Статья 'Из политической и интеллектуальной биографии якутского эмигранта Асклефеодота Афанасьевича Рязанского (1898 – 1968 гг.) ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Из политической и интеллектуальной биографии якутского эмигранта Асклефеодота Афанасьевича Рязанского (1898 – 1968 гг.)

Саввинов Павел Олегович

аспирант, Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук

630090, Россия, Новорсибирская область, г. Новосибирск, ул. Николаева, 8

Savvinov Pavel Olegovich

Postgraduate student, Institute of History of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

630090, Russia, Novorsibirskaya oblast', g. Novosibirsk, ul. Nikolaeva, 8

pavel_savvinov@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.11.34291

Дата направления статьи в редакцию:

10-11-2020


Дата публикации:

20-11-2020


Аннотация.

Предметом исследования, в рамках проекта, посвященного ментальным характеристикам мира якутской эмиграции 1917 – 1940 гг., является история якутской эмиграции на примере из жизнедеятельности активного участника антибольшевистского движения на северо-востоке России, сражавшихся за альтернативный путь развития в XX веке и якутского эмигранта Асклефеодота Афанасьевича Рязанского (1898 – 1968 гг.). Объектом исследования является история российской эмиграции. Автором в качестве инструмента исследования для раскрытия темы применялся историко-биографический метод. В статье, анализируется адаптация якутского эмигранта в контексте влияния внешних факторов в Китае и Австралии и его политические взгляды. Научная новизна заключается в том, что тематика якутской эмиграции и «якутского мира» остаются мало изученными в отечественной исторической науке являясь важной научной проблемой, требующей всестороннего исследования на фоне революции 1917 г. и Гражданской войны в России в контексте мировой истории. На основе результатов исследования автор приходит к выводу, что как и большинство российских эмигрантов первой волны, А.А. Рязанский боролся за существование в новых условиях за рубежом и сумел адаптироваться в инокультурной среде, став видным журналистом в Китае, а за тем владельцем судовой компании в Австралии. Рязанский видел будущее своей Родины (России) как демократическое федеративное государство с гарантией сохранения этнокультурной идентичности коренных народов Якутии с возможностью получения образования.

Ключевые слова: антибольшевистское движение, Гражданская война, ВЯОНУ, российская эмиграция, якутская эмиграция, Япония, Китай, Австралия, КВЖД, Харбин

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ (Проект № 18-09-00414 «Локальная и региональная история в глобальном измерении: мир якутской эмиграции между Востоком и Западом»)

Abstract.

The subject of this research, dedicated to mental characteristics of the world of Yakut emigration of 1917 – 1940, is the history of Yakut emigration on the example of life of the active participant in the anti-Bolshevik movement in the northeast of Russia, who fought for the alternative path of development in the XX century and the Yakut emigrant Asklefeodot Afanasyevich Ryazansky (1898 – 1968). The object of this research is the history of Russian emigration. Historical-biographical method is applies in the course of this work. The article analyzes the adaptation of the Yakut emigrant in the context of impact of external factors in China and Australia, as well as his political views. The scientific novelty is defined by the fact that the topic of Yakut emigration and “Yakut world” did not receive due coverage within the Russian historical science, although it is an important scientific problem that requires comprehensive examination on the background of Revolution of 1917 and Russian Civil war in the context of world history. The conclusion is made that along with majority of Russian emigrants of the first wave, A. A Ryazansky struggled for survival in the new conditions abroad and was able to adjust to foreign cultural environment, having become a prominent journalist in China, and later the owner of marine company in Australia. Ryazansky saw the future of his homeland (Russia) as a democratic federative state with guaranteed preservation of ethnocultural identity of the indigenous peoples of Yakutia with the possibility of receiving education.

Keywords:

Japan, Yakut emigration, Russian emigration, VYAONU, the Civil war, anti-Bolshevist movement, China, Australia, KVZhD, Harbin

История российской эмиграции всегда привлекала внимание исследователей. Революция 1917 г. и гражданская война в стране вынудили покинуть не только представителей бывших господствующих классов, но и значительную часть сражавшихся на стороне белого движения и сочувствовавших им крестьян, рабочих и интеллигенции, что надолго определила их историческую судьбу. Эмиграция также затронула и Якутию. Так, на территории региона гражданское противостояние 1921 – 1923 гг. оказала огромное влияние на судьбы многих якутян. Актуальность исследования обусловлена тем, что история якутской эмиграции остается малоизученной в отечественной историографии. Целью данной статьи является всесторонне рассмотрение жизнедеятельности якутского эмигранта А.А. Рязанского. Методологическим основанием исследования является цивилизационный подход, позволяющий выявить региональные и локальные проблемы, повлиявшие на всестороннее исследование темы эмиграции. Предметом исследования, в рамках проекта, посвященного ментальным характеристикам мира якутской эмиграции 1917 – 1940 гг., является история якутской эмиграции на примере из жизнедеятельности активного участника антибольшевистского движения на северо-востоке России, сражавшихся за альтернативный путь развития в XX веке и якутского эмигранта А. А. Рязанского. Объектом исследования является история российской эмиграции. В качестве инструмента для раскрытия темы был применен историко-биографический метод. Научная новизна заключается в том, что впервые биография А.А. Рязанского стала объектом целенаправленного анализа на основе принципов историзма, объективности, системности. В научно-информационный оборот вводятся неопубликованные исторические источники: материалы из фондов Государственного архива Хабаровского края (Главное бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурии – Ф. Р-830) и Национального архива Республики Саха (Якутия) (Истпарт Якутского обкома КПСС – Ф. П-1, Якутское губбюро РКП(б) – Ф. П-2, Сибирская добровольческая дружина – Ф. Р-440, Временное Якутское областное народное управление – Ф. Р-441).

