Статья 'Межрегиональные расчеты Орловского коммерческого банка во второй половине XIX в.: сетевой анализ' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Межрегиональные расчеты Орловского коммерческого банка во второй половине XIX в.: сетевой анализ

Саломатина Софья Александровна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра исторической информатики, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, Исторический факультет

119192, Россия, г. Москва, Ломоновский проспект, д. 27, корп. 4, оф. Г423

Salomatina Sofya

PhD in History

Associate Professor, Section of Historical Informatics, History Department, Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, Lomonovskii prospekt, d. 27, korp. 4, of. G423

ssalomatina@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Гарскова Ирина Марковна

доктор исторических наук

доцент, кафедра исторической информатики, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова (МГУ), Исторический факультет

119192, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 7, корп. 4, оф. Г423

Garskova Irina Markovna

Doctor of History

Associate professor, Department of Hisotical Information Science, History Faculty, Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, Lomonosovskii prospekt, d. 7, korp. 4, of. G423

irina.garskova@gmail.com
Валетов Тимур Якубович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра исторической информатики, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова (МГУ), Исторический факультет

119192, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4, оф. Г423

Valetov Timur Yakubovich

PhD in History

Associate professor, Department of Historical Information Science, History Faculty, Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, Lomonosovskii prospekt, d. 27, korp. 4, of. G423

valetov@gmail.com

DOI:

10.7256/2585-7797.2019.4.31020

Дата направления статьи в редакцию:

10-10-2019


Дата публикации:

20-12-2019


Аннотация.

Статья представляет собой опыт изучения товарно-денежных потоков Центрального Черноземья во второй половине XIX в., для этого методы сетевого и геоинформационного анализа применяются к статистике межрегиональных платежей Орловского коммерческого банка за 1874–1901 гг. Эти статистические данные характеризуют, во-первых, расчеты клиентов банка, связанные с продажами товаров в другие регионы (расчеты по кредитам под залог товаров и по учету векселей), и, во-вторых, расчеты клиентов банка по покупкам товаров из других регионов (переводы с указанием мест, на которые они выписаны). Сетевая структура и география товарно-денежных потоков детально проанализированы на трех временных срезах: 1874 г., начальный период, экономически благоприятный для Центрального Черноземья; 1885 г., в период экономического кризиса в этом районе; 1901 г. последний год публикации статистических данных такого типа. В статье делается вывод о том, что товарно-денежные потоки Центрального Черноземья, которые обслуживал Орловский коммерческий банк, были ориентированы на вывоз товаров в западном направлении по железным дорогам, сначала на Ригу и Кенигсберг, а к 1901 г. — в направлении большого числа населенных пунктов в западных регионах и по западной границе Российской империи, находившихся на железнодорожных путях. Товарно-денежные потоки в противоположном направлении, связанные с ввозом товаров в Центральное Черноземье, шли из всех основных торгово-промышленных центров Российской империи. Такая модель товарообмена хорошо соотносится с сельскохозяйственной специализацией Центрального Черноземья.

Ключевые слова: акционерные коммерческие банки, межрегиональные расчеты, товарно-денежные потоки, торговля сельскохозяйственной продукцией, сельское хозяйство, Российская империя, Центрально-черноземный район, статистический анализ, сетевой анализ, геоинформационный анализ

Проект РФФИ № 18-09-00732 «Роль коммерческих банков и железных дорог в развитии торговли сельскохозяйственными товарами в России во второй половине XIX в. (по статистическим и картографическим источникам Центрально-Черноземного района)». Авторы статьи выражают благодарность В. Я. Ивакину за работу по оцифровке данных.

Abstract.

The article studies commodity-money flows in the Central Black Earth Region in the second half of the 19th century. To do this Network and geoinformation analysis are applied to the statistics of interregional payments of the Oryol Commercial Bank in 1874–1901. These statistics characterize, firstly, bank clients’ payments related to commodity sales to other regions (goods secured loan payments and bill discounting payments) and, secondly, clients’ payments for goods from other regions (transfers with locations stated). The network structure and geography of these commodity-money flows were analyzed in detail at three time points: 1874, the initial period, economically favorable for the region; 1885, the economic crisis in the area; and 1901, the last year when such payment statistics were published. The article concludes that commodity-money flows of the Central Black Earth Region served by the Oryol Commercial Bank were directed towards westward commodity railway exports. Initially it was Riga and Koenigsberg and by 1901 - many other settlements in western regions and along the western border of the Russian Empire near the railway. Backward commodity-money flows related to the import of goods into the Central Black Earth Region came from all the principal commercial and industrial centers of the Russian Empire. Such a commodity exchange model correlates well with the agricultural specificity of the Central Black Earth Region.

Keywords:

Black Earth Region, Russian Empire, agriculture, agricultural trade, commodity-money flows, interregional payments, joint-stock commercial banks, statistical analysis, network analysis, geoinformation analysis

Акционерные коммерческие банки XIX в. изучаются в основном с точки зрения их связей с промышленностью и рынками капиталов, в аспекте их вклада в индустриализацию. В то же время практически не изучен вопрос о роли банков в обслуживании торговли сельскохозяйственной продукцией, в то время как сельское хозяйство было ведущей отраслью экономики Российской империи.

Этот пробел можно восполнить, если обратиться к источникам, связанным с Орловским коммерческим банком, который действовал в аграрных губерниях Центральной России в 1872–1908 гг. Банк входил в группу предприятий Л. С. Полякова, которая попала в тяжелое положение в 1901 г. и была санирована Государственным банком Российской империи. Из остатков поляковских банков, включая орловский, в 1908 г. был образован Соединенный банк с правлением в Москве.

Архив Орловского коммерческого банка не сохранился, однако в нашем распоряжении есть уникальная коллекция статистических данных из его опубликованных годовых отчетов за период 1874–1901 гг. Это данные о межрегиональных расчетах банка по кредитам под залог товаров, по векселям и по переводам, выписанным на разные города.

Поскольку денежные потоки являются следствием движения товаров и услуг, их анализ дает ценную информацию о специфике деятельности банка. Платежи клиентов банка можно представить в виде сети типа «звезда», когда из банка деньги уходят в другие населенные пункты или из этих мест денежные потоки направлены банк.

Особенностью визуализации сетей, которые можно построить по данным о банковских платежных потоках, является возможность расположить узлы сети (населенные пункты) на географической карте, и таким образом сетевой анализ становится еще и пространственным. В нашей работе данные о банковских платежах проанализированы методами сетевого анализа с учетом географических координат каждого населенного пункта. Такая методика, сочетающая сетевой и пространственный анализ, еще не использовалась в нашей экономической истории.

Если посмотреть на историографию нашего исследования шире, то об обслуживании дореволюционными коммерческими банками оптовой торговли есть несколько точек зрения. До революции З. С. Каценеленбаум и И. И. Левин проанализировали эту тему в правовом и институциональном аспекте, причем для 1910-х гг., отметив важный вклад банков в модернизацию отрасли [4] [6]. И. Ф. Гиндин, наоборот, подчеркивал архаичные черты в банковских практиках в этой области, несмотря на заметный прогресс [2, c. 262–283]. Т. М. Китанина показала в целом пока еще слабое участие банков в хлебной торговле в конце XIX в. [5, c. 81–85]. Ю. А. Петров впервые наметил тему участия банков Поляковской группы в хлебном экспорте в 1890-х гг. [10, c. 48–56, 85–99, 132–140]. В статье С.А. Саломатиной эта тема получает дальнейшее развитие, причем особо отмечается большой потенциал еще слабо тогда изученных материалов Орловского коммерческого банка [13, c. 166–170]. Таким образом, исследование, проведенное на принципиально новых источниках, способно скорректировать наши представления об участии банков в обслуживании торговли.

