Статья 'Политические традиции и политические нормы: их роль в публичном регулировании общественных отношений ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Политические традиции и политические нормы: их роль в публичном регулировании общественных отношений

Усманова Резида Минияровна

кандидат юридических наук

декан юридического факультета, Стерлитамакский филиал Башкирского государственного университета

Usmanova Rezida Miniyarovna

PhD in Law

Dean of the Law Faculty at Sterlitamak Branch of the Bashkir State University.

rezidausmanova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Дата направления статьи в редакцию:

30-10-2017


Дата публикации:

1-4.8-2012


Аннотация.

В статье анализируется место политических традиций и политических норм в механизме регулирования общественных отношений. Рассматривается влияние политических традиций на организацию муниципальной власти. По мнению автора, политические нормы призваны упорядочить отношения между различными субъектами политической системы, благодаря им поддерживается целостность и относительная устойчивость политической системы Российского общества.

Ключевые слова: социальное регулирование, традиция, политическая традиция, политические нормы, местное самоуправление, послание Президента, доктрины, концепции

Abstract.

The author of the article analyzes the place of political traditions and political standards in regulation of social relations. The author describes how political traditions influence the organization of municipal authority. To the author's opinion, political standards are meant to regulate relations between different subjects of the political system and to ensure the continuity and relative stability of the Russian society's political system. 

Keywords:

social regulation, tradition, political tradition, political standards, local self-government, President's Letter, doctrines, conceptions

Понятие социальных регуляторов

Общественная система воздействует на сознание и поведение личности посредством определенного, внутренне связанного, обусловленного различными условиями жизни общества набора норм, в которых содержатся требования к поведению личности. Эти нормы не являются случайными: они возникают в реальных общественных отношениях людей в результате повторяющихся актов производства, обмена и потребления и выражают объективную потребность в упорядочении, координированности общественных отношений. Такими регуляторами отношений между людьми и их объединениями являются социальные нормы. Под социальными нормами следует понимать все нормы, возникшие в человеческом сообществе в результате взаимодействия объективных и субъективных факторов и устанавливающие правила должного поведения людей.

Социальные регуляторы могут быть классифицированы по различным основаниям. Анализ литературы по исследуемой проблеме позволил нам выделить следующие социальные нормы: нормы морали (систему принципов и правил, формирующихся в обществе и регулирующих на основе общественного мнения поведение людей с позиций суждений о добре и зле, справедливом и несправедливом, совести, достоинстве, долге и чести); нормы обычаев (устойчивые и привычные в исполнении правила поведения, которые складываются в результате частого повторения и сохраняются в течение длительного времени); нормы традиций (правила поведения, опирающиеся на силу общественного мнения, требующие длительного закрепления и отражающие стремление людей к сохранению своих идей и ценностей); нормы религии (совокупность принципов и правил, основанных на вере в высшие силы и высший смысл жизни); нормы политики (правила, регулирующие отношения между людьми, группами и их объединениями в процессе достижения, осуществления и удержания государственной власти); корпоративные нормы (правила поведения, содержащиеся в программных документах и решениях общественных организаций); нормы эстетики (правила, регулирующие ценностные отношения между людьми и миром посредством их художественной деятельности). Можно сделать вывод, что любая сфера (политическая, экономическая, социально-культурная) регулируется различными нормами, несомненно, особая роль отводится праву.


Влияние политических традиций в публичной сфере (на примере организации местного самоуправления)

В процессе регули­рования политических отношений право весьма тесно взаимодейству­ет с различного рода социальными нормами. В политической сфере особая роль отводится политическим традициям и политическим нормам.

Каждое общество, национальное государство обладают собственными специфическими традициями, которые складывались веками. Традиция как устойчивый нормативный образец, аккумулирующий социокультурный опыт, является механизмом трансляции от поколения к поколению накопленного социумом опыта. Социальное назначение традиций выражается в том, что они служат средством формирования и передачи отдельным поколениям тех духовных качеств, которые необходимы для функционирования сложных общественных отношений, и как верно отметила Б.Б. Нанаева «механизмом воспроизводства социальных институтов и норм»[1]. Традиции присутствуют во всех социальных, культурных, политических системах и порой являются необходимым условием их функционирования.

