Статья ' С.С. Алексеев о систематизации в праве (к 90-летию со дня рождения) ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

С.С. Алексеев о систематизации в праве (к 90-летию со дня рождения)

Кодан Сергей Владимирович

доктор юридических наук

профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, член Экспертного совета по праву Высшей аттестационной комиссии при Министерстве науки и образования Российской Федерации, профессор кафедры теории государства и права Уральского государственного юридического университета, главный редактор журнала "Genesis: исторические исследования"

620137, Россия, Свердлвская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, оф. 210

Kodan Sergei Vladimirovich

Doctor of Law

Professor, the department of Theory of State and Law, Merited Lawyer of the Russian Federation, Ural State Law Academy; Editor-in-Chief of the Scientific Journal “Genesis: historical studies”

620137, Russia, Sverdlvskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21, of. 210

svk2005@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2015.1.14091

Дата направления статьи в редакцию:

26-12-2014


Дата публикации:

09-01-2015


Аннотация.

В статье рассматривается юридическая мысль С.С. Алексеева. Изучаются его работы. Основной темой исследования стало понимание С.С. Алексеевым систематизации права. Автор статьи подробно рассматривает различные понятия разработанные С.С. Алексеевым. В частности рассматриваются "кодификация", "инкорпорация", "Консолидация" и т.п. Рассматриваются подвиды данных понятий, разработанные С.С. Алексеевым. Рассматривается, разработанная С.С. Алексеевым классификация разновидностей способов и форм систематизации в праве, а также ее цели и социальная функция. Подходы С.С. Алексеева к пониманию сущностных характеристик, форм и видов систематизации в праве выступают в качестве методологической основы изучения данного явления. Изученные концептуальные подходы С.С. Алексеева показывают созданием им создали теоретической базы для целостного восприятия систематизации в праве в качестве юридического явления. Они позволяют с позиции четко определенных методологических подходов и проводить дальнейшие исследования в данном направлении как в теоретическом, так и историко-юридическом направлениях. Изучение данного направления в теории права имеет и важнейшее прикладное значение в контексте реформирования и развития современного российского законодательства.

Ключевые слова: юриспрудения, теория права, системность в праве, систематизация в праве, формы систематизации права, виды систематизации, инкорпорация законодательства, консолидация в праве, кодификация в праве, Свод законов

Abstract.

The article considers S.S. Alekseev’s juridical ideas and studies his works. The main subject is Alekseev’s understanding of systematization of law. The author studies various notions developed by S.S. Alekseev, such as “codification”, “incorporation”, “consolidation”, etc. The article considers the Alekseev’s classification of varieties of ways and forms of systematization in law, its goals and social function. Alekseev’s approaches to the understanding of essential characteristics, forms, and types of systematization in law serve as a methodological base for this phenomenon study. They allow further studying of this subject both in theoretical and historical-juridical directions. The study of this sphere in the theory of law is of a big application-oriented meaning in the context of reforming and development of the modern Russian legislation. 

Keywords:

jurisprudence, legal theory, systemity in law, systematization in law, forms of systematization of law, types of systematization, legislation incorporation , consolidation in law, codification in law, code of laws

С именем С.С. Алексеева (1924-2013) связан мощный пласт теоретических исследований, среди которых значительное место занимают вопросы системности и систематизации в праве. Опираясь на традиционно большое внимание, которое уделялось в российской юриспруденции системности в праве, С.С. Алексеев в своих трудах обеспечил преемственность и развитие уже имевшихся разработок в данном направлении в литературе XIX – начала XX столетия. Данные вопросы в той или иной мере были представлены трудах отечественных теоретиков права – В.Г. Шершеневича, Н.М. Коркунова, но подходы С.С. Алексеева уже исходя из уровня развития юридической науки практики вывели вопросы понимания системности в праве на новый концептуальный уровень. В связи с поставленным вопросом, необходимо выделить и рассмотреть ряд вопросов, связанных и анализом творческого наследия С.С. Алексеева.