Это исследование организовано следующим образом. Первый раздел посвящен Орловскому коммерческому банку в географическом аспекте с учетом возможностей, которые открывались в регионе его деятельности в связи с развитием железнодорожного и водного транспорта. Второй раздел объясняет экономический смысл платежей, информация о которых содержится в отчетах банка. Третий раздел посвящен анализу общей динамики развития платежей банка за период с 1874 по 1901 гг. В четвертом разделе представлены результаты сетевого анализа платежных потоков банковских операций. После текста статьи помещены приложения с исходными данными для построения сетевых графов.

Таким образом, это исследование апробирует новые статистические источники, для анализа которых специально адаптируются хорошо известные методы сетевого и пространственного анализа, что в итоге позволяет через статистику межрегиональных платежей ответить на вопрос о характере движения товарно-денежных потоков в Центральной России, что, в свою очередь, позволяет делать выводы об экономическом развитии отдельных регионов Российской империи, что может уточнить наши представления об экономической истории страны в целом.

Орловский коммерческий банк в географическом аспекте

Орловский коммерческий банк — сложный объект изучения с точки зрения географии, потому что, начав как банк Орловской губернии, в 1890-е гг. он вырастает до уровня крупного межрегионального банка Европейской России. Развитие банка шло вслед за расширением железнодорожной сети. Подразделения банка, железнодорожная сеть и основные речные пути в Европейской России представлены на двух картах, подготовленных в геоинформационной системе, на 1874 и 1901 гг. (рисунки 1 и 2), т. е. на первый и последний год публикации платежной статистики, анализируемой в этой работе. На карте отмечены три вида населенных пунктов: во-первых, где находились подразделения банка; во-вторых, с которым у банка были экономические связи в большом объеме, анализируемые в следующем разделе работы; в-третьих, важные железнодорожные станции в Центральном Черноземье, не относящиеся к территории деятельности Орловского коммерческого банка, что позволяет представить основные каналы движения товарных потоков в обход Орловской губернии.

До 1890 г. территория действий банка была ограничена Орловской губернией: правление в Орле и отделения в Ельце, Брянске и Ливнах. С точки зрения железнодорожной сети, не входя в детали, все подразделения банка в этот период находились на магистральном направлении с востока на запад от Царицына на Ригу через крупные железнодорожные узлы в Смоленске и Динабурге (в морской порт в Либаве, в Вильну и далее в Польшу и Германию). В нашем исследовании это направление называется «Рижско-Орловским».

Важно отметить, что Орловская губерния не была главным направлением для подвоза товаров к Москве с востока, этот поток шел через Рязань, Ряжск, Козлов и Грязи, последняя станция являлась так же важным узлом на направлении Рига — Царицын.

Направление с севера на юг представлено в Орловской губернии Московско-Курской железной дорогой от Москвы через Тулу и Орел на Курск, откуда открывалось направление на Харьков и далее на юг на Екатеринослав, в Крым и Ростов-на-Дону.

Водный транспорт не имел большого значения для Орловской губернии, и был фактически вытеснен железными дорогами во второй половине XIX в. Тем не менее, Орел расположен в верховьях Оки (Волжский бассейн), откуда был возможен речной сплав. Десна в районе Брянска вполне судоходна (Днепровский бассейн). На востоке Орловской губернии находились еще не судоходные верховья Дона.

1

Рисунок 1. Подразделения Орловского коммерческого банка, железные дороги и водные пути в 1874 г.

Примечание: красным цветом отмечены населенные пункты, где есть подразделения Орловского коммерческого банка, черным цветом — населенные пункты, с которыми у банка есть операции в значительном объеме, зеленым цветом — важные населенные пункты на железных дорогах к востоку от территории деятельности банка, через которые идет товаропоток на Москву.

С 1890 г. сеть отделений банка начинается расти, и в 1901 г. у банка уже 22 подразделения в 12 губерниях в центре, на юге и на западе Европейской России.

С учетом разросшейся железнодорожной сети, можно сказать, что банк открыл новые отделения на стратегических направлениях товаропотоков, идущих в обход Орловской губернии на востоке от нее, на юге и на западе.

В итоге, кроме Рижско-Орловской магистрали, в область деятельности банка вошли точки подвоза на направлении с востока на Москву через Тамбов, Козлов и Рязань (отделения в Тамбове и Кирсанове). Значительная часть вывоза на запад теперь шла по условному Либаво-Роменскому магистральному направлению, объединявшему сеть железных дорог, расположенных южнее Рижско-Орловского направления. В этой зоне были расположены отделения в Ковно, Вильне, Орше, Бобруйске, Гомеле, Новозыбкове, Стародубе. Как будет понятно из дальнейшего анализа, на это направление работали и отделения, расположенные в южных губерниях (Ахтырка, Елизаветград, Кременчуг, Полтава, Сумы, Черкассы).

В списке новых отделений банка был также Херсон — морской и речной порт Днепровского бассейна, где не было железной дороги в изучаемый период. К этому же бассейну относятся судоходные участки Днепра в Кременчуге и Орше и на реках Днепровского бассейна Березине (Бобруйск) и Соже (Гомель). Судоходные участки по Неману есть районе Ковно, но это не очень существенно, потому что сеть отделений банка на западе империи была явно сформирована для обслуживания товаропотоков по железным дорогам.

Таким образом, транспортную инфраструктуру в районах деятельности Орловского коммерческого банка, а также его географическое расширение в 1890-е гг. необходимо учитывать при анализе статистики платежей.

2

Рисунок 2. Подразделения Орловского коммерческого банка, железные дороги и водные пути в 1901 г.

Примечание: красным цветом отмечены населенные пункты, где есть подразделения Орловского коммерческого банка, черным цветом — населенные пункты, с которыми у банка есть операции в значительном объеме.

Статистика межрегиональных расчетов Орловского коммерческого банка

Банковская статистика, используемая в данном исследовании, отражает межрегиональные платежи. Однако эти денежные потоки интересны не сами по себе, а как следствие товарных потоков. Как известно, товар идет от продавца к покупателю, а деньги от покупателя к продавцу, поэтому денежный поток противонаправлен товарному. Понятие «товарно-денежный поток» также хорошо подходит для описываемого явления, потому что фиксирует оба направления движения, подразумеваемое в этих операциях. Функции банка — разными способами облегчать для своих клиентов движение денежного потока, чтобы это помогало движению товарного потока. Поэтому для эффективного анализа платежных потоков Орловского коммерческого банка на них стоит посмотреть, как на «зеркало» товарных потоков, являвшихся следствием экономической ситуации в районе деятельности банка.

В годовых отчетах Орловского коммерческого банка за 1874–1901 гг. есть три вида статистики межрегиональных расчетов. Рассмотрим каждый их них подробно [9].

Первая отчетная форма — это ежегодная «Ведомость о ссудах под товары (и авансах под представленные на комиссию железнодорожные квитанции) с показанием мест назначения и выкупа товаров». По сути, это данные о вывозе товаров из региона деятельности банка, с указанием суммы кредита за год под конкретный вид товара, выкупленный в конкретном месте. За весь период с 1874 по 1901 гг. в базе данных 10 800 таких записей.

В самом общем виде смысл банковского кредита под залог товара на складе или в пути на железной дороге в том, чтобы владелец товара получил от банка деньги до того, как он продаст товар. Эта операция дает владельцу товара свободные средства до того, как поступят платежи именно за эту партию товара. Поскольку товарные операции идут потоком (одна партия товара за другой), товарный кредит — это важное средство поддержания скорости товарного потока.

