по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Правовое воспитание человека как процесс формирования ценностно-смыслового компонента правосознания
Гуляихин Вячеслав Николаевич

доктор философских наук

профессор, кафедра теории права и прав человека, Волгоградская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации

400089, Россия, Волгоградская область, г. Волгоград, ул. Историческая, 130

Gulyaikhin Vyacheslav Nikolaevich

Doctor of Philosophy

Department of the Theory of Law and the Human Rights, Volgograd Academy of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

400089, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volgograd, ul. Istoricheskaya, 130

gulyaich@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья посвящена анализу аксиологических проблем правового воспитания. Автор характеризует его как сложный диалектический процесс формирования ценностно-смысловой системы правосознания, в котором важную роль выполняют когнитивные и мотивационно-волевые компоненты. Если когнитивная составляющая представляет собой систему выработанных человеком духовных форм, образованных как результат познания, мышления, рефлексии, нравственного поиска, то мотивационно-волевой компонент характеризуется наличием у индивида соответствующей мотивации, бессознательных установок, привычек и волевых качеств. Особое внимании автор обращает на роль правовой рефлексии в развитии системы ценностных ориентаций и смыслов правосознания. Методологическую основу исследования проблематики правового воспитания личности составили принципы диалектики и фундаментальные положения теории деятельности. Основной функцией правового воспитания человека является формирование ценностно-смыслового компонента правосознания. Наряду с правовым обучением оно является важнейшей составляющей правовой социализации. Эффективным способом создания системы ценностных ориентаций и смыслов является рефлексия, которая неизбежно приводит субъекта к критическому анализу существующих социально-правовых ценностей и установок. Это способствует формированию личностью собственной позиции по решению актуальных вопросов правовой жизни.

Ключевые слова: правовое воспитание, правосознание, правовая культура, социализация, ценность, рефлексия, деятельность, обучение, ориентация, норма

DOI:

10.7256/2305-9699.2014.8.12808

Дата направления в редакцию:

10-08-2014


Дата рецензирования:

11-08-2014


Дата публикации:

29-08-2014


Abstract.

The article is devoted to the analysis of the axiological problems of legal education. The author characterizes legal education as a complicated dialectic process of formation of values and meanings system of legal conscience, involving important cognitive, motivation and will-related components. While a cognitive element is a system of moral forms developed by a person, which were formed as a result of cognition, reflexion and moral search, the motivation and will component is characterized by an individual motivation, subconscious positions, habits and quality of his will. The author pays special attention to the role of legal reflextion within the development of the system of value orientations and meanings within the framework of legal conscience. The methodological basis for the studies of the problems of legal education of a person is formed with the principles of dialectics and fundamental provisions of activity theory. The main function of legal education of a person is formation of values and meanings component of legal conscience.  It is an important component of legal socialization. Reflexion is efficient for the formation of the values and meanings orientation inevitably leading the subject to critical analysis of the existing social and legal values and positions. It facilitates formation of a personal position regarding resolution of topical problems in the legal sphere. 

Keywords:

legal education, legal conscience, legal culture, socialization, value, reflexion, activity, education, orientation, norm

Массовая потребительская культура стала объективным фактором существования и развития глобального сообщества. Многие ценностные ориентиры и установки, задаваемые ею, оказывают деструктивное воздействие на ход общественного прогресса и отрицательно влияют на процесс правового воспитания человека. Негативная тенденция проявляется также в увеличении количества и масштабов девиаций, вызванных релятивизацией ценностно-нормативной сферы правовой жизни. Поэтому в последнее время отчетливо прослеживается усиление общественного и научного интереса к проблемам ценностно-смысловых ориентаций человека в контексте правового воспитания [1]. Исследователи все реже рассматривают личность лишь как некую объективированную систему персональных качеств, она предстает перед ними в первую очередь как субъект определенного типа мировоззрения, обязательно включающего в себя систему ценностных детерминант и смыслов, которые задают направленность преобразованию духовной и социальной реальности [2, с. 158]. Многие из них признают, что чем выше уровень сформированности субъектности личности и быстрее идет процесс самоосуществления ее индивидуальности, то тем больше включены высшие уровни мотивации в процесс саморегулирования общественного поведения субъекта [3, с. 47].

Наряду с правовым обучением правовое воспитание является важной составляющей правовой социализации. Если основной функцией правового обучения является формирование когнитивной сферы правосознания, то правового воспитания – его ценностно-смыслового компонента.

