Статья 'Развитие музыкально-песенного творчества и социально-политическая обстановка на Корейском полуострове с периода освобождения до Корейской войны' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Развитие музыкально-песенного творчества и социально-политическая обстановка на Корейском полуострове с периода освобождения до Корейской войны

Груздев Александр Анатольевич

старший преподаватель, кафедра корееведения, Дальневосточный федеральный университет

690922, Россия, Приморский край, г. Владивосток, остров Русский, п. Аякс, 10, кампус ДВФУ, корпус 20 (D), оф. D617

Gruzdev Aleksandr

Senior Educator, the department of Korean Studies, Far Eastern Federal University

690922, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ostrov Russkii, p. Ayaks, 10, kampus DVFU, korpus 20 (D), of. D617

gruzdev.aa@dvfu.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.12.34506

Дата направления статьи в редакцию:

03-12-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация.

Предметом исследования является влияние социально-политической обстановки на Корейском полуострове на развитие и становление музыкального творчества корейцев с 1945 г. до начала Корейской войны. Цель работы состоит в том, чтобы показать влияние политической и социальной обстановки на музыку и песни корейцев, а также определить их векторы развития в указанный период. В ходе исследования автор анализирует исторический, политический и социальной фон, в рамках которого формировалась музыкально-песенная традиция корейцев того времени. Также автор рассматривает развитие музыкально-песенного жанра корейцев и факторы влияющие на это.   Основными методами в настоящем исследовании выступают исторический и сопоставительный, кроме этого автор применяет метод контент-анализа при изучении текстов песен с целью определения их тем. Комплексных исследований в сфере музыкально-песенной культуры корейцев периода после освобождения от японского колониального господства в российском корееведении не представлено, ввиду чего работа обладает очевидной новизной. В ходе исследования автор приходит к выводам о том что, политическая и социальная обстановка на Корейском полуострове оказывала значительное влияние на развитие музыкально-песенного жанра. Были определены две категории музыкальных исполнителей: политизированные и неполитизированные. Среди политизироваых были приверженцы левых взглядов и приверженцы правых взглядов. Приверженцы левых взглядов искали новый путь развития корейской музыки, приверженцы правых взглядов использовали в своём творчествеi уже знакомые корейской публике мотивы. Неполитизированные музыкальные исполнители и певцы следовали за популярными у публики веяниями, на которые также оказало влияние присутствие американских военных на Корейском полуострове.

Ключевые слова: музыкальная культура Кореи, массовая культура, социально-политическая обстановка, Корейский полуостров, популярная культура, американское влияние, культурные организации Кореи, период освобождения, корейская музыка, история корейской музыки

Abstract.

The subject of this research is the impact of sociopolitical situation on the Korean Peninsula upon the establishment and development of musical culture of the Koreans since 1945 to the beginning of the Korean War. The goal is to demonstrate the effect of political and social situation upon music and songs of the Koreans, as well as outline the vectors of their development during the period under review. In the course of research, the author analyzes the historical, political and social background, within the framework of which was formed the musical and song tradition of the Koreans of that time. The article also traces the evolution of Korean music and song genre and the factors that exerted influence on it. The Russian Korean studies do not feature comprehensive research dedicated to musical and song culture of the Koreans of the period after liberation from the Japanese Rule, which defines novelty of this work. The conclusion is made that the political and social situation on the Korean Peninsula significantly influences the development of music and song genre. The two categories of music performers were determined: politicized and non-politicized. Politicized performers were represented by the supporters of left-wing views or right-wing views. The adherers of left-wing views sought for a new path of development of the Korean music, while the right-wing supporters used the motifs already familiar to the Korean public. Non-politicizes music performers and singers followed the popular trends among the audience, which was influenced by the presence of US military on the Korean Peninsula.

