Статья 'Роль и место общественных организаций в становлении и развитии элементов гражданского общества в России во второй половине ХIХ-начале ХХ вв. (на примере Пермской губернии)' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Роль и место общественных организаций в становлении и развитии элементов гражданского общества в России во второй половине ХIХ-начале ХХ вв. (на примере Пермской губернии)

Невоструев Николай Алексеевич

доктор исторических наук

доцент, кафедра истории Отечества, истории медицины, политологии и социологии, Пермский государственный медицинский университет имени академика Е.А. Вагнера

614000, Россия, Пермский край, г. Пермь, ул. Петропавловская, 26

Nevostruev Nikolay Alekseevich

Doctor of History

Docent, the department of National History, History of Medicine, Political Science and Sociology, E. A. Wagner Perm State Medical University

614000, Russia, Permskii krai, g. Perm', ul. Petropavlovskaya, 26

nik772@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Лядова Валентина Вячеславовна

старший преподаватель, кафедра истории Отечества, истории медицины, политологии и социологии, Пермский государственный медицинский университет имени академика Е.А. Вагнера

614000, Россия, Пермский край, г. Пермь, ул. Петропавловская, 26

Lyadova Valentina Vyacheslavovna

Senior Educator, the department of National History, History of Medicine, Political Science and Sociology, E. A. Wagner Perm State Medical University

614000, Russia, Permskii krai, g. Perm', ul. Petropavlovskaya, 26

lyadovavalya@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.8.33706

Дата направления статьи в редакцию:

20-08-2020


Дата публикации:

03-09-2020


Аннотация.

На основе новой исследовательской парадигмы истории пореформенной России дается оценка роли общественных организаций в ходе становления гражданского общества, как одного из важных элементов данного феномена, направленного на создание условий для развития личности. Пермская губерния стала одним из ведущих центров гражданского развития, проводимые мероприятия, при всемерной поддержке земских учреждений, городского самоуправления, получали всероссийское звучание. На конкретных примерах деятельности уральских медицинских организаций, образовательных обществ раскрывается процесс их постепенного вовлечения в систему гражданского общества, позволяет выявлять их гражданский потенциал.Обращается внимание на высокий уровень социального звучания мероприятий общественных организаций, что связывается с особенностями их состава, где ведущую роль играли демократические элементы участников. Новизна данного исследования заключается в том, что впервые в уральской историографии выявляется гражданское звучание в деятельности таких организаций, дается оценка степени эффективности проводимых мероприятий, выявляются особенности участия уральской интеллигенции в работе образовательных, просветительских и других обществ. Акцентируется внимание на общих «родовых» чертах общественных организаций, дающих возможность оценивать их деятельность как проявление собственной общественной активности, так и формирование благоприятных условий для развития человека. Сделан обоснованный вывод о заметном влиянии общественных организаций и объединений на дальнейшее развитие элементов гражданского общества на Урале, создании необходимых предпосылок для социального развития территорий и вовлечения активных элементов общества в систему гражданских отношений.

Ключевые слова: гражданское общество, общественные организации, Пермская губерния, гражданская активность, реформы Александра II, местное самоуправление, общественные библиотеки, общество врачей, внешкольные организации, система внешкольной работы

Abstract.

This article, based on the new research paradigm of the history of post-reform Russia, gives assessment to the role of public organizations in the course of establishment of civil society as one of the crucial elements of this phenomenon, which is aimed at laying the groundwork for personal development. Perm Governorate became one of the leading centers of civil development; the events held under the full support of Zemstvo institutions and municipality received a nationwide coverage. Using the examples of the work of Ural medical institutions and academic communities, the author reveals the process of their gradual engagement into the civil society system, and elicits their civil potential. Attention is turned to the high level of social coverage of the events held by public organizations, which is associated with the peculiarities of their composition, with the leading role played by democratic elements of the participants. The novelty of this research lies in the fact that this article is first the within Ural historiography to give assessment to the level of effectiveness of the delivered events, as well as determine the peculiarities of participation of Ural intelligentsia in the work of educational and enlightenment societies. Emphasis is made on the common features of public organizations, which allow assessing their work as a manifestation of own social activity, as well as formation of favorable conditions for personal development. The conclusion is substantiation on the significant influence of public organizations and associations on further development of the elements of civil society in Ural, creation of essential prerequisites for social development of the territories, and engagement of active social elements into the system of civil relations.

Keywords:

society of doctors, public libraries, local governments, Alexander II reforms, civic activism, Perm province, public organizations, civil society, extracurricular organizations, system of extracurricular work

Введение

Проблема гражданского общества в России стала актуальной и востребованной в отечественной историографии с конца 80-х гг. XX в. на волне «перестроечных» настроений и достигла своего апогея в 90-е гг. XX -начале XXI в. [3, 7, 9, 55]. Несомненно, что внимание к данному феномену привлекли фундаментальные перемены в экономическом основании общества и быстрое формирование капиталистических отношений (с неизбежной российской спецификой этих процессов). Идея гражданского общества позиционировалась в качестве «единственно верного пути» для построения правового и демократического общества в России, «встающей в один ряд» с цивилизованным западным миром.

Действительно, история современных западных государств, начавшаяся со второй половины XVII в., доказывает, что становление нового общественного строя неизбежно влекло за собой необходимость решения проблемы развития и защиты человеческой личности и неприкосновенности частной собственности от всевластия феодального государства. Поэтому главной целью ставилось всемерное развитие принципов самоуправления, создание системы противовесов и сдержек государственному диктату. Тем самым можно утверждать, что гражданское общество, его самоуправленческий аспект является одной из закономерностей возникающего буржуазного государства . В этом заключается высокая привлекательность идеи гражданского общества, её высокая востребованность и живучесть в переломные моменты жизни даже современного социума.

История дореволюционной России после знаменитых реформ 60-70-х гг. XIX в. дает пример постепенного втягивания страны в русло индустриальной цивилизации с её основными атрибутами, в том числе элементами гражданского общества. В этой системе заметное место занимали образовательные, просветительские, медицинские общества и организации. Их роль заключалась, прежде всего, в создании благоприятных условий для развития человека, предоставлении реальной возможности реализации способностей и многогранных интересов личности, независимо от положения в социальной иерархии общества.

Литература о деятельности таких обществ и организаций достаточно обширна и информативна [1, 8, 58, 60]. Однако данная тема так и не получила оценки и обоснования их роли, значения и влияния на состояние и развитие гражданской активности, хотя в последнее время появились содержательные публикации в этом направлении [6, 31, 62].

Новизна данного исследования заключается в том, что впервые в уральской историографии выявляется гражданское звучание в деятельности таких организаций, дается оценка степени эффективности проводимых мероприятий, выявляются особенности участия уральской интеллигенции в работе образовательных, просветительских и других обществ.

