Статья 'Расселение карел в Верхневолжье в середине - второй половине XVII в.: опыт изучения с применением гис-технологий' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Расселение карел в Верхневолжье в середине - второй половине XVII в.: опыт изучения с применением гис-технологий

Степанова Юлия Владимировна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра отечественной истории, Тверской государственный университет

170100, Россия, Тверская область, г. Тверь, ул. Желябова, 33

Stepanova Yuliya Vladimirovna

PhD in History

Associate professor of Russian History Department of Tver State University

170100, Russia, Tverskaya oblast', g. Tver', ul. Zhelyabova, 33

m000142@mail.ru
Савинова Анна Игоревна

аспирант, кафедра отечественной истории, Тверской государственный университет

170100, Россия, Тверская область, г. Тверь, ул. Желябова, 33

Savinova Anna Igorevna

Postgraduate student of Russian History Department at Tver State Universtiy

170100, Russia, Tverskaya oblast', g. Tver', ul. Zhelyabova, 33

nuta_savinova@mail.ru

DOI:

10.7256/2585-7797.2018.4.28508

Дата направления статьи в редакцию:

25-12-2018


Дата публикации:

07-01-2019


Аннотация.

В работе представлены итоги исследования расселения карел - выходцев "из-за шведского рубежа" в Верхневолжье в середине - второй половине XVII в. после вхождения части Карелии в состав Шведского государства. Исследование проведено с применением ГИС-технологий. Предметом исследования является размещение и численность карельского населения в Верхневолжье в динамике. Исследование проведено на основе письменных источников XVII в.: писцовых описаний и актового материала. Для локализации использовались дополнительные источники XVIII-XIX вв.: материалы Генерального межевания, статистических описаний, карты. В рамках исследования в ГИС были созданы точечные слои с поселениями «корелян». Слои в ГИС отражают динамику расселения от 1640-х гг. до конца 1670-х гг. В атрибутивные таблицы внесены также данные о численности населения. Новизна исследования определяется полученной детальной картиной массового расселения карел в Верхневолжском регионе, с выделением его этапов. Наиболее ранние поселения с «корелянами» локализуются в Бежецком Верхе на поместных и монастырских землях. В 1650-1660-х гг. формируются дворцовые карельские территории в Бежецком Верхе, Новоторжском уезде и южной части Бежецкой и Деревской пятин. В 1670-х гг. продолжается расселение на поместных и монастырских землях. К концу 1670-х гг. «корелянами» были заселены пространства в бассейне рек Мологи, Медведицы, Тверцы. Прослеживается рост численности «корелян». Ряд источников исследования впервые вводится в научный оборот и применяется в анализе расселения и демографии карел-переселенцев в центральные районы Русского государства в XVII в.

Ключевые слова: карелы, расселение, локализация, уезд, гис-технологии, миграция, крестьянство, погост, демография, поместье

Исследование проведено при финансовой поддержке РФФИ (проект № 17-01-00429).

Abstract.

The article summarizes the study addressing the resettlement of the Karelians in the Upper Volga Region in the middle - the second half of the 17th century after entry of a part of Karelia into the Swedish state. The study applies GIS-technologies and focuses on the location and the number of the Karelians in the Upper Volga Region. The study is based on written sources: scribal descriptions and acts. For localization purposes the authors used additional sources of the 18th-19th centuries such as General Land Survey data, statistical descriptions and maps. They have created GIS layers with “Korelyane” settlements. The layers show resettlement dynamics from 1640s to the late 1670s. Attributive tables include data on population numbers. The research novelty is a detailed picture of mass resettlement of the Karelians in the Upper Volga Region and stages of this resettlement. The earliest settlements of “korelyane” are localized in Bezhetskiy Verkh on manorial and monastery lands. In the 1650s-1660s palace Karelian territories are formed in Bezhetskiy Verkh, Novotorzhskiy uezd and the southern part of Bezhetskaya Pyatina and Derevskaya Pyatina. In the 1670s the Karelians continued to resettle on manorial and monastery lands. By the late 1670s “korelyane” had settled the territories near such rivers as Mologa, Medveditsa and Tvertsa. They grew in number too. The author is the first to use some new sources to analyze resettlement and demography of Karelian immigrants in the central regions of Russia in the 17th century. 

Keywords:

peasantry, Migration, GIS-technology, uezd, lokalization, resettlement, Karelians, parish, demography, estate

В XVII в. вследствие военных конфликтов и перехода части северо-западных территорий России под власть Швеции происходило перемещение населения этих территорий в восточные и южные районы Новгородской земли и центральные районы Русского государства. Чаще всего в письменных источниках переселенцы называются «корелянами» и «зарубежными выходцами». Имеются и другие названия: «заонежане», «новоприходцы кореляне», «выходцы из-за свейского рубежа» и др., всего около 20 вариантов именований [38]. Вероятно, составе переселенцев были представители различных этнических групп. Исследователи указывают на факт использования как русского, так и карельского языка жителями приграничных территорий [8]. Тем не менее, карельских язык сохранился у потомков переселенцев вплоть до ХХ в. Это дало основания этнографам, историкам и лингвистам еще в XIX в. выделить компактные анклавы карел, которые получили название валдайских, тверских, тихвинских и др. [8, 44]. Для тверских карел, проживавших в северной части Тверской губернии (Тверская губерния существовала с 1795 по 1921 г.), позднее – Калининской области – характерен тверской диалект карельского языка [22, 30].

В историографии наиболее активно изучалось расселение верхневолжских карел в XIX-XX вв. Еще в 30–40-х гг. XIX в. П.И. Кёппеном были выделены области расселения карел в Тверской губернии [27]. Источником сведений для П.И. Кёппена стали материалы ревизий и этнографических экспедиций [24]. Списки конкретных населенных пунктов Тверской губернии с карельским населением содержит труд Д.И. Рихтера, написанный на основании переписи 1873 г. [37].

Ю.В. Готье уделил значительное внимание проблеме переселения «корелян» в центральные районы Русского государства. Исследователь выявил ряд писцовых материалов, отражающих этот процесс. Наиболее детально им изучен вопрос о формировании дворцовых карельских волостей, образовавшихся в Бежецком, Угличском, Новоторжском уездах во второй половине XVII в. Исследователь проанализировал численность населения в них, опираясь на материалы переписных книг дворцовых волостей [20]. Ю.В. Готье указал также на ряд писцовых описаний поместных и монастырских земель, содержащих сведения о «корелянах», в частности, книг Бежецкого Верха и Новоторжского уезда. Исследователь определил местоположение отдельных карельских дворцовых волостей, но не занимался локализацией конкретных населенных пунктов с карельским населением.

