Статья 'О понятии юридической ответственности' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

О понятии юридической ответственности

Савельев Юрий Михайлович

старший преподаватель, кафедра Теория государства и права, Тольяттинский Государственный Университет

445000, Россия, Самарская область, г. Тольятти, ул. Ушакова, 57, оф. 807

Savelyev Yuriy Mihaylovich

Postgraduate Student and Senior Lecturer at Tolyatti State University, Department of Theory of State and Law

445000, Russia, Samarskaya oblast', g. Tol'yatti, ul. Ushakova, 57, of. 807

yusproc@gmail.com

DOI:

10.7256/2409-7136.2015.10.1612

Дата направления статьи в редакцию:

12-08-2015


Дата публикации:

01-10-2015


Аннотация.

Статья посвящена извечно дискуссионному вопросу о сущности понятия юридической ответственности. В статье проводится исследование понятия юридической ответственности как комплексного правового явления через призму философии, раскрываемую в двух формах — позитивной и негативной. Также затрагивается вопрос о родовом понятии социальной ответственности по отношению к юридической ответственности в целом. Предметом исследования выступает социальная ответственность как базовое понятие и юридическая ответственность как одна из разновидностей социальных норм. Автор также делает акцент на позитивную форму проявления юридической ответственности. В процессе исследования превалирующим используется диалектический метод познания, исторический. Также автор проводит сравнительно-правовой метод исследования. Автор, проанализировав различные правовые, социологические и философские точки зрения приходит к собственному выводу об актуальности позитивной юридической ответственности, а также присоединяется к определению юридической ответственности как комплексного правового явления, включающего в себя не только ретроспективный аспект. По нашему мнению, позитивная и негативная юридическая ответственность это две формы юридической ответственности в целом.

Ключевые слова: юридическая ответственность, казуальная ответственность, личностная ответственность, правомерное поведение, правонарушение, поощрение, социальная норма, меры государственного воздействия, ретроспективная юридическая ответственность, позитивная юридическая ответственность

УДК:

340.1

Abstract.

The article is devoted to the eternal disputable question about the essence of the concept of legal liability. The article analyzes the concept of legal liability as a complex legal phenomenon in the light of the philosophy exposed in two forms – a positive and a negative. The author also touches upon the issue of a generic concept of social liability in general. The subject of the research is social liability as a basic concept and legal liability as one of the varieties of social norms. The author also emphasizes the positive form of legal liability. The main methods of research are the dialectical method of cognition and the historical method. The author also applies the method of comparative-legal analysis. Having analyzed various legal, sociological and philosophical points of view, the author comes to the conclusion about the topicality of positive legal liability and joins the definition of legal liability as a complex legal phenomenon which includes not only the retrospective aspect. In the author’s opinion, positive and negative legal liabilities are two forms of legal liability in general. 

Keywords:

legal liability, casual liability, personal liability, lawful behavior, offence, encouragement, social norm, measures of government impact, retrospective legal liability, positive legal liability

Рассмотрение вопроса о понятии юридической ответственности целесообразно начать с раскрытия термина «социальная ответственность», который выступает родовым понятием по отношению к понятию юридической ответственности. Вполне закономерно также, что рассмотрение термина «социальная ответственность» традиционно начинается с краткой характеристики базового понятия «ответственность».

В данной статье автор подойдет к пониманию специфики ответственности в праве с точки зрения философского осмысления. Идеи изучения особого отношения, возникающего в социуме в связи с действиями и обязанностями его членов можно наблюдать уже в «Никомаховой этике» Аристотеля [1]. В трудах И. Канта можно также отметить, что «человек ответственен за человечество в своем лице» [2]. Триада Дж. Локка «сознание-свобода-выбор» также выступает примером ответственного поведения человека, потому как «свобода порождает ответственность, а ответственность направляет свободу» - как указывал В.А. Канке [3,С. 229]. Сам же возраст эволюции понятия «ответственность» оценивается в чуть более ста лет [3,С. 229].

Ответственность в современном понимании — это субъективная обязанность отвечать за поступки и действия, а также их последствия; определенный уровень негативных последствий для субъекта в случае нарушения им установленных требований [4].

Интересной представляется точка зрения Е.Н. Лисанюка, который определяет, что ответственность в общем виде «есть требование или обязательство действующего лица быть рациональным в своем поведении, потому что, с одной стороны, это своего рода требование рационального обоснования своих действий, а с другой — готовность и способность действующего лица такое обоснование представить» [5]. Даже с лингвистической точки зрения корнем слова «ответственность» является ветео (совет) , что с древнегреческого означает воля. Воля — это способность сознательно управлять своей жизнью, а ответственность — это способность влиять на ход событий, своих поступков.

