по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Правила разграничения компетенции судов по делам о банкротстве граждан
Стрелкова Ирина Ивановна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра права и культурологии, Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова

455000, Россия, Челябинская область, г. Магнитогорск, ул. Ленина, 38

Strelkova Irina Ivanovna

PhD in Law

Associate professor of the Department of Civil Law Disciplines at Noso Magnitogorosk State Technical University. 

455000, Russia, Chelyabinskaya oblast', g. Magnitogorsk, Lenina, 38

strigul68@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2015.4.14541

Дата направления статьи автором в редакцию:

01-01-2013


Дата рецензирования статьи:

24-02-2015


Дата публикации:

03-04-2015


Аннотация.

Объектом исследования являются актуальные изменения в правовом регулировании несостоятельности (банкротства), связанные с введением института банкротства физических лиц, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя, и передачей дел о потребительском банкротстве в компетенцию судов общей юрисдикции. Особое внимание в статье уделяется анализу норм Гражданского процессуального кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ, разграничивающих компетенцию судов и арбитражных судов по делам о несостоятельности (банкротстве), вопросам подведомственности дел о банкротстве граждан, родовой и территориальной подсудности данной категории дел. Методологию исследования составил комплексный анализ норм российского законодательства, касающихся подведомственности дел о банкротстве граждан, а также положений Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о компетенции судов. Основными выводами проведенного исследования являются положения о том, что реформирование судебной системы в результате упразднения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и активизация деятельности по унификации гражданского и арбитражного процессов обнаруживают тенденцию к дальнейшему объединению судов и арбитражных судов. В таких условиях механизмом разграничения их компетенции должен стать институт родовой подсудности дел. Новизна исследования заключается в том, что автором сформулировано предложение о целесообразности использования в едином Гражданском процессуальном кодексе РФ для разграничения компетенции судов и арбитражных судов по делам о банкротстве граждан термина «подсудность».

Ключевые слова: гражданский процесс, специальная подведомственность, арбитражные суды, судебная реформа, подведомственность, компетенция судов, потребительское банкротство, граждане, арбитражный процесс, унификация

УДК:

347.98

Abstract.

The object of the research includes the actual changes in legal regulation of insolvency (bankruptcy) connected with the introduction of institution of bankruptcy of natural persons without a status of an individual entrepreneur, and the transfer of consumer bankruptcy cases to the competence of the courts of general jurisdiction. Special attention is paid to the analysis of standards of the Code of civil procedure of the Russian Federation and the Arbitration procedural code of the Russian Federation, differentiating the powers of courts and arbitration courts on cases of insolvency (bankruptcy), to the questions of jurisdiction of citizens' bankruptcy cases, their exclusive and territorial  jurisdiction. The methodology of the research is based on the complex analysis of the regulations of Russian legislation concerning the jurisdiction of citizens' bankruptcy cases, and the provisions of the Concept of the unified Code of civil procedure of the Russian Federation about the competence of the courts. The author comes to the conclusion that the reforming of judicial system in a result of the Supreme Arbitration Court of the Russian Federation abolition, and the activities aimed at the unification of civil and arbitration proceedings reveal a tendency to a further merge of courts and arbitration courts. Under these circumstances the exclusive  jurisdiction institution should serve as a mechanism of their powers distribution. The novelty of the research lies in the fact that the author suggests the usage of the term "jurisdiction" in the Code of civil procedure of the Russian Federation in order to differentiate the powers of courts from the powers of arbitration courts.

Keywords:

citizens, consumer bankruptcy, jurisdiction of courts, jurisdiction, judicial reform, arbitration courts, special jurisdiction, civil procedure, arbitration process, unification

Проблема разграничения компетенции судов по делам о несостоятельности (банкротстве) граждан стала актуальной в связи с принятием Федерального закона от 29 декабря 2014 года № 476–ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина–должника» [8].