Особо стоит отметить виды товаров, под которые выдавался кредит в Орловском коммерческом банке. Из этих данных следует, что банк специализировался именно на обслуживании торговли сельскохозяйственной продукцией. В процессе нашего исследования товары были объединены в группы. Самой значительной по объему операций была группа «Зерновые и мука» (пшеница, рожь, ячмень, овес, гречиха и гречневая крупа, пшено и просо, горох, чечевица, кукуруза, мука пшеничная, ржаная, гречневая, солод и отруби). Товарная группа «Масло, семя, выжимки» включала продукцию из масличных семян льна, конопли, подсолнечника, мака, аниса, сурепицы. Стоит отметить, что переработка конопли была специализацией северо-западных уездов Орловской губернии. К категории «Волокнистые вещества» относились холст, мешки, кули, тряпье, рогожа, дерюга, сукно, а также пенька, пряжа, пакля, прутцы, бичева. «Животные вещества» включали кость, кожи (в том числе выделанные — юфть), щетину, конский волос, шерсть, а также сало, воск и мед. В отдельных группах учтены металлические изделия и лесной материал, и еще одна группа включала разный бакалейный и мануфактурный товар, спирт, табак, спички.

Продукция сельского хозяйства, в широком смысле, т. е. зерновые, масличные, волокнистые и животные вещества — это более 95% товарных операций банка до 1895 г. включительно, но и в 1896–1901 гг. эта доля остается очень высокой — 88,2–94,6%. Товарная группа «Зерновые и мука» составляла 80–90% в операциях банка до 1890-х гг., а затем ее доля сократилась до 53,7–56,0% в 1900–1901 гг., за счет большего разнообразия продаваемой сельскохозяйственной продукции, т. е. за счет увеличения групп «Масло, семя, выжимки», «Животные вещества» и «Волокнистые вещества». Увеличение разнообразия товарной сельскохозяйственной продукции в конце XIX в. отмечено в научных работах [7, c. 178] [3, c. 135–152].

Вторая отчетная форма, или еще один денежный поток в статистике банка, — это учет векселей (таблица «Ведомость об учтенных векселях в … году с обозначением места платежа по ним»). Условно этот тоже товарный поток из региона деятельности банка, что требует специального комментария.

Учет векселей — это главная кредитная операция эпохи, в этом случае подразумевается ситуация, когда покупатель забрал товар у продавца и расплатился не деньгами, а векселем, т. е. долговой распиской на определенный срок. Если через какое-то время продавец товара продавал вексель банку за сумму, пониженную на размер учетного процента (т. е. учитывал вексель в банке), то он получал свободные средства, а покупатель, когда придет срок, должен был покрыть долг по векселю банку. Функция банка здесь та же, что и при товарном кредите: продавец товара получал свободные средства раньше, чем товар был продан, что позволяло поддерживать необходимую скорость товарного потока. В то же время заметная часть векселей XIX в. была «отделена» от товарных сделок и представляла собой кредит на доверии банка кредитоспособности своих клиентов-предпринимателей: векселедателя и предъявителя векселя в банк к учету. Однако это замечание о нетоварном характере многих векселей XIX в. не меняет сути вексельной операции: свободные средства можно было получить раньше, чем это было возможно в рамках бизнес-цикла клиентов банка.

Подавляющее большинство учтенных векселей — это кредит выданный и оплаченный там, где действует подразделение банка. Местный учет можно условно рассматривать как формирование товарных партий, как закупку товаров оптовиками и продажу производителями. Небольшая часть учтенных векселей посылается для оплаты в другие населенные пункты, что означает, что где-то там, скорее всего, находится головной офис векселедателя и туда был направлен товар.

Важный вопрос — какая доля векселей, учтенных банком, в разной форме была связана с торговлей сельскохозяйственной продукцией, а какая — с другими товарами, прежде всего, с промышленными. К сожалению, на этот вопрос можно дать только очень примерный ответ. Необходимых данных по Орловскому коммерческому банку не сохранилось. Однако в нашем распоряжении есть клиентские записи Орловского отделения Государственного банка Российской империи, относящиеся к 1895 г. В теории, эти два банка близки по типу кредитных операций и клиентской базе. По данным Орловского отделения Госбанка, клиентура по учету векселей, связанная с производством и продажей сельскохозяйственной продукции, составляла 50% от всей клиентуры по этой операции (в данном случае имеется в виду объемы выданных кредитов) [12, л. 502об.].

В итоге сельскохозяйственная компонента в статистике межрегиональных платежей Орловского коммерческого банка составляла в разные годы примерно от 60 до 83% от всей суммы учетной операции и товарных кредитов (в 1870-е гг. в среднем 70%, в 1880-е гг. — 77%, в 1890-е гг. — 66%). Сельскохозяйственная компонента в данном случае понимается как сумма кредитов под залог зерновых, масличных, животных и волокнистых товаров плюс 50% учетной операции. Даже при таких очень ограниченных возможностях, которые нам дает источниковая база, можно сделать вывод, что сельскохозяйственная компонента занимает преобладающую долю в наших данных.

В итоге, за 1874–1901 гг. в опубликованных материалах Орловского коммерческого банка 2 385 записей о сумме кредитов за год, расчеты по которым были произведены в конкретных населенных пунктах. С точки зрения товарного потока это два явления, которые нужно различать при анализе: во-первых, это, условно, место формирования товарной партии, если там находилось подразделение банка; во-вторых, это место, куда прибыла товарная партия, если подразделения банка там не было.

Третья отчетная форма — это таблица «Ведомость о выданных переводах Орловского коммерческого банка с указанием помесячного хода этой операции и городов, на которые выдавались переводы» (взяты только итоги за год по каждому населенному пункту, всего 2 229 записи). В данном случае это товарно-денежные потоки, противонаправленные потокам, возникавшим в связи с товарными кредитами и векселями. Переводы — это платежи за товары, купленные клиентами банка. Причем, в данном случае речь не только о сельскохозяйственных, а обо всех товарах, ввозившихся на территорию Центрального Черноземья при посредничестве Орловского коммерческого банка. Прежде всего это промышленные товары и импорт, как это будет ясно из дальнейшего анализа. В то же время переводы — это еще и простые переводы денег обывателями из одного города в другой. Такие «розничные» переводы учтены в этой статистике вместе с «оптовыми» товарными расчетами, которые здесь доминировали, что также будет видно по результатам анализа этих товарно-денежных потоков.

В итоге данные о товарных кредитах, векселях и переводах сведены в базу данных в формате Microsoft Access, в которой 15 414 записи по 497 населенным пунктам в России и 39 за рубежом. Продажи товаров клиентами банка отражены в статистике учета векселей и товарных кредитов. Покупки товаров клиентами банка зафиксированы в статистике переводов. Единицей учета в базе данных является годовой товарно-денежный поток, т. е. объем операций между банком и конкретным населенным пунктом за год. Методика дальнейшей работы с данными объясняется в следующем разделе.

Общая статистика товарно-денежных потоков

Для анализа товарно-денежных потоков в нашем случае достаточно взять только крупные потоки за отдельные годы, что доказывается в этом разделе.

Годовые объемы потоков с 1874 по 1901 гг. представлены в виде диаграмм: продажи товаров клиентами банка — на рисунках 3 и 4, покупки товаров — на рисунках 5 и 6. На рисунках 3 и 5 товарно-денежные потоки анализируются по числу населенных пунктов, с которыми был связан банк, при этом шкалы по оси Y на диаграммах выровнены. На рисунках 4 и 6 эти потоки представлены в денежном выражении, также при одинаковых шкалах по оси Y. Потоки ранжированы по размеру: более 500 тыс. руб., от 100 до 500 тыс. руб., от 50 до 100 тыс. руб. и менее 50 тыс. руб. Эти ранги разработаны в процессе предварительной работы с данными и позволяют эффективно «отсекать» мелкие потоки.

На всех рисунках заметна качественная разница платежной сети банка до 1890-х гг. и в 1890-е гг. Это не только территориальный рост банка, но и общий прогресс коммуникаций к концу XIX в. В 1874–1894 гг. товары вывозились в среднем в 36 населенных пунктов в год, а покупки делались в 53. В 1895–1901 гг. точек продаж уже в среднем 235 в год, а покупок чуть меньше — 160.