Методом анализа человек может изменять ход событий в будущем, учитывая ошибки прошлого. Поэтому ответственность может быть как за уже свершенные деяния, так и за те, которые еще не свершены, но, учитывая уроки прошлого, либо руководствуясь здравым смыслом человек вполне может изменить ход событий в лучшую сторону, не допустить нежелаемых последствий. Следовательно, возможно рассматривать «ответственность» в двух измерениях: ответственность за свершенное деяние, нарушающее какие-либо социальные нормы - подобная ответственность в литературе получила называние ответственности «ретроспективной», и ответственность, направленная в будущее – «перспективная», «проспективная». Следует отметить, что «перспективная» ответственность исключительно положительна, т.е. направлена на свершение поступков, не нарушающих социальных норм, и, следовательно, «чем выше уровень ответственности в активном смысле (ответственность в положительном смысле), тем больше соблюдаются социальные нормы, тем реже имеет место ответственность в ретроспективном аспекте (пассивная, отрицательная ответственность)» [6].

При выработке общего понятия социальной ответственности Р.Л. Хачатуров рекомендует за основу принять определение, данное В.П. Тугариновым: «ответственность – это способность человека предвидеть результаты своей деятельности и определять ее, исходя из того, какую пользу или вред она принесет обществу» [7, С.52], но, в то же время, делает весомое замечание, по поводу того, что следует учитывать не только способность предвидеть человеком последствия свершенных им действий, важно также осознавать возможность последствий. «Способности предвидеть еще недостаточно для ответственности… можно быть способным предвидеть, но не осознавать и не предвидеть, и в то же время, можно не предвидеть, но нести ответственность»[7, С. 52]. Несомненно, что в данном случае имеют место быть признаки вменяемости и дееспособности.

С учетом внесенных коррективов Р.Л. Хачатуров предложил следующее определение социальной ответственности: «специфическое свойство общественного отношения, которое проявляется в деятельности человека и выражается в осознании или возможности осознания им социально-значимых последствий свершения того или иного поступка» [8].

С точки зрения этики и права ответственность рассматривается как категория, характеризующая особенности выполнения личностью нравственных требований, предъявляемых обществом или, иными словами, отражающая особое социальное и морально-правовое отношение личности к обществу в форме выполнения своего нравственного долга и правовых норм [9]. Примерно то же содержание, но с несколько измененными акцентуациями дано О.Н. Шалдыбиной в определении ответственности как «возлагаемое на кого-либо или взятое кем-либо обязательство отчитываться в каких-либо своих действиях и принять на себя вину за возможные их последствия» [10].

Воспитание ответственности в человеке также необходимо, как и обучение его базовым знаниям и умениям, а также расширение общего кругозора опытом, накопленным предыдущими поколениями.

Ответственность — не только сугубо правовое явление, но и одна из важнейших личностных характеристик, демонстрирующая способность подходить к делу обдуманно, внимательно, доводить начатое до конца; смелость брать на себя ответственность, способность отвечать за многое и многих; готовность отвечать за сделанное. Внутренней основой ответственности человека является его внутренний стержень, твердая убежденность в том, что все происходящее вокруг, а также с самим человеком зависит, прежде всего, от него самого, а не от внешних обстоятельств, стечения событий.

Кроме того, ответственность — это еще и «интеллектуальная и физическая готовность субъекта к реализации (или воздержания от) совокупности действий, могущих потребоваться вследствие выполнения (или невыполнения) данным субъектом некоторых других действий» [11].

Личностная ответственность — это взятые личностью обязательства отчитываться в каких-либо своих действиях перед самим собой и внешними инстанциями ответственности, принимать на себя вину и другие санкции за возможные их последствия, прогнозировать последствия своих действий [12].

С философской и социологической точек зрения [13] ответственность раскрывается через способность лица предвидеть результат своих действий, осознание обязанностей перед людьми (чувство долга), способность придерживаться установленных социумом поведенческих рамок. В социальном плане ответственность — это, прежде всего, умение брать обязательство, вступая в общественные отношения.

Таким образом, объединяя вышесказанное, можно сделать вывод, что социальная ответственность – это личностная характеристика человека, включающая его способность адекватно анализировать сложившуюся ситуацию, заранее прогнозировать последствия (позитивная ответственность) своих действий или бездействий в данной ситуации и делать выбор конфигурации своих поступков, с готовностью принять последствия выбора, как неизбежные свершившиеся факты, а в случае наступления неблагоприятных последствий иметь волю претерпеть предусмотренные социальные наказания (негативная ответственность).

Любая ответственность — личности, общества, государства — по своей сущности предопределена социальным характером отношений, имеет социальную природу. Истоки систематического рассмотрения ответственности как социального феномена хорошо прослеживаются в сфере правового регулирования социальных взаимоотношений. Общие черты социальной ответственности и юридической ответственности можно выделить на основании функций и принципов. Многие авторы выделяют следующие функции социальной и юридической ответственности: регулятивную, превентивную, карательную, восстановительную, воспитательную [14]. В целом, «Соотношение между социальной и юридической ответственностью можно представить как диалектическую связь общего и частного; соотношение рода и вида» [15]. Юридическая ответственность как вид социальной ответственности трансформирует в себе идеи справедливости, гуманизма, как общечеловеческие ценности и основывается на них, но одновременно ввиду ее формальной определенности она исходит и из принципов законности, индивидуальности, неотвратимости, виновности деяния [16].

Под термином «юридическая ответственность» понимается «применение к правонарушителю предусмотренных санкцией юридической нормы мер государственного принуждения, выражающихся в форме лишений личного, организационного либо имущественного характера» [17].