Отношения, связанные с несостоятельностью граждан, регулируются Федеральным законом от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) [9]. Статья 2 Закона раскрывает понятие должника в деле о банкротстве – это гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение установленного Законом срока.

Очевидно, что Закон о банкротстве, как и ранее действовавший ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 года, где понятие должника раскрывалось аналогичным образом (статья 2) [10], не ставит возможность признания банкротом гражданина в зависимость от наличия у него статуса индивидуального предпринимателя. Закон допускает возможность признания банкротом любого гражданина, в том числе и индивидуального предпринимателя.

В силу пункта 2 статьи 231 Закона о банкротстве положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, могут применяться со дня вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в федеральные законы. В результате в течение более десяти лет институт так называемого потребительского банкротства не был введен. Соответственно, не возникала и проблема определения подведомственности дел о банкротстве: такие дела могли возбуждаться только в отношении должников – юридических лиц и индивидуальных предпринимателей и относились к исключительной (специальной) подведомственности арбитражных судов (ст.33 АПК РФ).

Достаточно успешная попытка введения института потребительского банкротства была сделана 14 ноября 2012 года принятием Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении проекта Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина–должника»[15].

Законопроект устанавливал возможность признания банкротом не только индивидуального предпринимателя, но и гражданина, не являющегося субъектом предпринимательской деятельности. При этом вопрос о подведомственности дел о банкротстве граждан законопроектом не был затронут. В результате существующие правила специальной подведомственности данной категории дел арбитражным судам сохранялись, что неизбежно порождало проблему территориальной доступности судов. Известно, что низовым звеном арбитражных судов являются арбитражные суды субъектов Российской Федерации, на которые ложится нагрузка по рассмотрению дел о несостоятельности (банкротстве) по первой инстанции.

Работа над законопроектом, продолжавшаяся в течение двух лет, принятием Федерального закона от 29 декабря 2014 года № 476 – ФЗ была завершена. Указанный закон, который предусматривает возможность с 1 июля 2015 года признания банкротом гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, вводит в российское право институт потребительского банкротства. Законом предусмотрены реабилитационные процедуры, проводимые под контролем суда: процедуру реструктуризации долгов гражданина в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности перед кредиторами по утвержденному судом плану реструктуризации и реализацию имущества гражданина, признанного судом банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

С заявлением в суд о признании гражданина банкротом могут обратиться гражданин, конкурсный кредитор, уполномоченный орган. Заявление о признании гражданина банкротом принимается судом при условии, что требования к гражданину составляют не менее чем пятьсот тысяч рублей и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены. Гражданин вправе подать в суд такое заявление и в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, и при этом гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.

Кроме того, закон предусматривает случаи, когда гражданин обязан обратиться в суд с заявлением о признании его банкротом. Такая обязанность возникает, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения гражданином денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей в полном объеме перед другими кредиторами, и размер таких обязательств и обязанности в совокупности составляет не менее чем пятьсот тысяч рублей.

Принятие данного закона нельзя не признать крайне важным и своевременным шагом. Утвержденная распоряжением Правительства РФ «Стратегия развития ипотечного жилищного кредитования в Российской Федерации до 2030 года» в качестве одного из направлений Стратегии предусмотривает совершенствование законодательства в части реабилитационных процедур, применяемых в отношении граждан – должников, позволяющих осуществить реструктуризацию задолженности под судебным контролем [11].

Потребительское кредитование является на сегодня одним из наиболее динамично развивающихся направлений бизнеса, расширение данного сегмента рынка банковских услуг прогнозируется и в дальнейшем. Согласно Концепции долгосрочного социально– экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года рост объемов производства будет происходить за счет увеличения внутреннего спроса, обусловленного ростом доходов населения, приближением структуры потребления населения к западным стандартам и развитием потребительского кредитования [12]. Между тем развитие рынка кредитования населения осложнено негативными ожиданиями потребителей, объем долженности которых перед банками превысил 600 миллиардов рублей, и это рекордный показатель за несколько лет [16].