Усложнение платежной сети банка в 1890-е гг. происходило за счет роста числа мелких потоков, тогда как количество крупных потоков оставалось устойчиво небольшим, что свидетельствует о стабильности основных направлений торговли, или шире — экономических связей. Потоков, размером более 50 тыс. руб., всего 20–40 в год в период до 1890-х гг. и около 60 в год в конце 1890-х гг. На крупные потоки (более 50 тыс. руб.) приходится подавляющая часть всех операций, при этом абсолютно доминируют потоки объемом более 500 тыс. руб. В таблицах в приложениях указано, какую долю от всех потоков составляют потоки более 50 тыс. руб. в каждый исследуемый год, эта доля везде более 95% Таким образом, вполне достаточно анализа крупных товарно-денежных потоков для выявления основных направлений деятельности банка.

Отдельный вопрос — временные срезы, которыми можно ограничиться при анализе товарно-денежных потоков за 27 лет (с 1874 по 1901 гг.). На диаграммах, где представлены годовые объемы операций (рисунки 4 и 6), явно видна экономическая конъюнктура Орловской губернии, которая была неблагоприятной в 1880-е — начале 1890-х гг. По разным источникам известно, что губернию затронули: общемировое падение аграрных цен, ряд неурожаев, межрегиональная конкуренция аграрных производителей, в которой орловцы проигрывали, рост товарных потоков в обход губернии [11] [8] [1]. Неслучайно в 1890-е гг. банк начал экспансию на новые территории.

Трудности 1880-х гг. заметны и по нашим данным. Самое сильное падение продаж было в неурожай и кризис 1885–1886 гг. — до 8,5 млн руб. в среднем в год, тогда как в остальные 1880-е гг. продажи были на уровне примерно 13 млн руб. в год. Снижались продажи и в 1892–1893 гг. после неурожая 1891 г. — до 9,4 млн руб. в год. Покупки были на низком уровне всю вторую половину 1880-х гг. — в среднем по 4,2 млн руб. в год с 1885 по 1890 гг.

Таким образом, дальнейшая методика работы с данным о платежных потоках сводится к следующему. Во-первых, анализируются только потоки объемом более 50 тыс. руб. в год. Во-вторых, из 27 лет взяты только три временных среза: 1874 г. — первый год публикации банком статистики межрегиональных расчетов, что соответствует периоду начального роста банка при удовлетворительной экономической ситуации в Орловской губернии; 1885 г. — один из самых тяжелых годов в истории банка в XIX в., 1901 г. — последний год, за который доступна статистика платежей, когда можно подвести итоги роста банка в 1890-е гг. Для более детального анализа крупных потоков на трех временных срезах в следующем разделе применяется сетевой анализ.

3

Рисунок 3. Число населенных пунктов, в которые клиенты Орловского коммерческого банка продавали товары в 18741901 гг. (по объемам товарно-денежных потоков) *

* — Населенные пункты, указанные как места расчетов по векселям и выкупа товаров, под залог которых получены кредиты.

4

Рисунок 4. Продажи товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 18741901 гг. в млн руб. (по объемам товарно-денежных потоков) *

* — Населенные пункты, указанные как места расчетов по векселям и выкупа товаров, под залог которых получены кредиты.

5

Рисунок 5. Число населенных пунктов, в которых клиенты Орловского коммерческого банка закупали товары в 18741901 гг. (по объемам товарно-денежных потоков) *

* — Населенные пункты, на которые выписаны денежные переводы.

6

Рисунок 6. Продажи товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 18741901 гг. в млн руб. (по объемам товарно-денежных потоков) *

* — Населенные пункты, на которые выписаны денежные переводы.

Сетевой анализ

Сетевой анализ, который традиционно используется для изучения взаимодействия индивидуальных или коллективных субъектов, совместно участвующих в неких событиях или принадлежащих определенным группам, имеет, безусловно, хорошие перспективы в исторических исследованиях.

В данном исследовании при анализе товарно-денежных потоков субъектами (акторами) сетевого анализа являются населенные пункты, которые отправляют и получают товары или деньги, т. е. источниковые данные организованы таким образом, что позволяют строить т. н. матрицы смежности (матрицысвязей междуакторами). Это квадратные матрицы, строки и столбцы которых соответствуют населенным пунктам, на диагонали стоят нули, в остальных клетках — числа, обозначающие весасвязей, т. е. объемы товарно-денежных потоков. Для каждого временного среза мы имеем две несимметричные матрицы, отражающие связи между отдельными пунктами и банком относительно операций отправления и получения (данные для построения матриц смежности приведены в приложениях к статье).

На основе матрицысвязей строится визуализация сети в виде ориентированного графа (орграфа), представляющего собой совокупность вершин (узлов сети) и соединяющих их дуг — направленных связей между ними. Товарно-денежные потоки, которые формировал Орловский коммерческий банк, соответствуют сети типа «звезда» — максимально централизованному типу сети, где в центре находится банк и его филиалы, а остальные населенные пункты связаны с этим центром, но не друг с другом.

Визуализация сети в виде графа допускает разные варианты взаимного размещения узлов и расстояний между ними. Часто эта визуализация строится случайным образом, или на основе размещения узлов сети по кругу, или другим способом, в соответствии с дополнительными свойствами узлов (акторов сети). В данном исследовании нами используется программа сетевого анализа Ucinet, которая позволяет не только фиксировать связи между населенными пунктами и банком и интенсивность этих связей, т. е. выявлять роли отдельных пунктов в системе товарно-денежных потоков. Программа также дает возможность ввести в анализ дополнительные атрибуты пунктов, главными среди которых являются географические координаты, что позволяет «привязать» граф к карте и тем самым задает и взаимное расположение узлов сети и расстояния между ними. Следовательно, для интеграции геоинформационного и сетевого анализа необходима трансформация географических координат (точек на карте) в координаты точек на плоскости, которые используются в сетевом анализе для построения графа связей.

Для решения этой проблемы в данном случае географические координаты (широта и долгота) точек трансформировались в систему координат на плоскости путем линейного преобразования, исходя из принципа соответствия размера полноэкранного представления карты Европейской части Российской империи и размера полноэкранного представления сетевого графа.

Интеграция сетевого, геоинформационного и статистического анализа при изучении динамики, как показывают полученные в результате графы, представляет эффективный подход к изучению эволюции сети Орловского банка.

Сетевой анализ позволяет рассмотреть в деталях структуру и географию товарно-денежных потоков, обслуживаемых банком. Как было показано в предыдущем разделе, для изучения этого вопроса достаточно выбрать потоки размером более 50 тыс. руб. в год для трех лет — 1874, 1885 и 1901 гг., соответствующих началу, низшей точке и окончанию изучаемого периода. Для этих трех срезов построены сетевые графы, представленные на рисунках 7–12, на которых желтым цветом отмечены населенные пункты, где есть подразделение банка, а синим или красным — населенные пункты, с которыми банк ведет операции. Для каждого населенного пункта указан объем товарно-денежного потока в млн руб. (в формате X.XX). В приложениях опубликованы исходные данные для этих графов. Все процентные показатели в этом разделе рассчитаны относительно суммы товарно-денежных потоков по покупкам или по продажам, включенным в графы (т. е. по потокам более 50 тыс. руб. в год).

Продажи за 1874, 1885 и 1901 гг. изображены на рисунках 7, 8 и 9. Для этих графов важно отметить, что местные операции (в отделениях) всегда преобладали, составляя в разные годы примерно одинаковую долю в 6365% от всех продаж, несмотря на то что банк в 1901 г. сильно расширил территорию своей деятельности.

