Статья 'Закрепление в Своде Основных государственных законов Российской империи 1832-1892 гг. издания правового положения членов императорского дома' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Закрепление в Своде Основных государственных законов Российской империи 1832-1892 гг. издания правового положения членов императорского дома

Кодан Сергей Владимирович

доктор юридических наук

профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, член Экспертного совета по праву Высшей аттестационной комиссии при Министерстве науки и образования Российской Федерации, профессор кафедры теории государства и права Уральского государственного юридического университета, главный редактор журнала "Genesis: исторические исследования"

620137, Россия, Свердлвская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, оф. 210

Kodan Sergei Vladimirovich

Doctor of Law

Professor, the department of Theory of State and Law, Merited Lawyer of the Russian Federation, Ural State Law Academy; Editor-in-Chief of the Scientific Journal “Genesis: historical studies”

620137, Russia, Sverdlvskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21, of. 210

svk2005@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Владимирова Галина Евгеньевна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра теории и истории государства и права, Сургутский государственный университет

г. Сургут, Энергетиков ул., 22

Vladimirova Galina Evgen'evna

PhD in Law

associate professor of the Department of Theory and History of State and Law at Surgut State University

Surgut, ul. Energetikov 22

dosiavg@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2305-9699.2014.5.11587

Дата направления статьи в редакцию:



Дата публикации:

1-5-2014


Аннотация.

В предметную сферу исследования входит изучение Свода Основных государственных законов на предмет включения в них действовавших законоположений относительно царствующего дома. Авторы показывают место и роль данного раздела в определении правового положения членов царствующей династии и его значение в выделении соответствующего института в российском государственном праве. Особе внимание уделяется анализу содержания Учреждения об императорской фамилии как составной части Свода Основных государственных законов 1832-1892 гг. издания. Методология исследования опирается на исторический и формально-юридический подходы, на основе которых показывается нормативная база и содержание Свода Основных государственных законов в части анализа правового положения царствующей династии. Научная новизна состоит в анализе Свода основных государственных законов 1832-1892 гг. издания в плане закрепления в них правового положения членов императорского. Следуя европейской традиции закрепления в специальных "фамильных законах" системы взаимоотношений монарха с членами царствующего дома и правового положения последних, российская верховная власть еще в узаконениях императора Павла I (1797 г.) достаточно четко определила правовой статус царствующего дома. На этой основе в Своде Основных государственных законах Российской империи был выделен специальный раздел - Учреждение об императорской фамилии. Оно выделило в обособленный институт государственного права императорскую фамилию и регламентировали внутри нее публично-правовые отношения – порядок приобретения прав членов императорского дома и определения родственных связей как основания к наследованию престола, обязанности императора поддерживать порядок и законность в императорском доме, обязанности членов императорского дома, а также требование повиноваться и быть преданными царствующему императору. В Основных Учреждении об императорской фамилии определялась и специфика правового регулирования вопросов частноправового характера – брачно-семейные, имущественные и наследственные законоположения.

Ключевые слова: история Российского государства, история российского права, Российская империя, источники права, основы государственного строя, организация государственной власти, Свод законов, Основные государственные законы, императорский дом, российское государственное право

Abstract.

The object of studies concerns the Code of the Fundamental State Laws of the Russian Empire  on the issue of legal provisions regarding the Russian royal family. The authors show place and role of these norms in defining the legal status of the members of the royal family and its value in the relevant institution of the Russian public law.  Special attention is paid to the analysis of the Institution of Imperial Family as an element of the Code of the Fundamental State Laws of the Russian Empire of 1832-1892. The methodology of studies is based upon the historical and formal legal approaches, showing the normative basis and contents of the Code of the Fundamental State Laws of the Russian Empire in part of analysis of the legal position of the royal family. The scientific novelty is due to the analysis of the Code of the Fundamental State Laws of the Russian Empire of 1832-1892 in the sphere of provisions for the legal status of the members of the royal family. Following the European tradition for special "Family Laws" on relations between the monarch and the members of the royal family, and their legal position, the legal status of a royal family was rather clearly defined in the legislation of the Emperor Paul the I (1797). Based upon these provisions the Code of the Fundamental State Laws of the Russian Empire provided for a special division: Institution on Royal Family.  It provided for a special institution of public law for a royal family, regulating such public law relation as the procedure for acquiring the rights of members of the royal family, establishing family relations as the basis for inheriting the throne, obligations of the Emperor to support rule of law and order in the royal family, obligations of the members of the royal family, and the obligation to be faithful to the ruling Emperor.  The specific features of the family and marriage issues, property and inheritance were also regulated in the Code.

Keywords:

history of Russian state, history of Russian law, the Russian Empire, the sources of law, the fundamentals of the form of government, organization of the state government, the Code of Laws, fundamental state laws, royal family, Russian public law

1. «Учреждение об императорской фамилии» в структуре Свода Основных государственных законов Российской империи

Свод Основных государственные законы Российской империи 1832 г. издания, определивший правые основания государственного строя в России, впервые закрепил и комплекс законоположений относительно царствующей династии – членов императорского дома. Они содержались во втором разделе Свода Основных государственные законов 1832 г. и составляли и имели название «Учреждение об императорской фамилии» (ст. 82-203) [1].

Отнесение к основополагающим законам Российской империи узаконений относительно членов царствующего дома произошло по повелению императора Николая I (как и издание Основных государственных законов в составе Свода законов Российской империи в целом) и отразило европейскую тенденцию издания еще с XIV столетия в Германии так называемых «фамильных законов». Они выделяли правящую династию как особый субъект государственного права и устанавливали правовое регулирование взаимоотношений монарха с ее членами, а также последних между собой [2]. В России такими «фамильными законами явились изданные императором Павлом I два «фамильных закона» - Учреждение об императорской фамилии [3] и Акте о порядке наследования престола от 5 апреля 1797 г. [4].

Свод Основных государственных законов 1832 г. в Учреждении об императорской фамилии консолидировал действующие узаконения об императорском доме. Переиздания свода 1832, 1857 и 1886 г. принципиальных изменений в указанный его раздел не внесли и лишь дополнили их некоторыми незначительными дополнениями в связи с изданием ряда узаконений относительно правового положения членов императорского дома [5]. 2 июля 1886 г. последовало издание новой редакции «Учреждения об императорской фамилии», которое подвело итог развитию законодательства в данной сфере [6]. Соответственно в 1892 г. последовало переиздание Свода Основных государственных законов, который (раздел второй) преимущественно базировался на новом узаконении, но максимально сохранило преемственность с прежними изданиями и отсылало одновременно к учредительным документам о царской фамилии 1797 и 1886 гг. Издание 1892 г. оставило текст издания без существенных изменений, хотя количество статей в разделе за счет редакционных правок и укрупнения их содержания сократилось с 121 до 97 [7].

В российском правоведении законодательство об императорской фамилии рассматривалось как основа института государственного права. М.М. Сперанский еще в 1833 г. указывал на то, что в Свод законов Российской империи всем действующим узаконениям «предшествуют Законы основные и Учреждение об императорской фамилии» [8]. А.Д. Градовский выделение законодательных положений о членах императорского дома связывал с тем, что «эти лица состав­ляют в государстве особенный, привилегированный класс, преиму­щества которого, – подчеркивал, – обусловливаются …тем, что его члены, при известных условиях, могут быть призваны к наследованию престо­ла, или … тем, что они связаны браком с лицами, имеющими право на престол. Вся совокупность этих лиц, с точки зрения их прав и обязанностей, представляет одно целое, один царствующий дом (им­ператорскую фамилию)» [9].

Итак, Свод Основных государственных законов отнес к основополагающим узаконениям и выделил в нем качестве института - в Учреждении об императорской фамилии - законоположения относительно императорского дома. В нем впервые были консолидированы и представлены в рамках Свода законов Российской империи комплекс правовых положений относительно царствующей династии.

2. Состав, привилегии и государственное содержание членов императорского дома

Определение общих условий принадлежности к императорскому дому, преимуществ и содержания его членов составляло первый блок законоположений. Они содержались в подразделах 1-3 (ст. 82-118) Учреждения об императорской фамилии Свода Основных государственных законов 1832 г. издания.

Условия принадлежности к императорскому дому были закреплены в первом подразделе третьего раздела Учреждения об императорской фамилии – «О степени родства в доме императорском» (ст. 82-90). Указанные положения конкретизировали ст. 3-17 Основных государственных законов о наследовании престола.

Прежде всего определялось положение нисходящего потомства императора: «Все лица, происшедшие от императорской крови в законном браке, царствующим императором дозволенном, признаются членами императорского дома». Поэтому, кроме кровного родства с императором, требовалось заключение брака на специальных условиях – предварительном разрешении на брак царствующего императора, иначе потомок не является закон­ным по отношению к императорскому дому (хотя мог и быть узаконен в общем смысле канонического и светского права). Затем определялось, что родственные «степени свои считают по родству с тем императором, от которого прямою линиею происходят, не сме­шивая оного приблизившимся родством с после­дующими императорами, после начальника фамилии на престол восшедшими» (ст. 82-83). Ст. 90 Учреждения об императорской фамилии специально оговаривала: «Дети, рожденные от брака, на который не было соизволения царствующего императора, не пользуются никакими преимуществами, членам императорского дома принадлежащими».

Далее шло своеобразное ранжирование членов императорского дома, «устанавливая первенство мужского пола перед женским в по­рядке престолонаследия», и «приводят преимущества агнатов перед ког­натами», как подчеркивает А.Д. Градовский и указывает, что «различие это можно формулировать следующим образом: права и преимущества членов императорской фамилии переходят в нис­ходящей линии только в мужском поколении. Лица женского пола пользуются этими преимуществами лично, и то под условием происхождения от мужского поколения царству­ющего дома. Таким образом, императорский дом представляет а) совокупность агнатов, пользующихся определенными преимуществами потом­ственно, в мужском поколении, и б) когнатов, пользующихся этими преимуществами лично» [10].