Основная часть

Как известно, реформы 60-70-х гг. XIX в. имели решающее значение в процессе постепенного перехода России на путь передовых для того времени цивилизационных преобразований. Одна из этих реформ – реформа местного самоуправления – создала систему земских учреждений, которые стали основой для формирования элементов гражданского общества в дореволюционной России. Именно земства концентрировали вокруг себя земскую интеллигенцию (врачей, учителей, агрономов, кооператоров и др.), приобщая её к гражданской деятельности. Имея относительную финансовую независимость от государственного бюджета (кстати, Пермская губерния по собираемым местным налогам занимала одно из первых мест в стране), они выступили своеобразными спонсорами для разнообразных учреждений и обществ, вносивших посильный вклад в решение вопросов развития и поддержки человека. Деятельность этих организаций стала одним из действенных факторов гражданского развития страны.

В тоже время требует своего пояснения проблема классификации общественных организаций дореволюционной России. На сегодняшний день появилось достаточное число публикаций, подробно рассматривающих весь комплекс этих организаций по отдельным направлениям их деятельности. И это – вполне оправданный этап исследований, направленный на выяснение и ранжирование содержания их работы [19, 20, 25]. Однако, обращает на себя внимание излишняя детализация направлений, что приводит, по существу к «размыванию» самой системы общественных организаций [19, с. 155]. Поэтому мы придерживаемся разделения, основанного на определении направления их деятельности: политические, экономические, научные, просветительские, образовательные, культурные, медицинские, конфессиальные, национальные. Между ними существует определенная диффузия: они взаимодействуют в органичном единстве для достижения заявленных целей. Если первые два: политические и экономические направлены на защиту интересов личности, то последующие способствуют развитию человека.

Пермская губерния имела особенности в развитии общественных организаций, связанные с положением в административно-правовом пространстве Российской империи. Она относилась к достаточно удаленным провинциальным территориям, занимающей пограничное положение в системе Запад-Восток, относительно слабой по заселенности, но обладающей значительными пространствами. Система коммуникаций была ориентирована преимущественно на речное сообщение, слабо развитая дорожная система оставляла большие пространства в ситуации замкнутости развития. Отсутствие высшего научно-образовательного учреждения (Пермский университет был открыт только в 1916 г.), удаленность от университетских центров создавали трудности в формировании собственного интеллектуального потенциала. Поэтому основным источником пополнения интеллигенции края становится выпускники высших учебных заведений Казанского, Томского, Московского и Петербургского университетов. Также немаловажным ресурсом стали административные и политические ссыльные из центральных районов страны. Наличие большого числа промышленных предприятий, развитая система горнозаводского управления создавали условия для вовлечения технической интеллигенции в работу общественных организаций. Важным резервом для создания общественных организаций позднее становятся земские служащие, которые рекрутировались из представителей разночинцев, выпускников средних учебных заведений.

Началом постепенного становления и развития общественных организаций на территории Пермской губернии можно считать рубеж 50-60-х гг. XIX в., совпадающий с ростом общественной активности в России, вызванный подготовкой и проведением знаменитых реформ Александра II. В Пермской губернии точкой отсчета может служить широкое распространение благотворительных вечеров и открытие воскресных школ для обучения взрослого населения. Газета «Пермские губернские ведомости» 1859-1860 гг. сообщала о таких вечерах, проводимых в стенах Благородного собрания, сбор с которых шел на открытие и содержание воскресных школ [44, с. 41]. Выступления на этих вечерах супруги председателя Пермской Казенной палаты Э.А. Толмачевой, писательницы Е.А. Словцовой-Камской о положении русской женщины в обществе, проблемам их эмансипации положили начало широкой общественной дискуссии в России и зарождению женского движения в стране [44, с. 39-40]. Активное участие в организации этих мероприятий приняли Д.Д. Смышляев и Н.А. Фирсов. Первый из них, представитель купеческой династии, позднее становится первым председателем Пермского губернского земства, второй – преподаватель истории Пермской классической мужской гимназии, впоследствии профессор Казанского университета. Оценивая эти события по прошествии времени Д.Д. Смышляев писал: «… Кружок лиц, сочувствующих местным интересам, сведущих и деятельных, как бы он мал ни был, может положить начало делу, которое непременно будет поддержано всеми благомыслящими людьми, как только они убедятся, что дело строится на разумных основаниях и что полагающие ему начала относятся серьезно к своей задаче» [50, с. 487]. Воскресные школы начинают быстро набирать популярность, преподавателями стали представители разночинской интеллигенции: учителя и учащиеся старших классов школ, училищ и гимназий, врачи, работники почты и телеграфа, чиновники. Большая часть школ открылась в Перми, Екатеринбурге, Камышлове, Нытве, Кунгуре, Шадринске и др. [45, с. 208-212; 46, с. 430-432]. Всего в этот период было открыто 11 воскресных школ [12, л. 36-37]. Однако этот первый прорыв общественной активности был вскоре нивелирован правительством, увидевшим в воскресных школах канал распространения оппозиционных идей. Воскресные школы были закрыты и возродились уже позднее под контролем и влиянием православной церкви.

Еще одной особенностью Урала была одновременность создания в 1870 г. земских организаций и органов городского самоуправления (Пермская губерния входила во вторую очередь введения местного самоуправления в России). Поэтому они, во-первых, смогли использовать опыт первой волны таких структур в стране, а, во-вторых, создавался органичный тандем самоуправления, ставший основой для разнообразных и многочисленных общественных организаций. Некоторые их инициативы имели общероссийское значение. Достаточно напомнить, что именно в Перми появляется первая в России санитарная организация и санитарный врач – И.И. Моллесон, Пермская городская дума впервые в театральной практике в стране берет на полное содержание работу оперной и драматической трупп, что привело к тому, что Пермская антреприза по своей значимости и привлекательности стояла сразу после столичных театров по рейтингу на театральной бирже страны. Создание и широкое распространение хоровых обществ в Пермской губернии дало самоназвание территории – «поющая губерния», а издаваемые обществом ноты для хоров, методические указания руководителям расходились по всей стране.

Практическое отсутствие родовитого дворянства в Пермской губернии привело к тому, что главенствующие позиции в земствах и городском самоуправлении заняли представители купечества, мелкопоместного дворянства, служилого чиновничества и крестьянства, что определило более демократичный состав выбранных депутатов по сравнению с центральными губерниями страны. Они уделяли большое внимание работе создаваемых обществ, особенно в сфере просвещения и культуры, и оказывали им финансовую поддержку. Часть земских деятелей-гласных входили в состав этих организаций, и принимали активное участие в их деятельности.

При всем многообразии организаций мы выделим два направления, где с наибольшей силой проявилось новое качество социальной активности: общественная медицина, а также становление системы библиотек и внешкольного образования.

