general scientific and special methods of cognition, including the dialectical approach to the objective reality cognition. For revealing the essence of experiment the author uses the existing philosophical ideas about the notion “experiment” and the definitions from jurisprudence, related to the method of legal regulation, lawmaking and legal method. The author also applies general scientific methods, including analysis, synthesis, deduction and induction, generalization, abstraction, extrapolation, the systems approach and others. The author concludes that there is no universally recognized definition of the notion “lawmaking experiment method” in the modern jurisprudence. The author states that traditional theoretical and methodological approaches to the understanding of the process of lawmaking experiment as a method not always can help form the adequate theoretical models, conforming with the current state of law. Lawmaking experiment has common features with the practice; it influences the society, helps transform it; law doesn’t merely determine the content of such an experiment, it serves as its important component, a basis. The lawmaking experiment method is also an instrument of legal relations efficiency increase; its use helps choosing the most perspective variant of a lawmaking decision. The cognitive function of lawmaking experiment consists of sub-functions, including the prognostic, analytical and etiological functions. On the other hand, the orientation towards the legal regulation is not only the most important function of lawmaking experiment, but also its integral characteristic. The methods and mechanisms of lawmaking experiment don’t merely study a particular legal problem, but influence the legal institutions of the state, executing legal regulation; don’t only study legal relations, but also regulate them, thus performing the dynamics of legal relations; the orientation towards legal regulation is at the same time the most important function and an integral characteristic of lawmaking experiment. Lawmaking experiment can be considered as one of the methods of lawmaking, since lawmaking experiment should be based on the fulfillment of the following task: formation of a perfect legal model by means of influencing the subject of the study. Lawmaking experiment can also be considered as a specific element of the mechanism of legal regulation of social relations. The need for the various understandings of lawmaking experiment will help attract the attention of the subjects of the experiment, the scholars and theorists to this legal method’s impact on the Russian law. 

Keywords:

experiment, legal regulation, experimental method, method of knowledge, experiment in society, experimental value, methodology of law, method of legal regulation, law-making experiment, methodology

Современное состояние учения о методе правотворческого эксперимента

Современное развитие России обусловливает необходимость совершенствования эффективных средств и методов правотворческой деятельности, попытку по-новому взглянуть на возможности метода эксперимента в нормотворчестве. Упоминания о методе правового эксперимента в отечественной юридической литературе не являются частыми. Более того, общепризнанного определения понятия «метод правотворческого эксперимента» современная юриспруденция до сих пор не обозначила. Вместе с тем вопросы, связанные с приемами и способами правотворческих экспериментов, не легки вследствие их неразработанности юридической наукой, не все они стали предметом правового исследования.

Прежде всего определимся с базисными понятием для данного исследования. Под правотворческим экспериментом для целей данной статьи, которая заключается в рассмотрении метода правотворческого эксперимента в контексте познания и правового регулирования, мы предлагаем рассматривать организованное компетентными органами государства, органами государственных образований и органами муниципальных образований испытание предполагаемых правовых нововведений в ограниченной области применения, проводимое с целью проверки предположения правового характера по заранее разработанной программе, состоящее из подготовки, проведения и подведения итогов эксперимента . Относительно соотношения экспериментов необходимо пояснить, что научный эксперимент подразделяется (наряду с физическим, психологическим, математическим и другими) на социальный эксперимент, в том числе последний состоит (вместе, например, с экономическим, педагогическим экспериментом) из правового эксперимента, а правовой эксперимент в свою очередь – из правотворческого эксперимента, который является одним из видов правового эксперимента, наряду с другими видами правовых экспериментов, например, такого как следственный эксперимент или оперативный эксперимент.