Keywords:

liberation from Japanese colonial rule, cultural organizations in Korea, American influence, popular culture, Korean peninsula, social and political situation, mass culture, musical culture of Korea, korean music, history of Korean music

Сейчас большую популярность приобретает современная корейская культура и образ жизни: музыка, фильмы и т.д., известная под названием «Корейская волна», а также тема «мягкой силы» Республики Корея. Анализ научных публикаций свидетельствует о том, что среди российских исследователей вопросу развития музыкальной и песенной культуры Кореи в ХХ в. уделялось небольшое внимание, что оставляет большое поле для исследований. Среди наиболее известных исследователей культуры Кореи (в том числе и музыкальной) стоит выделить таких корееведов, как Дмитриева, В.Н. [4, 5, 6], Толстокулаков И.А. [14], Домбраускене Г.Н. [7], Марков В.М. [11, 12, 13], Асмолов К.В. [2], Ланьков А.Н. [10]. Среди историков музыки Республики Корея этому вопросу, уделяется гораздо больше внимания. Источниковой базой исследования послужили исследовательские работы [18] и мемуарная литература [16, 17] южнокорейских авторов, а также видеоматериалы, свободно распространяемые в сети «Интернет» и энциклопедические источники [19].

В работе исследуется влияние социально-политической обстановки Корейского полуострова на развитие и становление музыкального творчества корейцев с 1945 г. до начала Корейской войны.

Культура, в том числе и массовая культура, рассматривается исследователями как результат взаимодействия комплекса социальных, политических, экономических и идеографических факторов. Культурные процессы невозможно отделять от политических и социальных [1]. Для того чтобы вести исследования массовой музыкальной культуры Кореи середины XX века, на наш взгляд, необходимо понять, как политическая обстановка того времени на Корейском полуострове ощущалась непосредственно населением Корейского полуострова.

Советская и российская историография приписывает заслуги в освобождении Корейского полуострова от японского колониального господства Красной Армии, Американская историография – войскам США, в северокорейской историографии считается, что основная заслуга принадлежит Корейской Народной-революционной армии под руководством Ким Ирсена. Для корейской истории очень важны три даты. Это 15 августа 1945 г., 15 августа 1947 г., 15 августа 1948 г.

15 августа 1945 г. пришла весть о том, что японский Император издал указ о прекращении военных действий, чему японские войска, расположенные на корейском полуострове, подчинились не сразу, и прекратили сопротивление только 18 августа 1945 г. [9, c. 418]. Таким образом, данная дата считается Днем освобождения. Стоит отметить, что обычно в колониальных странах день, когда страна освободилась от господствующего государства, называют «Днём независимости». Однако Корея, фактически, не добилась освобождения, не достигла ни самостоятельности, ни автономности. Для жителей Корейского полуострова этот день стал днем, когда японские войска, «правившие» на этой территории, потерпели поражение и капитулировали. В мыслях людей поражение Японии означало освобождение. Фактически, 24 августа 1945 г. Советские войска приняли капитуляцию Японской армии севернее 38 параллели на Корейском полуострове, а 2 сентября 1945 г. на линкоре «Миссури», который стоял в Токийском заливе, был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии представителями Японской империи и союзных армий [9, с. 419]. Стоит отметить, что за день до вступления на территорию Южной Кореи командование генерала Макартура издало декларацию «Взывая к корейскому народу», в котором была изложена политика Американского военного правительства на Корейском полуострове к югу от 38 параллели. Эта декларация была разбросана по территории Южной Кореи при помощи самолетов. Стоит отметить, что в тексте декларации присутствует фраза о том, что командование генерала Макартура оккупирует территорию Кореи к югу от 38 параллели. Естественно, данный факт был отмечен корейским населением, в понимании которого юг Корейского полуострова теперь будет контролироваться американской администрацией вместо японской [16].

За день до издания японским Императором указа о прекращении военных действий, среди корейцев широко разлетелась весть о том, я что на 12:00 дня 15 августа то у императора подготовлена речь для народа, dсе были готовы слушать радиопередачу Даи Панъсонъ (다이 방송). Люди, которые никогда не видели и даже не слышали Императора, который фактически обожествлялся, считали, что он передаст по радио нечто особое, но что конкретно никто не мог предположить. По рассказам современников, я большинство населения корейского полуострова не имели представления, как в действительности обстоят военные дела. В то время по корейскому радио, по большей части, можно было услышать о том, что Японская императорская армия продолжает побеждать на Тихоокеанском фронте, поэтому, когда стало известно, что Император выйдет в эфир, большинство корейцев недоумевали и ждали этого. Многие предполагали, что речь императора будет о том, что Японская армия готова дать решающую битву на материковой части и на Корейском полуострове, о гибели за честь и о сражении до тех пор, пока не умрет последний солдат. Но никто не ожидал, что сам император лично заявит о капитуляции. Это, скорее, вселило преждевременную радость в людей от освобождения [16].

