Статья 'Влияние информационного общества на методологию исторических исследований' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Влияние информационного общества на методологию исторических исследований

Юмашева Юлия Юрьевна

доктор исторических наук

Заместитель генерального директора ООО "ДИМИ-ЦЕНТР"

105264, Россия, г. Москва, бул. Измайловский, 43

Yumasheva Yulia Yurijevna

Doctor of History

Yumasheva Yuliya Yuryevna – Deputy Director of "DIMI-CENTER"

105264, Russia, g. Moscow, bul. Izmailovskii, 43

Juliayu@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2585-7797.2019.3.30679

Дата направления статьи в редакцию:

01-09-2019


Дата публикации:

21-11-2019


Аннотация.

В статье представлены размышления на тему особенностей осуществления исторических исследований в условиях информационного общества, характеризующегося повсеместной цифровой трансформацией (цифровизацией), переводом исторических источников и историографии в цифровой вид, увеличением числа привлекаемых к исследованиям междисциплинарных подходов, методов и методик, а также использованием различных компьютерных методов для осуществления анализа и синтеза исторических источников в процессе реализации исторических исследований. Автор отвечает на сформулированные в анкете вопросы, являющиеся дискуссионными в последние десятилетия развития отечественной исторической информатики и ее сосуществования с такими направлениями как Digital Humanities и Digital History. Основными методами исследования являются историко-генетический, историко-типологический, историко-сравнительный. В развитие перечисленных основных методов исторического исследования использовались также проблемно-хронологический, историко-описательный методы и метод актуализации. Новизна статьи заключается в предложенном автором подходе, заключающемся в анализе этимологии и содержания терминов и понятий, активно используемых в современных исторических исследованиях, выполненных в рамках исторической информатики, Digital Humanities и Digital History; а также в историографическом методе рассмотрения уже реализованных исследований, опубликованных статей, монографий и представленных в сети Интернет информационных ресурсов. Автор излагает собственное видение перспектив развития наиболее значимых направлений исторической информатики, а также расширения круга и совершенствования ее методов и методик.

Ключевые слова: исторические источники, историческая информатика, Digital Humanities, Digital History, цифровой поворот, оцифровка, аналоговые источники, цифровые источники, информационные ресурсы, интернет-публикации

Abstract.

The article discusses historical research in the information society which is characterized by widespread digital transformation, digitalization of historical sources and historiography, increase in the number of multidisciplinary approaches, methods and techniques involved as well as the use of various computer methods to analyze and synthesize historical sources within historical studies. The author answers debated questions which are topical in the last decades of Russian historical computer science development and its coexistence with such domains as digital humanities and digital history. The main research methods are a historical-genetic method, a historical-typological and a historical-comparative method. These methods are accompanied by a problematic-chorological, a historical-descriptive and an actualization method. The research novelty is the author’s approach which analyzes the etymology and the content of terms and concepts which actively used in modern historical studies carried out in the framework of historical information science, digital humanities and digital history and historiographically considers earlier studies, articles, monographs and Internet information resources. The author sets forth her own vision of the prospects for the development of the most significant domains of historical information science as well as the expansion and improvement of its methods and techniques. 

Keywords:

analog sources, digitization, Digital turn, Digital History, Digital Humanities, historical computer science, historical sources, digital sources, informational resources, online publications

Информационное общество — общество, в котором большинство работающих занято производством, хранением, переработкой и реализацией информации, особенно высшей её формы — знаний.

Материал из Википедии – свободной энциклопедии

Этот материал писался крайне тяжело потому, что каждый из предложенных в анкете вопросов, на мой взгляд, заслуживает большой дискуссии, написания сборников статей и монографий с развернутым историографическим анализом (в том числе и изучением особенностей национальных историографий) и обобщением выводов, которые в журнальной статье в форме вопросов-ответов могут быть обозначены только пунктирно. Тем не менее, я постаралась изложить собственное представление о затронутых проблемах, не первый год находящихся в центре обсуждения и очно-заочных полемик.

Начать мне бы хотелось с выражения некоторого сожаления о том, что в современной исторической науке отсутствует разработанный и общепринятый понятийный аппарат. Очевидно, что это следствие смены общефилософских теорий, произошедшей на рубеже 1980–90-хх гг., процессов интеграции отечественной исторической науки в общемировые научные тренды, которые наблюдаются в истории, как самостоятельной гуманитарной дисциплине (прежде всего – расширение сфер применения междисциплинарного подхода в последней четверти XX в.), а также бурного развития информационных технологий, которое стало фактором, воздействующим на все отрасли знания, в том числе и на историческую науку. В рамках этих сложных процессов происходит взаимопроникновение терминов, иногда без критического осмысления их изначального содержания и произвольной трансформации в новой «среде обитания». В результате одни и те же термины получают разное содержательное наполнение, зависящее и от национальных историографических традиций, и от исследовательского опыта конкретных ученых, и от «модных трендов», которым, как оказалось, подвержена (?) и историческая наука (или определенная часть историков-исследователей).

С одной стороны, отсутствие единого понятийного аппарата – благо, поскольку оно не ограничивает, а стимулирует научный поиск. С другой, как показывает печальный опыт последних нескольких лет, эта науковедческая лакуна в пределах конкретной дисциплины приводит к долгим и подчас бессмысленным дискуссиям, которыми подменяются собственно исследовательские проекты.

Вот и в предложенной анкете большая часть вопросов обусловлена различием в трактовках терминов «Историческая информатика», Digital humanities, Digital History, «аналоговые источники», «цифровые источники», «оцифровка» и т.п., в определении сущности, целей и задач первых трех из них и неточным пониманием физических характеристик или стоящих за этими терминами физических процессов в последних трех…

Учитывая вышесказанное, свои ответы на предложенные вопросы я буду начинать именно с определений терминов, которые буду использовать в дальнейшем, и для начала определю собственное вѝдение трех современных направлений в истории, принципы их взаимодействия и взаимовлияния, тем самым отвечу на 6 и 7 вопросы анкеты, которые мне представляются в ней ключевыми.

Историческая информатика

Не подвергая сомнению выводы И.М. Гарсковой, изложенные ею в монографии «Историческая информатика. Эволюция междисциплинарного направления» [1], я позволю себе определить собственное отношение к бытующим в сети и в некоторых публикациях определениям термина «историческая информатика ».

Так, я не могу согласиться с определением исторической информатики, как дисциплины, которая занимается «изучением возможностей (?) использования информационных технологий в изучении исторического процесса, публикации исторических исследований (?) и преподавании исторических дисциплин, а также в архивном и музейном деле» [2], или отнесением ее к вспомогательным историческим дисциплинам [3].

Меня в целом устраивает определение, зафиксированное в Википедии: «Историческая информатика — междисциплинарная область исторических исследований, целью которой является расширение информационного, методического и технологического обеспечения исторической науки, а также апробация новых информационных технологий и методов в конкретно-исторических исследованиях. В основе исторической информатики лежит совокупность теоретических и прикладных знаний, необходимых для создания, обработки и анализа оцифрованных исторических источников всех видов» [4].

Мне представляется, что историческая информатика – не просто «междисциплинарная область», а в некотором смысле – основной механизм познания в цифровой эпохе, «над-дисциплина», методы которой в настоящее время уже настолько гибки и совершенны, что могут быть использованы как в проблемно-ориентированных исследованиях, так и в сугубо источниковедческих работах к ЛЮБЫМ типам и видам исторических источников; к любому количеству (к массовым, к уникальным) и формулярам источников (к структурированным, и к слабо структурированных и совершенно не структурированным); а также к любой форме представления исторических источников (к оцифрованным, т.е. переведенным в цифровую форму, независимо от того, какова это «цифровая» форма (текстовая, графическая и т.п.), к неоцифрованным источникам (документам на традиционных носителях)). Поэтому в приведенном определении я бы уточнила только одну позицию, а именно последнюю фразу в части «создания, обработки и анализа оцифрованных исторических источников», убрав из нее слово «оцифрованных».

Digital humanities

Термин Digital humanities представляется мне спорным, о чем я неоднократно говорила и писала в дискуссиях на листе рассылки АИК, в частной переписке с членами сообщества. Во-первых, потому, что для меня так и остается невыясненным состав этих самых «гуманитарных дисциплин». К сожалению, изучение различных определений не добавляет ясности, т.к. обычно в них упоминается разное количество и состав «гуманитарных наук» (вплоть до риторики, юриспруденции, философии, археологии и музыки (?)) [5]. Не определен этот перечень и в знаменитом «Манифесте цифровой гуманитаристики» 2010 г. (Manifesto for the Digital Humanities), в котором, однако, заявлено, что направление опирается «на все научные парадигмы, знания и умения, накопленные каждой из соответствующих научных дисциплин (?), используя инструменты и перспективы, открывшиеся благодаря цифровым технологиям» (п. 1.2.). Любопытно также отметить, что в этом тексте возникновение самого направления Digital Humanities «отодвинуто» минимум на полвека (?) назад (п. 4), и в его сферу включены все когда-либо существовавшие научные сообщества, занимавшиеся изучением возможности применения и применением компьютерных методов исследования [6], что, по крайней мере, вызывает недоумение. В англоязычной дефиниции говорится о том, что «определение цифровых гуманитарных наук постоянно формулируется учеными и практиками, поскольку область постоянно растет и меняется, и конкретные определения могут быстро устареть или излишне ограничить будущий потенциал» [7, 8]. Такая «экспансионисткая» трактовка наводит на печальные размышления о том, что попытки объединить всех «под зонтиком DH» (термин из п. 6 анкеты) на самом деле призваны закамуфлировать отсутствие понимания целей и задач DH как научного направления, круга изучаемых им предметов, объектов и проблем, что превращает научное направление в «клуб по интересам».

Во-вторых, перевод на русский язык и раскрытие содержания первого слова в словосочетании DH («digital» – «цифровые»), данное в тексте определения в Википедии и подразумевающее объединение «методологии традиционных гуманитарных наук с компьютерными науками » [9], на мой взгляд, еще больше добавляет этому термину неопределенности [10, 11].

Безусловно, объединение методологий разных наук (включая историю и информатику), а также их взаимопроникновение, обогащает любую дисциплину. Однако, знакомясь с результатами исторических исследований, которые созданы в рамках Digital Humanities, бросается в глаза не объединение методологий, а утрата многих традиционных методов исторического исследования, и в первую очередь − методов научной критики исторических источников и анализа историографии, которые являются обязательными этапами любой исторической работы…

Изучение программ конференций и деятельности организаций [12, 13, 14, 15, 16 и др.], имеющих в своем названии обозначение Digital Humanities, привели меня к выводу о том, что это направление весьма эклектично, и в каждом конкретном случае «первую скрипку» играет та дисциплина, специалисты которой имеют бόльший вес в данной институции или в локальном сообществе. К сожалению, как правило, историки в этих сообществах либо в меньшинстве, либо их работы выполнены в рамках таких пограничных дисциплин как кодикология и текстология*, либо «компьютерная» составляющая представленных исследований не выводит их на уровень серьезных исторических и источниковедческих обобщений, останавливаясь на формировании метаисточников (что роднит Digital Humanities с Digital History) и обсуждения способов их дальнейшего возможного изучения [17, 18, 19, 20, 21 и др.] (открытые данные, big data, базы данных,цифровые архивы (?), визуализация изображений (?), трехмерное моделирование исторических артефактов (?), анализ интернет-среды («хэштег-активность»), создание альтернативной реальности и т.д.) [22].

И совсем уж странно выглядит включение в перечень направлений применения Digital humanities краудсорсинга, определяемого как «вовлечение интернет-пользователей к участию в научной (?) деятельности и развитие проектов гражданской науки». Этот широко используемый в различных областях человеческой деятельности метод делегирования выполнения рутинных, однотипных, технических работ непрофессионалам-волонтерам, применяемый, прежде всего, в целях экономия средств, не имеет ничего общего с научной деятельностью, и к тому же, в рамках собственно исторических исследований требует (как минимум) наличия у исполнителей определенной квалификации (хотя бы умения читать рукописные тексты, выполненные в исторической орфографии или почерках) а также организации серьезного процесса верификации созданных ими результатов. В качестве примера последнего – организации работы по верификации – можно назвать проект «Твоя родословная» [23], в котором волонтерам поручено заполнение базы данных на основе электронных копий метрических книг, или проекты транскрибирования текстов исторических документов, осуществляемые на платформе Zooniverse [24] и др.

Digital History

Анализируя содержание термина Digital History , приводимое в различных отечественных и зарубежных публикациях [25, 26, 27 и др.], я прихожу к выводу, что его возникновение и бытование никак не связано с той средой, для отражения процессов в которой этот термин, якобы, создан**, т.е. для архивов, библиотек и музеев. Во всяком случае, крупнейшие зарубежные фондодержатели свою деятельность по оцифровке и публикации электронных копий документов, книг, музейных предметов и т.п. позиционируют как деятельность в области обеспечения сохранности (digital preservation [28]) и онлайн-доступа (online access), но никак не Digital History. К примеру, Библиотека Конгресса развивала собственную программу National Digital Library Program [29], NARA – с начала 1990-х реализует срочные «Стратегии оцифровки» своих фондов [30], отдельное направление публикации документов в NARA разрабатывает аналог нашей Археографической комиссии − The National Historical Publications and Records Commission (NHPRC) [31]; Национальный архив Великобритании создает собственный электронный каталог Discovery и National Digital Archive of Datasets [32], Национальный архив Австралии, реализуя программу Anzacs [33], не позиционирует ее как «цифровую историю»… Список можно продолжать, включая в него Британскую библиотеку, Британский музей, Лувр, Национальную библиотеку Франции, Музеи и библиотеку Ватикана, Прадо и т.п.

