Статья 'Сведения материалов Генерального межевания о жилой городской застройке на Севере и Северо-Западе России в конце XVIII в.' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Сведения материалов Генерального межевания о жилой городской застройке на Севере и Северо-Западе России в конце XVIII в.

Черненко Дмитрий Анатольевич

кандидат исторических наук

доцент, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119192, Россия, г. Москва, Ломоносовский пр., 27 корп. 4, каб. Е-425

Chernenko Dmitrii Anatol'evich

PhD in History

Associate professor at Hisroty of Russia in the 19th-Early 20th Centuries Department of Lomonosov Moscow State University 

E-425 kab., 4 korp,  27 Lomonosovskiy pr., Moscow, Russia, 119192

dmitcher@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Хитров Дмитрий Алексеевич

кандидат исторических наук

доцент, кафедра истории России до начала XIX века, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

121433, Россия, г. Москва, ул. Большая Филевская, 55 корпус 1

Khitrov Dmitrii Alekseevich

PhD in History

Associate professor, Deparment of Russian History before the 19th Century, Lomonosov Moscow State University

121433, Russia, g. Moscow, ul. Bol'shaya Filevskaya, 55 korpus 1

dkh@bk.ru

DOI:

10.7256/2585-7797.2019.4.31587

Дата направления статьи в редакцию:

03-12-2019


Дата публикации:

20-12-2019


Аннотация.

В статье ставится проблема интерпретации данных о жилой городской застройке в материалах Генерального межевания конца XVIII века. Русский город этой эпохи выступал не только и, довольно часто, не столько как торгово-промышленный, сколько как административный центр; кроме того, важную роль играли военная и аграрная сферы жизни. Эти факторы предопределили достаточно свободный характер планировки русских городов, вписанной в ландшафт. Интересную возможность для такого сравнения дают материалы Генерального межевания, зафиксировавшего состояние большинства городов Европейской России до или в период проведения градостроительной реформы Екатерины II 1770-х – 1780-х гг. В работе использованы материалы Экономических примечаний и планов городов по четырем губерниям северной и северо-западной России – Вологодской, Новгородской, Олонецкой и Псковской. Создателями этих документов была предпринята попытка четко определить границы собственно городской застройки, отделив ее от различных пригородных земельных угодий. Таким образом, отношение количества земли «под поселением» внутри городских дач к числу дворов может рассматриваться как интегральный показатель, описывающий характер городской застройки. Основной вывод проведенного статистического анализа данных и их ГИС-картографирования заключается в том, что сведения о жилой застройке городов более точно отражены в материалах по старым городам, причем как в статистических, так и в картографических. Применительно к городам, образованным в ходе губернской реформы 1775 г., он отражает скорее правительственные «прожекты» развития города.

Ключевые слова: историческая урбанистика, социально-экономическая история, историческая география, Генеральное межевание, планы Генерального межевания, Вологодская губерния, Новгородская губерния, Псковская губерния, Олонецкая губерния, губернская реформа

Данное исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект № 19-09-00462).

Abstract.

The article discusses the debating urban dwelling area data as presented by the General Land Survey in the 18th century. The Russian city of that period was not mainly a commercial and industrial but an administrative center. Moreover, military and agricultural spheres played an important role as well. These factors predetermined rather free plans of Russian cities integrated in the landscape. An interesting opportunity for this comparison is given by the materials of the General Land Survey which recorded the state of most of the cities in European Russia before or during the urban planning reform of Catherine II in the 1770s-1780s. The article uses the materials of Economic Notes and city plans for four guberniyas of Russia's North and North-West: Vologodskaya, Novgorodskaya, Olonetskaya and Pskovskaya ones. The authors of these documents attempted to clearly define the boundaries of the urban dwelling area separated from various suburban lands. Thus, the ratio of the land "under a settlement" within urban dachas to a number of households can be an integral indicator describing urban dwelling area. On the basis of statistical analysis and data GIS cartography the authors conclude that the information about urban dwelling areas is better presented for old cities both in statistical and cartographic materials. As far as the cities founded during the gubernial reform of 1775 are concerned, the data are more likely to demonstrate the government's "projects" of the city development.