Первыми в Учреждении об императорской фамилии выделялись («уважаются и почитаются») среди агнатов «наследники престола» – «государевы дети»: «старший сын императора и все старшие, от старшего поколения происшедшие, доколе фамилия императорская существует». К ним примыкали «вторые и все младшие сыновья старших поколений, яко сыновья, определенные для заступлен­ия престола, считаются наравне с сыновьями государевыми с предоставленными для них правами». Далее шли «по рождению своему сыновья государевы» – «все младшие сыновья императора или младшие его поколения, то есть все, кроме первородного», которые пользуются преимуществами, «по степени родства их с тем императором, от ко­торого они происходят». В отношении когнатов указывалось: «Женский пол, от мужеского поколения происшедший, в степенях родства считается на том же основании, как и мужеской, то есть: родившая­ся от старшего лица старшего поколения признает­ся дочерью императора; родившаяся от младшего лица того же поколения – внучкою и так далее» (ст. 84-89).

Своды Основных государственных законов 1832-1857 гг. издания изменений в данный подраздел Учреждения об императорской фамилии не внесли. Переиздание свода в 1892 г. сохранило прежние положения и внесло лишь некоторые незначительные дополнения в ст. 87 и 89, касающиеся наследования престола и взаимоотношений с Департаментом уделов [11].

Документальная фиксация изменений в императорском доме регламентировалась во втором подразделе Учреждения об императорской фамилии – «О рождении и кончине членов импера­торского дома и о родословной оному книге» (ст. 91-99). При рождении детей членов императорского дома требовалось известить письменно с указанием «о дне рождения и об имени» царствующего императора, который повелевает имя родившегося внести «в родословную книгу российского императорского дома» и «известить родителей о таком причислении». Внесение в родословную книгу «имеет быть доказательством сопричтения к поколению императорскому» и «служит основанием к распорядку пенсий, уделов и денежных награждений членов императорского дома». Подобная процедура существовала и в случае «кончины … члена императорского дома». Обо всех изменениях в императорском доме – «о новорожденных и скончавшихся» – «возвещается во всенародное известие манифестами». В качестве примеров были приведены ссылки на манифесты об изменениях (рождении и кончине членов) в императорском доме [12] (ст. 91-99).

Свод Основных государственных законов 1842 г. издания в Учреждении об императорской фамилии сохранили прежние положения, а свод 1857 г. издания, в соответствии с императорским рескриптом министру императорского двора от 17 апреля 1843 г., дополнили их ст. 99 указанием, что родословная книга «хранится в кабинете его императорского величества» [13]. Основные государственные законы 1892 г. издания в Учреждении об императорской фамилии сохранили текст издания 1857 г. без изменений.

Привилегии членов императорского дома определялись в третьем подразделе Учреждения об императорской фамилии – «О титулах, гербах и прочих внешних преимуществах» (ст. 100-118). В нем перечислялись внешние атрибуты членов семьи царствующей особы.

Титулы членов императорского дома делились на три категории. К первой категории относился титул «наследник, цесаревич, великий князь и императорское высочество», который «принадлежит единому, объявленному всенародно наследнику престола» и присваивается индивидуально «именным указом императора» [14]. При этом «титул цесаревича по изволению императора» может быть присвоен и другим членам императорского дома «в воздаяние и вящее отличие особенных их подвигов». Так, например, Павел I в 1799 г. за «подвиги храбрости и примерного мужества … против врагов царства и веры» пожаловал титул цесаревича своему сыну, великому князю Константину Павловичу, и этот манифест стал прецедентом для соответствующих положений Учреждения об императорской фамилии [15]. Далее шли титулы «великий князь, великая княжна и императорские высочества», они определялись как «общий всем сыновьям, дочерям, внукам, правнукам и праправнукам императора». А затем – титулы «князь и княжна императорской крови и высочества», каждый из которых назначается происходящим «от детей праправнука всем последующим родам, в мужеском поколении императорском проис­шедшими». Соответственно, титулы требовали «в собраниях и во всяких сему подобных случаях … соблюдать старшинство родов, в родах же старшинство лиц». Далее регламентировалось сохранение и присвоение титулов при изменении семейного положения, присвоение их мужьям и женам из других царствующих семей и т.п. (ст. 100-109).

В издание Свода Основных государственных законов 1842 г. в ст. 101 Учреждения об императорской фамилии было внесено дополнение: «Супруга наследника престола именуется цесаревною и великою княгинею с титулом императорского высочества», установленное именным указом Николая I от 16 апреля 1841 г. [16]. Свод 1857 г. издания ст. 103 Учреждения об императорской фамилии дополнил примечанием с указанием на прецеденты в порядке присвоения титулов детям женщин из императорской фамилии, вышедших замуж за «высочайших особ» за границей [17].

Устанавливались положения и об использовании гербов императорского дома. «Наследник и все пользующиеся титулом императорских высочеств» имели право на государственный герб «со всеми знаками», а князья и княжны «по крови» на знаки «московского герба» права не имели. Великие княжны и княжны «крови императорской» (и их потомки) при вступлении в брак «за чужестранных принцев» не теряли права на российский герб и могли присоединить его «к гербу своих супругов» (ст. 110-112).

Для наследника престола и великих князей устанавливались специальные флаги при их нахождении на судах военно-морского флота, которые должны были использоваться на основе правил морских уставов (ст. 116). Это положение было введено Николаем I в 1827 г. в развитие Устава военного флота 1797 г. и содержало описание и порядок использования флагов указанных лиц (18].

К преимуществам, принадлежащим членам императорского дома, относилось и право на ордена по принадлежности к царствующей фамилии вне зависимости от каких-либо заслуг. Для членов императорского дома мужского пола следовали ордена Святого апостола Андрея Первозванного, Святого Александра Невского, Белого Орла и Святой Анны, а женского пола – Святой великомученицы Екатерины. Но великие князья и княжны получали их при крещении, а князья и княжна «крови императорской» – по достижении совершеннолетия (ст. 113-115).

Особо подчеркивалась обязанность военных и морских начальств приветствовать лиц царствующего двора: «Членам императорской фамилии мужского пола … и супругам их, при проезде через крепости или во время присутствия на флоте, отдаются известные почести по уставам воинским и морским». Такие почести могли приноситься лишь при условии, что на них последовало «изволение» членов императорской семьи (ст. 117). Это требование не содержалось в Учреждении об императорской фамилии 1797 г. и базировалось на изданных ранее узаконениях - Воинском уставе Петра I, в котором четко прописывалась процедура «как гарнизону в городе (или крепости) при входе монарха … поступать». Более поздние акты детализировали указанные правила и процедуру почестей [19].

Завершали положения данного раздела предписания о мундирах служащих при отдельных членах царского двора и ливреях (одежде для домашних служителей). В зависимости от положения в иерархии членов императорского двора мундиры и ливреи имели «различие в цветах» (ст. 118). Эти правила соответствовали установленной в Российской империи системе мундиров для отдельных ведомств [20].

Свод Основных государственных законов 1857 г. издания в связи с утверждением 11 апреля 1857 г. императором государственного герба дополнил ст. 110 Учреждения об императорской фамилии положением о том, что «наследник престола имеет государственный герб со всеми знаками, кроме государственной хоругви и шести верхних щитов с соединенными гербами княжеств и областей». Ст. 111 содержала в новой редакции расширенное указание на описание гербов великих князей и княжон, а также князей и княжон «крови императорской» с различиями «смотря по близости родства с тем императором, от которого они по прямой линии происходят», и исключением ряда составляющих государственного герба, связанных с владениями царствующего императора. Ст. 112 указывала, что «чужестранные принцессы, вступившие в супружество с членами императорского дома», сохраняют право на свои родовые гербы и могут их присоединить «к гербам своих супругов». Также были уточнены некоторые положения о награждении орденами [21]. Свод Основных государственных законов 1892 г. издания расширил ссылки в Учреждении об императорской фамилии на узаконения о гербах и уточнили ряд положений о награждении орденами (в 1865 г. к наградам при крещении великих князей добавили орден св. Станислава первой степени) [22].

Государственное финансирование содержания членов царской фамилии определялось в четвертом подразделе Учреждения об императорской фамилии – «О содержании членов императорского дома» (ст. 119-139). Устанавливалось, что «к обеспечению на всегдашнее время состоя­ния императорской фамилии и к облегчению расходов государственных на ее содержание определяются особые недвижимые имения и денежный капитал, под наименованием удельных, состав коих и образ управления, посредством учрежденного для сего Департамента, определяются в особенном уставе». Указывалось, что «назначается приличное и нужное содержание всем без изъятия членам императорского дома: 1) лицам мужеского пола до совершеннолетия для воспитания де­нежное жалованье, а от совершеннолетия на всю … жизнь для содержания денежные доходы или уделы; 2) женскому полу, до замужества, денежное содержание, а при замужестве единовременно при­даное награждение, чем … пресекается … всякое дальнейшее с их стороны требование; 3) вдовствующим императрицам, великим княгиням и княгиням крови императорской денежная по жизнь их пенсия… Мера содержания определяется соответствен­но близости степеней родства» к императору. Суммы на содержание фиксировались и выделялись из фонда Государственного казначейства в год: императрице и ее двору во время царствования супруга и вдовства – 600 тыс. руб. (при выезде за границу – 300 тыс. руб.), детям императора (до совершеннолетия) – 100 тыс. руб. на каждого; наследнику престола – 300 тыс. руб.; жене наследника – 150 тыс. руб. (при вдовстве – 300 тыс. руб., а при выезде за границу – 150 тыс. руб.); детям наследника (до совершеннолетия или вступления в брак) – 50 тыс. руб.; приданое великим княжнам: дочерям и внучкам императора – 1 млн. руб., правнучкам и праправнучкам – 300 тыс. руб.; «происходящим от праправнучек императора» – 100 тыс. руб. После совершеннолетия членов императорского дома содержание изменялось: сыновьям императора – 500 тыс. руб. и их женам по 60 тыс. руб.; дочерям императора (с совершеннолетия до замужества) – 150 тыс. руб. и т.д. Вдовы великих князей и князей крови императорской получали пенсию, с определением условий: при выезде за границу она составляла третью часть назначенной пенсии, а при вступлении в новый брак пенсионные выплаты прекращались (ст. 119-137). По ст. 138 содержание и пенсии выплачивались равными частями три раза в год, «без вычетов» на лечение [23].

