Статья 'От менеджериализма к "медленной науке": что полезного может дать опыт Нидерландов?' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

От менеджериализма к "медленной науке": что полезного может дать опыт Нидерландов?

Попова Светлана Михайловна

кандидат политических наук

ведущий научный сотрудник, Институт социально-политических исследований ФНИСЦ РАН

119333, Россия, г. Москва, ул. Фотиевой, 6, оф. 1

Popova Svetlana Mikhailovna

PhD in Politics

Leading Scientific Associate, Institute of Socio-Political Research of Theoretical & Applied Sociology of the Russian Academy of Sciences

119333, Russia, gorod federal'nogo znacheniya Moskva, g. Moscow, ul. Fotievoi, 6, of. 1

sv-2002-1@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2019.6.31714

Дата направления статьи в редакцию:

13-12-2019


Дата публикации:

23-12-2019


Аннотация.

В работе представлены результаты исследования актуального опыта Нидерландов в сфере управления научным развитием. Предметом анализа являются полезные практики, пригодные к трансферу. Представляется, что поиск эффективного баланса инструментов отечественной научной политики может и должен учитывать опыт государств, прошедших те этапы, которые в настоящее время осваивает Российская Федерация, поскольку учет чужих ошибок помогает избежать нецелесообразного расходования ресурсов. В частности, сложилось понимание контрпродуктивности менеджериалистских подходов, когда главным критерием эффективности управления считается максимальное сокращение времени ответной реакции управляемой системы. Использованы общелогические методы и приемы исследования – анализ, синтез, обобщение, аналогия, а также эмпирические наблюдения и сравнительные подходы. Показано, что опыт Нидерландов может быть полезным в российских условиях как пример успешного вовлечения всего общества и ключевых стейкхолдеров в определение приоритетов «научной повестки дня» и приоритетов научно-технологического развития. Особое внимание уделено голландским принципам оценки эффективности научных исследований, предполагающим перенос акцента с формальных наукометрических показателей на учет социальной значимости полученных результатов.

Ключевые слова: Нидерланды, Наука, Научная политика, Управление наукой, Менеджериализм, Дирижизм, Новое государственное управление, Гибкое управление проектами, Социальная значимость, Качество исследований

Abstract.

This article demonstrates the results of study of the relevant experience of Netherlands with regards to management of scientific development. The subject of analysis is the valuable practices applicable for transfer. It appears that the search of effective balance of the instruments of national scientific policy can and should take into account experience of the countries, which have undergone such stages that are currently getting adapted by the Russian Federation, since the mistakes of others help to avoid the irrational use of resources. In particular, there has established the idea of counterproductivity of managerialistic approaches, when the main criterion of management efficiency becomes the maximum reduction in response time of the managed system. It is underlined that the experience of Netherlands may be useful for the Russian Federation as an example of successful involvement of the entire society and the key stakeholders into determination of the priorities of “scientific agenda” alongside the priorities of scientific and technological development. Special attention is given to the Dutch principles for assessing the efficiency of scientific research that suggest shifting the emphasis from the formal scientometric indicators to consideration of social importance of the acquired results.

Keywords:

Agile Project Management, New Public Management, Dirigisme, Managerialism, Science Management, Science Policy, Science, Netherlands, Societal Relevance, Research Quality

Введение

Глобальный технологический переход, цифровая трансформация многих сторон жизни ведет к устареванию прежних практик управления общественным развитием. В условиях роста неопределенности и сложности одной из важных исследовательских и практических задач является поиск управленческих инструментов, способных поддерживать баланс между устойчивостью и адаптивностью как всего социума в целом, так и его различных систем - социально-политической, экономической, научно-инновационной. В рамках программы исследований (2016-2019), был проведен анализ моделей управления научным развитием ряда зарубежных стран, занимающих высокие места в рейтинге экономического и инновационного развития. В стратегических документах многих государств наука выглядит ключевым звеном, «потянув» за которое, правительства намерены придать новое качество экономике, обеспечить ее переход на инновационно-ориентированную модель и создать тем самым надежную базу для достижения целей развития [1-10]. В такой парадигме сфера науки, образования и инноваций становится объектом внешнего управления, одним из равнозначных типовых элементов в более общей «блок-схеме» государственного социально-экономического менеджмента.

При этом, как и повсеместно, национальная модель управления развитием науки формируется в ситуации, когда управляемый объект и управляющий субъект одновременно переживают глубокую трансформацию, то есть поиск путей развития науки происходит вместе с поиском новых менеджерских стратегий и практик. Проведенный ранее анализ показал, что спектр современных государственных научно-инновационных управленческих политик балансирует между дирижизмом и косвенными методами воздействия (создание условий для саморазвития) [11-14]. Конкретный набор инструментов, баланс «жестких» и «мягких» воздействий зависит от особенностей национального контекста разных стран (специфика организации науки и традиций управления научным развитием, историко-культурные традиции, иные факторы).

Что касается Российской Федерации, то в условиях «революции сверху» на практике все шире используется дирижистская модель научного менеджмента, сфокусированная на получении результата в кратчайшие сроки. Несмотря на широко распространенные в публичном дискурсе нарративы об отношении к науке как сложной экосистеме [15-16] с собственными законами развития, на практике сфера высшего образования, науки и инноваций рассматривается как совокупность взаимосвязанных бизнес-процессов в меняющейся макросреде, эффективность которых на текущий момент остается неудовлетворительной [17-19].

Дирижизм и менеджериализм

Неудивительно, что в условиях кризиса, дефицита времени и общего роста неопределенности de facto произошел отказ от затратных и «медленных» демократических процедур поиска сложного баланса между интересами государственного менеджмента и интересами научно-преподавательского сообщества в пользу: (1) централизации полномочий, (2) внедрения методов риск-менеджмента и (3) повышения степени автоматизации управления за счет квантификации процессов и внедрения большого числа стандартизированных, «элементарных» методик реагирования (принцип «сигнал – ответ»).