Граф продаж 1874 г. состоит всего из 15 узлов (рисунок 7 и приложение 1). Вывоз за пределы губернии структурирован следующим образом: на прямое железнодорожное сообщение между Орловской губернией и Ригой (через Динабург, Витебск, Смоленск) приходилось 56% товарно-денежного потока. Основным направлением здесь была Рига — 1,42 млн руб. в год. Еще 24% вывоза шло в Германию — 661,4 тыс. руб. на Кенигсберг и всего 62,1 тыс. руб. на Берлин. В сумме на все западные направления приходилось 80% вывоза. Еще 12% шло на Санкт-Петербург, а роль Москвы и южных направлений (Харьков, Екатеринослав, Одесса) была незначительной.

Что происходит с продажами в 1885 г., когда в Орловской губернии экономический кризис? В графе продаж 1885 г. узлов столько же, сколько и в относительно благоприятный 1874 г. — 15 (рисунок 8 и приложение 2). Общие объемы операций меньше, чем в 1874 г., но незначительно. Однако в 1885 г. «отпали» все южные направления, остались лишь западное (82%), петербургское и московское (в сумме 18%), т. е. платежная сеть «сжалась» и сохранила свои только самые важные фрагменты. Вывоз по Рижско-Орловскому направлению составлял 38% внешних потоков, или 1,1 млн руб. (на Ригу, Динабург, Полоцк и Могилев). В Могилеве в 1885 г. нет железной дороги, однако доступ из Орловской губернии возможен через Смоленск или Оршу и далее по Днепру.

На германском направлении сохранился только поток на Кенигсберг — 516,5 тыс. руб. (18% вывоза). Примерно столько же приходилось в сумме на Санкт-Петербург (285 тыс. руб.) и Москву (243,3 тыс. руб.). Поток на Варшаву составлял 306,4 тыс. руб. (11%.), причем раньше, в 1874 г., польское направление операций еще не превышало 50 тыс. руб.

Еще из нового — начинает формироваться более южное направление вывоза на запад, связанное с Либаво-Роменской и прилегающими к ней железными дорогами. Пока это направление на Либаву, Вильну и Минск брало на себя 15% вывоза (в сумме 445,1 тыс. руб.).

Судя по графу продаж 1901 г., платежная сеть банка стала существенно более обширной и плотной (рисунок 9 и приложение 3). Общий объем операций 1901 г. примерно в 5 раз больше, чем в 1880-е гг.

Если посмотреть на географию местных операций в 1901 г., т. е. в отделениях банка, то на старое Рижско-Орловское направление приходится уже всего лишь 15% всех товарно-денежных потоков (6,3 млн руб.). В 1901 г. лидировал южный кластер отделений (22%, 9,1 млн руб.), почти не отставал от него западный кластер (21%, 8,6 млн руб.). На Рязано-Уральскую железную дорогу (Тамбов и Кирсанов) и Калугу приходилось не более 6% (2,5 млн руб.). Остальной объем операций приходился на вывоз за пределы населенных пунктов, где находились отделения банка.

Однако даже при такой структуре филиальной сети доминирующим вывозным направлением всё равно оставалось западное (51% вывоза, 7,3 млн руб.). На запад были ориентированы: вывоз по Рижско-Орловскому (14%) и Либаво-Роменскому (13%) направлениям, в Германию (14%) и в Польшу (10%).

В населенные пункты, расположенные южнее Орловской губернии, приходилось 25% вывоза (3,6 млн руб.), при этом важно отметить, что вывоз в черноморские порты был незначительным по сравнению с перевозками на запад по железным дорогам, получается, что даже операции южного кластера отделений были ориентирован на запад.

Существенный товарно-денежный поток связывал клиентов Орловского коммерческого банка с Москвой (13% вывоза, 1,8 млн руб.) и Санкт-Петербургом (8%, 1,1 млн руб.). Доля центра и востока Европейской России во внешних продажах клиентов банка была ничтожной.

Покупки за 1874, 1885 и 1901 гг. — эти потоки представлены на графах на рисунках 10, 11, 12. Исходные данные для этих графов находятся в приложениях 4, 5, 6.

Графы покупок заметно отличаются от графов продаж. Во-первых, доля местных покупок была небольшой, всего 1417% в разные годы. Видимо, это переводы из одного отделения в другое. В основном клиенты банка покупали товары за пределами территории, на которой действовал банк.

Во-вторых, важную роль во всех графах покупок занимает ввоз в первую очередь из Москвы, затем из Санкт-Петербурга, а затем для каждого года немного в разной комбинации идет список ведущих торгово-промышленных центров страны, являвшихся еще и транспортными узлами (Рига, Либава, Варшава, Лодзь, Киев, Харьков, Одесса, Ростов-на-Дону, Таганрог, Нижний Новгород). Такой перечень узлов графов свидетельствует о том, что в район деятельности банка товары шли со всех важных рынков страны.

В-третьих, на всех графах покупок присутствуют центры продажи и транспортировки сельскохозяйственной продукции, расположенные на юго-востоке и востоке Европейской России (Астрахань, Саратов, Царицын), а также в Центральном Черноземье (Воронеж, Курск, Тула), т. е. банк действовал не только в зоне вывоза сельскохозяйственной продукции из Центральной России на запад, но и в зоне перераспределения товарных потоков, идущих с востока.

Граф покупок 1874 г. состоит из 18 узлов (рисунок 10 и приложение 4). Наибольший объем ввоза шел из Москвы (39%, 1,2 млн руб.), затем из Санкт-Петербурга (13%, 428,7 тыс. руб.), что в сумме составляло 52% всех покупок. Далее по размеру шли товарные потоки с запада (Рига, Либава), с юга (Киев, Харьков, Ростов-на-Дону, Таганрог), с юго-востока (Царицын, Астрахань), а также из городов Центрального Черноземья (Тула, Курск, Воронеж). Стоит обратить внимание, что на графе нет Одессы — ведущего черноморского порта, потому ввоз оттуда еще не превышал 50 тыс. руб.

Граф покупок 1885 г. включает 21 узел (рисунок 11 и приложение 5). 55% покупок было сделано в Москве и Санкт-Петербурге (примерно по 1 млн руб.), дальше в сопоставимых объемах покупки делались в крупных торгово-промышленных центрах. В 1885 г. к списку таких городов добавляется Варшава (вместо Либавы), Одесса, и на востоке — Саратов и Оренбург.

В граф покупок 1901 г. вошло намного больше узлов — 68 (рисунок 12 и приложение 6). Лидирующим направлением закупок оставалась Москва — 7,7 млн руб. (22% ввоза извне на территорию деятельности банка), на Санкт-Петербург приходилось 4,5 млн руб. (13%). На юге основной поток шел из Харькова (3,4 млн руб.), Киева (3,3 млн руб.), Одессы (1,8 млн руб.), в меньше степени — из Екатеринослава (878,7 тыс. руб.), Николаева (400,5 тыс. руб.) и других населенных пунктов (см. приложение 6).

В товарно-денежных потоках с запада лидировали Варшава (2,2 млн руб.), Лодзь (1,1 тыс. руб.), Рига (786,8 тыс. руб.), с востока и юго-востока — Царицын (999,8 тыс. руб.), Саратов (713,9 тыс. руб.), Астрахань (530,5 тыс. руб.). Связи с Нижним Новгородом и его ярмаркой были не очень сильные — всего 346,2 тыс. руб. Переводы в губернские города Центрального Черноземья составляли 320250 тыс. руб. в год.

Таким образом, сетевой анализ позволяет увидеть смысл в географии товарных потоков, когда банк, действуя в аграрном регионе, участвует в вывозе продукции на запад и в закупке товаров, необходимых для региона, на всех крупных рынках страны. При этом значительный рост банка произошел не за счет диверсификации операций в Орловской губернии, а за счет расширения на новые территории, выгодные с точки зрения традиционной для банка модели операций.