Проблема невозвратных долгов и уровень накопленной в связи с этим задолженности требуют создания защитных механизмов для граждан, попавших в критическую финансовую ситуацию. С другой стороны, отсутствие института потребительского банкротства не отвечает и интересам кредиторов, ограничивая их в возможности нормальными правовыми средствами осуществить взыскание по долгам гражданина – должника.

Целесообразность введения данного института обусловлена не только социально – экономическими причинами. Потребительское банкротство является достаточно развитым в мире правовым явлением и рассматривается как благо для граждан, попавших в безвыходную финансовую ситуацию.

Приветствуя введение института потребительского банкротства, нельзя не учитывать и связанные с этим, присущие судебной реформе в целом проблемы организационного и кадрового обеспечения судебной деятельности, а также ряд процессуальных проблем, одной из которых является разграничение компетенции судов по делам о банкротстве граждан. Если ранее такой проблемы не возникало в виду отнесения всех дел о несостоятельности к исключительной подведомственности арбитражных судов, то теперь она проявилась в полной мере. Арбитражные суды, являясь органами экономического правосудия, рассматривают дела, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью. Экономический характер спорного правоотношения является, таким образом, определяющим критерием подведомственности дела арбитражному суду. Дела о потребительском банкротстве, исходя из их характера и субъектного состава, к подведомственности арбитражных судов отнесены быть не могут. Иное противоречило бы общим принципам разграничения юрисдикционных полномочий между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, установленным Конституцией Российской Федерации и нормами федеральных конституционных законов.

Буквальное значение слова competentia (латинское competentio от competo – добиваюсь, соответствую, подхожу [2, с.264]) позволяет согласиться с определением, данным Ю. К. Осиповым: компетенция понимается как круг установленных законом властных полномочий органов государства, должностных лиц, общественных организаций, которые в то же время являются и их обязанностями [7, с.8].

В действующем процессуальном законодательстве понятие «компетенция» (глава 4 АПК РФ [1]) раскрывается через категории подведомственности и подсудности дел. Аналогичный подход используется и в ГПК РФ (глава 3) [4], где подведомственность разграничивает предметы ведения между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, а подсудность определяет относимость дела к ведению суда, входящего в подсистему судов общей юрисдикции.

Федеральный закон от 29 декабря 2014 года № 476 – ФЗ не только вводит в российскую действительность институт потребительского банкротства, но и решает ряд связанных с этим процессуальных вопросов, в частности, вопросы о подведомственности и подсудности дел, а также порядке судопроизводства, применяемом при расмотрении дел о несостоятельности физических лиц судами общей юрисдикции.

Согласно пункту 1 ст.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в новой редакции дела о банкротстве юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, а также дела о банкротстве граждан, которые прекратили деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, но денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей которых возникли в результате осуществления ими предпринимательской деятельности, рассматриваются арбитражным судом.

Дела о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции.

Решение о передаче дел о потребительском банкротстве в компетенцию судов общей юрисдикции является, на наш взгляд, абсолютно правильным. Договоры, заключаемые с участием гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, не носят экономического характера. Если кредит был взят или товары куплены гражданином для личного (семейного) потребления, то соответствующее правоотношение возникло в сфере потребления и экономического содержания не имеют. Не случайно признание несостоятельным должником (банкротом) гражданина, не являющегося субъектом коммерческой деятельности, часто определяется понятием «потребительское банкротство».

Такое понимание экономического характера торговых сделок и торговых отношений является достаточно традиционным для российского права. Рассматривая «экономический» признак торговых сделок, А. Х. Гольмстен пишет, что сделки тогда только признаются торговыми, когда «заключены одной стороной – с целью сбыть приобретенный или обработанный или переработанный товар, а другой – c целью дальнейшего сбыта (перепродажи) в третьи руки в том же самом или же в обработанном, либо переработанном виде. Поэтому забор товара из лавки для собственного употребления покупателя, или продажа собственных домашних вещей торговцу нельзя считать торговой сделкой…»[3, с.50]

Взыскание задолженности, образовавшейся вследствие ненадлежащего исполнения таких договоров, направлено на исполнение гражданином своих обязательств перед конкретным кредитором и на возможность вновь стать полноценным субъектом гражданско – правовых отношений.