Краткое и ёмкое определение приводят М.Б. Смоленский и Г.А. Борисов: «юридическая ответственность — это применение мер к правонарушителю государственного принуждения, предусмотренных санкцией юридической нормы» [18].

О.О. Миронов кратко определяет юридическую ответственность как «необходимость для виновного лица подвергнуться мерам государственного воздействия, претерпеть определенные отрицательные последствия; или как вид и меру принудительного лишения лица известных благ» [19].

В юридических науках феномен ответственности часто исследуется лишь под ракурсом наказуемости. Подобное односторонний интерес и соответственно последующая реализация на практике приводит к деформациям в сфере регуляции социальных отношений. В зарубежной теории и практике, к примеру, феномен ответственности изначально включает в себя значительно больше значений — положенность к ответу, отвечаемость, разумность, точность, определенность, зависимость и другие [20] что, безусловно, характеризует ответственность с позитивной ее формы реализации.

Ранее большинство общепринятых отечественных определений характеризовали юридическую ответственность с точки зрения ретроспективной формы ее реализации - то есть ответственности за уже совершенное деяние. В связи с этим В.А. Тархов отметил, что «основной недостаток большинства определений — их односторонность, невозможность охвата ими различных случаев ответственности во всех отраслях права, что необходимо для общетеоретических определений» [21].

Сторонники юридической ответственности за правонарушение адресуются также и к законодательству, мотивируя свою позицию тем, что в нормативных актах РФ под юридической ответственностью подразумевается обязанность субъекта претерпевать всяческого рода имущественные и личностные лишения, будь то штрафы, конфискация имущества, либо ограничение свободы. Однако, проанализировав законодательство, можно выделить проявления позитивной юридической ответственности, заключающиеся в обозначении правильного поведения, определенным действиям, то есть всего того, что мотивирует и направляет человека на путь правового и законопослушного поведения, за которое не наступает юридическая ответственность ретроспективная. Так, к примеру, в ст. 191 ТК РФ [22] перечислены примеры поощрения за труд; ст. 985 ГК РФ [23] предусматривает вознаграждение за действия в чужом интересе, ст. 1006 ГК РФ предусматривает агентское вознаграждение, ст. 1055 ГК РФ — содержит обязанность выплатить награду. Даже статьями уголовного кодекса РФ предусмотрено поощрение за раскаяние, осознание своих неправомерных деяний и активное способствование раскрытию или пресечению преступлений. Так, ст. 228 УК РФ [24] лицо освобождается от уголовной ответственности в вышеуказанном случае, что выступает примером правового поощрения со стороны государства.

Существует интересная точка зрения, представленная Е.А. Цишковским о том, что на самом деле и позитивная и негативная юридическая ответственность ретроспективны, т.к. обе наступают post factum, т.е. тогда, когда правовое деяние уже совершено. Различия состоят лишь в том, что «за позитивную юридическую ответственность субъект поощряется за поведение, квалифицируемое как заслуга, а правоотношение, в котором он участвовал, продолжает беспрепятственно осуществляться» [25]. В данном случае имеет место быть возражение о том, что позитивная юридическая ответственность также направлена на формирование правомерного поведения на будущее. В данном случае нельзя согласиться с позицией, что «субъект не может нести юридическую ответственность за поведение в будущем», потому как человек способен прогнозировать последствия, которые наступят в случае его возможного поведения. Именно руководствуясь прогнозированием, человек просчитывает возможные варианты его поведения и возможные последствия, которые повлекут его действия, либо бездействие, а далее, руководствуясь предписаниями правомерного поведения человек должен принять единственно верное решение, которое не нарушит и не выйдет за рамки допустимого законом и, следовательно, не повлечет за собой нежелательных последствий, выраженных в применении санкций со стороны государства. В данном случае и имеет место быть позитивная юридическая ответственность — то есть ответственность без правонарушения.

Кроме того, Е.А. Цишковский предлагает юридическую ответственность за правомерное поведение также делить на позитивную и перспективную, поскольку оба этих вида ответственности реализуются в правомерном поведении, но одна проявляется в уже совершенном (поощряемом и заслуженном) правомерном поступке, а другая направлена и осуществляется в будущем правомерном поведении. Думается, что подобное предложение введет лишь в еще большее терминологическое заблуждение и приведет к усугублению путаницы и противоречиям в дискуссии по поводу позитивной юридической ответственности.

Концепцию позитивной юридической ответственности можно развить также через общую теорию ответственности.

Так, в общей теории ответственности виды ответственности можно классифицировать по различным основаниям:

1. темпоральный, указывающий время совершения действия с формулированием мотивации для его совершения или его легитимацией

2. прагматический, указывающий на основание возникновения отношения ответственности;

3. субъектный, специфицирующий границы универсализации отношения ответственности;

4. агентный, определяющий основной коррелят мотивации агента к совершению поступка [26]. и т.д.

В рамках нашего исследования нас будет интересовать объектный критерий классификации, в качестве критериев которого выступают время поступка и основание возникновения отношения ответственности у свершившего некое действие субъекта. Указанные критерии выступают объектными, поскольку соотносят некоторое действие как реальное событие, изменяющее положение и ход событий с особенностями оценки данного поступка и мотивации к его свершению, т.е. действие, вне структуры отношения ответственности с элементами данной структуры. Именно данные критерии помогут различить проспективную и ретроспективную ответственность (казуальную и компенсирующую) [27].