В контексте правового воспитания ценностные ориентации следует рассматривать не только как некий мотивационныйфактор общественно-правовой деятельности индивида, но и как когнитивную репрезентацию его жизненных ценностей [4]. Ведь ценности, являясь смысловыми структурами, включают в себя познавательную компоненту, которая объединяет их в единую систему и придает целостность правовому сознанию субъекта. В результате осмысления и их принятия ценности выступают не как внешний фактор, а становятся основой внутренних установок человека, непосредственно влияющих на его общественное поведение. Ценностные ориентации, регулирующие правовое поведение гражданина, представляют собой систему когнитивных образований (понятий, представлений, идей) и индивидуальных психолого-мотивационных установок по отношению к феноменам права.

Следует отметить, что не существует единого для всех толкования понятий, с помощью которых определяется смысл правовых ценностей. Отношение к тем или иным правовым ценностям, в основе которого лежит понимание справедливости, зависят как от внешних социокультурных условий, так и внутренних установок и нравственно-психологических потенций человека. Содержание понятия «ценность» обычно толкуют как положительную или отрицательную значимость для человека тех или иных феноменов духовного и материального мира, которая определяется не только объективными свойствами данных явлений, но и степенью их вовлеченности в область общественных отношений. Еще Протагор в суждении «Человек есть мера всех вещей» выразил зависимость ценностного подхода индивида от его интересов и потребностей. Выбор ценностей является важным духовным актом, без которого невозможна общественная деятельность и полноценная жизнь человека как личности. В процессе политической и правовой социализации формируется ценностно-смысловая система субъекта, имеющая большое значение не только для него, но и в целом для общества, которое «поддерживает и развивает те моменты, которые способствуют самосохранению и развитию самого общества в целом. Любое государство ревниво оберегает свои ценности, преследует за их отрицание и поощряет преданность им» [5, с. 9]. Правовые ценности всегда занимают важное место в общественных отношениях. С точки зрения ценностного подхода, норма и оценка имеют основание в системе общественных предпосылок, которые могут не являться всеобщими, и быть значимыми только в рамках сообщества, принимающего их.

В механизм правового воспитания включены различные когнитивные и мотивационно-волевые составляющие [6]. Если когнитивная компонента представляет собой систему выработанных человеком духовных форм, образованных как результат познания, мышления, рефлексии, нравственного поиска, то мотивационно-волевая составляющая характеризуется наличием у индивида соответствующей мотивации, бессознательных установок, привычек и волевых качеств. Мотивационно-волевой компонент способствует претворению правовых идеалов субъекта в реальную общественную жизнь.

Ценностные ориентации личности формируются в процессе воспитания [7]. Как источники мотивации личности их можно признать функционально эквивалентными потребностям, которые находятся с ними в сложном диалектическом взаимодействии. Если потребность «толкает» индивида к определенным действиям, то ценность «притягивает» его благодаря возможности свободного выбора тех или иных предпочтений. «Ценностные ориентации рассматриваются как система осознанных установок по отношению к существующим в обществе ценностям, как убеждение в том, что определенные цели существования и способыповедения предпочтительнее, чем противоположные им» [8, с. 22]. Ценностные ориентации, используемые личностью в процессах познания социальных феноменов и оказывающие воздействие на направленность и эффективность его общественной деятельности, не всегда однозначно и линейно связаны с мотивационной сферой и сущностью самого субъекта. Эти связи могут иметь диалектический характер, поскольку они детерминируются различными, порой противоречивыми сочетаниями паттерн, зависят от личностных диспозиций и уровня развития ценностных ориентаций социума. Из-за сложности детерминации правового поведения человека нельзя утверждать о наличии прямых и однозначных связей общественных деяний субъекта с имеющимися у него когнитивными схемами и декларируемыми им ценностными ориентациями. Это можно объяснить противоречивостью отношений некоторых ментальных структур и процессов, последствия которой трудно прогнозировать. Ментальные процессы могут конфликтовать друг с другом, блокировать ориентиры ожидаемого общественного поведения или стимулировать синергетический эффект.

