Статья 'Оценка репрезентативности первичных материалов переписи 1897 г.: картографический подход' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Оценка репрезентативности первичных материалов переписи 1897 г.: картографический подход

Брюханова Елена Александровна

кандидат исторических наук

доцент, ФГБОУ ВО "Алтайский государственный университет"

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61, ауд. 312

Bryukhanova Elena Aleksandrovna

PhD in History

Associate professor, Altai State University 

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Lenina, 61, aud. 312

brelenochka@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Еремин Алексей Алексеевич

кандидат географических наук

доцент, кафедра экономической географии и картографии, ФГБОУ ВО "Алтайский государственный университет"

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61, оф. 510

Eremin Aleksei Alekseevich

PhD in Geography

Senior lecturer, Department of Economic Geography and Cartography, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Lenina, 61, of. 510

eremin.alexey@mail.ru

DOI:

10.7256/2585-7797.2019.2.29770

Дата направления статьи в редакцию:

16-05-2019


Дата публикации:

17-07-2019


Аннотация.

Основное внимание авторы уделяют оценке репрезентативности и степени сохранности переписных листов Первой всеобщей переписи населения 1897 г., отложившихся в российских и зарубежных архивах. Изучение сохранившихся коллекций первичных документов переписи позволяет сделать вывод о неоднородности термина «переписные листы», который включает несколько разных форм, применявшихся в зависимости от вида домохозяйства и региона, а также первые, вторые и третьи экземпляры переписных листов. Особенностью статьи является то, что полученные выводы были представлены в виде картограмм на основе современных и исторических карт. Исследование проводилось с помощью источниковедческого и пространственного анализа, а также комплексного подхода, в рамках которого переписные листы рассматривались как единый исторический источник вне зависимости от места их хранения. Новизна исследования заключатся в выявлении и введении в научный оборот комплекса первичных материалов Первой всеобщей переписи населения 1897 г. Кроме того, был предложен оригинальный подход, учитывающего как количество населенных мест, так и число сохранившихся переписных листов по ним, позволивший провести оценку степени сохранности переписного материала по уездам Российской империи. Делается вывод о том, что переписные листы с разной степенью сохранности были выявлены для 47% губерний и 25,5% уездов Российской империи. Коллекции переписных листов охватывают регионы Европейской России и Сибири, частично Кавказа и Средней Азии. Объем данных сохранившихся переписных листов и их «территориальный разброс» позволяет рассматривать их как комплексный источник по истории населения Российской империи рубежа XIX-XX вв.

Ключевые слова: историческая информатика, ГИС, пространственный анализ, база данных, источниковедческий анализ, исторический источник, архивный фонд, архив, переписные листы, перепись

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда, проект №17-78-10156

Abstract.

The authors assess how 1897 Census papers stored in Russian and foreign archives are represented and preserved. The study of primary data document collections leads to a conclusion that the term “census papers” is heterogeneous and includes several different forms used depending on a type of household and region as well as first, second and third copies of census forms. A peculiar feature of the article is the presentation of conclusions in the form of cartograms based on modern and historical maps. The study has used source studies analysis and spatial analysis as well as a complex approach treating census papers as a unified historical source irrespective of their storage place. The research novelty is identification and introduction of a complex of nominative 1897 Census data. In addition, the authors propose an original approach that takes into account both the number of areas populated and the number of census papers preserved in them which allowed them to assess the degree of preservation of census materials in Russian Empire uezds. The article concludes that census papers with different preservation state have been identified for 47 % of guberniyas and 25.5% of uezds.  Census paper collections cover regions of European Russia and Siberia, partly those of the Caucasus and Central Asia. The volume of census paper data preserved and their "territorial spread" allows one to consider them a complex source on the history of the Russian Empire population at the turn of the 19th century.
.

Keywords:

Historical Informatics, Database, GIS, Spatial analysis, Archive fund, Historical source, Source study analysis, Archive, Census lists, Census

Введение

Настоящая статья является продолжением публикации «Межархивная база данных по документам переписи 1897 г.: разработка структуры и особенности заполнения», опубликованной в предыдущих выпусках журнала «Историческая информатика» [1], и представляет собой анализ собранных и аккумулированных в базу данных сведений о первичных материалах Первой всеобщей переписи населения 1897 г.

В исторической науке широкое распространение получили опубликованные статистические данные переписи 1897 г., тогда как первичные материалы, по устоявшемуся в историографии мнению, считались утраченными. Вместе с тем, проведенное исследование показало, что комплексы переписных листов сохранились в нескольких российских и зарубежных архивах. Переписные листы, составленные в соответствии с широкой программой переписи, включали вопросы о гендерных, возрастных характеристиках, социальном и экономическом положении, грамотности и родном языке, а также о месте и условиях проживания каждого человека. Такой объем собираемых сведений позволяет использовать переписные листы не только для уточнения и детализации агрегированных данных до уровня отдельных населенных пунктов и даже домохозяйств, но и как самостоятельный уникальный источник в области исторической демографии, социальной и экономической истории, филологии и других направлений.