Что касается социальной ситуации, то на Юге корейского полуострова было огромное количество беженцев. Корейцы, которые жили во время японской оккупации в Японии, Маньчжурии, в Китае, вернулись на освобожденную родину. Официальные данные по оценке количества беженцев того периода отсутствуют. Существует лишь предположение о том, что беженцев было около двух миллионов человек. Крупным местом, куда прибывали беженцы, был порт Пусан, где они построили временные лагеря и жили в них.

Американские военные были восприняты населением как освободители. Многие корейцы прибыли в Инчхон к 8 сентября 1945 г., радуюсь приближению «освободительной армии». Однако с 20 военных кораблей США, которые прибыли в Инчхон, никто не торопился выходить. Военные США сразу обозначили себя в качестве оккупационных войск в первом официальном заявлении на Корейском полуострове [9, с. 419, 424]. На разгон приветствующих была призвана Японская военная конная полиция. Корейский народ был в растерянности. Осознав, что «американские освободители», фактически, не являлись освободителями, многие корейцы стали симпатизировать левым фракциям [16].

Позже, 14 октября 1945 г. Советская Армия на митинге за освобождение Кореи в Пхеньяне представила своего кандидата в лидеры Северной Кореи: им стал, как известно, Ким Ирсен, которому на тот момент было 34 года. На Юге американские военные готовились представить своего кандидата в лидеры в Южной Корее: это был Ли Сынман. В этот период в Южной Корее появилось большое количество различных политических партий, фракций, группировок; большое количество корейцев верили в «новую родину», «свою страну», свободу.

Политические и социальные процессы не могли не сказаться и на культурной сфере. Так, под эгидой левых политических организаций в начале 1946 г. был организован 조선문화단체총연맹 (Союз культурных организаций Чосона) (краткое название문련 (Муллён)), правые же инициировали в 1947 г. создание 전국문화단체총연합회 (Национальная ассоциация культурных организаций) (краткое название 문총 (Мунчхон)) [19]. Стоит обратить внимание на то, что левые создали свою культурную организацию на год раньше, чем правые. Причину этому можно обнаружить как раз в большей поддержке левых фракций населением в то время. Правые же, оценив поддержку Военного правительства США также создали свою культурную организацию. Члены Союза культурных организаций Чосона придерживались в произведениях реализма, Национальная ассоциация культурных организаций провозглашала чистоту произведений и отдаления от политики [16].

15 августа 1947 г. – дата, когда Военное правительство США ограничило все левые силы в Южной Корее. Фактически это означало для корейцев, что их лишили политической свободы и выбора, которые появилась на Корейском полуострове после освобождения от Японской оккупации. Соответственно, правоориентированные организации и политические фракции стали единственно возможными: многие представители Союза культурных организаций Чосона были вынуждены перебраться на Север, а поддержку властей получила Национальная ассоциация культурных организаций [16].

Что же касается массовой музыкальной культуры, то ситуация в этой сфере была следующая. Стоит отметить, что основными критериями массовой культуры является 1) приспособленность ко вкусам широких масс людей, 2) техническая тиражируемость в виде множества копий [16]. После освобождения Кореи от японского колониального господства на Корейском полуострове царила разруха. Технических средств для записи пластинок, фактически, не было. Помимо этого, для организации записи пластинок необходимы денежные средства и определенные навыки. Начало военных действий в Тихом океане во время Второй мировой войны возможность записывать грампластинки на территории Корейского полуострова была только у японцев, которые финансировали производство только прояпонских музыкальных произведений. После освобождения Корейского полуострова японцы вернулись в Японию, забрав оборудование, необходимое для производства грампластинок, и все материалы с собой. Фактически, средств производства и рынка звукозаписи в Корее не существовало. Таким образом, для распространения музыкальных композиций корейцы использовали живые выступления музыкантов и певцов, а также выступления в радиоэфире. Позднее корейцы стали использовать следующую технологию для производства грампластинок: старые японские грампластинки собирались, покрывались воском, тем самым заполняя имеющиеся на них дорожки, далее, используя оборудование для изготовления кунжутного масла, на грампластинках нарезались новые дорожки. Такие грампластинки получили названия «왁스반 (досл. «восковые пластинки»)». Однако такой способ производства имел ряд недостатков: основными из них было то, что использовался ручной труд, и в день невозможно было произвести большое количество грампластинок, а также то, что после 10 проигрываний воск, заполняющий старые дорожки, стирался, и при произведении грампластинок начинала слышатся старая японская мелодия. Всё же эти трудности не помешали распространению знаменитых и по сей день музыкальных композиций [16, 3].