А.Н. Вершинский в работе «Очерки истории верхневолжских карел в XVI‒XIX вв.» анализирует статистические сведения о карелах Тверской губернии за вторую половину XIX в., определяет районы их расселения, анализирует демографические показатели [21]. Исследователем были составлены карты расселения тверских карел в XIX в., ряд их остается неопубликованным, в частности, неопубликованная «Карта Тверской Карелии эпохи крепостного хозяйства» [18]. Материалы этнографической экспедиции, совершенной Вершинским совместно с А.Д. Золотаревым в «карельские» районы Тверской губернии в 1920-х гг., стали основой для изучения этнического состава населения Тверской губернии, в дальнейшем – выделения карельского автономного округа в центром в Лихославле [16].

А.С. Жербин исследовал особенности перемещения карел в центральные районы России, уделяя внимание причинам и направлениям этого процесса [25]. Исследователь выделил периоды миграционных потоков, в ходе которых большая часть карельского населения перешла на территории Тверской и Новгородской земель. Автор привлек актовый материал, характеризуя отдельные этапы переселения «корелян» на дворцовые и монастырские земли, выявил отдельные населенные пункты, в которые шло переселение.

А.Н. Головкин привел в своей работе список карельских населенных пунктов Тверской губернии Д.И. Рихтера, с указанием численности населения, в том числе в смешанных карельско-русских поселениях [19].

В. Салохеймо на основе изучения материалов русских и шведских архивов наметил пути перемещения отдельных семей с территории Карельского перешейка в Бежецкий Верх. Исследователь отметил, что наибольшая доля карельского населения переселилась в район Бежецка, однако очевидно, что путь конкретных людей или семей от места первоначального проживания до бассейна Верхней Волги был более сложным и мог включать несколько промежуточных фаз [49].

В последние годы Н.Ю. Болотиной, А.И. Комиссаренко и А.Ю. Кононовой ведется работа по изучению хозяйства карел, в XVII в. населявших дворцовые волости Ярославского и Угличского уездов. Исследователи выделили и изучили конкретные поселения на этой территории на основе переписных книг 1660-х гг. – начала XVIII в. [9, 10].

Тверской краевед А.И. Лебедев в неопубликованной работе, хранящейся в Государственном архиве Тверской области (далее – ГАТО), на основе архивных источников и переписных книг 1646 г. и 1709 г. Бежецкого Верха и «дел шведских», хранящихся в Российском государственном архиве древних актов (далее ‒ РГАДА) составил списки населенных пунктов с «корелянами» [17].

Проблема расселения карел на территории Верхневолжья и в других районах Русского государства в XVII в. рассматривалась также в трудах З.В. Дмитриевой [23], И.А. Черняковой [48], Л.Ю. Андреевой [5].

Сложность и протяженность во времени процесса перемещения карел в XVII в. отражена в исследовании А.А. Селина, исследовавшего приграничное пространство России и Швеции [40]. Исследователь наметил пути перемещения населения из приграничной зоны, в том числе путь из Заонежья в Бежецкий Верх.

Размещение погостов Бежецкой и Деревской пятин Новгородской земли изучалось К.А. Неволиным [28], А.А. Фроловым, Н.В. Пиотух [46], Бежецкого Верха – А.А. Фроловым и А.А. Голубинским [45].

Таким образом, ранний этап расселения карел на территории Верхневолжья изучен недостаточно полно. Отсутствует представление о времени формирования и размерах ряда дворцовый волостей на юге Бежецкой и Деревской пятин Новгородской земли, ставших основой для формирования компактных анклавов карельского населения. Конкретные населенные пункты остаются нелокализованными. Слабо неизученным остается расселение карел на поместных и монастырских землях в Верхневолжье в XVII в.

В задачи настоящего исследования входит выявление топонимических и демографических данных о «корелянах» в писцовых описаниях поместных, монастырских и дворцовых земель, актовом материале XVII в., анализ размещения населенных пунктов и микрорегионов с карельским населением в Верхневолжье в этот период, определение численности «корелян» в них.

Источниками настоящего исследования являются материалы писцового дела. Это описания поместных, монастырских и дворцовых земель 1640-х – 1680-х гг. В более ранних писцовых описаниях рассматриваемых территорий – 1620-х гг. – сведения о «корелянах» отсутствуют. Наиболее полными, с точки зрения объема сведений, являются переписные книги дворцовых земель «зарубежных выходцев», поскольку они целенаправленно составлялись для размещения и учета переселенцев. Это переписные книги дворцовых волостей Бежецкой и Деревской пятин Новгородской земли [35], Новоторжского и Бежецкого уездов 1668 г. [32], Тверского уезда 1677/78 г. [34].

Размещение «корелян» на поместных и монастырских землях Верхневолжья содержат переписные книги Бежецкого Верха 1646 г. [33], Тверского уезда [36] и Бежецкого уезда [31] 1677/78 г.

Привлекался также актовый материал XVII в. Это материалы монастырских и поместных архивов XVII в. Наиболее информативными являются сведения, содержащиеся в документах Троице-Сергиева [42], валдайского Иверского [1, 6] и Краснохолмского Антониева монастырей [21, 26], на землях которых расселились «кореляне». Имеются также сведения о «корелянах», проживавших за помещиками на территории Тверского, Ржевского, Бежецкого уездов [2, 3, 4].

Сведения о проживании «корелян» в отдельных населенных пунктах Бежецкого уезда выявлены также на чертежах XVII в. [13].

Для локализации топонимической информации использовались источники XVIII-XIX вв.: списки населенных пунктов Тверской губернии [41], топографический межевой атлас Тверской губернии [43].

Во всех источниках были выделены основные единицы информации, позволяющие производить дальнейшую локализацию и анализ размещения тверских карел. Прежде всего, это топонимы и их принадлежность к определенным уезду, волости, стану, погосту. Учитывались также принадлежность к землевладельцу и тип землевладения, количество дворов и населения в населенных пунктах, наличие храмов.