Сведения о сохранности первичных материалов переписи стали появляться в публикациях середины 80-х – начале 90-х гг. XX в., отмечавших, что некоторые комплексы переписных листов были обнаружены в государственном историческом архиве Латвии [2], Центральном государственном архиве города Москвы [3, С. 123] и Государственном архиве в г. Тобольске [4, С. 80]. Распространение генеалогических исследований [5, С. 96-97], а также развитие интереса к номинативным данным в 2000-х гг. сформировали представление о первичных документах переписи 1897 г. как об уникальных источниках не только для исторических [6, С. 93-94], но и филологических исследований [7]. При этом в публикациях существенно расширилась «география» сохранившихся комплексов переписных листов. Например, Т.А. Васина опиралась в своих исследованиях на переписные листы 1897 г., отложившиеся в Центральном государственном архиве Удмуртской Республики [8], а работы Т.Т. Курчатовой основаны на первичных материалах переписи из Национального архива Республики Саха (Якутия) [9], в работах С.Г. Кащенко, О.В. Родионовой, М.А. Марковой проведен демографический анализ русских поселений и воинских корпусов в Финляндии на основе переписных листов, отложившихся в Российском государственном историческом архиве [10].

Стоит отметить, что оценка сохранности переписных листов в отдельных архивах представлена только у нескольких авторов [2, 3]. Вместе с тем, актуальным представляется выявление и оценка всех сохранившихся коллекций первичных материалов переписи 1897 г., отложившихся в разных хранилищах, но составляющих единый комплекс исторических документов.

Настоящая статья посвящена оценке репрезентативности и сохранности переписных листов Первой всеобщей переписи населения 1897 г., в том числе пространственный анализ сохранившихся комплексов переписного материала. Для пространственного представления собранных данных была создана геоинформационная система, отражающая как современные архивы с материалами переписи 1897 г., так и уезды и губернии Российской империи, по которым сохранились первичные данные. Картографическую основу составили современные карты России с ресурса GoogleMaps, а также «Административная карта Российской Империи с показанием железных и почтовых дорог». Интерактивная карта представлена на сайте проекта «Архивные фонды Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года» [11]. Исследование проводилось с помощью источниковедческого анализа и картографического метода, а также комплексного подхода, в рамках которого переписные листы рассматривались как единый исторический источник вне зависимости от места их хранения.

Архивы и архивные фонды с первичными документами переписи 1897 г.

Выявление первичных материалов переписи 1897 г. осуществлялось по работам исследователей, публикациям архивистов [12, 13], а также по научно-справочному аппарату архивов. Исследование осложнялось тем, что документы переписи отложились, преимущественно, в региональных российских архивах, а также в архивах зарубежных стран, которые на рубеже XIX-XX вв. являлись частью Российской империи.

Стоит отметить, что термин «переписные листы» является обобщающим и включает несколько видов и форм документов. Для проведения переписи были разработаны специальные формы переписных листов для домохозяйств разных типов: крестьянских (форма А), владельческих (форма Б), городских (форма В), а для общественных учреждений и казарм – перечневые ведомости [14, с. 348–353]. Отличия форм заключались в титульных листах, тогда как вопросные бланки были практически одинаковы. Положением о переписи предусматривалось заполнение переписных листов в трех экземплярах [15, С. 13]. Первый и второй экземпляры были идентичны и состояли из указанных форм. Первый (чистовой) экземпляр предназначался для разметки и разработки данных Первой всеобщей переписи населения 1897 г., второй экземпляр являлся «страховым» на случай утраты чистовых листов или для уточнения их данных. Третьи экземпляры представляли собой сокращенные копии вторых листов, заполняемые волостными управлениями на подведомственных им лиц [15, С. 13]. В соответствии с Инструкцией заведующим переписными участками в уездах [16] счетчики или владельцы домохозяйств заполняли первые экземпляры переписных листов, которые заведующие переписными участками проверяли, после чего с них делали точные копии – вторые экземпляры переписных листов, а также на их основе составляли особые ведомости со списком лиц, приписанных к сельским обществам и волостям – третьи экземпляры. Именно наличие нескольких вариантов переписных листов позволяет объяснить «территориальный разброс» и особенности сохранности первичных материалов в разных архивах и фондах. На рисунке 1 представлены российские и зарубежные города, в архивах которых были выявлены (на начало 2019 г.) переписные листы Первой всеобщей переписи населения 1897 г.

Рисунок 1. Города, в архивах которых сохранились первичные материалы переписи 1897 г.