Keywords:

Vologda province, General surveying’s plans, General surveying, historical geography, socio-economic history, historical urban studies, Novgorod province, Pskov province, Olonets province, administrative reform

Данное исследование посвящено проблеме интерпретации сведений Генерального межевания о жилой застройке городов. В научной литературе давно поставлен вопрос о специфике застройки и облика русских городов раннего Нового времени. Прежде всего, речь идет о том, что русский город этой эпохи выступал не только и, довольно часто, не столько как торгово-промышленный, сколько как административный центр [1, 2, 3, 4, 5, 6]. Как правило, города были центрами уездов, безуездный город мог возникнуть либо в случае, если он по каким-то причинам утрачивал приписанную к нему округу, либо в силу своего большого военно-административного значения, нынешнего или прошлого [7]. Весьма важными были и военные функции, которые на окраинах выходившие на первое место по значимости. Но и в центральных и северных областях России, к концу XVIII в. уже почти два столетия не знавших военных вторжений, память об оборонительном значении городов, материализованная в виде давно заброшенных укреплений, сохраняется и в этот период [8]. Огромную роль в жизни всех городов играла аграрная сфера. Как отмечал Л.В. Милов, «посадский ремесленник копал огород, иногда пахал поле, сеял, жал, косил сено, ловил рыбу, заготавливал дрова и только какую-то, хотят и значительную часть времени уделял своему ремеслу» [9, с. 548].

Эти факторы предопределили достаточно свободный характер планировки русских городов, вписанной в ландшафт [10, 11]. Отсутствие необходимости тесниться за городскими стенами вело к тому, что в городах практически не возникает плотной застройки. Русские города этой эпохи остаются одноэтажными, а дома окружены большими придомовыми территориями. Важно, что такая усадьба характерна не только для сельскохозяйственного, но и для торгово-ремесленного населения: купеческие дворы окружены складами для хранения товара и лавками, места жительства ремесленников – разного рода производственными постройками [12, 13, 14, 15]. В целом плотность населения в русском городе Раннего Нового времени остается невысокой.

Поскольку городская застройка складывалась под влиянием весьма разных факторов, она могла иметь множество местных особенностей, которые непросто выявить и еще сложнее сравнить между собой. Интересную возможность для такого сравнения дают материалы Генерального межевания, зафиксировавшего состояние большинства городов Европейской России до или в период проведения градостроительной реформы Екатерины II 1770-х – 1780-х гг. Собственно, целью Генерального межевания, начатого в 1765 г., было создание общегосударственного земельного кадастра. В ходе этой огромной работы межевщики составляли и планы городов и пригородных земель, поскольку сам город тоже воспринимался ими как своеобразная земельная дача со всеми ее атрибутами – точно установленными и зафиксированными на плане границами, земельными угодьями, природными и ландшафтными характеристиками, хозяйством и т.п. Город был очень сложным по составу земельным комплексом, включавшим в себя самые разнообразные земельные дачи, и именно в таком качестве он выступает в этих материалах [16].

Кроме того, в ходе Генерального межевания впервые была предпринята попытка четко определить границы собственно городской застройки от различных пригородных земельных угодий. Описывая городские земли, межевщики отдельно выделяют категорию «Под поселением» или «Усадебная земля». В случаях, когда речь идет о городских землях, эти категории обычно объединяются в одну-две особые дачи под названием «градская заселенная земля», «селидебная земля» и т.п. За редчайшими исключениями, в этих дачах не бывает иных типов угодий, кроме «земель под поселением» и «неудобной земли». Следовательно, территории этих дач включают в себя собственно усадьбы и общественные пространства города – улицы, площади, занятые укреплениями земли [17].

При том, что манера работы отдельных команд могла заметно отличаться, перед нами массовые, единообразные данные, позволяющие не только описать, но и сравнить характер жилой застройки в различных русских городах того времени – тот самый интегральный показатель, которого так не хватает специалистам по истории градостроительства этого периода. Ценность этих сведений, обширные перспективы, которые они могут открывать перед исследователями, заставляют с большим вниманием отнестись к вопросу об их достоверности.

В настоящей статье разбираются данные Генерального межевания о жилой застройке городов в пределах обширного региона Севера и Северо-Запада: Псковской, Новгородской, Олонецкой и Вологодской, что продолжает проведенную исследовательскую и публикаторскую работу по Центральной России [18]. Основная информация извлечена из Экономических примечаний к Генеральному межеванию [19]. Работа подразумевала перевод всех сведений этих материалов о городских землях и населении в электронную базу данных с последующей статистической обработкой и ГИС-картографированием на основе «Материалов для электронного атласа России XVII-XVIII вв.» [20].