В доминирующих у личности критериях оценки объектов и ситуаций социальной действительности отражена мотивация, связанная с ценностно-смысловой системой правосознания личности. Отношение субъекта к правовому феномену зависит от того, что он о нем знает и желает знать, а последнее связано с тем, что вообще им признается важным и значимым в социальном мире. Его отношение находится в прямой зависимости от социального пространственно-временного континуума, в который он погружен [9, с. 19]. Представления индивида о необходимом и должном – не единственный фактор, влияющий на его ценностную ориентацию. Оказывают также влияние опыт общения, Я-концепция, идентичность, актуальная цель субъекта, в целом его психическое состояние.

Мотивационное содержание выявляемых личностных ценностных ориентаций имеет свою специфику. Например, при эмпирических исследованиях отражаемые в диагностических показателях уровень конфликтности и толерантности могут иметь разное качество в зависимости от присущей субъекту ценностно-смысловой системы – отражать готовность человека к тесному и плодотворному сотрудничеству или только готовность к вынужденному компромиссу, толерантность конструктивную («позитивную») или адаптивную («негативную»).

На ценностную ориентацию личности влияют не только мотивационные образования, непосредственно связанные с правовыми отношениями, но и мировоззренческие диспозиции. Здесь большую роль играет социальный прагматизм, базирующийся на стремлении к общественному успеху, материальному благополучию и власти, а также «личностное развитие», стимулируемое стремлением к самодостаточности, творчеству, развитию коммуникативных связей и гармоничных отношений с Другим.

Ценностные ориентации правого сознания являются полидетерминированными, т.е. их генезис обусловлен влиянием многих факторов. Их роль тем больше, чем более социально значимой представляется человеку конкретная правовая ситуация (когда актуализируется субъективное аксиологическое пространство индивида) и чем больше у него развита ценностно-рефлексивная регуляция социального поведения. В детерминации направлений развития обыденной жизни человека роль ценностных ориентаций также велика, как и при формировании его субъектной позиции, исходя из которой он выбирает с ценнностно-смысловой точки зрения стратегические приоритеты своей социальной жизни. Особый научный интерес представляют прежде всего ценности-цели, а не ценности-средства. Хотя иногда в правовой деятельности субъекта инструментальные ценности начинают подменять терминальные и занимать доминирующие позиции в его сознании.

Человек должен ответственно относиться к выбору ценностных ориентиров для своей правовой деятельности, т.е. выбирать те из них, которые приводят к значимым и положительным результатам для общественного прогресса. Безответственный выбор индивида не учитывает эту значимость, человек не осознает ценности его результата как для себя, так и для других. В этом случае правильность и адекватность выбора может быть только случайной. Здесь требуется высокий уровень правового сознания личности. Именно в этом отношении рефлексивный механизм выбора ценностных ориентаций может считаться нормативным правилом. Нельзя отрицать и важную роль контроля правильного поведения индивида со стороны институтов гражданского общества и государства.

Основным способом формирования развитой системы ценностных ориентаций и смыслов является рефлексия. Примеров использования рефлексии в генезисе аксиолантов и ценностных ориентаций, оказавших существенное воздействие на ход мирового общественно-исторического процесса и на правовое сознание конкретных людей, можно привести множество. Это влияние рефлексий Аристотеля на ценностные ориентации А. Македонского, идеалов и ценностей философии Просвещения – на Великую французскую революцию и ее деятелей, ценностно-смысловых установок учения К. Маркса – на политическое и правовое сознание революционеров, аксиолантов философии Ницше – на развитие нигилизма и его субъектов. В своей нормативной направленности рефлексия дает ответ на вопрос: «Какие должны быть ценностные ориентиры?». Принципиальный ответ содержит предельные основания для правильного выбора в любой правовой ситуации. Без этих мировоззренческих оснований не может быть ответственного выбора ценностной ориентации. Поиск и нахождение ответа по существу на этот вопрос должны предварять общественную и гражданскую активность субъекта. Однако здесь следует согласиться с М. Хайдеггером, что «ответ по существу есть лишь начало ответственности». Ответственный выбор ценностной ориентации предполагает и ответственные действия субъекта по воплощению правовых идеалов в общественную жизнь.

В процессе формирования системы ценностных ориентаций правового поведения личности важную роль играют апперцепция и рефлексия, с помощью которых происходит осознание субъектом необходимости данного выбора ориентиров. В диалоге с Другим происходит сопоставление посредством апперцепции и рефлексии ценностей «Я» с действующими общественными установками, правовыми нормами и социальными стереотипами, которые человек, как рациональное существо и личность, должен подвергнуть сомнению и критическому анализу. Исходя из собственных социальных ожиданий и установок, он делает выбор правовых ориентиров своего поведения. Благодаря рефлексии человек осознает смысл имеющейся у него ценностной ориентации, вырабатывает персональное отношение к правовым установкам, доминирующим в обществе. С ее помощью сознание совершает восхождение от имеющихся общественно-правовых ценностных установок к собственной ценностно-смысловой системе.