Интерес к уяснению влияния правотворческого эксперимента как метода вызван его актуальностью не только в период обострения нестабильности права в конкретном государстве, но и в период постепенного совершенствования уже существующих правоотношений, связанных с использованием метода правотворческого эксперимента. При этом хотелось бы сразу обозначить, что экспериментальный метод в праве по большей части процесс не быстрый, постепенный и поэтапный, призван решить существенные задачи в праве государства, на которые обоснованно имеет смысл потратить ресурсы и время, например эксперимент по отработке моделей организации местного самоуправления, проводимый в Псковской области [1], длился три года, а, например, эксперимент по созданию прикладного бакалавриата в образовательных учреждениях среднего профессионального и высшего профессионального образования [2] длился пять лет. Возникает вопрос: является ли целью правотворческого эксперимента только лишь изучить правоотношения, не оказывают ли экспериментальные нормы особое воздействие на право в заранее определенной области? Наряду с ответами на данные вопросы имеет особое значение для данного исследования указание на тот факт, что в правовые основания обозначенных правотворческих экспериментов внесены ряд поправок, так, например, эксперимент по отработке моделей организации местного самоуправления, проводимом в Псковской области, имел две редакции, а эксперимент по созданию прикладного бакалавриата представлен законодателем в трех редакциях. Отсюда следует вывод о том, что правотворческий эксперимент, содержащий в своей основе правовой акт, подвержен изменению и совершенствованию по мере его становления и осуществления.

Однако, возвращаясь к актуальности и состоянии учения о методе правотворческого эксперимента, следует отметить, что в трудах по общей теории государства и права обозначенные вопросы вообще не разрабатывались. Не вызывает сомнения, что при отсутствии общетеоретических оснований невозможно определить направление исследований в любой области науки и сконструировать механизм регулирования общественных отношений на такой территории. Более того, классические теоретико-методологические подходы к осмыслению процесса правовотворческого эксперимента как метода не всегда позволяют сформировать стройные теоретические модели, которые будут жизнеспособны, а также отвечать современным реалиям, подчас не полностью укладывающиеся в классическое понимание некоторых понятий науки теории государства и права.

Общие фундаментальные вопросы экспериментального метода в государственном регулировании нашли отражение в исследованиях А.И. Абрамовой, С.С. Алексеева, Л.И. Антоновой, Р.С. Белкина, А.Б. Венгерова, И.Ф. Бутко, Е.Л. Воронова, В.В. Глазырина, В.М. Горшенева, Б.В. Дрейшева, В.Н. Ельцова, М.Л. Захарова, О.Ф. Иваненко, Ю.А. Казановской, В.П. Казимирчук, В.П. Кашепова, Л.Г. Крахмальника, М.И. Клеандрова, Н.И. Клейн, Б.Д. Клюкина, Н.П. Колдаева, В.В. Лазарева, В.В. Лапаевой, С.В. Мотиной, В.И. Никитинского, Н.В. Осипова, В.А. Пертцик, И.В. Предеина, В.Ф. Прозорова, В.Ф. Рафиниуса, Р.А. Сафарова, И.С. Самощенко, О.В. Смирнова, Ю.Д. Соловьева, Ю.А. Суслова, В.Н. Ткачева, В.М. Сырых, В.Э. Фетизова, А.Ф. Шелухина и других. При этом необходимо отметить, что научного исследования, однозначно отвечающего на вопрос об отнесении правотворческого эксперимента к одному из методов нам найти не удалось. Указанные выше авторы лишь указывают на существование экспериментального метода в государственном регулировании, обращаясь к некоторым его вопросам как к чему-то понятному, не требующему дополнительных пояснений, однако состояние дел по обозначенной теме далеко не так однозначно и бесспорно.

В целом, характеризуя теоретическую разработанность проблематики метода правотворческого эксперимента, можно отметить, что, так или иначе, многие авторы признают эффективность и востребованность данного метода, а также его использование как законодателем, так и правоприменителем.

Обращаясь к основам исследования, имеет существенное значение кратко обозначить понятие "эксперимент" в его философско-правовом понимании как совокупность приемов и способов.