Как и традиции в целом, политические традиции отвечают за сохранение и воспроизводство политического бытия социума. Политические традиции выступают как способ организации политической деятельности в системе местного самоуправления, они позволяют воспроизводить социально-политические институты, отношения и политическое сознание из поколения в поколение в силу сходства коренных условий общественной жизни. Содержанием политических традиций выступают принципы организации практической и духовной политической деятельности, отражающие наиболее обобщенные устойчивые и повторяющиеся элементы политического опыта. Соответственно формируются политические традиции посредством приобретения и накопления политического опыты.

Задачу закрепления и наследования традиций выполняют политические мифы. Под это понятие подпадают все устойчивые комплексы представлений, объясняющие содержание историко-политического процесса, и которые служат важным средством ориентации в нем. Они составляют ткань живых представлений, из которых составляются идеологии, на основании которых формируется политический ритуал, принимаются конкретные решения. В настоящее время мы видим проявление советских мифов, которые в отличие от некоторых политических традиций отрицательно не сказываются на местную жизнь. Где-то мифы прошлых лет, достаточно удачно вошедшие в жизнь, даже помогают решать ряд проблем местного характера. Как верно пишет И.И. Кравченко: « Миф оказывается средством социальной мобилизации, если общество оказывается неспособным решать свои задачи рационально»[2] . В прошлом были такие мифы как « дом образцовой чистоты», «ударник», «герой труда», соревнования по надоям молока и т.д. и т.п. Они заменяли действительные формы социального стимулирования превращенными, становились сильным и индивидуальным коллективным допингом, заставляли жить и трудиться в состоянии аффекта, в постоянном напряжении. Но если мы обратимся к современному состоянию, то увидим проявления данных мифов. Так, очень популярны в муниципальных образованиях соревнования и конкурсы на дом образцовой чистоты. Например, на основании постановления Главы городского округа Краснотурьинск от 30.06.2011 года № 871 и распоряжения Главы городского округа Краснотурьинск от 30.06.2011 года № 110-рв период с 16.07.2011г. по 01.09 проводились конкурсы «Самый уютный двор», « Дом образцовой чистоты и порядка», «Самый красивый балкон» и « Лучшая клумба - своими руками» .

Действенная система «ободрения ко всяким благородным и геройским добродетелям» была создана еще в дореволюционный период и укреплена в советские времена. Формы публичного и официального признания достигнутых успехов, заслуг достойного труженика и оказание ему общественного почета в течение многих лет имели особое значение. В настоящее время эти традиции возрождаются. Статус «Герой Труда новой России» появился в 2007 году. Комиссия по общественным наградам и вопросам увековечивания РФ объявила 2011-й Годом Героев Труда новой России. Сделано это с целью создания особой формы общественного признания и поощрения деятельности в государственной, производственной, научно-исследовательской, социально-культурной, общественной и спортивной сферах. В муниципальных образованиях чествуют передовиков производства. Так, 28 января 2012 года в Заинском районе Республики Татарстан состоялся слет передовиков сельского хозяйства. На слет были приглашены передовики производства 2011 года - лучшие работники сельского хозяйства, перерабатывающей промышленности, кто добился наивысших показателей и внес весомый вклад в устойчивое функционирование агропромышленного комплекса района.

Проводятся своеобразные соревнования по надоям молока и уборке урожая. Так в СМИ субъектов РФ публикуются сведения, из анализа которых видны пережитки соцсоревнований. Может это и не плохо, так как это определенный стимул для районов.

Однако, наряду с такими положительными моментами имеются и отрицательные политические традиции. Рассмотрим их проявление на примере организации местного самоуправления. Действующие в настоящее время ряд политические традиции в местном самоуправлении это своего рода традиции советских времен, так как система, действовавшая с 1917-1990 гг., несомненно, наложила отпечаток не только на современную государственность, но и на местное самоуправление. Система местного самоуправления России, сформированная Конституцией 1993 г. и в ходе реформирования в последние годы хотя и являлась политическим антагонистом системы Советов, но в ряде признаков наследовала ее организационную и хозяйственную структуру на местах, кадры, номенклатуру и опыт.

1. Сохранилась традиция номенклатурного подхода к должностям в органах местного самоуправления. На должностях глав местных администраций, заместителей бывшие руководители заводов, председатели колхозов.