Исследование большого массива географических данных было произведено с применением ГИС-технологий. Использовался программный пакет QGIS. Для каждого из источников были созданы отдельные точечные слои. Характер и объем информации атрибутивных таблиц слоя определялись структурой конкретного источника. В атрибутивную таблицу каждого слоя по данным переписных книг поместных и монастырских земель были занесены топонимические сведения, данные о типах местности (населенный пункт, пустошь), типе землевладения (поместные, монастырские, дворцовые), принадлежности (помещик, монастырь), храмах, дворности и численности населения в населенных пунктах с «корелянами». Такие же сведения были отражены в атрибутивных таблицах слоев по данным переписей дворцовых волостей Новоторжского, Бежецкого и Тверского уездов. Атрибутивные таблицы слоя с данными переписной книги Бежецкой и Деревской пятин включают большой объем сведений о пустошах, переданных на оброк «зарубежным выходцам», и их принадлежность конкретным группам переселенцев. Были учтены также сведения о местах исхода переселенцев, имеющиеся в этом источнике.

Отдельный слой был составлен по данным актового материала. В нем были учтены те же параметры, что и в писцовых описаниях: топонимические сведения, данные о типах местности (населенный пункт, пустошь), типе землевладения (поместные, монастырские, дворцовые), принадлежности (помещик, монастырь), храмах, дворности и/или численности населения в населенных пунктах с «корелянами».

В ГИС имеется также слой, отражающий границы соответствующих уездов.

Локализация населенных пунктов с карельским населением XVII в. производилась с использованием методики локализации средневековых поселений XV-XVII вв. [46, 47].

В работе по локализации карельских поселений была использована веб-ГИС «Источники по исторической географии Бежецкого Верха», разработанная А. А. Фроловым и А. А. Голубинским [12, 45]. Этот ресурс включает локализованные материалы Генерального межевания второй половины XVIII в. и писцовых описаний XVII в., однако не содержит сведений о карельском населении.

Локализация топонимов Деревской пятины производилась с использованием материалов «Исторического атласа Деревской пятины» [46] и соответствующей веб-ГИС А.А. Фролова и Н.В. Пиотух [11].

В изучении размещения погостов Бежецкой пятины Новгородской земли привлекалось исследование К.А. Неволина [28], а также материалы публикации приходно-расходной книги Новгородского дома Святой Софии, поготовленные И.Ю. Анкудиновым, А.А. Фроловым, А.А. Селиным, О.Л. Новиковой [29].

Работа по локализации топонимов производилась с использованием цифровых картографических ресурсов. Прежде всего, это ресурс, разработанный под руководством В.Г. Щекотилова, включающий сведения списка населенных мест Тверской губернии и топографического межевого атласа Тверской губернии А.И. Менде с возможностью поиска топонимов [7].

Авторами настоящей статьи создан ГИС-проект «Тверские карелы в XVII–XX вв.», представленный на сайте Лаборатории исторической геоинформатики Института всеобщей истории РАН [14].

Наиболее ранние свидетельства о массовом обосновании «зарубежных выходцев» относятся к территории Бежецкого Верха и к 1640-м гг. Здесь «кореляне» начали поселяться на землях помещиков и монастырей. Исходя из отдельных указаний в переписной книге Бежецкого Верха 1646 г. на время и место исхода «корелян» можно предположить, что их перемещение приходится на начало 1640-х гг. Так, в 1640 г. «кореляне» «рядились» за окольничего С.В. Прозоровского в Есеницком стане Бежецкого Верха [33: 743]. Крестьянин Гордюшка Мартьянов в 1643 г. перешел из Шунгского погоста в Заонежье к помещику Ф.М. Лопцову в с. Ргени Бежецкого Верха [33: 414]. В общей сложности в книге 1646 г. Бежецкого Верха «кореляне» зафиксированы в 44-х населенных пунктах. Насчитывается 171 двор «корелян» и 416 человек мужского пола (табл. 1).

В начале 1640-х гг. «кореляне» переселялись и в другие районы Верхневолжья, однако этот процесс слабо отражен в источниках. Сведения встречаются преимущественно в актовом материале. Например, известен факт переселения крестьянина Василия Игнатьева с двумя братьями, порядившихся за помещика Ржевского уезда И. Л. Опухтина в д. Бабино Ржевского уезда в 1642 г. [4: 63].

В 1650-х гг. процесс перемещения «корелян» на поместные и монастырские земли Верхневолжья продолжался, однако был зафиксирован лишь актовым материалом. Так, боярин Б.И. Морозов на своих землях в южной части Тверского уезда принял в 1652 г. 9 семей «корел», «а сели на пустоши Звягине да на пустоши Пешке» [3: 40]. Описная книга 1667 г. этих же владений Б.И. Морозова свидетельствует, что численность «корелян» здесь увеличилась: они проживали в дд. Пешки, Звягино, появились в д. Харпай и Лисино совместно с русским населением, в общей сложности «корелян» насчитывалось 34 двора и 64 человека мужского пола [2: 38].

В 1650-х – 1660-х гг. в Верхневолжье формируются дворцовые волости, в которые началось целенаправленное переселение «корелян» государственной властью. Вероятно, одной из первых стала Заборовская волость, расположенная к югу от Вышнего Волочка. Известно, что в нее в 1550-х гг. переходили «кореляне» из соседних территорий Валдайского Иверского монастыря [6, 8]. Вероятно, во второй половине 1550-х гг. уже были заселены «зарубежными» выходцами Осеченская, Раевская волости, Михайловский Трестенский, Васильевский Кострицкий, Никольский Тучевский погосты, расположенные на юге Бежецкой пятины, Бельская и Дорская волости Новоторжского уезда, а также дворцовые земли в Есеницком, Полянском, Китаевском, Ивановским, Верховском, Мещерском, Лошицком, Городецком, Каменском станах Бежецкого Верха. Переписная книга 1668 г. дворцовых земель Новоторжского и Бежецкого уездов упоминает «корелян» «старого» и «нового» выхода [32]. Переселенцы «старого» выхода, вероятно, появились в Верхневолжье 1640-1650-х гг. «Кореляне» «нового выходу» - по-видимому, прибыли в Бежецкий Верх в 1660-х гг., данные переписной книги 1668 г. в нескольких случаях указывают на 1667-1668 гг. их поселения. В 1660-х гг. началось и целенаправленное перемещение государством «корелян», уже поселившихся за монастырями или помещиками, в дворцовые волости. Так, в 1663 г. был перемещен 161 двор карел из земель Краснохолмского Никольского Антониева монастыря в Бежецком Верхе в дворцовую волость [21: 37-38].