Подобный выбор не является чем-то специфически российским. Напротив, в современном мире этот подход стал своего рода мейнстримом государственной научной политики, тем более, что вызовы состоявшихся и грядущих глобальных кризисов требуют стимулирования и поддержки процессов, обеспечивающих ускоренный переход к новым моделям экономического развития. Одним из существенных факторов, непосредственно влияющих на формирование и закрепление указанной модели, является экономическая идеология и управленческая практика менеджериализма .

Менеджериализм, или нео-менеджериализм (англ. New Public Management) – это идеология и практика «административного лидерства» , при помощи которой происходит «менеджериализация» различных сфер общественных отношений с целью повышения их управляемости, легитимация процессов внедрения новых организационных форм и связей как более подходящих на современном этапе развития и обеспечивающих управленческую эффективность [20]. Несмотря на широкое применение на практике идей и методов менеджериализма, какой-либо последовательной его теории до сих пор не создано, а основные дискуссии ведутся вокруг проблемы «сходства и различия» менеджериализма и неолиберализма [см., например, 21].

Тем не менее, в идеологии менеджериализма можно выделить четыре группы определений, которые дают представление о ее сути:

(1) Эффективность - высшая цель любой деятельности в любой сфере (государство, бизнес, наука, образование, социальная сфера);

(2) Инструменты управления универсальны, независимо от контекста и особенностей объекта управления;

(3) Менеджеры – особая социальная группа со своими интересами, занимающая иерархически высокое место в общественной системе в силу специфических знаний и навыков (субъект-объектный подход, «мы и они»);

(4) Менеджеры имеют особый статус и права, поскольку защищают общественные интересы (выступают моральными агентами).

Фактически, менеджериализм – это одновременно основа и следствие дирижизма. В современной Европе тенденции к усилению дирижизма в управлении наукой на основе ценностей менеджериализма наиболее отчетливо демонстрирует Соединенное Королевство, пытающееся «в одиночку» выбраться из кризисных процессов, охвативших Европейский Союз, в том числе, за счет повышения эффективности операционного управления экономическим развитием [12].

В то же время анализ показал, что, такие системообразующие государства Европейского Союза, как ФРГ и Франция, тяготеют, скорее, к гибридной модели в организации и управлении наукой. Она предполагает, что административные подходы в управлении, особенно в крупных научных центрах, осуществляющих контроль над всеми областями своей деятельности, сочетаются с процессами стимулирования конкуренции, смешанным (государственно-частным) проектным финансированием, развитием сети исследовательских центров, связанных с бизнесом и университетами, а также системой независимой оценки результатов научной деятельности.

Косвенное стимулирование

С институциональной точки зрения, моделью, противоположной дирижизму, выступает косвенное стимулирование научного развития. Характерным примером государства, избравшего подобную модель государственного управления наукой, являются Нидерланды.

Нидерланды – небольшое европейское государство с инновационно-ориентированным типом экономики. Экономика Нидерландов считается одной из наиболее развитых и открытых в Европе; национальный уровень производительности труда почти на четверть превышает медианные показатели по ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) и более чем на треть выше средних показателей Европейского Союза (ЕС28). Финансирование голландской науки носит смешанный характер: ученые получают средства из государственных, частных и международных источников, при этом государство сочетает прямые и косвенные методы поддержки. Доля предпринимательского сектора в финансировании исследований и разработок устойчиво превышает 50% всех расходов, доля государственных ассигнований на науку находится на уровне 33%, а на иностранные источники приходится примерно 12-13%. В целом, валовые расходы бизнеса на исследования и разработки превышают 1,12% ВВП, а объем налоговых льгот достигает 0,15% ВВП.

Поддержанию высоких позиций Нидерландов способствует эффективная государственная стратегия управления развитием сектора науки, образования и инноваций. Для достижения поставленных целей правительство реализует комплексную многоуровневую политику, которая не только позволяет согласовывать и гармонизировать интересы многочисленных участников процесса, но и органично встраивать научно-техническую и инновационную стратегию в более общий контур стратегии социально-экономического развития страны [22].

Основа голландского подхода связана с творческим использованием современных технологий проектного управления , которые сочетают классические процессно-ориентированные методы с гибкими итеративными технологиями (англ. Agile Project Management), предполагающими вовлечение широких социальных групп в процесс создания и легитимации «продукта научного знания».

Например, для выявления собственного «научного профиля» и формирования среднесрочной научной повестки дня в 2015-2016 гг. правительство Нидерландов реализовало уникальный и на сегодняшний день единственный в мире проект, выполненный в масштабах страны, когда любой гражданин (включая ученых) мог принять участие в работе краудсорсинговой платформы проекта «Голландская национальная исследовательская повестка дня». Граждане формулировали вопросы, которые, по их мнению, должна в первую очередь решать национальная наука. Таких вопросов оказалось около 12 тысяч. Они были рассмотрены специальными экспертными группами и разделены на три большие группы: «наука для науки», «наука для конкурентоспособности» и «наука и общество в диалоге».

В процессе дальнейшего анализа и «свертки» удалось выявить 140 самых срочных вызовов, стоящих перед голландской наукой. А это, в свою очередь, дало возможность сформулировать 25 ключевых перспективных направлений научного развития страны [23]. Инициаторы проекта изначально стремились максимально ограничить размеры структурной модели голландской науки, не упустив при этом ни одного важного элемента, с точки зрения задела и перспектив.

В итоге, благодаря качеству изложения и компактности, сформированная по итогам национального интеллектуального краудсорсинга «научная повестка дня» полностью понимается, разделяется и поддерживается основными социальными группами (и даже стала примером национальной гордости), а представители науки и бизнеса четко понимают каким образом планировать свое участие в этой деятельности.