В историографии эмиграции выделяют три периода в процессе её формирования и развития: 1920-е гг., 1970-е — 1980-е гг. и с начала 1990-х гг. до наших дней [21, с. 81]. В советский период заниматься темой эмиграции в указанный период можно было только в одном ключе — разоблачая и осуждая эмигрантов, выполняя идейно-политическую задачу партии по борьбе с врагами. Так, М.Н. Покровский в ряде своих выступлений, статей и брошюр выступал с критической оценкой в адрес эмигрантской печати [21, с. 81]. В целом советские историки в своих исследованиях при рассмотрении проблемы русской эмиграции, через призму марксистко-ленинской парадигму, особое внимание обращали на связи «между внутренней и зарубежной контрреволюцией». К российским эмигрантам советские исследователи относили всех тех, кто не воспринял Советскую Россию во главе с большевиками, и эмигрировал после 7 ноября 1917 г. или же тех, кто боролся против Советской власти и был вынужден после поражения бежать за границу. Советские историки (Г.Ф. Барихновский, Г.З. Иоффе, В.В. Комин, Л.М. Спирин, И.Я. Трифонов, С.А. Федюкин, А.Л. Афанасьев, Ю.В. Мухачев, В.В. Сонин, Л.К. Шкаренков и др.) были убеждены, что «судьба этих людей непосредственно связана с судьбой тех классов и социальных слоев России, которым Великая Октябрьская социалистическая революция вынесла свой приговор» [15, с. 265-298]. В советский период историками по тематике якутской эмиграции специальных исследований не проводились.

Следующий этап в развитии истории российской эмиграции как самостоятельного направления в историографии начинается в постсоветское время. В 1994 г. вышла на свет монография Н.В. Вишневского, г., в которой автор подробно исследует японский «показательный» поселок «Отасу но мори», просуществовавший с 1926 г. по 1945 г. В данной работе автором освещается деятельность якутского интеллигента Дмитрия Прокопьевича Винокурова, находившегося тогда в японской эмиграции в поселении Отасу [11, с.158]. С 1925 г. по 1938 г., как отмечал автор, Винокуров занимался активной политической деятельностью в попытке развязывания войны между Японией и СССР с целью отделения Якутии и Северного Сахалина от СССР под протекторат Японии. В Якутии начиная с 1990-х гг. проблемы якутской эмиграции начали рассматривать в своих трудах историки и краеведы. В 2002 г. выходит на свет монография Н.Н. Дьяконовой. В своей работе Дьяконова впервые в историографии обозначила проблему якутской эмиграции. [14, с. 39-204]. Стоит выделить якутского писателя и журналиста В.Е. Васильева – Харысхал, который начиная с 2000-х гг. проводит поисковые поездки в США, Финляндию, Китай, Японию с целью обнаружения новых сведений о жизнедеятельности якутов-эмигрантов. В.Е. Васильев во время своих экспедиций посещал такие города США как Анкоридж, Сиэтл, Вашингтон, Джуно и работал с фондом Винокурова и выявил потомков якутского купца П.А. Кушнарева проживающих в США. Харысхал в поисках бежавших якутов из Соловецкого лагеря в Финляндию посетил город Хельсинки (Финляндия), где работал в личном архиве Ф.М. Корнилова [27, с. 74-75]. В 2004 г. В.Е. Васильевым публикуются письма Афанасия Спиридоновича Ефимова, одного из видных деятелей повстанчества на севере Якутии и ВЯОНУ, который после гражданской войны в Якутии эмигрировал в Крым. Далее он издает статью по поиску материалов о якутских эмигрантах в архивах Владивостока, Хабаровска, Харбина и Шэньяна. В результате поиска В.Е. Васильев обнаружил личное дело якутского купца 1-ой гильдии Г.В. Никифорова – Манньыаттах уола [7, с. 118-121]. М.С. Иванов – Багдарыын Сулбэ рассмотрел жизненный путь М.Ф. Корнилова, С.К. Старостина и Е.Е. Старостина, которые отбывали наказание на Соловках и впоследствии совершили побег в Финляндию. Кроме того, он изучал жизнедеятельность Д.П. Винокурова, В.И. Новгородова, Г.В. Никифорова – Манньыаттаах уола, эмигрировавших в Японию [6, с. 240]. Таким образом, публикации В.Е. Васильева и М.С. Иванова повысили интерес историков к тематике якутской эмиграции. Американский исследователь Ричард Пирс и О.Д. Якимов исследовали жизнедеятельность якутянина М.З. Винокурова, эмигрировавшего в США и внесшего огромный вклад в сбор и сохранение памятников истории Русской Америки [20, с. 160-164; 28, с. 29-69]. В рамках изучения истории якутской эмиграции и «якутского мира» выходит ряд статей Е.П. Антонова и Е.Н. Романовой. Специалист по национальной интеллигенции Е.П. Антонов рассмотрел общественно-политические взгляды и особенности адаптации якутской эмиграции и пришел к выводу, что якутская диаспора, оставаясь непримиримой к большевикам, не занималась политической деятельностью, поскольку вынуждена была бороться за выживание и адаптацию в инокультурной и иноземной цивилизационной среде [4, с. 124-127; 5, с. 228-244.]. Е.П. Антонов исследовал судьбу оставшегося на Родине отца А.А. Рязанского – А.П. Рязанского. Историк отмечает, что А.П. Рязанского обвинили за то, что его сын являлся активным участником антибольшевистского движения на северо-востоке России и за частную переписку с ним – «преступное информирование эмиграции»[2, с. 54 – 56]. Специалист по культурной антропологии и этнографии Е.Н. Романова изучает социальную и коллективную память якутских эмигрантов и адаптацию «якутского мира» за рубежом как социокультурный феномен. Романова приходит к выводу, что якутская эмиграция в Китае было сконцентрировано на создание сетевого интеллектуального сообщества на основе объединения всех якутян оказавшихся в эмигрантской среде Японии, Европы и Америки. Среди якутской диаспоры, по мнению историка, существовали разные взгляды и позиции относительно будущего развития Якутии [23, с. 59 – 64; 24, с. 140-145].