Учитывая это, а также анализируя деятельность большого количества университетских центров, в названиях которых присутствует термин Digital History , я думаю, что честь его изобретения и распространения принадлежит отнюдь не тем, кто профессионально и в силу должностных обязанностей занимается вопросами массового перевода историко-культурного наследия в цифровую форму. К сожалению, большинство предлагаемых этими учебными центрами методов «перевода памятников историко-культурного наследия в цифровой формат», равно как и решения «практических задач оцифровки соответствующих материалов и обеспечения доступа к ним» не находят реального применения в деятельности фондодержателей (за редчайшим исключением в виде проектов, реализованных крупнейшими исследовательскими центрами, библиотеками и архивами Стенфордского, Оксфордского университетов, действующими в рамках международных/национальных программ и в сотрудничестве с профессиональными фондами).

Анализируя зарубежную и отечественную историографию, можно прийти к выводу, что в большинстве работ, выполненных в рамках Digital History, их авторы ограничиваются осуществлением одного этапа исследования, обычного для любого проблемно-ориентированного (тематического) проекта, а именно – переводом источников в цифровой вид. При этом зачастую ни на предварительном этапе отбора и подготовки источников к цифровой обработке, ни на уже сформированном метаисточнике (базе данных, или коллекции оцифрованных, распознанных/расшифрованных и набранных текстов) не производится никаких аналитических источниковедческих или исследовательских процедур, не формулируются рабочие гипотезы или содержательные выводы, а результатом работы становится ресурс, использование которого в рамках профессиональных исторических исследований проблематично в силу отсутствия в нем развернутого источниковедческого анализа и описания источников и/или возможности проведения такого анализа (прежде всего, в части внешней критики источников) пользователями ресурса (например, портал «Прожито» [34] и др.). И в этом смысле Digital Humanities и Digital History совпадают.

К редким исключениям в Digital History − востребованным ресурсам, которые имеют перспективу быть использованными в научных исследованиях, − можно причислить проекты в области устной истории по формированию комплексов аудио и видеоинтервью, восполняющих отсутствие архивной документации , возникшее в результате осуществления целенаправленной политики правительств отдельных стран. Это, например, проекты специалистов Южно-Африканской Республики по созданию аудиовизуальных коллекций воспоминаний людей, переживших апартеид. Проекты выполнялись в рамках Национальной программы по устной истории (NOHP) Южной Африки, которая «должна была сыграть решающую роль в восстановлении и поддержании человеческого достоинства многих миллионов людей, разрушенные в результате колониализма и апартеида» [35].

Резюмируя, можно сказать, что анализ различных трактовок дефиниций трех терминов, их неоднозначность и значительное количество пересечений привели меня к формулированию собственной позиции по вопросу о том, как определять, к какому направлению относится то или иное исследование. C определенного момента я стала оценивать работы (исследования, публикации, информационные ресурсы и т.п.), а также их авторов и организации, в которых они созданы, не по позиционированию их в рамках того или иного направления (Историческая информатика, Digital humanities, Digital History и т.п.), а по наличию в них результатов, которые могут расширить представления об истории (в обоих смыслах данного термина [36]), и независимо от того, описывают ли данные результаты историю процессов, явлений, событий, фактов, лиц и т.п. («проблемно-ориентированные исследования»), относятся ли к вспомогательным историческим дисциплинам (источниковедению в самом широком смысле слова), вводя в научный оборот новые комплексы исторических источников (я особо подчеркиваю разницу между вводом источников/комплексов источников в научный оборот и их переводом/презентацией в цифровую форму/цифровой среде), извлекая латентно присутствующую информацию из уникальных источников, или предлагают новые методы изучения и исторических источников, и конкретно-исторических проблем.

Тот же принцип можно применить и к формулированию ответа на вопрос о возможности участия в конференциях и иных научных мероприятиях, которые проводят организации, работающие в направлениях Digital Humanities и Digital History. Определяющим, на мой взгляд, является наличие в их программах отдельных историко-ориентированных секций (круглых столов) и/или докладов, тематика и методы осуществления исследований в которых предполагают получение содержательного результата.

Обозначив собственное представление о трех современных направлениях в исторической науке, я хотела бы перейти к ответу на содержащиеся в анкете вопросы.

ВОПРОСЫ

1. «Цифровой поворот» в исторической науке связывают чаще всего с массовой оцифровкой исторических источников в течение последнего десятилетия и, соответственно, с резким расширением онлайн доступа к ним. Считаете ли Вы, что этот поворот оказывает и другие воздействия на исторические исследования?

Как Вы относитесь к точке зрения, что цифровой поворот не оказал сколько-нибудь заметного влияния на методологические основы и принципы профессиональной работы историка? Дайте, пожалуйста, обоснование Вашего мнения.

Вновь начну с определения терминов.

Во-первых, это относится к, пожалуй, самому многострадальному термину − оцифровка, − содержание которого варьируется в зависимости от области применения и степени владения компьютерными технологиями у автора дефиниции [37].

В контексте данного обсуждения из всего многообразия определений этого термина мне импонирует самое нейтральное: оцифровка − это «процесс представления в цифровой форме данных, не являющихся дискретными [38]», поскольку оно не уточняет физического содержания данного процесса (ручной ввод (набор) информации; сканирование и получение графического образа, сканирование с последующим распознаванием (текста), индексацией (записей в базах данных), векторизацией (картографического материала) и т.п.).

В результате применения такой трактовки термина «оцифровка» хронологические рамки «цифрового поворота» для советской / российской исторической науки сдвигаются минимум лет на 50 − для ручного ввода информации, лет на 30 − для технологии сканирования, и примерно на 25−20 лет − для технологии поточного сканирования архивных документов [39, 40] и сканирования и распознавания для библиотечных фондов.

Вместе с тем, я бы хотела особо подчеркнуть, что в результате любого вида оцифровки традиционных исторических источников возникают машиночитаемые файлы (документы) и/ или электронные копии, не эквивалентные подлинникам. Для того чтобы эти суррогаты могли быть использованы в историческом исследовании в качестве полноценной замены исторических источников, необходимо проведение большой дополнительной работы по созданию «компенсационного описания», в котором фиксируется информация, имеющаяся в подлиннике и отсутствующая в копии [41, 42], или разработке методов, позволяющих представить эту информацию каким-либо иным образом. К примеру, в конце 2018 г. с целью подтверждения адекватности электронной копии подлиннику документа во Франции на государственном уровне принят стандарт сертификации компаний, оказывающих услуги оцифровки [43] (правда, пока в области «замещающего сканирования» делопроизводственной документации временных сроков хранения), аналогичный подход декларирован и в США [44, 45], и в Испании [46], а Библиотека и Архив Ватикана начали активно применять формат хранения изображений FITS, разработанный NASA [47] и хранящий все метаданные, описывающие процесс оцифровки [48] (по аналогии с процессами микрофильмирования) и т.д.

К сожалению, создаваемые в настоящее время на основе массовой оцифровки без реализации процедур аутентификации подлинности информационные ресурсы (я имею в виду, прежде всего, электронные копии подлинников архивных документов) несут на себе печать всех нерешенных проблем, которые являются «побочным эффектом» перевода исторических источников в цифровой вид (полнота, достоверность и т.п.). Поэтому эти информационные ресурсы могут рассматриваться исключительно в качестве ознакомительных материалов, а не как полноценная замена историческим источникам, и удаленный доступ к ним, на самом деле, мало что дает исследователю − фактически, только сокращение географического расстояния до места хранения подлинника и доступ к содержанию документа, и то, зачастую, не в полном объеме.

На эту тему опубликовано большое количество материалов, как в России, так и за рубежом, и повторяться не имеет смысла. Приведу лишь цитату из недавнего выступления Т.В. Черниговской, которая, размышляя об особенностях цифровой цивилизации, заострила только одну проблему «цифрового поворота»: «мы оказались в мире, в котором рухнули все ориентиры. Непонятно, где правда, где ложь, нет способа верификации информации. От того, что она где-то опубликована, не следует, что ей можно верить. Стирается грань между реальным и ирреальным миром [49]».

Этот нехитрый вывод становится все более очевидным пользователям оцифрованной информации. Между тем, напомню, что впервые эта проблема была сформулирована еще в 1996 г. в выступлении Джорджа Веллинга на XI Международной конференции AHC (Association for «History and Computing»), где он выразился вполне определенно: «[В интернет] практически невозможно проверить качество информации; каждый идиот может выставить то, что он (она) хочет [50]». Таким образом, подчеркну, что у наших зарубежных коллег уже давно появилось понимание того, что расширение доступа к массивам оцифрованной информации, представленной в Интернет, отнюдь не способствуют «расцвету» исторической науки и повышению качества исторических исследований. И причин (кроме уже озвученной профессором из Гронингена) несколько.

Перечислю основные так, как они видятся большинству специалистов. Дело в том, что работа историка с огромными массивами оцифрованной информации, которые стали доступны в последние десятилетия:

а) не исключают необходимости использования традиционных методов, а в случае осуществления проверки достоверности информации исторических источников и/или осуществления внешней критики источника – в большинстве случаев только их и приемлет, что, в свою очередь, значительно увеличивает время на изучение комплексов источников, переведенных в цифровой формат. Как образно было сказано на одной из зарубежных летних школ: «цифровой поворот связан с неотъемлемой проблемой работы историка − количество против качества, где основной вопрос о пределах, временных затратах и разочаровании [51]»;

б) обнажают незнание (невладение) специалистами уже апробированных методов компьютерного анализа, а также отсутствие инструментов, позволяющих не только верифицировать в автоматизированном виде адекватность созданных информационных ресурсов подлинникам и проверять достоверность сведений, изложенных в этих информационных ресурсах, но даже и более или менее качественно анализировать эти огромные массивы данных при решении многих исследовательских задач.

Неслучайно в университетах Западной Европы последние пять лет проводилась серия летних школ, которые назывались «История и исторические источники – после цифрового поворота [52]», на которых ставился вопрос о методах верификации и использования созданных в результате «цифрового поворота» информационных ресурсов, в том числе о необходимости изучения уже апробированных методик (базы данных, математическая статистика, ГИС, моделирование исторических процессов и т.п.) и расширения методов и технологий, позволяющих осуществлять проблемно-ориентированные исследования на основе созданных информационных ресурсов.

В этой связи мне думается, что на современном этапе развития «цифрового поворота» проявляется всеобщий принцип развития по спирали, который можно проследить и в этапах развития исторической науки, где за периодами открытия (обнаружения), собирания (накопления), систематизации и каталогизации, описания и ввода в научный оборот (публикации, в том числе и в новых – цифровых формах) исторических источников, следуют этапы поиска методов извлечения из них информации и их (источников) использования для постановки и решения исследовательских (проблемно- или источнико-ориентированных) задач.

Такиобразом, в настоящий момент мы, вероятно, стоим перед необходимостью осуществления «второго цифрового поворота», наступление которого в некоторых отраслях человеческого знания уже анонсировано и связывается с необходимостью изменения нашего мышления и разработки более совершенных исследовательских инструментов [53].

Косвенно это подтверждается происходящими за рубежом процессами. Об одном – возвращении интереса к изучению уже освоенных компьютерных методов – я упоминала выше.

Второй заключается в возникновении интереса к методам и методикам изучения оцифрованных исторических источников*** у организаций, которые профессионально занимались их переводом в цифровой формат: архивов, музеев, библиотек. К примеру, в архивном сообществе несколько лет назад произошла институционализация нового направления под названием «Computational Archival Science» («Вычислительная архивная наука» – https://dcicblog.umd.edu/cas/. Перевод термина на русский язык предложен Н.А.Храмцовской – прим. Ю.Ю.)», содержание которого его авторы определяют как «CAS – междисциплинарная область, связанная с применением вычислительных методов и ресурсов для обработки, анализа, обеспечения долгосрочного сохранения, доступа к архивным описаниям / архивным документам (коллекциям, архивам) с целью повышения эффективности и производительности их использования, а также достоверности содержащейся в них информации; решения проблем хранения и доступа и проведения исследований на основе архивных материалов», и далее «Вычислительная архивная наука (CAS) стремится исследовать воздействие новых методов и технологий, связанных с большими данными, на архивную практику и новые формы анализа, возникающие в исторических, социальных и культурных исследованиях, основанных на использовании архивных документов. Мы стремимся выявлять и оценивать текущие тенденции, требования и потенциал в этих областях, исследовать новые вопросы, которые они могут спровоцировать, и помочь определить возможные программы исследований для развития вычислительной архивной науки в ближайшие годы».

Анализируя работы, выполненные в рамках CAS, нетрудно обнаружить их определенную схожесть с проблемами, которые обсуждались в российской АИК почти 25 лет назад [54].

Специалисты Национального архива Великобритании в течение последних трех лет развивают это направление, «захватывая» (как сейчас модно говорить) разнообразные источники и данные, уже переведенные в цифровой вид в рамках Digital Turn (собственно научно-справочный аппарат, представленный в виде электронного каталога Discovery [55, 56] и электронные копии архивных документов, прикрепленные к записям каталога, а также веб-архивы правительственных структур [57]), и применяя к ним разнообразные компьютерные методы. При этом архивисты называют этот этап созданием «цифрового архива второго поколения [58, 59, 60 и др.]», перед которым стоят две задачи:

- необходимость предоставления новых способов доступа к цифровой информации (в каталоге, оцифрованным документам и born-digital документации);

- стремление сделать цифровые архивные документы доступными для вычислительного анализа .