Координация работ по формированию государственной научной политики Нидерландов (включая подготовку стратегических документов и правовых актов для утверждения парламентом), а также ее реализация осуществляется голландским министерством образования, культуры и науки (голл. Ministerie van Onderwijs, Cultuur en Wetenschap, OCW) [24]. Консультативный совет по науке, технологической политике и инновациям (голл. Adviesraad voor wetenschap, technologie en innovatie, AWTI) [25] готовит рекомендации по научной и технологической политике для правительства и Генеральных штатов (парламента) Нидерландов. Консультативный совет формируется из представителей науки, бизнеса и промышленности в соответствии со специальным законом. Голландская королевская академия искусств и наук (голл. De Koninklijke Nederlandse Akademie van Wetenschappen, KNAW) [26], созданная в 1808 году, имеет статус консультационного органа голландского правительства, также закрепленный специальным законом. Своеобразным интерфейсом между старшим поколением голландской науки и молодыми талантами является Молодежная академия (голл. De Jonge Akademie) [27], учрежденная KNAW в 2005 году. Молодежная академия обладает независимым статусом внутри KNAW, в ее состав регулярно избираются 50 молодых докторов наук в возрасте 35−45 лет.

Главным инструментом правительства в обеспечении целевого финансирования поисковых исследований, обеспечения координации научных бюджетов других министерств и ведомств, организации частно-государственных партнерств и взаимодействия с некоммерческими исследовательскими организациями является Голландская организация по научным исследованиям (голл. De Nederlandse Organisatie voor Wetenschappelijk Onderzoek, NWO) [28], Механизмы партнерства правительства, учреждений науки и бизнеса формализуются в рамках регулярно возобновляемого «Голландского научного и инновационного контракта» (голл. Nederlandse Kennis- en Innovatiecontract, NKI). Схематическое изображение участников согласования интересов – см. Рисунок 1.

Рисунок 1. Ключевые стейкхолдеры, участвующие в согласовании интересов власти, бизнеса, науки и общества в Нидерландах

В списке особенностей современного научного менеджмента в Нидерландах – отказ от ставки на наукометрические показатели в оценке работы ученых, который произошел совсем недавно.

В отличие от российских реалий, в голландской системе оценки эффективности научных исследований показатели публикационной продуктивности (количество публикаций, объемы и индексы цитирования, индекс Хирша и пр.) уже не считаются главными оценочными критериями. Основное внимание уделяется социетальным эффектам результатов исследований и обеспечению целостности научного знания.

В Нидерландах отсутствует государственный орган, который бы занимался оценкой качества научных исследований. Эту функцию выполняет само научное сообщество, причем своеобразными эталонами качества выступают ведущие исследовательские организации NWO, которые регулярно (раз в шесть лет) проходят процедуру международной оценки их деятельности. С этой целью NOW создает международные панели экспертов, которые действуют на основе «Стандартного протокола оценки» [29].

На каждый шестилетний период разрабатывается новая редакция протокола, которая готовится NWO совместно с Ассоциацией университетов (VSNU). Система показателей и индикаторов для протокола разрабатывается специалистами Голландской королевской академии искусств и наук. Затем этот документ утверждается министром образования, культуры и науки Нидерландов и становится главным инструментом оценки научных исследований в голландских университетах и научных институтах.

По мнению голландских разработчиков, стандартные методы оценки качества исследований недостаточно учитывают специфику научных областей, а также особенности формы и языка публикаций. По этой причине наукометрические показатели, как и рассчитываемый на их основе критерий продуктивности ученого, не являются теперь определяющими в Нидерландах. Действующий протокол рассчитан на период 2015–2021 годов и включает в себя три главных критерия оценки: (1) научное качество (англ. research quality), (2) актуальность или социальную значимость (англ. societal relevance) и (3) жизнеспособность (англ. viability). Общее содержание критериев указано на рисунке 2.

Рисунок 2. Содержание ключевых критериев оценки качества исследований

Источник : Standard Evaluation Protocol 2015 – 2021 (amended version, 2016).

Конкретные примеры индикаторов для оценки научных результатов (применительно к различным «проекциям» их воздействия на науку и общество) представлены в Таблице 1. В комментариях к этому документу специально подчеркивается, что приведенные показатели являются лишь примером. Исследовательские подразделения могут выбирать эти, либо иные показатели, более точно отражающие их научный профиль и решаемые задачи, но – в рамках четко установленных границ. Перечни индикаторов могут отличаться для гуманитарных, социальных и технических наук, но общий список остается закрытым (т.е. не допускает несогласованного добавления новых, не установленных Стандартным протоколом оценки, индикаторов).

Таблица 1. Примеры индикаторов для оценки качества научных результатов, применительно к различным сферам их влияния

Атрибуты качества

Качество исследований

Актуальность для общества

Оцениваемые аспекты

Научный продукт (подтвержденный)

1. Исследовательские результаты, доступные для других ученых

Примеры индикаторов:

- статьи о результатах исследований (рецензируемые vs. нерецензируемые);

- научно-теоретические и научно-исследовательские монографии (книги);

- прочие результаты исследований (инструменты, инфраструктура, базы данных, программные средства или проекты, разработанные подразделением);

- диссертации;

- ….

- ….

4. Исследовательские результаты для целевых социальных групп

Примеры индикаторов:

- отчеты, рекомендации (например, для разработки политики);

- статьи в профессиональных журналах для неакадемических читателей;

- прочие результаты (инструменты, инфраструктура, наборы данных, программные средства или проекты, разработанные подразделением) для целевых социальных групп;

- информационно-популяризаторская деятельность, например лекции для широкой аудитории, выставки и пр.

Использование научного продукта
(подтвержденное)

2. Использование научного продукта другими учеными

Примеры индикаторов:

- цитирование;

- использование другими учеными баз данных, программных средств и пр., произведенных подразделением;

- использование исследовательских объектов другими учеными;

- рецензии, обзоры научных результатов подразделения, выполненные другими учеными и опубликованные в научных журналах;

- …

5. Использование научного продукта целевыми социальными группами

Примеры индикаторов:

- патенты / лицензии;

- использование исследовательских объектов неакадемическими партнерами (государство, бизнес, общественные организации, сообщества);

- проекты, реализованные в кооперации с неакадемическим партнером;

- исследования, выполненные по заказу;

- …

- …

Знаки признания (подтвержденные)

3. Знаки признания от научного сообщества

Примеры индикаторов:

- научные премии / исследовательские призы;

- персональные исследовательские гранты;

- индивидуальные приглашения для чтения лекций, выступления с докладами;

- членство в научных организациях, комитетах, редколлегиях журналов и др.