Обратимся к сведениям Экономических примечаний об усадебных землях городов. Разделив размер земли на количество дворов, мы получим примерный средний размер одной усадьбы (с включением в ее состав прилегающих общественных пространств). Этот показатель для рассматриваемого региона варьирует в довольно широком диапазоне – от нескольких десятков сажен до 1,6 дес. (Усть-Сысольск); общая картина представлена на Карте 1.

Карта 1. Средние размеры городских усадеб губерний Севера и Северо-Запада России.

Как мы видим, общая картина представляется довольно противоречивой, а большой разброс показателей не имеет определенной географической обусловленности. В силу этого интересно сравнить размеры городских усадеб с размерами сельских. Их можно узнать, обратившись к итоговым поуездным табелям Экономических примечаний [21]. На Карте 2 сведения о городах совмещены с соответствующими показателями их уездов.

Карта 2. Средние размеры городских и сельских усадеб губерний Севера и Северо-Запада России.

Сравнивая карты 1 и 2, прежде всего следует зафиксировать общую тенденцию к сокращению размера подворья с запада на восток.

Таблица 1. Средние размеры городских и сельских подворий по губерниям Северо-Запада (десятин на двор).

Губерния

Городское подворье

Сельское подворье

Псковская

0,65

0,47

Новгородская

0,35

0,32

Олонецкая

0,47

0,30

Вологодская

0,35

0,24

Эта тенденция видна в пределах всего региона и характерна как для городских, так и, особенно, для сельских поселений. Практически повсеместно городская усадьба обширнее сельской, в среднем по региону – 0,45 дес. против 0,33 дес. Однако имеется ряд случаев, когда городская усадьба крупнее сельской не на несколько десятков процентов, а в несколько раз, и это уже не может быть объяснено различиями жизненного уклада. Это Вытегра, Кемь, Новоржев, Остров, Петрозаводск, Порхов, Усть-Сысольск и Холм. В огромном большинстве, это новые города, сформированные в ходе губернской реформы 1775 г.

Для понимания этого феномена имеет смысл обратиться к городским планам Генерального межевания. Эти памятники, обширная коллекция которых хранится в фондах Межевого архива в РГАДА, давно использовалась в различных работах по истории отдельных городов, но лишь в последние годы стала предметом специального исследования [22, 23, 24, 25, 26, 27].

Обращаясь к этой коллекции, мы обнаруживаем, что названные города сильно изменили свои границы в ходе реформы, а во многих, кроме того, был перенесен за пределы исторической застройки и сам центр города. В качестве примера можно привести новый план Порхова (рис. 1).

Рис. 1. План г. Порхова. Фрагмент. // РГАДА. Ф. 1354. Оп. 1. Ед. хр. 4759.

Мы видим, что очертания нового города определены исходя из логики прожекта квартальной застройки и, конечно, имеют мало общего с его исторической планировкой.

Иначе обстоит дело в тех случаях, когда межой обводилось реально существовавшее в момент межевания поселение. Пример такого подхода мы видим на многих планах, донесших о нас историческую планировку городов. Примером может служить план г. Вологды.

Рис. 2. План г. Вологды. Фрагмент. // РГАДА. Ф. 1354. Оп. 1. Ед. хр. 563.

Как мы видим, здесь границы городской дачи очень прихотливы и отражают исторически складывавшуюся структуру улиц города.

В редких случаях планы позволяют ясно увидеть изменение подхода к определению городских границ. Примером такого памятника может служить план Старой Русы, на котором «старая» и «новая» городские межи показаны одновременно (рис. 3).

Рис. 3. План г. Старой Руссы. Фрагмент. // РГАДА. Ф. 1354. Оп. 1. Ед. хр. 3222.

Эти наблюдения над отдельными ситуациями формирования городской дачи и городского подворья могут быть дополнены первыми результатами корреляционного анализа земельной и демографической статистики городов изучаемого региона. Два важнейших показателя жилой застройки – общая площадь усадебной земли и площадь усадебной земли на 1 городской двор – были соотнесены с рядом других показателей, характеризующих город как хозяйственно-территориальный комплекс. Для удобства восприятия таблицы в ней жирным выделены те коэффициенты, которые говорят о значимой связи параметров (значение r больше или равно 0,5).