Основные подходы к системности в праве С.С. Алексеев на концептуальном уровне определили ряд работ автора. Общие подходы были представлены в курсе лекций «Проблемы теории права» в 1973 г. [1]. Наиболее полно они былb изложены в его фундаментальном монографическом труде «Общая теория права», увидевшем свет в 1881 г. [2] Данная работа дает общее понятие, определил формы и виды упорядочения правовых предписаний и нормативно-правовых актов и выстроил подходы к созданию Свода законов как особого акта систематизации действующих законодательных актов. Статья базируется и по тексту в ней цитируется данное издание. Ряд положений указанной работы в сокращенном виде перешли в учебник С.С. Алексеева «Общая теория права», изданный в 2009 г. [3]

Понятие систематизации в праве С.С. Алексеев определяет как «деятельность по обеспечению системности права, по приведению действующих нормативных актов в единую, согласованную, цельную систему». Систематизация в праве рассматривается «в единении, во взаимозависимости» другими правовыми явлениями системного порядка – общее общим понятием «системность права» и «система законодательства» Автор останавливается на систематизации в праве, которая связана как в целом с системностью в праве, так и правотворческой работой, которая «затрагивает, во-первых, непосредственно нормативный материал, формируемый в процессе правотворчества, т.е. право как таковое, и, во-вторых, упорядочение системы законодательства».

Цели систематизации в праве С.С. Алексеев видит в преодолении негативных явлений, которые объективно присущи законодательной деятельности и оказывают влияние состояние массива законодательных актов в стране. Автор обращает внимание на то, что «система законодательства в отличие от системы самого права характеризуется подвижностью, непосредственной зависимостью от субъективного фактора, от усмотрения законодателя. Нормативные акты издаются в различное время, разными, подчас непосредственно не соподчиненными между собой правотворческими органами. Многие акты принимаются в связи с определенными конкретными событиями или особыми задачами в деятельности государства, его органов. Иногда акты оказываются несогласованными, а то и противоречивыми». При этом подчеркивается – «развитие законодательства выражается не только в деятельности по изданию новых, прежде всего системных, нормативных актов (в том числе по нормативному восполнению пробелов в праве), но и в деятельности по упорядочению системы законодательства. В наиболее общем виде такого рода деятельность в обоих указанных ракурсах и обозначается понятием систематизации».

Социальные функции систематизации в праве С.С. Алексеев рассматривает в нескольких плоскостях. Во-первых, уровень систематизации в праве рассматривается как существенная черту права в целом и подчеркивается - «систематизированное, упорядоченное законодательство – показатель того, что внешняя форма данной национальной правовой системы адекватна одному из существенных свойств права – системности». Обращается внимание на то, что «самой жизнью … общества продиктована потребность того, чтобы право не только отвечало назревшим материальным условиям общества, но и было совершенным по своей форме, в первую очередь упорядоченным, систематизированным, чтобы оно с максимальной эффективностью было способно выполнять свои задачи». При этом подчеркивается, что отсутствие понимание этого в совокупности с активной правотворческой деятельностью «запутывают систему права и систему законодательства все больше и больше». Во-вторых, связывается системность в праве с другими правовыми явлениями - «от систематизации во многом зависит все то, что относится к ценности права, его эффективности, к законности». Заостряется внимание на последствиях недоучета требований к системности в праве, которые в конечном итоге приводят к снижению эффективности правового регулирования» и препятствует реализации принципа «строгого и неукоснительного проведения в жизнь требований законности. И, в-третьих, показывается значение обеспечения системности в праве – «систематизированное законодательство в значительной степени исключает возможности для неправильного или произвольного применения юридических норм, сокращает пробелы в нормативном материале, служит необходимой предпосылкой для того, чтобы все субъекты строго соблюдали юридические нормы, полно и реально осуществляли предоставленные им права». Одновременно «систематизация обеспечивает надлежащее применение юридических норм и в то же время доступность … права для всех граждан, всего населения».

Классификация разновидностей способов и форм систематизации в праве С.С. Алексеевым связывает с их правотворческой природой. При этом автор считает, что «правотворчество (если рассматривать его по отношению ко всей правовой системе) не ограничивается изданием актов, которые устанавливают, изменяют или отменяют нормы права: оно включает также деятельность, направленную на обеспечение системности права, упорядочение системы действующего законодательства». С.С. Алексеев полагает, что «систематизация в праве достигается двумя основными, качественно различными, разноплановыми по юридической природе способами: а) кодификацией права, б) инкорпорацией действующих нормативных актов». Автор, в целом соглашается, что «в научной и учебной юридической литературе считается общепризнанным деление систематизации на две формы: кодификацию и инкорпорацию» и подчеркивает «формами систематизации следует понимать способы достижения целей систематизации». Исходя из последнего С.С. Алексеев формы систематизации рассматривает как «явления разноплоскостные» и указывает на их принципиальную разницу. – «Кодификация не является "формой" систематизации действующих актов: это вид правотворчества, в холе которого достигаются цели систематизации. В то же время, действительно, существуют формы упорядочения действующих нормативных актов, включая инкорпорацию, справочно-информационную работу». В результате на данной основе была выстроена система видов систематизационной деятельности в праве.