Хорватский философ М.Д. Грмек под экспериментом понимает процедуру познания действительности, проводимую, прежде всего, в контролируемых и управляемых условиях [3, с. 57]. Большинство философских словарей определяет эксперимент как метод, при помощи которого в контролируемых и управляемых условиях исследуются явления действительности; под экспериментом понимают процедуру познания действительности, проводимую, прежде всего, в контролируемых и управляемых условиях.

Для цели данного исследования имеет смысл рассмотрение области действия эксперимента как метода науки, который сочетает в себе практическую и познавательную деятельность. Более того, он включает признаки чувственного и рационального, эмпирического и теоретического, объективного и субъективного. Экспериментирование как процесс заключает в себе признаки различных сторон деятельности. В связи с этим возникает некая неоднозначность в понимании природы экспериментирования.

Прежде всего отметим, что эксперимент, конечно, имеет общие черты с практикой. Именно деятельность людей, которая воздействует на материальный мир и социум, позволяет преобразовывать их, применять какой-либо опыт в жизнь. Из этого следует, что эксперимент по своей сущности есть целенаправленная деятельность людей. Однако обозначать эксперимент только с практической его составляющей представляется неверным, а также чрезмерно ограниченным. Следует обратить внимание на тот факт, что эксперимент служит методом познания или обладает гносеологическими функциями.

Эксперимент не исключает и операций логического характера. Эти черты сближают его с другими формами теоретической деятельности, например с наблюдением, под которым понимается планомерное и целенаправленное фиксирование фактов в естественных условиях, или сбор первичной и последующей информации об изучаемом объекте путём целенаправленного, организованного, непосредственного восприятия и прямого фиксирования явлений и процессов [4, с. 37]. Следует также обратить внимание на тот факт, что эмпирическая основа экспериментирования никоим образом не может умалиться в данных гносеологических признаках.

Таким образом, сущность эксперимента заключается в том, что в нём сочетаются приёмы практического, чувственного и рационального познания. Из указанного следует вывод о том, что в познавательном процессе эксперимента осуществляется сложная система взаимодействий. При этом элементы процесса познания испытывают воздействие окружающей среды, а на исследователя воздействуют также и различные компоненты общества: люди, составляющие материальное тело общества; социальная система, определяющая взаимодействие людей; культура, являющаяся результатом взаимодействия людей [5, с. 494-626]. Анализ этих сторон и позволяет раскрыть природу эксперимента как научного метода.

Также для уяснения природы эксперимента следует отметить, что эксперимент не ограничивается лишь проведением опыта и получением исходной информации. Экспериментальная деятельность состоит из определённых этапов. На каждом из этапов экспериментальной деятельности сочетаются различные элементы познания, такие как практическое, рациональное (теоретическое) и чувственное познание.

Элементы познания наглядно можно рассмотреть, осуществив анализ деятельности в области эксперимента, выделив основные его этапы, при этом рассматривая его как метод науки: первый − подготовительный этап, второй − этап проведения эксперимента, третий − этап обработки опытных данных.

На освещённых выше этапах эксперимента как метода науки в классическом понимании предлагаем обозначить два основных его элемента. К первому элементу отнесем средства познания - те применяемые способы действия, с помощью которых достигаются цели эксперимента; в них находит своё материальное воплощение специфика метода [6, с. 50]. Ко второму элементу отнесем предмет познания – то есть то, на что направлена деятельность людей.

Уяснение методики проведения эксперимента невозможно без рассмотрения становления экспериментальной деятельности − процесса подготовки, проведения и подведения итогов эксперимента. Если рассматривать эксперимент как философский метод исследования определённый логикой познающего разума Нового времени, то эксперимент в таком значении будет являться не просто инструментом познания, а его принципиальным основанием [7, с. 101-103].

В итоге мы приходим к выводу, что научный эксперимент следует рассматривать как познавательную процедуру; род опыта, имеющий целенаправленный исследовательский характер, проводимый с целью получить знания при изучении изменения состояния наблюдаемого объекта в зависимости от искусственных, воспроизводимых, точно фиксируемых изменяющихся условий, а метод правового эксперимента представляет собой правовую проверку в течение определённого периода предположения правового характера в специально-созданных для этого условиях.