Несмотря на относительно небольшую численность, значимой группой, с достаточно высокой степенью самоорганизации, явились врачи. Для этого существовали объективные причины: высокий образовательный уровень, а также учеба в столичных и крупных учебных центрах, обладающих определенным опытом общественной работы. В этой среде получили широкое распространение народнические идеи социальной справедливости. Несомненным фактором, обострявшим эти настроения, явилось то, что большое число врачей получали среднее образование в духовных семинариях. Это зачастую заставляло их смотреть на свою деятельность как на особую форму служения народу. Поэтому среди врачей был высок процент оппозиционных и радикальных настроений, широко представлено стремление реализовать свою гражданскую активность, под которой мы понимаем готовность поставить общественный интерес выше личного благополучия. Именно в этом проявился феномен земского врача, составляющего славную страницу отечественного здравоохранения, не имевшего аналогов в истории мировой медицины .

Важное социальное значение земских врачей Пермской губернии распространялось не только на сферу профессиональной работы, но нашло свое отражение в активном участии в деятельности губернской и уездных земских собраний и управ. Так среди гласных Екатеринбургской городской Думы находились врачи: Ландезен А.Э., главный врач города, активный участник Уральского медицинского общества, Уральского общества любителей естествознания, Екатеринбургского благотворительного общества [13, л. 3-4]; Падучев В.А., главный врач городской больницы, гласный городской Думы, один из организаторов Уральского медицинского общества [15, л. 3]; Онуфриев В.М., организатор Екатеринбургского родильного дома, один из основателей Уральского медицинского общества, член Екатеринбургской городской Думы [23, с. 409]. Земские врачи Коронатов Г.И. и Лузин А.И. находились во главе уездных земств – Оханского и Соликамского [11, л. 4; 14, л. 2], а земский врач Ковалевский В.В. возглавлял Пермское губернское земство с 1897 по 1903 гг. [10, с. 136]. Широко были известны имена врачей-супругов П.Н. и Е.П. Серебренниковых, создавшие Пермское отделение Попечительство о слепых и училища при нем. Не менее были известны земские врачи М.И. Мизеров (Красноуфимск), А.А. Миславский (Екатеринбург), П.В. Рудановский (Верхотурский уезд), Н.А. Русских (Екатеринбург), А.И. Ререн (Кунгур), П.Р. Батов (Камышлов), А.И. Смородинцев (Екатеринбургский уезд) и др., каждый из которых выделялся гражданскими инициативами и активным участием в общественной жизни губернии и уездов [32, с. 85-87].

Именно врачебной общественности принадлежало первенство в создании организованных форм объединений, носивших негосударственный характер и направленных на решение острых социальных проблем. Такой организацией стали проводимые с 1872 г. съезды земских врачей Пермской губернии (одни из первых в России), хотя и носивших нерегулярный характер (к 1917 г. было проведено 13 съездов пермских врачей). На них не только выявлялась общая картина состояния медицинской помощи в регионах, но и давались конкретные рекомендации земствам по исправлению положения, намечались меры по совершенствованию межврачебного взаимодействия и вовлечения населения в профилактическую работу на местах. И, как результат такого направления, создание в 1873 г. по инициативе И.И. Моллесона первых в России врачебно-санитарных советов при Красноуфимской и Шадринской земских управах, ставших центром объединения усилий общественности (врачебной, земской, специалистов других направлений) в создании условий для санитарно-профилактической медицины, сохранения здоровья населения, борьбы с массовыми инфекционными заболеваниями [58, с. 63-64]. К 1907 г. такие советы уже существовали во всех уездах Пермской губернии. Давая оценку этим организациям В.В. Ковалевский отмечал: «Коллегиальные земско-медицинские учреждения, впервые возникшие в Пермской губернии… в виде врачебных советов и съездов, хотя и имеют в большинстве уездов совещательный характер, тем не менее влияют чрезвычайно благотворно на разъяснение возникающих в уездах земско-медицинских и санитарных вопросов и на правильную постановку медицинского дела вообще» [43, с. 232].

Также создаются профессиональные сообщества врачей, где основное внимание обращалось на распространение опыта практической работы врачей. Первое общество врачей Пермской губернии создается на базе Александровской губернской земской больницы в мае 1873 г. под председательством врачебного инспектора М.П. Николаева. Руководители общества избирались из числа врачебных инспекторов, старших врачей губернской земской больницы (например, Б.И. Загорский, В.К. Задлер). Численность общества достигала 43 человек, в том числе – три женщины-врача, врачи города Перми (19 человек), Пермской губернии (14 человек), вне губернии (2 человека), ветеринаров, провизоров [35, с. 4-5]. Однако в заседаниях обычно принимало участие не более 15 человек. Для повышения авторитета общества в качестве постоянных участников вводятся председатель губернской земской управы и руководитель Пермской городской Думы. Общество привлекалось к разработке практических мер по ликвидации инфекционных заболеваний, обеспечения питьевой водой городских жителей и др. Заметное место занимал разбор различных случаев болезней, выполненных необычных операций, разрабатывались формы статистического учета больных. Наибольшую активность в работе проявляли И.И. Моллесон, П.Н. Серебренников, А.Ф. Цандер, М.С. Комаров. Общество печатало свои протоколы на собственные средства, но затем в 1885 г. по инициативе В.В. Ковалевского публикацию отчетов о работе общества приняло на себя губернское земство, предоставив бесплатно место на страницах «Сборника Пермского земства». К концу 80-х гг. XIX в. постепенно работа общества затухает, и оно прекращает свою деятельность к 1890 г.

Удаленность друг от друга и территориальная разбросанность врачей, наличие двух конкурировавших центров Пермской губернии – Перми и Екатеринбурга – приводит к тому, что в Екатеринбурге стихийно формируется новый центр единомышленников – екатеринбургских врачей, собиравшихся еженедельно по вторникам в течении 10 лет. Здесь зарождается идея создания нового медицинского общества. Инициатором стал земский врач-педиатр Н.А. Русских. Новая организация получает название «Уральское медицинское общество в г. Екатеринбурге» [34, c. 90]. Торжественное открытие произошло в марте 1890 г., а уже в апреле состоялось первое публичное заседание общества [36, с. 74]. В отличие от Пермского общества здесь отмечается большее число участников, к 1908 г. – более 130 человек.