По данным переписной книги 1668 г., «кореляне» получили также пустоши на оброк в погостах южной части Бежецкой пятины, образующих компактную территорию. Помимо Осеченского Воскресенского, Михайловского Трестенского, Васильевского Кострицкого, Никольского Тучевского это Козловский с прилегающей Толмачевской слободой, Спасский в Клинце, Васильевский в Заклинье, Петровский Тихвинский, Удомельский, Ящинский, Егорьевский в Чудинах, Молдинский, Петровский Полянский, Иловский, Петровский (у Заклинья) погосты [35]. Эти территории образовали анклав с карельским населением. Пустоши были отделены также в крупной Заборовской волости (всего 125 пустошей). Обособленный анклав выделился к северу от описываемой территории, в Покровском Мирогожской Дубровы, Никольском Добрынском, Никольском в Гостинах погостах Бежецкой пятины. В переписи названы и другие погосты Бежецкой пятины, не относящиеся к Волжскому бассейну – Богородицкий Сопинский и Смердомский.

По количеству пустошей и по площади, переданной «корелянам», наиболее крупными стали территории в Осеченском Воскресенском (102 пустоши) и Козловском с Толмачевской слободой (74 пустоши) погостах (табл. 1). Значительные территории имелись также в Михайловском Трестенском (45 пустошей), Никольском Тучевском (40 пустошей), Покровском Мирогожской Дубровы (40 пустошей) погостах. Несколько меньшими по размерам были территории в Спасском в Клинце, Смердомском, Егорьевском в Чудинах, Петровском (у Заклинья), Ворожебском, Петровском Тихвинском, Никольском Добрынском Васильевском в Заклинье и Удомельском погостах. Наименьшие по размерам анклавы зафиксированы в Васильевском Кострицком, Богородицком Сопинском, Молдинском, Никольском в Гостинах и Ящинском погостах.

На дворцовых землях Бежецкого уезда в 1668 г. проживало в общей сложности 1149 человек мужского пола в 458 дворах в 72 населенных пунктах.

Численность «корелян» в дворцовых волостях южной части Бежецкой пятины и Новоторжского уезда можно определить лишь частично. В Бельской волости Новоторжского уезда в 1668 г. в 25 деревнях и одном селе проживало 402 мужского пола в 186 дворах, тогда как описание Дорской волости не сохранилось (табл. 2).

Для Бежецкой пятины переписная книга 1668 г. указывает лишь, что оброчные пустоши передавались группам переселенцев «со товарищи». В общей сложности на пустоши были поселены 28 групп «корелян». В крупных погостах – Осеченском Воскресенском, Михайловском Трестенском, Козловском было около 200 человек мужского пола в 20-30 населенных пунктах (табл. 3, 4). В целом, можно предположить, что на этой территории в 1660-х гг. проживало около 2500-2800 человек мужского пола.

Таким образом, на дворцовых территориях Бежецкого, Новоторжского уездов и Бежецкой пятины в конце 1660-х гг. в общей сложности проживало около 4000-4300 «корелян» мужского пола.

На протяжении 1660-х – 1670-х гг. по-прежнему продолжалось переселение «корелян» и на земли помещиков и монастырей. Переписные книги 1777/78 г. зафиксировали прирост карельского населения в Бежецком и Тверской уездах (табл. 5). В 1677/78 г. в Бежецком уезде было зафиксировано уже 85 пунктов, примерно 457 дворов и 1436 карельских переселенцев мужского пола [36]. Увеличение карельского населения почти вдвое по сравнению в 1646 г. объясняется не только естественным приростом, но и появлением новых переселенцев «из-за шведского рубежа». Переписи 1677/78 г. как Бежецкого, так и Тверского уезда отразили момент основания новоприходцами дворохозяйств.

Переписная книга Тверского уезда впервые зафиксировала группу поселений с «корелянами» в Микулинском стане Тверского уезда – 36 деревень в бассейне р. Шоши и её притоков — Жидоховки, Ржати, Лоби, а также притока Лоби р. Руссы [31]. Из 36 выявленных населенных пунктов, согласно описанию дворов, в 25 зафиксировано только карельское население, в 10 — смешанное (русско-карельское), описание одной деревни утрачено. На территории выявленных 36 населенных пунктов карелы проживали во дворах, количество которых составляло не менее 170 дворов и не менее 590 человек. В материалах переписи 1710 г. «кореляне» здесь еще фиксируются, однако позднее, вероятно, смешиваются с русским населением [39].

Единичные населенные пункты с «корелянами» находились также в волости Воловичи, а также Шейском и Кушальском стане Тверского уезда. В общей сложности в Тверском уезде по данным на 1677/78 г. насчитывалось 39 населенных пунктов c «корелянами» в поместном и монастырском землевладении. Общая численность поселенцев составляла не менее 650 человек мужского пола в 205 дворах.

Из переписной книги дворцовых земель Тверского уезда 1677/78 г. известно о проживании «корелян» в волости Погорелец [34]. В селе Погорелец с прилегающими пятью деревнями насчитывалось 40 крестьянских дворов с переселенцами, в которых проживало 124 человека мужского пола, 8 дворов в том числе 8 бобыльских дворов с 16 бобылями.

Таким образом, сохранившиеся писцовые материалы Бежецкого и Тверского уездов 1677/78 г. позволяют назвать численность в нем карельских переселенцев на тот момент – 130 населенных пунктов, не менее 2212 человек мужского пола в 702 дворах.

Анализ размещения населенных пунктов с «корелянами» в Верхневолжье по данным источников XVII в. показывает, что ранее всего, в начале 1640-х гг., «зарубежными выходцами» стала осваиваться территория Бежецкого Верха, прежде всего, его северной части, в бассейне рек Молога, Мелеча, Могоча, Кесьма. Единичные поселения «корелян» встречаются в Тверском и Ржевском уездах. Все эти населенные пункты располагались на поместных и монастырских землях.

В 1650-х – 1660-х гг. формируются заселенные «корелянами» дворцовые волости в южной части Бежецкой пятины, соседней Деревской пятине (Заборовская волость), Новоторжском уезде и Бежецком Верхе. Земли Бежецкой пятины и Новоторжского уезда сформировали единое пространство в бассейне рек Молога, Медведица и их притоков – Ворожбы, Волчины, Тифины, Тихвинки. В юго-восточной части Деревской пятины была заселена «корелянами» Заборовская волость в бассейне р. Тверца и Цна, образовавшая обособленный анклав.