Первые экземпляры переписных листов отправлялись в Главную переписную комиссию, документы которой вошли в фонд Центрального статистического комитета МВД в Российском государственном историческом архиве. К сожалению, практически весь комплекс первых экземпляров не сохранился, за исключением небольших коллекций переписных листов по военным гарнизонам Выборгской губернии и Финляндии [17, Д. 441, Л. 6-918], воинским экспедиционным корпусам в Бухарском ханстве [17, Д. 100, Л. 192-735], морским командам Тихоокеанского флота, Средиземноморской и Каспийской эскадр [17, Д. 2821].

В региональных и зарубежных архивах отложились вторые и третьи экземпляры переписных листов. Вторые экземпляры, как правило, сохранились в фондах губернских статистических комитетов, губернских, уездных и городских переписных комиссий в городах, которые в период проведения переписи 1897 г. являлись административными центрами губернии или округа. Такой порядок регламентировался циркуляром Главной Переписной Комиссии №3505 от 26 марта 1897 г., в соответствии с которым «вторые экземпляры, тщательно приведенные в порядок, немедленно переданы были на хранение в архивы Губернских/ Областных Правлений», ответственность за сохранность материалов была возложена на секретарей губернских статистических комитетов [18, Л. 3]. Вторые экземпляры были «неприкосновенные» до окончания разработки данных чистовых листов, после чего поступали в ведение губернских правлений, которые могли распоряжаться ими по своему усмотрению. Первичная сохранность и качественный состав вторых экземпляров переписных листов 1897 г. зависели от актуальности их данных для нужд губернского управления в 1905 г. Наиболее крупные коллекции вторых экземпляров переписных листов отложились в государственных архивах Архангельской, Ярославской, Киевской, Одесской областей, города Тобольска, историческом архиве Латвии.

Определенные сложности связаны с выявлением третьих экземпляров переписных листов, которые сохранились в фондах волостных правлений и редко представлены в научно-справочном аппарате архивов. В настоящее время выявлено всего несколько комплексов таких первичных материалов. Часть «волостных списков» была обнаружена в архивах городов, в которых сохранились и вторые экземпляры, например, национальные архивы Республики Саха (Якутия) и Эстонии. Можно отметить, что в архивах городов, которые являются центрами современных административных единиц, а в момент переписи были уездными городами, вторые экземпляры практически не встречаются, но можно найти третьи экземпляры по соответствующим волостям. Например, в городе Барнауле сохранились третьи экземпляры по Боровлянской волости Барнаульского уезда Томской губернии [19].

Таким образом, большая часть сохранившихся переписных листов представлена вторыми экземплярами, отложившихся в региональных архивах. Места хранения переписных листов были определены нормативными документами Главной переписной комиссии, а первичная сохранность вторых и третьих экземпляров зависела от воли губернских и волостных управлений.

«Территориальный охват» и сохранность переписных листов переписи 1897 г.

По нормативным указаниям Главной переписной комиссии в губернских архивах сосредотачивались первичные документы соответствующих территорий. В большинстве случаев такой подход соблюдался. Тем не менее, можно выделить ряд факторов, повлиявших на места хранения, сохранность и территориальный охват переписных материалов 1897 г. Одним из факторов было стратегическое значение некоторых городов и собираемых сведений. Так, в г. Хабаровске, который на момент проведения переписи являлся центром Приамурского генерал-губернаторства, в архиве сохранились переписные листы по Южно-Уссурийской округе и по Александровскому посту острова Сахалин [13]. Следующим фактором стали исторические события XX в. (революции, военные действия), имевшие иногда решающее значение в деле сохранности документальных материалов. Например, в Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока, который был создан в 1943 г. на базе вывезенных из дальневосточного региона архивных документов, отложились переписные листы не только по селам Петропавловской округи Приморской области, но и по г. Благовещенску и некоторым населенным местам Амурской области [20]. Важным фактором являются последующие изменения границ административных единиц, которые привели к несовпадению современных и исторических территорий. В этой ситуации архивы стали собирать коллекции архивных документов по истории региона, в которые в числе прочих материалов иногда попадают и копии переписных листов. Примерами таких коллекций с первичными материалами переписи 1897 г. может быть «Эстика» Национального архива Эстонии (оригиналы переписных листов хранятся в Латвийском государственном историческом архиве) или фонд Р-1655 «Коллекция документов (копий) по истории Удмуртии, выявленных в государственных архивах, музеях и библиотеках России, (1583-1989 гг.)» архива Удмуртской Республики (оригиналы переписных листов отложились в Национальном архиве Республики Татарстан и Государственном архиве Кировской области). Представленные факторы стали причиной того, что иногда переписные листы по одной губернии могут храниться в нескольких разных архивах. Так, сведения о жителях Казанской губернии сохранились в государственных архивах Чувашской Республики, Республик Марий Эл и Татарстан (рисунок 2.)