С самого начала общество дистанцировалось от политических проблем, сосредоточившись на решении практических задачах медицинской профилактики, научных разработках медицинских проблем, среди которых особое место заняли вопросы преодоления высокой детской смертности на территории губернии. Вместе с тем общество приняло активное участие в социально значимых мероприятиях города и уезда: в 1896 г. были организованы первые на Урале летние сезонные ясли; по предложению А.Э. Ландезена и Б.И. Котелянского в городе были открыты Самаритские курсы для всех желающих по гигиене и оказанию первой помощи при несчастных случаях; в 1905 г. создано Уральское отделение Всероссийского союза борьбы с детской смертностью; в 1906 г. открыта глазная лечебница имени А.А. Миславского; в 1910 г. организовано публичное чествование Н.И. Пирогова и Л.Н. Толстого; в 1911 г. основано общества «Белого цветка» для борьбы с туберкулезом и др. Однако события первой русской революции отразились и на политически нейтральном врачебном сообществе. Н.А. Русских из-за своих либеральных настроений в 1907 г. был вынужден оставить пост председателя, им становится В.М. Онуфриев. В 1912 г. Н.А. Русских вновь избирается главой «Уральского медицинского общества» и остается им до своего отъезда в Петроград в 1916 г. Общество издавало собственные «Записки», публиковавшиеся на средства Пермского губернского земства. редактором которых был Н.А. Русских. За время существования общества издается 23 выпуска «Записок», где опубликовано 134 сообщений и докладов по научно-медицинской тематике на местном материале [27, с. 123-124]. Некоторые выпуски посвящались известным врачам: празднование 50-летия врачебной деятельности А.А. Миславского, памяти Б.О. Котелянского, А.Э. Ландезена. Все выпуски сопровождались резюме на французском и немецком языках, перевод которых осуществлял почетный член общества, президент Уральского общества любителей естествознания О.Е. Клер.

Тем самым можно с полным правом говорить о существенном влиянии медицинского сообщества на уровень и содержание гражданской активности на территории Пермской губернии.

Не менее важным направлением стало распространение библиотек, способствующих развитию читательского интереса и формированию стремления к знаниям. Но не само развитие библиотечной сети в губернии, хотя и оно являлось одним из показателей расширения зоны гражданской активности, а появление нового уровня организации этого процесса , понимание значения образованности и создание благоприятных условий для саморазвития человека было особо значимо.

До середины XIX в. основным трендом являлось развитие грамотности и увеличение числа библиотек в ключевых центрах жизни территорий: губернских и уездных городах, центральных усадьбах дворянских имений, монастырях, церковных организаций. Подавляющее большинство таких библиотек были закрытыми ведомственными, корпоративными учреждениями и обеспечивали доступ к книге узкому кругу людей. Однако существовала потребность в распространении грамотности и среди сельского населения для рационального и грамотного ведения хозяйства. Именно это вызвало к жизни создание Императорского Вольного экономического общества в царствование Екатерины II в 1765 г. По его инициативе в 1830 г. начинается создание публичных библиотек в губернских центрах и отдельных городах России.

В Перми публичная библиотека была официально открыта в 1831 г., но её деятельность почти не отражалась на жизни города. Неоднократные преобразования 30-х-50-х гг. XIX в. привели к тому, что в 1863 г. из-за убыточности она перешла в ведение городского управления, а руководить библиотекой стали гласные города. Настоящая общественная работа библиотеки началась гораздо позже, с 1877 г., когда библиотечный комитет стал избираться городской Думой [57, с. 1-33].

Второй публичной библиотекой в Пермской губернии являлась Кунгурская городская общественная библиотека, получившая имя К.Т. Хлебникова, уроженца города, известного путешественника, этнографа, одного из руководителей Российско-Американской компании. По завещанию городу передается более 1150 книг, 135 томов журналов, географические карты, картины. Это и стало основой для публичной библиотеки, открытой 16 апреля 1840 г., и получившей его имя [29, л. 3-4]. Но и её судьба до конца 80-х гг. оставалась незавидной: отсутствие финансирования, малые площади приводили к практическому отсутствию читателей [49, с. 86].

Новый период в развитии библиотечного дела наступает на рубеже 50-60-х гг. XIX в. В июле 1859 г. по инициативе Почетного гражданина Д.Д. Смышляева и государственного крестьянина А.Н. Зырянова в селе Иванищевское Шадринского уезда была открыта первая в Пермской губернии сельская бесплатная библиотека для чтения. Она получила широкую известность: сведения о ней публиковались на страницах «Пермских губернских ведомостей», ей посвящается статья в «Пермском сборнике», издаваемом Д.Д. Смышляевым. 21 ноября 1860 г. в Перми прошел благотворительный литературно-музыкальный вечер по сбору средств для этой библиотеки, где было получено 72 руб. 75 коп. [47, с. 543; 53, с. 319-321]. Позднее библиотека Зырянова стала основой для создания Шадринской уездной публичной библиотеки. В начале 60-х гг. в Екатеринбурге была известна деятельность частной библиотеки П.А. Наумова, затем закрытая из-за распространения изданий А.И. Герцена [63, с. 3-4].

С началом реформ Александра II необходимость повышения уровня грамотности и образованности населения стала осознаваться вполне отчетливо. Библиотекам принадлежало особое место в этом процессе, ибо именно они выступали основным источником новых знаний, получаемых путем самообразования. Новый уровень обеспечивался переходом к созданию общедоступных общественных библиотек, а затем и организационных форм объединений участников этого направления . В данный процесс втягивались новые социально активные люди, преодолевающие ведомственные барьеры, ставящие книжное богатство на службу современного человека, расширяющие возможности для самообразования и воспитания в духе Нового времени, в духе внутренней свободы человека, более широких возможностей выбора жизненного пути развития. Пермское земство обратило внимание с 1882 г. на развитие бесплатных народных библиотек, прежде всего, при земских школах и к 1901 г. их число увеличилось до 197. Смотрителями библиотечного фонда становились земские учителя. Кроме того, создателями таких народных библиотек выступали представители местной интеллигенции. Наибольшую активность проявило Оханское земство, открывших за короткое время 33 народные библиотеки. В городах также были открыты общественные библиотеки, кроме того 12 библиотек принадлежали частным лицам, в основном – платные [5, с. 4-5, 7]. Последней по времени открытой общественной библиотекой в городах Пермской губернии стала Екатеринбургская, основанная в 1899 г.

Оценивая этот этап, выступавший на первом общероссийском съезде по библиотечному делу в июне 1911 г. библиотекарь Харьковского университета К.И. Рубинский отмечал: «Лучшие общественные силы принимают участие в их основании [общественных библиотек – Н.Н. ], они горячо отдаются этому делу, которое, можно сказать, было пробным камнем общественных сил, пробудившихся и нашедших первое живое дело» [60, с. 239].

Центрами объединений становятся библиотечные комитеты, руководящее положение в которых занимали представители интеллигенции, земские деятели, купечество. Так в Перми в состав городской общественной библиотеки входили в разное время Д.Д. Смышляев, Н.В. Мешков, И.И. Любимов, В.К. Грибель, С.Я. Дроздов, Н.П. Седых, В.П. Удинцев и другие известные общественные деятели города. Библиотека стала крупным центром книжной культуры: к 1916 г. книжный фонд возрос до 71 тыс. томов, насчитывалось около 5 тыс. постоянных читателей [4, с. 53-54].