В 1670-х гг. продолжается расселение «корелян» в Бежецком уезде, увеличивается количество населенных пунктов в его южной части в бассейне р. Медведица, где в XVIII в. будет образована Ивицкая волость, заселенная «корелянами» [38]. В это же время «кореляне» селятся в Тверском уезде, где образуется две области их компактного проживания – в дворцовой волости Погорелец, примыкающей к территориям Бежецкого уезда, и обособленно – в Микулинском стане Тверского уезда, в бассейне р. Шоша, Лобь, Русса, Жидоховка.

На протяжении 1640-1670-х гг. росла численность «корелян» в Верхневолжье, как за счет новопоселенцев, так и за счет роста семей. Источники дают лишь приблизительные сведения численности «корелян» в каждой волости в определенный момент времени. Можно предположить, что на территории Бежецкого, Тверского, Новоторжского уездов, в примыкающей к ним южной части Бежецкой пятины к концу 1670-х гг. проживало около 6500-6800 «корелян» мужского пола. По мнению Ю.В. Готье, численность «корелян» могла быть существенно занижена в материалах переписей поместных и монастырских земель, поскольку землевладельцы не редко скрывали их, уклоняясь от уплаты налогов [20: 305].

Дополнить картину расселения «корелян» в Верхневолжье в середине – второй половине XVII в. позволит привлечение новых источников, в частности, переписных книг поместных и монастырских земель Новоторжского и Зубцовского уездов 1640-х – 1670-х гг.

Табл. 1. Численность «корелян» на поместных и монастырских землях Бежецкого Верха по данным переписной книги 1646 г. (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 25).

Волость / Стан

Населенных пунктов

Дворов

Чел.

1

Городецкий

10

24

96

2

Каменский

4

8

19

3

Мещерский

1

5

12

4

Онтоновский

11

48

99

5

Верховской

7

31

55

6

Есеницкий

11

55

135

ИТОГО

44

171

416

Табл. 2. Численность «корелян» в дворцовых волостях Новоторжского уезда и Бежецкого Верха по данным переписной книги 1668 г. (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 11461).

Волость/стан

Кол-во населенных пунктов

Старого выхода

Нового выхода

Всего дворов

Всего чел.

Пустошей

дворов

Чел.

Дворов.

Чел.

Бельская

26

149

321

37

81

186

402

44

Есеницкий

31

142

250

141

405

283

655

22

Полянский

9

59

151

4

14

63

165

Китаевский

6

16

57

8

20

24

77

2

Ивановский

6

16

53

4

7

20

60

5

Верховской

4

6

24

2

7

8

31

8

Мещерский

1

1

5

1

5

Лошицкий

1

3

8

2

4

5

12

Каменский

6

14

46

4

15

18

61

10

Городецкий

8

20

48

16

35

36

83

18

ИТОГО

98

426

963

218

588

644

1551

109

Табл. 3. Численность «корелян» на дворцовых землях Бежецкой пятины (Тверской половины) по данным переписной книги 1668 г. (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 986).

Погост

Населенных пунктов

Дворов

Чел.

Пустошей

1

Михайловский Трестенский

20

83

214

45

2

Никольский Тучевский

32

101

267

40

3

Васильевский Кострицкий

11

54

137

8

4

Богородицкий Сопинский

9

43

124

6

5

Раевский

7

48

150

Табл. 4. Количество оброчных пустошей «корелян» на дворцовых землях Бежецкой пятины (Тверской половины) и Заборовской волости Деревской пятины по данным переписной книги 1668 г. (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 986).

Погост

Количество пустошей

6

Заборовский

125

7

Осеченский Воскресенский

102

8

Козловский

71

9

Толмачевская слобода

3

10

Покровский из Мирогожской Дубровы

40

11

Спасский в Клинце

33

12

Егорьевский в Чудинах

32

13

Петровский (у Заклинья)

30

14

Ворожебский

24

15

Петровский Тихвинский

22

16

Васильевский в Заклинье

16

17

Никольский Добрынский

16

18

Удомельский

12

19

Ящинский

5

20

Молдинский

3

21

Никольский в Гостинах

2

Табл. 5. Численность «корелян» на поместных и монастырских землях Бежецкого и Тверского уездов, дворцовой волости Погорелец Тверского уезда по данным переписных книг 1677/78 г. (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 11440, 16060, 878).

Уезд

Волость / стан

Населенных пунктов

Дворов

Чел.

Пустошей

1

Бежецкий

Городецкий

5

24

74

2

Бежецкий

Каменский

3

11

46

3

Бежецкий

Ивановский

2

4

8

4

Бежецкий

Онтоновский

7

27

116

5

Бежецкий

Лесоклинская

2

14

45

6

Бежецкий

Еское приселье

1

8

22

7

Бежецкий

Верховской

30

173

605

8

Бежецкий

Полянский

8

66

147

9

Бежецкий

Есеницкий

27

130

373

Всего в уезде

85

457

1436

10

Тверской

Микулинский

36

170

590

11

Тверской

Шейский и Кушальский

2

33

59

12

Тверской

Воловичи

1

2

3

13

Тверской

Погорелец

6

40

124

61

Всего в уезде

45

245

776

61

ИТОГО

130

702

2212

61

Рис. 1. Расселение «корелян» в Бежецком Верхе по данным переписи 1646 г.

Рис. 2. Расселение «корелян» в Бежецком Верхе, Новоторжском уезде, Тверской половине Бежецкой пятины и Заборовской волости Деревской пятины по данным переписей 1668 г.

Погосты Тверской половины Бежецкой пятины, в которых были расселены «кореляне»:

1 – Никольский Добрынский; 2 – Никольский в Гостинах; 3 – Покровский из Мирогожской Дубровы; 4 – Никольский Ворожебский; 5 – Покровский Полянский; 6 – Егорьевский; 7 – Богородицкий Козловский с Толмачевской слободой; 8 – Спасский в Клинце; 9 – Ящинский; 10 – Петровский (у Заклинья); 11 – Никольский Тучевский; 12 – Воскресенский в Клину; 13 – Васильевский в Заклинье; 14 – Воскресенский Осеченский; 15 – Богословский Удомельский; 16 – Иловский, 17 – Михайловский Трестенский; 18 – Молдинский; 19 – Васильевский Кострицкий; 20 – Петровский Тихвинский; 21 – Егорьевский в Чудинах; 22 – Заборовский (Деревская пятина).