- …

6. Знаки признания от целевых социальных групп (от общества)

Примеры индикаторов:

- общественные премии;

- финансирование внедрения научных результатов в практику (valorisation funding);

- количество встреч (консультаций) / должностей, оплаченных сторонними организациями;

- членство в консультативных органах структур гражданского общества;

- …

Источник : Standard Evaluation Protocol 2015 – 2021 (amended version, 2016).

Еще одной особенностью современного голландского опыта государственной научной политики, особенно после успешной реализации краудсорсингового проекта формирования «научной повестки дня», стало понимание контрпродуктивности менеджериалистских подходов, когда главными критериями эффективности управления выступают «краткосрочность» (англ. short-termism) и «мгновенность отдачи» (англ. immediate impact) – то есть максимальное сокращение времени ответной реакции управляемой системы [30]. В Научных планах правительства Нидерландов на 2015–2025 годы прямо указано, что одной из важных задач государственного управления сектором науки на среднесрочную перспективу является «дать ученым больше времени » [31].

Фактически, речь идет об опыте реализации системы организации академической деятельности, противоположной менеджериалистским подходам. Такое решение стало одним из следствий осознания практической ценности идеологии т.н. «медленной науки », поскольку именно фактор времени критически важен для проявления творческой инициативы ученых и получения подлинно новых , «незапрограммированных» результатов, которые могут иметь гораздо большее социетальное значение, чем достижение установленных извне формальных показателей эффективности [32-38].

Кстати, именно по этой причине из основных показателей эффективности были исключены данные библиометрии, поскольку, по мнению голландского правительства, ученые должны больше общаться друг с другом и другими людьми, а не тратить время на конкуренцию с коллегами в рамках зарубежных рейтинговых платформ. В условиях тотально цифрового мира, любой по-настоящему новый (и важный для общества) научный результат достаточно быстро станет известен и общедоступен.

Выводы

Российская модель управления научно-инновационным развитием является дирижистской. Особая сложность решаемых задач и неоднозначность будущих результатов связана с тем, что дирижистские методы, помимо ускоренного получения измеряемого экономического эффекта от вложений в научное развитие, используются также для «принуждения» (стимулирования) науки к самоорганизации, устойчивому саморазвитию, превращению в экосистему.

Испытывая постоянное давление стратегических целеполаганий и растущих требований, менеджеры научного развития стремятся административными методами стимулировать науку (свой управляемый объект) изменяться как можно быстрее. Масштабное институциональное проектирование и не менее масштабная финансовая поддержка являются беспрецедентными для России. Но высокие темпы не оставляют времени ни на прогнозирование отдаленных последствий инициируемых перемен, ни на то, чтобы желаемые перемены произошли в реальности и стабилизировались. Как образно замечают эксперты, подобная ситуация напоминает то, как Карлсон (герой детской книги Астрид Линдгрен) заботился о посаженном зернышке: ежедневно выкапывал его, чтобы проверить, не проросло ли [39].

Представляется, что поиск эффективного баланса инструментов отечественной государственной политики в сфере научного развития может и должен учитывать опыт государств, уже прошедших те этапы, которые в настоящее время осваивает Российская Федерация. Очевидно, что прямой трансфер зарубежного опыта в российские реалии невозможен, но, тем не менее, учет чужих ошибок помогает избежать нецелесообразного расходования времени и средств на их повторение.

С этой точки зрения опыт Нидерландов может быть полезным как пример практического внедрения концепции «медленной науки», который позволяет понять, каким образом могут быть устроены критерии «желательности» государственной научной политики с точки зрения гармонизации отношений в четырехугольнике «Власть – Наука -Бизнес - Общество».

В частности, можно выделить четыре ключевых момента, которые имеют перспективы в российском контексте.

1. Важным элементом комплексной государственной научной политики могло бы стать понимание принципиальной необходимости создания постоянно действующих механизмов формирования и поддержания консенсуса между властью, наукой, бизнесом и обществом по поводу перспектив и приоритетов научного и инновационного развития. Наряду с императивным декларированием направлений научно-технологического развития «сверху» представляется полезным реализовать программу (или серию) форсайт- и краудсорсинговых проектов разного масштаба сложности (с привлечением всех ключевых стейкхолдеров, включая бизнес), которые позволят сформировать «снизу» исследовательскую повестку для науки. Тем самым будет создана необходимая эмпирическая доказательная база (англ. evidence base) для верификации и уточнения приоритетных направлений развития науки и технологий, включая сквозные. Ценность такого рода проектов будет возрастать пропорционально их регулярности. Фактически, речь идет о создании постоянно действующего механизма обратной связи, реализация которого возможна на базе платформенных решений, возникающих в рамках национального проекта «Наука».

2. Необходимо дальнейшее совершенствование системы оценочных показателей деятельности учреждений науки. Один или несколько KPI (англ. Key Performance Indicators), по определению, не могут отражать комплексный характер стратегии научного развития страны даже с точки зрения только системы измерений. Попытки определять стратегию действий на основе небольшого числа предварительно установленных показателей напоминают попытку «перепрыгнуть пропасть в два прыжка». В теории управления эту ситуацию иллюстрирует парадокс «растягивания целей » (англ. stretch goals), когда вместо постепенных или небольших изменений, создается ситуация предельного обострения , ставящая под угрозу само существование объекта управления [40]. Состояние дел осложняют сформировавшиеся диспропорции бюджетного финансирования ФГБУН, когда в 2017 году среднесписочная численность сотрудников искусственно сокращалась, чтобы добиться запланированных показателей объемов «душевого» финансирования, а по результатам 2018 года Министерство финансов России, в свою очередь, стало сокращать объемы ассигнований на государственные задания, поскольку снизилась среднесписочная численность исследователей. Возможным решением может стать вообще отказ от подобных KPI и переход к публичным протоколам оценки , как это было сделано правительством в Нидерландах, либо, по крайней мере, гармонизация (и общее сокращение объемов) отчетности, снижение эффектов непредсказуемости управленческой политики путем повышения ее открытости и разнесения сроков календарного и финансового годов при планировании и финансировании, чтобы оставалось время на подготовку к изменениям. В этом варианте также целесообразна программа эмпирически ориентированных исследований бюджетов рабочего времени работников науки и системы высшего образования.