По классификации Харта проспективная ответственность есть отношение между возможным действием субъекта и представлении им последующего развития события и потенциальным действием субъекта, который тот должен или готов осуществить в целях предотвращения нежелательных вариантов развития событий и имеет место, когда мотивация одного из них обращена в будущее, хотя это и не означает, что она не может распространяться и на настоящее и прошлое. Ретроспективная же обращена строго в прошлое, это отношение между потенциальным действием субъекта, который тот должен или готов осуществить в целях предотвращения нежелательных вариантов развития событий и уже наступившим событием от поступка [28].

Ретроспективная ответственность выступает также и казуальной по классификации Харата, и правовой по классификации Йонаса, потому что она направлена от свершившегося факта поступка к обстоятельству, вызванному самим данным поступком.

Казуальная ответственность возникает в момент совершения поступка, поэтому она всегда ретроспективна. Дескриптивное понимание отношения ответственности не позволяет выделить казуальную проспективную ответственность, так как планируемые поступки не могут быть причиной ущерба, страдания и т.п., возникающих как результат совершения поступка. Компенсирующая, или предвосхищающая ответственность может быть как проспективной, так и ретроспективной, потому что она является неким постоянным отношением между возможным действием субъекта и представлении им последующего развития события и потенциальным действием субъекта, который тот должен или готов осуществить в целях предотвращения нежелательных вариантов развития событий. В случае совершения поступка она может стать казуальной, но необязательно. Казуальная же ответственность как отношение между потенциальным действием субъекта, который тот должен или готов осуществить в целях предотвращения нежелательных вариантов развития событий и нормой, правилом, быть может, авторитет легитимации норм или санкций не является компенсирующей.

Таким образом, классификация видов ответственности есть определение того, какой из структурных элементов этого отношения признается превалирующим в связи с действием субъекта, который тот должен или готов осуществить в целях предотвращения нежелательных вариантов развития событий, т.е. оказывает наибольшее влияние на мотивацию поступка, или же принимается за ключевой при установлении таковой. Кроме этого, различные классификации видов ответственности можно получить, используя спецификацию норм или правил и авторитет легитимации норм или санкций не является компенсирующей. Так, если под нормами и правилами понимать правовые нормы, получим правовую ответственность, если моральные — то моральную.

Напротив, добровольную форму реализации юридической ответственности нельзя свести и растворить только лишь в понятиях «обязанность», «правомерное поведение», «поощрение», «осознание обязанности», «волевое отношение к обязанностям. Добровольная ответственность не является тождественной обязанности, правомерному поведению, поощрению, субъективным признакам - она шире этих явлений. Не тождественна она и правоотношению, т.к. последнее характеризуется специфическими для него признаками, не все из которых входят в содержание добровольной юридической ответственности.» [29].

Идея позитивной юридической ответственности для отечественной юриспруденции была предложена в 60-х годах xx века, однако в мировой политико-правовой теории зачатки позитивной юридической ответственности можно выделить уже в XVIII-XIX вв. когда Г. Гегель в своих размышлениях пришел к выводу о необходимости законодательного закрепления терминов «преступление» и «наказание», причем определения должны были быть «позитивными» — то есть не нести какой-либо угрозы и запугивания для человека в своей трактовке [30]. Его мысль продолжил И. Бентам, который заслужил звание родоначальника позитивизма — направления в философии права и истории юриспруденции, отрицающего всякое иное право, кроме позитивного, которое толкует всякое государственно-правовое явление исключительно как творение человека ради общечеловеческой пользы [31].

Г. Кельзеном сформулировано «чистое» и интуитивно понятное определение юридической ответственности: «обязанность индивида вести себя определенным образом, если его противоположное поведение обуславливает акт принуждения в качестве санкции (меры воздействия)» [32].

В настоящее время используются такие синонимы позитивной юридической ответственности, как перспективная ответственность, активная ответственность, позитивно-умеренная ответственность, позитивно-активная ответственность поощрительная ответственность. Также ее отождествляют с чувством долга или юридической обязанностью [33].

Первые попытки представить «позитивную юридическую ответственность» отечественным правоведам воспринимались в штыки, потому как действительно, психическое отношение личности к содеянному как в прошлом, так и в будущем, его осознание долга и совести, внутреннего голоса и осознания моральных обязательств перед обществом – все это категории более психологических наук, чем юридических. Между тем, необходимо отметить, что в составе правонарушения также присутствует психологический аспект содеянного — субъективная сторона правонарушения, которая характеризует психическую деятельность лица в момент совершения правонарушения. В структуре содержания данной психической деятельности различают: вину, мотив, цель, эмоциональное состояние. Право хоть и носит карательный и регулирующий, жестко регламентирующий характер, все равно неизбежно взаимодействует с человеческой душей, ее порывами, мотивацией. И отрекаться от душевной компоненты было бы крайне опрометчиво.

Позитивная юридическая ответственность тяжело воспринималась еще и потому, что это ответственность без правонарушения, однако в ее определение также входят устоявшиеся правовые категории: правовые санкции, правоотношение и обязанность.