О ранних годах жизнедеятельности Асклефеодота Афанасьевича Рязанского известно лишь то, что он родился в 1898 г. в Якутской области в семье Афанасия Петровича Рязанского. Его отец до революции занимал должности наслежного старосты в Соморунском наслеге, главы Амгинского улуса и наслежного секретаря 3-го Чакырского наслега. Также А.П. Рязанский активно сотрудничал в работе местной газеты «Якутские вопросы» [2, с. 54 – 56]. Данная газета сыграла роль в формировании и распространении либеральных идей в Якутии. В работе над газетой принимали участие видные представители якутской национальной интеллигенции В.В. Никифоров и Г.В. Ксенофонтов [13, с. 139 – 141]. После установления Советской власти в Якутии занимал должность секретаря Амгинского ревкома. С марта 1922 г. А.П. Рязанский участвовал в антибольшевистском движении, где занимал должность уполномоченного ВЯОНУ по доставке из северных округов пушнины. В 1929 г. А.П. Рязанский был арестован ОГПУ за участие в антибольшевистском движении вместе с сыном А.А. Рязанским и осужден к трем годам лишения свободы в исправительно-трудовом лагере. Оттуда он уже не вернулся [2, с. 54 – 56].

Одним из главных причин гражданского противостояния и роста антибольшевистского движения в Якутии было в недовольстве местного населения из-за многочисленных злоупотреблений руководителей Якутского губбюро РКП (б) в лице Г.И. Лебедева, А.В. Агеева, А.Г. Козлова в феврале и ноябре 1921 г. при проведении политики классового расслоения и изоляции тойонов. [3, с. 484–488.]. Повстанческое движение в Якутии приобрело широкомасштабную форму на завершающем этапе гражданской войны, охватив почти всю территорию северо-восточной части России. Обстановка в регионе была угрожающей для Советской власти. Авторитет интеллигенции среди населения был большой. По мнению М.К. Аммосова, за время повстанчества установилась своеобразная близкая связь населения со своей интеллигенцией в силу общенационального подъема, вызванного повстанчеством [26, Л.66.]. Так одним из активных участников антибольшевистского движения на территории Якутии был А.А. Рязанский.

В январе 1922 г. А.А. Рязанский служил в сформированном бочкаревскими офицерами (П.П. Шулепов, К.П. Деревянов, Н.И. Хапилин и др.) из местных добровольцев в Северном якутском антибольшевистском отряде. Целью отряда было создание базы для борьбы с большевиками в Якутской области. Отряд должен был занять Оймяконский район Якутского уезда, а также Верхоянский и Колымский уезды. Отряд действовал самостоятельно, при этом взаимодействовал с Северным экспедиционным корпусом В. И. Бочкарева до восстановления в г. Якутске Якутской областной антибольшевистской власти [25, Л.7.]. Так, 25 января 1922 г. А.А. Рязанский участвовал на совещании представителей антибольшевистских отрядов, состоявшегося в г. Охотске. Рязанский, являясь преданным делу антибольшевистского движения, не согласился с исключительно экономическими задачами Северного Якутского антибольшевистского отряда, поставленным Е.П. Покровским, заместителем особоуполномоченного Временного Приамурского Правительства в Охотско-Камчатском крае. А.А. Рязанский утверждал, что у отряда должны быть военные и экономические задачи [25, Л.4.].

В марте 1922 г. на областном учредительном съезде якутов, проходившем в селе Чурапча представителями национальной интеллигенции с целью освобождения России от большевиков, захвативших верховную власть в стране, было образовано «Временное Якутское областное народное управление» [19, Л.3.]. Сторонники ВЯОНУ придерживались антибольшевистских и либерально-демократических позиций, сепаратистские настроения у повстанцев отсутствовали. По своему персональному составу ВЯОНУ состояло из представителей национальной интеллигенции, которая стремилась найти альтернативный путь развития России в XX веке [17, c.175–199.]. Для борьбы с частями РККА на территории области ВЯОНУ сформировало Якутскую народную армию. Командование вооруженными силами области было возложено на члена ВЯОНУ корнета В.А. Коробейникова [17, с.26.]. В июле 1922 г. после поражения в Никольском сражении остатки частей повстанческой армии с численностью 320-400 человек во главе с корнетом В.А. Коробейниковым отступили на Нелькан, члены ВЯОНУ с личной охраной около 200 повстанцев перенесли штаб в город Охотск [17, с.257–280.]. В сентябре 1922 г. к берегам Аяна высадилась Сибирская добровольческая дружина генерал-лейтенанта А.Н. Пепеляева с общей численностью около 750 человек. Экспедиция планировала наступления в направлении г. Якутска и при поддержке повстанцев занять плацдарм в Якутии для дальнейшего наступления на Иркутск и далее вглубь Сибири [16, с.267–287.]. А.Н. Пепеляев в своем приказе от 9 сентября 1922 г. писал, что он взял командование над всеми повстанческими отрядами Якутии. В связи с этим оставшиеся части «Якутской добровольческой народной армии» были объединены в один отряд и стали именоваться «Якутской добровольческой дружиной» [18, Л.31.]. А.А. Рязанский служил начальником штаба у В.А. Коробейникова в ВЯОНУ, далее А.А. Рязанский в звании поручика вступил в ряды вооруженного отряда генерала Пепеляева. Летом 1923 г. после взятия Аяна и пленения генерал-лейтенанта А.Н. Пепеляева большевиками поручик А.А. Рязанский принял решение распустить свой антибольшевистский отряд. В конце июня 1923 года А.А. Рязанский, Ф.П. Гаврильев-Сольский, Г.П. Хоютанов и другие всего шесть человек нанялись на японскую рыбацкую артель Такасима. Переговоры с японцами вел А.А. Рязанский, так как он владел английским языком. После окончания сезона лова японский рыбацкий пароход направился на Хакодате мимо южной части острова Сахалин, где и должны были высадиться якутяне. В южной части Сахалина находился в эмиграции Д.П. Винокуров. Так А.А. Рязанский оказался в эмиграции [8, с.64.].