Рис. 3. Расселение «корелян» в Бежецком, Тверской Новоторжском уездах, Тверской половине Бежецкой пятины и Заборовской волости Деревской пятины по данным переписей 1677/78 г.

Библиография
1.
Акты Иверского Святоозерского монастыря (1582-1706), собранные о. Архимандритом Леонидом // Русская историческая библиотека, издаваемая Археографической комиссией. Т. 5. СПБ.: Б.и., 1878. – 656 с.
2.
Акты хозяйства боярина Б.И. Морозова. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1940. Часть I.-228 с.
3.
Акты хозяйства боярина Б.И. Морозова. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1945. Ч. II.-210 с.
4.
Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедициею императорской Академии наук. СПб., 1836. Т. 4.-654 с.
5.
Андреева Л.Ю. К проблеме генезиса локальной этнической общности верхневолжских (тверских) карел в XVII ‒ начале XVIII в. // Тверские карелы: история, язык, культура. Материалы междунар. науч.-практ. конф., посвященной 20-летию образования Общества культуры тверских карел. Тверь, 2011. C. 22‒28.
6.
Архив СПБИИ РАН. Ф. 181. Оп. 1. № 1214, 3228.
7.
Архивные карты. Обработка и представление архивных карт [Электронный ресурс]. URL: http:// boxpis.ru/svg/ (дата обращения 12.02.2017).
8.
Бландов А. А. Валдайские карелы в XVII – начале XVIII веков // Финно-угроведение. 2014. № 2. С. 20-30.
9.
Болотина Н. Ю., Комиссаренко А. И., Кононова А. Ю. Хозяйство карельских дворцовых крестьян в начале XVIII в. (по данным «свывозной и селитебной» книги стольника И. И. Сумарокова 1702 г.) // Русь, Россия. Средневековье и Новое время. 2015. № 4. С. 373-379.
10.
Болотина Н.Ю., Комиссаренко А.И., Кононова А.Ю. Сведения о пахотных землях карельских дворцовых крестьян в писцовых книгах карельских дворцовых вотчин во второй половине XVII в. // Русь, Россия. Средневековье и Новое время. 2013. № 3. С. 380–386.
11.
Веб-гис «Исторический атлас Деревской пятины» [Электронный ресурс]. URL: http://histgeo.ru/derevskaya.html (дата обращения 10.07.2018).
12.
Веб-ГИС «Источники по исторической географии Бежецкого Верха». [Электронный ресурс]. URL: http://histgeo.ru/bezhetsk.html (дата обращения 10.07.2018).
13.
Веб-ГИС «Русские чертежи XVI-XVII вв.»: [Электронный ресурс]. URL: http://rgada.info/geos2/ (дата обращения 12.08.2018). Авторами использованы чертежи земель по речке Баскаковке (URL: http://rgada.info/geos2/zapros.php?nomer=477 ) и земель по реке Могоче с деревней Машиха Антонова монастыря (URL: http://rgada.info/geos2/zapros.php?nomer=445 )
14.
Веб-ГИС «Тверские карелы в XVII–XIX вв.» [Электронный ресурс]. URL: http://histgeo.ru/karely.html (дата обращения 10.07.2018).
15.
Вершинский А.Н. Очерки истории верхневолжских карел в XVI‒XIX вв. // Исторический сборник. М., 1935. Т.4. С.73–105.
16.
Вершинский А.Н., Золотарев Д.А. Население Тверского края // Тверской край. 1929. № 6. С. 38‒61.
17.
ГАТО. Ф. Р-1523. Оп. 1. Д. 5.
18.
ГАТО. Ф. Р-2691. Оп. 1. Д. 191.
19.
Головкин А.Н. История Тверской Карелии; Карелы: от язычества к православию. Тверь: Студия С, 2008.-432 с.
20.
Готье Ю.В. Замосковный край в XVII веке: Опыт исследования по истории экономического быта Московской Руси. М.: Тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1906.-603 с.
21.
Грамоты Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. Издание Тверского епархиального историко-археологического комитета. Тверь: Типография губернского правления, 1904.-118 с.
22.
Громова Л.Г. Влияние православия на историю и культуру тверских карел // Православная педагогика и православная культура: история, традиции и современность. 2009. Вып. 2. С.149‒156.
23.
Дмитриева З. В. «Корельские выходцы» на землях Кирилло-Белозерского монастыря в XVII веке // Кириллов. Краеведческий альманах / гл. ред. Ф. Я. Коновалов. Вологда. 2003. Вып. 5. С. 81-90.
24.
Ефимова В.В. Кто и когда сделал карелов «инородцами»? // Уральский исторический вестник. 2016. № 4(53). С. 111–119.
25.
Жербин А.С. Переселение карел в Россию в XVII веке. Петрозаводск: Госиздат КФССР, 1956.-175 с.
26.
Жизневский А.К. Древний архив Красно-Холмского Николаевского Антониева монастыря. М.: Синодальная типография, 1879.-185 с.
27.
Кеппен П.И. Об этнографической карте Европейской России Петра Кеппена, изданной Русским географическим обществом. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1852.-41 с.
28.
Неволин К. А. О пятинах и гостах новгородских в XVI веке. СПб.: Тип. Имп. акад. наук, 1853. – 663 с.
29.
Приходно-расходная книга новгородского Дома Святой Софии 1576/77 гг. («Книга записей софийской пошлины» / сост. И. Ю. Анкудинов, А. А. Фролов. М.; СПБ.: Альянс-Архео, 2011. – 284 с.
30.
Пунжина А. В. Слушаю карельский говор. Петрозаводск: Периодика, 2001. – 208 с.
31.
РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 11440.
32.
РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 11461.