Рубеж XIX-XX вв. оказался важным этапом в развитии библиотечного дела. Прежде всего произошло значительное расширение сети сельских библиотек с 1900 г. за счет принятия уездными земствами Пермской губернии на свой бюджет и заведывание сеть библиотек, завещанных Ф.Ф. Павленковым (по России их было открыто 2000). Самое большое число таких библиотек было в Вятской и Пермской губерниях (194 и 155 соответственно) [60, с. 257]. Отметим, что эти библиотеки открывались земством, в большинстве своем, в помещениях начальных школ, в наиболее удаленных волостях губернии. Их главной задачей становилось приобщение сельских жителей к книжному богатству российской культуры.

Постепенно начинает складываться система внешкольного образования , где ведущая роль принадлежала создаваемым многочисленным обществам и добровольным организациям . Сам термин «внешкольное образование» имел принципиальной иной смысл, чем в Западной Европе. Если там оно относилось только к деятельности учебных заведений, то в России оно охватывало все стороны образования и просветительской работы, в том числе, для взрослого населения. К наиболее известным организациям, объединявшим единомышленников из представителей всех образованных сословий (чиновников, священнослужителей, земских служащих и земских специалистов, выпускников гимназий и семинарий), относилось Библиотечное общество имени Д.Д. Смышляева, идея создания которого зарождается у пермской общественности еще в 1896 г. Но утверждение уставных документов затянулось на три года и общество официально открывается в марте 1899 г. Особо отмечалась в собирании сил и средств роль Е.П. Серебренниковой, знаменитой на Урале врача, выпускницы первого состава женщин-врачей в России, первого в стране заведующей глазным отделением Александровской губернской земской больницы [37, с. 2]. Целью общества с самого начала объявлялось «… возможность общедоступного пользования литературно-художественным и популярно-научным материалом для разумного систематического чтения, как средства самообразования» [37, с. 73]. Организаторы дистанцировались от престижной центральной части города, уже насыщенной библиотеками губернских организаций. Была выбрана окраина города, населявшего мастеровыми и рабочими. Именно на этот контингент и была нацелена деятельность общества. Однако широкий выбор популярных книг и журналов, учебных пособий стал привлекать большое число учащихся средних и начальных учебных заведений. Их численность среди читателей достигала 41%, рабочих и ремесленников насчитывалось 16% [37, с. 42-43]. Нужно отметить, что состав общества был достаточно многочисленным, более 200 человек, в том числе – 11 коллективных членов от земских организаций и обществ.

В 1901 г. по просьбе и при финансовой поддержке Пермского уездного земства открывается филиал общества в пригородном поселке Мотовилиха, где располагался знаменитый сталепушечный завод. Руководителем филиала утвержден заводской врач А.И. Вержбицкий, библиотекарем пригласили земскую учительницу из Оханского уезда Ю.А. Хлынову. Пользование читальным залом было бесплатным, для читателей абонемента-рабочих завода давалась большая скидка [39, с. 2].

Союзником этого общества также становится Мусульманское культурно-экономическое и благотворительное общество, образованное летом 1908 г. Было заключено соглашение о создании в библиотеке специального мусульманского отдела и отдельном читальном зале, для которого выписывались газеты и журналы на арабском языке, книжный фонд к 1910 г. достигал 740 наименований. Число посетителей этого отдела превышало 1200 человек, взявших около 2500 книг [40, с. 6-7]. Деятельность Смышляевского общества продолжалась до 1917 г.

Не меньшее значение для интеллектуального развития человека имела плодотворная работа Общества содействия начальному образованию, открытое в Перми в марте 1910 г. Возникнув по инициативе выпускников и учителей Кирилло-Мефодиевское начальное училище (старейшего в городе Перми) во время празднования 100-летия этого учебного заведения, юбилейная комиссия высказалась за создание специального общества, целью которого являлось бы объединение усилий общественности по совершенствованию работы всей системы начального образования. В состав общества вошло первоначально 103 человека из числа купечества, учительского актива, женщин-активисток города Перми и Пермского уезда. С самого начала объявлялось о начале работы по открытию воскресных и вечерних классов для взрослых, общеобразовательных экскурсий, детских праздников, создание музея наглядных учебных пособий, детской библиотеки и др. [41, с. 7].

Ведущая роль в жизни общества принадлежала В.М. Шулепову, бессменному руководителю этого объединения. Его неутомимая энергия позволяла добиваться решения сложных проблем: строительство отдельного здания для общества в центре города, создание и развитие детской библиотеки, организация проведения многочисленных экскурсий, связь с уездными земствами по вопросам внешкольного образования и мн. другое. Особой его заботой являлось развитие библиотек. Еще в 1907 г. по его инициативе были собраны средства и открыта бесплатная народной библиотеки в селе Усть-Качка [17, л. 4]. А детская библиотека при обществе пользовалась огромным спросом не только у детей и учащихся Перми, но и уездов Пермской губернии. На Первом общероссийском съезде по народному образованию в 1913 г. он выступал 30 декабря на второй секции по библиотечному делу в подсекции детских библиотек, где давал характеристику работы библиотеки в рамках общества [42, с. 56]. После революционных событий 1917 г. с декабря 1919 г. В.М. Шулепов – основатель и руководитель первого детского клуба в Перми – «Муравейник».

Получают «второе дыхание» созданные ранее в уездах общественные организации в области образования: Общества попечения о народном образовании в Красноуфимске, Кунгуре, Екатеринбурге, Оханске, Осе, Ирбите, пытающихся «вписаться» в систему внешкольного образования [2, с. 67, 73]. Работники библиотек Пермской губернии принимали участие в работе Первого Всероссийского съезда по библиотечному делу (делегация состояла из 10 человек), проходившего в С-Петербурге в июне 1911 г., Первого общеземского съезда по народному образованию в Москве в августе 1911 г., где одной из секций была секция по внешкольному образованию. Как отметил глава Пермской делегации, председатель Пермской губернской земской управы А.И. Мухлынин: «Организация внешкольного образования признается не менее важной, чем школьное обучение и за ним должно быть признано государственное значение» [18, л. 16]. Пермская делегация была, как и ранее, представительной – 12 человек, практически со всех уездов губернии.

Можно утверждать, что к этому времени в Пермской губернии сложилась достаточно стройная система внешкольной работы, включавшей в себя 13 основных направлений, 5 из которых относилось к развитию библиотечной сети. На развитие этой системы внешкольного образования было выделено на 1911 г. только по линии земских учреждений около 170 тыс. рублей [22, с. 125].