Рисунок 2. Соотношение современных и исторических административных границ на территории Казанской губернии

В архивных материалах и публикациях исследователей отмечались разные обстоятельства утери первичных материалов переписи. По сведениям А.Н. Котельникова, практически весь комплекс первых экземпляров переписных листов был продан на бумажную фабрику для переработки [21, С. 93]. В некоторых губерниях переписной материал, после его передачи в ведение губернских статистических комитетов, также был уничтожен. В Казанской губернии вторые экземпляры переписных листов, хранившиеся в здании Гостиного двора, были проданы торговцам для упаковки товаров [12]. В ряде губерний часть переписного материала даже не поступила в архивы губернских правлений. Так, член Кубанского областного статистического комитета Л.В. Македонов при систематизации вторых экземпляров переписных листов не обнаружил документов по целым счетным участкам [22, С. 11-12]. Иногда уничтожение документов происходило в результате чрезвычайных ситуаций. Например, во время пожара в г. Хабаровске сгорели уже готовые к отправке и еще необработанные переписные листы, находившиеся в почтово-телеграфной конторе [18, Л. 8]. Обзор архивов и изучение материалов переписи 1897 г. позволяет сделать вывод о том, что сохранность первичных документов обусловлена многими, главным образом случайными факторами, а сам массив сохранившихся переписных листов имеет характер естественной выборки.

Один из ключевых вопросов, к решению которого еще не сложилось единого подхода, является оценка сохранности переписного материала 1897 г. Одним из наиболее достоверных является сравнение опубликованных агрегированных данных и сведений переписных листов о количестве населения в городах [23, С. 57; 24, С. 215]. Но такой подход имеет ряд ограничений: во-первых, применим только для городов, так как по ним публиковались сведения отдельно, во-вторых, требует длительной и кропотливой предварительной работы по созданию базы данных или списка жителей. Второй подход предполагает сравнение количества населенных пунктов, по которым сохранились переписные листы, с официальными списками населенных мест по отдельной губернии [2]. Данный подход представляет интерес для оценки сохранности первичных материалов по уездам, но при этом следует учитывать, что по населенному пункту может сохраниться и только один переписной лист, как например, по деревне Сыренец Везенбергского уезда Эстляндской губернии [25, Л. 449-450].

Можно также выделить архивный подход, основанный на сравнении количества сохранившихся дел с переписными листами. При этом в нашем случае имеет смысл сравнивать не по архивам, а по губерниям. Сохранность дел с переписными листами по 42 губерниям представлена на рисунке 3. В то же время архивы используют разные принципы систематизации переписного материала в дела: по населенным пунктам (архив в г. Тобольске), по волостям (архив Ярославской области), по уездам (архив Латвии), что влияет на количество дел в архиве. Поэтому стоит учитывать не только число дел, но и количество листов в деле: поскольку перепись 1897 г. проводилась по домохозяйствам, то число переписных листов, по сути, отражает количество домохозяйств, по которым сохранились сведения.

Рисунок 3. Сохранность переписных листов 1897 г. по губерниям Российской империи

В данной статье предлагается комбинированный подход, учитывающий как количество населенных мест, так и число сохранившихся переписных листов по ним. На рисунке 4 представлены 195 уездов Российской империи, по которым сохранились вторые экземпляры переписных листов 1897 г., выявленные в российских и зарубежных архивах на начало 2019 г., с указанием степени их сохранности: высокая, средняя и частичная. Высокая сохранность предполагает, что переписные листы сохранились по большинству населенных пунктов уезда, а их количество позволяет сделать вывод о репрезентативности коллекции (выше 50% выборки). Высокая сохранность переписных листов характерна для большинства уездов Тобольской, Архангельской, Ярославской, Киевской, Лифляндской губерний. Средняя сохранность подразумевает, что переписные листы сохранились по многим населенным пунктам уезда, но степень их сохранности различна (от нескольких штук до почти 100% листов). Средняя сохранность переписного материала была выявлена для уездов Якутской, Ковенской губений. Частичная сохранность указывает на то, что переписные листы сохранились по отдельным населенным пунктам и в большинстве случаев в неполном объеме. Именно частичная сохранность характерна для большинства выявленных коллекций переписных листов.

Сведения «основных» экземпляров переписных листов могут быть дополнены данными третьих экземпляров, которые были выявлены по нескольким волостям Эстляндской губернии, Якутской области, немецким колониям Саратовской губернии, по одной волости Томской и Иркутской губерний.

Рисунок 4. Уезды Российской империи, по которым сохранились переписные листы 1897 г.

Заключение

Первая всеобщая перепись населения 1897 г. была проведена на всей территории Российской империи, в том числе в регионах Финляндии и Бухарского ханства, в которых располагались русские военные подразделения. Изучение сохранившихся коллекций переписного материала показало, что переписные листы неоднородны. Для производства переписи было разработано несколько форм переписных листов, применявшихся в зависимости от типов домохозяйств и региона. Кроме того, в соответствии с Положением о переписи переписные листы заполнялись в трех экземплярах: двух идентичных вариантов и одной сокращенной копии для нужд волостных управлений. Место хранения каждого экземпляра определялось специальными циркулярами организаторами переписи.