Сторонники отрицания позитивной юридической ответственности апеллируют еще и к тому моменту, что за правонарушением следует санкция, а за правомерное поведение — позитивную юридическую ответственность не следует мер поощрения или одобрения со стороны государства. Действительно, материально вознаграждение за обыденное правомерное поведение не предусмотрено. Однако за сверх проявление правомерного поведения существуют различные меры поощрения со стороны государства, о которых уже было указано выше. Примерами тому могут служить грамоты, медали, условно-досрочное освобождение за правомерное поведение в местах лишения свободы.

Кроме того, в силу своей самобытности человек не склонен чувствовать духовных точек соприкосновения с правом. Не будь санкций, вряд ли законы соблюдались бы добровольно и беспрекословно. На человека действуют мотивационно материальные рычаги власти, давления и принуждения в виде штрафов, ограничения свободы и т.п. Большинство правонарушений не совершаются не из-за осознания вредности или опасности деяния, а лишь из-за страха быть наказанным. Позитивная юридическая ответственность не осязаема, потому как она поощряется молчаливым одобрением со стороны государства. Задача позитивной юридической ответственности состоит в формировании добровольного правомерного поведения у субъектов права без влияния на них мер принуждения.

Если обратиться к определению термина «ответственность» с философской точки зрения — она есть отношение зависимости человека от чего-либо, воспринимаемого им (ретроспективно или перспективно) в качестве определяющего основания для принятия решений и совершения действий, прямо или косвенно направленных на сохранение иного или содействие ему, что выступает очередным доказательством в пользу позитивной юридической ответственности [34]. Как верно подмечено Р.Л. Хачатуровым, оба вида ответственности тесно связаны между собой, и чем выше уровень ответственности в активном смысле (ответственность в положительном смысле), тем больше соблюдается социальные нормы, тем реже имеет место ответственность в ретроспективном смысле (пассивная, отрицательная ответственность) [35] .

А.С. Бондарев, характеризуя юридическую ответственность исключительно с позиции позитивной ее формы реализации считает, что юридическая ответственность является сугубо личностным ценным правовым свойством субъектов права, и дает следующее определение: «юридическая ответственность есть способность (знание, умение, осознанная воля) субъекта права своевременно определять вид и меру своих субъективных юридических обязанностей перед правомочными лицами при своем вступлении в ту или иную социальную статусную роль и своевременно и добросовестно исполнять (соблюдать) их, а тема самым — реализовывать свою юридическую ответственность не только перед конкретным правомочным субъектом права, но и перед обществом и государством, которые нормативно определили вид и меру данной ответственности, нормируя правом соответствующие социальные статусы данного общества» [36].

Позитивная ответственность в отличие от негативной — не временная и не принудительная, а постоянная, добровольная и глубоко осознанная ответственность личности за свое надлежащее поведение. Она предполагает не только контроль субъекта за собственными действиями, но и положительную реакцию на контроль со стороны общества, государства. Для правовой системы это принципиально важный стабилизирующий и цементирующий фактор [37].

Хотелось быть отметить еще один нюанс. Многие авторы высказываются за позитивную юридическую ответственность как «аспект» или «вид» юридической ответственности. Однако Д.А. Липинский делает замечание, что позитивная юридическая ответственность — это одна из «форм» реализации юридической ответственности. Юридическая ответственность едина, но обладает добровольной и государственно-принудительной формами реализации»[33].

Подобно тому, как вода выступает уникальным химическим веществом, определяющим возможность существования жизни, ответственность выступает уникальным «веществом» определяющим существование права и государства в целом. Юридическая ответственность соединяет в себе социальное, моральное, нравственное и правовое начало. Юридическая ответственность проявляется одновременно в прошлом, настоящем и будущем, связывая и перенося через временное пространство правомерное поведение, сформированное на основании анализа прошлых и будущих поступков человека в настоящем. Поэтому нельзя рассматривать позитивную юридическую ответственность только с ретроспективного ее аспекта. Нельзя утверждать, что она направлена лишь во взгляд в прошлое. В отличие от юридической ответственности за правонарушение, которая возникает по факту совершения неправомерного деяния позитивная юридическая ответственность должна осуществляться беспрерывно, потому как человек постоянно находится в различного рода общественных отношениях. И правомерное его поведение есть результат работы позитивной юридической ответственности.

В целом, отношение ответственности носит нормативный характер, потому что с точки зрения субъекта (действия) выступает как обязательство рационально обосновать мотивацию к действию, а с позиции инстанции — есть требование такое обоснование предоставить [11,C.287].

Таким образом, можно сделать вывод, что позитивная и негативная юридическая ответственность есть формы, две стороны одной медали — юридической ответственности в целом. Их нельзя рассматривать отдельно друг от друга, ведь они есть части единого целого. И, потому как нецелесообразно и спорить о наличии либо отсутствии одного составляющего от всего целого, определение юридической ответственности должно охватывать обе формы и наиболее полно отражать содержание юридической ответственности. В данном вопросе мы придерживаемся определения, данном Д.А. Липинским: «это нормативная, гарантированная и обеспеченная государственным принуждением, убеждением или поощрением юридическая обязанность по соблюдению и исполнению требований норма права, реализующаяся в правомерном поведении субъектов, одобряемом или поощряемом государством, а в случае ее нарушения – обязанность правонарушителя претерпеть осуждение, ограничение прав имущественного или личного неимущественного характера и ее реализация» [39].