Наряду с заботой об образованности населения необходимо отметить новое направление в консолидации гражданской активности, зародившееся в конце XIX-начале XX вв. – создание Народных домов. Они становятся вершиной создаваемой пирамиды организаций и обществ во всей системе внешкольной работы. В них должно было найти соединение всех найденных в практической жизни форм внешкольной работы: образование взрослых, библиотечное дело, народные театры, музыкальные кружки, место общения. Отечественный педагог Е.Н. Медынский особо обращал внимание на то, что «Народный дом – это рабочий или крестьянский клуб, в самом лучшем значении последнего слова, это школа общественного воспитания» [33, с. 91-92]. Народные дома в Пермской губернии были построены и успешно работали в городах: Екатеринбурге, Осе, Оханске, Шадринске, заводских поселках: в Мотовилихе, Нытве, Нижнем Тагиле и др. Опыт формирования первых Народных домов как объединяющих центров, принципы их организации нашли свое отражение в предложениях Пермского губернского земства на 42 очередной сессии в 1912 г. и получившие общероссийское звучание: не навязывание со стороны властных структур, а добровольность их создания самим населением, финансовая поддержка со стороны земств, консолидация средств всех заинтересованных сторон, самоуправление и отчетность перед обществом [22, с. 67, 75]. Это решение вызвало самый живой интерес среди общественных объединений уездов. 41 из них ходатайствовали о необходимости строительства народных домов [51, с. 8]. К концу 1917 г., даже не смотря на военное время, еще 35 сельских поселений приступили к постройке Народных домов, а губернское земство финансировало в равных долях с заинтересованными организациями на сумму около 133 тыс. руб. Инициаторами строительства выступали: кооперативные товарищества, местные общества «Народный дом», городские и сельские общества, школьных волостных попечительств и др. [21, с. 31-32].

А вот губернский центр своим собственным зданием для Народного дома так и не обзавелся. Созданное в 1910 г. общество «Народный дом» не смогло организовать сбор средств на его постройку. Первоначальные амбициозные проекты строительства здания, оцениваемого в 400 тыс. руб., остались не реализованными: трудности Первой мировой войны, а затем открытие университета в Перми, которое требовало капитальных затрат, сняли этот проект с повестки дня. Удалось приступить только к возведению цокольного этажа в урезанном варианте. Окончание строительства произошло уже в советское время.

Важной в системе внешкольного образования оказалась деятельность трех научно-просветительских центров Пермской губернии – Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ), Пермского научно-промышленного музея и Общество любителей истории, археологии, этнографии Чердынского края.

Несомненно, что заслуги УОЛЕ были более значительными с точки зрения научного исследования Урала. Образованное в декабре 1870 г. по инициативе группы интеллигенции Екатеринбурга, УОЛЕ становится уникальной общественной организацией, просуществовавшей без перерывов до 1929 г. [24, с. 4]. Общество объединяло представителей многих направлений: металлургов, врачей, земских деятелей, агрономов, статистиков, крупных руководителей, купечества. Оно поддерживало творческие и научные связи со 185 отечественными и 120 иностранными обществами и организациями, в работе участвовало около трех тысяч человек. Для нашего исследования важно, что в 1896 г. создается комиссия по распространению естественно-исторических знаний, которая совместно с музеем общества проводила большую лекционную работу. Здесь своеобразным этапом стала организация Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки, прошедшая в Екатеринбурге летом 1887 г. В положении о выставке одной из важных задач объявлялось создание постоянного музея общества [54, с. 1]. В стенах музея, открытого в 1888 г., было представлено 10 отделов и две коллекции, насчитывающих более 25 тыс. экспонатов. Ежедневно проводились экскурсии по разделам, где главными слушателями являлись учащиеся школ и средних учебных заведений [38, с. 39].

В губернском центре в ноябре 1890 г. группа членов УОЛЕ, живущие здесь, создали Пермскую комиссию этой организации, затем преобразованной в 1901 г. в самостоятельное общество под названием «Пермский научно-промышленный музей естественно-исторического, сельскохозяйственного и прикладных знаний» под патронатом Министерства земледелия и государственных имуществ. Основной сферой деятельности было выбрано просветительское направление. Вдохновителем общества являлся врач П.Н. Серебренников. Общество объединяло до 150 человек, и постепенно оно превращается в крупный образовательный центр. Было открыто 11 отделов и библиотека. На правах отдела создается передвижной музей учебных пособий, руководителем которого до 1917 г. был П.Н. Серебренников. К 1912 г. здесь насчитывалось 2404 экземпляров учебных пособий, 576 книг по различным отраслям знаний, 513 стереоскопических, 99 световых и 85 художественных картин [16, л. 48]. Отличительной особенностью музея являлся принцип бесплатности. Библиотека насчитывала более 10 тыс. томов, в ней открывается краеведческий отдел «Библиотека Пермского края». Численность посетителей за период до 1915 г. превысила 418 тыс. человек. Было проведено по экспозициям музея более 700 экскурсий при числе слушателей 13600 человек. В 1910 г. создается портретная галерея выдающихся деятелей-уроженцев Пермской губернии [52, с.2]. В последующие годы музей общества становится основой современного Пермского краевого краеведческого музея.

А на севере громадной Пермской губернии, в удаленном Чердынском уезде, известном районе ссыльных, начинает свою просветительскую деятельность Общество любителей истории, археологии, этнографии Чердынского края, официально открытое в июне 1903 г. Главным вдохновителем становится председатель местной земской управы Д.А. Удинцев, один из представителей знаменитого поколения шестидесятников-народников. Используя известность своего родственника писателя Д.Н. Мамина-Сибиряка, он заручился поддержкой пермской администрации и актива Пермского музея для начала работы Общества [64, с. 71-73]. Состав был немногочисленным – около 50 человек, усилиями которых открывается музей общества и образовательный музей имени А.С. Пушкина. Археологические изыскания проводились на научной основе, где неоценимую помощь оказали сотрудники Археологического института П.Г. Тарасов и А.А. Спицын. Археологическая коллекция музея насчитывала около 5 тыс. найденных старинных предметов, часть из которых позднее вошли в коллекцию Эрмитажа [28, с. 15].

Большим делом членов общества стали этнографические и археологические изыскания, сохранение памятников старины, под их наблюдением проводились реставрационные и охранные мероприятия. Активно работа велась накануне 300-летия дома Романовых в Ныробе, где в начале XVII в. находился в заключении Михаил Никитич Романов. В образовательном музее проводились экскурсии для учащихся, здесь же работала земская учебная библиотека. Большую помощь оказывало местное купечество, спонсируя экскурсии учащихся в города Пермской губернии.