33.
РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 25.
34.
РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 878.
35.
РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 986.
36.
РГАДА. Ф. 2019. Оп. 1. № 16060.
37.
Рихтер Д. И. Заметки о [тверских] карелах. СПб., 1904. – 63 с.
38.
Савинова А. И., Степанова Ю. В. Расселение тверских карел в XVII-XIX вв: опыт изучения с применением ГИС-технологий // Электронный научно-образовательный журнал «История». 2017. T. 8. [Электронный ресурс]. Доступ для зарегистрированных пользователей. URL: http://history.jes.su/s207987840001952-6-1 (дата обращения: 20.11.2018).
39.
Савинова А.И., Степанова Ю.В. Карельская диаспора южных районов Тверского Поволжья: история формирования и историческая судьба // CARELiCA. Научный электронный журнал. 2018. № 1 (19). С. 26-37. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://carelica.petrsu.ru/2018_1/26_37_Savinova.pdf
40.
Селин А.А. Русско-шведская граница (1617–1700 гг.). Формирование, функционирование, наследие. Исторические очерки. СПб: Блиц, 2016.-864 с.
41.
Список населенных мест по сведениям 1859 года. Тверская губерния. СПб.: Центр. стат. комитет МВД, 1862.-454 с.
42.
Тверские акты / сост. С. Шумаков. Тверь, 1897. Вып. II. – 254 с.
43.
Топографический межевой атлас Тверской губернии, составленный в 1848 и 1849 гг. членами межевого корпуса и топографии военного ведомства под наблюдением ген.-майора Менде. М., 1853.-91 с.
44.
Фишман О. М. К изучению этнической культуры карел Верхневолжья // Современное финно-угроведение. Опыт и проблемы: сб. науч. тр. / Музей этнографии народов СССР; под ред. О. М. Фишман, Е. А. Рябинина, И. В. Дубова. Л.: ГМЭ, 1990. С. 158-163.
45.
Фролов А. А., Голубинский А. А. Веб-картографический ресурс «Источники по исторической географии Бежецкого Верха» // Историческая география. 2016. № 3. С. 440-455.
46.
Фролов А. А., Пиотух Н. В. Исторический атлас Деревской пятины Новгородской земли. М.; СПб.: Альянс-Архео, 2008. Т. 1.: Исследования и таблицы. – 369 с.
47.
Фролов А.А. Территориально-административная система XIV–XV вв. на землях Деревской пятины Новгородской земли. Дисс. канд ист. наук. М.: МГУ, 2001.-22 с.
48.
Чернякова И.А. К вопросу о судьбах «карельских выходцев» в XVII веке. Петрозаводск, КФ АН СССР, 1989.-45 с.
49.
Saloheimo Veijo. Pohjois-Karjalana historia: II: 1617-1721. Joensuu: Karjalaisen kulttuurin edistämissäätiö, 1976. – 464 р.
References (transliterated)
1.
Akty Iverskogo Svyatoozerskogo monastyrya (1582-1706), sobrannye o. Arkhimandritom Leonidom // Russkaya istoricheskaya biblioteka, izdavaemaya Arkheograficheskoi komissiei. T. 5. SPB.: B.i., 1878. – 656 s.
2.
Akty khozyaistva boyarina B.I. Morozova. M.; L.: Izd-vo AN SSSR, 1940. Chast' I.-228 s.
3.
Akty khozyaistva boyarina B.I. Morozova. M.; L.: Izd-vo AN SSSR, 1945. Ch. II.-210 s.
4.
Akty, sobrannye v bibliotekakh i arkhivakh Rossiiskoi imperii Arkheograficheskoi ekspeditsieyu imperatorskoi Akademii nauk. SPb., 1836. T. 4.-654 s.
5.
Andreeva L.Yu. K probleme genezisa lokal'noi etnicheskoi obshchnosti verkhnevolzhskikh (tverskikh) karel v XVII ‒ nachale XVIII v. // Tverskie karely: istoriya, yazyk, kul'tura. Materialy mezhdunar. nauch.-prakt. konf., posvyashchennoi 20-letiyu obrazovaniya Obshchestva kul'tury tverskikh karel. Tver', 2011. C. 22‒28.
6.
Arkhiv SPBII RAN. F. 181. Op. 1. № 1214, 3228.
7.
Arkhivnye karty. Obrabotka i predstavlenie arkhivnykh kart [Elektronnyi resurs]. URL: http:// boxpis.ru/svg/ (data obrashcheniya 12.02.2017).
8.
Blandov A. A. Valdaiskie karely v XVII – nachale XVIII vekov // Finno-ugrovedenie. 2014. № 2. S. 20-30.
9.
Bolotina N. Yu., Komissarenko A. I., Kononova A. Yu. Khozyaistvo karel'skikh dvortsovykh krest'yan v nachale XVIII v. (po dannym «svyvoznoi i selitebnoi» knigi stol'nika I. I. Sumarokova 1702 g.) // Rus', Rossiya. Srednevekov'e i Novoe vremya. 2015. № 4. S. 373-379.
10.
Bolotina N.Yu., Komissarenko A.I., Kononova A.Yu. Svedeniya o pakhotnykh zemlyakh karel'skikh dvortsovykh krest'yan v pistsovykh knigakh karel'skikh dvortsovykh votchin vo vtoroi polovine XVII v. // Rus', Rossiya. Srednevekov'e i Novoe vremya. 2013. № 3. S. 380–386.
11.
Veb-gis «Istoricheskii atlas Derevskoi pyatiny» [Elektronnyi resurs]. URL: http://histgeo.ru/derevskaya.html (data obrashcheniya 10.07.2018).
12.
Veb-GIS «Istochniki po istoricheskoi geografii Bezhetskogo Verkha». [Elektronnyi resurs]. URL: http://histgeo.ru/bezhetsk.html (data obrashcheniya 10.07.2018).
13.
Veb-GIS «Russkie chertezhi XVI-XVII vv.»: [Elektronnyi resurs]. URL: http://rgada.info/geos2/ (data obrashcheniya 12.08.2018). Avtorami ispol'zovany chertezhi zemel' po rechke Baskakovke (URL: http://rgada.info/geos2/zapros.php?nomer=477 ) i zemel' po reke Mogoche s derevnei Mashikha Antonova monastyrya (URL: http://rgada.info/geos2/zapros.php?nomer=445 )