Библиография
1.
Аристотель. Никомахова этика 1110а1–3, 1165а15–20 // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4. М.: Мысль, 1983
2.
Кант И. Сочинения в 6 т. Т.4. – М.: Мысль, 1965.С.478.
3.
Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс. – М.: Наука, 1997. С. 229
4.
Субъективность и идентичность / Отв. ред. А.В. Михайловский. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. — 366 с
5.
Лисанюк Е.Н. Ответственность и идентичность субъекта // Субъективность и идентичность / Отв. ред. А.В. Михайловский. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. С. 271-277
6.
Хачатуров Р.Л. , Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. – Тольятти, 1995. – С. 11.
7.
Тугаринов В.П. Личность и общество. – М., 1965. С. 52.
8.
Хачатуров Р.Л. Понятие и виды социальной ответственности // Хачатуров Р.Л. , Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. – Тольятти, 1995. – С. 13.
9.
Шалдыбина, О.Н. Психология ответственности руководителя как субъекта управления / О.Н. Шалдыбина // Адаптация личности в современном мире: материалы заочной Международной научной Интернет-конференции. – М., 2008.
10.
Шалдыбина О.Н. Взаимосвязь профессиональной ответственности и социально-психологических характеристик личности руководителей (на примере руководителей низового звена). Автореф. дисс. канд. психол. наук. Саратов, 2009.
11.
Лисанюк Е.Н. Ответственность и идентичность субъекта // Субъективность и идентичность / Отв. ред. А.В. Михайловский. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. С. 271-277
12.
Кравчук Н.А. Взаимосвязь личностной и профессиональной ответсвтенности как одна из главных качеств руководителя // Студенческий научный форум 15 февраля-31 марта 2013 года. – СГА. – Тольятти, 2013.
13.
Спиркин А.Г. Сознание и Самосознание. – М., 1972. С. 290; Тугаринов В.П. Личность и общество. – М., 1965. С. 52.
14.
Трофимова М.П. Функции юридической ответственности: автореферат диссертации канд.наук. – Саратов, 2000. С. 6-8. Плахотный А.Ф. Свобода и ответственность. – Харьков, 1972. С. 46; Ореховский А.И. Ответственность и ее социальная природа. – Томск, 1978. С. 206-211;
15.
Липинский Д.А. Понятие юридической ответственности // юридическая ответственность: история и современность: монография / А.А. Гогин и др. отв ред Д.А. Липинский. – Тольятти: ТГУ, 2014. С. 28.
16.
Мироненко М.Б. Принципы юридической ответственности в системе принципов права: автореферат дисс канд наука. – Саратов, 2001. С. 6-8.
17.
Миронов О.О. Формы государственного устройства // Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Малько А.В., Матузов Н.И. – М.: Юристъ: 2001. С. 91
18.
Смоленский М.Б., Борисов Г.А. Теория государства и права. – М.: Феникс, 2012. С. 136
19.
Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2004. С. 473, С. 474
20.
Введение в философию ответственности. Монография / А. И. Ореховский [и др.]; под общ. ред. А. И. Ореховского. — Новосибирск: СибГУТИ, 2005.-186 с.
21.
Тархов В.А. Понятие юридической ответственности // Правоведение.-1973.-№ 2.-С. 36.
22.
Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ (ред. от 28.06.2014) // Собрание законодательства РФ.-07.01.2002.-№ 1 (ч. 1).-ст. 3.
23.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2014) // Собрание законодательства РФ.-29.01.1996.-№ 5.-ст. 410.
24.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 04.08.2014) // Собрание законодательства РФ.-17.06.1996.-№ 25.-ст. 2954.
25.
Цишковский Е.А. Юридическая ответственность в правомерном поведении // Юридическая наука и правоприменительная практика. – 2009.-№4 (10). – С. 4-14
26.
Йонас Г. Принцип ответственности.-М.: Айрис-пресс, 2004; Харт Г.Понятие права. СПб.: Наука, 2003; Ingarden R. Über die Verantwortung. Ihre ontischen Fundamente. Stuttgart: Reclam, 1970; Ingarden R. Kniążeczka o człowieku. Kraków: Wydawnictwo Literackie, 1972.
27.
Прокофьев А.В. Справедливость и ответтсвенность. – Тула: Изд-во ТГПУ им. Л.Н. Толстого, 2006. С. 112
28.