Заметим, что согласно ст. 139 Учреждения об императорской фамилии император мог самостоятельно, сверх определенных законом сумм, увеличить содержание в зависимости «от состояния удельных доходов». Данное положение базировалось на прецедентах, когда при вступлении в брак великой княгини Екатерины Павловны Александр I в 1809 г. выделил для ее содержания «особенный удел», который был оставлен за ней и после кончины супруга (прим. к ст. 139). При этом было специально указано, что данное решение носило индивидуальный характер («без применения … на будущее время к другим особам императорского дома»), и «правила сии не изменяют коренного закона» [24]. В 1839 г. подобное решение принял Николай I в отношении великой княгини Марии Николаевны, с оговоркой: без применения в будущем [25]. Это было закреплено в примечании к ст. 139 Учреждения об императорской фамилии Свода Основных государственных законов 1842 г. издания.

Свод Основных государственных законов 1892 г. издания внес в Учреждение об императорской фамилии некоторые коррективы в вопросы о содержании членов императорского двора. В ст. 120-138 были уточнены и дополнены правила финансирования, сокращено годовое содержание двора императрицы с 600 до 200 тыс. руб.; «детей государевых» – с 100 до 33 тыс. руб. на каждого, наследника престола – с 300 до 100 тыс. руб. и др. [26].

Итак, Свод Основных государственных законов в Учреждении об императорской фамилии определил положение членов императорского дома по степени их отношения к императору по рождению или браку, а также решил вопросы документального оформления принадлежности к императорской фамилии. Одновременно определялись и привилегии членов императорского дома – их титулы, использование гербов императорского дома, награждение орденами и другие преимущества и почести. Здесь же достаточно четко устанавливались суммы и процедуры получения содержания и пенсии членам императорского дома.

3. Особенности регулирования частноправовых отношений членов императорского дома

Для регулирования частноправовых отношений в отношении членов императорского дома в Своде Основных государственных законов в положениях Учреждения об императорской фамилии был выделен блок законоположений «О гражданских правах членов императорского дома» (ст. 140-155). А.Д. Градовский по этому поводу подчеркивал, что «эти постановления составляют особый вид гражданских законов, особое частное право, установленное для членов императорского дома» [27].

Регулирование брачно-семейных отношений в императорском доме определялось в подразделе «О браке» Учреждения об императорской фамилии (ст. 140-155), который устанавливал особые условия вступления в брак и его расторжения. В нем регламентировались особенности правового регулирования исключительно по отношению к лицам, принадлежавшим к императорской фамилии.

Заключение брака для особ императорской фамилии регламентировалось в отделении «А» – «Вступление в брак» (ст. 140-147). В нем повторялись и конкретизировались требование согласия императора на брак и последствия отсутствия такового (признание или непризнание законным). Вероисповедание супруга не имело значения, за исключением «мужеского лица», имеющего право на наследования престола – в этом случае принятие православия должно было состояться до брачной церемонии.

Особо оговаривалось требование «равнородства» вступающих в брак, т.е. принадлежности к царствующим фамилиям. Вступлению в брак должно было предшествовать обручение, а само бракосочетание «совершаются в присутствии императора и при высших светских и духовных особах, по высочайшему назначению». Но при этом, в отличие от бракосочетания «обычных» подданных, обручение и бракосочетание «особ императорского дома с особами, в дру­гой религии состоящими, могут быть совершаемы и чрез поверенных заочно, когда в договорах, державными властями о сем совершаемых, озна­чена будет доверенность избранным лицам при­сутствовать, вместо их, при обрядах обручения и венчания». Оговаривалось и требование, что «обручение и брак лиц … мужеского поколения … возвещаются во всенародное известие манифестами с обнародованием вместе титула новобрачных и имени, коим наречена восприявшая греко-российское вероисповедание при святом миропомазании» (ст. 140-147).

Положения указанного раздела базировались не только на Учреждении об императорской фамилии и Акте о наследовании престола 1797 г. В основу норм Свода Основных государственных законов – в Учреждение об императорской фамилии - также были положены: послание Святейшего синода к православным «О беспрепятственном им вступлении в брак с иноверцами» от 18 августа 1721 г. [28]; указ Екатерины II о разрешении заочно совершать обручение и бракосочетание для лиц царствующего дома от 9 сентября 1796 г. [29]; манифест Александра I от 20 марта 1820 г. о расторжении брака великого князя Константина Павловича, закрепивший запрет передачи прав детям, рожденным в морганатическом браке [30]. Последним закреплялось отсутствие у морганатического потомства династических прав [31].

Вопросы условий вступления в брак и приданого для членов императорской фамилии решались в отделении «Б» – «Брачные договоры и приданое» (ст. 148-152). При вступлении в брак лиц равного положения – великих князей и князей императорской крови с «чужестранными принцессами или … с чу­жестранными государями или принцами постановляются нужные по обстоятельствам условия фор­мальными договорами». При вступлении в брак великих княжон и княжон императорской крови определялось приданое и тщательно регламентировалось распоряжение им. При этом «родившиеся от женского поколения никакого приданого как от государства, так и от уделов не получают».

Прекращение брачных отношений членов императорского дома определялось в отделении «В» – «Расторжение брака» (ст. 153-155). Основания для расторжения брака устанавливались каноническим правом, и предписывалось, что «брак членов императорского дома расторгается по точной силе церковных узаконений и по определенным в оных причинам». Решение в этом случае принимал Святейший синод, затем оно утверждалось императором. После этого «члену императорского дома … дозволяется вступить в новый брач­ный союз, буде он того пожелает и когда, по причинам расторжения брака предшествующего, не непротивно правилам церкви». Эти положения основывались на манифесте Александра I от 20 марта 1820 г. [32].

Вопросам правового статуса несовершеннолетних членов императорского дома был посвящен подраздел второй Учреждения об императорской фамилии – «О малолетстве и совершеннолетии» (ст. 156-168). В нем подтверждался возраст для наследника престола – 16 лет, а для других – 20 лет. При этом если «брак совершен будет прежде сего возраста, то совершеннолетие счи­тается со дня брака». Дееспособность малолетних ограничивалась: до совершеннолетия члены императорского дома находились при жизни родителей в их власти, а после смерти – под «управлением опекуна», которого назначал при жизни отец в утвержденном государем завещании (при отсутствии такового император сам определяет опекуна). Также устанавливалось, что «опекун управляет делами малолетнего по собственному своему распоряжению». После достижения совершеннолетия член императорского дома может сам вступить «в управление своего имения», но на период с 20 до 25 лет он считался еще «малолетним» и имел «приставленного к нему попечителя», избираемого императором. Общие обязанности попечителя состояли в том, что он, «будучи советником малолет­него, достигшего до совершенных лет, вспомогает ему и преподает советы по всем делам, до имения его касающимся, и утверждает его волю, без чего она никогда не может быть действительною», а «продажа и заклад недвижимого имения, без согласия и подписки попечителя, запрещается». С достижением совершеннолетия «лиц обоего пола, по крови к императорскому дому принадлежащих, … при торжественном объявлении» об этом событии «присягают, в присутствии самого государя, как в верности царствующему государю и отечеству, так равно в соблюдении права наследства и установленного фамильного распорядка», что утверждается «личной подписью».

Имущественные отношения членов императорского двора определял подраздел третий Учреждения об императорской фамилии – «О разных родах имуществ, о приобретении и передаче оных» (ст. 169-184). В нем закреплялись деление недвижимого имущества лиц императорского дома («данные в удел», «удельные, дошедшие по наследству», «наследственные», «благоприобретенные»), особенности управления и получения дохода и др. Хотя при этом оговаривалось, что «право собственности лиц императорского дома на имения наследственные и благоприобретенные определяется силою общих узаконений». При этом удельные имения приравнивались к помещичьим и не освобождались от налогообложения: «Государственные подати и всякие с помещичьих имений поборы, или для государственных нужд налоги, наравне с ними располагаются и на имения удельные», что специально было подчеркнуто, кроме Учреждения об императорской фамилии 1797 г., в манифесте Александра I о порядке уплаты сборов в пользу государства от 11 февраля 1812 г.: «Из … сбора не исключаются и удельные и прочие императорской фамилии принадлежащие имения» [33].

Ряд положений касался и движимого имущества: у императрицы и супруги наследника престола оно «остается навсегда их собственностью; и буде они во вдовственном состоянии оставят Россию, то берут все оное с собою»; «все прочие … оставляющие Россию … могут вывозить с со­бою денежного капитала один миллион рублей, кроме драгоценных камней и прочих вещей» (оставшееся поступает в семью выехавшего, а при отсутствии таковой – в Департамент уделов), с уплатой государству «из вывозимых с собою денежных капиталов» («сумма, полу­ченная за проданное недвижимое имение … в наличных деньгах или в векселях и других каких обязательствах») единовременно десятой части (ст. 169-184).