Через рефлексию приходит к человеку понимание и принятие (или непринятие) общественно-правовых ценностей. В его сознании зарождается и развивается собственное отношение к существующим правовым идеалам, приемлемое для него самого и способствующее его социальной адаптации. Благодаря правовому воспитанию и социализации у человека создается система ценностных установок, обычно адекватных устоявшимся в социуме идеалам и ценностям, способствующих консолидации членов сообщества. Рефлексирующий субъект приходит неизбежно к критическому анализу существующих социальных ценностей и правовых установок. В результате своей мыслительной деятельности он ясно начинает осознавать различие между внешне заданными и внутренними, глубоко осмысленными ценностными ориентациями. Существует сложная взаимозависимость между задаваемыми сообществом своим членам правовыми ценностными ориентациями и внутренними ценностными ориентирами субъекта. «Сложная зависимость и взаимодействие личности с заранее заданной ценностной картиной мира, выступающая отражением объективной реальности и деятельности людей, опосредствуется внутренним (субъективным) механизмом персонификации ею внешних воздействий, когда социализирующие и регулирующие деятельность и поведение личности факторы взаимодействуют с различными типами сознательно-психических процессов, свойств и отношений, образующих целостный личностный модус» [10, с. 27]. Если же человек отвергает правовые ценности и установки, господствующие в обществе, то он становится на путь нигилизма, который может иметь как регрессивное, так и прогрессивное значение. Ценности, принятые человеком, становятся образцом, идеалом и наиболее общим требованием для его общественного поведения. Воплощенные в его деятельность, они тем самым образуют важнейший компонент его экзистенциального мира и демонстрируют единство объективного и субъективного. Ценности, превращаясь в идеалы, формируют определенные стандарты правовой деятельности субъекта.

Процесс правового воспитания, как формирование системы ценностных ориентаций личности, имеет три основных этапа:

1) получение субъектом необходимой информации о возможных ценностных ориентациях;

2) превращение с помощью рефлексии полученных человеком знаний о ценностных ориентациях во внутренние установки правового поведения;

3) реализация ценностных знаний и установок на данные ориентации в общественной деятельности и правовом поведении.

Ценностная ориентация субъекта, как генетическая предпосылка и регулятор его общественно-правовой деятельности, является важным компонентом механизма освоения и преобразования устоявшегося социального порядка. Воспринятые и усвоенные человеком ценности определяет его персональную позицию по отношению к общественным явлениям, выбор духовных и общественных ориентиров его деятельности осуществляется через призму сложившихся у него представлений о правде и лжи, добре и зле, хорошем и плохом. Ценностная ориентация субъекта задает вектор преобразованиям личностью политической и правовой действительности, создает перспективу дальнейших общественных деяний и поступков.

Правовые ценности человека являются компонентами когнитивной, мотивационно-волевой и «потребностной» сфер правосознания. На определенном уровне своего развития они способны интегрировать их в единую смысловую сферу, придавая личности и ее деятельности определенную целостность. Исходя из данных сфер поля своего правосознания субъект структурирует полученные благодаря опыту ценностные знания, проясняет собственную систему координат и субъективные категории, которыми он оперирует при восприятии и оценке явлений общественной жизни. Данные субъективные категории являются частью когнитивных структур правового сознания личности.

Субъективное аксиологическое пространство человека представляет собой поле сознания, включающее в себя систему его представлений о собственных ценностях и об имеющихся в сообществе ценностных альтернативах. Отдельные ценности и ценностные факторы имеют контекстный характер. Например, современный человек может осознать и руководствоваться ценностью «социальная справедливость» только исходя из паттерн социальной и правовой культуры, субъектом которой он сам является. Субъективное аксиологическое пространство дает человеку возможность свободного выбора тех ценностей, которыми он будет руководствоваться в правовой деятельности. Наличие такой возможности обуславливает интегрированность и целостность личности, основным ценностным ориентиром которой является достижение подлинности своего человеческого существования.