Hart H.L.A. The Ascription of Responsibility and Rights // Proceedings of the Aristotelian Society. 1949. Vol. 49. P. 171-194. См. русский перевод: Харт Г.Л.А. Приписывание ответственности и прав (пер. с англ. В.В. Оглезнева) // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2010. № 5(292). С. 116-135.
29.
Липинский Д.А. К дискуссии о понятии юридической ответственности // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. Сер. ¨Юриспруденция¨. Вып. 25.-Тольятти : Изд-во ВУиТ, 2002. С.43-61.
30.
Гегель Г. Философия права / пер. с нем. В.С. Нерсесянц. – М.: 1990С. 144-147
31.
Бентам И. Введение в основания нравственности изакоондательства (An Introduction to the Principles of Morals And Legislation) перевод на русский язык. – М.: Российская политическая энциклопедия, 1998. – 416с.
32.
Чистое учение о праве Ганса Кельзена. / пер. с нем. С.В. Лёзова, Ю.С. Пивоварова Сб. пер. Вып. 1.-М.: АН СССР ИНИОН, 1987. С. 84
33.
Липинский Д.А. Позитивная юридическая ответственность: за и против // Право и политика. – 2005.-№. 11.
34.
Степин В., Гусейнов А. Новая философская энциклопедия из 4 книг. Книга 3. – М.: Мысль, 2010. С. 171
35.
Бондарев А.С. Юридическая ответственность и безответственность – стороны правовой культуры и антикультуры субъектов права. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2008. С. 7.
36.
Матузов Н.И. Юридические коллизии и способы их разрешения // // Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Малько А.В., Матузов Н.И. – М.: Юристъ: 2001. С. 473-С. 474
37.
Хачатуров Р.Л., Липинский Д.А. Общая теория юридической ответственности: монография. – СПб.: Издательство Р.Арсланова «Юридический центр Пресс», 2007. – С. 50
38.
Степанова В.В. Эволюция понятия юридической ответственности в истории досоветского права // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Юридические науки. 2012. № 2. С. 49-5
References (transliterated)
1.
Aristotel'. Nikomakhova etika 1110a1–3, 1165a15–20 // Aristotel'. Sochineniya: v 4 t. T. 4. M.: Mysl', 1983
2.
Kant I. Sochineniya v 6 t. T.4. – M.: Mysl', 1965.S.478.
3.
Kanke V.A. Filosofiya. Istoricheskii i sistematicheskii kurs. – M.: Nauka, 1997. S. 229
4.
Sub''ektivnost' i identichnost' / Otv. red. A.V. Mikhailovskii. — M.: Izd. dom Vysshei shkoly ekonomiki, 2012. — 366 s
5.
Lisanyuk E.N. Otvetstvennost' i identichnost' sub''ekta // Sub''ektivnost' i identichnost' / Otv. red. A.V. Mikhailovskii. — M.: Izd. dom Vysshei shkoly ekonomiki, 2012. S. 271-277
6.
Khachaturov R.L. , Yagutyan R.G. Yuridicheskaya otvetstvennost'. – Tol'yatti, 1995. – S. 11.
7.
Tugarinov V.P. Lichnost' i obshchestvo. – M., 1965. S. 52.
8.
Khachaturov R.L. Ponyatie i vidy sotsial'noi otvetstvennosti // Khachaturov R.L. , Yagutyan R.G. Yuridicheskaya otvetstvennost'. – Tol'yatti, 1995. – S. 13.
9.
Shaldybina, O.N. Psikhologiya otvetstvennosti rukovoditelya kak sub''ekta upravleniya / O.N. Shaldybina // Adaptatsiya lichnosti v sovremennom mire: materialy zaochnoi Mezhdunarodnoi nauchnoi Internet-konferentsii. – M., 2008.
10.
Shaldybina O.N. Vzaimosvyaz' professional'noi otvetstvennosti i sotsial'no-psikhologicheskikh kharakteristik lichnosti rukovoditelei (na primere rukovoditelei nizovogo zvena). Avtoref. diss. kand. psikhol. nauk. Saratov, 2009.
11.
Lisanyuk E.N. Otvetstvennost' i identichnost' sub''ekta // Sub''ektivnost' i identichnost' / Otv. red. A.V. Mikhailovskii. — M.: Izd. dom Vysshei shkoly ekonomiki, 2012. S. 271-277
12.
Kravchuk N.A. Vzaimosvyaz' lichnostnoi i professional'noi otvetsvtennosti kak odna iz glavnykh kachestv rukovoditelya // Studencheskii nauchnyi forum 15 fevralya-31 marta 2013 goda. – SGA. – Tol'yatti, 2013.
13.
Spirkin A.G. Soznanie i Samosoznanie. – M., 1972. S. 290; Tugarinov V.P. Lichnost' i obshchestvo. – M., 1965. S. 52.
14.
Trofimova M.P. Funktsii yuridicheskoi otvetstvennosti: avtoreferat dissertatsii kand.nauk. – Saratov, 2000. S. 6-8. Plakhotnyi A.F. Svoboda i otvetstvennost'. – Khar'kov, 1972. S. 46; Orekhovskii A.I. Otvetstvennost' i ee sotsial'naya priroda. – Tomsk, 1978. S. 206-211;
15.