Подытоживая все вышесказанное обозначим, что современное состояние учения об экспериментарном методе в праве определяет его в большей части как приемы познания, или, по сути, изучение определенного предмета с целью получения о нем научных знаний, которые будут описаны в следующем параграфе исследования.

Правотворческий эксперимент как метод познания

Сущность юридического метода познания, по мнению В.С. Нерсесянца, заключается в рассмотрении мира посредством понятия права; юридический метод является способом юридического познания и выражения действительности, исходящим из понятия права [8, с. 65]. Юридический метод познания уместно рассматривать в качестве системообразующего метода, как это делает профессор В.П. Малахов [9, с. 55]. Вместе с тем указанный автор справедливо замечает, что данным методом не охватывается процесс формулирования самого права.

Важно учитывать, что содержание метода познания находится вне сознания человека, поскольку оно объективно присуще внешней среде, самим предметам познания, которые выступают объектом для исследователя. Этот вывод следует из того, что знание есть информация, поступающая об объекте познания. А человеческое сознание использует эту информацию, раскрывает содержание отношений внутри объектов познания и между ними, формируя тем самым закономерности. Таким образом, результаты исследования могут быть субъективны по способу своего появления, но должны быть объективны по своему содержанию, что указывал К.С. Бельский в своей научной работе [10, с. 89-96].

Представляет интерес мнение Мишеля Фуко, который еще 20 лет назад указывал, что «мы живём в мире мыслительных и иных экспериментов » [11, с. 219]. Автор рассматривал экспериментальную деятельность как метод познания мира. Нам представляется, что к настоящему моменту мало что изменилось в современной России, а состояние «мира мыслительных и иных экспериментов» в большей части осталось неизменно (simper idem).

Для большей конкретики умозаключений по предмету исследования прежде всего рациональным следует признать описание правотворческого эксперимента через ряд конкретных его признаков, которые относят его к методу познания. К таким основным признакам правотворческого эксперимента относятся наличие конкретно сформулированной цели правотворческого эксперимента, которая состоит в определении активной роли государства в развитии общественных отношений, проверка в искусственно созданных условиях того или иного правового предположения; существование заранее разработанной программы правотворческого эксперимента, которую утверждает компетентный субъект, она должна включать в себя такие составляющие, как определение предмета, цели и задач экспериментального исследования, формулировку гипотезы правотворческого эксперимента.

Существенным доводом в пользу отнесения правотворческого эксперимента к методу познания является его функция – гносеологическая, или познавательная, а также её подфункции, к которым относятся прогностическая, аналитическая, этиологическая. Вместе с тем, нельзя не указать на существование практически-преобразовательной функции правотворческого эксперимента, которая скорее характеризует правотворческий эксперимент как метод правового регулирования и будет рассмотрена ниже в рамках следующего параграфа.

Необходимо отметить, что в настоящий момент правотворческий эксперимент активно используется как компонент правотворческого процесса. При рассмотрении правотворческого эксперимента как элемента процесса подготовки к принятию нормативных правовых актов планирование правотворческой деятельности на различных её стадиях приобретает все более весомую роль в обеспечении эффективного и своевременного правового регулирования общественной жизни. По поводу связи правотворческого эксперимента и планирования правотворческой деятельности мы пришли к выводу, что метод правотворческого эксперимента необходимо рассматривать как составляющее функции планирования − формы внедрения научных основ в правотворческую деятельность. Такой угол его рассмотрения позволяет обозначить познавательные признаки правотворческого эксперимента.

В рамках рассмотрения правотворческого эксперимента как метода познания обозначим, что к причинам проведения эксперимента мы относим недостаток информации для предсказания последствий принятия тех или иных правовых решений, для определения лучшего варианта правового регулирования из различных рассматриваемых предложений, затруднения в предположении их эффективности, полезности и экономичности действия запланированных законодательных новелл. Такое положение вещей указывает, что цель правотворческого эксперимента – познать лучший вариант решения проблемы.