Гражданин – должник, не наделенный статусом индивидуального предпринимателя, в отношении которого будет разрешаться вопрос о признании его несостоятельным (банкротом), кроме того, является участником иных правоотношений, например семейных, жилищных, трудовых. Без учета особенностей действующего правового регулирования таких правоотношений невозможно эффективное проведение процедуры банкротства в целом. Разрешение вопросов определения размера долговых обязательств должника, установления объема конкурсной массы и т. п. будет связано с необходимостью исследования иных вопросов, вытекающих из семейных, гражданско – правовых, трудовых и иных отношений, субъектом которых является гражданин – должник.

Нельзя не отметить, что новые правила подведомственности дел о банкротстве граждан соответствуют и отечественной правовой традиции: дореволюционное российское законодательство допускало возможность судебного признания несостоятельным должником (банкротом) гражданина независимо от того, являлся ли он субъектом торгового права. Подведомственность конкретного дела о банкротстве определялась в зависимости от того, признавалась ли несостоятельность торговой: дела о торговой несостоятельности были подведомственны коммерческим судам, дела о неторговой несостоятельности рассматривали окружные суды.

Как показывает опыт мировой юстиции по рассмотрению судами дел о банкротстве граждан, в большинстве стран эти дела разрешаются судами общей юрисдикции либо находящимися в их ведении специально созданными для рассмотрения таких дел судами (например, в Германии указанные дела рассматриваются судом, находящимся под юрисдикцией центрального земельного суда по гражданским делам; в США – специальными судами по делам о банкротстве, входящими в систему судов общей юрисдикции) [14].

Согласно ст. 8 ФЗ от 29 декабря 2014 года Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации дополнен главой 32.1 «Признание гражданина несостоятельным (банкротом)». Соответствующие изменения, касающиеся подведомственности дел, внесены и в АПК РФ. Федеральным законом от 29 декабря 2014 года (ст.7) АПК РФ дополнен статьей 32.1. «Подведомственность дел о несостоятельности (банкротстве)», в соответствии с которой компетенция арбитражных судов по данной категории дел ограничена делами о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, а также делами о банкротстве граждан, которые прекратили деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, но денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей которых возникли в результате осуществления ими предпринимательской деятельности.

Статьей 289.1 ГПК РФ в новой редакции решен вопрос о территориальной подсудности дел о потребительском банкротстве: заявление о признании гражданина несостоятельным (банкротом) подается в суд по месту жительства гражданина. Это правило аналогично тому, которое действует в арбитражном процессе. Дела о банкротстве относятся к исключительной подсудности, и заявление о признании должника банкротом подается в арбитражный суд по месту нахождения должника (ст.38 АПК РФ).

Прямо указывая на территориальную подсудность дел о банкротстве граждан, закон умалчивает о родовой подсудности даной категории дел.

Если территориальная подсудность определяет пространственные границы юрисдикции судов одного уровня, то родовая подсудность служит цели распределения нагрузки между судами, относящимися к разным звеньям соответствующей системы судов. При этом родовая подсудность дел районным судам определяется методом исключения: согласно ст. 24 ГПК РФ районным судом в качестве суда первой инстанции рассматриваются гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, подсудных другим звеньям системы судов общей юрисдикции.

В соответствии с п.5.1 ст. 262 ГПК РФ в редакции ФЗ от 29.12.2014 года № 476–ФЗ дела о несостоятельности (банкротстве) гражданина будут рассматриваться судом в порядке особого производства. Дела особого производства отнесены к подсудности районных судов, за исключением дел об усыновлении детей иностранными гражданами, подсудных судам уровня субъекта РФ, из чего можно сделать вывод о том, что и дела о банкротстве граждан будут подсудны по первой инстанции районным судам.