Кодификация права С.С. Алексеевым определяется как «такой вид правотворчества, при котором обеспечивается системное нормативное регламентирование данного вида общественных отношений путем издания единого, юридически и логически цельного, внутренне согласованного нормативного акта (Основ, кодекса), выражающего содержание и юридическую специфику структурно обособленного подразделения системы права». Автор подчеркивает, что «главная особенность кодификации (как способа систематизации) состоит в том, что здесь упорядочение нормативного материала достигается в рамках особого, наиболее высокого вида правотворчества – системного правотворчества». При этом предметом систематизации «являются не нормативные акты, а непосредственно юридические нормы» и кодифицированный акт может быть издан на совершенно новый нормативно-правовой акт или «с такими существенными нововведениями, что он значительно отличается от них». Подчеркивается, что «кодификация решает главные задачи систематизации – достижение единого, юридически и логически цельного регулирования в основных подразделениях правовой системы – отраслях, а в некоторых случаях также подотраслях, крупных правовых институтах».

Функции кодификации , как указывает С.С. Алексеева, что «далеко выходят за границы систематизации. Во-первых, «это – вообще главный, органичный для высокосовершенной нормативно-законодательной системы путь развития права, повышения его уровня, культуры и эффективности. При помощи кодификации … право достигает новых ступеней совершенства». Кодификация «выражает качественное обновление правового регулирования, своего рода правовую реформу». Во-вторых, кодификация носит системообразующий характер как для отраслей права и законодательства, так системы права и законодательства в целом - «представляет собой наиболее высокий вид правотворчества, являются формулируемые в кодифицированных актах нормативные обобщения высокого уровня – такие общие нормы, которые позволяют юридически объединить весь нормативный материал. В кодифицированном акте закрепляются единые принципы, цементирующие весь нормативный материал. Именно в кодифицированных актах происходит специализация права: выделение общих, дефинитивных и иных специализированных норм, обособление охранительных норм».

В-третьих, посредством кодификации достигается максимальная полнота правового регулирования в отдельных сферах в результате появляется «единый, юридически и логически цельный, внутренне согласованный по содержанию акт. Эти единство, цельность и согласованность представляют собой результат не одних технико-юридических, логических операций: они выступают в качестве выражения юридической цельности и специфики данного подразделения права именно по содержанию». Указывается, что «высокий уровень нормативных обобщений, присущий кодификации, воплощается в общей части кодифицированного акта. Наличие общей части в акте свидетельствует об обособлении данной общности юридических норм в структуре права, а уровень обобщений является показателем юридической самобытности этой общности, ее места в правовой системе». Автор подчеркивает, что «кодифицированные акты – основной канал развития системы права» и они «становятся средством, при помощи которого происходит "выплавка" общих принципов и юридических особенностей регулирования, нередко образующих черты специфического метода (режима) регулирования, и, следовательно, формирование основной отрасли права».

Акты кодификации законодательства классифицирует С.С. Алексеев рассматривает на основе сложившейся в СССР практики кодификации м выделяет две их группы. 1) Общесоюзные Основы (Основные начала) и республиканские кодексы, что было обусловлено федеративным государственным устройством СССР и распределением функций по кодификации между ним и союзными республиками. И в плане совершенствования системы законодательства в современной Российской Федерации не потеряли актуальность замечания С.С. Алексеева о том, что «в общесоюзном порядке издаются Основы (Основные начала) данной отрасли законодательства, а в союзных республиках – республиканские кодексы (или иные законы типа кодексов, например законы о судоустройстве). Было бы неверным рассматривать Основы (Основные начала) и республиканские кодексы в качестве полностью самостоятельных, независимых друг от друга форм кодификации. Нет, они органически связаны между собой. Основы (Основные начала) хотя и детально регулируют некоторые отношения, но все же главным образом направлены на определение общих принципов и положений законодательства Союза ССР и союзных республик. Они закладывают принципиальную базу кодификации данной отрасли права, и с них кодификация начинается. Республиканские же кодексы завершают кодификацию отрасли права. В конечном счете Основы (Основные начала) и республиканские кодексы действуют в единстве, в сочетании». Заметим, что и в современных условиях выделение двух уровней кодификации вполне соответствовало бы Конституции РФ и могло обеспечить более эффективную реализацию правотворческой компетенции федерации в целом и субъектов федерации в РФ. 2) «Обособленные кодифицированные акты (положения, уставы и др.) … – акты, которые действуют независимо от каких-либо сопряженных с ними актов. Выделение отдельных видов этих актов кодификации С.С. Алексеевым (Воздушный кодекс, Устав железных дорог и др.) также имеет современное звучание – они активно используются в современной Российской Федерации. Сохраняют значение и другие выделенные автором положения относительно кодификации – определение пределов использования, данной формы систематизации, критерии деления кодифицированных актов, определения их названий и др.