Таблица 2. Результаты корреляционного анализа взаимосвязи показателей жилой застройки и других основных параметров хозяйственного развития города.

Соотносимые показатели

Значение коэффициента корреляции (r)

все города

старые города

новые города

Количество дворов в городе //

Общая площадь усадебной земли

0,59

0,61

0,46

Количество дворов в городе //

Площадь усадебной земли на двор

-0,24

-0,55

0,01

Общая площадь примежеванных к городу сенокосных угодий //

Общая площадь усадебной земли

0,31

0,03

0,61

Общая площадь примежеванных к городу лесных угодий //

Общая площадь усадебной земли

0,33

0,06

0,73

Общая площадь примежеванных к городу земельных угодий всех категорий //

Общая площадь усадебной земли

0,31

0,07

0,78

Общая площадь примежеванных к городу земельных угодий всех категорий // Площадь усадебной земли на двор

0,4

0,23

0,71

Как видим, при анализе данных по всем городам региона (первый ряд коэффициентов) прослеживается только одна четкая и достаточно очевидная взаимосвязь: чем больше было население города, тем большей была и общая площадь его жилой застройки. Но если разделить города на старые и новые, образованные в связи с губернской реформой 1775 г., то выяснится, что факторы, определявшие динамику жилой застройки и величины подворья, были в них различными и даже противоположными. В старых городах просматривается следующая закономерность: чем больше было население города, тем меньше был размер городской усадьбы. В новых городах эта, казалось бы, очевидная связь полностью отсутствует. Зато в них площадь усадебной земли – как общая, так и в расчете на один двор – увеличивается вместе с количеством примежеванных городу земельных угодий – сенокосных, лесных и всех вместе взятых (то есть включая и пашню). Вряд ли это можно интерпретировать буквально – хозяйственной связи между размерами жилой застройки и пригородного леса быть не может, что мы и видим на примере старых городов. Можно предположить, что в новых городах «земля под поселением» – это не столько пространство реальной жилой застройки, занятое населением, сколько еще одна разновидность примежеванных к бывшему селу дополнительных земель вместе с сенокосами и лесами.

Подведем предварительные итоги. По общему правилу, собственно городская дача должна была выделяться из состава того сложного комплекса земель, который окружал практически все городские поселения той эпохи, и не должна была включать иных категорий угодий, кроме усадебной земли и неудобий. Такой подход, видимо, опирался на реально существовавшую практику отделения усадебных земель от выгонов, сенокосов, подгородных лесов и прочих территорий, а также на заметные особенности их правового статуса. Однако размежевание населенных и ненаселенных земель в городе было сложным и длительным процессом, который оказался тесно связан с проведением градостроительной реформы и введением квартальной застройки. В силу этого данные о заселенной земле, попавшие в тома Экономических примечаний к Генеральному межеванию, оказались неоднородными: в некоторых случаях речь идет о результатах измерений фактически существовавших поселений, в других же – о «назначенной к поселению» по конфирмованному прожекту земле, которая совсем не обязательно была фактически заселена.

Таким образом, только синхронное обращение исследователя к Экономическим примечаниям и к городским планам помогает решить вопрос о том, какова природа сведений, содержащихся в описании конкретного города.

В работе по составлению базы данных по Экономическим примечаниям принимала участие М.В. Мальцева, которой авторы выражают свою благодарность.