3. Формально внедрение идеологии и институтов проектного управления связано со стремлением сократить сроки бюрократических процедур, повысить эффективность и качество государственного управления. На практике речь идет об ускоренном сломе и «переформатировании» традиционно сложившейся национальной научной системы на новых основаниях Конкурентные преимущества для альтернативной модели организации и функционирования науки, находящейся в стадии становления, обеспечиваются методами институционального проектирования и масштабной ресурсной поддержкой. Тем не менее, прогнозы о наступлении «точки невозврата» в происходящей организационной революции в сфере науки продолжают сдвигаться вправо.

Позитивную роль в стабилизации процессов институционального творчества может сыграть постепенный отказ от «мобилизационных» методов ускоренного развития науки, а также повышение прозрачности в деятельности специальных структур государственного управления приоритетными, национальными и федеральными проектами (например, в форме федерального проектного офиса). В частности, полезным может быть внедрение реальных механизмов согласования интересов государства, науки и бизнеса в рамках регулярно обновляемого (условное название) «Российского научного и инновационного контракта» - публичного документа, утверждаемого нормативным правовым актом.

4. Своеобразным аналогом Молодежной академии Нидерландов выступает российский институт профессоров РАН. Главное требование к профессорам РАН – это высокое качество проводимой ими научно-исследовательской работы, поэтому они могли бы стать не только кадровым резервом Российской академии наук, но и лидерами перспективных междисциплинарных исследований, а также демонстрировать собственный взгляд молодой генерации ученых на научную политику страны (например, в форме публичных ежегодных докладов). Фактически, это будет означать перенос акцента с оценки компетенций (экспертности) профессоров РАН к их реальной вовлеченности в процессы научного развития страны. Здесь важным стимулом может стать юридическое закрепление статуса профессора Российской академии наук.