Последнее в контексте данного материла мне хотелось бы подчеркнуть особо.

Одновременно высказываются идеи о пересмотре эталонной модели электронного архива OAIS в сторону большей ориентации на интересы пользовательской (исследовательской) аудитории [61], и даже в ходе выставки Интер-Музей (30 мая 2019 г.) на панельной дискуссии «Будущее публичного портала ГК МФ» обсуждался вопрос о доработке программы «Государственного каталога Музейного фонда» для удовлетворения запросов исследователей [62].

И, наконец, своеобразным подтверждением того, что Digital Turn имеет своей конечной целью возможность не просто накапливать ресурсы, а проводить полномасштабные исследования, является начатый первоначально в Венеции [63, 64], а теперь распространившийся на всю Европу проект Time Machine [65], главным предназначением которого является объединение «Больших данных прошлого», извлеченных из исторических источников и интегрированных в единую «цифровую информационную систему, отображающую европейскую социальную, культурную и географическую эволюцию», с возможностями научного поиска и анализа, и создание на основе этих данных «машины времени», представляющей историю Европы [66].

Короче, мы вновь вернулись к аналитике, но уже на новом витке спирали...

Резюмируя этот развернутый ответ, могу сказать, что, на мой взгляд, цифровой поворот к настоящему времени, действительно, не оказал сколько-нибудь заметного влияния на методологические основы и принципы профессиональной работы историка, и его воздействие пока можно охарактеризовать, как половинчатое:

- в некоторых случаях, он подтвердил актуальность традиционных методов и устоявшихся подходов, перенеся и обострив их в новой «цифровой среде», а заодно и обнаружив свойственные только ей проблемы, эффективного решения которых пока не найдено;

- в некоторых – даже сделал «шаг назад» от уровня методических и методологических разработок в области исторической информатики середины начала 2000-х г.;

- в некоторых – обозначил задачи возвращения к уже апробированным методам анализа и развитию новых исследовательских инструментов, причем сделал это сравнительно недавно.

2. Какие изменения происходят в исследовательском инструментарии историка в условиях цифрового поворота – как в области специальных / вспомогательных исторических дисциплин, так и в сфере конкретно-исторических, проблемно-ориентированных исследований? (Если можно – с примерами).

Отчасти на этот вопрос я уже ответила. Здесь лишь приведу несколько дополнительных примеров. На мой взгляд, в первую очередь формирование нового инструментария идет по двум магистральным направлениям, в которых выделяются явные приоритеты:

Создание ресурсов:

- создание справочных баз данных по вспомогательным историческим дисциплинам (палеография [67], геральдика [68, 69], филигранология [70, 71], сфрагистика [72] и др.);

- публикация оцифрованных коллекций исторических источников по отдельным ВИД (берестология [73], историческая картография [74, 75], некрополистика, нумизматика [76, 77], бонистика [78, 79], генеалогия (публикация метрических книг), фалеристика и др.);

Разработка новых методов исследования:

- развитие и совершенствование инструментов, ориентированных на изучение уникальных источников (мультиспектральная фотосъемка [80], X-ray технологии [81]: технологии работы с угасающим текстом, обгоревшими рукописями, восстановление ранних форм фотографии и т.п.);

- развитие методов анализа разновидовых источников (прежде всего, аудиовизуальных) на основе использования нейросетей (Gallica, Фотопортреты времен Гражданской войны в США [82]) и/или технологий работы со звуком [83] и т.п.

Другой вопрос, что создание подобных ресурсов и разработка новых методов идет не быстро.

В проблемно-ориентированных исследованиях, на мой взгляд, изменения не столь заметны и относятся не столько к расширению проблематики, сколько к использованию нового инструментария (включая естественнонаучные методы и методики) и к реализации большего числа международных проектов на основе распределенных тематических информационных ресурсов и в идеологии e-laboratory.

3. Какие направления исследований в русле исторической информатики представляются Вам наиболее перспективными (как в методическом плане, так и в содержательном)?

В преамбуле этого материала я отмечала, что для меня историческая информатика – над-дисциплина, которой под силу любые исследования, осуществляемые в цифровую эпоху, как в содержательном, так и в методическом плане, поэтому перспективной является любая проблематика, любые комплексы источников и самые разные методы, которые могут быть применены в исследованиях.

В последнее время произошло несколько событий по установлению рабочих контактов кафедры исторической информатики истфака МГУ и фондодержателей – Государственного Эрмитажа, архивов Московской области и др., которые должны способствовать реализации этих возможностей. Мне думается, что прямой институциональный контакт и доступ к архивным документам /историческим источникам не отдельных исследователей, а авторитетной научной организации, должны способствовать возникновению новых идей и реализации новых направлений исследований.

Если говорить о тематике исследований, то мне представляется, что, во-первых, мы нуждаемся в одной (или нескольких) крупной объединяющей всех теме, такой, как когда-то была тема массовых источников, «открытая» для кафедры источниковедения И.Д. Ковальченко, или такой, как для кафедры исторической информатики был проект «Динамика экономического и социального развития России в XIX – начале ХХ вв. [84]». В рамках такой темы могли бы быть реализованы самые разные направления исследований, опробованы различные подходы и методики. Однако на сегодняшний день такая тема не найдена, что в определенном смысле усложняет развитие направления.

Во-вторых, снижая планку пожеланий, хочу отметить, что в настоящее время остро ощущается недостаток работ по социально-политической истории. Я не имею в виду тему репрессий и лагерей, которая за 20 лет исследований стала примерно такой же одиозно-проходной как в свое время изучение партийного руководства любыми отраслями народного хозяйства, процессами и вопросами общественной жизни в СССР. Достаточно сказать, что по запросу «заключенные» за период с 1998 по 2019 гг. РИНЦ выдает результат, превышающий 730 публикаций, – и это только зарегистрированные публикации в журналах исторического профиля, – что свидетельствует не столько о том, что тема себя исчерпала, сколько о том, что она нуждается в определенном «отдыхе» – переосмыслении источниковой базы, методов анализа и общефилософских подходов.

Вместе с тем, мне представляется, что для нас по-прежнему актуальным является изучение истории формирования профессиональных и управленческих элит, смены, преемственности и воспитания кадров в любых отраслях, любых направлениях общественной деятельности и в любой хронологический период. Понимаю, что данная проблематика связана с наличием архивной документации и / или ограничениями доступа к ней в силу действия закона о персональных данных, однако, выявление и изучение комплексов подобных документов вполне возможно на периоде до 1940-х гг. (например, очень ценными и пока невостребованными являются комплексы документов по личному составу наркоматов СССР 1920–30-х гг., хранящиеся в РГАЭ), к тому же архивами уже реализованы проекты (базы данных) по различной «персональной» проблематике, которые могут быть использованы в качестве исходной источниковой информации исследований – некоторые ссылки на подобные ресурсы я публиковала в своих статьях [85].

В-третьих, рассуждая о типах источников, которые могли быть привлечены к исследованиям, необходимо отметить большую притягательную силу и научные перспективы комплексов картографической документации, что было наглядно продемонстрировано в работах А.А. Фролова; визуальных источников (фотоматериалы, плакаты и т.п.), методы работы с которыми в рамках исторической информатики пока не определены и т.п.

В-четвертых, среди неосвоенных АИК технологий весьма перспективными являются технологии работы с уникальными объектами (мультиспектральный анализ, 3D-томография и т.п.). Сложность в реализации подобных проектов заключается в доступе к объектам исследования, наличии соответствующей аппаратуры и специалистов, профессионально работающих в данных технологиях. Мне хочется надеяться, что мы сможем найти взаимопонимание и с фондодержателями, и со специалистами по технологиями – был бы проявлен интерес и сформулирована задача. Большими перспективами обладают развивающиеся бурными темпами технологии нейросетей, поскольку сфера их применения не ограничивается только письменными источниками, а также технологии искусственного интеллекта – в особенности применительно к визуальной информации; интересными представляются механизмы формирования сложных баз данных (информационных ресурсов) на основе разновидовых источников, в которых применяются методы комплексного источниковедения и верификации данных источников одного вида сведениями, почерпнутыми из источников другого вида и т.п.

Наконец, в-пятых, мне представляется, что нам (не только АИК, но и всему профессиональному сообществу историков) жизненно важны грамотные научно-справочные ресурсы. В течение ряда лет я пытаюсь заинтересовать историков, архивистов, музейщиков идеей создания ресурса по русской палеографии. Увы, пока безрезультатно. Но продолжать «жить» с единственным представленным в сети информационным ресурсом [86], на мой взгляд, просто стыдно. И не по содержанию, которое в силу высочайшего профессионализма Анатолия Васильевича Муравьева не может быть подвергнуто сомнению, а в силу давно устаревшего морально и технически исполнения этого ресурса. Для сравнения – предлагаю посмотреть и позавидовать английскому порталу DigiPal [67]. То же самое можно отнести и к ряду других ВИД, которые могли бы быть эффектно представлены в виде мультимедиа или интернет-ресурсов (например, историческая география, историческая метрология, дипломатика и др.). Я уже не говорю о такой обобщающей теме, как титулы, мундиры, ордена, о которых Л.Е. Шепелев, автор одноименной монографии, справедливо писал: «Сталкиваясь с упоминанием титулов, мундиров и орденов, современный читатель (а иногда и специалист-историк) нередко затрудняется в понимании их значения».

Понятно, что все перечисленные темы на высоком содержательном уровне невозможно реализовать без прямого и непосредственного участия музеев, архивов, библиотек, а это, в свою очередь, требует большой организаторской работы и значительного финансирования, но мне думается, что в настоящее время историческая информатика, как научное направление, может и должна апеллировать к хозяевам самых высоких кабинетов и руководителям различных фондов и обществ (например, РИО) с тем, чтобы объединить все заинтересованные стороны в создании подобных ресурсов и их продвижении в сети.

4. Как Вам видится баланс двух компонент, сложившихся в исторической информатике – условно говоря, ресурсной и аналитической? Какая из этих компонент должна быть доминирующей в исторической информатике: первая, связанная с разработкой, систематизацией и источниковедческой оценкой информационных (цифровых) ресурсов, или вторая, где аналитическая составляющая связана с использованием информационных (цифровых) технологий и математических / формализованных методов для приращения исторических знаний?

Формулировка этого вопроса в очередной раз напомнила мне дискуссию 1994–1996 гг. между П. Доором и М. Таллером [87], которая метко была названа спором «номиналистов» и «реалистов» от исторической информатики (© И.Ф.Юшин). Речь о дискуссии об источнико- и проблемно-ориентированных подходах в исследованиях, выполненных в рамках исторической информатики.

Сейчас, как и почти четверть века назад, мне не близка позиция П. Доорна, сформулированная им в форме лозунга: «Мой единственный призыв – чтобы в центре внимания историка был анализ, а не источник». Я – на стороне М. Таллера, ответ которого оппоненту звучал менее афористично, но на мой тогдашний, да и сегодняшний взгляд, более точно по отношению к исторической науке в целом и ее тогда только наметившимся, а теперь уже можно сказать определенно – реализовавшимся –перспективам: «существует, по моему мнению, широкая сфера междисциплинарных исследований на границе истории и компьютерной науки, лишь частично пересекающаяся с квантитативными методами».

Конечно, за прошедшие 25 лет произошли тектонические сдвиги и в компьютерных технологиях, и в наших представлениях о широте и возможностях их применения в исторических исследованиях, и потому постановка этого, как мне казалось, давно решенного вопроса, стала для меня полной неожиданностью.

Позволю себе дать обоснование собственной позиции.

Итак, мне представляется, что деление на «ресурсную» (источнико-ориентированную) и «аналитическую» (проблемно-ориентированную) компоненты в исторической науке в целом, и в исторической информатике в частности, более чем условно, поскольку структура научного исторического знания весьма разнообразна [88] и не сфокусирована только на получении результатов проблемно-ориентированных исследований, основанных на «аналитической составляющей», независимо от того, какие технологии используются при ее реализации.

Учитывая это, а также уже упоминавшийся принцип диалектики – развитие по спирали – формулировка вопроса о доминировании в тот или иной исторический период развития научного направления одной из «компонент», представляется чрезвычайно утрированной и огрубленной, поскольку «доминанты» находятся в постоянном движении и изменении своего положения. Вот и сейчас в западной историографии уже наметилось возвращение к методам формализованного исследования созданных информационных ресурсов, с одной стороны, а с другой – идет активный поиск методов создания ресурсов, максимально соответствующих подлинникам и раскрывающим их информационные возможности.

Есть и еще несколько нюансов, которые не следует сбрасывать со счетов. Так, не следует забывать о том, что анализ (и синтез), как универсальные методы познания, в равной степени применимы как в изучении исторических источников и формирования ресурсов, так и в исследованиях исторических процессов и явлений в рамках проблемно-ориентированных работ. И результат анализа и синтеза в какой из компонент даст более значимое «приращение исторических знаний» – вопрос открытый, не имеющий однозначного ответа. Мысль эта не нова, ее сформулировал О. Боонстра в том же 1996 г. [89].