Одной из популярных композиций периода освобождения стала «귀국선 (Судно репатриантов)»: её исполнил известный в то время певец и композитор Ли Ингвон (1919-1973), он был также знаменит еще во времена японской оккупации (исполненная им композиция «꿈꾸는 백마강 (Мечты о реке Белой Лошади)» имела успех с ноября 1940 г.). Авторами данной композиции стали Ли Чжэхо (1919-1960) и Пак Сичхун (1914-1996), который был известен с начала колониального периода [19]. Популярность данной композиции началась в Пусане, куда, как уже было сказано выше, возвращались корейские соотечественники после капитуляции Японии; Композиция стала, своего рода, гимном корейских беженцев того времени. Композиция стала популярна в виду того что что многие возвращающиеся из Японии корейца использовали паром, который приходил в порт Пусан – тема песни была близка многим репатриантам, вызывала у них особые чувства. Также как и Ли Ингвон, Ли Чжэхо уже был известен корейцам: его авторству принадлежат такие композиции известные и сегодня, как исполненные певцом Пэк Нёнсоль (1914-1980) «나그네 설움 (Печаль бродяги)» (1940) и «복지만리 (Далеко до счастья)» (1941), «홍도야 우지 마라 (Хон До, не плачь)» (1939) (исполнитель Ким Ёнчхун (1918-2006)), «불효자는 웁니다 (Слезы непослушного ребенка)» (1940) (исполнитель Пан Яволь (1917-2012)) [19].

После разделения музыкальных исполнителей на правых и левых, каждые начали петь петь песни в своей стилистике, продвигая свои идеалы и свою идеологию. Собрания музыкальных организаций левого крыла имели политизированную направленность. Продуктивным автором был Ким Суннам (1917-1983), возглавлявший на то время «Альянс музыкантов Чосон»: по воспоминаниям современников после освобождения Кореи написал порядка 50 композиций. Наиболее известной стала композиция «Народные борцы», взывавшая к прямому применению оружия в борьбе за свободу Родины. Данная композиция, написанная в честь Октябрьского восстания в Тэгу 1946 г., до официального провозглашения КНДР была гимном Севера Корейского полуострова наряду с композицией «Страна утреннего сияния (아침은 빛나라)». Музыкальные деятели, которые были приверженцами левого крыла, считали, что ни западные музыкальные мотивы, ни японская музыкальная традиция не должны оказывать влияние на новую корейскую музыку: в их среде была тенденция, ориентированная на создание музыкального жанра, уникального для Кореи, в которой они предпринимали различные экспериментальные попытки. Приверженцами левого крыла были такие исполнители, как уже упомянутый Ким Суннам (1917-1983), Ли Кону (1919-?), Синмак (?-1950), Кан Чаниль, Ли Бомчун, которые добились значительных результатов в качестве артистов музыкального и песенного жанров. Среди музыкальных композиций приверженцев левого крыла стоит отметить также произведение Ким Суннама на стихи известного корейского поэта начала ХХ в. Ким Соволя «Полевые цветы (산유화)». Многие композиторы писали свои музыкальные произведения на это стихотворение, однако композиция Ким Суннама очень сильно отличалась от всех других композиций [17]. Ким Суннам попытался создать новый «музыкальный порядок», которого не было раньше, используя новую мелодику и новый ритм. То, что показывает эта композиция, – это не художественное красота, а то, что в период от освобождения Кореи от японского колониального господства до начала Корейской войны авторы музыкальных произведений делали множество попыток в создании «новой» музыки, которые не делались раньше [16].