Наследственные отношения членов императорского двора определял подраздел четвертый Учреждения об императорской фамилии – «О наследстве» (ст. 185-195). Наследование могло быть произведено по завещанию и по закону. Особо выделялась императрица (супруга царствующего императора или вдовствующая), которая «располагает движимым и недвижимым имением своим по собственному соизволению», и если «скончается, не сделав оному распорядка, в таком случае все имение поступает в наслед­ство дочерям и меньшим сыновьям по закону». При этом старший сын как наследник престола (при смерти императрицы до его вступления на престол) или царствующий император (при смерти вдовствующей императрицы) в «наследстве по имению не участвуют». Все остальные лица императорского дома «имением благоприобретенным властны распоряжаться по собственной своей воле, не быв обязаны по оному отчетом», а «оставленное о таковом имении духовное завещание исполняется во всей его силе». Особо выделялись положения «относительно имений удельных и родовых наследственных», по которым духовное завещание может быть признано законным, если оно при жизни завещателя было конфирмовано (утверждено) самим государем, а в противном случае «входят в число тех, кои без всякого завещания остались», и (как и благоприобретенные) «обращаются в наследство и раздел по силе общих законов». При этом «наследство имений по поколению идет обыкновенным законным порядком; посему имения родовые, наследственные и благоприобретенные переходят в род по законным установлениям; имение же удельное, по пресечении и того поколения, коему оно дано, возвращается в общую удельную массу». Пенсии в наследственную массу не входили. Предусматривались отдельные особенности наследования в зависимости от статуса члена императорского дома.

Подсудность имущественных дел членов императорского дома определялась в разделе пятом Учреждения об императорской фамилии – «О судебном ведомстве» (ст. 196-198). В нем в целом устанавливалось правило: дела «во всяком роде имений, принадлежащих лицам императорского дома», и «по делам, отно­сящимся вообще до государственного распоряжения, как те имения, так равно и владеющие ими, в судах и расправах подвергаются общим государственным узаконениям и суду установленному для того места». То же полагалось и для удельных имений, по делам в отношении которых «суд … производит­ся порядком, для казенных имений установленным», но с безусловным требованием: «Никакое имение сего рода не может быть отсуждено из действительного владения удельного без утверждения решения императорским величеством». В Основных законах подчеркивалось, что Департаменту уделов, как государственному органу управления имуществом императорского дома, «строго запрещается вмешиваться в разбирательство тяжебных дел между членами императорской фамилии и в распоряжение наследства, предоставляя то и другое обыкновенному законному течению» – на основе действующего законодательства, что как дополнение к Учреждению об императорской фамилии 1797 г. было закреплено последующими узаконениями. Указы от 10 апреля 1804 г. и 27 января 1812 г. требовали рассматривать дела по удельным имениям наравне с помещичьими, но с докладом императору и министру уделов [34].

Последующие издания Свода Основных государственных законов сохранили в Учреждении об императорской фамилии преимущественно прежние положения относительно гражданских прав членов императорской фамилии. Свод 1842 г. издания в ст. 142 Учреждения об императорской фамилии особо акцентировал внимание на требовании к супруге наследника престола о принадлежности к православному вероисповеданию, что было подтверждено и утвержденным царем заключением Святейшего синода от 24 апреля 1741 г. [35]. Они также имели ссылки к ст. 156 и 166 на узаконения, которые конкретизировали их содержание. Их основу составил манифест Николая I о совершеннолетии наследника престола великого князя Александра Николаевича от 22 апреля 1834 г., в котором со ссылкой на Основные законы Российской империи было объявлено о назначении даты и места «для совершения торжества совершеннолетия», его организации и формы присяги императору для наследника [36]. 14 мая 1842 г. была также утверждена форма присяги царю и для других членов императорского дома, а сами тексты присяги для наследника престола и членов императорского дома были вынесены в приложения 3-4 к указанным статьям Основных законов 1842 г. издания [37]. Свод Основных государственных законов 1857 г. издания в Учреждении об императорской фамилии (ст. 166) зафиксировали в законодательстве внесенные изменения, связанные с присягой, и привели в приложениях 3 и 4 тексты присяги [38]. Наиболее значительно была расширена ст. 188, в которой более детально регламентировались в соответствии с распоряжениями императора от 28 ноября 1852 г. и 20 апреля 1856 г. вопросы формы, порядка составления и объявления завещаний членов императорского дома [39]. Свод 1892 г. издания, при сохранении в целом положений прежних изданий, консолидировали положения узаконений, изданные после Учреждения 1886 г. Среди них особо необходимо выделить именной указ императора министру императорского двора от 23 марта 1889 г., на основании которого в примечании к ст. 144 подтверждался запрет морганического брака. Ст. 162 была дополнена указанием, что «лица мужского пола, достигнув совершеннолетия, вместе с … присягой в верности царствующему государю и отечеству приносят присягу на верность службы, но сама служба считается им с шестнадцатилетнего возраста». Раздел об имущественных отношениях был значительно сокращен – с 16 до 2 статей, а основные положения о них вынесены в приложения [40].

Итак, Основные законы закрепили особенности гражданско-правового положения членов императорского дома, в сферу которых были выделены особенности регламентации отношений: брачно-семейных, статуса несовершеннолетних его членов, имущественные и наследственные, а также некоторые особенности судопроизводства по имущественным делам для членов императорской фамилии. Они отразили и согласовали регламентацию публично-правовых отношений между императором как главой государства и главой императорского дома с регулированием отношений частноправового характера его членов.

4. Правовое регулирование взаимоотношений царствующего императора с членами императорского дома

Отношение чле­нов императорской фамилии к царствующему императору Свод Основных государственных законов определял в шестом подразделе Учреждения об императорской фамилии – «О обязанностях членов императорского дома к императору» (ст. 199-203). Основные законы 1842, 1857 и 1892 гг. издания сохранили положения данного раздела без изменений. По поводу положений раздела А.Д. Градовский подчеркивал, что они «не только не ос­лабляют верноподданнических обязанностей его членов по отно­шению к царствующему императору, но даже усугубляют их», а «для каждого члена императорского дома по отношению к императору устанав­ливаются обязанности двоякого рода: как к самодержавному госу­дарю и как к главе дома» [41].

Повиновение и преданность императору как главе императорского дома подчеркивались в ст. 199-200 Учреждения об императорской фамилии. Они определяли: «Царствующий император во всяком случае почтен быть должен главою всей императорской фамилии и есть на всегдашнее время по­печитель и покровитель оной», и «каждый член императорского дома обя­зуется к лицу царствующего, яко к главе дома и самодержцу, с совершенным почтением, повиновением, послушанием и подданством» обращаться.

Обязанность императора поддерживать порядок в императорском доме достаточно четко прописывалась в Учреждении об императорской фамилии. В них привилегии членов императорского дома связывались с их поведением, что закреплялось положением о том, что «ненарушимым … залогом всех данных каждому члену императорского дома преимуществ поставляется миролюбивое обращение и хранение семейной тишины и согласия». Соблюдению данных требований корреспондировало и положение о том, что «царствующий император, яко неограниченный самодержец, во всяком противном случае имеет власть отрешать неповинующегося от назначенных в сем законе прав, и поступать с ним, яко преслушным воле монаршей». Соблюдение указанных положений рассматривалось как гарантия порядка в императорском доме и стабильности в государстве, «когда каждый из фамилии, в знак бла­годарности за монаршее попечение, поведением своим совершенно желанно монаршему соответство­вать и сии установления истинным благом почи­тать будет, то непременное исполнение оных оста­нется ненарушимым в роды родов и на вечная времена, и Фундаментальным Российской Империи законом» (ст. 201-203).

Итак, Свод Основных государственных законов в Учреждении об императорской фамилии возлагал на членов императорского дома обязанности повиновения и преданности императору, а на императора – обязанность поддерживать порядок и законность в самом императорском доме. Это делало главу государства ответственным за соблюдение установленных законоположений, определяющих правовой статус членов императорской фамилии, изъятых из общегосударственной юрисдикции.

* * *

Свод Основных государственных законов, таким образом, выделил в особый блок - Учреждение об императорской фамилии - положения, связанные с регулированием отношений внутри императорского дома. Основанные преимущественно на «Учреждении об императорской фамилии» от 5 апреля 1797 г. Павла I, они, с коррективами более поздних правителей, систематизировали и включили в общий контекст правового регулирования организации верховной государственной власти в России особую привилегированную группу лиц, входящих в состав царствующего императорского дома. Выделяя в обособленную сферу и институт государственного права императорскую фамилию, данный раздел Основных законов достаточно четко регламентировал группу публично-правовых отношений, связанных с определением порядка родственных связей как основания к наследованию престола, общими условиями принадлежности к императорскому дому, преимуществами и государственным содержанием его членов, взаимными обязанностями императора и членов его фамилии, определяемыми как обязанностью повиновения и преданности императору членов императорского дома, так и обязанностью государя поддерживать порядок и законность в самом императорском доме. Не менее важным было и определение специфики частноправовых отношений членов императорского дома – их «гражданских прав», связанных с регулированием вопросов брачно-семейного, имущественного и наследственного характера.