Наконец, не будем также забывать о том, что любое профессиональное историческое исследование невозможно без формирования и анализа источниковой базы, которую условно можно назвать «информационным ресурсом» проблемно-ориентированной работы. Другой вопрос – будет ли этот ресурс оформлен в таком виде, чтобы стать самостоятельным (промежуточным) результатом исследования, опубликованным для всеобщего использования, что в свое время было одной из целей Консорциума по базам данных.

К сожалению, знакомясь с публикациями уже сложившихся и молодых исследователей, приходится констатировать, что многие авторы не уделяют должного внимания этому этапу исследований, что приводит не только к утрате возможности повторного обращения исследователей к созданным в рамках исследования источниковым ресурсам (хотя бы в качестве дидактических учебных материалов), но и к печальным последствиям при проведении аналитических процедур и формировании выводов, создании моделей и т.п.

Именно поэтому, на мой взгляд, в исторической информатике должен присутствовать БАЛАНС, т.е. равновесие двух компонент.

5. Как Вы относитесь к тезису о том, что пора разработать новую ветвь источниковедения, отражающую растущую роль цифровых источников? Ее название может быть, например, таким: источниковедение цифровых документов.

Как Вы относитесь к новому термину «аналоговые источники», появившемуся на Западе несколько лет назад для обозначения всех источников, не являющихся цифровыми?

Начну с ответа на второй вопрос – по «старшинству» исторических источников, так сказать.

Аналоговые источники

В зарубежной историографии мне не удалось найти определения понятия «аналоговые источники», поэтому я не могу дать развернутый комментарий, а в отечественной историографии этот термин используется довольно давно в публикациях архивистов [90]. Исходя из этого, происхождение термина устанавливается довольно легко − используя логическую цепочку понятий, относящихся к этапам жизненного цикла документа от его возникновения в делопроизводстве до превращения в исторический источник при вовлечении в исследовательский процесс [91, 92] («документ (документоведение) − архивный документ (архивоведение) − исторический источник (историческая наука)».

Термин «аналоговый документ» вводится в соответствующих стандартах, принятых в документоведении и информационных технологиях и, вероятно, «наследуется» исторической наукой: «аналоговый документ (аналоговая форма документа) − форма представления документа в аналоговой среде», где «аналоговая среда − среда физических объектов (явлений), представленных в виде непрерывных характеристик (физических величин)» [93] (ср. «аналоговый − относящийся к непрерывным переменным физическим величинам или к данным, представленным в непрерывном виде, а также к процессам и функциональным блокам, использующим эти данные». Цит. по ИСО/МЭК 2382-1).

Таким образом, термин «аналоговый документ (аналоговая форма документа)» может быть применен в качестве эквивалента для обозначения традиционных (т.е. не переведенных в цифровой вид или born-digital) письменных документов, архивных документов и исторических источников, хотя мне представляется, что его применение более уместно в документоведческой или технической литературе.

С точки зрения источниковедения воспроизведенная логическая цепочка явно страдает неполнотой, поскольку далеко не все исторические источники являются письменными (документными) и хранятся в архивах. Учитывая это, для обозначения исторических источников, существующих в нецифровой форме, я предпочитаю использовать понятия «архивные документы/ исторические источники на традиционных носителях (в традиционной форме)».

Не менее запутана этимология термина «цифровые источники» (digital sources). В англоязычном сегменте сети присутствует термин Digitized [Primary] Sources («оцифрованные источники (первоисточники)»), который у некоторых авторов превращается в Digital Sources («цифровые источники») (скорее по недоразумению), но при этом не меняет своего содержания и подразумевает переведенные в цифровой вид (в том числе – отсканированные) исторические источники.

Попытки найти определение для термина «цифровой документ» (по аналогии с «аналоговым». Извините, за тавтологию! − Ю.Ю.) не увенчалась успехом. Все доступные зарубежные и отечественные справочники в качестве результата поиска предлагали термин «электронный документ», который представляется более точным с точки зрения архивного дела, поскольку в архивы (зарубежные − с начала 1970-х гг., в советские − с рубежа 1970-х−1980-х гг. [94, 95 и др.]) передавались разновидности электронных документов [96, 97, 98, 99, 90 и др.], и в недалеком будущем будут передаваться электронные документы в современном понимании этого термина [100].

Вместе с тем, я не исключаю, что авторы, предложившие этот термин, могли рассматривать его как обобщающее понятие для любых машиночитаемых (в том числе и электронных) документов и данных (файлов), а также информационных ресурсов (информационных систем) [101, 1 и др.].

Учитывая эти терминологические особенности и имея определенный опыт чтения спецкурса на тему «Электронные документы как исторический источник» на кафедре источниковедения истфака МГУ им. М.В.Ломоносова, думаю, что появление такого направления и исследований, и преподавания (обучения) закономерно.

В связи с этим мне представляется целесообразным сделать несколько предуведомлений для будущих авторов подобных курсов:

– стоит обратить особое внимание на место цифровых источников в классификации исторических источников [102, 103]. В настоящее время этот вопрос является дискуссионным, поскольку в наиболее авторитетных классификациях, предложенных Л.Н. Пушкаревым и И.Д. Ковальченко, документов этого типа по понятным причинам нет, а впервые проблема определения места электронных документов в классификации источниковедения был сформулирован К.Б. Гельманом-Виноградовым в рамках документоведения на рубеже 70–80-х годов XX в. (речь шла о «машиночитаемых документах» – так тогда назывались электронные документы).

Определение места цифровых документов в классификации осложняется тем, что строго говоря, цифра – это способ фиксации (кодирования) любой информации, и в цифровой форме (виде) могут существовать ВСЕ известные типы и виды исторических источников, видовое разнообразие которых при этом на физическом уровне нивелируется, и реализуется исключительно для восприятия человеком средствами пользовательского интерфейса [104, 105];

- электронные документы стоит рассматривать в исторической ретроспективе [106] и в тесной взаимосвязи не только с документоведением [107], но и с архивным делом, поскольку в архивы разные формы электронной документации стали принимать примерно с начала 1970-х гг.;

- и, наконец, учитывая то, что в классическом источниковедении огромную роль играют методы внешней критики источника, обязательными элементами данного курса должны будут стать обзоры (как минимум) истории компьютерного оборудования [108, 109], программного обеспечения [110], эволюции носителей информации, а также рассмотрение проблемы хранения и использования электронных документов в долгосрочной перспективе (включая входящие в противоречие с внешней критикой источников процессы миграции и конвертации электронных документов).

В целом же, проблема электронных (цифровых) документов как исторических источников может претендовать на статус той самой «общей идеи», которая могла бы объединить исследователей.

Ответы на 6 и 7 вопросы я дала в преамбуле данного материала.

8. Какие изменения принес цифровой поворот в подготовку студентов-историков в вузах РФ? Какие проблемы выявились в этом процессе? Какой зарубежный и российский опыт Вы рассматриваете как полезный для совершенствования преподавания исторических дисциплин в университетах России? Чего Вы ожидаете от обсуждаемой программы цифровизации образования?

Не считаю себя экспертом в данном вопросе, поэтому от развернутого комментария воздержусь. Отмечу только, что те направления и инструменты, которые предполагается осуществить в рамках программы цифровизации образования [111] (в том числе многочисленные онлайн курсы [112] и механизм их психометрической аналитики [113], создание цифровых профессиональных профилей компетенций и траекторий развития граждан, цифровой университет [114]) вряд ли можно считать удачными именно с точки зрения образования , которое представляет собой «единый целенаправленный процесс воспитания и обучения , а также совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок , функций, опыта деятельности и компетенций [115]».

9. В чем, на Ваш взгляд, состоит специфика информационных ресурсов, создаваемых и используемых в исторической информатике? Могут ли информационные ресурсы, созданные в иных областях гуманитарного знания, использоваться в качестве источников в исторических исследованиях? Если да, то какими они должны обладать характеристиками?

Определение информационных ресурсов в настоящий момент является одним из самых дискуссионных, как и их классификация [116]. Так, определение ИР (информационные ресурсы отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах (библиотеках, архивах, фондах, банках данных, других информационных системах)), закрепленное в ФЗ № 24 в 1996 г., в ныне действующем ФЗ № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 отсутствует.

В российской системе стандартов этот термин вводится ГОСТ 7.0-99. «СИБИД. Информационно-библиотечная деятельность, библиография. Термины и определения», в котором определение получает очень значимое уточнение: «3.3.1.1. информационные ресурсы совокупность данных, организованных для эффективного получения достоверной информации».

Таким образом, вне зависимости от предметной области, в которой и для которой создаются информационные ресурсы, главным требованием к ним является требование предоставления достоверной информации.

Полагаю, излишне говорить, что оно приобретает особую актуальность для информационных ресурсов, создаваемых и используемых в исторической науке вообще и исторической информатике, в частности , поскольку в данном случае проблема выяснения достоверности будет начинаться задолго до собственно создания информационного ресурса и присутствовать на всех этапах исследования: от выявления комплекса исторических источников и проведения их источниковедческой критики (в том числе – внешней), формирования выборки (если такой этап предусмотрен исследованием), определения адекватных методов преобразования информации в электронный вид и обеспечения достоверности в процессе ее преобразования, в результате которого должен быть получен аутентичный информации подлинника электронный ресурс (что особенно важно для сводных метаисточников), до выбора аналитических методов, обеспечивающих получение достоверного результата и синтеза выводов, а также их интерпретации в исторический контекст.

Важное значение для исторических информационных ресурсов приобретают также такие характеристики, как полнота комплекса источников и его репрезентативность, а такжена следующем этапа исследования «чувствительность» методов анализа по отношению к изучаемой проблеме.

Прекрасно понимая, что в рамках историко-ориентированных исследований многие физические и содержательные характеристики источников не могут быть перенесены в электронный вид, я все же считаю крайне необходимым их подробное описание в тексте исследования, или в виде сопроводительной записки в случае самостоятельной (отдельной) публикации созданного информационного ресурса.

Публикация информационных ресурсов, созданных на «техническом» этапе исследования, в настоящее время не является обязательной, хотя мне представляется, что обнародование только полученных выводов без возможности их верификации читателями с помощью обращения к созданному ресурсу, обедняет и само исследование, и его презентацию, не говоря уже о «потерях» учебно-методического и рекламного характера (извините, но «борьбу» за сторонников научного направления никто не отменял, и публичное размещение ресурса в сети с детальным объяснением методов его создания, анализа и полученных результатов играет огромную роль).

О требованиях к информационным ресурсам исторической тематики, создаваемым архивами, библиотеками, музеями, и о возможностях их использования в научных исследованиях, я уже много раз говорила и писала [41, 42, 117, 118 и др.]. Повторяться не вижу смысла, тем более что основные требования к информационному ресурсу (обеспечение достоверности, аутентичности, полноты, репрезентативности информации источника, а также отражения его физических особенностей и места и роли в исторически сформировавшемся и отложившемся в архиве/библиотеке/музее комплексе) остаются неизменными, а предметом дискуссий в этом вопросе могут быть только методы и полнота реализации этих требований.

В этой связи главной задачей сегодняшнего дня я считаю необходимость разработки и оформления правил публикации исторических источников в электронной среде – археографических требований, адаптированных к специфике цифрового мира и особенностям представления в нем информации источников, существующих в традиционной форме и переведенных в цифровой вид (электронных копий), а также «простых» и «сложных» born-digital документов (баз данных/электронных каталогов, 3D-моделей, аудиовизуальной информации, мультимедиа-ресурсов и т.п.).

Подводя итог, хочу еще раз обратить внимание на то, что в ответах на поставленные вопросы я постаралась изложить собственную точку зрения, которая сформировалась в результате анализа отечественной и зарубежной историографии, изученной на глубину без малого 30 лет (с момента возникновения исторической информатики, как самостоятельного направления в рамках исторической науки); на основе сравнительного анализа терминологии и ее содержательного наполнения в российской и зарубежной исторической науке, а также «унаследованных» характеристик в отдельных терминах и взаимосвязей, существующих между терминосистемами документоведения – архивного дела – и источниковедения как части исторической науки.

А завершить этот материал мне бы хотелось цитатой из статьи известного канадского историка Яна Миллигана (Ian Milligan), автора монографии «History in the Age of Abundance? How the Web Is Transforming Historical Research» («История в эпоху изобилия? Или как интернет изменяет исторические исследования» [119] – прим. Ю.Ю.: имеется в виду информационное и источниковое изобилие), в которой, на мой взгляд, выражена ключевая мысль, характеризующая место и роль историка в информационном обществе, мире цифровых данных и оцифрованных документов: «Работа историка в XXI веке будет выглядеть совсем иначе, и будет заключаться в исследованиях баз данных, анализе данных. Но и в эпоху цифровых технологий фундаментальные навыки историков, заключающиеся в поиске контекста (интерпретации полученных результатов и их интеграции в исторический контекст) и накоплении знаний будут по-прежнему востребованы как самими историками, так и обществом» [120].

И меня это вдохновляет!

Примечания

* Нелишне напомнить, что Д.С. Лихачев в предисловии к первому изданию своего труда «Текстология» (1962 г.) писал: «текстология — и в своей теоретической, и в своей практической части — база литературоведения и исторического источниковедения». Вероятно, эта довольно популярная точка зрения оказала воздействие на историографию филологии, что стало причиной причисления текстологии к вспомогательным историческим дисциплинам круга источниковедения и позиционирования данных исследований, выполненных в Digital Humanities, в качестве исторических.