Каждый субъект права имеет свои предпочтения и находит свою ценностную матрицу правового поведения, которая становится основой его гражданской позиции (активной или пассивной). Но зачастую происходит так, что идея, сформулированная и охарактеризованная как правовая ценность, при ее воплощении в социальную практику выглядит по-другому и является уже некой деформацией, далекой от своего ценностного идеала. Здесь свою положительную роль должна сыграть система образования. К сожалению, российское образование плохо справляется со своими социальными функциями [11, с. 3].

В процессе исследования ценностно-мотивационных интенций правосознания человека необходимо учитывать прежде всего не диспозиции, непосредственно связанные с явлениями обыденной жизни, а ориентации духовного и мировоззренческого уровня, например, доминирующую установку личности на авторитарные отношения (стремление к доминированию в общественно-правовых отношениях, подчинению Другого, «консервации» имеющихся правовых институтов) или на либеральные ценностные ориентиры (стремление к свободе, уважение частной собственности, поддержание равноправных отношений с Другим, творческая самодетерминация). Эта ось различения соотносится с основным цивилизационным противоречием между гуманистическими и авторитарными тенденциями развития права. Это противоречие так или иначе проецируется на межличностную коммуникацию, персональную картину правового мира и сферу социального бытия.

Ценностно-смысловая система является не только важнейшим регулятором правового поведения человека, но и его духовным системообразующим основанием как субъекта права. Она задает ориентиры гражданину для общественного самоопределения и преобразования социального мира, помогает ему сделать нужный выбор в правовых ситуациях. Ее конструктивная роль может проявляться при принятии индивидом общественно необходимых решений. Придавая устойчивость социальному поведению человека, данная система постепенно трансформируясь в тоже время дает возможность субъекту адаптироваться к меняющимся условиям внешнего мира.

Правовые ценности личности являются генетически производными от ценностей тех социальных групп, в которые «входит» индивид. Селекция и усвоение человеком общественных ценностей опосредуются процессом его самоидентификации, а также идеалами малых групп, с которыми он имеет тесные коммуникативные связи. Влияние на него малых групп может выступать в роли как катализатора, так и барьера в усвоении правовых аксиолантов больших общностей, в том числе и общечеловеческих идеалов [12, с. 10].

Множество объективных и субъективных факторов правовой жизни оказывают воздействие на процесс формирования ценностных ориентаций личности, выступающих в качестве регуляторов ее социальной деятельности и характеризующих отношение субъекта к существующей общественной системе и своему месту в ней [13]. Здесь следует учитывать как экономический, так и религиозный фактор, который стал играть важную роль в постсоветском российском обществе [14]. В России в отличие от Западной Европы не выступает в качестве доминанты протестантская этика, которая считала труд и частную собственность благом и на первое место ставила отстаивание личностью своих прав и свобод. В связи с этим еще С.Н. Булгаков писал о том, что «…православие не стоит на страже частной собственности как таковой даже в той степени, в какой это делает католическая церковь, видящая в ней установление естественного права… православие превозносит свободный аскетический труд… стремление к нестяжанию и бедности… оно объявляет труд правом и обязанностью, проповедует послушание и смирение в противоположность отстаиванию личностью прав и свобод» [15, с. 348].

Между ценностными приоритетами и религиозными убеждениями существует сложная диалектическая взаимосвязь. В философском труде «Жизненная драма Платона» В.С. Соловьев делает анализ сложного душевного состояния шекспировского Гамлета, вызванного тем, что естественное чувство и естественная обязанность родовой мести требует от Гамлета покарать убийцу своего отца. И эта обязанность осложняется для него преступным участием его матери в страшном деле. Тайное братоубийство, мужеубийство, цареубийство, похищение престола, двойная, тройная измена – все это обрушилось на не окрепшего морально и психологически молодого героя. По мнению Соловьева, хотя драма происходит после многих веков христианства, она имеет смысл только на почве чисто языческого понятия о родовой мести как нравственном долге. Центр драмы именно в том, что Гамлет считал своей обязанностью отомстить за отца, а его сомнения задерживали исполнение этой обязанности. С точки зрения православного мыслителя, нет никакой общей и существенной необходимости, чтобы человек, исповедующий религию, запрещающую мстить, сохранял понятия и правила, требующие мести. Для православного мыслителя любая месть иррациональна, поскольку она противоречит христианским канонам. Но, как известно, и сам Господь не отказывался от справедливого возмездия. Данный этический вопрос не имеет простого и однозначного ответа [16].