Библиография
1.
Small Towns in Early Modern Europe. / Edited by Peter Clark.Maison des Sciences de l'Homme and Cambridge University Press, 1995. 332 с.
2.
Белов А.В. Реформа города Екатерины II (по материалам губерний Центральной России). М.: Институт российской истории РАН: Центр гуманитарных инициатив, 2019. 613 с.
3.
Вологда 1780-х годов в описаниях современников. А. А. Засецкий. Историческия и топографическия известия; Экономические примечания к Генеральному межеванию. (Публикация А. В. Камкина). // Вологда. Историко-краеведческий альманах. М.: Университетская типография, 1780. 136 с.
4.
Кошман Л.В. Город и городская жизнь в России XIX столетия. М.: Российская политическая энциклопедия, 2008. 448 с.
5.
Миронов Б. Н. Русский город в 1740-1860 гг. Л. : Наука : Ленингр. отд-ние, 1990. 271 с.
6.
Черкасова М.С. Севернорусский город в переходную эпоху от Средневековья к раннему Новому времени: К вопросу о типологии // Особенности российского исторического процесса: Сб. ст. памяти акад. Л.В.Милова. М.: РОССПЭН, 2008. С 171-185.
7.
Водарский Я.Е. Исследования по истории русского города. Факты, обобщения, аспекты. М. : М.: Институт российской истории РАН, 2006. 415 с.
8.
Милов Л.В. О так называемых «аграрных городах» России ХVIII века // Вопросы истории. 1968. № 6. С 54-64.
9.
Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М.: РОССПЭН,(Ульяновск : Ульяновский Дом печати), 2006. 566 с.
10.
Москва и сложившиеся русские города XVIII-первой половины XIX вв. М. : Стройиздат, 1998. 438 с.
11.
Петербург и другие новые российские города XVIII-первой половины XIX вв.. М. : Стройиздат, 1995. 402 с.
12.
История Москвы. Т. 1-3. М. : Издательство объединения Мосгорархив, 1997. 432 с.
13.
Кошелева О.Е. Люди Санкт-Петербургского острова Петровского времени. М.: ОГИ, 2004. 489 с.
14.
Кулакова И.П. История Московского жилья. М.: ОГИ, 2006 (Ярославль : Ярославский полиграфкомбинат) 2006. 286 с.
15.
Николаева М.В. Частное строительство в Москве и Подмосковье. Первая четверть XVIII в. Подрядные записи. Т. 1-2. М.: Едиториал УРСС, 2004. – 472 с.
16.
Голубинский А.А., Хитров Д.А., Черненко Д.А. Характеристика земельных угодий городов Черноземья конца XVIII – начала XIX века // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 2012. М.: Брянск, 2012. С 191-202.
17.
Черненко Д.А., Голубинский А.А., Хитров Д.А. Города Нечерноземного центра России в материалах Генерального межевания // Русь, Россия: Средневековье и Новое время. Вторые чтения памяти акад. РАН Л.В.Милова. Материалы к международной научной конференции. М., 2011. С. 259-264.
18.
Города Российской империи в материалах Генерального межевания: Центральная Россия / Сост. Черненко Д. А., Голубинский А. А., Хитров Д. А. Тула: Аквариус, 2016. 760 с.
19.
Экономические примечания к Генеральному межеванию. // РГАДА. Ф. 1355. Оп. 1. Белозерск (Д. 854, л. 2); Боровичи (Д. 858, л. 4); Валдай (Д. 861, л. 1); Великие Луки (Д. 1166, л. 1-3); Великий Устюг (Д. 86, л. 11); Вельск (Д. 94, л. 2); Вологда (Д. 102, л. 1-5); Вытегра (Д. 884, л. 4); Грязовец (Д. 111, л. 2); Кадников (Д. 122, л. 2); Кемь (Д. 891, л. 11); Кириллов (Д. 865, л. 16); Красноборск (Д. 130, л.1); Крестцы (Д. 868, л. 15); Лальск (Д. 138, л. 3); Никольск (Д. 147, л. 8); Новгород (Д. 870, л. 22); Новоржев (Д. 1169, л. 1-2); Олонец (Д. 911, л. 2); Опочка (Д. 1174, л. 2-3); Остров (Д. 1180, л. 367); Петрозаводск (Д. 915, л. 6); Печеры (Д. 1184, л. 131); Порхов (Д. 1188, л. 2-3); Псков (Д. 1193, л. 59-60); Пудога (Д. 923, л. 2); Сольвычегодск (Д. 158, л. 2); Старая Руса (Д. 873, л. 12); Тихвин (Д. 874, л. 3); Торопец (Д. 1199, л. 4); Тотьма (Д. 171, л. 2-3); Усть-Сысольск (Д. 176, л. 8); Устюжна (Д. 875, л. 2); Холм (Д. 1201, л. 2-3); Череповец (Д. 879, л. 2); Яренск (Д. 187, л. 3).