Библиография
1.
См.: Основные государственные законы // Свод законов Российской империи. (Далее – СЗРИ). СПб., 1832. Т. 1. Ч. 1. Разд.
2.
См.: Сокольский В.В. Русское государственное право. Одесса, 1890. С. 126.
3.
См.: Учреждение об императорской фамилии. 5 апреля 1797 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1-е. (Далее-ПСЗРИ-1). Т. 24. № 17906. Далее по тексту Учреждение об императорской фамилии 1797 г. как главный источник второго раздела Основных государственных законов Российской империи 1832 г. издания не цитируется. При использовании других законодательных актов приводятся ссылки на соответствующие узаконения.
4.
См.: Акт, высочайше утвержденный в день священной коронации его императорского величества, и положенный для хранения на престоле Успенского собора. 5 апреля 1797 г. // ПСЗРИ-1. Т. 24. № 17910.
5.
См.: Основные государственные законы // СЗРИ. СПб., 1842, 1857, 1886. Т. 1. Ч. 1. Разд. 2.
6.
См.: Высочайше утвержденное Учреждения об императорской фамилии. 2 июля 1886 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3-е. (Далее-ПСЗРИ-3). Т. 6. № 3851.
7.
См.: Основные государственные законы // СЗРИ. СПб., 1892. Т. 1. Ч. 1. Разд. 2.
8.
Сперанский М.М. Обозрение исторических сведений о своде законов. СПб., 1833. С. 114.
9.
Градовский А.Д. Начала русского государственного права. СПб., 1875. Т. 1. С. 183-184.
10.
Градовский А.Д. Указ. соч. С. 186.
11.
Именной указ Сенату «О некоторых изменениях в Учреждении об императорской фамилии». 24 января 1885 г. // ПСЗРИ-3. Т. 5. № 2695; Именной высочайший указ Сенату «О переименовании Департамента уделов в Главное управление уделов, подведомственных департаменту Удельных контор в Удельные округа и Окружных управлений в управления удельными имениями». 26 декабря 1892 г. // ПСЗРИ-3. Т.
12.
№ 9198. 12. Составители Основных государственных законов для подтверждения указанного положения привели ссылки на ранее изданные манифесты. См. манифесты о рождении членов императорского дома: «О рождении ее императорского высочества великой княжны Марии Михайловны». 26 февраля 1825 г. // ПСЗРИ-1. Т. 40. № 30261; «О рождении ее императорского высочества великой княжны Александры Николаевны». 14 июня 1825 г. // ПСЗРИ-1. Т. 40. № 30382; «О разрешении от бремени ее императорского высочества великой княгини Елены Павловны рождением великой княжны Елизаветы Михайловны». 18 мая 1826 г. // ПСЗРИ-2. Т. 1. № 345; «О рождении великой княжны Екатерины Михайловны». 16 августа 1827 г. // ПСЗРИ-2. Т. 2. № 1297; «О разрешении от бремени ее императорского высочества государыни императрицы Александры Федоровны рождением великого князя Михаила Николаевича». 13 октября 1832 г. // ПСЗРИ-2. Т. 7. № 5671. См. манифесты о смерти членов императорского дома: «О кончине императрицы Елизаветы Александровны». 9 мая 1826 г. // ПСЗРИ-2. Т. 1. № 317; «О кончине государыни императрицы Марии Федоровны». 24 октября 1828 г. // ПСЗРИ-2. Т. 3. № 2370; «О кончине великой княжны Александры Михайловны». 15 марта 1832 г. // ПСЗРИ-2. Т. 7. № 5229.
13.
СЗРИ. СПб., 1857. Т. 1. Ч. 1. Ст. 99.
14.
См.: Именной указ Сенату «Об именовании его императорского высочества великого князя Александра Николаевича государем наследником, цесаревичем и великим князем». 29 августа 1831 г. // ПСЗРИ-2. Т. 6. Отд. 1. № 4777.
15.
См.: Манифест «О пожаловании великому князю Константину Павловичу титула цесаревича». 28 октября 1799 г. // ПСЗРИ-1. Т. 25. № 19170.
16.
Именной указ Сенату «О присвоении супругам цесаревичей наследников всероссийского престола титула цесаревны». 16 апреля 1841 г. // ПСЗРИ-2. Т. 16. Отд. 1. № 14462.
17.
См.: Высочайший рескрипт. 17 марта 1845 г.; Высочайшее повеление. 20 апреля 1856 г. // СЗРИ. СПб., 1857. Т. 1. Ч. 1. Ст. 103. Прим.; Именной указ Сенату «О даровании детям их императорских высочеств великой княгини Марии Николаевны и покойного герцога Максимилиана Лейхтербергского наименования князей и княжон Романовских». 6 декабря 1852 г. // ПСЗРИ-2. Т. 27. Отд. 1. № 26840.
18.
См.: Именной указ начальнику Морского штаба «О флагах наследника российского престола и великих князей императорской крови, ежели они будут генерал-адмиралами». 7 сентября 1827 г. // ПСЗРИ-1. Т. 2. № 1362. См. также: Устав военного флота. 25 февраля 1797 г. // ПСЗРИ-1. Т. 24. № 17833. Гл. 3. Ст. 2-3.
19.
См.: Устав воинский. 30 марта 1716 г. // ПСЗРИ-1. Т. 5. № 3006. Гл. LVII. П. 3; Воинский устав «О полевой пехотной службе». 29 ноября 1796 г. // ПСЗРИ-1. Т. 24. № 17588. Ч. VIII. Гл. XII. П. 5-7; Воинский устав «О полевой кавалерийской службе». 29 ноября 1796 г. // ПСЗРИ-1. Т. 24. № 17590. Гл. XXVIII. П. 5-7; Именной указ Военной коллегии «О производстве пушечной стрельбы в салютациях так, как в уставе по положению о ней означено». 14 декабря 1796 г. // ПСЗРИ-1. Т. 24. № 17645; Устав военного флота. 25 февраля 1797 г. // ПСЗРИ-1. Т. 24. № 17833. Ч. V. Гл. II. Ст. 9-11.
20.
См.: Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры, ордена в Российской империи. Л., 1991.
21.
См.: Высочайше утвержденные подробные описания государственного герба, государственной печати и гербов членов императорского дома. 11 апреля 1857 г. // ПСЗРИ-2. Т. 32. Ч. 1. № 31720. Прилож. I. Подробное описание государственного герба и государственной печати. § 5; Прилож. II. Подробное описание гербов членов императорского дома. § 2; Именной указ Капитулу российских орденов «О почитании кавалеров ордена Св. Андрея кавалерами ордена Белого орла». 13 декабря 1831 г. // ПСЗРИ-2. Т. 6. Отд. 2. № 5013.
22.
См.: Именной указ Капитулу российских орденов «О причислении ордена св. Станислава I-й степени к числу орденов, кавалерами коих почитаются все лица, жалуемые орденом св. апостола Андрея Первозванного». 11 июля 1865 г. // ПСЗРИ-2. Т. 40. Отд. 1. № 42184; Высочайше утвержденные доклады министра юстиции «I. О полном титуле императорского величества и II. Описание большого государственного герба». 2 ноября 1882 г. // ПСЗРИ-3. Т. 2. № 1159.
23.
См.: Именной указ генерал-прокурору «Об отпуске назначенных на содержание императорской фамилии и на выдачу пенсионов сумм при наступлении трети без вычета на госпиталь». 13 июня 1797 г. // ПСЗРИ-1. Т.
24.
№ 18000. 24. См.: Именной указ Сенату «Об удельном имении, назначенном в удел великой княгине Екатерине Павловне, по случаю водворения ее с супругом в России». 18 апреля 1809 г. // ПСЗРИ-1. Т. 30. № 23593. Ст. XII; Именной указ Сенату «Дополнительные статьи к положению 18 апреля 1809 года о удельном имении, назначенном в удел великой княгине Екатерине Павловне». 13 января 1816 г. // ПСЗРИ-1. Т. 33. № 26071.
25.
См.: Именной указ Сенату «Об удельном доходе, назначенном ее императорскому высочеству великой княгине Марии Николаевне». 2 июля 1839 г. // ПСЗРИ-2. Т. 14. Отд. 1. № 12502.
26.
См.: СЗРИ. СПб., 1892. Т. 1. Ч. 1; См. также: Именной указ Сенату «О некоторых изменениях в Учреждении об императорской фамилии». 24 января 1885 г. // ПСЗРИ-3. Т. 5. № 2695.
27.
Градовский А.Д. Указ. соч. С. 192.
28.
См.: Послание Святейшего синода к православным «О беспрепятственном им вступлении в брак с иноверцами». 18 августа 1721 г. // ПСЗРИ-1. Т. 6. № 3814.
29.
См.: Синодский указ «О возможности совершать заочно чрез поверенных обручение и бракосочетание особ императорского российского дома с особами, в другой религии состоящими, если в брачном контракте означена будет доверенность избранным от них лицам присутствовать вместо них при обрядах обручения и браковенчания». 9 сентября 1796 г. // ПСЗРИ-1. Т. 23. № 17505.
30.
См.: Манифест «О расторжении брака цесаревича и великого князя Константина Павловича с великою княгинею Анной Федоровной, и о дополнительном постановлении об императорской фамилии». 20 марта 1820 г. // ПСЗРИ-1. Т. 37. № 28208.
31.
«Морганатический брак – брак государя и подданной, выход замуж государыни или принцессы крови не за члена одного из царствующих домов, а за своего же или иностранного подданного. Ни в том, ни в другом случае не переходят права мужа к жене и обратно». См.: Попов М. Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке. СПб., 1907.
32.
См.: Манифест «О расторжении брака цесаревича и великого князя Константина Павловича с великою княгинею Анной Федоровною, и о дополнительном постановлении о императорской фамилии». 20 марта 1820 г. // ПСЗРИ-1. Т. 37. № 28208.
33.
См.: Манифест «О преобразовании Комиссии погашения долгов». 11 февраля 1812 г. // ПСЗРИ-1. Т. 32. № 24992. § 28.
34.