Когда общество трансформируется в новое состояние, с иным устройством и укладом своей жизни, изучение вариантов решений экзистенциальных проблем в аксиологическом аспекте имеет как научный, так и практический интерес. Смена политических и правовых ценностей, произошедшая в последние годы в российском государстве, поставила каждого гражданина перед сложным ценностным выбором [17]. Он уже должен самостоятельно определяет свои ценностные идеалы и приоритеты. В последнее время все чаще перед ним возникает проблема альтернативного выбора между авторитарными и либеральными ценностями. Россия пока еще находится в стадии бифуркации, которая связана не только с глобальными экономическими кризисами, но и со сменой ценностно-смысловых парадигм. В общественном сознании российских граждан постепенно ширится понимание того, что потребительские ценности материального благополучия должны сменить другие, пришедшие из высокой духовной сферы, которые не будут исключать потребительские ценности материального благополучия, а лишь поменяются с ними местами в приоритетном отношении, детерминируя более возвышенные политические и правовые идеалы.

Таким образом, основной функцией правового воспитания человека является формирование ценностно-смыслового компонента правосознания. Наряду с правовым обучением оно является важнейшей составляющей правовой социализации. Эффективным способом создания системы ценностных ориентаций и смыслов является рефлексия, которая неизбежно приводит субъекта к критическому анализу существующих социально-правовых ценностей и установок. Это способствует формированию личностью собственной позиции по решению актуальных вопросов правовой жизни.