2. Ядро советской местной элиты составлял «партийно-хозяйственный актив», главные должностные лица органов МСУ в сегодняшних муниципальных образованиях как видно из примеров – это в основном те же «прежние» партийно-хозяйственные управленцы. В результате мы можем увидеть и сращивание местной власти с хозяйственными деятелями в единую коррумпированную систему. Данная система напоминает нам такое явление как «астраханщину». Этот термин возник во время НЭПа в связи с астраханским делом (коррупцией местных властей) . Коррупционность местной власти зависит слабости и порочности местных политических элит, в отсутствии у них должного уровня образования и культуры. Так имеются дела возбужденные органами прокуратуры в отношении некоторых глав муниципальных образований, которые имели фальшивые дипломы о высшем образовании, а некоторые вообще были ранее судимыми.

3. В самой системе местной власти, как и прежде мы сталкиваемся с традицией семейственности. На муниципальных должностях родственники, вопреки закону о муниципальной службе. Так, органами прокуратуры Архангелькой области было выявлено, что в Коношском районе главой администрации муниципального образования «Волошское», в нарушение действующего законодательства, на должность муниципальной службы принята его супруга.

4. В традиционной российской модели образа власти имеют место такие аспекты как централизация и иерархичность. Централизация вписана в традиционную модель образа российской власти в качестве базового аспекта. «Властецентричность», как считает Ю.С. Пивоваров, является ключевой характеристикой российской политической культуры. «Властецентричность» предполагает выстраивание «вертикали власти»[3]. В современном государстве, какие либо заметные фигуры жестко соотнесены с центральной властью и существуют постольку, поскольку они призваны этой властью. В значительной мере характер взаимоотношений соответствует менталитету советской системы когда органы местного самоуправления фактически являлась низовым звеном государственного управления и управляются административно. Мы наблюдаем полную зависимость местной власти, как в политическом плане, так и в так и финансовом от своего руководителя в лице главы субъекта, так же как и подчинение в советские года по вертикали. Между субъектом РФ и муниципальными образованиями возникают отношения хозяина средств и просителя. Закрепление норм о назначении глав местных администраций городского округа и муниципального района по итогам конкурса, указывает на то, что местное самоуправление в большей степени является не общественным институтом, а формируемым государством низовым звеном власти, как в советские годы местные органы власти. Всем известно, что главы местных администраций городского округа и муниципального района назначаются под руководством и контролем главы субъекта РФ. Глава субъекта вправе отстранить от должности главу местной администрации, создать такие условия, при которых сам глава уйдет в отставку.

Таким образом, все эти традиции тормозят развитие местного самоуправления в результате: централизация власти и ослабление общественного начала, института выборности и ответственности власти перед обществом, проникновение в органы местного самоуправления партийности, выключенность масс из процесса принятии решений, традиция раскола народа и власти, недоверие к власти и т.д. Они не способствуют, а, напротив, препятствуют установлению обратной связи и прозрачности каналов коммуникации. Однако в современной РФ появляются новые позитивные тенденции, которые нашли своё отражение в зарождении инновационных прецедентов. Традицией могут стать: диалог власти и общества (посредством создания площадок для обсуждения и артикуляции значимых общественных проблем, новых информационных технологий), конструктивное взаимодействие ветвей власти, автономная активность гражданского общества и т.д.

Роль политических норм в системе публичного регулирования

Помимо традиций в сфере публичного регулирования общественных отношений особое место занимают «политические установления», которые нередко именуют «конституционными установлениями». По общему мнению, они не имеют никакой юридической силы, не применя­ются судами или другими государственными органами, а служат лишь, по образному выражению канадского правоведа П. Хогга, для «описания путей, с помощью которых должна осуществлять­ся правовая и политическая власть» [4]. Однако это не совсем так. Политические нормы оказывают влияние на все стороны жизни общества, на все социальные взаимодействия членов общества. Важно по этому поводу замечание Е.А. Лукашевой «они используются не только как регуляторы политических и идеологических отношений между социальными группами и членами общества, но и оказывают влияние на все другие системы социальных норм» [5].

Право не может регулировать все политические отношения в обществе, например, внутрипартийные и им подобные. В этой связи механизм публичного регулирования включает не только правовые, но и политические нормы, принимающие правовую форму, а также содержащиеся в актах партийных органов, государственных органов, общественно-политических движений и других общественных организаций.

Эти нормы регулируют отношения, придавая им упорядоченность, определяя дозволенное и недозволенное поведение с позиции интересов государства и других звеньев политической системы. Посредством политических норм получают официальное признание определенные социальные интересы, обеспечиваются политические устои, определенная стабильность политических отношений.

Традиционно политическими нормами назывались регуляторы, содержащиеся в партийных документах - уставах программах и иных актах партий. В настоящее время к числу политических норм можно отнести правила поведения людей в политической сфере деятельности, которые регулируют политические отношения граждан, различные политические институты.