См.: Именной указ «О вносе в Сенат тяжб об удельных имениях апелляционным порядком и без подписания апелляции на ревизию». 10 апреля 1804 г. // ПСЗРИ-1. Т. 28. № 21248; Высочайше утвержденное мнение Государственного совета «О уведомлении министра уделов от Сената о решениях своих по делам об удельных имениях». 27 января 1812 г. // ПСЗРИ-1. Т. 32. № 24972; Сенатский указ с прописанием Высочайше утвержденного мнения Государственного совета «О поступлении в исполнении решений судебных мест, отсуждающих что-либо из действительного владения и ведомства удельного, на основании высочайше утвержденного мнения Государственного совета 1812 января 27». 18 октября 1827 г. // ПСЗРИ-2. Т. 2. № 1480.
35.
См. Основные государственные законы // СЗРИ. СПб., 1842. Т. 1. Ч. 1. Ст. 142. Прим.
36.
См.: Манифест «О совершеннолетии его императорского высочества наследника, цесаревича и великого князя Александра Николаевича». 22 апреля 1834 г. // ПСЗРИ-2. Т. 9. Отд. 1. № 7019.
37.
См.: Основные государственные законы // СЗРИ. СПб., 1842. Т. 1. Ч. 1. Прилож. III, IV.
38.
См.: Основные государственные законы // СЗРИ. СПб., 1857. Т. 1. Ч. 1. Прилож. III, IV; Форма присяги его императорского высочества великого князя Константина Николаевича, произнесенной им при торжественном совершеннолетии его. 23 ноября 1847 г. // ПСЗРИ-2. Т. 22. Отд. 1. № 21727; Манифест «О совершеннолетии его императорского высочества великого князя Константина Николаевича». 26 ноября 1847 г. // ПСЗРИ-2. Т. 22. Отд. 1. № 21739; Манифест «О совершеннолетии его императорского высочества великого князя Николая Николаевича». 26 ноября 1851 г. // ПСЗРИ-2. Т. 26. Отд. 2. № 25771; Манифест «О совершеннолетии его императорского высочества великого князя Михаила Николаевича». 26 ноября 1852 г. // ПСЗРИ-2. Т. 27. Отд. 1. № 26813.
39.
См.: Основные государственные законы // СЗРИ. СПб., 1857. Т. 1. Ч. 1. Ст. 166, 188.
40.
См.: Основные государственные законы // СЗРИ. СПб., 1892. Т. 1. Ч. 1; Именной высочайший указ, данный Сенату, «О переименовании Департамента уделов в Главное управление уделов; Удельных контор и Управлений – в Удельные округа и Окружных управлений – в Управления удельными имениями». 26 декабря 1886 г. // ПСЗРИ-3. Т. 9. № 6076; Именной указ, данный Сенату, «О восстановлении действия статьи Свода основных государственных законов издания 1857 года». 6 июня 1892 г. // ПСЗРИ-3. Т. 12. № 9197; Именной указ, данный министру императорского двора, «О том, что впредь никто из членов императорской фамилии не может вступать в брак с лицом, не имеющим соответственного достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому царствующему или владетельному дому». 23 марта 1889 г. // ПСЗРИ-3. Т. 9. № 5868.
41.
Градовский А.Д. Указ. соч. С. 191.
42.
М. М. Фролова. Вельможа века Просвещения: генерал-поручик В. А. Чертков // Исторический журнал: научные исследования. – 2013. – № 4. – С. 405-418. DOI: 10.7256/2222-1972.2013.4.9035.
43.
Т. К. Мищенко. Библиографическое обеспечение исторической науки: деятельность научно-библиографического отдела Государственной публичной исторической библиотеки России // Исторический журнал: научные исследования. – 2013. – № 3. – С. 274-279. DOI: 10.7256/2222-1972.2013.3.7925.
44.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕГИОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ИСТОКИ, МЕСТО В ПОЛИТИКЕ И ИДЕЛОГИИ, ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА (вторая половина XVII-начало XX вв.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-2.-C. 74-154. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.2.464. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_464.html
45.
Д. П. Шульгина, О. В. Шульгина. Отражение Отечественной войны 1812 года в топонимике России: историко-географическое исследование // Исторический журнал: научные исследования. – 2012. – № 5. – С. 14-23.
46.
К. А. Пахалюк. Идеологические причины делегитимизации самодержавия в России // Исторический журнал: научные исследования. – 2012. – № 5. – С. 45-52.
47.
Ю. И. Петров. Создание податной инспекции в России в конце XIX века // Исторический журнал: научные исследования. – 2012. – № 4. – С. 38-45.
48.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО ПРИБАЛТИКИ В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ИНТЕГРАЦИЯ, СИСТЕМАТИЗАЦИЯ, УНИФИКАЦИЯ (XVIII – начало XX вв.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-7.-C. 125-147. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.7.626. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_626.html
49.
Кодан С.В., Февралёв С.А. СОСТОЯНИЕ, РАЗВИТИЕ И УНИФИКАЦИЯ МЕСТНОГО ПРАВА МАЛОРОССИИ И ЗАПАДНЫХ ГУБЕРНИЙ (вторая половина XVII – первая половина XIX вв.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-5.-C. 268-295. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.5.579. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_579.html
50.
Г. В. Талина. Эволюция титульно-наместнической системы во второй половине XVII – начале XVIII века // Исторический журнал: научные исследования. – 2012. – № 2. – С. 56-64.
51.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ФИНЛЯНДСКОГО В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ИНТЕГРАЦИЯ, ИСТОЧНИКИ, ТРАНСФОРМАЦИИ (1808-1917 г.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-3.-C. 258-317. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.498. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_498.html
52.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО ЦАРСТВА ПОЛЬСКОГО: ФОРМИРОВАНИЕ, ИСТОЧНИКИ, ТРАНСФОРМАЦИИ (1815-1917 гг.) // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-3.-C. 246-295. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.468. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_468.html
53.
Кодан С.В., Февралёв С.А. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ МЕСТНОГО ПРАВА В БЕССАРАБИИ В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (1812-1917 гг.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-4.-C. 230-285. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.502. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_502.html
54.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО ГРУЗИИ В ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ НА КАВКАЗЕ (1800-1850-е гг.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-6.-C. 197-219. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.6.613. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_613.html
55.
Кодан С.В. Политико-юридический подход в исследовании государственно-правового развития России (XIX – начало XX вв.) // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-2.-C. 88-117. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_177.html
56.
Кодан С.В. СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В РОССИИ: ФОРМИРОВАНИЕ, РАЗВИТИЕ, СТАНОВЛЕНИЕ (IX – начало XX вв.) // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-4.-C. 239-293. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.4.436. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_436.html
57.
С. А. Февралёв Политико-юридическая природа местного права в Российской империи (вторая половина XVII – начало XX вв.). // Право и политика.-2012.-2.-C. 327-338.
58.
С.В. Кодан Систематизация местных узаконений прибалтийских губерний Российской империи (1720-1860-е гг.) // Политика и Общество.-2013.-1.-C. 108-120. DOI: 10.7256/1812 – 8696.2013.01.14.
59.
Кодан С.В., Владимирова Г.Е. Юридическая природа Основных государственных законов Российской империи 1832-1892 гг. издания в оценке российских правоведов // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-6.-C. 218-253. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.6.765. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_765.htm
60.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕГИОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ИСТОКИ, МЕСТО В ПОЛИТИКЕ И ИДЕЛОГИИ, ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА (вторая половина XVII-начало XX вв.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-2.-C. 74-154. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.2.464. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_464.htm
References (transliterated)
1.
Sm.: Osnovnye gosudarstvennye zakony // Svod zakonov Rossiiskoi imperii. (Dalee – SZRI). SPb., 1832. T. 1. Ch. 1. Razd.
2.
Sm.: Sokol'skii V.V. Russkoe gosudarstvennoe pravo. Odessa, 1890. S. 126.
3.