** «Цифровая история (или digital history) – это современное название направления, рассматривающего теоретические и практические вопросы перевода памятников историко-культурного наследия в цифровой формат и публикацию результатов оцифровки в Интернете» – цит. по А.Ю. Володин // URL: https://istina.msu.ru/conferences/presentations/5127158/ ср.: «сам термин Digital History родился не в среде историков (исследователей и преподавателей), а в среде «прикладников», занимающихся IT-приложениями в музеях, архивах, других учреждениях сохранения историко-культурного наследия, где решаются практические задачи оцифровки соответствующих материалов и обеспечения доступа к ним» – цит. по Л.И. Бородкин // URL:http://kleio.asu.ru/2012/1/hcsj-12012_14-21.pdf.

*** При рассмотрении этого вопроса стоит также упомянуть направление «Computational History and Data-Driven Humanities» (CHDDH), возникшее в начале 2010 годов. Однако, проведя две конференции в 2014 и 2016 гг., в дальнейшем данное направление себя никак не проявило.

Библиография
1.
Гарскова И.М. Историческая информатика. Эволюция междисциплинарного направления. СПб.: Алетейя, 2018. – 408 с.
2.
Исторические дисциплины // Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/История#Исторические_дисциплины
3.
Вспомогательные исторические дисциплины // Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Вспомогательные_исторические_дисциплины
4.
Историческая информатика // Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Историческая_информатика
5.
Digital_humanities // Wikipedia. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Digital_humanities
6.
«Encoding textual sources, geographic information systems, lexicometry, digitization of cultural, scientific and technical heritage, web cartography, datamining, 3D, oral archives, digital arts and hypermedia literatures, etc.» // Manifesto for the Digital Humanities. URL: https://tcp.hypotheses.org/411
7.
Digital Humanities // Wikipedia. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Digital_humanities#cite_note-4
8.
Warwick, Claire; Terras, Melissa; Nyhan, Julianne (2012-10-09). Digital Humanities in Practice. Facet Publishing. // URL: https://books.google.ru/books?id=Hla3uAAACAAJ&dq=Digital+Humanities+in+practice&redir_esc=y
9.
Цифровые гуманитарные науки // Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Цифровые_гуманитарные_науки
10.
Информатика // Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Информатика
11.
Современное представление о структуре и истории развития «компьютерных наук» // URL: http://www.tadviser.ru/images/5/56/Mapcs.pdf
12.
Alliance of Digital Humanities Organizations // URL: https://adho.org/
13.
Association for Computers and the Humanities // URL: http://ach.org
14.
The European Association for Digital Humanities // URL: https://eadh.org/
15.
HASTAC // URL: https://www.hastac.org
16.
Roy Rosenzweig Center for History and New Media (RRCHNM) // URL: https://rrchnm.org/
17.
DiRT Directory-Digital Humanities Tools // URL: http://dirtdirectory.org/
18.
Voyant // URL: https://voyant-tools.org/
19.
Digital Humanities Tools // URL: http://dhresourcesforprojectbuilding.pbworks.com/w/page/69244319/Digital
20.
TaDiRAH // URL: https://github.com/dhtaxonomy/TaDiRAH
21.
Text Encoding Initiative (TEI) // URL: https://tei-c.org
22.
Debates in the Digital Humanities (2016) // URL: dhdebates.gc.cuny.edu
23.
«Твоя родословная» − совместный проект Агентства по делам архивов Астраханской области, Государственного казенного учреждения Астраханской области «Государственный архив Астраханской области» и Государственного бюджетного учреждения Астраханской области «Инфраструктурный центр электронного правительства» // URL: https://rodoslovnaya.astrobl.ru
24.
Zooniverse.org. Раздел «History» // URL: https://www.zooniverse.org/projects?discipline=history&page=1&status=live
25.
Цифровая история // Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Цифровая_история
26.
Володин А.Ю. Цифровая история (digital history): виртуальная реальность или исследовательская практика? // 2013. URL: https://istina.msu.ru/conferences/presentations/5127158/
27.
Бородкин Л.И. Digital history: применение цифровых медиа в сохранении историко-культурного наследия? // URL:http://kleio.asu.ru/2012/1/hcsj-12012_14-21.pdf
28.
Digital preservation // Wikipedia. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Digital_preservation
29.
National Digital Library Program // Library of Congress. URL: http://memory.loc.gov/ammem/dli2/html/lcndlp.html; URL: https://en.wikipedia.org/wiki/National_Digital_Library_Program
30.
Strategy for Digitizing Archival Materials for Public Access, 2015–2024 // NARA. URL: https://www.archives.gov/digitization/strategy.html
31.
The National Historical Publications and Records Commission (NHPRC) // NARA. URL: https://www.archives.gov/nhprc
32.
National Digital Archive of Datasets // The National Archives. UK. URL: http://www.ndad.nationalarchives.gov.uk/
33.
Anzacs // The National Archives of Australia. URL: https://wiki2.org/en/National_Archives_of_Australia#Recent_modernization_efforts_and_collaborations
34.
Прожито // URL: prozhito.org
35.
National Oral History Programme (NOHP) for South Africa // URL: https://www.ohasa.org.za
36.
История // Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/История
37.
Оцифровка // Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Оцифровка
38.
ГОСТ Р 52292-2004 Информационная технология. Электронный обмен информацией. Термины и определения
39.
Барковец А.И., Злобин Е.В., Мироненко С.В. Машиночитаемые документы в Государственном архиве Российской Федерации. Проблема создания и использования // Круг идей: Традиции и тенденции исторической информатики / Под ред. Л.И. Бородкина, И.Ф. Юшина. М., 1997. с. 311–381
40.
Комплексная разработка фондов Советской военной администрации в Германии (Проект СВАГ) // URL: http://statearchive.ru/386
41.
Юмашева Ю.Ю. Электронные копии документов Архивного фонда РФ: источниковедческие проблемы // Вестник МГУ. Серия 8. История. № 5, 2012. Сентябрь-октябрь. с. 151–177.
42.
Юмашева Ю.Ю. Источниковедческие проблемы представления исторических источников в электронной среде // Вестник МГУ, Серия 8: «История». 2014. № 6. с. 18–36
43.
NF Z 42-026 Définition et spécifications des prestations de numérisation fidèle de documents sur support papier et contrôle de ces prestations // URL: https://www.boutique.afnor.org/norme/pr-nf-z42-026/definition-et-specifications-des-prestations-de-numerisation-fidele-de-documents-et-controle-de-ces-prestations/article/874692/fa187367 («Марка NF 544»)
44.
Regulations with Digitization Standards for Temporary Records Issued // NARA. URL: https://records-express.blogs.archives.gov/2019/04/17/regulations-with-digitization-standards-for-temporary-records-issued/
45.
Federal Register / Vol. 84, No. 69 / Wednesday, April 10, 2019 / Rules and Regulations. URL: https://www.govinfo.gov/content/pkg/FR-2019-04-10/pdf/2019-06916.pdf
46.
Todo es electronic // URL: https://inza.wordpress.com/2019/04/03/certified-digitization/
47.
B.A.V. FITS Keyword Dictionary: Version 1.0 – 2015 // Vatican Library. URL: https://www.vaticanlibrary.va/home.php?pag=KeywordsFITS
48.
FITS // URL: http://archive.stsci.edu/fits/fits_standard/
49.
Татьяна Черниговская – о том, почему только искусство может спасти человечество от новых технологий // СПб. Собака. Ру. URL: http://www.sobaka.ru/city/science/92458?fbclid=IwAR1ED6H02FnUAyAQbYE1DNuEmrpRE4zhXvjnau6ELPBgYjVh5ZvjgZZHZTk
50.
Веллинг Дж. История на интернете // Информационный бюллетень АИК, № 19, ноябрь 1996 г. с. 55
51.
Drescher Sophie Commentary: History and its Sources – after the Digital Turn, GRAINES Summer School 2017 // GRAINES. URL: https://grainesnetwork.com/2017/09/12/commentary-history-and-its-sources-after-the-digital-turn-graines-summer-school-2017/
52.
CFP-GRAINES Summer School 2017. History and its Sources – after the Digital Turn // Universität Basel. URL: https://bgsh.geschichte.unibas.ch/news/news-detail/?tx_ttnews%5Btt_news%5D=4516&cHash=ab6f0c70c45e4820f905f6e065e65004
53.
Carpo Mario. The Second Digital Turn. Design Beyond Intelligence. 2017 // URL: https://mitpress.mit.edu/books/second-digital-turn
54.
Круг идей: новые архивные технологии / Отв. Ред. Тяжельникова В.С., Юшин И.Ф., М., Мосгоархив. 1996. 221 с.
55.
Catalogue as Data: the basics // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/catalogue-data-basics
56.
Catalogue as Data: the Prize Papers from the 2nd Anglo-Dutch War // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/catalogue-data-prize-papers-2nd-anglo-dutch-war/
57.
Network analysis of the UK Government Web Archive // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/network-analysis-of-the-uk-government-web-archive/?fbclid=IwAR20T4EY9sV9CExVHpoi6jGREMjXm-KGzPuxUHF6Dt8jq-Mb5JJueoQKhfY
58.
Modelling our digital archival data // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/modelling-digital-archival-data/
59.
Digital archiving: the seven pillars of metadata // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/digital-archiving-seven-pillars-metadata/;
60.
Modelling archival data: an outsider’s perspective // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/modelling-archival-data-outsiders-perspective/?utm_source=Facebook&utm_medium=social&utm_campaign=SocialSignIn&utm_content=Blog%20posts&fbclid=IwAR35gcFwOG9RBMDBOXbWQVUM3kyhYKlK2IdDBA9xO-Cp8kuicJHb9fMAmyE
61.
Talboom Leontien, Underdown David. ‘Access is What we are Preserving’: But for Whom? // URL: https://dpconline.org/blog/access-what-we-are-preserving?utm_source=dlvr.it&utm_medium=facebook&fbclid=IwAR0hWmjws2I2vpQ7TIwYQViM_lXLpu3TRD1gL3KDLuKGiAZWxr_ctjt5g7Q
62.
Интермузей. День 1. Конференц-зал №3. Информационные технологии. 30 мая. 2019 г. // URL: https://www.culture.ru/live/454; https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2401246253498044&id=100008380781418&comment_id=2401347823487887
63.
VENICE TIME MACHINE VTM // EPFL. URL: https://vtm.epfl.ch
64.
Kaplan Frederic. Venice Time Machine Flagship // URL: https://ec.europa.eu/futurium/en/content/venice-time-machine-flagship
65.
The Time Machine // URL: https://www.timemachine.eu
66.
Time Machine Manifesto. Big Data of the Past for Future of Europe. May 2019 // URL: https://www.timemachine.eu/wp-content/uploads/2019/06/Time-Machine-Manifesto.pdf
67.
DigiPal.eu // URL: http://www.digipal.eu
68.
Europeana Heraldica // KANSALLISARKISTO. URL: http://extranet.narc.fi/heraldica/
69.
Heraldika Nova // URL: https://heraldica.hypotheses.org/1767
70.
The Bernstein Paper Memory // URL: http://www.memoryofpaper.eu:8080/BernsteinPortal/appl_start.disp#$
71.
Wasserzeichen-informationssystem // URL: https://www.wasserzeichen-online.de/wzis/index.php
72.
Wax seal moulds – from drawer to Discovery // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/wax-seal-moulds-drawer-discovery/?fbclid=IwAR1OYCY7JyqA7qJtE_ThFOJv4vXV0s4f8W-zCLHdN_K2sdFptep26550-Tk
73.
Древнерусские берестяные грамоты // URL: http://gramoty.ru/birchbark/
74.
NYLP Map Warper // New York Public Library. URL: http://maps.nypl.org/warper/
75.
Cartesius // URL: http://www.cartesius.be/CartesiusPortal/
76.
American Numismatic Association // URL: https://www.money.org/thenumismatist/digitalarchives
77.
Нумизматика // Государственный Эрмитаж. URL: https://www.hermitagemuseum.org/wps/portal/hermitage/explore/collections/master/1251499820/!ut/p/z1/jZHLTsMwEEW_hUWW2BPHNjY7K5D0FZlSKMEblKK8UF5y00bi6wmITSsIzG6kM3fmaLDBMTZNcizzpC_bJqnG_tnwF60Udz0fFppxBQruPcq3EWw8hp--APilFGDzn_kJwEzHL_5aMBoQG_lRjk2X9MVl2WQtjl3CXCqlIDBeYE4zhJwFoOhtsFaRd7ck_BwIg_AGVCjXvqCahMI9B_R8eQVKP7CZ1luf-PQbmPYodzUaXmsESEghKeUu48wDBvRTQjU7T4wSNs1Sm1p0sON3ir7v9tcOODAMA8rbNq9SZA8O_DRRtPsexycg7urH-H2VbeZvrDqu1MUHop3yrQ!!/dz/d5/L2dBISEvZ0FBIS9nQSEh/?lng=en
78.
World Paper Money Catalog and History of World Currency // URL: http://www.atsnotes.com/catalog/catalog.html
79.
Banknote World // URL: https://www.banknoteworld.org
80.
Миклас Х. Бреннер С.3, Самблатниг Р. Мультиспектральная съемка для цифровой реставрации древних рукописей: устройства, методы и практические аспекты // Историческая информатика, 2017, № 3, 116—134. URL: https://E-Notabene.Ru/Istinf/Article_23697.Html
81.
Scanning an Ancient Biblical Text That Humans Fear to Open // The New York Times. URL: https://www.nytimes.com/2018/01/05/science/biblical-codes-morgan-library.html
82.
Юмашева Ю.Ю. Фотоархивы в сети Интернет: проблемы презентации и изучения // Историческая информатика. 2019(а). № 1. С.8—46. URL: http://e-notabene.ru/istinf/article_29087.html
83.
Witnessing genocide // Lunds universitet. UNIVERSITETSBIBLIOTEKET. URL: https://www.ub.lu.se/witnessing-genocide
84.
Динамика экономического и социального развития России в XIX – начале ХХ вв. // Ресурсы кафедры исторической информатики исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. URL: http://hist.msu.ru/Dynamics/
85.
Юмашева Ю.Ю. Историко-биографические исследования: методы и базы данных. // Уральский исторический вестник. № 4 (49), 2015. С. 146–152.
86.
Муравьев А.В. Палеография. Сборник снимков с русского письма XI–XVIII вв. М.: Изд-во Московского университета, 1963. // URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Palaeo/
87.
Информационный бюллетень АИК, № 19, ноябрь 1996 г.
88.
Шмаков В.С. Структура исторического знания и картина мира. Новосибирск: Наука. Сибирское отделение. 1990 г.
89.
Боонстра О. Питер Доорн и архив непониманий // Информационный бюллетень АИК, № 19, ноябрь 1996 г. С. 156–158.
90.
Юшин И.Ф. Электронные документы как исторический источник // Круг идей: Электронные ресурсы исторической информатики. М., 2003. С. 37–51.
91.