Они могут существовать как в форме общих лозунгов (принцип народовластия, внедрение основ рыночной экономики и др.), так и в виде более конкретных политических норм (внедрение принципов местного самоуправления, экономическая программа, пенсионная, налоговая реформы и т.д.).

В юридической литературе заявления, обращения, выступления, программы, послания, платформы и иные документы, выражающие намерения и обязательства политических лидеров и лиц, принимающих решения названы как нормативно-политические формы источников государственной политики [6].

В системе публичного регулирования общественных отношений особую роль приобретают послания Президента Российской Федерации; программы политических партий (в особенности партий, представленных в Государственной Думе); предвыборные программы партий, кандидатов на пост президента и, в определенной степени, кандидатов на пост Председателя Правительства РФ; выступления публичных лиц по отдельным вопросам внутренней и внешней политики страны, протоколы и декларации о намерениях по итогам совместных встреч лидеров страны с лидерами других стран и международных организаций. Нормативно-политические формы отличаются от правовых форм следующими особенностями.

Первая, это элемент обязательности для самих лиц, их принявших, и для лиц, входящих в круг властного воздействия данных лиц, можно даже сказать –«самообязывание» лица действовать в устанавливаемых им самим рамках.

Вторая особенность – наличие формы и ее открытость, доступность широкой публике. В одних случаях это будут некие документарные предписания (послания, программы партий, заявления органов власти), в других – публичные высказывания, зафиксированные в стенограммах, видео и аудиозаписи (обращения, пресс-конференции) или обнародованные в других формах.

Еще одна особенность состоит в том, что политические документы действуют до тех пор, пока они подкреплены волей к исполнению издавшего их субъекта. В то время как, например, правовые акты адресованы неопределенному кругу лиц (для всех) и являются действующими вне зависимости от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом, остается или нет принявший их субъект у власти, т.е. они обладают свойством надэлекторальной устойчивости и пролонгированности действия.

Решающая роль в системе формирования и реализации государственных политик принадлежит Президенту Российской Федерации как главе государства. В соответствии с пунктом «е» статьи 84 и другими положениями Конституции Президент РФ определяет приоритетные направления развития страны и указывает их в своем послании к Федеральному Собранию, в бюджетном послании, а также в других программных документах, юридическая сила которых, однако, в соответствии с действующим законодательством, представляется не вполне ясной.

По своей конституционной природе Послание не может рассматриваться как юридический документ Президента, поскольку Конституцией предусмотрено только два вида правовых актов главы государства — его указы и распоряжения. При этом Послание является значимым политическим и программным документом, адресованным, по сути дела, не только парламенту, но и всем другим органам власти в Российской Федерации, обществу в целом. При этом реализация основных положений является правом и обязанностью уполномоченных органов законодательной и исполнительной власти [7].

Послания (обращения) высших должностных лиц государства как правовой институт существует во многих странах. В большинстве стран послания глав государств к парламенту выступают в качестве своеобразной программы законодательной деятельности парламента на текущий или предстоящий период. В США, например, ежегодные обращения Президента рассматриваются как изложение политической программы правительственной деятельности на предстоящий период [8]. Конституция Французской Республики закрепляет за Президентом полномочия по обращению с посланиями к парламенту и нации о существенных угрозах государственности и о принимаемых мерах.

Сходство посланий российского Президента с зарубежными заключается в том, что они тоже не нуждаются в чьем-либо одобрении, отличие — в бóльшей политической окраске по сравнению с аналогами в США и Франции.

В послании дается оценка ключевым направлениям государственной политики во всех сферах экономической, социальной и общественной жизни, формулируются конкретные задачи органов власти и управления .

Темы ежегодных посланий Президента РФ зависят от политической ситуации в стране.

Послания Президента играют значительную роль не только в политическом, но и в правотворческом процессе. Законодательная деятельность Федерального Собрания осуществляется с учетом приоритетных задач, поставленных в ежегодных посланиях Президента. Законопроекты, которые вносятся Президентом и Правительством в целях реализации посланий Президента, рассматриваются в первоочередном порядке. Статус бюджетного послания Президента определяется, помимо Конституции, также и Бюджетным кодексом Российской Федерации, который в статьях 170 и 172 называет бюджетное послание Президента в качестве одного из оснований для составления проекта бюджета, определяющего бюджетную политику Российской Федерации на очередной финансовый год и плановый период (т. е. три года).