Правые музыкальные организации были менее категоричны в своих текстах. Наиболее популярной композицией правых сторонников был «Марш Независимости (독립행진곡)», написанный Ким Сонтхэ (1910-2012). Позднее 80-е гг. данную композицию стали называть «Освободители», на данный момент наиболее известна версия в исполнении Ан Чхихвана (г.р. 1965). «Марш независимости» является плагиатом японской композиции «Марш Маньчжурии (만주행진곡)» (1932), однако он имел большую популярность среди корейцев. Это можно объяснить тем, что корейцы привыкли к таким мелодиям со времен японской оккупации, особо не придавая значения тому, в каком стиле написана данная мелодия. Марш Независимости написан в японском стиле Ёнануки, который был на слуху в то время и привычен корейскому слушателю еще с композиции «바다에 가면 (Если уйти в море)», которая была известна всем жителям Корейского полуострова во время войны на Тихом океане, то есть до самого освобождения Корейского полуострова [19]. Эту композицию даже называли вторым гимном Японии, её японское название было «Умиюкава». Однако, слышав эту композицию на протяжении нескольких лет в 1940-х гг., корейцы привыкли к этой мелодии, похожей на марш, которая была способна возбудить человеческие эмоции и была необходима для поддержания духа во время таких «сильных» моментов истории, как, например, движение за независимость. Жанр Ёнануки был популярен в Корее и позднее, даже в 1970 годах многие песни, например, «새마을 노래 (Песня новой деревни)» «나의 조국 (Моя Родина)», поддерживаемые и продвигаемые политиками правительства Пак Чонхи, были написаны в этом стиле [18]. Интересен тот факт, что среди представителей правого крыла музыкальный сферы было много элиты, получивший музыкальное образование за рубежом.

Публика того времени достаточно спокойно принимала композиции и сторонников правых организаций, и сторонников левых. Широкие массы не интересовались тем, в какой стилистике была написана та или иная композиция: каковы правила японского музыкального стиля, в чём заключаются западные мотивы, какова музыка уникальная для Кореи того времени. Музыкальные композиции либо нравятся публике, либо не нравятся, либо приживаются, либо нет.

Стоит отметить, что на музыкальной сцене были также представители, которые не относились ни к правым, ни к левым. Это были представители популярной музыки. Это не означает что представители данной области не были приверженцами правых и левых взглядов, однако их музыка имела развлекательный, а не политический характер. Наиболее популярным жанром корейской музыки в то время был жанр «пончак (뽕짝)» (адаптированный корейский трот), который развился из японского жанра «энка». Интересен тот факт, что представители правого крыла не желали «водиться» с эстрадными музыкантами в виду того, что у них имелось хорошее музыкальное образование, а представители левого крыла считали, что популярная музыка была областью, в которой Корея всё ещё не потеряла японского влияния. Таким образом, ни левые, ни правые не имели связи с популярной музыкой, которая развивалась своим путём [16].

Среди представителей популярной музыки можно выделить композиторов Пак Сичхуна (1913-1996) и Ли Джэхо (1919-1960), которые начали свою музыкальную деятельность еще в период японского колониального господства. Появились также и новые имена. Одним из них стал Хён Ин, который в 1942 году окончил японскую музыкальную школу в Уэно (ныне Токийский институт искусств), затем для того, чтобы избежать воинскую повинность уехал в Шанхай, вернулся оттуда на родину в 1946 г. По возвращении в Корею Хён Ин начал работать с Пак Сичхуном: это был очень популярный дуэт [19].

Одной из первых популярных композиций совместного творчества Хён Ина и Пак Сичхуна стала «신라의 달밤 (Лунная ночь Силлы)», исполненная в 1947 г. В композиции в музыкальном плане смешалось несколько стилей таких, как болеро, арабские мотивы и энка, чего не делалось ранее, песня стала хитом. В вокале Хён Ина прослеживались диалектное произношение провинции Кёнсаннам-до и вибрато, используемое в западной музыке, с которой Хён Ин столкнулся во время пребывания в Шанхае (видимо под влиянием скэта – импровизированного джазового вокализа). Хён Ин стал исполнять песни в жанре трот, после «신라의 달밤 (Лунная ночь Силлы)» в 1948 г. им была исполнена композиция «Дождливый Коморён (비 내리는 고모령)» (композитор Пак Сичхун, автор слов Ю Хо (1921-2019)) [3].

15 августа 1948 г. на юге Корейского полуострова была провозглашена Республика Корея и началось правления президента Ли Сынмана: период «Первой Республики», продолжавшийся до 1960 г. На севере 9 сентября 1948 года была провозглашена Корейская Народно-Демократическая Республика [9, c. 426]. Хён Ин в связи с этим выпустил хит «럭키 서울 (Lucky Seoul)» - своеобразный ответ на вступление американцев в Южную Корею. Особенность этой композиции заключается в том, что она была полностью написана в западной стилистике, освобождена от японского стиля ёнануки и трота.