«Русское зарубежье» сформировалось в связи с эмиграцией миллионов бывший подданных Российской империи после революции 1917 г., гражданской войны и образование Советской России, среди которых были якутяне как часть первой волны российской эмиграции. В 1922—1923 гг. произошел процесс формирования якутской эмиграции сначала в Японии, а затем и в Китае. В Японии с 1920 г. действовала «система предъявления денег», когда каждый въезжающий на таможне должен был подтвердить наличие у него минимальной для проживания суммы в 1500 иен. Однако, в 1922 г. японцы приняли решение не разрешать русским судам долговременную стоянку в своих портах, ссылаясь на поражение белогвардейцев в гражданской войне [5, с. 228-244]. В ноябре 1923 г. А.А. Рязанский выехал в Чанчунь (Китай), некоторое время работал на строительстве железной дороги, получал за тяжелый труд мизерную зарплату. Далее А.А. Рязанский поехал с другими якутами-эмигрантами в Харбин [24, с. 140–145.]. Миграционные потоки этого периода дали существенный прирост пришлого населения на территории Китая. С дореволюционного периода в эмигрантской колонии Маньчжурии присутствовал русский уклад жизни в полосе отчуждения КВЖД. В 1917 г. русскоязычное население в Харбине достигало до 60 тыс. человек [1, с. 30]. В 1920 – 1930-е гг. Харбин, являясь крупным промышленным городом с многочисленным русским населением, был признан центром белой эмиграции на всем Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии. В Харбине сложилась якутская диаспора в составе купцов Г. В. Никифорова, П. А. Кушнарева, Н. А. Аверенского, бывшего председателя Временного якутского областного народного управления (ВЯОНУ) Г. С. Ефимова, учителя Г. П. Хоютанова, писателя Ф. П. Гаврильева-Сольского, офицера А. А. Рязанского, общественного деятеля В.И. Новгородова, бывшего окружного исправника Олекминского округа Н.И. Олесова и др. [1, с. 38–39; 22, с. 32; 12, Л. 1–3.]. В отличие от других национальностей российской эмиграции (евреев, украинцев, армян, среднеазиатских тюрков-мусульман и т. д.) у якутских эмигрантов ввиду крайней малочисленности отсутствовали общественные и корпоративные организации, представлявшие их права и национальные интересы перед местными властями [22, с. 20]. В Харбине все якутяне жили в отдельных квартирах. А.А. Рязанский, В.И. Новгородов, Г.М. Кузьмин, Г. П. Хоютанов и Ф.П. Гаврильев-Сольский приобрели автобус и начали эксплуатировать, на что и стали жить. Ф.П. Гаврильев-Сольский вместе с А.А, Рязанским прошли шоферские курсы. [5, с. 228 – 244]. Весной 1924 г. А.А. Рязанский выехал в Мукден, где жил и работал эмигрант из Якутии Г.В. Никифоров [24, с. 140–145.].

В 1931 г. А.А. Рязанский в письме одному из якутских эмигрантов в Финляндии Е.Е. Старостину пишет, что в Мукдене он состоит на службе у китайской фирмы и получает жалование в серебряных долларах. Он находился в тяжелом финансовом положении, получаемой заработной платы не хватало на содержание самого себя [24, с. 140–145.]. Немногочисленная якутская диаспора за рубежом поддерживала друг друга. Так, Г.В. Никифоров вместе с А.А. Рязанским и Д.П. Винокуровым помогали деньгами на первых порах трем репрессированным якутам, сбежавших из Соловков во время их нахождения в концентрационном лагере в г.Кеууру, в Финляндии [5, с.228–244.]. А.А. Рязанский женился на русской девушке из Никольска-Уссурийского, у них родились два сына. Он стал видным журналистом в Китае и сумел адаптироваться в инокультурной среде. Благодаря знанию английского языка А.А. Рязанский выступает на страницах китайских газет по вопросам политики, экономики и культуры. В Шанхае А.А. Рязанский публикуется в англоязычном издании «The China Weekly Review», журнале, основанном американским журналистом Джоном Бенджамином Пауэллом [9, с. 56]. В этом журнале выходит статья А.А. Рязанского «Плачевное состояние континентальной китайской киноиндустрии в военное время», посвященная проблемам кризиса местных кинокомпаний и кинопроката. Статья вызывает большой интерес в связи с личным опытом работы А.А. Рязанского в американской кинокомпании: «В конце войны я работал на одну американскую кинокомпанию в двух самых крупных городах Свободного Китая в качестве свободного агента» [8, c. 64]. С началом боевых действий между Китаем и Японией, А.А. Рязанский вместе с семьей перебрался в Гонконг, где он вступил в британскую армию. После второй мировой войны А.А. Рязанский демобилизовался и с 1946 г. занимался перевозками нефтепродуктов. В 1952 г. он с семьей переехал из Гонконга в Австралию. Там он имел небольшую судовую компанию, возил грузы. Будучи в Австралии, он оставался центром притяжения якутской эмиграции и держал связь с якутянами, живущими в Финляндии, Америке, Китае [24, с. 140-145.].

В отличие от якутского эмигранта Д.П. Винокурова, который стремился отделить Якутию от СССР под протекторат Японии, А.А. Рязанский видел будущее России как федеративное государство, по примеру США, а свою малую родину Якутию в составе этой федерации. Форму государственного правления в Якутии А.А. Рязанский видел как республиканскую, демократическую, с собственной территориальной армией и полицией, с гарантией сохранения этнокультурной идентичности коренных народов Якутии с возможностью приобщения к европейской культуре путем внедрения общего и технического образования среди населения [11, с. 158; 24, с. 140-145.].