Анализируя механизмы разграничения компетенции судов по делам о банкротстве граждан с позиций действующего процессуального законодательства с учетом правил подведомственности и подсудности дел, нельзя не задуматься о соотношении этих правовых категорий в условиях, когда в связи с упразднением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации произошла серьезная реформа системы гражданской юрисдикции в целом. В результате поправок в Конституцию Российской Федерации Верховный Суд РФ теперь является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом [13]. Идет работа над созданием единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с целью унифицировать правила судопроизводства по гражданским делам, рассматриваемым как судами, так и арбитражными судами.

Концепцией единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, одобренной решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 г. № 124 (1) предлагается кодификация положений о компетенции судов. Для разграничения компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции используется понятие «подведомственность», поскольку оно лучшим образом характеризует разграничение предметов ведения между различными подсистемами судов, а понятие подсудности традиционно используется для разграничения сфер ведения отдельных судов в рамках одной судебной системы или подсистемы [6]. Действительно, невозможно отрицать, что устоявшееся общепризнанное понимание категорий подведомственности и подсудности достаточно определенно позволяют разграничить компетенцию как различных судов, так и звеньев каждого суда в отдельности, поэтому изменение соотношения указанных понятий, наполнение их новым содержанием вряд ли приемлемо с точки зрения целесообразности. Этим соображением объясняется, очевидно, отсутствие серьезных исследований в этом направлении, попыток построения новых правовых конструкций взамен существующих. Вопрос лишь в том, какая из названных категорий (подведомственность или подсудность) должна применяться в целях разграничения компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов в современных условиях и, в частности, в новом едином Гражданском процессуальном кодексе РФ.

При наличии единой высшей судебной инстанции одновременно по гражданским делам и по экономическим спорам – Верховного Суда РФ – серьезно говорить о дальнейшем автономном существовании арбитражных судов не приходится. Работа по унификации гражданского и арбитражного процессов, созданию единой процессуальной основы деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов только подтверждает тенденцию к их дальнейшему объединению. С принятием единого ГПК РФ неизбежно будет сформирована единая ветвь судебной системы, включающая как существующие суды общей юрисдикции, так и арбитражные суды в качестве специализированных судов наряду с военными судами. В новых условиях реформированной судебной системы роль механизма, позволяющего разграничить компетенцию названных судов, в том числе и по делам о несостоятельности (банкротстве) граждан, будет выполнять родовая подсудность.

Дела о несостоятельности (банкротстве) граждан – индивидуальных предпринимателей, а также граждан, которые прекратили деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, но денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей которых возникли в результате осуществления ими предпринимательской деятельности, в новом едином ГПК РФ могут быть отнесены к родовой подсудности арбитражных судов. Дела о банкротстве граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя, будут относиться к родовой подсудности судов общей юрисдикции районного звена. Учитывая существенную специфику дел о несостоятельности (банкротстве) и значительное увеличение нагрузки на суды в связи с введением института потребительского банкротства, в будущем можно ожидать создание и специализированных судов по делам о банкротстве, в компетенцию которых по правилам родовой подсудности будут переданы все дела о несостоятельности.

Подсудность дела о банкротстве физического лица суду по месту жительства должника – не только лучший вариант решения проблемы территориальной доступности судов. Безусловно, эти правила привязки правовой ситуации банкротства к месту жительства гражданина представляются абсолютно логичными и единственно верными, поскольку способны помочь гражданину, попавшему в тяжелую финансовую ситуацию [5, с.317-318].