Небольшие коллекции первых экземпляров переписных листов сохранились в Российском государственном историческом архиве. Комплексы вторых экземпляров переписных листов были выявлены в 9 зарубежных и 30 российских архивах.

На основе оригинального подход, учитывающего как количество населенных мест, так и число сохранившихся переписных листов по ним, была проведена оценка степени сохранности переписного материала по уездам Российской империи. Полученные результаты представлены на исторических картах.

В целом по Российской империи переписные листы с разной степенью сохранности были выявлены для 47% губерний (по 42 из 89) и 25,5% уездов (по 195 из 764). Коллекции переписных листов охватывают регионы Европейской России и Сибири, частично Кавказа и Средней Азии. Сведения переписных листов могут быть дополнены данными «третьих» экземпляров, а также различными списками населения (например, домохозяев или кибитковладельцев), которые составлялись в рамках переписи 1897 г. Вместе с тем, объем данных сохранившихся переписных листов и их «территориальный разброс» позволяет рассматривать их комплексный источник по истории населения Российской империи рубежа XIX-XX вв.

Библиография
1.
Брюханова Е.А. Межархивная база данных по документам переписи 1897 года: разработка структуры и особенности заполнения // Историческая информатика. — 2017.-№ 4.-С.1-10. DOI: 10.7256/2585-7797.2017.4.25029. URL: http://e-notabene.ru/istinf/article_25029.html
2.
Заварина А.А. Русское население Восточной Латвии во второй половине XIX-начале XX века. Историко-этнографический очерк. Рига: «Зинатне», 1986// Русские Латвии: история, культура, современность. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.russkije.lv/ru/pub/read/rnvl/rnvl_glava_1.html
3.
Литвак К.Б. Перепись населения 1897 года о крестьянстве России (источниковедческий аспект) // История СССР. 1990. № 1. С. 114-126.
4.
Зверев В. А. Брачный возраст и количество детей у русских крестьян Сибири во второй половине XIX – начале ХХ в.// Культурно-бытовые процессы у русских Сибири, XVIII – начало ХХ в. / Отв. ред. Л.М. Русакова, Н.А. Миненко. Новосибирск, 1985. С. 73-88.
5.
Стриганова Ю.В. Всеобщая перепись населения 1897 г. как историко-статистический и генеалогический источник по материалам переписных листов Тюменского округа// Пятые Тюменские родословные чтения: материалы тезисов и докладов 23-24 мая 2005. Тюмень: Издательство «Вектор Бук», 2005. С. 96-99.
6.
Владимиров В.Н., Дёмкин А.В., Киселева (Брюханова) Е.А. К изучению профессионального состава населения Тобольска в конце XIX в.// Историческое профессиоведение. Барнаул, 2004. С. 93-112.
7.
Кузнецова Я. Л. Исетские старообрядческие имена в современном языковом сознании: структура, семантика, прагматика (на материале Первой всероссийской переписи 1897 г.): автореферат дис. канд. филолог. наук Саратов, 2006. 16 с.
8.
Васина Т.А. Песковский завод в материалах Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г// Вестник Оренбургского государственного педагогического университета. 2015. № 4. С. 83-90.
9.
Курчатова Т.Т. Материалы переписей населения в Якутской области (конец XIX начало ХХ вв.) как исторический источник // Теория и практика общественного развития. 2015. № 3. С. 116–119.
10.
Кащенко С.Г., Маркова М.А., Родионова О.В. Российские подданные на территории Великого княжества Финляндского (по данным российской и финской демографической статистики конца XIX в.)// Былые годы. 2017. № 43. Вып. 1. С. 169-178.
11.
Архивные фонды Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года [Электронный ресурс]. URL: http://arch1897.histcensus.asu.ru/
12.
Нерозникова Н.Д. Исполнение генеалогических запросов в условиях роста общественного интереса к своим корням: проблемы и пути их решения// Заседание Научно-методического совета архивных учреждений ПФО от 28-29 сентября 2011 г. (г. Саранск) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.archiv.nnov.ru/?id=4708
13.
Богданов С. Первая Всеобщая перепись населения 1897 года // Тихоокеанская звезда от 07.02.2017–08.02.2017. URL: http://habarovsk.bezformata.com/listnews/pervaya-vseobshaya-perepis-naseleniya/54659920/
14.
Пландовский В. В. Народная перепись. СПб.: тип. Штаба отд. корпуса погран. стражи, 1898. 378 с.
15.
Положение о первой всеобщей переписи населения Российской империи: высочайше утвержденное 5-го июня 1895 года. СПб.: издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел, 1895. 16 с.
16.
Первая всеобщая перепись населения Российской империи. Вып.1. Часть общая. Инструкции, переписные листы, перечневые ведомости, обложки, ведомости для подсчета и примеры заполнения листов. Б.м., б.г.