Однако возникает вопрос, имеются ли у метода правотворческого эксперимента иные задачи и цели, учитывая его двоякую, описанную выше юридическую природу, а именно практическую и познавательную деятельность, признаки чувственного и рационального, эмпирического и теоретического, объективного и субъективного? Мы убеждены, что на указанный выше вопрос необходимо ответить утвердительно в связи со следующим.

Правотворческий эксперимент как метод правового регулирования

В различных странах, например, таких как Англия, Германия, Италия, многие правители подвергали предварительному испытанию свои новые правовые идеи на ограниченной территории, вводя экспериментальные нормы и, фактически, упорядочивая ими интересующие их правоотношения. В Советском Союзе метод социального экспериментасовокупность приёмов и операций познания и совершенствования социальных систем, которая реализуется посредством целенаправленного изменения условий их функционирования в ограниченной области с целью изучения поведения общества в зависимости от изменяющихся условий , – также применялся и, представляется, использовался чаще, чем в настоящее время.

В классическом понимании метод правового регулированияэто совокупность способов воздействия норм данной отрасли права на поведение людей, на регулируемые этой отраслью общественные отношения [12, с. 78-79]. В теории права обычно выделяют два главных метода правового регулирования: централизованный (метод директивный, императивный) и децентрализованный (метод автономный, диспозитивный). При этом хотелось бы отметить, что в классификации методов правового регулирования в указанных выше видах избран критерий особенности именно правовой нормы. Нам представляется, что критерием для видов методов правового регулирования могут быть и иные, например способы воздействия на правоотношения. Продолжим эти рассуждения чуть позже.

Рассмотрение правотворческого эксперимента как метода правового регулирования тесно связано с рассмотрением одного из основных понятий теории государства и права - «правотворчество».

Прежде всего хотелось бы отметить, что до сих пор нет чётко сформулированного и нормативно-установленного определения самого понятия «правотворчество». В контексте нашего исследования нами правотворчество рассматривается как деятельность компетентных государственных органов, направленная на создание, изменение или отмену правовых норм путём принятия нормативно-правовых актов .

По соотношению мы пришли к выводу, что правотворчество является формой руководства общества, начальным звеном правового регулирования, от него зависит качество законодательства. На основании изложенного следует вывод, что правотворческий эксперимент является одним из способов осуществления правотворчества.

Метод правотворческого эксперимента возможно рассматривать как составляющее функции планирования − формы внедрения научных основ в правотворческую деятельность. При этом планирование необходимо определить как одну из форм внедрения научных основ в законодательную деятельность, способствующая повышению эффективности законодательства.

Юридическое прогнозирование и юридическое планирование должно включать в себя деятельность в области сознания, проводимого над идеальными объектами в области правотворчества с целью получить знания относительно предмета исследования – мысленный правотворческий эксперимент - операции, удовлетворяющие определённым требованиям и принципам испытанной научной теории, который в идеале является составляющей правотворчества. На основании изложенного, правотворческий эксперимент, мысленный эксперимент, юридическое планирование и прогнозирование есть составляющие правотворчества как такого. Из чего следует, что право не просто оформляет содержание правотворческого эксперимента, а является его важным составляющим, своего рода базисом.

На наш взгляд, правотворческий эксперимент также является инструментом в повышении эффективности правового регулирования правовых отношений, он позволяет избежать правотворческих ошибок, которые могут привести к серьёзным негативным социальным последствиям, его использование позволит выбрать наиболее перспективный вариант правотворческого решения, а также упорядочить правоотношения в области экспериментирования.

Проведение правотворческого эксперимента должно основываться на выполнении следующей задачи: сформировать совершенную правовую модель путём воздействия на предмет исследования. В указанной задаче как раз и раскрывается сущность правотворческого эксперимента как метода правового регулирования – воздействие на предмет исследования, а именно воздействие на конкретные правовые отношения с целью их упорядочивания.