Также Пак Сичхун работал с другими певцами. Одним из них является Нам Инсу, продолживший работать в музыкальной сфере после освобождения. Их совместной работой 1948 года является популярная композиция «Иди, 38-я параллель (가거라 삼팔선)», написанная в жанре трот, композиция стала крайне популярна в 1949 г. Данная композиция считается показателем зрелости композитора Пак Сичхуна. Композиция интересна тем, что в ней, фактически, отсутствует вступление, и она имеет странную для того времени структуру [16].

Таким образом, по итогу исследования можно сделать выводы о том, что политическая и социальная обстановка на Корейском полуострове после освобождения Кореи от японского колониального господства значительно влияла на музыкальное творчество корейцев. На Корейском полуострове были сформированы как политически ориентированные в музыкальные круги, так и музыканты, которые не были приверженцами каких-либо политических течений. Музыкальные деятели левого крыла искали новый путь развития корейской музыкальной традиции; приверженцы правого крыла использовали уже знакомые корейской публике мотивы, известные с периода аннексии. Неполитизированные музыкальные круги развивались в популярной музыке. В этой области наряду с уже знакомыми публике жанрами, такими как трот, пончак, ёнануки, энка, стали появляться музыкальные композиции, исполняемые в западной музыкальной стилистике, чему не могло не способствовать присутствие американских войск на территории Кореи. Социальная обстановка к в большей степени влияла к на тексты песен, чем на музыкальное сопровождение. В песнях кроме политизированных и пропагандистских тем, таких как товарищество, возвращение на родину, борьба за свободу и т.д., были популярны и легкие повседневные мотивы.