В исторической памяти якутян о судьбе А.А. Рязанского не было известно практически ничего, кроме его участия в антибольшевистском движении и об эмиграции в Китай. В отечественной историографии биография А.А. Рязанского оставалась «белым пятном». Например, историк и журналист О.В. Якимов, опираясь на неподтвержденные сведения, писал, что А.А.Рязанский работал много лет в США в одном из правительственных учреждений и был известным американским философом [29]. В современной Якутии благодаря активному освящению в местных СМИ о результатах поисковой деятельности В.Е. Васильева актуализировался интерес к биографии якутского эмигранта А.А. Рязанского[10].

Итак, подводя итоги на основании изложенного, следует сделать вывод, что Асклефеодот Афанасьевич Рязанский был одним из активных участников антибольшевистского движения в Якутии, сражавшихся за альтернативный путь развития России в XX веке. События революций 1917 г. и гражданской войны стали причиной вынужденной эмиграции многих бывших подданных Российской империи, среди которых был и А.А. Рязанский. Якутские эмигранты не смогли ввиду малочисленности создать общественные и корпоративные организации, представлявшие их права и национальные интересы перед местными властями, что привело А.А. Рязанского, как и многих других якутских эмигрантов, к быстрой адаптации в инокультурной среде став видным журналистом в Китае, позднее владельцем судовой компании в Австралии. Тоска по малой родине (Якутии) стало одной из причин А.А. Рязанского и многих якутян эмигрантов держать связь со своими соотечественниками. Рязанский видел будущее своей Родины (России) как демократическое федеративное государство с гарантией сохранения этнокультурной идентичности коренных народов Якутии с возможностью получения образования. В последнее время в Якутии благодаря работам краеведов и историков проснулся интерес в обществе к жизнедеятельности якутского эмигранта А.А. Рязанского.