Считаем, что правовое регулирование осуществляется при помощи системы правовых средств в том числе юридических норм, которые воздействуют на общественные отношения и являются правовым основанием экспериментально-правотворческого процесса. Развивая данную мысль приходим к выводу, что правотворческий эксперимент не просто изучает правоотношения на определенной территории в конкретный промежуток времени, но и воздействует на право – он регулирует правоотношения. Хотелось бы отметить, что указанные доводы не противоречат рассмотрению метода правового регулирования профессором А.В. Малько, профессором В.Н. Протасовым. Кроме того, по нашему мнению, нельзя согласиться с тем, что правотворческий эксперимент следует рассматривать только лишь как метод научного познания, поскольку, исходя из собственно юридической функции правотворческого эксперимента, он воздействуют на общественные отношения путем оформления их движения (динамики), способствует дальнейшему развитию правоотношений.

Более того, мы считаем, что применительно к данному исследованию следует отметить, что направленность на правовое регулирование не только важнейшая функция правотворческого эксперимента, но и его неотъемлемое свойство, отсюда следует вывод, что одним из методов юридического регулирования является правотворческий эксперимент.

Изучая структуру методов права, имеет место кратко обозначить возможность рассмотрения правотворческого эксперимента как специфического элемента механизма правового регулирования общественных отношений, при этом считаем возможным согласиться с корректностью такой формулировки с некоторой долей условности в связи со следующим.

Механизм правового регулированияэто система юридических средств, организованных наиболее последовательным образом в целях преодоления препятствий на пути субъектов права . Элементами механизма правового регулирования, как представляется, является реально функционирующие фрагменты правовой системы, отражающие основные этапы воздействия права на общественные отношения.

Как нам представляется, к элементам правового регулировании следует отнести норму права; фактический состав с организационно-исполнительным правоприменительным актом; правоотношение, в которых конкретизируются нормативные требования для субъектов; акты реализации прав и обязанностей, под которыми следует понимать действия в форме соблюдения, исполнения и использования, а также охранительный и правоприменительный акт, который имеет значение в случае правонарушения.

Учитывая изложенное, правотворческий эксперимент можно рассматривать как элемент правового регулирования в контексте нормы права, в которой устанавливается модель удовлетворения интересов субъектов права. Однако, в связи с тем, что совокупность способов и приемов правотворческого эксперимента напрямую воздействует на право, или осуществляет юридическое воздействие, считаем более предпочтительным рассматривать правотворческий эксперимент в контексте данного рассуждения именно как метод правового регулирования.

В заключении к данному параграфу хотелось бы акцентировать внимание на тезисах отнесения правотворческого эксперимента к методу правового регулирования. Во-первых , совокупность способов и приемов правотворческого эксперимента не просто изучает какой-либо правовой вопрос, но и воздействует на институты права государства – определенным способом осуществляет юридическое регулирование; при таком рассмотрении правотворческий эксперимент - это деятельность компетентных государственных органов, направленная на создание, изменение или отмену правовых норм путём принятия нормативно-правовых актов. Во-вторых , метод правотворческого эксперимента, в отличие от метода правового наблюдения, не просто пассивно изучает правоотношения, но и активно регулирует их, то есть происходит оформление их движения, происходит динамика правовых отношений, при этом направленность на правовое регулирование не только важнейшая функция правотворческого эксперимента, но и его неотъемлемое свойство. В-третьих , рассмотрение правотворческого эксперимента только лишь как метода познания умалит иные его свойства, что приведет к неоправданному сужению такого понятия, что, с учетом уже осуществленных к настоящему времени правотворческих экспериментов в России поставит по сомнение содержание таких правовых явлений, что в данном случае не представляется разумным. В-четвертых , правотворческий эксперимент выполняет одну из основных задач: сформировать совершенную правовую модель путём воздействия на предмет исследования, а именно воздействие на конкретные правовые отношения с целью упорядочить их.