20.
Хитров Д.А., Черненко Д.А., Голубинский А.А., Пахунов С.Н., Красиков А.Н., Жуков В.Д., Хацкевич М.В., Яфарова М.Р., Калинин М.В., Кулагина М.В. Материалы для электронного атласа России XVII-XVIII вв. URL: http://www.hist.msu.ru/Departments/RusHis19/maps/maps.html.
21.
Голубинский А.А., Хитров Д.А., Черненко Д.А. Итоговые материалы Генерального межевания: О возможностях обобщения и анализа // Вестник МГУ. Серия История. 2011. № 3. С. 35-51.
22.
Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. Книга чертежей и рисунков. Планы городов. СПб.: Типография 2 Отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии 1839. 416 с.
23.
Хитров Д. А., Голубинский А. А., Черненко Д. А. Уездный город: Перепланировка. Перемены в Калужской губернии при Екатерине II // Родина. 2014. № 10. С. 52–56.
24.
Черненко Д. А., Голубинский А. А., Хитров Д. А. Градостроительная реформа Екатерины II в Нижегородской губернии // Родина. 2014. № 2. С. 29–32.
25.
Черненко Д. А., Голубинский А. А., Хитров Д. А. За неимением казенного строения… Долгий путь к профессиональной полиции после губернской реформы 1775 г. // Родина. 2012. № 11. С. 23-27.
26.
Голубинский А. А., Хитров Д. А., Черненко Д. А. Межевые планы городов Воронежской губернии: К истории градостроительной политики правительства Екатерины II // Государство и общество: взаимодействие и противостояние. Материалы Седьмой региональной научной конференции. Воронеж, 4 февраля 2013 г. Воронеж, 2013. С. 54-57.
27.
Голубинский А. А., Хитров Д. А., Черненко Д. А. Торговая инфраструктура и купечество в документах планировки городов Орловской и Курской губерний // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI-XIX вв. Сборник материалов Третьей международной научной конференции. Т. 1. Коломна, 2014.
References (transliterated)
1.
Small Towns in Early Modern Europe. / Edited by Peter Clark.Maison des Sciences de l'Homme and Cambridge University Press, 1995. 332 s.
2.
Belov A.V. Reforma goroda Ekateriny II (po materialam gubernii Tsentral'noi Rossii). M.: Institut rossiiskoi istorii RAN: Tsentr gumanitarnykh initsiativ, 2019. 613 s.
3.
Vologda 1780-kh godov v opisaniyakh sovremennikov. A. A. Zasetskii. Istoricheskiya i topograficheskiya izvestiya; Ekonomicheskie primechaniya k General'nomu mezhevaniyu. (Publikatsiya A. V. Kamkina). // Vologda. Istoriko-kraevedcheskii al'manakh. M.: Universitetskaya tipografiya, 1780. 136 s.
4.
Koshman L.V. Gorod i gorodskaya zhizn' v Rossii XIX stoletiya. M.: Rossiiskaya politicheskaya entsiklopediya, 2008. 448 s.
5.
Mironov B. N. Russkii gorod v 1740-1860 gg. L. : Nauka : Leningr. otd-nie, 1990. 271 s.
6.
Cherkasova M.S. Severnorusskii gorod v perekhodnuyu epokhu ot Srednevekov'ya k rannemu Novomu vremeni: K voprosu o tipologii // Osobennosti rossiiskogo istoricheskogo protsessa: Sb. st. pamyati akad. L.V.Milova. M.: ROSSPEN, 2008. S 171-185.
7.
Vodarskii Ya.E. Issledovaniya po istorii russkogo goroda. Fakty, obobshcheniya, aspekty. M. : M.: Institut rossiiskoi istorii RAN, 2006. 415 s.
8.
Milov L.V. O tak nazyvaemykh «agrarnykh gorodakh» Rossii KhVIII veka // Voprosy istorii. 1968. № 6. S 54-64.
9.
Milov L.V. Velikorusskii pakhar' i osobennosti rossiiskogo istoricheskogo protsessa. M.: ROSSPEN,(Ul'yanovsk : Ul'yanovskii Dom pechati), 2006. 566 s.
10.
Moskva i slozhivshiesya russkie goroda XVIII-pervoi poloviny XIX vv. M. : Stroiizdat, 1998. 438 s.
11.
Peterburg i drugie novye rossiiskie goroda XVIII-pervoi poloviny XIX vv.. M. : Stroiizdat, 1995. 402 s.
12.
Istoriya Moskvy. T. 1-3. M. : Izdatel'stvo ob''edineniya Mosgorarkhiv, 1997. 432 s.