Sm.: Uchrezhdenie ob imperatorskoi familii. 5 aprelya 1797 g. // Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Sobr. 1-e. (Dalee-PSZRI-1). T. 24. № 17906. Dalee po tekstu Uchrezhdenie ob imperatorskoi familii 1797 g. kak glavnyi istochnik vtorogo razdela Osnovnykh gosudarstvennykh zakonov Rossiiskoi imperii 1832 g. izdaniya ne tsitiruetsya. Pri ispol'zovanii drugikh zakonodatel'nykh aktov privodyatsya ssylki na sootvetstvuyushchie uzakoneniya.
4.
Sm.: Akt, vysochaishe utverzhdennyi v den' svyashchennoi koronatsii ego imperatorskogo velichestva, i polozhennyi dlya khraneniya na prestole Uspenskogo sobora. 5 aprelya 1797 g. // PSZRI-1. T. 24. № 17910.
5.
Sm.: Osnovnye gosudarstvennye zakony // SZRI. SPb., 1842, 1857, 1886. T. 1. Ch. 1. Razd. 2.
6.
Sm.: Vysochaishe utverzhdennoe Uchrezhdeniya ob imperatorskoi familii. 2 iyulya 1886 g. // Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Sobr. 3-e. (Dalee-PSZRI-3). T. 6. № 3851.
7.
Sm.: Osnovnye gosudarstvennye zakony // SZRI. SPb., 1892. T. 1. Ch. 1. Razd. 2.
8.
Speranskii M.M. Obozrenie istoricheskikh svedenii o svode zakonov. SPb., 1833. S. 114.
9.
Gradovskii A.D. Nachala russkogo gosudarstvennogo prava. SPb., 1875. T. 1. S. 183-184.
10.
Gradovskii A.D. Ukaz. soch. S. 186.
11.
Imennoi ukaz Senatu «O nekotorykh izmeneniyakh v Uchrezhdenii ob imperatorskoi familii». 24 yanvarya 1885 g. // PSZRI-3. T. 5. № 2695; Imennoi vysochaishii ukaz Senatu «O pereimenovanii Departamenta udelov v Glavnoe upravlenie udelov, podvedomstvennykh departamentu Udel'nykh kontor v Udel'nye okruga i Okruzhnykh upravlenii v upravleniya udel'nymi imeniyami». 26 dekabrya 1892 g. // PSZRI-3. T.
12.
№ 9198. 12. Sostaviteli Osnovnykh gosudarstvennykh zakonov dlya podtverzhdeniya ukazannogo polozheniya priveli ssylki na ranee izdannye manifesty. Sm. manifesty o rozhdenii chlenov imperatorskogo doma: «O rozhdenii ee imperatorskogo vysochestva velikoi knyazhny Marii Mikhailovny». 26 fevralya 1825 g. // PSZRI-1. T. 40. № 30261; «O rozhdenii ee imperatorskogo vysochestva velikoi knyazhny Aleksandry Nikolaevny». 14 iyunya 1825 g. // PSZRI-1. T. 40. № 30382; «O razreshenii ot bremeni ee imperatorskogo vysochestva velikoi knyagini Eleny Pavlovny rozhdeniem velikoi knyazhny Elizavety Mikhailovny». 18 maya 1826 g. // PSZRI-2. T. 1. № 345; «O rozhdenii velikoi knyazhny Ekateriny Mikhailovny». 16 avgusta 1827 g. // PSZRI-2. T. 2. № 1297; «O razreshenii ot bremeni ee imperatorskogo vysochestva gosudaryni imperatritsy Aleksandry Fedorovny rozhdeniem velikogo knyazya Mikhaila Nikolaevicha». 13 oktyabrya 1832 g. // PSZRI-2. T. 7. № 5671. Sm. manifesty o smerti chlenov imperatorskogo doma: «O konchine imperatritsy Elizavety Aleksandrovny». 9 maya 1826 g. // PSZRI-2. T. 1. № 317; «O konchine gosudaryni imperatritsy Marii Fedorovny». 24 oktyabrya 1828 g. // PSZRI-2. T. 3. № 2370; «O konchine velikoi knyazhny Aleksandry Mikhailovny». 15 marta 1832 g. // PSZRI-2. T. 7. № 5229.
13.
SZRI. SPb., 1857. T. 1. Ch. 1. St. 99.
14.
Sm.: Imennoi ukaz Senatu «Ob imenovanii ego imperatorskogo vysochestva velikogo knyazya Aleksandra Nikolaevicha gosudarem naslednikom, tsesarevichem i velikim knyazem». 29 avgusta 1831 g. // PSZRI-2. T. 6. Otd. 1. № 4777.
15.
Sm.: Manifest «O pozhalovanii velikomu knyazyu Konstantinu Pavlovichu titula tsesarevicha». 28 oktyabrya 1799 g. // PSZRI-1. T. 25. № 19170.
16.
Imennoi ukaz Senatu «O prisvoenii suprugam tsesarevichei naslednikov vserossiiskogo prestola titula tsesarevny». 16 aprelya 1841 g. // PSZRI-2. T. 16. Otd. 1. № 14462.
17.
Sm.: Vysochaishii reskript. 17 marta 1845 g.; Vysochaishee povelenie. 20 aprelya 1856 g. // SZRI. SPb., 1857. T. 1. Ch. 1. St. 103. Prim.; Imennoi ukaz Senatu «O darovanii detyam ikh imperatorskikh vysochestv velikoi knyagini Marii Nikolaevny i pokoinogo gertsoga Maksimiliana Leikhterbergskogo naimenovaniya knyazei i knyazhon Romanovskikh». 6 dekabrya 1852 g. // PSZRI-2. T. 27. Otd. 1. № 26840.
18.
Sm.: Imennoi ukaz nachal'niku Morskogo shtaba «O flagakh naslednika rossiiskogo prestola i velikikh knyazei imperatorskoi krovi, ezheli oni budut general-admiralami». 7 sentyabrya 1827 g. // PSZRI-1. T. 2. № 1362. Sm. takzhe: Ustav voennogo flota. 25 fevralya 1797 g. // PSZRI-1. T. 24. № 17833. Gl. 3. St. 2-3.
19.
Sm.: Ustav voinskii. 30 marta 1716 g. // PSZRI-1. T. 5. № 3006. Gl. LVII. P. 3; Voinskii ustav «O polevoi pekhotnoi sluzhbe». 29 noyabrya 1796 g. // PSZRI-1. T. 24. № 17588. Ch. VIII. Gl. XII. P. 5-7; Voinskii ustav «O polevoi kavaleriiskoi sluzhbe». 29 noyabrya 1796 g. // PSZRI-1. T. 24. № 17590. Gl. XXVIII. P. 5-7; Imennoi ukaz Voennoi kollegii «O proizvodstve pushechnoi strel'by v salyutatsiyakh tak, kak v ustave po polozheniyu o nei oznacheno». 14 dekabrya 1796 g. // PSZRI-1. T. 24. № 17645; Ustav voennogo flota. 25 fevralya 1797 g. // PSZRI-1. T. 24. № 17833. Ch. V. Gl. II. St. 9-11.
20.
Sm.: Shepelev L.E. Tituly, mundiry, ordena v Rossiiskoi imperii. L., 1991.
21.
Sm.: Vysochaishe utverzhdennye podrobnye opisaniya gosudarstvennogo gerba, gosudarstvennoi pechati i gerbov chlenov imperatorskogo doma. 11 aprelya 1857 g. // PSZRI-2. T. 32. Ch. 1. № 31720. Prilozh. I. Podrobnoe opisanie gosudarstvennogo gerba i gosudarstvennoi pechati. § 5; Prilozh. II. Podrobnoe opisanie gerbov chlenov imperatorskogo doma. § 2; Imennoi ukaz Kapitulu rossiiskikh ordenov «O pochitanii kavalerov ordena Sv. Andreya kavalerami ordena Belogo orla». 13 dekabrya 1831 g. // PSZRI-2. T. 6. Otd. 2. № 5013.
22.
Sm.: Imennoi ukaz Kapitulu rossiiskikh ordenov «O prichislenii ordena sv. Stanislava I-i stepeni k chislu ordenov, kavalerami koikh pochitayutsya vse litsa, zhaluemye ordenom sv. apostola Andreya Pervozvannogo». 11 iyulya 1865 g. // PSZRI-2. T. 40. Otd. 1. № 42184; Vysochaishe utverzhdennye doklady ministra yustitsii «I. O polnom titule imperatorskogo velichestva i II. Opisanie bol'shogo gosudarstvennogo gerba». 2 noyabrya 1882 g. // PSZRI-3. T. 2. № 1159.
23.
Sm.: Imennoi ukaz general-prokuroru «Ob otpuske naznachennykh na soderzhanie imperatorskoi familii i na vydachu pensionov summ pri nastuplenii treti bez vycheta na gospital'». 13 iyunya 1797 g. // PSZRI-1. T.
24.
№ 18000. 24. Sm.: Imennoi ukaz Senatu «Ob udel'nom imenii, naznachennom v udel velikoi knyagine Ekaterine Pavlovne, po sluchayu vodvoreniya ee s suprugom v Rossii». 18 aprelya 1809 g. // PSZRI-1. T. 30. № 23593. St. XII; Imennoi ukaz Senatu «Dopolnitel'nye stat'i k polozheniyu 18 aprelya 1809 goda o udel'nom imenii, naznachennom v udel velikoi knyagine Ekaterine Pavlovne». 13 yanvarya 1816 g. // PSZRI-1. T. 33. № 26071.
25.
Sm.: Imennoi ukaz Senatu «Ob udel'nom dokhode, naznachennom ee imperatorskomu vysochestvu velikoi knyagine Marii Nikolaevne». 2 iyulya 1839 g. // PSZRI-2. T. 14. Otd. 1. № 12502.
26.
Sm.: SZRI. SPb., 1892. T. 1. Ch. 1; Sm. takzhe: Imennoi ukaz Senatu «O nekotorykh izmeneniyakh v Uchrezhdenii ob imperatorskoi familii». 24 yanvarya 1885 g. // PSZRI-3. T. 5. № 2695.
27.
Gradovskii A.D. Ukaz. soch. S. 192.
28.
Sm.: Poslanie Svyateishego sinoda k pravoslavnym «O besprepyatstvennom im vstuplenii v brak s inovertsami». 18 avgusta 1721 g. // PSZRI-1. T. 6. № 3814.
29.
Sm.: Sinodskii ukaz «O vozmozhnosti sovershat' zaochno chrez poverennykh obruchenie i brakosochetanie osob imperatorskogo rossiiskogo doma s osobami, v drugoi religii sostoyashchimi, esli v brachnom kontrakte oznachena budet doverennost' izbrannym ot nikh litsam prisutstvovat' vmesto nikh pri obryadakh obrucheniya i brakovenchaniya». 9 sentyabrya 1796 g. // PSZRI-1. T. 23. № 17505.
30.
Sm.: Manifest «O rastorzhenii braka tsesarevicha i velikogo knyazya Konstantina Pavlovicha s velikoyu knyagineyu Annoi Fedorovnoi, i o dopolnitel'nom postanovlenii ob imperatorskoi familii». 20 marta 1820 g. // PSZRI-1. T. 37. № 28208.
31.
«Morganaticheskii brak – brak gosudarya i poddannoi, vykhod zamuzh gosudaryni ili printsessy krovi ne za chlena odnogo iz tsarstvuyushchikh domov, a za svoego zhe ili inostrannogo poddannogo. Ni v tom, ni v drugom sluchae ne perekhodyat prava muzha k zhene i obratno». Sm.: Popov M. Polnyi slovar' inostrannykh slov, voshedshikh v upotreblenie v russkom yazyke. SPb., 1907.
32.
Sm.: Manifest «O rastorzhenii braka tsesarevicha i velikogo knyazya Konstantina Pavlovicha s velikoyu knyagineyu Annoi Fedorovnoyu, i o dopolnitel'nom postanovlenii o imperatorskoi familii». 20 marta 1820 g. // PSZRI-1. T. 37. № 28208.
33.