Таким образом, послание Президента - это документ, определяющий основные направления внутренней и внешней политики государства. Ряд исследователей считает, что президентские послания носят характер политического акта с элементами распорядительных функций. Они служат ориентиром законодательной деятельности парламента. В то же время по отношению к федеральному Правительству их императивность очевидна [9].

По нашему мнению, наиболее приемлемо последнее суждение, потому что Президент РФ в сфере исполнительной власти обладает обширными полномочиями (п. “а”, “б”, “в”, “д” ст. 83 Конституции РФ), из которых вытекает его право выступать с директивными установками по отношению к Правительству. Таким образом, ежегодное послание Президента РФ Федеральному Собранию является политико-правовым документом, обязательным для рассмотрения парламентом и исполнения федеральным Правительством.

Интересно утверждение, согласно которому послание Президента, а также доктрины, концепции и стратегии относятся к актам содержательного стратегического характера, которые должны разрабатываться в целях реализации положений Конституции РФ [10].

Ежегодные послания Президента РФ Федеральному Собранию дали импульс высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации к подготовке своих собственных политических обращений к нормотворческим органам о социально-экономическом положении, бюджетной политике и основных направлениях развития регионов. Данные политические документы были подготовлены в Санкт-Петербурге, Республиках Башкортостан, Дагестан, Татарстан, в Пермском крае, Тюменской, Калужской, Архангельской областях. Полномочия по определению основных направлений в области развития социально-экономической и бюджетной политики глава субъекта осуществляет с помощью специального политико-правового инструмента - послания региональным парламентариям.
Полномочия по обращению с посланиями вытекают из подп. "д. 1", "е" п. 7 ст. 18, п. 2 ст. 23 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", а также регионального законодательства.

Послания Президента РФ могут служить и основанием для их применения в судебном процессе.

Важным видом применения посланий Президента РФ в арбитражном судопроизводстве является подтверждение текущей экономической и политической ситуации в стране и в мире. Так, в решении арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу №А56-48663/2009 установлено, что «факт изменения экономических условий в стране подтверждается посланием Президента РФ Федеральному собранию от 05.11.2008, в котором отмечается, что начался мировой финансовый кризис, и что Россия также переживает экономический кризис». Также в решениях арбитражного суда Тюменской области по делам №А70-2901/2009 и №А70-4198/2009 учитываются выдержки из послания Президента РФ Федеральному собранию от 05.11.2008, предоставленные истцами в подтверждение своих доводов по данным делам.

В целях реализации ч. з ст.80 Конституции РФ (определение основных направлений внутренней и внешней политики) Президент РФ вправе издавать акты программно-политические характера.

Они занимают главное место в правотворческой деятельности главы государства и в большинстве своем утверждаются указами. Положение Президента РФ обязывает заниматься разработкой, реализацией своего политического курса и контролировать его исполнение. Позиция главы государства отражается в концепциях, доктринах, стратегиях и программах . В них, как правило, отсутствуют нормативные установления и преобладают программно-политические установки. Программы, концепции, доктрины являются основной формой реализации конкретных полномочий Президента РФ как главы государства в различных областях государственной и социально-экономической жизни. Их необходимость и целесообразность вытекает из положений Конституции РФ и федеральных законов. В Конституции России упоминаются три программных и доктринальных

документа: Послания Президента Федеральному Собранию (п. «е» ст. 84), Военная доктрина (п. «з» ст. 83), федеральные программы (п. «е» ст. 71). При этом Конституция лишь упоминает документы, не определяя их статус. В Конституции указано, что к ведению федеральных органов власти относится установление «основ федеральной политики» и «федеральные программы» в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации (п. «е» ст.71). Однако, что такое основы федеральной политики и федеральные программы, не определено и в дальнейшем правового регулирования и управленческого конституирования они не получили. С другой стороны, в последнее время принятие различных программных документов приняло массовый характер, почти все сферы общественных отношений охвачены ими и почти все наиболее актуальные проблемы пытаются решать с их помощью.

Несмотря на значительное количество существующих программных и доктринальных документов в России так и не принят нормативный правовой акт, который бы регулировал виды, иерархию, сферу действия этих документов. В итоге зачастую затруднительно определить различие между документами и их место в иерархии нормативных правовых актов(если они обладают признаками правового акта). Лишь те программные и доктринальные документы, которые имеют определенный нормативно-правовой статус и встроены в систему и иерархию нормативно- правового регулирования, имеют шанс быть реализованными на практике.