Деятельность общественных организаций губернского центра получает новый источник своего развития, связанный с открытием в Перми в октябре 1916 г. отделения Петроградского университета, ставшее со следующего 1917 учебного года самостоятельным высшим учебным заведением. Это знаменательное событие было подготовлено всем ходом предшествующего стремления пермской общественности. Уездные земства, губернская управа, организации и общества, частные лица обеспечили сбор необходимых средств для его открытия – около трех млн. руб. Самое большое пожертвование внес известный пароходчик и меценат Н.В. Мешков: кроме 500 тыс. руб. он пожертвовал университету недавно выстроенный дом, оцененный в 1 млн. руб. [26, с. IX-X]. Прибывшие преподаватели университета стали катализатором в деятельности общественных объединений и организаций. Так профессор-историк Б.Д. Греков становится во главе губернской архивной комиссии, его заместителем являлся историк Г.В. Вернадский; известный географ, профессор В.В. Ламанский возглавил Пермский научно-промышленный музей, заведывать этнографическим отделом музея приглашается профессор А.П. Кадлубовский; знаток церковного управления, юрист профессор Н.Н. Фиолетов вошел в руководящий состав Церковно-археологического общества; в университете начинают создаваться собственные научные общества, органично вливавшихся в число общественных организаций города и оказывающих благотворное влияние на содержание их деятельности. Начинался процесс взаимного проникновения и последующего взаимодействия двух интеллектуальных потоков: накопленного опыта пермской общественности и академической университетской мысли.

Выводы

Таким образом, анализ деятельности объединений медицинской общественности, образовательных организаций позволяет утверждать, что исторический процесс возникновения и развития общественных организаций на территории Пермской губернии отражал объективный ход постепенного формирования оснований гражданского общества, характерный для всей страны, в котором они занимали заметное место. Полувековой опыт, накопленный этими обществами, позволяет увидеть последовательное усложнение их работы, постепенное складывание системы в их деятельности. Несомненно, что ведущая роль принадлежала не только земским учреждениям, но и большому отряду земской интеллигенции, представителей активной части общества. Кроме того это дает нам основание выявить родственные черты созданных обществ и организаций. К ним относились: свобода и добровольность участия в организациях; «прозрачность» их деятельности; регулярная отчетность как практической деятельности, так и финансового состояния; опора на граждански активные элементы в обществе.

Мы далеки от мысли, что в работе общественных организаций всё проходило без проблем. Несомненно, что их деятельность во многом зависела от активности отдельных людей, выступающих своеобразным «локомотивом» в проводимых мероприятиях. Их уход по разным причинам зачастую приводил к замиранию деятельности обществ, или даже к их ликвидации. Деятельность многих организаций лихорадила определенная конкуренция участников, порождавшая внутренние конфликты и противостояния. Ряд обществ попадало под административный и полицейский надзор и вынуждены были ограничивать свои мероприятия. Одной из острых проблем оставалась недостаточность финансовых средств для эффективной работы, поэтому зачастую общества были вынуждены включать в свой состав представителей купечества или финансовых кругов, выполнявших чисто номинальные функции в их работе. Можно согласиться с выводами профессора Пермского университета В.В. Ламанского, проанализировавшим в 1917 г. работу провинциальных обществ, библиотек, музеев. Отмечая важность их существования, он указывал, что главный недостаток заключался «… в раздробленности сил, в недостаточном их образовании и в следствии этого в малой научности их приёмов» [30, с. 7]. Выход из данного положения – переход от раздробленности к созданию ассоциаций обществ по направлениям, где важную роль в координации их работы должен был играть университет [30, с. 26]. Тем не менее, общественные организации и общества Пермской губернии внесли весомый вклад в гражданское развитие России.