13.
Kosheleva O.E. Lyudi Sankt-Peterburgskogo ostrova Petrovskogo vremeni. M.: OGI, 2004. 489 s.
14.
Kulakova I.P. Istoriya Moskovskogo zhil'ya. M.: OGI, 2006 (Yaroslavl' : Yaroslavskii poligrafkombinat) 2006. 286 s.
15.
Nikolaeva M.V. Chastnoe stroitel'stvo v Moskve i Podmoskov'e. Pervaya chetvert' XVIII v. Podryadnye zapisi. T. 1-2. M.: Editorial URSS, 2004. – 472 s.
16.
Golubinskii A.A., Khitrov D.A., Chernenko D.A. Kharakteristika zemel'nykh ugodii gorodov Chernozem'ya kontsa XVIII – nachala XIX veka // Ezhegodnik po agrarnoi istorii Vostochnoi Evropy. 2012. M.: Bryansk, 2012. S 191-202.
17.
Chernenko D.A., Golubinskii A.A., Khitrov D.A. Goroda Nechernozemnogo tsentra Rossii v materialakh General'nogo mezhevaniya // Rus', Rossiya: Srednevekov'e i Novoe vremya. Vtorye chteniya pamyati akad. RAN L.V.Milova. Materialy k mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. M., 2011. S. 259-264.
18.
Goroda Rossiiskoi imperii v materialakh General'nogo mezhevaniya: Tsentral'naya Rossiya / Sost. Chernenko D. A., Golubinskii A. A., Khitrov D. A. Tula: Akvarius, 2016. 760 s.
19.
Ekonomicheskie primechaniya k General'nomu mezhevaniyu. // RGADA. F. 1355. Op. 1. Belozersk (D. 854, l. 2); Borovichi (D. 858, l. 4); Valdai (D. 861, l. 1); Velikie Luki (D. 1166, l. 1-3); Velikii Ustyug (D. 86, l. 11); Vel'sk (D. 94, l. 2); Vologda (D. 102, l. 1-5); Vytegra (D. 884, l. 4); Gryazovets (D. 111, l. 2); Kadnikov (D. 122, l. 2); Kem' (D. 891, l. 11); Kirillov (D. 865, l. 16); Krasnoborsk (D. 130, l.1); Kresttsy (D. 868, l. 15); Lal'sk (D. 138, l. 3); Nikol'sk (D. 147, l. 8); Novgorod (D. 870, l. 22); Novorzhev (D. 1169, l. 1-2); Olonets (D. 911, l. 2); Opochka (D. 1174, l. 2-3); Ostrov (D. 1180, l. 367); Petrozavodsk (D. 915, l. 6); Pechery (D. 1184, l. 131); Porkhov (D. 1188, l. 2-3); Pskov (D. 1193, l. 59-60); Pudoga (D. 923, l. 2); Sol'vychegodsk (D. 158, l. 2); Staraya Rusa (D. 873, l. 12); Tikhvin (D. 874, l. 3); Toropets (D. 1199, l. 4); Tot'ma (D. 171, l. 2-3); Ust'-Sysol'sk (D. 176, l. 8); Ustyuzhna (D. 875, l. 2); Kholm (D. 1201, l. 2-3); Cherepovets (D. 879, l. 2); Yarensk (D. 187, l. 3).
20.
Khitrov D.A., Chernenko D.A., Golubinskii A.A., Pakhunov S.N., Krasikov A.N., Zhukov V.D., Khatskevich M.V., Yafarova M.R., Kalinin M.V., Kulagina M.V. Materialy dlya elektronnogo atlasa Rossii XVII-XVIII vv. URL: http://www.hist.msu.ru/Departments/RusHis19/maps/maps.html.
21.
Golubinskii A.A., Khitrov D.A., Chernenko D.A. Itogovye materialy General'nogo mezhevaniya: O vozmozhnostyakh obobshcheniya i analiza // Vestnik MGU. Seriya Istoriya. 2011. № 3. S. 35-51.
22.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Sobranie pervoe. Kniga chertezhei i risunkov. Plany gorodov. SPb.: Tipografiya 2 Otdeleniya Sobstvennoi E. I. V. Kantselyarii 1839. 416 s.
23.
Khitrov D. A., Golubinskii A. A., Chernenko D. A. Uezdnyi gorod: Pereplanirovka. Peremeny v Kaluzhskoi gubernii pri Ekaterine II // Rodina. 2014. № 10. S. 52–56.
24.
Chernenko D. A., Golubinskii A. A., Khitrov D. A. Gradostroitel'naya reforma Ekateriny II v Nizhegorodskoi gubernii // Rodina. 2014. № 2. S. 29–32.
25.
Chernenko D. A., Golubinskii A. A., Khitrov D. A. Za neimeniem kazennogo stroeniya… Dolgii put' k professional'noi politsii posle gubernskoi reformy 1775 g. // Rodina. 2012. № 11. S. 23-27.
26.
Golubinskii A. A., Khitrov D. A., Chernenko D. A. Mezhevye plany gorodov Voronezhskoi gubernii: K istorii gradostroitel'noi politiki pravitel'stva Ekateriny II // Gosudarstvo i obshchestvo: vzaimodeistvie i protivostoyanie. Materialy Sed'moi regional'noi nauchnoi konferentsii. Voronezh, 4 fevralya 2013 g. Voronezh, 2013. S. 54-57.