Обоснованность различного рассмотрения метода правотворческого эксперимента

На основании изложенных в предыдущих параграфов умозаключений, мы приходим к выводу о том, что в современной России правотворческий эксперимент должен рассматриваться не только как метод научного познания, а также в качестве метода правового регулирования, используя иной критерий разграничения видов методов правового регулирования – по способу воздействия, что является довольно любопытным с точки зрения теории права.

Мы считаем, что теория права не должна стоять на месте, она должна двигаться, она должна ориентироваться на современные процессы и практику, должна откликаться на те вызовы, которые предлагает нам современная правовая действительность. В свою очередь современность предлагает нам иначе взглянуть на процесс правового регулирования при действии экспериментальных норм, который, в некоторых случаях, требует от науки обозначить и описать иные критерии для выделения методов правового регулирования в праве России. Мы убеждены, что в данном контексте на метод правового регулирования необходимо взглянуть с другой стороны, как это предложено в настоящей статье. Может быть имеет смысл отойти от привычных стереотипов и посмотреть на процессы, которые мы с вами проживаем с иной точки зрения?

Мы также убеждены, что проводя правотворческий эксперимент в ряде случаев законодатель преследует в конечном счете цель упорядочивания правоотношений, а, следовательно, преследует цель расширить круг методов и средств правового регулирования.

Различное рассмотрение метода правотворческого эксперимента, позволит обратить особое внимание экспериментаторов на то влияние, которое оказывает данный правовой метод на право конкретного государства.

Практике применения правотворческого эксперимента как метода правового регулирования принадлежит особая роль в процессах общетеоретического, философского, различного отраслевого правового (различных отраслей права) и различного отраслевого научного «методологического проникновения» в содержание правотворчества. Методологическая природа правотворческого эксперимента в общей системе отраслей права, юридической науки и практики обусловлена особенностями его предмета правового регулирования. В этой связи можно говорить о специфике методологии правового регулирования, в том числе защиты (познания, исследования) каждой экспериментальной нормы, института такого права. Соответственно, в методологии научных исследований и правового регулирования правотворческого эксперимента должны учитываться (использоваться) все особенности методологического инструментария юриспруденции.

Представляется, что соответствующие действующие в праве России процессы необходимо оценивать не только в контексте известной методологии. Суть регулятивной функции правотворческого эксперимента, по нашему мнению, состоит в том, что право закрепляет в своих нормах регулируемые им общественные отношения, а смысл регулятивной динамической функции заключается в том, что право, воздействуя на общественные отношения, направляет их в нужное русло и способствует дальнейшему развитию, в том числе с особенностями экспериментальной нормы, а именно временный характер норм, а также с определенной территориальной ограниченностью действия экспериментальной нормы. Такое разделение представления о двух видах метода правотворческого эксперимента, думается, не лишено практической значимости, поскольку придает такому методу более объемный вид, позволяет взглянуть на него, если можно так выразиться, в «двухмерном измерении»: с позиции существенного влияния (упорядочивания) на правоотношения экспериментальных норм - в случае рассмотрения правотворческого эксперимента как метода правового регулирования, а с другой стороны, с позиции получения новых знаний о процессах общества, а также о влиянии экспериментальных норм на конкретные правоотношения, то есть извление научных знаний - в случае рассмотрения правотворческого эксперимента как метода познания. Различные позиции рассмотрения метода правотворческого эксперимента дает возможность более глубоко проникнуть в содержание метода эксперимента и более тонко прочувствовать истинную природу рассматриваемого правового явления, а также оценить его реальный действенный потенциал.