Библиография
1.
New economic growth: the role of science, technology, innovation and infrastructure. G7 Academies’ Joint Statements 2017. URL: https://royalsociety.org/~/media/about-us/international/g-science-statements/2017-may-3-new-economic-growth.pdf?la=en-GB (дата обращения: 12.12.2019).
2.
Stiglitz J.E., Greenwald B.C. Creating a Learning Society. A New Approach to Growth, Development, and Social Progress. - New York: Columbia University Press, 2014. – 680 p.
3.
Building Our Industrial Strategy. Green Paper. HM Government, January 2017. URL: https://beisgovuk.citizenspace.com/strategy/industrial-strategy/supporting_documents/buildingourindustrialstrategygreenpaper.pdf (дата обращения: 12.12.2019).
4.
House of Commons. Business, Energy and Industrial Strategy Committee. Industrial Strategy: First Review. Second Report of Session 2016–17. HC 616. Published on 3 March 2017.
5.
Internationalisierung von Bildung, Wissenschaft und Forschung. Strategie der Bundesregierung. Bonn: Bundesministerium für Bildung und Forschung (BMBF), 2016. - 110 s.
6.
Hightech-Strategie für Deutschland – HTS 2020. URL: http://www.hightech-strategie.de (дата обращения: 12.12.2019).
7.
Die neue Hightech-Strategie Innovationen für Deutschland. URL: https://www.bmwi.de/Redaktion/DE/Artikel/Technologie/hightech-strategie-fuer-deutschland.html (дата обращения: 12.12.2019).
8.
Strategia Rozwoju Kraju 2020. Warsaw, 2012. - 280 p.
9.
Krajowy Program Badań: Załoź enia polityki naukowo-technicznej i innowacyjnej państwa // Załącznik do uchwały nr 164/2011 Rady Ministrów z dnia 16 sierpnia 2011 r. URL: http://www.ncbir.pl/gfx/ncbir/userfiles/_public/bip/20110816_kpb.pdf (дата обращения: 12.12.2019).
10.
Europa 2020: A strategy for smart, sustainable and inclusive growth. European Commission. Brussels, 2010. URL: https://ec.europa.eu/eu2020/pdf/COMPLET%20EN%20BARROSO%20%20%20007%20-%20Europe%202020%20-%20EN%20version.pdf (дата обращения: 12.12.2019).
11.
Попова С.М., Яник А.А. Использование данных глобальных мониторингов для разработки обоснованной научно-инновационной политики: результаты пилотного исследования // Тренды и управление. 2018. № 2. С. 23-40.
12.
Яник А.А., Попова С.М. Усиление дирижизма в управлении наукой, инновациями и высшим образованием в Соединенном Королевстве после «брексита» // Современное образование. 2017. № 4. С. 118 – 130.
13.
Яник А.А., Попова С.М. Совершенствование научной политики в целях общественного развития: опыт Польши (2010-2015) // Политика и Общество. 2016. № 7. С. 885-903.
14.
Яник А.А., Попова С.М. Основные особенности современной научной политики в Германии // Современное образование. 2016. № 2. С.25-51.
15.
Котюков рассказал о ходе реализации нацпроекта «Наука» // Известия. 6 июня 2019 г. URL: https://iz.ru/886380/2019-06-06/katiukov-rasskazal-o-khode-realizatcii-natcproekta-nauka (дата обращения: 12.12.2019).
16.
«Проект НОЦ — это ведь проект для всей страны»: интервью Михаила Котюкова // Indicator. 03 сентября 2019. URL: https://indicator.ru/humanitarian-science/intervyu-kotyukova.htm (дата обращения: 12.12.2019).
17.
Латухина К. Путин призвал отказаться от господдержки неэффективности в науке // Российская газета. 08 февраля 2018 г. URL: https://rg.ru/2018/02/08/reg-sibfo/putin-prizval-otkazatsia-ot-gospodderzhki-neeffektivnosti-v-nauke.html (дата обращения: 12.12.2019).
18.
Путин раскритиковал "социалистическую уравниловку" в науке // ТАСС. Наука. 27 ноября 2018 г. URL: https://nauka.tass.ru/nauka/5841223 дата обращения: 12.12.2019).
19.
Наука и закон: Владимир Путин обсудил с Александром Сергеевым вопросы развития науки // Российская газета. Федеральный выпуск. № 2 (7760). 09 января 2019 г. URL: https://rg.ru/2019/01/09/putin-prizval-uchenyh-k-ravnopravnomu-mezhdunarodnomu-sotrudnichestvu.html (дата обращения: 12.12.2019).
20.
Terry L.D. Administrative Leadership, Neo-Managerialism, and the Public Management Movement // Public Administration Review. 1998. Vol. 58. No 3. P. 194-200.
21.
Klikauer T. What Is Managerialism? // Critical Sociology. 2015. Vol. 41. No 7-8. P. 1103-1119.
22.
Яник А. А., Попова С. М. Новое в стратегии государственного управления развитием науки: опыт Нидерландов // Государственное управление. Электронный вестник (Электронный журнал). 2016. № 55. С. 97–123.
23.
Яник А.А., Попова С.М, Новая парадигма управления наукой: опыт Нидерландов // Ученый Совет. 2017. № 8. С. 19-29.
24.
Ministerie van Onderwijs, Cultuur en Wetenschap. URL: https://www.rijksoverheid.nl/ministeries/ministerie-van-onderwijs-cultuur-en-wetenschap (дата обращения: 12.12.2019).
25.
Adviesraad voor wetenschap, technologie en innovatie. URL: https://www.awti.nl/ (дата обращения: 12.12.2019).
26.
De Koninklijke Nederlandse Akademie van Wetenschappen. URL: https://www.knaw.nl/nl (дата обращения: 12.12.2019).
27.
De Jonge Akademie. URL: https://dejongeakademie.nl/nl (дата обращения: 12.12.2019).
28.
De Nederlandse Organisatie voor Wetenschappelijk Onderzoek. URL : https://www.nwo.nl/ (дата обращения: 12.12.2019).
29.
Standard Evaluation Protocol 2015 – 2021 (amended version, 2016). Protocol for Research Assessments in the Netherlands // Association of Universities in the Netherlands (VSNU), the Netherlands Organisation for Scientific Research (NWO), and the Royal Netherlands Academy of Arts and Sciences (KNAW), 2014. – 31 p.
30.
Vostal F. Academic Life in the Fast Lane: The Experience of Time and Speed in British Academia // Time & Society. 2015. Vol. 24. № 1. P. 71-95.
31.
- Vision for Science choices for the future. URL: https://www.government.nl/documents/reports/2014/12/08/2025-vision-for-science-choices-for-the-future (дата обращения: 12.12.2019).
32.
Абрамов Р.Н., Груздев И.А., Терентьев Е.А. Академическая профессия и идеология «медленной науки» // Высшее образование в России. 2016. № 10. С. 62-70/
33.
Berg M., Seeber B. Slow Professor: Challenging the Culture of Speed in the Academy. Toronto: University Toronto Press, 2016. – 115 p.
34.
O’Neill M. The slow university: Work, time and wellbeing // Discovery Society. 2014. June 3. URL: https://discoversociety.org/2014/06/03/the-slow-university-work-time-and-well-being/ (дата обращения: 12.12.2019).
35.
MacCabe D. The Slow Science Movement // University Affaires. 2012. December 5.
36.