27.
Golubinskii A. A., Khitrov D. A., Chernenko D. A. Torgovaya infrastruktura i kupechestvo v dokumentakh planirovki gorodov Orlovskoi i Kurskoi gubernii // Torgovlya, kupechestvo i tamozhennoe delo v Rossii v XVI-XIX vv. Sbornik materialov Tret'ei mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. T. 1. Kolomna, 2014.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья посвящена интерпретации сведений генерального межевания о жилой застройке городов. История и специфика развития российских городов давно стала объектом внимания исследователей. Статья вносит свой вклад в это направление отечественной историографии. Основное отличие работы от большинства подобных исследований заключается в использовании геоинформационных технологий и статистических методов для получения новых результатов. Статья базируется на прочном историографическом и источниковом фундаменте, однако, основное внимание здесь сосредоточено на анализе пространственных закономерностей развития городов. Актуальность статьи заключается прежде всего в обращении к проблемам исторической урбанистики (городоведения). Второй момент связан с обращением автора к становящемуся чрезвычайно распространенным использованию геоинформационных технологий, которые при работе с рассматриваемым в статье источниковым материалом формируют достаточно серьезную специфику. Научная новизна работы определяется стремлением автора повысить информационную отдачу уже известных источников за счет применения новых подходов и формирования новых исследовательских методик. В данном случае это средства и возможности геоинформационных систем. Путем пространственного анализа удалось сделать принципиально новые наблюдения и выводы. Хотя статья не структурирована выделением разделов, ее логика понятна и адекватна. Статья начинается с постановки общей проблемы о развитии русских городов, затем автор переходит к общим моментам и особенностям их планировки и застройки. Так, средние размеры городского подворья были в большинстве случаев больше, чем сельского. Для анализа взаимосвязи показателей жилой застройки и других параметров хозяйственного развития автор использует корреляционный анализ. делается вывод о сложном характере разделения населенных и ненаселенных земель. Статья написана хорошим научным языком и не представляет сложностей для восприятия ее любыми категориями читателей. Статья снабжена обширной библиографией с указанием как на основные исторические работы по теме, так и на используемые источники, а также на ряд электронных ресурсов. В статье отсутствуют прямые дискуссии с другими авторами, поскольку рассматриваются, главным образом, достаточно узкие и специфические проблемы. Статья имеет сравнительно небольшой объем, однако, те конкретные задачи, которые в ней поставлены, решены. Она, безусловно, вызовет определенный научный интерес. Вместе с тем рекомендовать ее к печати можно только после устранения некоторых недостатков в оформлении, которые сводятся к следующим моментам: 1. Сноски на литературу нумеруются в том порядке, как они появляются в статье, соответственно, библиография формируется не по алфавиту, а по порядку ссылок на нее. 2. Следует убрать примечания из текста статьи. Что касается первого из них, связанного со ссылкой на поддержку РФФИ, то для этого есть специальное поле при загрузке статьи. Благодарность можно оставить в конце текста статьи как часть самого текста, без сноски. 3. Название статьи хотелось бы видеть более соответствующим рассмотренным проблемам, без акцента на «первые результаты исследования». После устранения недостатков статья может быть опубликована.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"