Савин В.А. Документ — архивный документ − исторический источник – памятник истории и культуры: проблемы проявления сущностных характеристик // Архивоведение и источниковедение отечественной истории. Проблемы взаимодействия на современном этапе. Доклады и тезисы выступлений 12-13 мая 1996 г. М., 1997 г. Вып. I. https://www.studmed.ru/view/savin-va-dokument-arhivnyy-dokument-istoricheskiy-istochnik-pamyatnik-istorii-i-kultury-problemy-proyavleniya-suschnostnyh-harakteristik_1a98fd0621f.html
92.
Илизаров Б.С. Документ: от функции управления к функции исторического источника, Голиков А.Г. Архивный документ и исторический источник: две стороны медали // Шестая Всероссийская научная конференция "Архивоведение и источниковедение отечественной истории: проблемы взаимодействия на современном этапе" 16–17 июня 2009 г., г. Москва, ВНИИДАД, 2010 г. 249 с.
93.
ГОСТ Р 52292-2004 Информационная технология (ИТ). Электронный обмен информацией. Термины и определения. С использованием положений ГОСТ ИСО/МЭК 2382-1-99. Информационная технология. Словарь. Часть 1. Основные термины и определения (ISO/IEC 2382-1:1993. Information technology; Vocabulary; Part 1: Fundamental terms; ISO/IEC 2382-2015. Information technology--Vocabulary); ГОСТ 33707-2016 (ISO/IEC 2382:2015) Информационные технологии (ИТ). Словарь.
94.
Палли Х.Э. ЭВМ и новые возможности хранения исторической информации // Источниковедение отечественной истории: сб. ст. М.: Наука, 1977. С. 188–194.
95.
Виноградов В.М., Гельман-Виноградов К.Б., Черешня А.Г. Машиночитаемые документы: Некоторые аспекты источниковедческого анализа и формирования архивных комплексов // История СССР. 1984 №4. С. 92–104
96.
Юмашева Ю.Ю. Информатизация архивного дела в Российской Федерации (1991−2015). Глава. Машиночитаемые и электронные документы в контексте архивного хранения. Электронные архивы. М.-Берлин, Директ-Медиа. 2016, с. 267−346.
97.
Аналитический обзор «Документоведческие и архивоведческие проблемы электронных документов» //СИФ ОЦНТИ ВНИИДАД, № 10438.
98.
Тихонов В.И. Сущностные характеристики, состав и классификация электронных документов // Документация в информационном обществе: электронное делопроизводство и электронный архив: докл. и сообщ. на VI Междунар. науч.-практ. конф., 24–25 нояб. 1999 г., г. Москва / Росархив, ВНИИДАД, РОИА. М., 2000. С. 204–218
99.
Тихонов В.И. Электронные документы на пороге XXI века // Вестник архивиста. 1999. № 6. С. 106‒129.
100.
Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" от 27.07.2006 № 149–ФЗ.
101.
Гарскова И.М. Архивы машиночитаемых данных и проблемы архивирования машиночитаемых исторических источников // Круг идей: новое в исторической информатике. Труды I Конференции АИК. Редакторы: Л.И. Бородкин и В.С. Тяжельникова. 1994, С. 51–70.
102.
Злобин Е.В. Методика классификации машиночитаемых документов // Информационный Бюллетень Ассоциации История и Компьютер, 1994, № 14, С. 78–79
103.
Злобин Е.В. О некоторых проблемах классификации и описания электронных документов как исторического источника // Круг идей: электронные ресурсы исторической информатики. Труды VIII Конференции Ассоциации "История и Компьютер". Под Редакцией Л.И. Бородкина, В.Н. Владимирова. 2003. Алтайский Государственный Университет (Барнаул), С. 7–36.
104.
Юмашева Ю.Ю. Машиночитаемые документы с точки зрения источниковедения. Тезисы выступления на IV Конференции АBR. Секция V. (Не опубликовано) // Информационный Бюллетень АИК, № 18, июль 1996 г.
105.
Юмашева Ю.Ю. Несколько слов по поводу… // Информационный Бюллетень АИК, № 24, июль 1999 г., С. 130.
106.
Злобин Е.В. Машиночитаемые документы как исторический источник. Военный Университет Министерства Обороны РФ (Москва), 2014, 168 с.
107.
Злобин Е.В. Системы электронного документооборота – источниковедческие аспекты // Информационный Бюллетень Ассоциации История и Компьютер , 2004, № 32, С. 96–98
108.
Злобин Е.В. Компьютерная археология (!?) – к постановке проблемы // Информационный Бюллетень Ассоциации История и Компьютер, 2016, № 45, С. 22–23
109.
Злобин Е.В. Ретрокомпьютинг как метод повышения познавательной активности учащихся на занятиях // Современные информационные технологии в образовании. Материалы XXVIII Международной Конференции. 2017. Московский издательско-полиграфический колледж им. И. Федорова. С. 16–18
110.
Злобин Е.В. Технические средства для создания машиночитаемых документов. Информационный Бюллетень Ассоциации История и Компьютер, 1995, № 13, С. 120–124.
111.
Паспорт Приоритетного Проекта "Современная Цифровая Образовательная среда в Российской Федерации" (утв. президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам, протокол от 25 октября 2016 г. № 9) // Гарант. URL: http://base.garant.ru/71677640/
112.
Современная цифровая образовательная среда в РФ. Портал // URL: https://online.edu.ru/ru/
113.
Методика и инструментарий психометрической аналитики онлайн-курсов // Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» / Административно-управленческие подразделения / Дирекция по онлайн-обучению / Современная цифровая образовательная среда (СЦОС) URL: https://elearning.hse.ru/project_scos
114.
Сидоров Г. Цифровой университет: применение цифровых технологий в современных образовательных учреждениях 01.03.2017. // ITWeek. URL: https://www.itweek.ru/idea/article/detail.php?ID=192831
115.
Федеральный закон от 29.12.2012 №273-ФЗ (ред. от 26.07.2019) "Об образовании в Российской Федерации". Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе.
116.
Шуремов Е. Информационные ресурсы: классификация, источники, поставщики. Коротко о главном. // Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero. 2017. ISBN 978-5-4483-6136-4 https://www.libfox.ru/656061-evgeniy-shuremov-informatsionnye-resursy-klassifikatsiya-istochniki-postavshchiki-korotko-o-glavnom.html
117.
Юмашева Ю.Ю. Архивные информационные ресурсы на основе электронных копий: для кого они? / Роль архивов в информационном обеспечении исторической науки: сборник статей / Aвт.-сост. Е.А. Воронцова; отв. ред. В.Ю. Афиани, Ю.А. Петров. М.: Этерна, 2017. 992 с. с. 618-643
118.
Отчет о научно-исследовательской работе «Проведение научных исследований в области комплектования, хранения, учета и использования архивных документов». Приложение: Технические требования к оцифровке архивных документов, научно-справочного аппарата (НСА) к архивным документам, а также созданию, хранению, учету и использованию электронного фонда пользования документов Архивного фонда Российской Федерации. Росархив, ООО «БизнесСкан». 2018. // Официальный сайт Федерального архивного агентства. URL: http://archives.ru/documents/methodics.shtml
119.
Milligan Ian. History in the Age of Abundance? How the Web Is Transforming Historical Research // Mc-Gill Queen’s University Press. URL: https://www.mqup.ca/history-in-the-age-of-abundance--products-9780773556973.php
120.
Milligan Ian. Re-Posted from the Conversation: Historians’ archival research looks quite different in the digital age // URL: https://ianmilligan.ca/2019/08/20/re-posted-from-the-conversation-historians-archival-research-looks-quite-different-in-the-digital-age/#more-4637
References (transliterated)
1.
Garskova I.M. Istoricheskaya informatika. Evolyutsiya mezhdistsiplinarnogo napravleniya. SPb.: Aleteiya, 2018. – 408 s.
2.
Istoricheskie distsipliny // Vikipediya. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Istoriya#Istoricheskie_distsipliny
3.
Vspomogatel'nye istoricheskie distsipliny // Vikipediya. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Vspomogatel'nye_istoricheskie_distsipliny
4.
Istoricheskaya informatika // Vikipediya. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Istoricheskaya_informatika
5.
Digital_humanities // Wikipedia. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Digital_humanities
6.
«Encoding textual sources, geographic information systems, lexicometry, digitization of cultural, scientific and technical heritage, web cartography, datamining, 3D, oral archives, digital arts and hypermedia literatures, etc.» // Manifesto for the Digital Humanities. URL: https://tcp.hypotheses.org/411
7.
Digital Humanities // Wikipedia. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Digital_humanities#cite_note-4
8.
Warwick, Claire; Terras, Melissa; Nyhan, Julianne (2012-10-09). Digital Humanities in Practice. Facet Publishing. // URL: https://books.google.ru/books?id=Hla3uAAACAAJ&dq=Digital+Humanities+in+practice&redir_esc=y
9.
Tsifrovye gumanitarnye nauki // Vikipediya. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Tsifrovye_gumanitarnye_nauki
10.
Informatika // Vikipediya. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Informatika
11.
Sovremennoe predstavlenie o strukture i istorii razvitiya «komp'yuternykh nauk» // URL: http://www.tadviser.ru/images/5/56/Mapcs.pdf
12.
Alliance of Digital Humanities Organizations // URL: https://adho.org/
13.
Association for Computers and the Humanities // URL: http://ach.org
14.
The European Association for Digital Humanities // URL: https://eadh.org/
15.
HASTAC // URL: https://www.hastac.org
16.
Roy Rosenzweig Center for History and New Media (RRCHNM) // URL: https://rrchnm.org/
17.
DiRT Directory-Digital Humanities Tools // URL: http://dirtdirectory.org/
18.
Voyant // URL: https://voyant-tools.org/
19.
Digital Humanities Tools // URL: http://dhresourcesforprojectbuilding.pbworks.com/w/page/69244319/Digital
20.
TaDiRAH // URL: https://github.com/dhtaxonomy/TaDiRAH
21.
Text Encoding Initiative (TEI) // URL: https://tei-c.org
22.
Debates in the Digital Humanities (2016) // URL: dhdebates.gc.cuny.edu
23.
«Tvoya rodoslovnaya» − sovmestnyi proekt Agentstva po delam arkhivov Astrakhanskoi oblasti, Gosudarstvennogo kazennogo uchrezhdeniya Astrakhanskoi oblasti «Gosudarstvennyi arkhiv Astrakhanskoi oblasti» i Gosudarstvennogo byudzhetnogo uchrezhdeniya Astrakhanskoi oblasti «Infrastrukturnyi tsentr elektronnogo pravitel'stva» // URL: https://rodoslovnaya.astrobl.ru
24.
Zooniverse.org. Razdel «History» // URL: https://www.zooniverse.org/projects?discipline=history&page=1&status=live
25.
Tsifrovaya istoriya // Vikipediya. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Tsifrovaya_istoriya
26.
Volodin A.Yu. Tsifrovaya istoriya (digital history): virtual'naya real'nost' ili issledovatel'skaya praktika? // 2013. URL: https://istina.msu.ru/conferences/presentations/5127158/
27.
Borodkin L.I. Digital history: primenenie tsifrovykh media v sokhranenii istoriko-kul'turnogo naslediya? // URL:http://kleio.asu.ru/2012/1/hcsj-12012_14-21.pdf
28.
Digital preservation // Wikipedia. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Digital_preservation
29.
National Digital Library Program // Library of Congress. URL: http://memory.loc.gov/ammem/dli2/html/lcndlp.html; URL: https://en.wikipedia.org/wiki/National_Digital_Library_Program
30.
Strategy for Digitizing Archival Materials for Public Access, 2015–2024 // NARA. URL: https://www.archives.gov/digitization/strategy.html
31.
The National Historical Publications and Records Commission (NHPRC) // NARA. URL: https://www.archives.gov/nhprc
32.
National Digital Archive of Datasets // The National Archives. UK. URL: http://www.ndad.nationalarchives.gov.uk/
33.
Anzacs // The National Archives of Australia. URL: https://wiki2.org/en/National_Archives_of_Australia#Recent_modernization_efforts_and_collaborations
34.
Prozhito // URL: prozhito.org
35.
National Oral History Programme (NOHP) for South Africa // URL: https://www.ohasa.org.za
36.
Istoriya // Vikipediya. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Istoriya
37.
Otsifrovka // Vikipediya. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Otsifrovka
38.
GOST R 52292-2004 Informatsionnaya tekhnologiya. Elektronnyi obmen informatsiei. Terminy i opredeleniya
39.
Barkovets A.I., Zlobin E.V., Mironenko S.V. Mashinochitaemye dokumenty v Gosudarstvennom arkhive Rossiiskoi Federatsii. Problema sozdaniya i ispol'zovaniya // Krug idei: Traditsii i tendentsii istoricheskoi informatiki / Pod red. L.I. Borodkina, I.F. Yushina. M., 1997. s. 311–381
40.
Kompleksnaya razrabotka fondov Sovetskoi voennoi administratsii v Germanii (Proekt SVAG) // URL: http://statearchive.ru/386
41.
Yumasheva Yu.Yu. Elektronnye kopii dokumentov Arkhivnogo fonda RF: istochnikovedcheskie problemy // Vestnik MGU. Seriya 8. Istoriya. № 5, 2012. Sentyabr'-oktyabr'. s. 151–177.
42.
Yumasheva Yu.Yu. Istochnikovedcheskie problemy predstavleniya istoricheskikh istochnikov v elektronnoi srede // Vestnik MGU, Seriya 8: «Istoriya». 2014. № 6. s. 18–36
43.
NF Z 42-026 Définition et spécifications des prestations de numérisation fidèle de documents sur support papier et contrôle de ces prestations // URL: https://www.boutique.afnor.org/norme/pr-nf-z42-026/definition-et-specifications-des-prestations-de-numerisation-fidele-de-documents-et-controle-de-ces-prestations/article/874692/fa187367 («Marka NF 544»)
44.
Regulations with Digitization Standards for Temporary Records Issued // NARA. URL: https://records-express.blogs.archives.gov/2019/04/17/regulations-with-digitization-standards-for-temporary-records-issued/
45.
Federal Register / Vol. 84, No. 69 / Wednesday, April 10, 2019 / Rules and Regulations. URL: https://www.govinfo.gov/content/pkg/FR-2019-04-10/pdf/2019-06916.pdf
46.
Todo es electronic // URL: https://inza.wordpress.com/2019/04/03/certified-digitization/
47.
B.A.V. FITS Keyword Dictionary: Version 1.0 – 2015 // Vatican Library. URL: https://www.vaticanlibrary.va/home.php?pag=KeywordsFITS
48.
FITS // URL: http://archive.stsci.edu/fits/fits_standard/
49.
Tat'yana Chernigovskaya – o tom, pochemu tol'ko iskusstvo mozhet spasti chelovechestvo ot novykh tekhnologii // SPb. Sobaka. Ru. URL: http://www.sobaka.ru/city/science/92458?fbclid=IwAR1ED6H02FnUAyAQbYE1DNuEmrpRE4zhXvjnau6ELPBgYjVh5ZvjgZZHZTk
50.
Velling Dzh. Istoriya na internete // Informatsionnyi byulleten' AIK, № 19, noyabr' 1996 g. s. 55