Потребительские отношения граждане выстраивают в непосредственной близости к месту своего постоянного проживания: кредитные договоры заключаются с банками или филиалами банков, расположенных в местности, где заемщик проживает и работает, товары и услуги для личных и бытовых нужд приобретаются, как правило, вблизи от места проживания гражданина. Как следствие, участники дела, их представители и большинство доказательств, как правило, также приближены к месту жительства гражданина. Поэтому правила исключительной подсудности дел о банкротстве гражданина (по месту его жительства) в наибольшей степени способны обеспечить также эффективность и законность проводимых под контролем суда реабилитационных процедур.

Библиография
1.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 95–ФЗ (в ред. от 31.12.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.
2.
Большой юридический словарь / под ред. А. Я. Сухарева, В. Е. Крутских.¬ ¬¬ 2 – е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА–М, 2001. 704 с.
3.
Гольмстен А. Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. 4–е изд. СПб., 1907. 426 с.
4.
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 14 ноября 2002 г. № 138–ФЗ (в ред. от 31.12.2014) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.
5.
Карпова Е. В. Пространство как объект философско – правового восприятия // Политика и общество. 2013. № 3. С. 315-321.
6.
Концепция единого Гражданского процессуального кодекса РФ: одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 г. № 124 (1). Документ опубликован не был. Доступ из справ. – правовой системы «КонсультантПлюс».
7.
Осипов Ю. К. Подведомственность юридических дел: учеб. пособие. Свердловск, 1973. 123 с.
8.
О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина – должника»: федеральный закон от 29 декабря 2014 г. № 476–ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2015. – № 1 (часть I). – Ст. 29.
9.
О несостоятельности (банкротстве): федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 – ФЗ (в ред. от 29 декабря 2014) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.
10.
О несостоятельности (банкротстве): федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6–ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 2. – Ст. 222. (Утратил силу).
11.
Об утверждении Стратегии развития ипотечного жилищного кредитования в Российской Федерации до 2030 года: распоряжение Правительства РФ от 19 июля 2010 г. № 1201– р. Доступ из справ. – правовой системы «КонсультантПлюс».
12.
О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года: распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 г. № 1662 – р (в ред. от 08.08.2009) // Собрание законодательства РФ. – 2008. – № 47. – Ст. 5489.
13.
О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации: закон РФ о поправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 г. № 2 – ФКЗ // Собрание законодательства РФ. – 2014. – № 6. – Ст. 548.
14.
Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации». Доступ из справ. – правовой системы «КонсультантПлюс».
15.
Проект Федерального закона № 105976-6 «О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина –должника». Доступ из справ. – правовой системы «КонсультантПлюс».
16.
URL: http://www.rg.ru/sujet/3994/ (дата обращения 18.01.2015)
17.
Нечаева С.В. Общие основания разграничения подведомственности между судом общей юрисдикции и арбитражным судом по действующему российскому законодательству. // Административное и муниципальное право. - 2010. - 11. - C. 5 - 9.
18.
Стрелкова И.И. Подведомственность дел о потребительском банкротстве: история и перспективы развития института // Юридические исследования. - 2012. - 3. - C. 92 - 107. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_196.html
19.
Богдан В.В. Некоторые особенности реализации права потребителей на судебную защиту // Юридические исследования. - 2015. - 2. - C. 40 - 58. DOI: 10.7256/2409-7136.2015.2.14074. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_14074.html
References (transliterated)
1.
Arbitrazhnyi protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii: federal'nyi zakon ot 24 iyulya 2002 g. № 95–FZ (v red. ot 31.12.2014) // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2002. – № 30. – St. 3012.