Библиография
1.
Гаврилова Ю. А. Методологические проблемы изучения смыслового поля права // Lex Russica = Русский закон. 2013. № 11.
2.
Андрющенко О. Е., Гуляихина Е. С. Эскиз модернизации американской школы: просветительская деятельность Джозефа Нифа // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7: Философия. Социология и социальные технологии. 2013. № 1.
3.
Бельских И. Е. Стратегия развития потребительского патриотизма в России на основе деловой этики предпринимателей // Дайджест-финансы. 2013. № 7.
4.
Гаврилова Ю. А. Аксиологическая конкретизация права: постановка проблемы // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. 2012. № 2.
5.
Казанов Х. М. Трансформация ценностных ориентаций в современном российском обществе / Дис. ... док. филос. н. Нальчик, 2002.
6.
Новиков С. Г. Воспитание субъекта модернизации России: взгляд на современную проблему сквозь призму опыта 1920-1930-х годов // NB: Педагогика и просвещение. 2013. № 4.
7.
Гуляихина Е. С. У истоков народного образования в США: педагогическая деятельность Джозефа Нифа // Педагогика и просвещение. 2012. № 1.
8.
Лузаков А. А. Личность как субъект категоризации в межличностном познании: взаимодействие когнитивных и ценностно-мотивационных структур / Автореф. дис. док. психол. н. Краснодар, 2007.
9.
Бельских И. Е. Время как экономическая категория (к вопросу формирования экономики времени) // Экономический анализ: теория и практика. 2013. № 23.
10.
Вильданов Х. С. Ценность как предмет философского познания / Автореф. дис. док. филос. н. Магнитогорск, 2009.
11.
Бельских И. Е., Бельских О. Е. Экономические реалии образования // Экономика и организация промышленного производства. 2002. № 1.
12.
Михеева И. В. Трансформация ценностно-смысловой сферы личности в условиях современной России в контексте исследования правосознания / Дис. ... канд. психол. н. Барнаул, 2004.
13.
Бельских И. Е. К вопросу формирования общественного контроля и эффективном взаимодействии с федеральными органами власти в сфере ЖКХ России // NB: Проблемы общества и политики. 2014. № 6.
14.
Бельских И. Е. Бельских И.Е. Факторы экономического роста: стратегия национального развития России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2011. № 30.
15.
Булгаков Н. С. Православие: очерки учения православной церкви. М., 1991.
16.
Попов Е. А. Современная социология и человек: грани объективации мира в науке и образовании // Педагогика и просвещение. 2012. № 1.
17.
Иншакова А. О. Унифицированное правовое поле инновационного экономического развития и нанотехнологий ЕС // Право и политика. 2013. № 7. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.7.7847.
18.
В.Н. Гуляихин. Правовая ресоциализация человека: от авторитарной стратегии к гуманистической // Право и политика. – 2012. – № 12. – С. 104-107.
19.
Гуляихин В.Н. Политика и патриотизм в современной России // NB: Проблемы общества и политики. — 2013.-№ 9.-С.1-19. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.9.9121. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_9121.html
20.
В. Н. Гуляихин. Агенты правовой социализации человека // Право и политика. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
21.
В. Н. Гуляихин. Вторичная правовая социализация человека // Право и политика. – 2011. – № 9. – С. 104-107.
22.
В. Н. Гуляихин. Ранняя правовая социализация российских граждан // Право и политика. – 2011. – № 5.
23.
Гуляихин В.Н. Архетипы политической культуры российских граждан // NB: Проблемы общества и политики. — 2013.-№ 1.-С.153-170. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.1.332. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_332.htm
24.
Л. А. Петручак Правовая социализация студентов юридических вузов // Право и политика. - 2011. - 9. - C. 1591 - 1597.
25.
В. Н. Гуляихин Вторичная правовая социализация человека // Право и политика. - 2011. - 9. - C. 1583 - 1590.
26.
Новичкова Г.А. Культура образования и социализация как две составляющие человеческого бытия // Педагогика и просвещение. - 2013. - 3. - C. 234 - 246. DOI: 10.7256/2306-434X.2013.3.9731.
27.
Розин В.М. Становление новой образовательной формации // NB: Педагогика и просвещение. - 2013. - 1. - C. 1 - 43. DOI: 10.7256/2306-4188.2013.1.6445. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_6445.html
28.
Е.А. Попов Современная социология и человек: грани объективации мира в науке и образовании // Педагогика и просвещение. - 2012. - 1. - C. 36 - 41.
29.
У.Л. Толстенёва Субъективный смысл личностной экзистенции // Педагогика и просвещение. - 2013. - 2. - C. 135 - 141. DOI: 10.7256/2306-434X.2013.2.9481.
30.
О.А. Фефелов Проблема реализации компетентностного подхода в процессе обучения математике на подготовительных курсах // Психология и Психотехника. - 2012. - 3. - C. 99 - 102.
31.
// . - . - . - C. - . URL:
32.
// . - . - . - C. - . URL:
References (transliterated)
1.
Gavrilova Yu. A. Metodologicheskie problemy izucheniya smyslovogo polya prava // Lex Russica = Russkii zakon. 2013. № 11.
2.