Инкорпорацией действующих нормативных актов С.С. Алексеевым определяется как «систематизация нормативных актов путем их помещения (объединения) по определенной системе в единых сборниках или иных изданиях». Эта форма систематизации, в отличие от кодификации, «представляет собой только способ собирания воедино действующих нормативных актов, их известного объединения. Акты, подвергающиеся инкорпорации, размещаются по определенной системе, тем самым обеспечиваются удобства при их нахождении и использовании». Автор считает, что инкорпорация может выступать в двух проявлениях – «в качестве промежуточной ступени, подготовительной стадии к системному правотворчеству – кодификации» и иметь «существенное самостоятельное значение», поскольку «некоторые области законодательства требуют только инкорпоративной обработки, и далеко не все законодательство может быть кодифицировано». Виды инкорпорации выделяются по связи этой формы систематизации с компетентными государственными органами. При этом С.С. Алексеев обращает внимание на то, что «при официальной инкорпорации в определенной мере достигаются более глубокие цели систематизации – с помощью внешней обработки (и некоторых изменений в форме и содержании) всей системе нормативных актов придается известное единство, происходит известное осовременивание ее, выведение актов, включенных в инкорпоративные сборники, на общий уровень существующей системы законодательства в целом на данном этапе ее развития».

Официальная инкорпорация С.С. Алексеевым определяется как «упорядочение системы нормативных актов путем издания компетентными органами сборников (собраний) действующих нормативных актов». Выделяя ее определенную связь с правотворчество, автор обращает внимание на следующие «правотворческие моменты». Во-первых, официальная инкорпорация «осуществляется компетентными государственными учреждениями по поручению правотворческих органов, которые определенным образом санкционируют сборник, и под их контролем». Во-вторых, в результате официальной инкорпорации «опубликованные в сборнике нормативные акты имеют официально-достоверный характер (в официальной редакции на момент издания сборника)», а сам хотя сам сборник «и не является источником права, его издание есть специфический акт, имеющий правотворческое значение. На сборник можно ссылаться в процессе правотворчества и применения права». Указывается, что «результатом официальной инкорпорации является не только издание действующих нормативных актов, но и издание таких особых правотворческих актов, как, например, перечень актов, утративших силу». И, в-третьих, при официальной инкорпорации достигается определенный уровень «внешней обработкой действующих нормативных юридических актов» - устанавливается строгий порядок расположения актов, вносятся в их текст все последующие официальные изменения, выявляются недостатки в оформлении и содержании актов, что способствует обращению внимания компетентного правотворческого органа на внесение изменений и др. С.С. Алексеев четко определяет отличия официальной инкорпорации от кодификации и два основных вида официальной инкорпорации - хронологическая и систематическая (предметная)..

Хронологическая инкорпорация определяетсяС.С. Алексеевым как в двух разновидностях. Первая разновидность представляет собрание законодательства (ведомостей и др.) - «приведение нормативных актов в определенный порядок в процессе их официального опубликования» и определенных государством формах официального опубликования нормативных актов, которые одновременно «служат способом официальной инкорпорации» (напр. Собрание законодательства РФ). Вторая разновидность - хронологическое собрание , которое, как указывает С.С. Алексеев, развивает и продолжает инкорпорацию, проводимую в процессе опубликования» и «носит уже не текущий, а последующий характер. Она выражает переопубликование актов и связана с более существенной внешней обработкой накопленного нормативного материала, в частности с внесением в текст актов всех последующих официальных изменений.

Систематическая инкорпорация , определяет С.С. Алексеев, выступает как результат более высокой и сложной работы, который находит внешнее выражение как систематические (предметные) акты инкорпорации и которые «дают возможность обстоятельней упорядочить нормативный материал, обеспечить удобства в его использовании. Нормативные акты в систематическом собрании располагаются по предметному признаку, в том числе по отраслям народного хозяйства, некоторым сферам государственной деятельности, отраслям права (напр., Сборник законов о труде).

Консолидация нормативных актов рассматривается С.С. Алексеевым «специфическим, в высшей степени своеобразным видом систематической инкорпорации и представляет «укрупнение, сведение нескольких близких по содержанию нормативных актов в один акт». В результате появляется акт консолидации, который «, по существу, является новым актом, хотя он и не вносит ничего нового в регулирование общественных отношений, допуская в то же время некоторые элементы кодификации», но таковым не является. С.С. Алексеев указывает также на то, что «в тех областях права, где отсутствует необходимость и возможность кодификации, вполне оправдано использование консолидации (издания укрупненных актов) как эффективного средства объединения нормативного материала, сокращения числа актов, упрощения и улучшения формы правового регулирования». Также он обращает внимание на возможность использования консолидация к качестве промежуточной стадии при подготовке Систематического собрания действующих законодательных актов и решений правительства, а также Свода законов.