Sm.: Manifest «O preobrazovanii Komissii pogasheniya dolgov». 11 fevralya 1812 g. // PSZRI-1. T. 32. № 24992. § 28.
34.
Sm.: Imennoi ukaz «O vnose v Senat tyazhb ob udel'nykh imeniyakh apellyatsionnym poryadkom i bez podpisaniya apellyatsii na reviziyu». 10 aprelya 1804 g. // PSZRI-1. T. 28. № 21248; Vysochaishe utverzhdennoe mnenie Gosudarstvennogo soveta «O uvedomlenii ministra udelov ot Senata o resheniyakh svoikh po delam ob udel'nykh imeniyakh». 27 yanvarya 1812 g. // PSZRI-1. T. 32. № 24972; Senatskii ukaz s propisaniem Vysochaishe utverzhdennogo mneniya Gosudarstvennogo soveta «O postuplenii v ispolnenii reshenii sudebnykh mest, otsuzhdayushchikh chto-libo iz deistvitel'nogo vladeniya i vedomstva udel'nogo, na osnovanii vysochaishe utverzhdennogo mneniya Gosudarstvennogo soveta 1812 yanvarya 27». 18 oktyabrya 1827 g. // PSZRI-2. T. 2. № 1480.
35.
Sm. Osnovnye gosudarstvennye zakony // SZRI. SPb., 1842. T. 1. Ch. 1. St. 142. Prim.
36.
Sm.: Manifest «O sovershennoletii ego imperatorskogo vysochestva naslednika, tsesarevicha i velikogo knyazya Aleksandra Nikolaevicha». 22 aprelya 1834 g. // PSZRI-2. T. 9. Otd. 1. № 7019.
37.
Sm.: Osnovnye gosudarstvennye zakony // SZRI. SPb., 1842. T. 1. Ch. 1. Prilozh. III, IV.
38.
Sm.: Osnovnye gosudarstvennye zakony // SZRI. SPb., 1857. T. 1. Ch. 1. Prilozh. III, IV; Forma prisyagi ego imperatorskogo vysochestva velikogo knyazya Konstantina Nikolaevicha, proiznesennoi im pri torzhestvennom sovershennoletii ego. 23 noyabrya 1847 g. // PSZRI-2. T. 22. Otd. 1. № 21727; Manifest «O sovershennoletii ego imperatorskogo vysochestva velikogo knyazya Konstantina Nikolaevicha». 26 noyabrya 1847 g. // PSZRI-2. T. 22. Otd. 1. № 21739; Manifest «O sovershennoletii ego imperatorskogo vysochestva velikogo knyazya Nikolaya Nikolaevicha». 26 noyabrya 1851 g. // PSZRI-2. T. 26. Otd. 2. № 25771; Manifest «O sovershennoletii ego imperatorskogo vysochestva velikogo knyazya Mikhaila Nikolaevicha». 26 noyabrya 1852 g. // PSZRI-2. T. 27. Otd. 1. № 26813.
39.
Sm.: Osnovnye gosudarstvennye zakony // SZRI. SPb., 1857. T. 1. Ch. 1. St. 166, 188.
40.
Sm.: Osnovnye gosudarstvennye zakony // SZRI. SPb., 1892. T. 1. Ch. 1; Imennoi vysochaishii ukaz, dannyi Senatu, «O pereimenovanii Departamenta udelov v Glavnoe upravlenie udelov; Udel'nykh kontor i Upravlenii – v Udel'nye okruga i Okruzhnykh upravlenii – v Upravleniya udel'nymi imeniyami». 26 dekabrya 1886 g. // PSZRI-3. T. 9. № 6076; Imennoi ukaz, dannyi Senatu, «O vosstanovlenii deistviya stat'i Svoda osnovnykh gosudarstvennykh zakonov izdaniya 1857 goda». 6 iyunya 1892 g. // PSZRI-3. T. 12. № 9197; Imennoi ukaz, dannyi ministru imperatorskogo dvora, «O tom, chto vpred' nikto iz chlenov imperatorskoi familii ne mozhet vstupat' v brak s litsom, ne imeyushchim sootvetstvennogo dostoinstva, to est' ne prinadlezhashchim ni k kakomu tsarstvuyushchemu ili vladetel'nomu domu». 23 marta 1889 g. // PSZRI-3. T. 9. № 5868.
41.
Gradovskii A.D. Ukaz. soch. S. 191.
42.
M. M. Frolova. Vel'mozha veka Prosveshcheniya: general-poruchik V. A. Chertkov // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2013. – № 4. – S. 405-418. DOI: 10.7256/2222-1972.2013.4.9035.
43.
T. K. Mishchenko. Bibliograficheskoe obespechenie istoricheskoi nauki: deyatel'nost' nauchno-bibliograficheskogo otdela Gosudarstvennoi publichnoi istoricheskoi biblioteki Rossii // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2013. – № 3. – S. 274-279. DOI: 10.7256/2222-1972.2013.3.7925.
44.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO NATsIONAL''NYKh REGIONOV ROSSIISKOI IMPERII: ISTOKI, MESTO V POLITIKE I IDELOGII, YuRIDIChESKAYa PRIRODA (vtoraya polovina XVII-nachalo XX vv.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-2.-C. 74-154. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.2.464. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_464.html
45.
D. P. Shul'gina, O. V. Shul'gina. Otrazhenie Otechestvennoi voiny 1812 goda v toponimike Rossii: istoriko-geograficheskoe issledovanie // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2012. – № 5. – S. 14-23.
46.
K. A. Pakhalyuk. Ideologicheskie prichiny delegitimizatsii samoderzhaviya v Rossii // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2012. – № 5. – S. 45-52.
47.
Yu. I. Petrov. Sozdanie podatnoi inspektsii v Rossii v kontse XIX veka // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2012. – № 4. – S. 38-45.
48.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO PRIBALTIKI V PRAVOVOI SISTEME ROSSIISKOI IMPERII: INTEGRATsIYa, SISTEMATIZATsIYa, UNIFIKATsIYa (XVIII – nachalo XX vv.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-7.-C. 125-147. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.7.626. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_626.html
49.
Kodan S.V., Fevralev S.A. SOSTOYaNIE, RAZVITIE I UNIFIKATsIYa MESTNOGO PRAVA MALOROSSII I ZAPADNYKh GUBERNII (vtoraya polovina XVII – pervaya polovina XIX vv.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-5.-C. 268-295. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.5.579. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_579.html
50.
G. V. Talina. Evolyutsiya titul'no-namestnicheskoi sistemy vo vtoroi polovine XVII – nachale XVIII veka // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2012. – № 2. – S. 56-64.
51.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO VELIKOGO KNYaZhESTVA FINLYaNDSKOGO V PRAVOVOI SISTEME ROSSIISKOI IMPERII: INTEGRATsIYa, ISTOChNIKI, TRANSFORMATsII (1808-1917 g.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-3.-C. 258-317. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.498. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_498.html
52.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO TsARSTVA POL''SKOGO: FORMIROVANIE, ISTOChNIKI, TRANSFORMATsII (1815-1917 gg.) // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-3.-C. 246-295. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.468. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_468.html
53.
Kodan S.V., Fevralev S.A. FORMIROVANIE I RAZVITIE MESTNOGO PRAVA V BESSARABII V SOSTAVE ROSSIISKOI IMPERII (1812-1917 gg.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-4.-C. 230-285. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.502. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_502.html
54.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE GRAZhDANSKOE PRAVO GRUZII V PRAVOVOM REGULIROVANII NA KAVKAZE (1800-1850-e gg.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-6.-C. 197-219. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.6.613. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_613.html
55.
Kodan S.V. Politiko-yuridicheskii podkhod v issledovanii gosudarstvenno-pravovogo razvitiya Rossii (XIX – nachalo XX vv.) // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-2.-C. 88-117. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_177.html
56.
Kodan S.V. SISTEMA ZAKONODATEL''STVA V ROSSII: FORMIROVANIE, RAZVITIE, STANOVLENIE (IX – nachalo XX vv.) // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-4.-C. 239-293. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.4.436. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_436.html
57.
S. A. Fevralev Politiko-yuridicheskaya priroda mestnogo prava v Rossiiskoi imperii (vtoraya polovina XVII – nachalo XX vv.). // Pravo i politika.-2012.-2.-C. 327-338.
58.
S.V. Kodan Sistematizatsiya mestnykh uzakonenii pribaltiiskikh gubernii Rossiiskoi imperii (1720-1860-e gg.) // Politika i Obshchestvo.-2013.-1.-C. 108-120. DOI: 10.7256/1812 – 8696.2013.01.14.
59.
Kodan S.V., Vladimirova G.E. Yuridicheskaya priroda Osnovnykh gosudarstvennykh zakonov Rossiiskoi imperii 1832-1892 gg. izdaniya v otsenke rossiiskikh pravovedov // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-6.-C. 218-253. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.6.765. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_765.htm
60.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO NATsIONAL''NYKh REGIONOV ROSSIISKOI IMPERII: ISTOKI, MESTO V POLITIKE I IDELOGII, YuRIDIChESKAYa PRIRODA (vtoraya polovina XVII-nachalo XX vv.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-2.-C. 74-154. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.2.464. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_464.htm
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"