Доктрина - основной политический и нормативно-правовой государственно-управленческий акт, задающий содержание государственной политики в области управления развитием страны, формирующий и приводящий в действие механизм ее исполнения.

Можно предложить следующую классификацию политических доктрин

1.Общеполитические, претендующие на доминирование в глобальном масштабе

2.Отраслевые доктрины, без которых не было бы государственного строительства, ни экономического развития, ни координации всех звеньев внутри- и внешнеполитической деятельности государства и правительства. Это военные доктрины, социальные, демографические, транспортные и т.д.

Единого определения доктрины в законодательстве нет, но в некоторых из принятых доктрин присутствуют самодефиниции. Но и здесь заметна непоследовательность. Так, Национальная доктрина образования определяет себя как «основополагающий государственный документ, устанавливающий приоритет образования в государственной политике, стратегию и основные направления его развития». Военная доктрина - как «совокупность официальных взглядов (установок), определяющих военно-политические, военно-стратегические и военно-экономические основы обеспечения военной безопасности Российской Федерации». Доктрина развития российской науки - «система взглядов на роль и значение науки в обеспечении независимости и процветания России, а также принципов, определяющих механизм государственного регулирования научной деятельности, которыми руководствуются органы государственной власти и научные учреждения». Удивительно, но в этой ситуации неопределенности Конституционный Суд Российской Федерации еще и отметил, что основные положения Военной доктрины Российской Федерации не содержат нормативных предписаний, а поэтому не подлежат проверке Конституционным Судом. По сути – это указание на то, что исполнять доктрины и иные документы программного характера нет необходимости. Такая позиция Конституционного Суда еще больше запутала статус доктрин.

В сфере публичного регулирования общественных отношений доктрины несомненно играют важную роль. Они могут распространяться на политику отдельного государства или действовать на субнациональном уровне. На них держится образование различных политических образований, мировая торговля . Такие доктрины могут закрепляться в законах, и тогда они являются источником права, либо закрепляться в документах, носящих такие названия как концепции, стратегии, и не носящие правового характера.

По мнению М.Ю. Погорелко имеются некоторые особенности принятия и реализации данных документов (доктрин, концепций, стратегий):

1. В последние годы наметилась тенденция увеличения числа программных документов и попыток решения всех более ли менее значимых проблем с их помощью (приоритетные национальные проекты, федеральные целевые программы, стратегии развития проблемных регионов и отраслей и т. д.).

2. Условно программные документы можно разделить на документы, имеющие механизмы реализации (программы), и документы по сути декларативные, т. е. такими конкретными механизмами не обладающие (доктрины, концепции, стратегии и т. д.).

3. Отсутствие акта, регулирующего систему и статус программных документов, является одним из препятствий выстраиванию согласованной системы последних.

4. Большинство из документов требуют для своей работы незамедлительного принятия значительного количества дополнительных актов, что на практике практически не исполняется и что оставляет документ фактически не реализованным.

5. Среднесрочная и краткосрочная перспектива планирования, закрепляемая программными документами, не позволяет сделать действующие акты реальными стратегическими инструментами управления.

6. Отсутствие санкций за неисполнение программных документов подрывает их статус и управленческий потенциал.

7.Программные и доктринальные документы носят характер скорее не правовых (управленческих, рассчитанных на реализацию), а политических документов (рассчитанных более на пиар), зависящих от воли конкретных высших лиц государства, а не обусловленных естественной и согласованной в обществе необходимостью государственного строительства и общественного развития [11].

8. Доктрина как источник и основание конкретной государственной политики представляет собой систему ценностей и целей, государственно- управленческих мер, решений и действий, оформленных соответствующими нормативно-правовыми актами и программами и направленных на реализацию поставленных публично целей развития.

9. Доктрина должна задавать содержание государственного управления, формировать и запускать в действие механизм ее исполнения. Доктрина должна иметь нормативно-правовой статус, иметь уровень федерального закона.

Что касается предвыборных платформ партий и кандидатов на пост президента, и в некотором отношении кандидатов на пост председателя правительства, то здесь законодательство еще более расплывчато.