Неофициальная инкорпорация рассматривалась С.С. Алексеевым как деятельность по упорядочению законодательства, «которая проводится организациями и конкретными лицами по своей инициативе, без специального поручения и контроля правотворческого органа». Автор указывает на ее специфические черты – «нормативные акты не подвергаются здесь какой-либо обработке» и «остаются такими, какими были приняты»; «не санкционируется правотворческим органом, имеет частный (авторский) характер»: «неофициальные сборники … не являются источником законодательства, формой опубликования или переопубликования нормативных актов»; на указанные сборники «нельзя ссылаться в процессе применения права. Данный вид инкорпорации может проводиться по хронологическим и систематическим (предметным) критериям. При этом С.С. Алексеев считает, что издание неофициальных инкорпоративных сборников способствует развитию справочно-информационной работы в виде различных указателей, приложений и т.п. При этом дается также и характеристика основных видов справочно-информационной деятельности.

Свод законов С.С. Алексеев рассматривает в виде «в виде высшей формы систематического собрания». Его подходы к пониманию места и роли Свода законов в правовом развитии общества, опиравшиеся на опыт создания Свода законов СССР, весьма актуальны и для решения сегодняшних проблем упорядочения и обеспечения системности в современном российском праве. В этом отношении весьма интересны концептуальные положения относительно Свода законов, которые С.С. Алексеев определяет как «ряд существенных особенностей». Он подчеркивает: «Во-первых , Свод отличается повышенным уровнем официальности: исходя от высших органов власти и управления, он не только является официальным изданием и не только имеет высокий юридический и общественно-политический авторитет, но и, в принципе, в перспективе потенциально допускает существенную переработку нормативного материала, содержащегося в нем. Во-вторых , Свод представляет собой высшую разновидность систематической инкорпорации: охватывая всю сумму регулируемых правом общественных отношений, он предполагает наиболее широкую, глобальную классификацию нормативного материала по предметному и целевому критериям – классификацию, в принципе, однотипную той, которая применяется при кодификации. В-третьих , формирование Свода предполагает предварительную качественную обработку действующего законодательства, устранение множественности актов, пробелов в регулировании, совершенствование и развитие и в соответствии с этим проведение довольно значительной правотворческой работы-работы по кодификации и консолидации законодательства. В-четвертых , содержание Свода характеризуется единством: Свод состоит из Конституции и главным образом из кодифицированных, консолидированных и иных укрупненных актов, принятых или доработанных в соответствии с Конституцией и сгруппированных по основным сферам жизнедеятельности общества». Интерна и авторская характеристика Свода законов СССР, который «по своей исторической и фактической основе» определяется как «акт официальной систематической инкорпорации», который призван «способствовать укреплению правовой основы государственной и общественной жизни, обеспечить наибольшую стабильность и доступность законодательства для всех советских граждан, дальнейшее укрепление социалистической законности, усиление охраны правопорядка, интересов общества, прав и свобод граждан». Указанные характеристики актуальны и для возможного создания Свода законов Российской Федерации, работа над которым на сегодняшний день, к сожалению, прекращена.

Итак, концептуальные подходы С.С. Алексеева создали теоретическую базу для целостного восприятия систематизации в праве в качестве юридического явления. Они позволяют с позиции четко определенных методологических подходов и проводить дальнейшие исследования в данном направлении как в теоретическом, так и историко-юридическом направлениях. Изучение данного направления в теории права имеет и важнейшее прикладное значение в контексте реформирования и развития современного российского законодательства.

Библиография
1.
Алексеев С.С. Проблемы теории права. Курс лекций в в 2-х т. М., 1973. Т.
2.
Алексеев С.С. Общая теория права: в 2-х т. М., 1981. Т. 2. С. 251-266.
3.
Алексеев С.С. Общая теория права. Учебник. М., 2009
References (transliterated)
1.
Alekseev S.S. Problemy teorii prava. Kurs lektsii v v 2-kh t. M., 1973. T.
2.
Alekseev S.S. Obshchaya teoriya prava: v 2-kh t. M., 1981. T. 2. S. 251-266.
3.
Alekseev S.S. Obshchaya teoriya prava. Uchebnik. M., 2009
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"