Библиография
1.
Абрамова, В.А. Культура и политика: точки соприкосновения / В.А. Абрамова. // Общество: политика, экономика, право. – 2011. – №2. – С.40-43.
2.
Асмолов, К.В. Современная ситуация и проблема феномена «корейской волны»/ К.В. Асмолов. – URL: http://makkawity. livejournal.com/ 819307.html (Дата обращения: 29.05.2016).
3.
Груздев, А.А. Массовая музыкальная культура Кореи периода конца 1940-х годов / А.А. Груздев // Актуальные проблемы востоковедения : сборник научных трудов по итогам работы VIII Международной научно-практической конференции по востоковедению. – Хабаровск. – 2019. – Вып. 8. – С. 150-156.
4.
Дмитриева В.Н. Республика Корея: на пути к созданию мультикультурного общества / В.Н. Дмитриева // Корейский полуостров: время новых вызовов. – Москва, 2009. – С. 282–291.
5.
Дмитриева, В.Н. Глобализация и корейская культура: взгляд изнутри / В.Н.Дмитриева // Корея: взгляд из России. Доклады представленные на XI научной конференции корееведов России и стран СНГ. Москва, 29-30 марта 2007. – М.: Ин-т Дальн. Востока РАН, 2007. – С.280-282.
6.
Дмитриева, В.Н. Глобализация и особенности мультикультурного общества в РК / В.Н. Дмитриева // Корейский полуостров: уроки истории. – Москва, 2010. – С. 199–210
7.
Домбраускене, Г.Н. Музыкальное наследие протестантизма в Южной Корее: к вопросу о трансмиссии культуры в дихотомии Запада и Востока / Г.Н. Домбраускене // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. – 2013. – № 3. – С.12-20.
8.
Курбанов, С.О. История Кореи: с древности до начала XXI в. / С.О. Курбанов. – СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 2009. – 680 с.
9.
Курбанов, С.О. Курс лекций по истории Кореи: с древности до конца ХХ в. / С.О.Курбанов. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2002. – 626 с.
10.
Ланьков А.Н. КНДР вчера и сегодня. Неформальная история Северной Кореи / А.Н. Ланьков. — М.: Восток – Запад, 2005. — 445 с.
11.
Марков, В.М. Искусство Республики Корея второй половины ХХ в. / В.М. Марков. — Владивосток: ДВГУ, 2002. — 336 с.
12.
Марков, В.М. Культура Республики Корея второй половины ХХ в. / В.М. Марков // Известия Владивостокского института международных отношений. – 1997. – № 2. – С. 83-111.
13.
Марков, В.М. Республика Корея. Традиции и современность в культуре второй половины ХХ в. Взгляд из России / В.М. Марков. — Владивосток: ДВГУ, 1999. — 448 с.
14.
Толстокулаков И.А. Очерк истории корейской культуры / И.А. Толстокулаков. – Владивосток: Изд-во Дальневосточного ун-та, 2002. – 238 с.
15.
Энциклопедия Grandars [Электронный ресурс]. – URL: http://www.grandars.ru/college/sociologiya/massovayakultura.html. (Дата обращения: 29.06.2016)
16.
강헌. 강헌의 한국 대중 문화사 2. (Кан, Хон. История массовой культуры Кореи 2) / Хон Кан. – Пхачжу : Ибом, 2016. – 313 с.
17.
김세원. 나의 아버지 김순남. (Ким, Сэвон. Мой отец – Ким Суннам) / Сэвон Ким. – Сеул : Нанам чхульпхан, 1995. – 492 с.
18.
김학선. K-POP 세계를 흘리다. (Ким, Хак Сон. К-РОР идет по миру) / 학선 김. – 서울: 을유문화사, 2015. – 407 с.
19.
한국민족문화대백과사전 (Энциклопедия национальной культуры) [Электронный ресурс].-http://encykorea.aks.ac.kr/ (дата обращения: 11.11.2020)
References (transliterated)
1.
Abramova, V.A. Kul'tura i politika: tochki soprikosnoveniya / V.A. Abramova. // Obshchestvo: politika, ekonomika, pravo. – 2011. – №2. – S.40-43.
2.
Asmolov, K.V. Sovremennaya situatsiya i problema fenomena «koreiskoi volny»/ K.V. Asmolov. – URL: http://makkawity. livejournal.com/ 819307.html (Data obrashcheniya: 29.05.2016).
3.
Gruzdev, A.A. Massovaya muzykal'naya kul'tura Korei perioda kontsa 1940-kh godov / A.A. Gruzdev // Aktual'nye problemy vostokovedeniya : sbornik nauchnykh trudov po itogam raboty VIII Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii po vostokovedeniyu. – Khabarovsk. – 2019. – Vyp. 8. – S. 150-156.
4.
Dmitrieva V.N. Respublika Koreya: na puti k sozdaniyu mul'tikul'turnogo obshchestva / V.N. Dmitrieva // Koreiskii poluostrov: vremya novykh vyzovov. – Moskva, 2009. – S. 282–291.
5.
Dmitrieva, V.N. Globalizatsiya i koreiskaya kul'tura: vzglyad iznutri / V.N.Dmitrieva // Koreya: vzglyad iz Rossii. Doklady predstavlennye na XI nauchnoi konferentsii koreevedov Rossii i stran SNG. Moskva, 29-30 marta 2007. – M.: In-t Dal'n. Vostoka RAN, 2007. – S.280-282.
6.
Dmitrieva, V.N. Globalizatsiya i osobennosti mul'tikul'turnogo obshchestva v RK / V.N. Dmitrieva // Koreiskii poluostrov: uroki istorii. – Moskva, 2010. – S. 199–210
7.
Dombrauskene, G.N. Muzykal'noe nasledie protestantizma v Yuzhnoi Koree: k voprosu o transmissii kul'tury v dikhotomii Zapada i Vostoka / G.N. Dombrauskene // Gumanitarnye issledovaniya v Vostochnoi Sibiri i na Dal'nem Vostoke. – 2013. – № 3. – S.12-20.
8.
Kurbanov, S.O. Istoriya Korei: s drevnosti do nachala XXI v. / S.O. Kurbanov. – SPb.: Izd-vo SPb. un-ta, 2009. – 680 s.
9.
Kurbanov, S.O. Kurs lektsii po istorii Korei: s drevnosti do kontsa KhKh v. / S.O.Kurbanov. – SPb.: Izd-vo S.-Peterb. Un-ta, 2002. – 626 s.
10.
Lan'kov A.N. KNDR vchera i segodnya. Neformal'naya istoriya Severnoi Korei / A.N. Lan'kov. — M.: Vostok – Zapad, 2005. — 445 s.