Для политических партий Федеральным законом от 11 июля 2001 г. № 95 – ФЗ «О политических партиях» установлено, что их цели и задачи излагаются в уставе и программе партии, а при выдвижении кандидатов (списков кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти и органах местного самоуправления политическая партия обязана опубликовать свою предвыборную программу в порядке и сроки, которые установлены законодательством Российской Федерации о выборах. Но обязательность реализации данной предвыборной программы в явном виде не закреплена. Таким образом, реализация заявленных в программе целей и задач в ходе разработки и принятия федеральных законов, определяющих политику государства в той или иной сфере, остается практически целиком и полностью на усмотрение самих партий и со стороны проконтролирована быть не может. Немногие партии в такой ситуации будут обращать внимание на свою программу и необходимость ее реализации, несмотря на то, что они установили в ней цели и принципы своей же собственной деятельности.

Вывод

Правовые нормы исполняют роль основных регулятивных элементов политической системы современной России. Однако наряду с правом особое место в системе публичного регулирования общественных отношений занимают и такие социальные нормы как политические традиции и политические нормы. Они характеризуются социальностью, т.к. регулируют поведение людей, объективностью, нормативностью, обязательностью, системностью, процедурностью, санкционированностью. Они призваны упорядочить отношения между различными ее субъектами. Верно пишет П.Е. Недбайло : «Любое нормативное регулирование состоит в установлении определенных правил и организации их соблюдения. Таким путем вносится известное единство и определенность в социальную жизнь, оказывается на нее воздействие» [12]. Именно совокупностью правовых и политических регуляторов обеспечивается определенная последовательность, согласованность и предсказуемость в действиях субъектов политики, поддерживается целостность и относительная устойчивость политической системы Российского общества.