Библиография
1.
Об эксперименте по отработке моделей организации местного самоуправления, проводимом в Псковской области: постановление Правительства Российской Федерации от 11 октября 1996 г. (ред. от 27.07.1998 г.) № 1188 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 21 октября 1996 г. – № 43. – Ст. 4928
2.
О проведении эксперимента по созданию прикладного бакалавриата в образовательных учреждениях среднего профессионального и высшего профессионального образования: постановление Правительства Российской Федерации от 19 августа 2009 г. (ред. от 08.09.2010 г.) № 667 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 31 августа 2009 г. – № 35. – Ст. 4232.
3.
Grmek M.D. Le chaudron de Médée. L' expérimentation sur le vivant dans l'antiquite – Paris: Institut Sunthélabo, 1997. - 254 p.
4.
Журавель Е.Г. Методы беседы и наблюдения как методы юридической психологии // Юридическая психология. – 2009. – № 4. - С. 37-45.
5.
Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения // Американская социологическая мысль. – 1996. - С. 494-626.
6.
Вишновецкая С.В. К вопросу о понятии и структуре методологии науки трудового права // Трудовое право в России и за рубежом. – 2013. – № 1. - С. 49-52.
7.
Уваров М.С. Бинарный архетип. Эволюция идеи антиномизма в истории европейской философии и культуры. – Спб.: БГТУ, 1996. - 213 с.
8.
Нерсесянц В.С. Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. – М., 1998. - 288 с.
9.
Малахов В.П. Философия права. – М.: Юнити-Дана, 2007. - 336 с.
10.
Бельский К.С. Введение в методологию финансового права. Часть 2. Познавательный процесс как системное явление // Право и государство. – 2014. – № 2. - С. 89-96.
11.
Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. – М.: Касталь, 1996. - 448 с.
12.
Рыбаков В.А. Теория государства и права: конспекты лекций (для студентов юридического факультета). – Омск: Омск. гос. ун-т, 2005. - 309 с.
References (transliterated)
1.
Ob eksperimente po otrabotke modelei organizatsii mestnogo samoupravleniya, provodimom v Pskovskoi oblasti: postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 11 oktyabrya 1996 g. (red. ot 27.07.1998 g.) № 1188 // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 21 oktyabrya 1996 g. – № 43. – St. 4928
2.
O provedenii eksperimenta po sozdaniyu prikladnogo bakalavriata v obrazovatel'nykh uchrezhdeniyakh srednego professional'nogo i vysshego professional'nogo obrazovaniya: postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 19 avgusta 2009 g. (red. ot 08.09.2010 g.) № 667 // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 31 avgusta 2009 g. – № 35. – St. 4232.
3.
Grmek M.D. Le chaudron de Médée. L' expérimentation sur le vivant dans l'antiquite – Paris: Institut Sunthélabo, 1997. - 254 p.
4.
Zhuravel' E.G. Metody besedy i nablyudeniya kak metody yuridicheskoi psikhologii // Yuridicheskaya psikhologiya. – 2009. – № 4. - S. 37-45.
5.
Parsons T. Ponyatie obshchestva: komponenty i ikh vzaimootnosheniya // Amerikanskaya sotsiologicheskaya mysl'. – 1996. - S. 494-626.
6.
Vishnovetskaya S.V. K voprosu o ponyatii i strukture metodologii nauki trudovogo prava // Trudovoe pravo v Rossii i za rubezhom. – 2013. – № 1. - S. 49-52.
7.
Uvarov M.S. Binarnyi arkhetip. Evolyutsiya idei antinomizma v istorii evropeiskoi filosofii i kul'tury. – Spb.: BGTU, 1996. - 213 s.
8.
Nersesyants V.S. Yurisprudentsiya. Vvedenie v kurs obshchei teorii prava i gosudarstva. – M., 1998. - 288 s.
9.
Malakhov V.P. Filosofiya prava. – M.: Yuniti-Dana, 2007. - 336 s.
10.
Bel'skii K.S. Vvedenie v metodologiyu finansovogo prava. Chast' 2. Poznavatel'nyi protsess kak sistemnoe yavlenie // Pravo i gosudarstvo. – 2014. – № 2. - S. 89-96.
11.
Fuko M. Volya k istine: po tu storonu znaniya, vlasti i seksual'nosti. Raboty raznykh let. – M.: Kastal', 1996. - 448 s.
12.
Rybakov V.A. Teoriya gosudarstva i prava: konspekty lektsii (dlya studentov yuridicheskogo fakul'teta). – Omsk: Omsk. gos. un-t, 2005. - 309 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"