Библиография
1.
Аблажей Н. Н. С востока на восток : Российская эмиграция в Китае. — Новосибирск : Изд-во СО РАН, 2007. — 300 с.
2.
Антонов Е.П. Обостренное чувство справедливости (о судьбе А.П. Рязанского) // Илин. №1. 1999. С. 54 – 56.
3.
Антонов Е.П. Борьба за национальную автономию 1921–1923 гг. // Сокровища культуры Якутии / С. Е. Никитина. М.: Памятники Отечества, 2011. С. 484–488.
4.
Антонов Е.П. К вопросу о политической деятельности якутских эмигрантов / Е. П. Антонов, В. Н. Антонова // Клио. 2018. № 10 (142) с.124-127.
5.
Антонов Е. П. Якутская эмиграция: особенности адаптации и коммуникации / Е. П. Антонов, В. Н. Антонова // Научный диалог. 2019. № 11. С. 228—244.
6.
Багдарыын Сулбэ. Непреходящая боль. Якутск: Бичик, 2000. 240 с. (на як. яз.).
7.
Васильев В.В. Русский эмигрант (якут) // Якутский архив. 2004. №4 с.118–121.
8.
Васильев В.Е.–Харысхал. Плачевное состояние континентальной китайской киноиндустрии в военное время. [Перевод статей А.А. Рязанского] // Илин. № 1-2. 2015. С.64–65.
9.
Васильев В.Е. –Харысхал. Статья о Джоне Уильяме Пауэлле. [Перевод статей А.А. Рязанского] // Илин. № 1. 2015. С.56–57.
10.
Васильев В.Е.–Харысхал. «Точку поставлю в Брисбене» // Якутия. – 2015. – 19 марта. URL: http://old.gazetayakutia.ru/index.php/archive/item/15896-vasilij-kharyskhal-tochku-postavlyu-v-brisbene.
11.
Вишневский Н. В. Отасу. Этнополитические очерки. — Южно-Сахалинск: Дальневосточное кн. изд-во, 1994. — 283 с.
12.
ГАХК – Государственный архив Хабаровского края Ф. Р-830. Оп.3. Д.34538.
13.
Дьяконова А.Н. Роль газеты «Якутские вопросы» в формировании и распространении либеральных идей в Якутии // Наука и образование. № 3. 2007. С. 139 – 141.
14.
Дьяконова Н.Н. Якутская интеллигенция в национальной истории: Судьбы и время (конец XIX в. – 1917 г.). Новосибирск: Изд.-во Наука, 2002. 240 с.
15.
Иоффе Г. З. Крах российской монархической контрреволюции. – М.: Наука, – 1977. – 320 с.
16.
Ларьков Н.С. Сибирский белый генерал. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2017. 312 с.
17.
Макаров Г. Г. Северо-Восток России в 1921–1922 гг. Якутск: Бичик, 1996. 336 с.
18.
НАРС (Я) – Национальный архив Республики Саха (Якутия) Ф. Р-440. Оп.1 Д.3.
19.
НАРС (Я) – Национальный архив Республики Саха (Якутия) Ф. Р-441. Оп.1 Д.11.
20.
Пирс Р. М. З. Винокуров — эмигрант, ученый и библиофил // Полярная звезда. 1992. № 3. С. 160—164.
21.
Пронин А. А. Историография историографии российской эмиграции // Интеллигенция и мир. 2010. №2. С. 80-95.
22.
Ревякина Т. В. Проблемы адаптации и сохранения национальной идентичности российской эмиграции в Китае (начало 1920 — середина 1940-х гг.) : автореферат диссертации ... кандидата исторических наук / Т. В. Ревякин. — Москву, 2004. — 32 с.
23.
Романова Е.Н. Образы национального прошлого и будущего в восприятии якутской эмиграции (память, забвение, идентичность // Северо-восточный гуманитарный вестник. № 4 (17). 2016. С. 59–64.
24.
Романова Е.Н. Якутские эмигранты в Китае: (1920–1940-е гг.) // Клио. 2018. № 9 (141) c.140-145.
25.
ФНА РС (Я) – Филиал Национального архива Республики Саха (Якутия) Ф.П-1. Оп.1. Д.338.
26.
ФНА РС (Я) – Филиал Национального архива Республики Саха (Якутия) Ф.П-2. Оп.1. Д.1.
27.
Харысхал Кушнаревы, Винокуров... Якутская эмиграция. [о жизни якутских эмигрантов и их потомках] // Илин. 2003. № 2. С. 74-75;
28.
Якимов О.Д. Человек из небытия. Якутск.: Нац. кн. изд-во «Бичик», 1995. – 120 с.
29.
Якимов О.Д. С клеймом уголовника преступника (история отца и сына Рязанских) // Илин. 1996. №1-2. URL: http://ilin-yakutsk.narod.ru/1996-12/50.htm.
References (transliterated)
1.
Ablazhei N. N. S vostoka na vostok : Rossiiskaya emigratsiya v Kitae. — Novosibirsk : Izd-vo SO RAN, 2007. — 300 s.
2.
Antonov E.P. Obostrennoe chuvstvo spravedlivosti (o sud'be A.P. Ryazanskogo) // Ilin. №1. 1999. S. 54 – 56.
3.
Antonov E.P. Bor'ba za natsional'nuyu avtonomiyu 1921–1923 gg. // Sokrovishcha kul'tury Yakutii / S. E. Nikitina. M.: Pamyatniki Otechestva, 2011. S. 484–488.
4.
Antonov E.P. K voprosu o politicheskoi deyatel'nosti yakutskikh emigrantov / E. P. Antonov, V. N. Antonova // Klio. 2018. № 10 (142) s.124-127.
5.
Antonov E. P. Yakutskaya emigratsiya: osobennosti adaptatsii i kommunikatsii / E. P. Antonov, V. N. Antonova // Nauchnyi dialog. 2019. № 11. S. 228—244.
6.
Bagdaryyn Sulbe. Neprekhodyashchaya bol'. Yakutsk: Bichik, 2000. 240 s. (na yak. yaz.).
7.
Vasil'ev V.V. Russkii emigrant (yakut) // Yakutskii arkhiv. 2004. №4 s.118–121.
8.
Vasil'ev V.E.–Kharyskhal. Plachevnoe sostoyanie kontinental'noi kitaiskoi kinoindustrii v voennoe vremya. [Perevod statei A.A. Ryazanskogo] // Ilin. № 1-2. 2015. S.64–65.
9.
Vasil'ev V.E. –Kharyskhal. Stat'ya o Dzhone Uil'yame Pauelle. [Perevod statei A.A. Ryazanskogo] // Ilin. № 1. 2015. S.56–57.
10.
Vasil'ev V.E.–Kharyskhal. «Tochku postavlyu v Brisbene» // Yakutiya. – 2015. – 19 marta. URL: http://old.gazetayakutia.ru/index.php/archive/item/15896-vasilij-kharyskhal-tochku-postavlyu-v-brisbene.
11.
Vishnevskii N. V. Otasu. Etnopoliticheskie ocherki. — Yuzhno-Sakhalinsk: Dal'nevostochnoe kn. izd-vo, 1994. — 283 s.
12.
GAKhK – Gosudarstvennyi arkhiv Khabarovskogo kraya F. R-830. Op.3. D.34538.
13.
D'yakonova A.N. Rol' gazety «Yakutskie voprosy» v formirovanii i rasprostranenii liberal'nykh idei v Yakutii // Nauka i obrazovanie. № 3. 2007. S. 139 – 141.
14.
D'yakonova N.N. Yakutskaya intelligentsiya v natsional'noi istorii: Sud'by i vremya (konets XIX v. – 1917 g.). Novosibirsk: Izd.-vo Nauka, 2002. 240 s.
15.
Ioffe G. Z. Krakh rossiiskoi monarkhicheskoi kontrrevolyutsii. – M.: Nauka, – 1977. – 320 s.
16.
Lar'kov N.S. Sibirskii belyi general. Tomsk: Izd-vo Tom. un-ta, 2017. 312 s.
17.
Makarov G. G. Severo-Vostok Rossii v 1921–1922 gg. Yakutsk: Bichik, 1996. 336 s.
18.
NARS (Ya) – Natsional'nyi arkhiv Respubliki Sakha (Yakutiya) F. R-440. Op.1 D.3.
19.
NARS (Ya) – Natsional'nyi arkhiv Respubliki Sakha (Yakutiya) F. R-441. Op.1 D.11.
20.
Pirs R. M. Z. Vinokurov — emigrant, uchenyi i bibliofil // Polyarnaya zvezda. 1992. № 3. S. 160—164.
21.