51.
Drescher Sophie Commentary: History and its Sources – after the Digital Turn, GRAINES Summer School 2017 // GRAINES. URL: https://grainesnetwork.com/2017/09/12/commentary-history-and-its-sources-after-the-digital-turn-graines-summer-school-2017/
52.
CFP-GRAINES Summer School 2017. History and its Sources – after the Digital Turn // Universität Basel. URL: https://bgsh.geschichte.unibas.ch/news/news-detail/?tx_ttnews%5Btt_news%5D=4516&cHash=ab6f0c70c45e4820f905f6e065e65004
53.
Carpo Mario. The Second Digital Turn. Design Beyond Intelligence. 2017 // URL: https://mitpress.mit.edu/books/second-digital-turn
54.
Krug idei: novye arkhivnye tekhnologii / Otv. Red. Tyazhel'nikova V.S., Yushin I.F., M., Mosgoarkhiv. 1996. 221 s.
55.
Catalogue as Data: the basics // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/catalogue-data-basics
56.
Catalogue as Data: the Prize Papers from the 2nd Anglo-Dutch War // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/catalogue-data-prize-papers-2nd-anglo-dutch-war/
57.
Network analysis of the UK Government Web Archive // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/network-analysis-of-the-uk-government-web-archive/?fbclid=IwAR20T4EY9sV9CExVHpoi6jGREMjXm-KGzPuxUHF6Dt8jq-Mb5JJueoQKhfY
58.
Modelling our digital archival data // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/modelling-digital-archival-data/
59.
Digital archiving: the seven pillars of metadata // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/digital-archiving-seven-pillars-metadata/;
60.
Modelling archival data: an outsider’s perspective // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/modelling-archival-data-outsiders-perspective/?utm_source=Facebook&utm_medium=social&utm_campaign=SocialSignIn&utm_content=Blog%20posts&fbclid=IwAR35gcFwOG9RBMDBOXbWQVUM3kyhYKlK2IdDBA9xO-Cp8kuicJHb9fMAmyE
61.
Talboom Leontien, Underdown David. ‘Access is What we are Preserving’: But for Whom? // URL: https://dpconline.org/blog/access-what-we-are-preserving?utm_source=dlvr.it&utm_medium=facebook&fbclid=IwAR0hWmjws2I2vpQ7TIwYQViM_lXLpu3TRD1gL3KDLuKGiAZWxr_ctjt5g7Q
62.
Intermuzei. Den' 1. Konferents-zal №3. Informatsionnye tekhnologii. 30 maya. 2019 g. // URL: https://www.culture.ru/live/454; https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2401246253498044&id=100008380781418&comment_id=2401347823487887
63.
VENICE TIME MACHINE VTM // EPFL. URL: https://vtm.epfl.ch
64.
Kaplan Frederic. Venice Time Machine Flagship // URL: https://ec.europa.eu/futurium/en/content/venice-time-machine-flagship
65.
The Time Machine // URL: https://www.timemachine.eu
66.
Time Machine Manifesto. Big Data of the Past for Future of Europe. May 2019 // URL: https://www.timemachine.eu/wp-content/uploads/2019/06/Time-Machine-Manifesto.pdf
67.
DigiPal.eu // URL: http://www.digipal.eu
68.
Europeana Heraldica // KANSALLISARKISTO. URL: http://extranet.narc.fi/heraldica/
69.
Heraldika Nova // URL: https://heraldica.hypotheses.org/1767
70.
The Bernstein Paper Memory // URL: http://www.memoryofpaper.eu:8080/BernsteinPortal/appl_start.disp#$
71.
Wasserzeichen-informationssystem // URL: https://www.wasserzeichen-online.de/wzis/index.php
72.
Wax seal moulds – from drawer to Discovery // The National Archives Blog. UK. URL: https://blog.nationalarchives.gov.uk/wax-seal-moulds-drawer-discovery/?fbclid=IwAR1OYCY7JyqA7qJtE_ThFOJv4vXV0s4f8W-zCLHdN_K2sdFptep26550-Tk
73.
Drevnerusskie berestyanye gramoty // URL: http://gramoty.ru/birchbark/
74.
NYLP Map Warper // New York Public Library. URL: http://maps.nypl.org/warper/
75.
Cartesius // URL: http://www.cartesius.be/CartesiusPortal/
76.
American Numismatic Association // URL: https://www.money.org/thenumismatist/digitalarchives
77.
Numizmatika // Gosudarstvennyi Ermitazh. URL: https://www.hermitagemuseum.org/wps/portal/hermitage/explore/collections/master/1251499820/!ut/p/z1/jZHLTsMwEEW_hUWW2BPHNjY7K5D0FZlSKMEblKK8UF5y00bi6wmITSsIzG6kM3fmaLDBMTZNcizzpC_bJqnG_tnwF60Udz0fFppxBQruPcq3EWw8hp--APilFGDzn_kJwEzHL_5aMBoQG_lRjk2X9MVl2WQtjl3CXCqlIDBeYE4zhJwFoOhtsFaRd7ck_BwIg_AGVCjXvqCahMI9B_R8eQVKP7CZ1luf-PQbmPYodzUaXmsESEghKeUu48wDBvRTQjU7T4wSNs1Sm1p0sON3ir7v9tcOODAMA8rbNq9SZA8O_DRRtPsexycg7urH-H2VbeZvrDqu1MUHop3yrQ!!/dz/d5/L2dBISEvZ0FBIS9nQSEh/?lng=en
78.
World Paper Money Catalog and History of World Currency // URL: http://www.atsnotes.com/catalog/catalog.html
79.
Banknote World // URL: https://www.banknoteworld.org
80.
Miklas Kh. Brenner S.3, Samblatnig R. Mul'tispektral'naya s''emka dlya tsifrovoi restavratsii drevnikh rukopisei: ustroistva, metody i prakticheskie aspekty // Istoricheskaya informatika, 2017, № 3, 116—134. URL: https://E-Notabene.Ru/Istinf/Article_23697.Html
81.
Scanning an Ancient Biblical Text That Humans Fear to Open // The New York Times. URL: https://www.nytimes.com/2018/01/05/science/biblical-codes-morgan-library.html
82.
Yumasheva Yu.Yu. Fotoarkhivy v seti Internet: problemy prezentatsii i izucheniya // Istoricheskaya informatika. 2019(a). № 1. S.8—46. URL: http://e-notabene.ru/istinf/article_29087.html
83.
Witnessing genocide // Lunds universitet. UNIVERSITETSBIBLIOTEKET. URL: https://www.ub.lu.se/witnessing-genocide
84.
Dinamika ekonomicheskogo i sotsial'nogo razvitiya Rossii v XIX – nachale KhKh vv. // Resursy kafedry istoricheskoi informatiki istoricheskogo fakul'teta MGU im. M.V. Lomonosova. URL: http://hist.msu.ru/Dynamics/
85.
Yumasheva Yu.Yu. Istoriko-biograficheskie issledovaniya: metody i bazy dannykh. // Ural'skii istoricheskii vestnik. № 4 (49), 2015. S. 146–152.
86.
Murav'ev A.V. Paleografiya. Sbornik snimkov s russkogo pis'ma XI–XVIII vv. M.: Izd-vo Moskovskogo universiteta, 1963. // URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Palaeo/
87.
Informatsionnyi byulleten' AIK, № 19, noyabr' 1996 g.
88.
Shmakov V.S. Struktura istoricheskogo znaniya i kartina mira. Novosibirsk: Nauka. Sibirskoe otdelenie. 1990 g.
89.
Boonstra O. Piter Doorn i arkhiv neponimanii // Informatsionnyi byulleten' AIK, № 19, noyabr' 1996 g. S. 156–158.
90.
Yushin I.F. Elektronnye dokumenty kak istoricheskii istochnik // Krug idei: Elektronnye resursy istoricheskoi informatiki. M., 2003. S. 37–51.
91.
Savin V.A. Dokument — arkhivnyi dokument − istoricheskii istochnik – pamyatnik istorii i kul'tury: problemy proyavleniya sushchnostnykh kharakteristik // Arkhivovedenie i istochnikovedenie otechestvennoi istorii. Problemy vzaimodeistviya na sovremennom etape. Doklady i tezisy vystuplenii 12-13 maya 1996 g. M., 1997 g. Vyp. I. https://www.studmed.ru/view/savin-va-dokument-arhivnyy-dokument-istoricheskiy-istochnik-pamyatnik-istorii-i-kultury-problemy-proyavleniya-suschnostnyh-harakteristik_1a98fd0621f.html
92.
Ilizarov B.S. Dokument: ot funktsii upravleniya k funktsii istoricheskogo istochnika, Golikov A.G. Arkhivnyi dokument i istoricheskii istochnik: dve storony medali // Shestaya Vserossiiskaya nauchnaya konferentsiya "Arkhivovedenie i istochnikovedenie otechestvennoi istorii: problemy vzaimodeistviya na sovremennom etape" 16–17 iyunya 2009 g., g. Moskva, VNIIDAD, 2010 g. 249 s.
93.
GOST R 52292-2004 Informatsionnaya tekhnologiya (IT). Elektronnyi obmen informatsiei. Terminy i opredeleniya. S ispol'zovaniem polozhenii GOST ISO/MEK 2382-1-99. Informatsionnaya tekhnologiya. Slovar'. Chast' 1. Osnovnye terminy i opredeleniya (ISO/IEC 2382-1:1993. Information technology; Vocabulary; Part 1: Fundamental terms; ISO/IEC 2382-2015. Information technology--Vocabulary); GOST 33707-2016 (ISO/IEC 2382:2015) Informatsionnye tekhnologii (IT). Slovar'.
94.
Palli Kh.E. EVM i novye vozmozhnosti khraneniya istoricheskoi informatsii // Istochnikovedenie otechestvennoi istorii: sb. st. M.: Nauka, 1977. S. 188–194.
95.
Vinogradov V.M., Gel'man-Vinogradov K.B., Chereshnya A.G. Mashinochitaemye dokumenty: Nekotorye aspekty istochnikovedcheskogo analiza i formirovaniya arkhivnykh kompleksov // Istoriya SSSR. 1984 №4. S. 92–104
96.
Yumasheva Yu.Yu. Informatizatsiya arkhivnogo dela v Rossiiskoi Federatsii (1991−2015). Glava. Mashinochitaemye i elektronnye dokumenty v kontekste arkhivnogo khraneniya. Elektronnye arkhivy. M.-Berlin, Direkt-Media. 2016, s. 267−346.
97.
Analiticheskii obzor «Dokumentovedcheskie i arkhivovedcheskie problemy elektronnykh dokumentov» //SIF OTsNTI VNIIDAD, № 10438.
98.
Tikhonov V.I. Sushchnostnye kharakteristiki, sostav i klassifikatsiya elektronnykh dokumentov // Dokumentatsiya v informatsionnom obshchestve: elektronnoe deloproizvodstvo i elektronnyi arkhiv: dokl. i soobshch. na VI Mezhdunar. nauch.-prakt. konf., 24–25 noyab. 1999 g., g. Moskva / Rosarkhiv, VNIIDAD, ROIA. M., 2000. S. 204–218
99.
Tikhonov V.I. Elektronnye dokumenty na poroge XXI veka // Vestnik arkhivista. 1999. № 6. S. 106‒129.
100.
Federal'nyi zakon "Ob informatsii, informatsionnykh tekhnologiyakh i o zashchite informatsii" ot 27.07.2006 № 149–FZ.
101.
Garskova I.M. Arkhivy mashinochitaemykh dannykh i problemy arkhivirovaniya mashinochitaemykh istoricheskikh istochnikov // Krug idei: novoe v istoricheskoi informatike. Trudy I Konferentsii AIK. Redaktory: L.I. Borodkin i V.S. Tyazhel'nikova. 1994, S. 51–70.
102.
Zlobin E.V. Metodika klassifikatsii mashinochitaemykh dokumentov // Informatsionnyi Byulleten' Assotsiatsii Istoriya i Komp'yuter, 1994, № 14, S. 78–79
103.
Zlobin E.V. O nekotorykh problemakh klassifikatsii i opisaniya elektronnykh dokumentov kak istoricheskogo istochnika // Krug idei: elektronnye resursy istoricheskoi informatiki. Trudy VIII Konferentsii Assotsiatsii "Istoriya i Komp'yuter". Pod Redaktsiei L.I. Borodkina, V.N. Vladimirova. 2003. Altaiskii Gosudarstvennyi Universitet (Barnaul), S. 7–36.
104.
Yumasheva Yu.Yu. Mashinochitaemye dokumenty s tochki zreniya istochnikovedeniya. Tezisy vystupleniya na IV Konferentsii ABR. Sektsiya V. (Ne opublikovano) // Informatsionnyi Byulleten' AIK, № 18, iyul' 1996 g.
105.
Yumasheva Yu.Yu. Neskol'ko slov po povodu… // Informatsionnyi Byulleten' AIK, № 24, iyul' 1999 g., S. 130.
106.
Zlobin E.V. Mashinochitaemye dokumenty kak istoricheskii istochnik. Voennyi Universitet Ministerstva Oborony RF (Moskva), 2014, 168 s.
107.
Zlobin E.V. Sistemy elektronnogo dokumentooborota – istochnikovedcheskie aspekty // Informatsionnyi Byulleten' Assotsiatsii Istoriya i Komp'yuter , 2004, № 32, S. 96–98
108.
Zlobin E.V. Komp'yuternaya arkheologiya (!?) – k postanovke problemy // Informatsionnyi Byulleten' Assotsiatsii Istoriya i Komp'yuter, 2016, № 45, S. 22–23
109.
Zlobin E.V. Retrokomp'yuting kak metod povysheniya poznavatel'noi aktivnosti uchashchikhsya na zanyatiyakh // Sovremennye informatsionnye tekhnologii v obrazovanii. Materialy XXVIII Mezhdunarodnoi Konferentsii. 2017. Moskovskii izdatel'sko-poligraficheskii kolledzh im. I. Fedorova. S. 16–18
110.
Zlobin E.V. Tekhnicheskie sredstva dlya sozdaniya mashinochitaemykh dokumentov. Informatsionnyi Byulleten' Assotsiatsii Istoriya i Komp'yuter, 1995, № 13, S. 120–124.
111.
Pasport Prioritetnogo Proekta "Sovremennaya Tsifrovaya Obrazovatel'naya sreda v Rossiiskoi Federatsii" (utv. prezidiumom Soveta pri Prezidente Rossiiskoi Federatsii po strategicheskomu razvitiyu i prioritetnym proektam, protokol ot 25 oktyabrya 2016 g. № 9) // Garant. URL: http://base.garant.ru/71677640/
112.
Sovremennaya tsifrovaya obrazovatel'naya sreda v RF. Portal // URL: https://online.edu.ru/ru/
113.
Metodika i instrumentarii psikhometricheskoi analitiki onlain-kursov // Natsional'nyi issledovatel'skii universitet «Vysshaya shkola ekonomiki» / Administrativno-upravlencheskie podrazdeleniya / Direktsiya po onlain-obucheniyu / Sovremennaya tsifrovaya obrazovatel'naya sreda (STsOS) URL: https://elearning.hse.ru/project_scos
114.
Sidorov G. Tsifrovoi universitet: primenenie tsifrovykh tekhnologii v sovremennykh obrazovatel'nykh uchrezhdeniyakh 01.03.2017. // ITWeek. URL: https://www.itweek.ru/idea/article/detail.php?ID=192831
115.
Federal'nyi zakon ot 29.12.2012 №273-FZ (red. ot 26.07.2019) "Ob obrazovanii v Rossiiskoi Federatsii". Stat'ya 2. Osnovnye ponyatiya, ispol'zuemye v nastoyashchem Federal'nom zakone.
116.
Shuremov E. Informatsionnye resursy: klassifikatsiya, istochniki, postavshchiki. Korotko o glavnom. // Sozdano v intellektual'noi izdatel'skoi sisteme Ridero. 2017. ISBN 978-5-4483-6136-4 https://www.libfox.ru/656061-evgeniy-shuremov-informatsionnye-resursy-klassifikatsiya-istochniki-postavshchiki-korotko-o-glavnom.html
117.
Yumasheva Yu.Yu. Arkhivnye informatsionnye resursy na osnove elektronnykh kopii: dlya kogo oni? / Rol' arkhivov v informatsionnom obespechenii istoricheskoi nauki: sbornik statei / Avt.-sost. E.A. Vorontsova; otv. red. V.Yu. Afiani, Yu.A. Petrov. M.: Eterna, 2017. 992 s. s. 618-643
118.
Otchet o nauchno-issledovatel'skoi rabote «Provedenie nauchnykh issledovanii v oblasti komplektovaniya, khraneniya, ucheta i ispol'zovaniya arkhivnykh dokumentov». Prilozhenie: Tekhnicheskie trebovaniya k otsifrovke arkhivnykh dokumentov, nauchno-spravochnogo apparata (NSA) k arkhivnym dokumentam, a takzhe sozdaniyu, khraneniyu, uchetu i ispol'zovaniyu elektronnogo fonda pol'zovaniya dokumentov Arkhivnogo fonda Rossiiskoi Federatsii. Rosarkhiv, OOO «BiznesSkan». 2018. // Ofitsial'nyi sait Federal'nogo arkhivnogo agentstva. URL: http://archives.ru/documents/methodics.shtml
119.
Milligan Ian. History in the Age of Abundance? How the Web Is Transforming Historical Research // Mc-Gill Queen’s University Press. URL: https://www.mqup.ca/history-in-the-age-of-abundance--products-9780773556973.php
120.
Milligan Ian. Re-Posted from the Conversation: Historians’ archival research looks quite different in the digital age // URL: https://ianmilligan.ca/2019/08/20/re-posted-from-the-conversation-historians-archival-research-looks-quite-different-in-the-digital-age/#more-4637