Andryushchenko O. E., Gulyaikhina E. S. Eskiz modernizatsii amerikanskoi shkoly: prosvetitel'skaya deyatel'nost' Dzhozefa Nifa // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 7: Filosofiya. Sotsiologiya i sotsial'nye tekhnologii. 2013. № 1.
3.
Bel'skikh I. E. Strategiya razvitiya potrebitel'skogo patriotizma v Rossii na osnove delovoi etiki predprinimatelei // Daidzhest-finansy. 2013. № 7.
4.
Gavrilova Yu. A. Aksiologicheskaya konkretizatsiya prava: postanovka problemy // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 5: Yurisprudentsiya. 2012. № 2.
5.
Kazanov Kh. M. Transformatsiya tsennostnykh orientatsii v sovremennom rossiiskom obshchestve / Dis. ... dok. filos. n. Nal'chik, 2002.
6.
Novikov S. G. Vospitanie sub''ekta modernizatsii Rossii: vzglyad na sovremennuyu problemu skvoz' prizmu opyta 1920-1930-kh godov // NB: Pedagogika i prosveshchenie. 2013. № 4.
7.
Gulyaikhina E. S. U istokov narodnogo obrazovaniya v SShA: pedagogicheskaya deyatel'nost' Dzhozefa Nifa // Pedagogika i prosveshchenie. 2012. № 1.
8.
Luzakov A. A. Lichnost' kak sub''ekt kategorizatsii v mezhlichnostnom poznanii: vzaimodeistvie kognitivnykh i tsennostno-motivatsionnykh struktur / Avtoref. dis. dok. psikhol. n. Krasnodar, 2007.
9.
Bel'skikh I. E. Vremya kak ekonomicheskaya kategoriya (k voprosu formirovaniya ekonomiki vremeni) // Ekonomicheskii analiz: teoriya i praktika. 2013. № 23.
10.
Vil'danov Kh. S. Tsennost' kak predmet filosofskogo poznaniya / Avtoref. dis. dok. filos. n. Magnitogorsk, 2009.
11.
Bel'skikh I. E., Bel'skikh O. E. Ekonomicheskie realii obrazovaniya // Ekonomika i organizatsiya promyshlennogo proizvodstva. 2002. № 1.
12.
Mikheeva I. V. Transformatsiya tsennostno-smyslovoi sfery lichnosti v usloviyakh sovremennoi Rossii v kontekste issledovaniya pravosoznaniya / Dis. ... kand. psikhol. n. Barnaul, 2004.
13.
Bel'skikh I. E. K voprosu formirovaniya obshchestvennogo kontrolya i effektivnom vzaimodeistvii s federal'nymi organami vlasti v sfere ZhKKh Rossii // NB: Problemy obshchestva i politiki. 2014. № 6.
14.
Bel'skikh I. E. Bel'skikh I.E. Faktory ekonomicheskogo rosta: strategiya natsional'nogo razvitiya Rossii // Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'. 2011. № 30.
15.
Bulgakov N. S. Pravoslavie: ocherki ucheniya pravoslavnoi tserkvi. M., 1991.
16.
Popov E. A. Sovremennaya sotsiologiya i chelovek: grani ob''ektivatsii mira v nauke i obrazovanii // Pedagogika i prosveshchenie. 2012. № 1.
17.
Inshakova A. O. Unifitsirovannoe pravovoe pole innovatsionnogo ekonomicheskogo razvitiya i nanotekhnologii ES // Pravo i politika. 2013. № 7. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.7.7847.
18.
V.N. Gulyaikhin. Pravovaya resotsializatsiya cheloveka: ot avtoritarnoi strategii k gumanisticheskoi // Pravo i politika. – 2012. – № 12. – S. 104-107.
19.
Gulyaikhin V.N. Politika i patriotizm v sovremennoi Rossii // NB: Problemy obshchestva i politiki. — 2013.-№ 9.-S.1-19. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.9.9121. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_9121.html
20.
V. N. Gulyaikhin. Agenty pravovoi sotsializatsii cheloveka // Pravo i politika. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
21.
V. N. Gulyaikhin. Vtorichnaya pravovaya sotsializatsiya cheloveka // Pravo i politika. – 2011. – № 9. – S. 104-107.
22.
V. N. Gulyaikhin. Rannyaya pravovaya sotsializatsiya rossiiskikh grazhdan // Pravo i politika. – 2011. – № 5.
23.
Gulyaikhin V.N. Arkhetipy politicheskoi kul'tury rossiiskikh grazhdan // NB: Problemy obshchestva i politiki. — 2013.-№ 1.-S.153-170. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.1.332. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_332.htm
24.
L. A. Petruchak Pravovaya sotsializatsiya studentov yuridicheskikh vuzov // Pravo i politika. - 2011. - 9. - C. 1591 - 1597.
25.
V. N. Gulyaikhin Vtorichnaya pravovaya sotsializatsiya cheloveka // Pravo i politika. - 2011. - 9. - C. 1583 - 1590.
26.
Novichkova G.A. Kul'tura obrazovaniya i sotsializatsiya kak dve sostavlyayushchie chelovecheskogo bytiya // Pedagogika i prosveshchenie. - 2013. - 3. - C. 234 - 246. DOI: 10.7256/2306-434X.2013.3.9731.
27.
Rozin V.M. Stanovlenie novoi obrazovatel'noi formatsii // NB: Pedagogika i prosveshchenie. - 2013. - 1. - C. 1 - 43. DOI: 10.7256/2306-4188.2013.1.6445. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_6445.html
28.
E.A. Popov Sovremennaya sotsiologiya i chelovek: grani ob''ektivatsii mira v nauke i obrazovanii // Pedagogika i prosveshchenie. - 2012. - 1. - C. 36 - 41.
29.
U.L. Tolsteneva Sub''ektivnyi smysl lichnostnoi ekzistentsii // Pedagogika i prosveshchenie. - 2013. - 2. - C. 135 - 141. DOI: 10.7256/2306-434X.2013.2.9481.
30.
O.A. Fefelov Problema realizatsii kompetentnostnogo podkhoda v protsesse obucheniya matematike na podgotovitel'nykh kursakh // Psikhologiya i Psikhotekhnika. - 2012. - 3. - C. 99 - 102.
31.
// . - . - . - C. - . URL:
32.
// . - . - . - C. - . URL:
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"