Pronin A. A. Istoriografiya istoriografii rossiiskoi emigratsii // Intelligentsiya i mir. 2010. №2. S. 80-95.
22.
Revyakina T. V. Problemy adaptatsii i sokhraneniya natsional'noi identichnosti rossiiskoi emigratsii v Kitae (nachalo 1920 — seredina 1940-kh gg.) : avtoreferat dissertatsii ... kandidata istoricheskikh nauk / T. V. Revyakin. — Moskvu, 2004. — 32 s.
23.
Romanova E.N. Obrazy natsional'nogo proshlogo i budushchego v vospriyatii yakutskoi emigratsii (pamyat', zabvenie, identichnost' // Severo-vostochnyi gumanitarnyi vestnik. № 4 (17). 2016. S. 59–64.
24.
Romanova E.N. Yakutskie emigranty v Kitae: (1920–1940-e gg.) // Klio. 2018. № 9 (141) c.140-145.
25.
FNA RS (Ya) – Filial Natsional'nogo arkhiva Respubliki Sakha (Yakutiya) F.P-1. Op.1. D.338.
26.
FNA RS (Ya) – Filial Natsional'nogo arkhiva Respubliki Sakha (Yakutiya) F.P-2. Op.1. D.1.
27.
Kharyskhal Kushnarevy, Vinokurov... Yakutskaya emigratsiya. [o zhizni yakutskikh emigrantov i ikh potomkakh] // Ilin. 2003. № 2. S. 74-75;
28.
Yakimov O.D. Chelovek iz nebytiya. Yakutsk.: Nats. kn. izd-vo «Bichik», 1995. – 120 s.
29.
Yakimov O.D. S kleimom ugolovnika prestupnika (istoriya ottsa i syna Ryazanskikh) // Ilin. 1996. №1-2. URL: http://ilin-yakutsk.narod.ru/1996-12/50.htm.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Наряду с петровскими реформами революция 1917 года в России и сегодня является предметом ожесточенных споров между ее апологетами и не менее яростными критиками. Если в советский период подавляющее большинство научных публикаций прежде всего рассматривало положение в те годы с позиции победителей, то сегодня зачастую даже в школьных учебниках именам С.М. Будённого или К.Е. Ворошилова отводится гораздо меньше внимания, чем представителям белого движения. Подобная однобокость сама по себе показательна, но вместе с тем в определённой степени может быть оправдана массивом той информации, которая оказалась перед нами со времени Перестройки и снятии цензурных ограничений. В этой связи вызывает интерес изучение различных аспектов эпохи революции и Гражданской войны, в том числе биографий отдельных персоналий. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является деятельность Асклефеодота Афанасьевича Рязанского. Автор ставит своими задачами рассмотреть этапы развития истории российской эмиграции, проанализировать противостояние между различными политическим силами в Якутии в годы Гражданской войны, показать отдельные аспекты биографии А.А. Рязанского. Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов. Автор использует также историко-биографический метод, направленный на выявление обстоятельств жизни А.А. Рязанского. Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор раскрывает малоизвестные страницы противостояния в Якутии в годы Гражданской войны и последующую якутскую эмиграцию. Научная новизна определяются также привлечением архивных материалов. Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя 25 различных источников и исследований. Источниковая база рецензируемой статьи представлена прежде всего неопубликованными материалами из фондов Государственного архива Хабаровского края и Национального архива Республики Саха (Якутия). Из привлекаемых автором исследований отметим труды Е.П. Антонова, В.Е. Васильева, Е.Н. Романовой и других специалистов, в центре внимания которых судьбы якутской интеллигенции в рассматриваемый период. Добавим от себя, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, библиография рецензируемой статьи отвечает требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкому кругу читателей, всех, кто интересуется как историей революции и Гражданской войны в России, так и периодом эмиграции. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи. Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что несмотря на отдельные успехи «история якутской эмиграции остается малоизученной в отечественной историографии». Далее автор излишне подробно, на наш взгляд, рассматривает историографию российской эмиграции: возможно этот обзор следовало бы ограничить рамками якутской эмиграции. В тоже время рассказ о А.А. Рязанском автор начинает со следующего тезиса: «Так одним из активных участников антибольшевистского движения на территории Якутии был А.А. Рязанский». А ведь читателям было бы интересно узнать ранние страницы биографии героя статьи. В работе показано, что после эмиграции в Китай А.А. Рязанский находился в стесненных материальных условиях, однако благодаря знанию английского языка он «выступает на страницах китайских газет по вопросам политики, экономики и культуры», таким образом, по мнению автора, ему удалось адаптироваться к инокультурноц среде. Что касается политических взглядов А.А. Рязанского, то как показывает автор, будущую Якутию он «видел как республиканскую, демократическую, с собственной территориальной армией и полицией, с гарантией сохранения этнокультурной идентичности коренных народов Якутии с возможностью приобщения к европейской культуре путем внедрения общего и технического образования среди населения». Главным выводом статьи является то, что «Асклефеодот Афанасьевич Рязанский был одним из активных участников антибольшевистского движения в Якутии, сражавшихся за альтернативный путь развития России в XX веке», а позднее одним из представителей интеллектуальной эмиграции. Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах. В то же время к статье есть замечания: 1) Обзор литературы, который на данный момент составляет почти половину содержательного текста, следует сократить до рамок изучения якутской эмиграции. 2) Необходимо показать ранний период жизни А.А. Рязанского, а особенно процесс формирования его взглядов в дореволюционный период. 3) Представляется важным показать, сохраняется ли память и на каком уровне о А.А. Рязанском в современной Якутии. 4) Автор пишет, что «находясь в эмиграции А.А. Рязанский видел будущее России как федеративное государство, по примеру США и Великобритании». Хотя в целом мысль автора и понятна, однако формально Великобритания не является федерацией. После исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