17.
Российский государственный исторический архив. Ф. 1290. Оп.11. Д. 100, 441, 2821.
18.
Государственный архив Красноярского края. Ф. 31. Оп. 1. Д. 200.
19.
Государственный архив Алтайского края. Ф. 32. Оп. 1. Д. 810.
20.
Российский государственный исторический архив Дальнего Востока. Ф. 5. Оп. 1. Д. 481; Ф. 1640. Оп. 1. Д. 1; Ф. 717. Оп. 1. Д. 4-14.
21.
Котельников А.Н. История производства и разработки всеобщей переписи населения 28-го января 1897 г. СПб., 1909.
22.
Македонов Л.В. Население Кубанской области по данным вторых экземпляров листов переписи 1897 г. Екатеринодар, 1906.
23.
Bryukhanova E.A., Vladimirov V.N. Urban occupations in a siberian city (Tobolsk, 1897)// Quaestio Rossica. 2017. № 1. P. 56-73.
24.
Неженцева Н.В. Социальная топография г. Ялуторовск: возможности анализа базы данных по переписи населения 1897 г.// Естественнонаучные методы в цифровой гуманитарной среде. Пермь, 2018. С. 214-216.
25.
Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб). Ф. 2051. Оп. 1. Д. 4.
References (transliterated)
1.
Bryukhanova E.A. Mezharkhivnaya baza dannykh po dokumentam perepisi 1897 goda: razrabotka struktury i osobennosti zapolneniya // Istoricheskaya informatika. — 2017.-№ 4.-S.1-10. DOI: 10.7256/2585-7797.2017.4.25029. URL: http://e-notabene.ru/istinf/article_25029.html
2.
Zavarina A.A. Russkoe naselenie Vostochnoi Latvii vo vtoroi polovine XIX-nachale XX veka. Istoriko-etnograficheskii ocherk. Riga: «Zinatne», 1986// Russkie Latvii: istoriya, kul'tura, sovremennost'. Elektronnyi resurs. Rezhim dostupa: http://www.russkije.lv/ru/pub/read/rnvl/rnvl_glava_1.html
3.
Litvak K.B. Perepis' naseleniya 1897 goda o krest'yanstve Rossii (istochnikovedcheskii aspekt) // Istoriya SSSR. 1990. № 1. S. 114-126.
4.
Zverev V. A. Brachnyi vozrast i kolichestvo detei u russkikh krest'yan Sibiri vo vtoroi polovine XIX – nachale KhKh v.// Kul'turno-bytovye protsessy u russkikh Sibiri, XVIII – nachalo KhKh v. / Otv. red. L.M. Rusakova, N.A. Minenko. Novosibirsk, 1985. S. 73-88.
5.
Striganova Yu.V. Vseobshchaya perepis' naseleniya 1897 g. kak istoriko-statisticheskii i genealogicheskii istochnik po materialam perepisnykh listov Tyumenskogo okruga// Pyatye Tyumenskie rodoslovnye chteniya: materialy tezisov i dokladov 23-24 maya 2005. Tyumen': Izdatel'stvo «Vektor Buk», 2005. S. 96-99.
6.
Vladimirov V.N., Demkin A.V., Kiseleva (Bryukhanova) E.A. K izucheniyu professional'nogo sostava naseleniya Tobol'ska v kontse XIX v.// Istoricheskoe professiovedenie. Barnaul, 2004. S. 93-112.
7.
Kuznetsova Ya. L. Isetskie staroobryadcheskie imena v sovremennom yazykovom soznanii: struktura, semantika, pragmatika (na materiale Pervoi vserossiiskoi perepisi 1897 g.): avtoreferat dis. kand. filolog. nauk Saratov, 2006. 16 s.
8.
Vasina T.A. Peskovskii zavod v materialakh Pervoi vseobshchei perepisi naseleniya Rossiiskoi imperii 1897 g// Vestnik Orenburgskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. 2015. № 4. S. 83-90.
9.
Kurchatova T.T. Materialy perepisei naseleniya v Yakutskoi oblasti (konets XIX nachalo KhKh vv.) kak istoricheskii istochnik // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2015. № 3. S. 116–119.
10.
Kashchenko S.G., Markova M.A., Rodionova O.V. Rossiiskie poddannye na territorii Velikogo knyazhestva Finlyandskogo (po dannym rossiiskoi i finskoi demograficheskoi statistiki kontsa XIX v.)// Bylye gody. 2017. № 43. Vyp. 1. S. 169-178.
11.
Arkhivnye fondy Pervoi vseobshchei perepisi naseleniya Rossiiskoi imperii 1897 goda [Elektronnyi resurs]. URL: http://arch1897.histcensus.asu.ru/
12.
Neroznikova N.D. Ispolnenie genealogicheskikh zaprosov v usloviyakh rosta obshchestvennogo interesa k svoim kornyam: problemy i puti ikh resheniya// Zasedanie Nauchno-metodicheskogo soveta arkhivnykh uchrezhdenii PFO ot 28-29 sentyabrya 2011 g. (g. Saransk) [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.archiv.nnov.ru/?id=4708
13.
Bogdanov S. Pervaya Vseobshchaya perepis' naseleniya 1897 goda // Tikhookeanskaya zvezda ot 07.02.2017–08.02.2017. URL: http://habarovsk.bezformata.com/listnews/pervaya-vseobshaya-perepis-naseleniya/54659920/
14.
Plandovskii V. V. Narodnaya perepis'. SPb.: tip. Shtaba otd. korpusa pogran. strazhi, 1898. 378 s.
15.
Polozhenie o pervoi vseobshchei perepisi naseleniya Rossiiskoi imperii: vysochaishe utverzhdennoe 5-go iyunya 1895 goda. SPb.: izdanie Tsentral'nogo statisticheskogo komiteta Ministerstva vnutrennikh del, 1895. 16 s.
16.
Pervaya vseobshchaya perepis' naseleniya Rossiiskoi imperii. Vyp.1. Chast' obshchaya. Instruktsii, perepisnye listy, perechnevye vedomosti, oblozhki, vedomosti dlya podscheta i primery zapolneniya listov. B.m., b.g.