Абрамов Р.Н. Менеджериализм и академическая профессия. Конфликт и взаимодействие // Социологические исследования. 2011. № 7. С.37-47.
37.
The Slow Science Manifesto, 2010. URL: http://slow-science.org/ (дата обращения: 12.12.2019).
38.
Treanor B. Slow University: A Manifesto, 2009. URL: https://faculty.lmu.edu/briantreanor/slow-university-a-manifesto/ (дата обращения: 12.12.2019).
39.
Ерохина Е. Чего не хватает российским инновациям // Новости сибирской науки. 11 декабря 2019 г. URL: http://www.sib-science.info/ru/news/razocharovaniya-10122019 (дата обращения: 12.12.2019).
40.
Sitkin S.B., See K.S., Miller C.C., Lawless M.W., Carton A.M. The Paradox of Stretch Goals: Organizations in Pursuit of the Seemingly Impossible // Academy of Management Review. 2011. Vol. 36. No 3. P. 544–566.
References (transliterated)
1.
New economic growth: the role of science, technology, innovation and infrastructure. G7 Academies’ Joint Statements 2017. URL: https://royalsociety.org/~/media/about-us/international/g-science-statements/2017-may-3-new-economic-growth.pdf?la=en-GB (data obrashcheniya: 12.12.2019).
2.
Stiglitz J.E., Greenwald B.C. Creating a Learning Society. A New Approach to Growth, Development, and Social Progress. - New York: Columbia University Press, 2014. – 680 p.
3.
Building Our Industrial Strategy. Green Paper. HM Government, January 2017. URL: https://beisgovuk.citizenspace.com/strategy/industrial-strategy/supporting_documents/buildingourindustrialstrategygreenpaper.pdf (data obrashcheniya: 12.12.2019).
4.
House of Commons. Business, Energy and Industrial Strategy Committee. Industrial Strategy: First Review. Second Report of Session 2016–17. HC 616. Published on 3 March 2017.
5.
Internationalisierung von Bildung, Wissenschaft und Forschung. Strategie der Bundesregierung. Bonn: Bundesministerium für Bildung und Forschung (BMBF), 2016. - 110 s.
6.
Hightech-Strategie für Deutschland – HTS 2020. URL: http://www.hightech-strategie.de (data obrashcheniya: 12.12.2019).
7.
Die neue Hightech-Strategie Innovationen für Deutschland. URL: https://www.bmwi.de/Redaktion/DE/Artikel/Technologie/hightech-strategie-fuer-deutschland.html (data obrashcheniya: 12.12.2019).
8.
Strategia Rozwoju Kraju 2020. Warsaw, 2012. - 280 p.
9.
Krajowy Program Badań: Załoź enia polityki naukowo-technicznej i innowacyjnej państwa // Załącznik do uchwały nr 164/2011 Rady Ministrów z dnia 16 sierpnia 2011 r. URL: http://www.ncbir.pl/gfx/ncbir/userfiles/_public/bip/20110816_kpb.pdf (data obrashcheniya: 12.12.2019).
10.
Europa 2020: A strategy for smart, sustainable and inclusive growth. European Commission. Brussels, 2010. URL: https://ec.europa.eu/eu2020/pdf/COMPLET%20EN%20BARROSO%20%20%20007%20-%20Europe%202020%20-%20EN%20version.pdf (data obrashcheniya: 12.12.2019).
11.
Popova S.M., Yanik A.A. Ispol'zovanie dannykh global'nykh monitoringov dlya razrabotki obosnovannoi nauchno-innovatsionnoi politiki: rezul'taty pilotnogo issledovaniya // Trendy i upravlenie. 2018. № 2. S. 23-40.
12.
Yanik A.A., Popova S.M. Usilenie dirizhizma v upravlenii naukoi, innovatsiyami i vysshim obrazovaniem v Soedinennom Korolevstve posle «breksita» // Sovremennoe obrazovanie. 2017. № 4. S. 118 – 130.
13.
Yanik A.A., Popova S.M. Sovershenstvovanie nauchnoi politiki v tselyakh obshchestvennogo razvitiya: opyt Pol'shi (2010-2015) // Politika i Obshchestvo. 2016. № 7. S. 885-903.
14.
Yanik A.A., Popova S.M. Osnovnye osobennosti sovremennoi nauchnoi politiki v Germanii // Sovremennoe obrazovanie. 2016. № 2. S.25-51.
15.
Kotyukov rasskazal o khode realizatsii natsproekta «Nauka» // Izvestiya. 6 iyunya 2019 g. URL: https://iz.ru/886380/2019-06-06/katiukov-rasskazal-o-khode-realizatcii-natcproekta-nauka (data obrashcheniya: 12.12.2019).
16.
«Proekt NOTs — eto ved' proekt dlya vsei strany»: interv'yu Mikhaila Kotyukova // Indicator. 03 sentyabrya 2019. URL: https://indicator.ru/humanitarian-science/intervyu-kotyukova.htm (data obrashcheniya: 12.12.2019).
17.
Latukhina K. Putin prizval otkazat'sya ot gospodderzhki neeffektivnosti v nauke // Rossiiskaya gazeta. 08 fevralya 2018 g. URL: https://rg.ru/2018/02/08/reg-sibfo/putin-prizval-otkazatsia-ot-gospodderzhki-neeffektivnosti-v-nauke.html (data obrashcheniya: 12.12.2019).
18.
Putin raskritikoval "sotsialisticheskuyu uravnilovku" v nauke // TASS. Nauka. 27 noyabrya 2018 g. URL: https://nauka.tass.ru/nauka/5841223 data obrashcheniya: 12.12.2019).
19.
Nauka i zakon: Vladimir Putin obsudil s Aleksandrom Sergeevym voprosy razvitiya nauki // Rossiiskaya gazeta. Federal'nyi vypusk. № 2 (7760). 09 yanvarya 2019 g. URL: https://rg.ru/2019/01/09/putin-prizval-uchenyh-k-ravnopravnomu-mezhdunarodnomu-sotrudnichestvu.html (data obrashcheniya: 12.12.2019).
20.
Terry L.D. Administrative Leadership, Neo-Managerialism, and the Public Management Movement // Public Administration Review. 1998. Vol. 58. No 3. P. 194-200.
21.
Klikauer T. What Is Managerialism? // Critical Sociology. 2015. Vol. 41. No 7-8. P. 1103-1119.
22.
Yanik A. A., Popova S. M. Novoe v strategii gosudarstvennogo upravleniya razvitiem nauki: opyt Niderlandov // Gosudarstvennoe upravlenie. Elektronnyi vestnik (Elektronnyi zhurnal). 2016. № 55. S. 97–123.
23.
Yanik A.A., Popova S.M, Novaya paradigma upravleniya naukoi: opyt Niderlandov // Uchenyi Sovet. 2017. № 8. S. 19-29.
24.
Ministerie van Onderwijs, Cultuur en Wetenschap. URL: https://www.rijksoverheid.nl/ministeries/ministerie-van-onderwijs-cultuur-en-wetenschap (data obrashcheniya: 12.12.2019).
25.
Adviesraad voor wetenschap, technologie en innovatie. URL: https://www.awti.nl/ (data obrashcheniya: 12.12.2019).
26.
De Koninklijke Nederlandse Akademie van Wetenschappen. URL: https://www.knaw.nl/nl (data obrashcheniya: 12.12.2019).
27.
De Jonge Akademie. URL: https://dejongeakademie.nl/nl (data obrashcheniya: 12.12.2019).
28.
De Nederlandse Organisatie voor Wetenschappelijk Onderzoek. URL : https://www.nwo.nl/ (data obrashcheniya: 12.12.2019).
29.
Standard Evaluation Protocol 2015 – 2021 (amended version, 2016). Protocol for Research Assessments in the Netherlands // Association of Universities in the Netherlands (VSNU), the Netherlands Organisation for Scientific Research (NWO), and the Royal Netherlands Academy of Arts and Sciences (KNAW), 2014. – 31 p.
30.