2.
Bol'shoi yuridicheskii slovar' / pod red. A. Ya. Sukhareva, V. E. Krutskikh.¬ ¬¬ 2 – e izd., pererab. i dop. M.: INFRA–M, 2001. 704 s.
3.
Gol'msten A. Kh. Uchebnik russkogo grazhdanskogo sudoproizvodstva. 4–e izd. SPb., 1907. 426 s.
4.
Grazhdanskii protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii: federal'nyi zakon ot 14 noyabrya 2002 g. № 138–FZ (v red. ot 31.12.2014) // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2002. – № 46. – St. 4532.
5.
Karpova E. V. Prostranstvo kak ob''ekt filosofsko – pravovogo vospriyatiya // Politika i obshchestvo. 2013. № 3. S. 315-321.
6.
Kontseptsiya edinogo Grazhdanskogo protsessual'nogo kodeksa RF: odobrena resheniem Komiteta po grazhdanskomu, ugolovnomu, arbitrazhnomu i protsessual'nomu zakonodatel'stvu GD FS RF ot 08.12.2014 g. № 124 (1). Dokument opublikovan ne byl. Dostup iz sprav. – pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
7.
Osipov Yu. K. Podvedomstvennost' yuridicheskikh del: ucheb. posobie. Sverdlovsk, 1973. 123 s.
8.
O vnesenii izmenenii v Federal'nyi zakon «O nesostoyatel'nosti (bankrotstve)» i otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v chasti regulirovaniya reabilitatsionnykh protsedur, primenyaemykh v otnoshenii grazhdanina – dolzhnika»: federal'nyi zakon ot 29 dekabrya 2014 g. № 476–FZ // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2015. – № 1 (chast' I). – St. 29.
9.
O nesostoyatel'nosti (bankrotstve): federal'nyi zakon ot 26 oktyabrya 2002 g. № 127 – FZ (v red. ot 29 dekabrya 2014) // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2002. – № 43. – St. 4190.
10.
O nesostoyatel'nosti (bankrotstve): federal'nyi zakon ot 8 yanvarya 1998 g. № 6–FZ // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 1998. – № 2. – St. 222. (Utratil silu).
11.
Ob utverzhdenii Strategii razvitiya ipotechnogo zhilishchnogo kreditovaniya v Rossiiskoi Federatsii do 2030 goda: rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 19 iyulya 2010 g. № 1201– r. Dostup iz sprav. – pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
12.
O Kontseptsii dolgosrochnogo sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii na period do 2020 goda: rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 17.11.2008 g. № 1662 – r (v red. ot 08.08.2009) // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2008. – № 47. – St. 5489.
13.
O Verkhovnom Sude Rossiiskoi Federatsii i prokurature Rossiiskoi Federatsii: zakon RF o popravke k Konstitutsii RF ot 5 fevralya 2014 g. № 2 – FKZ // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2014. – № 6. – St. 548.
14.
Poyasnitel'naya zapiska k proektu Federal'nogo zakona «O vnesenii izmenenii v Grazhdanskii protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii». Dostup iz sprav. – pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
15.
Proekt Federal'nogo zakona № 105976-6 «O vnesenii izmenenii v Federal'nyi zakon "O nesostoyatel'nosti (bankrotstve)" i otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v chasti regulirovaniya reabilitatsionnykh protsedur, primenyaemykh v otnoshenii grazhdanina –dolzhnika». Dostup iz sprav. – pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
16.
URL: http://www.rg.ru/sujet/3994/ (data obrashcheniya 18.01.2015)
17.
Nechaeva S.V. Obshchie osnovaniya razgranicheniya podvedomstvennosti mezhdu sudom obshchei yurisdiktsii i arbitrazhnym sudom po deistvuyushchemu rossiiskomu zakonodatel'stvu. // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2010. - 11. - C. 5 - 9.
18.
Strelkova I.I. Podvedomstvennost' del o potrebitel'skom bankrotstve: istoriya i perspektivy razvitiya instituta // Yuridicheskie issledovaniya. - 2012. - 3. - C. 92 - 107. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_196.html
19.
Bogdan V.V. Nekotorye osobennosti realizatsii prava potrebitelei na sudebnuyu zashchitu // Yuridicheskie issledovaniya. - 2015. - 2. - C. 40 - 58. DOI: 10.7256/2409-7136.2015.2.14074. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_14074.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"