7

Рисунок 7. Продажи товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1874 г.
(направления товарных потоков)

Примечание. Узлы, обозначенные желтым цветом, — это подразделения Орловского коммерческого банка, или местные продажи товаров. Узлы, обозначенные синим цветом, — это пункты, в которые вывозился товар с территории деятельности банка.

8

Рисунок 8. Продажи товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1885 г.
(направления товарных потоков)

Примечание. Узлы, обозначенные желтым цветом, — это подразделения Орловского коммерческого банка, или местные продажи товаров. Узлы, обозначенные синим цветом, — это пункты, в которые вывозился товар с территории деятельности банка.

9

Рисунок 9. Продажи товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1901 г.
(направления товарных потоков)

Примечание. Узлы, обозначенные желтым цветом, — это подразделения Орловского коммерческого банка, или местные продажи товаров. Узлы, обозначенные синим цветом, — это пункты, в которые вывозился товар с территории деятельности банка.

10

Рисунок 10. Покупки товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1874 г.
(направления товарных потоков)

Примечание. Узлы, обозначенные желтым цветом, — это подразделения Орловского коммерческого банка, или местные покупки товаров. Узлы, обозначенные красным цветом, — это пункты, из которых привозился товар на территорию деятельности банка.

11

Рисунок 11. Покупки товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1885 г.
(направления товарных потоков)

Примечание. Узлы, обозначенные желтым цветом, — это подразделения Орловского коммерческого банка, или местные покупки товаров. Узлы, обозначенные красным цветом, — это пункты, из которых привозился товар на территорию деятельности банка.

12

Рисунок 12. Покупки товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1901 г.
(направления товарных потоков)

Примечание. Узлы, обозначенные желтым цветом, — это подразделения Орловского коммерческого банка, или местные покупки товаров. Узлы, обозначенные красным цветом, — это пункты, из которых привозился товар на территорию деятельности банка.

Заключение

Анализ географии платежей, связанных с обслуживанием товарных потоков, которые формировали клиенты Орловского коммерческого банка, позволяет сделать ряд важных выводов о специфике как операций самого банка, так и экономических процессов, наблюдавшихся в экономике Центральной России в конце XIX в.

Товарно-денежные потоки, связанные с вывозом товаров, которые обслуживал банк, были ориентированы, в первую очередь, на запад. Изначально банк действовал в Орловской губернии вокруг железных дорог на Ригу (Рижско-Орловское направление) и на Германию (на Кенигсберг). Это направление сохранялось даже при плохой экономической ситуации в Орловской губернии в середине 1880-х гг., уменьшались лишь объемы операций. В 1880-е гг. постепенно сформировалось еще одно вывозное направление банка, южнее Рижско-Орловского, вокруг Либаво-Роменской и прилегающих к ней железных дорог. В 1880-е гг. становится заметным польское направление операций.

Южное направление вывоза, в ведущие черноморские порты, всегда было слабым в операциях банка по сравнению с вывозом на запад. Ситуацию не изменила даже появившаяся в 1890-е гг. сеть отделений банка в южных губерниях — они всё равно работали на западный вывоз по железным дорогам. Вывоза из региона деятельности банка в восточном, юго-восточном, северо-восточном направлениях фактически не было.

Операции, связанные с обслуживанием продаж именно сельскохозяйственных товаров, по нашим оценкам, составляли крупнейшую долю в операциях банка. В 1874 г. — 66%, в 1885 г. — 68%, в 1901 г. — 61% операций по учету векселей и кредитам под залог товаров (это примерный расчет, в пределах доступной источниковой базы).

Рост банка с заметной специализацией на обслуживании вывоза аграрной продукции шел не по линии углубления операций в Центральном Черноземье, а за счет расширения филиальной сети на новые аграрные регионы на юге и на западе Европейской России, что косвенно указывает на ограниченные возможности роста такой модели банка в экономической ситуации в Центральном Черноземье в конце XIX в.

В отличие от продаж, география покупок товаров, обслуживаемых Орловским коммерческим банком, не имела такой выраженной концентрации в одном направлении и не была тесно связана с сельским хозяйством. Товары везли из ведущих торгово-промышленных центров страны, прежде всего из Москвы, затем из Санкт-Петербурга, а также из Варшавы, Киева, Либавы, Лодзи, Нижнего Новгорода, Одессы, Риги, Ростова-на-Дону, Таганрога, Харькова. Заметную роль в закупках клиентов Орловского коммерческого банка играли региональные центры продажи и транспортировки товаров с востока и юго-востока, где доля сельскохозяйственной продукции могла быть существенной — Астрахань, Царицын, Саратов. Заметны такие закупки и в крупных городах Центрального Черноземья (Воронеж, Курск, Тула). Взрывной рост операций 1890-х гг. усилил все эти направления покупок, диверсифицировал их, расширил их географию, но не привел к доминированию одного направления, как это было с западным направлением продаж.

Таким образом, у Орловского коммерческого банка, действовавшего в аграрных губерниях, было ярко выраженное, устойчивое западное направление операций, связанное с обслуживанием вывоза товаров, что хорошо соотносится с предположением об аграрной компоненте в операциях банка. В неблагоприятные годы эти вывозные потоки сокращались, уменьшалось их разнообразие, в годы экономического роста, наоборот, потоки расширялись и диверсифицировались.

В то же время, направления, связанные с покупкой товаров клиентами банка, были распределены между столицами, общероссийскими торгово-промышленными центрами, региональными центрами торговли сельскохозяйственной продукцией, приходившей с востока и юго-востока России, а также в Центральном Черноземье. Такая структура платежей хорошо соответствует двум предположениям: во-первых, аграрный регион закупал товары по всей стране, и, во-вторых, участвовал в перепродажах товаров и формировании товарных партий, которые затем отправлялись на запад.

Таким образом, сетевой анализ в сочетании с пространственным позволяет визуализировать и структурировать информацию о платежах, которые сами по себе являются индикатором экономических процессов, происходящих в регионе деятельности банка. В итоге, наше исследование доказывает, что участие банков в обслуживании торговли было важной частью региональной экономики.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Во всех таблицах «Местные продажи» и «Местные покупки» означают продажи и покупки в отделениях банка и в правлении в Орле.

Приложение 1. Продажи товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1874 г. (товарно-денежные потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Рижско-Орловское, на запад

Местные продажи

Орел

2 189,4

5 153,2

Елец

1 069,3

Брянск

992,2

Ливны

902,3

Вывоз

Рига

1 416,6

1 699,2

Динабург

121,6

Витебск

108,2

Смоленск

52,8

За границу, на запад

Вывоз

Кенигсберг

661,4

723,5

Берлин

62,1

На север

Вывоз

Санкт-Петербург

376,6

433,4

Москва

56,8

На юг

Вывоз

Харьков

50,3

163,4

Екатеринослав

50,4

Одесса

62,7

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

8 172,6

В % от «Всего по всем пунктам»

98%

Всего по всем пунктам

8 374,8

Приложение 2. Продажи товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1885 г. (товарно-денежные потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Рижско-Орловское, на запад

Местные продажи

Орел

2 230,0

5 471,8

Елец

1 523,8

Брянск

925,1

Ливны

792,9

Вывоз

Рига

362,9

1 089,9

Динабург

394,1

Полоцк

273,5

Могилев

59,4

Либаво-Роменское, на запад

Вывоз

Либава

136,5

445,1

Вильна

223,0

Минск

85,6

В Польшу, на запад,

Вывоз

Варшава

306,4

За границу, на запад

Вывоз

Кенигсберг

516,5

На север

Вывоз

Санкт-Петербург

285,0

528,3

Москва

243,3

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

8 358,0

В % от «Всего по всем пунктам»

96%

Всего по всем пунктам

8 668,1

Приложение 3. Продажи товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1901 г. (товарно-денежные потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Рижско-Орловское, на запад