17.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. F. 1290. Op.11. D. 100, 441, 2821.
18.
Gosudarstvennyi arkhiv Krasnoyarskogo kraya. F. 31. Op. 1. D. 200.
19.
Gosudarstvennyi arkhiv Altaiskogo kraya. F. 32. Op. 1. D. 810.
20.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv Dal'nego Vostoka. F. 5. Op. 1. D. 481; F. 1640. Op. 1. D. 1; F. 717. Op. 1. D. 4-14.
21.
Kotel'nikov A.N. Istoriya proizvodstva i razrabotki vseobshchei perepisi naseleniya 28-go yanvarya 1897 g. SPb., 1909.
22.
Makedonov L.V. Naselenie Kubanskoi oblasti po dannym vtorykh ekzemplyarov listov perepisi 1897 g. Ekaterinodar, 1906.
23.
Bryukhanova E.A., Vladimirov V.N. Urban occupations in a siberian city (Tobolsk, 1897)// Quaestio Rossica. 2017. № 1. P. 56-73.
24.
Nezhentseva N.V. Sotsial'naya topografiya g. Yalutorovsk: vozmozhnosti analiza bazy dannykh po perepisi naseleniya 1897 g.// Estestvennonauchnye metody v tsifrovoi gumanitarnoi srede. Perm', 2018. S. 214-216.
25.
Tsentral'nyi gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv Sankt-Peterburga (TsGIA SPb). F. 2051. Op. 1. D. 4.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья посвящена исследованию сохранности первичных материалов Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. и анализу пространственно-географического размещения сохранившихся переписных листов, а также выяснению репрезентативности представленных материалов. Фактически это пример того, как фундаментальные проблемы источниковедения отечественной истории решаются с помощью современных информационных технологий. Методология исследования заключается прежде всего в создании базы данных по сохранившимся переписным листам на основе сбора материала по огромному количеству архивов Российской Федерации и ближнего зарубежья. Второй аспект заключается в применении картографического подхода (геоинформационное картографирование) для выяснения вопроса о том, можно ли считать имеющуюся выборку сохранившихся переписных листов естественной, нет ли свидетельств направленности отбора при сохранении или уничтожении первичных материалов переписи. Актуальность решаемых проблем трудно переоценить. Долгое время в отечественном источниковедении преобладало мнение о том, что первичные переписные листы Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. не сохранились ввиду полного их уничтожения из-за возможности использовать для решения различных вопросов, в том числе и научных, полученные агрегированные данные. Настоящая статья вносит существенный, а, возможно, и решающий вклад в пересмотр ситуации, поскольку показывает не только степень сохранности переписных листов, но и их размещение в архивных хранилищах по территории бывшей Российской империи. Научная новизна рецензируемой статьи определяется прежде всего огромным количеством нового источникового материала, выявленного автором, а также окончательным решением вопроса о сохранности переписных листов – первичных историко-демографических источников, позволяющих расширить границы исследований в области отечественной истории. Статья написана по четкому плану, в соответствии с которым она структурирована. После небольшого введения дается краткий обзор исследований в области поиска первичных материалов переписи 1897 г., затем рассматривается их структура, в частности, разновидности переписных листов. Отмечены города, в архивах которых сохранились первичные материалы переписи 1897 г. Выявлены факторы повлиявшие на существующие места их хранения, сохранность и территориальный охват. С учетом этих факторов составлена карта сохранности переписных листов по уездам Российской империи. Статья хорошо иллюстрирована, написана научным, но достаточно простым и хорошо понимаемым языком. Библиография статьи содержит ссылки как на научную литературу, так и на архивные материалы, рассматриваемые в статье, а также на электронные ресурсы. В статье нет развернутых дискуссий, однако, без сомнений, она явится их отправной точкой, поскольку затрагивает важнейшие исторические источники. Высоко оценивая статью, выскажу несколько замечаний. Прежде всего недостаточно отражена роль и значение геоинформационных технологий в анализе и получении нового знания. Хотелось бы увидеть больше информации о сравнительной характеристике агрегированных и первичных материалов переписи для понимания того, какие возможности открывает наличие сохранившихся первичных переписных листов. Необходимо привести существенные аргументы в пользу случайности сохранившихся массивов информации, что даст дополнительные аргументы в пользу репрезентативности этих материалов. Устранение этих замечаний позволит повысить научный уровень статьи, которая обещает стать важной вехой в изучении материалов Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. Поэтому рекомендую опубликовать статью после доработки.