14.
Veb-GIS «Tverskie karely v XVII–XIX vv.» [Elektronnyi resurs]. URL: http://histgeo.ru/karely.html (data obrashcheniya 10.07.2018).
15.
Vershinskii A.N. Ocherki istorii verkhnevolzhskikh karel v XVI‒XIX vv. // Istoricheskii sbornik. M., 1935. T.4. S.73–105.
16.
Vershinskii A.N., Zolotarev D.A. Naselenie Tverskogo kraya // Tverskoi krai. 1929. № 6. S. 38‒61.
17.
GATO. F. R-1523. Op. 1. D. 5.
18.
GATO. F. R-2691. Op. 1. D. 191.
19.
Golovkin A.N. Istoriya Tverskoi Karelii; Karely: ot yazychestva k pravoslaviyu. Tver': Studiya S, 2008.-432 s.
20.
Got'e Yu.V. Zamoskovnyi krai v XVII veke: Opyt issledovaniya po istorii ekonomicheskogo byta Moskovskoi Rusi. M.: Tip. G. Lissnera i D. Sobko, 1906.-603 s.
21.
Gramoty Krasnokholmskogo Nikolaevskogo Antonieva monastyrya. Izdanie Tverskogo eparkhial'nogo istoriko-arkheologicheskogo komiteta. Tver': Tipografiya gubernskogo pravleniya, 1904.-118 s.
22.
Gromova L.G. Vliyanie pravoslaviya na istoriyu i kul'turu tverskikh karel // Pravoslavnaya pedagogika i pravoslavnaya kul'tura: istoriya, traditsii i sovremennost'. 2009. Vyp. 2. S.149‒156.
23.
Dmitrieva Z. V. «Korel'skie vykhodtsy» na zemlyakh Kirillo-Belozerskogo monastyrya v XVII veke // Kirillov. Kraevedcheskii al'manakh / gl. red. F. Ya. Konovalov. Vologda. 2003. Vyp. 5. S. 81-90.
24.
Efimova V.V. Kto i kogda sdelal karelov «inorodtsami»? // Ural'skii istoricheskii vestnik. 2016. № 4(53). S. 111–119.
25.
Zherbin A.S. Pereselenie karel v Rossiyu v XVII veke. Petrozavodsk: Gosizdat KFSSR, 1956.-175 s.
26.
Zhiznevskii A.K. Drevnii arkhiv Krasno-Kholmskogo Nikolaevskogo Antonieva monastyrya. M.: Sinodal'naya tipografiya, 1879.-185 s.
27.
Keppen P.I. Ob etnograficheskoi karte Evropeiskoi Rossii Petra Keppena, izdannoi Russkim geograficheskim obshchestvom. SPb.: Tip. Imp. Akad. nauk, 1852.-41 s.
28.
Nevolin K. A. O pyatinakh i gostakh novgorodskikh v XVI veke. SPb.: Tip. Imp. akad. nauk, 1853. – 663 s.
29.
Prikhodno-raskhodnaya kniga novgorodskogo Doma Svyatoi Sofii 1576/77 gg. («Kniga zapisei sofiiskoi poshliny» / sost. I. Yu. Ankudinov, A. A. Frolov. M.; SPB.: Al'yans-Arkheo, 2011. – 284 s.
30.
Punzhina A. V. Slushayu karel'skii govor. Petrozavodsk: Periodika, 2001. – 208 s.
31.
RGADA. F. 1209. Op. 1. D. 11440.
32.
RGADA. F. 1209. Op. 1. № 11461.
33.
RGADA. F. 1209. Op. 1. № 25.
34.
RGADA. F. 1209. Op. 1. № 878.
35.
RGADA. F. 1209. Op. 1. № 986.
36.
RGADA. F. 2019. Op. 1. № 16060.
37.
Rikhter D. I. Zametki o [tverskikh] karelakh. SPb., 1904. – 63 s.
38.
Savinova A. I., Stepanova Yu. V. Rasselenie tverskikh karel v XVII-XIX vv: opyt izucheniya s primeneniem GIS-tekhnologii // Elektronnyi nauchno-obrazovatel'nyi zhurnal «Istoriya». 2017. T. 8. [Elektronnyi resurs]. Dostup dlya zaregistrirovannykh pol'zovatelei. URL: http://history.jes.su/s207987840001952-6-1 (data obrashcheniya: 20.11.2018).
39.
Savinova A.I., Stepanova Yu.V. Karel'skaya diaspora yuzhnykh raionov Tverskogo Povolzh'ya: istoriya formirovaniya i istoricheskaya sud'ba // CARELiCA. Nauchnyi elektronnyi zhurnal. 2018. № 1 (19). S. 26-37. [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://carelica.petrsu.ru/2018_1/26_37_Savinova.pdf
40.
Selin A.A. Russko-shvedskaya granitsa (1617–1700 gg.). Formirovanie, funktsionirovanie, nasledie. Istoricheskie ocherki. SPb: Blits, 2016.-864 s.
41.
Spisok naselennykh mest po svedeniyam 1859 goda. Tverskaya guberniya. SPb.: Tsentr. stat. komitet MVD, 1862.-454 s.
42.
Tverskie akty / sost. S. Shumakov. Tver', 1897. Vyp. II. – 254 s.
43.
Topograficheskii mezhevoi atlas Tverskoi gubernii, sostavlennyi v 1848 i 1849 gg. chlenami mezhevogo korpusa i topografii voennogo vedomstva pod nablyudeniem gen.-maiora Mende. M., 1853.-91 s.
44.
Fishman O. M. K izucheniyu etnicheskoi kul'tury karel Verkhnevolzh'ya // Sovremennoe finno-ugrovedenie. Opyt i problemy: sb. nauch. tr. / Muzei etnografii narodov SSSR; pod red. O. M. Fishman, E. A. Ryabinina, I. V. Dubova. L.: GME, 1990. S. 158-163.
45.
Frolov A. A., Golubinskii A. A. Veb-kartograficheskii resurs «Istochniki po istoricheskoi geografii Bezhetskogo Verkha» // Istoricheskaya geografiya. 2016. № 3. S. 440-455.
46.
Frolov A. A., Piotukh N. V. Istoricheskii atlas Derevskoi pyatiny Novgorodskoi zemli. M.; SPb.: Al'yans-Arkheo, 2008. T. 1.: Issledovaniya i tablitsy. – 369 s.
47.
Frolov A.A. Territorial'no-administrativnaya sistema XIV–XV vv. na zemlyakh Derevskoi pyatiny Novgorodskoi zemli. Diss. kand ist. nauk. M.: MGU, 2001.-22 s.
48.
Chernyakova I.A. K voprosu o sud'bakh «karel'skikh vykhodtsev» v XVII veke. Petrozavodsk, KF AN SSSR, 1989.-45 s.
49.
Saloheimo Veijo. Pohjois-Karjalana historia: II: 1617-1721. Joensuu: Karjalaisen kulttuurin edistämissäätiö, 1976. – 464 r.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"