Местные продажи

Елец

1 969,8

6 298,0

8 267,5

Орел

1 679,6

Брянск

1 418,6

Липецк

693,3

Ливны

536,7

Вывоз

Рига

769,4

1 969,5

Витебск

355,9

Смоленск

313,2

Двинск

305,2

Рославль

124,2

Могилев

101,6

Либаво-Роменское, на запад

Местные продажи

Новозыбков

2 795,0

8 599,9

10 470,6

Стародуб

1 422,8

Вильна

1 310,7

Гомель

1 134,8

Орша

805,7

Бобруйск

687,1

Ковно

443,8

Вывоз

Либава

1 114,0

1 870,7

Минск

355,3

Белосток

118,2

Гродно

91,5

Чернигов

81,4

Пинск

57,1

Почеп

53,2

За границу, на запад

Вывоз

Кенигсберг

1 398,1

1 986,7

Данциг

180,0

Лейпциг

137,5

Торн

114,7

Бремен

96,2

Бреслау/Вроцлав

60,2

В Польшу, на запад

Вывоз

Варшава

871,9

1 495,3

Лодзь

300,6

Сосновицы

234,9

Сувалки

87,9

На север

Местные

Калуга

1 294,1

1 294,1

4 716,9

Вывоз

Москва

1 826,6

3 422,8

Санкт-Петербург

1 131,5

Тула

205,0

Ревель

108,1

Нижний Новгород

78,9

Псков

72,7

На восток

Местные продажи

Тамбов

811,7

1 210,6

1 365,9

Кирсанов

398,9

Вывоз

Рязань

88,0

155,3

Саратов

67,3

На юг

Местные продажи

Елизаветград

2 170,8

9 127,6

12 737,5

Кременчуг

1 743,2

Сумы

1 481,3

Полтава

1 466,9

Черкассы

1 076,4

Ахтырка

628,4

Херсон

560,6

Вывоз

Киев

661,4

3 609,9

Николаев

624,9

Екатеринослав

613,9

Харьков

542,6

Одесса

381,0

Ростов-на-Дону

208,2

Конотоп

147,3

Воронеж

130,3

Курск

90,8

Юзовка

80,6

Ромны

74,3

Луганск

54,6

Почеп

53,2

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

41 040,4

В % от «Всего по всем пунктам»

94%

Всего по всем пунктам

43 497,3

Приложение 4. Покупки товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1874 г. (товарно-денежные потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Из Центрально-Черноземного района

Местные покупки

Орел

276,1

627,5

Елец

204,9

Ливны

81,2

Брянск

65,4

Ввоз

Воронеж

186,3

407,0

Курск

148,2

Тула

72,5

С севера и северо-востока

Москва

1 229,0

1766,5

Санкт-Петербург

428,7

Нижний Новгород

108,8

С запада

Либава

215,0

340,1

Рига

125,1

С юга

Харьков

174,6

496,8

Киев

116,9

Таганрог

106,9

Ростов-на-Дону

98,5

С юго-востока

Царицын

152,5

287,0

Астрахань

134,5

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

3 925,0

В % от «Всего по всем пунктам»

95%

Всего по всем пунктам

4 127,5

Приложение 5. Покупки товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1885 г. (товарно-денежные потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Из Центрально-Черноземного района

Местные покупки

Орел

276,7

577,5

Елец

139,7

Брянск

83,1

Ливны

78,0

Ввоз

Курск

117,7

287,4

Воронеж

110,6

Тула

59,1

С севера и северо-востока

Москва

998,8

2 034,3

Санкт-Петербург

965,1

Нижний Новгород

70,4

С запада

Рига

127,0

199,4

Варшава

72,4

С юга

Харьков

129,5

512,2

Таганрог

116,4

Ростов-на-Дону

101,0

Киев

98,6

Одесса

66,7

С юго-востока и востока

Царицын

292,3

578,4

Саратов

50,4

Астрахань

118,5

Оренбург

117,2

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

4 189,5

В % от «Всего по всем пунктам»

97%

Всего по всем пунктам

4 314,8

Приложение 6. Покупки товаров клиентами Орловского коммерческого банка в 1901 г. (товарно-денежные потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Из Центрально-Черноземного района

Местные покупки

Орел

905,6

2 374,6

3 675,3

Елец

514,9

Ливны

294,9

Тамбов

247,1

Брянск

232,7

Липецк

118,7

Кирсанов

60,7

Ввоз

Воронеж

349,9

1 300,7

Курск

331,6

Тула

329,7

Борисоглебск

178,1

Моршанск

111,4

Козлов

84,8

С севера и северо-востока

Ввоз

Москва

7 671,00

12 522,1

Санкт-Петербург

4 504,90

Нижний Новгород

346,2

С запада

Местные покупки

Вильна

630,5

2 053,8

9 215,6

Гомель

386,8

Бобруйск

328,2

Новозыбков

299,2

Стародуб

162,5

Ковно

150,5

Орша

96,1

Ввоз

Варшава

2 236,10

7 161,8

Лодзь

1 129,20

Рига

786,8

Минск

773,6

Могилев

503,1

Двинск

367,8

Либава

308,5

Смоленск

287,5

Пинск

267,7

Белосток

201,3

Витебск

153,2

Радом

84,4

Чернигов

62,6

С запада, из-за границы

Ввоз

Кенигсберг

118,1

118,1

С юга

Местные покупки

Кременчуг

769,1

2 118,3

13 567,5

Сумы

520,2

Елизаветград

335,5

Полтава

270,1

Черкассы

126,1

Херсон

97,3

Ввоз

Харьков

3 416,70

11 449,2

Киев

3 338,80

Одесса

1 790,80

Екатеринослав

878,7

Николаев

400,5

Ростов-на-Дону

247,5

Ромны

230,1

Таганрог

227,2

Бердичев

178,5

Житомир

139,6

Александровск

131,1

Мариуполь

130,4

Юзовка

126,7

Симферополь

94,6

Армавир

65,8

Мелитополь

52,2

С юго-востока и востока

Ввоз

Царицын

999,8

3 079,5

Саратов

713,9

Астрахань

530,6

Оренбург

314,7

Семипалатинск

129

Пенза

113,6

Баку

110,6

Уральск

83,7

Балашов

83,6

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

42 262,9

В % от «Всего по всем пунктам»