Библиография
1.
Нанаева Б.Б. Традиции социально-правового регулирования в чеченском обществе.Назрань 2009. С.9.
2.
Кравченко И.И.. Политическая мифология вечность и современность // Вопросы философии. 1999 . № 1 . С.5.
3.
Пантин И.К. Выбор России: характер перемен и дилеммы будущего // ПОЛИС. 2007. №
4.
С. 121. 4. Марченко М.Н. Источники права: учебное пособие. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 603.
5.
Лукашева Е.А. Социалистическое право и личность. М.: Наука. 1987. С.11.
6.
Погорелко М. Ю. Нормативно-политические и нормативно-правовые источники и основания государственных политик //Научный эксперт — научный электронный журнал. 2008. Вып. 5. С. 29.7.
7.
Окуньков Л. А. Президент Российской Федерации. Конституция и политическая практика. – М.: Издательская группа ИНФРА-М – НОРМА, 1996. С.41
8.
Афанасьева О.В., Колесников Е.В., Комкова Г.Н., Малько А.В. Конституционное право зарубежных стран / Под общ. ред. А.В. Малько. М., 2004. С. 169.
9.
Окуньков Л. А. Правовые акты Президента: их статус, направленность, содержание // Журнал Российского права. 1997. № 2. С. 17.
10.
Маланыч. И.Н. Институт государственной стратегии в конституционном праве //Конституционное и муниципальное право. 2007. № 13. С. 13.
11.
Погорелко М. Ю. Нормативно-политические и нормативно-правовые источники и основания государственных политик //Научный эксперт — научный электронный журнал. 2008. Вып. 5. С.38.
12.
Недбайло П.Е. Советские социалистические правовые нормы. Львов., . 1959. С.88
13.
Пейзак Р.И. Римское право об основаниях освобождения от ответственности как основа континентальной правовой традиции//Политика и Общество, №10-2011
14.
Попов Е. А. Современная социология права: проблема концептуализации//Право и политика, №5-2011
15.
Рубаник В. Е. Западноевропейская и восточнославянская традиции суда и правосудия: исторические корни различий и схожести//Право и политика, №5-2012
16.
Борисовский Е. Е.А.А. Безбородко как видный представитель консервативной традиции государственно-правового развития России конца XVIII в..//Право и политика, №2-2012
17.
Степанянц М.Т. Возможна ли модернизация без вестернизации?//Философия и культура, №11-2010
18.
Дегтярев А.Н. От Челобитного приказа-до Общественной приемной//Политика и Общество, №5-2010
19.
Матузов Н.И. Правовой нигилизм как образ жизни//Право и политика, №12-2012
20.
Панченко .Б. Б. Особенности конструирования политического мифа//Политика и Общество, №12-2011
21.
Васильев А.А. Место славянофилов в истории русской философии и политико-правовой мысли//Политика и Общество, №1-201
22.
Борисенков А.А. О новой парадигме в политической науке // NB: Проблемы общества и политики. - 2012. - 2. - C. 22 - 54. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.202. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_202.html
23.
Борисенков А.А. О демократической политической культуре и политическом прогрессе // NB: Философские исследования. - 2012. - 2. - C. 53 - 74. DOI: 10.7256/2306-0174.2012.2.81. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_81.html
References (transliterated)
1.
Nanaeva B.B. Traditsii sotsial'no-pravovogo regulirovaniya v chechenskom obshchestve.Nazran' 2009. S.9.
2.
Kravchenko I.I.. Politicheskaya mifologiya vechnost' i sovremennost' // Voprosy filosofii. 1999 . № 1 . S.5.
3.
Pantin I.K. Vybor Rossii: kharakter peremen i dilemmy budushchego // POLIS. 2007. №
4.
S. 121. 4. Marchenko M.N. Istochniki prava: uchebnoe posobie. – M.: TK Velbi, Izd-vo Prospekt, 2005. S. 603.
5.
Lukasheva E.A. Sotsialisticheskoe pravo i lichnost'. M.: Nauka. 1987. S.11.
6.
Pogorelko M. Yu. Normativno-politicheskie i normativno-pravovye istochniki i osnovaniya gosudarstvennykh politik //Nauchnyi ekspert — nauchnyi elektronnyi zhurnal. 2008. Vyp. 5. S. 29.7.
7.
Okun'kov L. A. Prezident Rossiiskoi Federatsii. Konstitutsiya i politicheskaya praktika. – M.: Izdatel'skaya gruppa INFRA-M – NORMA, 1996. S.41
8.
Afanas'eva O.V., Kolesnikov E.V., Komkova G.N., Mal'ko A.V. Konstitutsionnoe pravo zarubezhnykh stran / Pod obshch. red. A.V. Mal'ko. M., 2004. S. 169.
9.
Okun'kov L. A. Pravovye akty Prezidenta: ikh status, napravlennost', soderzhanie // Zhurnal Rossiiskogo prava. 1997. № 2. S. 17.
10.
Malanych. I.N. Institut gosudarstvennoi strategii v konstitutsionnom prave //Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2007. № 13. S. 13.
11.
Pogorelko M. Yu. Normativno-politicheskie i normativno-pravovye istochniki i osnovaniya gosudarstvennykh politik //Nauchnyi ekspert — nauchnyi elektronnyi zhurnal. 2008. Vyp. 5. S.38.
12.
Nedbailo P.E. Sovetskie sotsialisticheskie pravovye normy. L'vov., . 1959. S.88
13.
Peizak R.I. Rimskoe pravo ob osnovaniyakh osvobozhdeniya ot otvetstvennosti kak osnova kontinental'noi pravovoi traditsii//Politika i Obshchestvo, №10-2011
14.
Popov E. A. Sovremennaya sotsiologiya prava: problema kontseptualizatsii//Pravo i politika, №5-2011
15.
Rubanik V. E. Zapadnoevropeiskaya i vostochnoslavyanskaya traditsii suda i pravosudiya: istoricheskie korni razlichii i skhozhesti//Pravo i politika, №5-2012
16.
Borisovskii E. E.A.A. Bezborodko kak vidnyi predstavitel' konservativnoi traditsii gosudarstvenno-pravovogo razvitiya Rossii kontsa XVIII v..//Pravo i politika, №2-2012
17.
Stepanyants M.T. Vozmozhna li modernizatsiya bez vesternizatsii?//Filosofiya i kul'tura, №11-2010
18.
Degtyarev A.N. Ot Chelobitnogo prikaza-do Obshchestvennoi priemnoi//Politika i Obshchestvo, №5-2010
19.
Matuzov N.I. Pravovoi nigilizm kak obraz zhizni//Pravo i politika, №12-2012
20.
Panchenko .B. B. Osobennosti konstruirovaniya politicheskogo mifa//Politika i Obshchestvo, №12-2011
21.
Vasil'ev A.A. Mesto slavyanofilov v istorii russkoi filosofii i politiko-pravovoi mysli//Politika i Obshchestvo, №1-201
22.
Borisenkov A.A. O novoi paradigme v politicheskoi nauke // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2012. - 2. - C. 22 - 54. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.202. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_202.html
23.
Borisenkov A.A. O demokraticheskoi politicheskoi kul'ture i politicheskom progresse // NB: Filosofskie issledovaniya. - 2012. - 2. - C. 53 - 74. DOI: 10.7256/2306-0174.2012.2.81. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_81.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"