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Оценка репрезентативности первичных материалов переписи 1897 г.: картографический подход Название не вполне соответствует содержанию материалов статьи: из текста статьи выясняется, что автор намеревался дать «оценку степени сохранности переписного материала по уездам Российской империи». В названии статьи автор подменил термин «репрезентативность» понятием «сохранность». В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и ограничился указанием на её актуальность (в тексте: «актуальным представляется выявление и оценка всех сохранившихся коллекций первичных материалов переписи 1897 г.» т.д.). В статье некорректно сформулирована цель исследования («статья… представляет собой анализ собранных и аккумулированных в базу данных сведений о первичных материалах Первой всеобщей переписи населения 1897 г.» и «настоящая статья посвящена оценке репрезентативности и сохранности переписных листов Первой всеобщей переписи населения 1897 г., в том числе пространственный анализ сохранившихся комплексов переписного материала»), не указаны объект и предмет исследования, перечислены методы («источниковедческий анализ и картографический метод, а также комплексный подход»), использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, но не сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор сообщил читателю о том, что «комплексы переписных листов сохранились в нескольких российских и зарубежных архивах» т.д., что «сведения о сохранности первичных материалов переписи стали появляться в публикациях середины 80-х – начале 90-х гг. XX в.» т.д., сообщил цель и обозначил методы исследования. Название первого раздела основной части статьи («Архивы и архивные фонды с первичными документами переписи 1897 г.») не вполне соответствует его содержанию, поскольку в данном разделе автор пояснил читателю содержание термина «переписные листы», назвал формы переписных листов и порядок их заполнения, объяснил причины их «территориального разброса» и сохранности первичных материалов в разных архивах и фондах». Автор пришёл к выводу о том, что «большая часть сохранившихся переписных листов представлена вторыми экземплярами, отложившихся в региональных архивах» т.д. Во втором разделе основной части статьи («Территориальный охват» и сохранность переписных листов переписи 1897 г.») автор выделил «ряд факторов, повлиявших на места хранения, сохранность и территориальный охват переписных материалов 1897 г.»: «стратегическое значение некоторых городов и собираемых сведений», «исторические события XX в.», «изменения границ административных единиц», затем сообщил читателю о различных «обстоятельствах утери первичных материалов переписи». Далее автор описал подходы к «оценке сохранности переписного материала 1897 г.», предложил «комбинированный подход, учитывающий как количество населенных мест, так и число сохранившихся переписных листов по ним», умозрительно заключив, что «высокая сохранность предполагает, что переписные листы сохранились по большинству населенных пунктов уезда, а их количество позволяет сделать вывод о репрезентативности коллекции» т.д. В статье встречаются описки, как-то: «оригинального подход». Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно. Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «первая всеобщая перепись населения 1897 г. была проведена на всей территории Российской империи» т.д., что «для производства переписи было разработано несколько форм переписных листов» т.д. и что «переписные листы заполнялись в трех экземплярах» т.д. Затем автор сообщил о количестве архивов, в которых переписные листы, о том, что результаты оценки степени сохранности переписного материала по уездам Российской империи представлены им на исторических картах. Автор сообщил, что «коллекции переписных листов охватывают регионы Европейской России и Сибири, частично Кавказа и Средней Азии» т.д. и резюмировал, что «объем данных сохранившихся переписных листов и их «территориальный разброс» позволяет рассматривать их комплексный источник по истории населения Российской империи рубежа XIX-XX вв.». Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует доработки в части точного формулирования ключевых элементов программы исследования и приведения в полное соответствие с ними выводов автора.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"