97%

Всего по всем пунктам

43 679,7

Библиография
1.
Волков Д. С., Булаткин А., Суханов П. Просьба погибающего города: записка уполномоченных от г. Орла…: (О ссуде г. Орлу 1.200.000 руб. для расчета с вкладчиками несост. гор. банка). – СПб.: тип. Э. Арнгольда, 1888. – 44 с.
2.
Гиндин И. Ф. Русские коммерческие банки: из истории финансового капитала в России. – М.: Госфиниздат, 1948. – 454 с.
3.
Егиазарова Н. А. Аграрный кризис конца XIX века в России. – М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1959. – 192 с.
4.
Каценеленбаум З. С. Коммерческие банки и их торгово-комиссионные операции / С предисл. Е. М. Эпштейна. – М.: «Правоведение» И. К. Голубева, 1912. – 162 с.
5.
Китанина Т. М. Хлебная торговля России в конце XIX — начале XX века: стратегия выживания, модернизационные процессы, правительственная политика. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2011. – 594 с.
6.
Левин И. И. Банки и экспорт. – СПб.: Русский экспорт, 1913. – 15 с.
7.
Миронов Б. Н. Хлебные цены в России за два столетия (XVIII–XIX вв.). – Л.: Наука, Ленинградское отделение, 1985. – 301 с.
8.
Обзор Орловской губернии за … 1880–1893 гг. – Орел: Орловский губернский статистический комитет, 1881–1894.
9.
Орловский коммерческий банк. Отчет за … 1874–1901 гг. Орел, 1875–1902.
10.
Петров Ю. А. Коммерческие банки Москвы, конец XIX в. – 1914 г. – М.: РОССПЭН, 1998. – 366 с.
11.
Российский государственный исторический архив. Научно-справочная библиотека. Печатные записки губернаторов. Орловская губерния. 1884–1895.
12.
Российский государственный исторический архив. Ф. 587. Оп. 52. Д. 1073.
13.
Саломатина С. А. Банки и государство: 100 лет изучения банковской группы Л. С. Полякова // Валерий Иванович Бовыкин: Человек. Исследователь. Педагог. К 90-летию со дня рождения. Сборник статей и материалов / Отв. ред. Ю. А. Петров. – М.: ИРИ РАН, 2019. – С. 153–172.
References (transliterated)
1.
Volkov D. S., Bulatkin A., Sukhanov P. Pros'ba pogibayushchego goroda: zapiska upolnomochennykh ot g. Orla…: (O ssude g. Orlu 1.200.000 rub. dlya rascheta s vkladchikami nesost. gor. banka). – SPb.: tip. E. Arngol'da, 1888. – 44 s.
2.
Gindin I. F. Russkie kommercheskie banki: iz istorii finansovogo kapitala v Rossii. – M.: Gosfinizdat, 1948. – 454 s.
3.
Egiazarova N. A. Agrarnyi krizis kontsa XIX veka v Rossii. – M.: Izd-vo Akad. nauk SSSR, 1959. – 192 s.
4.
Katsenelenbaum Z. S. Kommercheskie banki i ikh torgovo-komissionnye operatsii / S predisl. E. M. Epshteina. – M.: «Pravovedenie» I. K. Golubeva, 1912. – 162 s.
5.
Kitanina T. M. Khlebnaya torgovlya Rossii v kontse XIX — nachale XX veka: strategiya vyzhivaniya, modernizatsionnye protsessy, pravitel'stvennaya politika. – SPb.: Dmitrii Bulanin, 2011. – 594 s.
6.
Levin I. I. Banki i eksport. – SPb.: Russkii eksport, 1913. – 15 s.
7.
Mironov B. N. Khlebnye tseny v Rossii za dva stoletiya (XVIII–XIX vv.). – L.: Nauka, Leningradskoe otdelenie, 1985. – 301 s.
8.
Obzor Orlovskoi gubernii za … 1880–1893 gg. – Orel: Orlovskii gubernskii statisticheskii komitet, 1881–1894.
9.
Orlovskii kommercheskii bank. Otchet za … 1874–1901 gg. Orel, 1875–1902.
10.
Petrov Yu. A. Kommercheskie banki Moskvy, konets XIX v. – 1914 g. – M.: ROSSPEN, 1998. – 366 s.
11.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. Nauchno-spravochnaya biblioteka. Pechatnye zapiski gubernatorov. Orlovskaya guberniya. 1884–1895.
12.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. F. 587. Op. 52. D. 1073.
13.
Salomatina S. A. Banki i gosudarstvo: 100 let izucheniya bankovskoi gruppy L. S. Polyakova // Valerii Ivanovich Bovykin: Chelovek. Issledovatel'. Pedagog. K 90-letiyu so dnya rozhdeniya. Sbornik statei i materialov / Otv. red. Yu. A. Petrov. – M.: IRI RAN, 2019. – S. 153–172.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья посвящена изучению деятельности Орловского коммерческого банка за 1874–1901 гг. по обслуживанию товарно-денежных потоков в Центральном Черноземье. Эта деятельность была связана с продажами клиентами банка товаров в другие регионы и с покупками клиентами банка товаров из других регионов. Обслуживание межрегиональных платежей играла важную роль в специфике деятельности банка, расположенного в аграрном районе и занимавшегося кредитованием сельскохозяйственного производства и торговли сельскохозяйственными товарами. Для анализа межрегиональных платежей в данной работе впервые в отечественной историографии экономической истории предлагаются методы статистического, сетевого и геоинформационного анализа. Платежи клиентов банка можно представить в виде сети типа «звезда», когда денежные потоки направлены из банка в другие населенные пункты или денежные потоки из этих пунктов направлены в банк. Новизна предложенного подхода связана с тем, что населенные пункты, откуда и куда идут денежные потоки, можно визуализировать на географической карте, тем самым дополняя сетевой анализ пространственным содержанием. Актуальность исследования определяется важностью изучения экономического развития России в прошлом. Изучение банковской деятельности дает важный материал для рассмотрения механизмов функционирования экономической системы страны, определявших важнейшие особенности ее развития. Новизна исследования помимо методологии определяется рассмотрением вопроса о роли банков в обслуживании торговли сельскохозяйственной продукцией, который недостаточно изучен в отечественной историографии экономической истории России. Статья имеет четкую структуру, очерченную во введении. В работе показано, что развитие банка шло вслед за расширением железнодорожной сети. Подразделения банка, железнодорожная сеть и основные речные пути в Европейской России представлены на соответствующих картах. В статье подробно охарактеризованы различные виды статистики межрегиональных расчетов, которые имеются в годовых отчетах Орловского коммерческого банка за 1874–1901 гг. Эта статистика является источниковой базой исследования и служит основой сетевого и геоинформационного анализа, который проводится на трех временных срезах: в 1874 г., т.е. в начальный период, экономически благоприятный для региона; в 1885 г., в период экономического кризиса в этом регионе; в 1901 г. – последнем году публикации статистических данных такого типа. Данные годовых отчетов были трансформированы в формат базы данных Microsoft Access (более 15 тыс. записей по 497 населенным пунктам в России и 39 за рубежом). База данных позволяет строить матрицы смежности (матрицы связей между населенными пунктами – узлами сети) для направлений товарно-денежных потоков как в банк, так и из банка. Узлы сети размещаются на плоскости в соответствии с географическими координатами (широта и долгота). В работе показано, что товарно-денежные потоки, связанные с вывозом товаров из региона, были ориентированы преимущественно по железным дорогам на Ригу и Кенигсберг, затем постепенно сформировались и другие западные направления, вокруг Либаво-Роменской и прилегающих к ней железных дорог, а также польское направление. Южное направление вывоза, в сравнении с западным, было незначительным, а вывоза в восточном, юго-восточном, северо-восточном направлениях фактически не было. Характерно, что рост специализации банка по вывозу аграрной продукции шел за счет расширения филиальной сети не в Центральном Черноземье, а в новых регионах на юге и западе Европейской России. Исследование позволило сформулировать выводы о том, что Орловский коммерческий банк, действовавший в аграрных губерниях, имел устойчивое западное направление вывоза товаров. В то же время, направления, связанные с покупкой товаров клиентами банка, были распределены между столицами, другими общероссийскими и региональными торгово-промышленными центрами, а также центрами торговли сельскохозяйственной продукцией, приходившей с востока и юго-востока России и производившейся в Центральном Черноземье, т.е. аграрный регион закупал товары по всей стране, и участвовал в перепродажах товаров и формировании потоков, которые затем отправлялись на запад. Такая модель товарообмена хорошо согласуется с сельскохозяйственной специализацией Центрального Черноземья. Работа написана хорошим научным языком и стилем. Статья очень хорошо иллюстрирована и содержит объемные статистические приложения. Библиография представленной статьи сравнительно невелика, но содержит все необходимые основные работы по теме и источники, использованные в исследовании. В статье нет развернутых дискуссий, поскольку характер работы можно определить во многом как методический, направленный на апробацию и оценку новых для данной проблематики методов исследования. Очевидно, что и постановка исследовательской задачи, и методы ее решения, и полученные результаты могут быть оценены как высокоуровневые и отвечающие современным требованиям. Нет сомнений, что статья вызовет интерес у широкой читательской аудитории. Рецензируемая статья рекомендуется к публикации в журнале «Историческая информатика».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"