Vostal F. Academic Life in the Fast Lane: The Experience of Time and Speed in British Academia // Time & Society. 2015. Vol. 24. № 1. P. 71-95.
31.
- Vision for Science choices for the future. URL: https://www.government.nl/documents/reports/2014/12/08/2025-vision-for-science-choices-for-the-future (data obrashcheniya: 12.12.2019).
32.
Abramov R.N., Gruzdev I.A., Terent'ev E.A. Akademicheskaya professiya i ideologiya «medlennoi nauki» // Vysshee obrazovanie v Rossii. 2016. № 10. S. 62-70/
33.
Berg M., Seeber B. Slow Professor: Challenging the Culture of Speed in the Academy. Toronto: University Toronto Press, 2016. – 115 p.
34.
O’Neill M. The slow university: Work, time and wellbeing // Discovery Society. 2014. June 3. URL: https://discoversociety.org/2014/06/03/the-slow-university-work-time-and-well-being/ (data obrashcheniya: 12.12.2019).
35.
MacCabe D. The Slow Science Movement // University Affaires. 2012. December 5.
36.
Abramov R.N. Menedzherializm i akademicheskaya professiya. Konflikt i vzaimodeistvie // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2011. № 7. S.37-47.
37.
The Slow Science Manifesto, 2010. URL: http://slow-science.org/ (data obrashcheniya: 12.12.2019).
38.
Treanor B. Slow University: A Manifesto, 2009. URL: https://faculty.lmu.edu/briantreanor/slow-university-a-manifesto/ (data obrashcheniya: 12.12.2019).
39.
Erokhina E. Chego ne khvataet rossiiskim innovatsiyam // Novosti sibirskoi nauki. 11 dekabrya 2019 g. URL: http://www.sib-science.info/ru/news/razocharovaniya-10122019 (data obrashcheniya: 12.12.2019).
40.
Sitkin S.B., See K.S., Miller C.C., Lawless M.W., Carton A.M. The Paradox of Stretch Goals: Organizations in Pursuit of the Seemingly Impossible // Academy of Management Review. 2011. Vol. 36. No 3. P. 544–566.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования Предметом исследования является зарубежный опыт управления сектором науки на примере Нидерландов. Автор исследует этот кейс как своего рода «противоположный полюс» принятым на сегодняшний день в нашей стране методам жесткого управления трансформацией науки «сверху». Автор сосредоточил внимание на новшествах, позволяющих комплексно оценивать эффективность научных исследований по широкому спектру параметров, а также на практических решениях, позволяющих различным заинтересованным сторонам (стейкхолдерам) реально участвовать в определении целей, задач и стратегии развития голландской науки. Методология исследования В свое работе автор использует различные методы - как эмпирические наблюдения, анализ различных источников (официальных документов, правовых актов, данных статистики), так и общенаучные и сравнительные методы. Избранная методология исследования является релевантной решаемым задачам. Актуальность Проблематика статьи является актуальной, поскольку в настоящее время в России происходит глубокое реформирование как самого сектора науки, так и механизмов государственного управления этой сферой. Несмотря на наличие проработанных документов стратегического планирования и программирования, на практике их реализация сталкивается с целым рядом проблем, в том числе из-за не всегда учитываемой специфики предмета регулирования. Как справедливо отмечает автор, хотя перенос чужого опыта в российские реалии вряд ли возможен (особенно, если сравнить размеры нашей страны и Нидерландов), но учет чужих ошибок нужен, чтобы их не повторять. Это тем более актуально, что многие страны, включая Нидерланды, уже прошли те этапы, на которых сейчас находится Российская Федерация. В частности, пройденными этапами можно считать увлеченность наукометрическими показателями, «неоменеджериалистскими» представлениями о том, что методы бизнес-менеджмента эффективны в любой среде, независимо от ее особенностей, и т.д. Научная новизна исследования Впервые сформулирован вывод, что дирижистские подходы в отечественной модели государственного управления наукой используются не только для «ускоренного получения измеряемого экономического эффекта от вложений в научное развитие», но также для «принуждения» науки к самоорганизации на новых основаниях, к превращению в живую экосистему. Автор осторожно замечает, что решение этой задачи является сложным, а будущие результаты – неоднозначны. На самом деле можно было бы выразиться более определенно, сказав, что для запуска механизмов саморазвития всегда требуется пространство свободы. Методы принуждения, скорее всего, окажутся неэффективны. Автор вводит в научный оборот представления о возможных способах преодоления диктата наукометрических показателей, понимаемых в настоящее время в Российской Федерации в качестве единственно возможного инструмента измерения научной результативности и эффективности. Продемонстрирована важность оценки не только научного, но, прежде всего, социетального эффекта результатов научных исследований, показаны примеры реализации такого подхода. Интересными представляются авторские рекомендации о необходимости повышения правовой определенности статуса профессора РАН, о развитии механизмов согласования интересов стейкхолдеров научного развития и закреплении результатов в форме публичного документа и др. Стиль, структура, содержание Представленная статья написана в академическом, но доступном для широкой аудитории стиле, неплохо структурирована, содержание представлено в логике проведенного исследования. Библиография Библиографический список представлен 40 позициями (2010-2019 гг.), среди которых имеются как научные работы (статьи, монографии, релевантные проблематике исследования), так и многочисленные официальные источники. Объем и состав библиографии являются достаточными. Апелляция к оппонентам Поскольку предмет статьи, как и источниковая база, отличаются новизной, то недостаток аппеляции к оппонентам является объективным. Фактически, исследуются процессы, которые происходят здесь и сейчас, а потому их концептуализация, а тем более стабилизация неких оппонирующих друг другу теоретических позиция еще не завершены. Выводы, интерес читательской аудитории Представляется, что выводы, содержащиеся в статье, представляют интерес как для специалистов в области Science of Science Policy, так и для практиков в сфере управления развитием науки и широкой аудитории журнала.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"