на статью Из политической и интеллектуальной биографии якутского эмигранта Асклефеодота Афанасьевича Рязанского (1898 – 1968 гг.) Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и условно обозначил её актуальность, ограничившись замечанием о том, что «история якутской эмиграции остается малоизученной в отечественной историографии». В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования. Автор сообщил, что «в качестве инструмента для раскрытия темы» им «был применен историко-биографический метод». На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах. Автор обстоятельно описал результаты анализа историографии проблемы «якутской эмиграции», но не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является недостатком статьи. При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность. В основной части статьи автор сообщил некоторые факты из биографии А.П. Рязанского, отца А.А. Рязанского, указал на причины «гражданского противостояния и роста антибольшевистского движения в Якутии» и сообщил, что «авторитет интеллигенции среди населения был большой». Затем автор перешёл к фрагментарному описанию деятельности А.А. Рязанского в контексте Гражданской войны на территории Якутии: сообщил о его вступлении в ряды антибольшевистских сил, у которых, по мнению Рязанского, «помимо экономических должны быть и военные задачи», о создании «Временного Якутского областного народного управления» и «Якутской народной армии», о действиях «Сибирской добровольческой дружины генерал-лейтенанта А.Н. Пепеляева», должностях Рязанского и обстоятельствах его эмиграции. Далее автор разъяснил мысль о том, что «в 1922—1923 годах произошел процесс формирования якутской эмиграции сначала в Японии, а затем и в Китае», сообщил некоторые факты из жизни Рязанского в Чанчуне, Харбине, Мукдене, пояснил, как «немногочисленная якутская диаспора за рубежом поддерживала друг друга», затем сообщил о том, что Рязанский публиковался, что с началом японо-китайской войны вступил в британскую армию, что после второй мировой войны «занимался перевозками нефтепродуктов» и «с семьей переехал из Гонконга в Австралию». Далее автор неожиданно сообщил, что «находясь в эмиграции А.А. Рязанский видел будущее России как федеративное государство, по примеру США, а свою малую родину Якутию в составе этой федерации» т.д. и что думал о «гарантии сохранения этнокультурной идентичности коренных народов Якутии с возможностью приобщения к европейской культуре путем внедрения общего и технического образования среди населения». В завершение основной части статьи автор констатировал, что «в исторической памяти якутян о судьбе А.А. Рязанского не было известно практически ничего, кроме его участия в антибольшевистском движении и об эмиграции в Китай» т.д. что «в современной Якутии благодаря активному освящению в местных СМИ о результатах поисковой деятельности В.Е. Васильева актуализировался интерес к биографии якутского эмигранта А.А. Рязанского». В статье встречаются множественные ошибки/описки, как-то: «Революция 1917 г. и Гражданская война в стране вынудила покинуть… что надолго определила», «противостояние с 1921 по 1923 гг. оказала», должность «улусной головы», «помимо экономического должны быть и военные задачи», «а за тем» (неоднократно), «получаемое жалованье еле-еле хватало» и т.д. Выводы автора носят обобщающий характер. Выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме. В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что «Рязанский был одним из активных участников антибольшевистского движения в Якутии, сражавшихся за альтернативный путь развития России в XX веке», что «события революций 1917 г. и Гражданской войны стали причиной вынужденной эмиграции многих бывших подданных Российской империи». Однако данные выводы не требовали проведения исследования. Затем автор сообщил, что «как и большинство российских эмигрантов, А.А. Рязанский боролся за существование в новых условиях за рубежом и сумел адаптироваться в инокультурной среде» т.д., что «тоска по малой родине (Якутии) стало одной из причин А.А. Рязанского и многих якутян эмигрантов держать связь со своими соотечественниками», наконец, что «Рязанский видел будущее своей Родины (России) как демократическое федеративное государство с гарантией сохранения этнокультурной идентичности коренных народов Якутии с возможностью получения образования». Автор резюмировал, что «в последнее время в Якутии благодаря работам краеведов и историков проснулся интерес в обществе к жизнедеятельности якутского эмигранта А.А. Рязанского». Выводы, на взгляд рецензента, не проясняют цель исследования. На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует существенной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Из политической и интеллектуальной биографии якутского эмигранта Асклефеодота Афанасьевича Рязанского (1898 – 1968 гг.) // Журнал: Genesis: исторические исследования Проблемы эмиграции относятся к числу актуальных и значимых в исторической науке. Речь идет не только об убыли рабочих кадров, но и об адаптации к новым материальным культурным, повседневным, идеологическим условиям жизни. Многоаспектность проблемы проявляется и при ознакомлении с представленной рукописью. В статье четко сформулированы актуальность (тема мало изучена в отечественной историографии), цели (всесторонне рассмотрение жизнедеятельности якутского эмигранта А.А. Рязанского), предмет (история якутской эмиграции на примере из жизнедеятельности активного участника антибольшевистского движения на северо-востоке России, сражавшихся за альтернативный путь развития в XX веке), объект, методология исследования (методологическим основанием исследования является цивилизационный подход, позволяющий выявить региональные и локальные проблемы, повлиявшие на всестороннее исследование темы эмиграции; был применен историко-биографический метод). Научная новизна заключается в том, что биография А.А. Рязанского впервые стала объектом анализа на основе принципов историзма. Автор вводит в научный оборот документы из фондов Государственного архива Хабаровского края и Национального архива Республики Саха (Якутия). Как положительный факт отметим, что привлечены документы Главного бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурии, Сибирской добровольческой дружины, Временного Якутского областного народного управления. Эти фонда относительно недавно стали доступны исследователям. Но в тексте не обнаружены сноски на Государственный архив Хабаровского края. Историографический очерк строго ранжирован по периодам, что является достоинством работы. Характеристику использованных источников следовало бы расширить указав тип документа (постановление, приказ, письмо и др.), и проблематику выявленных документов. Все-таки, создается впечатление, что основной базой для автора является разнообразная литература. В этом ключе следует выразить сожаление, что историографическая часть больше похожа на выявление причин обращения того или иного автора к проблеме эмиграции, т.е. на библиографию. Историографическая часть раздроблена, потому что информация о позициях О.В. Якимова и В.Е. Васильева оказалась в конце статьи. Очень важно наблюдение автора, вслед за исследователем М.К. Аммосовым, что за время повстанчества установилась «своеобразная близкая связь населения со своей интеллигенцией». Иными словами, экстремальные военные события в регионе побуждали рядовое население для уяснения событий искать ответы в рассуждениях местной интеллигенции. Автор, фактически, выдвигает новую идею, что в 1922–1923 гг. произошел процесс формирования якутской эмиграции сначала в Японии, а затем и в Китае и что у якутских эмигрантов ввиду крайней малочисленности отсутствовали общественные и корпоративные организации, представлявшие их права и национальные интересы перед местными властями за рубежом. Статья заканчивается серьезным, продуманным выводом, что позволяет надеяться на дальнейшее исследование развития проблемы российской эмиграции на разных этапах. К сожалению, ослабляют общее впечатление от текста небольшое количество опечаток («гражданское противостояние 1921–1923 гг. оказала»; «на примере из жизнедеятельности активного участника антибольшевистского движения на северо-востоке России, сражавшихся за альтернативный путь развития в XX веке и якутского эмигранта А. А. Рязанского»; «Одним из главных причин гражданского противостояния и роста антибольшевистского движения в Якутии было в недовольстве местного населения»). Справочный аппарат представителен: Ревякина Т. В. Проблемы адаптации и сохранения национальной идентичности российской эмиграции в Китае (начало 1920—середина 1940-х гг.) : автореферат диссертации ... кандидата исторических наук / Т. В. Ревякин. — Москву, 2004. — 32 с. Статью в целом можно рекомендовать к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"