Lipinskii D.A. Ponyatie yuridicheskoi otvetstvennosti // yuridicheskaya otvetstvennost': istoriya i sovremennost': monografiya / A.A. Gogin i dr. otv red D.A. Lipinskii. – Tol'yatti: TGU, 2014. S. 28.
16.
Mironenko M.B. Printsipy yuridicheskoi otvetstvennosti v sisteme printsipov prava: avtoreferat diss kand nauka. – Saratov, 2001. S. 6-8.
17.
Mironov O.O. Formy gosudarstvennogo ustroistva // Teoriya gosudarstva i prava. Kurs lektsii / pod red. Mal'ko A.V., Matuzov N.I. – M.: Yurist'': 2001. S. 91
18.
Smolenskii M.B., Borisov G.A. Teoriya gosudarstva i prava. – M.: Feniks, 2012. S. 136
19.
Matuzov N.I., Mal'ko A.V. Teoriya gosudarstva i prava: Uchebnik. M.: Yurist'', 2004. S. 473, S. 474
20.
Vvedenie v filosofiyu otvetstvennosti. Monografiya / A. I. Orekhovskii [i dr.]; pod obshch. red. A. I. Orekhovskogo. — Novosibirsk: SibGUTI, 2005.-186 s.
21.
Tarkhov V.A. Ponyatie yuridicheskoi otvetstvennosti // Pravovedenie.-1973.-№ 2.-S. 36.
22.
Trudovoi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 30.12.2001 № 197-FZ (red. ot 28.06.2014) // Sobranie zakonodatel'stva RF.-07.01.2002.-№ 1 (ch. 1).-st. 3.
23.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' vtoraya) ot 26.01.1996 № 14-FZ (red. ot 21.07.2014) (s izm. i dop., vstup. v silu s 01.10.2014) // Sobranie zakonodatel'stva RF.-29.01.1996.-№ 5.-st. 410.
24.
Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 13.06.1996 № 63-FZ (red. ot 21.07.2014) (s izm. i dop., vstup. v silu s 04.08.2014) // Sobranie zakonodatel'stva RF.-17.06.1996.-№ 25.-st. 2954.
25.
Tsishkovskii E.A. Yuridicheskaya otvetstvennost' v pravomernom povedenii // Yuridicheskaya nauka i pravoprimenitel'naya praktika. – 2009.-№4 (10). – S. 4-14
26.
Ionas G. Printsip otvetstvennosti.-M.: Airis-press, 2004; Khart G.Ponyatie prava. SPb.: Nauka, 2003; Ingarden R. Über die Verantwortung. Ihre ontischen Fundamente. Stuttgart: Reclam, 1970; Ingarden R. Kniążeczka o człowieku. Kraków: Wydawnictwo Literackie, 1972.
27.
Prokof'ev A.V. Spravedlivost' i otvettsvennost'. – Tula: Izd-vo TGPU im. L.N. Tolstogo, 2006. S. 112
28.
Hart H.L.A. The Ascription of Responsibility and Rights // Proceedings of the Aristotelian Society. 1949. Vol. 49. P. 171-194. Sm. russkii perevod: Khart G.L.A. Pripisyvanie otvetstvennosti i prav (per. s angl. V.V. Oglezneva) // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedenii. Pravovedenie. 2010. № 5(292). S. 116-135.
29.
Lipinskii D.A. K diskussii o ponyatii yuridicheskoi otvetstvennosti // Vestnik Volzhskogo universiteta im. V. N. Tatishcheva. Ser. ¨Yurisprudentsiya¨. Vyp. 25.-Tol'yatti : Izd-vo VUiT, 2002. S.43-61.
30.
Gegel' G. Filosofiya prava / per. s nem. V.S. Nersesyants. – M.: 1990S. 144-147
31.
Bentam I. Vvedenie v osnovaniya nravstvennosti izakoondatel'stva (An Introduction to the Principles of Morals And Legislation) perevod na russkii yazyk. – M.: Rossiiskaya politicheskaya entsiklopediya, 1998. – 416s.
32.
Chistoe uchenie o prave Gansa Kel'zena. / per. s nem. S.V. Lezova, Yu.S. Pivovarova Sb. per. Vyp. 1.-M.: AN SSSR INION, 1987. S. 84
33.
Lipinskii D.A. Pozitivnaya yuridicheskaya otvetstvennost': za i protiv // Pravo i politika. – 2005.-№. 11.
34.
Stepin V., Guseinov A. Novaya filosofskaya entsiklopediya iz 4 knig. Kniga 3. – M.: Mysl', 2010. S. 171
35.
Bondarev A.S. Yuridicheskaya otvetstvennost' i bezotvetstvennost' – storony pravovoi kul'tury i antikul'tury sub''ektov prava. – SPb.: Izdatel'stvo R. Aslanova «Yuridicheskii tsentr Press», 2008. S. 7.
36.
Matuzov N.I. Yuridicheskie kollizii i sposoby ikh razresheniya // // Teoriya gosudarstva i prava. Kurs lektsii / pod red. Mal'ko A.V., Matuzov N.I. – M.: Yurist'': 2001. S. 473-S. 474
37.
Khachaturov R.L., Lipinskii D.A. Obshchaya teoriya yuridicheskoi otvetstvennosti: monografiya. – SPb.: Izdatel'stvo R.Arslanova «Yuridicheskii tsentr Press», 2007. – S. 50
38.
Stepanova V.V. Evolyutsiya ponyatiya yuridicheskoi otvetstvennosti v istorii dosovetskogo prava // Vektor nauki Tol'yattinskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Yuridicheskie nauki. 2012. № 2. S. 49-5
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"