11.
Markov, V.M. Iskusstvo Respubliki Koreya vtoroi poloviny KhKh v. / V.M. Markov. — Vladivostok: DVGU, 2002. — 336 s.
12.
Markov, V.M. Kul'tura Respubliki Koreya vtoroi poloviny KhKh v. / V.M. Markov // Izvestiya Vladivostokskogo instituta mezhdunarodnykh otnoshenii. – 1997. – № 2. – S. 83-111.
13.
Markov, V.M. Respublika Koreya. Traditsii i sovremennost' v kul'ture vtoroi poloviny KhKh v. Vzglyad iz Rossii / V.M. Markov. — Vladivostok: DVGU, 1999. — 448 s.
14.
Tolstokulakov I.A. Ocherk istorii koreiskoi kul'tury / I.A. Tolstokulakov. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevostochnogo un-ta, 2002. – 238 s.
15.
Entsiklopediya Grandars [Elektronnyi resurs]. – URL: http://www.grandars.ru/college/sociologiya/massovayakultura.html. (Data obrashcheniya: 29.06.2016)
16.
강헌. 강헌의 한국 대중 문화사 2. (Kan, Khon. Istoriya massovoi kul'tury Korei 2) / Khon Kan. – Pkhachzhu : Ibom, 2016. – 313 s.
17.
김세원. 나의 아버지 김순남. (Kim, Sevon. Moi otets – Kim Sunnam) / Sevon Kim. – Seul : Nanam chkhul'pkhan, 1995. – 492 s.
18.
김학선. K-POP 세계를 흘리다. (Kim, Khak Son. K-ROR idet po miru) / 학선 김. – 서울: 을유문화사, 2015. – 407 s.
19.
한국민족문화대백과사전 (Entsiklopediya natsional'noi kul'tury) [Elektronnyi resurs].-http://encykorea.aks.ac.kr/ (data obrashcheniya: 11.11.2020)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Эпоха Перестройки в Советском Союзе привела к кардинальным переменам в повседневной жизни общества. Неслучайно один из бельгийских коммунистов, посетивший нашу мира в конце 1980–х гг., заметил: «Все пришло в движение». Фактически перед советскими гражданами открылись границы в прямом и переносном смысле. Конечно, и ранее Советский Союз посещали с визитами зарубежные исполнители, те же «Бони М», однако крах железного занавеса не мог не привести к новым веяниям в музыке, кино, литературе. А эпоха глобализации способствовала проникновению в нашу страну не только американской, но и корейской культуры. В этой связи вызывает интерес изучение исторических аспектов формирования корейской культуры. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является влияние политической обстановки на Корейском полуострове на развитие музыкального творчества местных жителей. Автор ставит своими задачами проанализировать социальную ситуацию в регионе, показать представителей корейской музыкальной сцены, опередить политические предпочтения деятелей искусства. Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов. Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать влияние социально-политической обстановки Корейского полуострова на развитие и становление музыкального творчества корейцев с 1945 г. до начала Корейской войны. Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя до 20 различных источников и исследований. Несомненным достоинством рецензируемой статьи является привлечение зарубежной литературы, в том числе на корейском языке, что определяется самой постановкой темы. Из привлекаемых автором источников отметим корейские энциклопедические издания. Из используемых исследований укажем на труды К.В. Асмолова, Н.В. Дмитриевой, В.М. Маркова и других специалистов, в центре внимания которых различные аспекты развития корейской культуры. Добавим от себя, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач. Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всех кто интересуется как историей корейской культуры, в целом, так и корейской музыкальной культурой, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи. Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что после освобождения Корейского полуострова началось создание культурных организаций как левого, так и правого толка. Примечательно, что как отмечает автор рецензируемой статьи, «после разделения музыкальных исполнителей на правых и левых, каждые начали петь петь песни в своей стилистике, продвигая свои идеалы и свою идеологию». К слову, как показывается в статье, «в песнях кроме политизированных и пропагандистских тем, таких как товарищество, возвращение на родину, борьба за свободу и т.д., были популярны и легкие повседневные мотивы». Главным выводом статьи является то, что «музыкальные деятели левого крыла искали новый путь развития корейской музыкальной традиции; приверженцы правого крыла использовали уже знакомые корейской публике мотивы, известные с периода аннексии». Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы и выводы могут быть использованы в различных спецкурсах. К статье есть замечания (так, в ряде случаев автор небрежен в конструировании предложений, например, «на Корейском полуострове были сформированы как политически ориентированные в музыкальные круги, так и музыканты, которые не были приверженцами каких-либо политических течений», непривычно и написание некоторых имён, например, «Ким Ирсен», общепринято при написании в тексте указывать инициалы впереди фамилий персоналий, у автора встречается наоборот), однако, в целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"