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью "Влияние информационного общества на методологию исторических исследований" Рецензируемая статья представляет собой развернутые ответы автора на вопросы предложенной журналом анкеты по широкому кругу актуальных вопросов, связанных с современным этапом информатизации науки и образования. Эти вопросы привлекают внимание специалистов-гуманитариев и, возможно наиболее активно дискутируются в профессиональном историческом сообществе. Автор статьи справедливо указывает на то, что многие дискуссионные вопросы связаны с весьма серьезной проблемой недостаточной разработанности понятийного аппарата, в особенности применительно к адаптации терминов, заимствованных из информатики и их трансформации в конкретно-исторических приложениях информационных технологий. Нельзя не согласиться и с тем, что наука бывает подвержена и популярным, «модным» тенденциям, которые приходят вместе с различными «поворотами» и сменой научных парадигм. В данном случае дискуссии связаны с т.н. «цифровым поворотом», который датируется серединой первого десятилетия XXI века. Хотелось бы подчеркнуть, что нельзя недооценивать роль в терминологии лингвистического фактора, который не сводится только к национальным историографическим традициям и исследовательскому опыту отдельных ученых. Внимание к терминологическим проблемам обусловило наличие в данной статье двух частей: обсуждение основных терминов в контексте цифрового поворота и собственно ответов на вопросы анкеты. В первой части статьи сопоставляются термины «Историческая информатика», «Digital Humanities» и «Digital History» как обозначения междисциплинарных направлений в исторических и гуманитарных исследованиях. Рассматриваются различные определения этих понятий и предлагается собственная авторская трактовка, которая основана не на выборе того или иного названия направления, а на приоритете содержательного результата и повышенном внимании к источниковедческим аспектам исследования. Во второй части статьи автор наиболее подробно отвечает на вопросы о сущности «цифрового поворота» и его влиянии на исторические исследования, в первую очередь, снова обращаясь к терминологии и рассматривая различные трактовки понятия «оцифровка» и подчеркивая необходимость стандартизации этого понятия. Следует согласится с автором, что обычная оцифровка не обеспечивает должного качества информации, о чем писал Дж. Веллинг, если она не сопровождается подробным описанием этого процесса – документированием процесса, как это называли в 1990-е годы П.Доорн и его коллеги из Нидерландского исторического архива данных (NHDA), разрабатывавшие стандарты описания, и другие специалисты. Весьма интересна приведенная автором информация о серии летних школ «История и исторические источники – после цифрового поворота», посвященных работе с историческими источниками после «цифрового поворота», верификацией и оценкой качества больших массивов оцифрованной информации. Интересна и перспектива «второго цифрового поворота» как поворота к разработке и использованию нового исследовательского инструментария для растущего объема оцифрованных источников (аналогичные идеи высказывал в 2012 г. М. Таллер на Кельнской конференции и в публикации на страницах журнала «Историческая информатика»). Еще одним терминологическим блоком рецензируемой статьи является рассмотрение терминов «аналоговые источники» (приводятся примеры из практики архивистов и даются ссылки на ГОСТы) и «цифровые источники» («оцифрованные»). Предлагается авторская версия этих терминов: источники на традиционных носителях и электронные источники. Рассматривая проблемы, связанные с определением информационных ресурсов, требованиями к ресурсам и возможностями их использования в практике исследований, автор подробно анализирует существующие стандарты и вновь подчеркивает источниковедческий аспект в оценке их достоверности, полноты и репрезентативности, а также необходимость их адекватной интерпретации в историческом контексте. Насущной задачей является, по мнению автора, разработка археографических правил публикации исторических источников в электронной среде. Большое внимание в этом разделе статьи автор уделяет направлению, недавно возникшему в архивном сообществе под названием «Computational Archival Science» (вычислительная архивная наука). Хотя перевод «computational» как «вычислительный» представляется не слишком удачным и даже архаичным (вспомним, что когда-то предшественники современных компьютеров назвались электронно-вычислительными машинами), но это снова проблемы перевода. Думается, здесь можно проследить определенное сходство не с архивными технологиями 1990-х гг., а с направлением под названием «Computational History», возникшим в 2013 г. в рамках конференций по социальной информатике. Справедливыми представляются и рассуждения автора о необходимости разработки крупных исследовательских проектов, расширяющих контакты историков со специалистами из организаций-фондодержателей и с IT-специалистами для решения задач создания как информационных исторических ресурсов, так и новых методов исследования, наряду с расширение круга исследовательских задач. Наконец, безусловно справедливо мнение автора, что только баланс аналитической и ресурсной компонент в исследовательской практике способствует приращения исторического знания, при том, что на разных этапах та или другая компонента могут временно доминировать. Этот вопрос активно обсуждался в международной дискуссии более 20 лет назад и был успешно решен. Таким образом, автором статьи даны аргументированные ответы на поставленные в анкете вопросы. Критический анализ дополняют авторские концепции, базирующиеся на хорошем знании отечественной и западной историографии проблем исторических и архивоведческих исследований. Текст сопровождается обширным библиографическим списком. Статья, безусловно, вызовет интерес читателей журнала. К замечаниям по содержанию относится недостаточная четкость изложения, которая связана с тем, что автор зачастую высказывает положения, требующие различной трактовки применительно к отечественной практике исследований в области исторической информатики и к европейской традиции Digital Humanities и Digital History, которые вытеснили направление History and Computing (к сожалению, этот термин в работе отсутствует), которое до середины 2000-х гг. было адекватным русскоязычной исторической информатике. Впрочем, это можно объснить авторским видением. Еще одно замечание к оформлению: текст недостаточно внимательно вычитан. например, неверные инициалы у Гарсковой, вместо "слабо структурированные источники" используется термин "плохо структурированные источники" и др.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"