Библиография
1.
Абрамов, В.Ф. Земство, народное образование и просвещение // Вопросы истории. 1998. № 8. С. 44-60.
2.
Апкаримова Е.Ю. Роль общественных организаций в развитии образования в уральских городах в конце XIX-начале XX вв. // Культура российской провинции. Памяти М.Г. Казанцевой – Екатеринбург: АМБ, 2005. – С. 66-75.
3.
Арато, А. Концепция гражданского общества: Восхождение, упадок и воссоздание, и направления для дальнейших исследований // Полис. 1995. №3. С. 48 – 57.
4.
Афанасьева О.Т. Молотовская государственная публичная библиотека им. М. Горького. Исторический очерк, 1831-1950 – Молотов, 1950. – 181 с.
5.
Бесплатные народные библиотеки в Пермской губернии (По данным исследования 1901 года) – Пермь: Тип. губерн. зем. управы, 1903. – 107 с.
6.
Брэдли Дж. Общественные организации в царской России: наука, патриотизм, гражданское общество. М.: Новый хронограф, 2012. 447 с.
7.
Витюк, В.В. Становление идеи гражданского общества и ее историческая эволюция. М.: РАН. Ин-т социологии, 1995. 92 с.
8.
Волков, В. Общественность: забытая практика гражданского общества // Pro et contra. 1997. № 4. С. 77-91.
9.
Володин, А.Г. Гражданское общество и модернизация в России. Истоки и современная проблематика // Полис. 2000. № 3. С. 46-56.
10.
Врачебно-санитарная хроника Пермской губернии – № 4-5. – Пермь, 1912. – 132 с.
11.
Государственный архив Пермского края (ГАПК) – ф. 1. – Оп. 2. – Д. 212. – Л. 1-5.
12.
ГАПК – ф. 42. – Оп. 1. – Д. 42. – Л. 1-50.
13.
ГАПК – ф. 143. – Оп. 1. – Д. 1273. – Л. 1-4.
14.
ГАПК – ф. 143. – Оп. 1. – Д. 1279. – Л. 1-2.
15.
ГАПК – ф. 143. – Оп. 1. – Д. 1387. – Л. 1-4.
16.
ГАПК – ф. 680. – Оп. 1. – Д. 47. – 1-58.
17.
ГАПК – ф. р-1210. – Оп. 1. – Д. 19. – Л. 1-4.
18.
ГАПК – ф. р-1676. – Оп. 1. – Д. 64. – Л. 1-16.
19.
Гуларян А.Б. Проблема классификации общественных организаций в дореволюционной России // Знание. Понимание. Умение. 2013. № 3. С. 153-159.
20.
Доброва О.В. Этапы изучения понятия «общественные организации» и их классификация // Известия Пензенского государственного педагогического университета имени В.Г. Белинского. Гуманитарные науки. № 23. 2011. С. 381-386.
21.
Доклад Пермской губернской земской управы Пермскому губернскому земскому собранию 48 очередной сессии. Внешкольное образование – Пермь: Электро-тип. губернского земства, 1918. – 34 с.
22.
Доклады Пермской губернской земской управы Пермскому губернскому земскому собранию 42-й очередной сессии. Отдел 1-й. Народное образование – Пермь: Электро-тип. губернского земства, 1912. – 151 с.
23.
Екатеринбург. Энциклопедия – Екатеринбург: «Академкнига», 2002. – 728 с.
24.
Зорина Л.И. Уральское общество любителей естествознания. 1870-1929. Из истории науки и культуры Урала / Ученые записки Свердловского областного краеведческого музея – Т. 1. – Екатеринбург: Банк Культурной информации, 1996. – 208 с.
25.
Ивенина, Т.А. Система культурно-просветительских организаций и учреждений в дореволюционной России (1859-1917 гг.): Автореф…докт. ист. наук. Москва, 2004. 48 с.
26.
Иллюстрированный сборник-ежегодник Пермского губернского земства. Вып. 2 – Пермь: Электро-тип. губерн. земства, 1916. – 370 с.
27.
Кожевникова Т.Г. «Записки Уральского медицинского общества» как исторический источник // Историко-педагогические чтения – 2005. – № 9. – С. 121-125.
28.
Краткий каталог музея общества любителей истории, археологии, этнографии Чердынского края – Пермь: Тип. губерн. зем. управы, 1916. – 15 с.
29.
Кунгурский городской архив – ф. 581 – Оп. 1. – Д.1. – Л. 1-48.
30.
Ламанский В.В. К вопросу о провинциальных научных учреждениях, библиотеках и музеях – Пермь: Электро-тип. губ. земства, 1918. – 28 с.
31.
Лачаева М.Ю. О роли общественных организаций дореволюционной России в становлении гражданского общества // Преподаватель XXI век. 2007. № 4. С. 122-136.
32.
Лядова В.В. Земская врачебная общественность как фактор развития гражданских отношений в Пермской губернии (вторая половина XIX-начало XX в.) // Вестник Удмуртского университета. – Серия История и филология. – 2013.-№ 1. – С. 84-88.
33.
Медынский Е.Н. Внешкольное образование, его значение, организация и техника – М.: Книгоиздательство «Наука», 1916. – 328 с.
34.
Новиков В.М., Курдов И.К. Краткий очерк деятельности Уральского медицинского общества в г. Екатеринбурге. За 31 год его существования (1890-1921 гг.) // Уральское медицинское обозрение. – 1922. – № 1. – С. 90-94.
35.
Общество врачей Пермской губернии: Протоколы годичного и экстренного заседаний в октябре 1886 г. – Пермь: Тип. Губ. Зем. Управы, 1887. – 29 с.
36.
Островкин Д.Л. Начало деятельности Уральского медицинского общества (1890-1895 гг.) // Вопросы всеобщей истории – 2013. – № 15. – С. 73-78.
37.
Отчет о деятельности Пермского библиотечного общества имени Д.Д. Смышляева за 1899-1900 гг. – Пермь: Тип. губерн. зем. управы, 1901. – 79 с.
38.
Отчет о деятельности в 1908 г. УОЛЕ – Екатеринбург: Тип. Екатеринб. уезд. земства, 1909. – 47 с.
39.
Отчет об устройстве и деятельности Мотовилихинского отделения Смышляевской библиотеки (по 1 сентября 1901 года) – Пермь: Тип. губерн. земства, 1902. – 14 с.
40.
Отчет Пермского мусульманского культурно-экономического и благотворительного общества за 1909 год – Пермь: Электро-тип. губернского земства, 1910. – 36 с.
41.
Отчет Правления о деятельности общества содействия начальному образованию при Пермском Кирилло-Мефодиевском училище с 7 марта по 1 октября 1910 года – Пермь: Тип. губерн. земской управы, 1911. – 30 с.
42.
Отчет Правления о деятельности общества содействия начальному образованию при Пермском Кирилло-Мефодиевском мужском приходском училище с 1 октября 1913 г. по 1 октября 1914 г. – Пермь: Типо-литогр. губ. правл., 1915. – 61 с.
43.
Очерк состояния санитарного и медицинского дела в Пермской губернии: земская медицина / Под общей ред. В.В. Ковалевского – Пермь: Тип. губернской земской управы, 1899. – 287 с.
44.
Пермские губернские ведомости (ПГВ). – 1860. – Часть неофициальная. – № 3. – 15 января. – 44 с.
45.
ПГВ – 1860. – Часть неофициальная. – № 16. – 15 апреля. – С. 205-216.
46.
ПГВ – 1860. – Часть неофициальная. – № 41. – С. 430-436.
47.
ПГВ – 1860. – Часть неофициальная. – № 50. – 9 декабря. – С. 527-544.
48.
ПГВ – 1862. – Часть неофициальная. – № 1. – 5 января. – С. 1-15.
49.
ПГВ – 1863. – Часть неофициальная. – № 19. – 10 мая. – С. 85-88.
50.
ПГВ – 1893. – № 93. – 20 ноября. – С. 485-488.
51.
Пермская земская неделя – 1914. – № 16. – Апрель. – 24 с.
52.
Пермский научно-промышленный музей, история его развития и деятельности за XXV лет существования 1890-1915. – Б.м., Б.г. – 2 с.
53.
Пермский сборник. Повременное издание – Книжка II. – М.: Тип. Грачева и Комп., 1860. – 362 с.
54.
Положение о Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки – Екатеринбург: Тип. «Екатеринбургской недели», 1886. – 5 с.
55.
Проблемы формирования гражданского общества. М.: РАН, Ин-т социол., 1993. – 159 с.
56.
Рабинович Я.Б. Ревнители прав народных: Очерки по истории революционно-демократического движения на Урале в 60-х-начале 80-х годов XIX века. – Пермь: Кн. изд-во., 1989. – 187 с.
57.
Седых Н.П. Пермская городская общественная библиотека за 50-летний период её существования (1863-1913 гг.) – Пермь: Эл. тип. Н-ков Каменского, 1913. – 137 с.
58.
Селезнева В.Т. Очерки по истории медицины в Пермской губернии – Пермь: ПГМА, 1997. – 124 с.
59.
Степанский А.Д. Общественные организации в России на рубеже XIX-XX веков. М.: МГИАИ, 1982. – 91 с.
60.
Труды Первого Всероссийского съезда по библиотечному делу, состоявшегося в С.-Петербурге с 1-го по 7-ое июня 1911 г. В 2-х частях – С.-Петербург: Тип. М. Меркушева, 1912. – 702 с.
61.
Туманова А.С. Общественные организации и русская публика в начале XX века. М.: Новый хронограф, 2008. – 308 с.
62.
Туманова А.С. Общественные организации в России: правовое положение. 1860-1930-е гг. М.: Проспект, 2019. – 480 с.
63.
Уткин Б.Т. Уральский шестидесятник Павел Александрович Наумов // Книга. Читатель. Библиотека – Челябинск, 1974. – С. 3-13.
64.
Чагин Г.Н. Деятельность общества любителей истории, археологии, этнографии Чердынского края // Из прошлого Чердынского края – Пермь: Книжн. изд-во, 1974. – С. 70-78.
65.
Юсупов М.Р. Просветительная деятельность земств Урала на рубеже XIX-XX веков: Народные дома // Вестник Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина. – 2015. – № 4 (49). – С. 74-85.
References (transliterated)
1.
Abramov, V.F. Zemstvo, narodnoe obrazovanie i prosveshchenie // Voprosy istorii. 1998. № 8. S. 44-60.
2.
Apkarimova E.Yu. Rol' obshchestvennykh organizatsii v razvitii obrazovaniya v ural'skikh gorodakh v kontse XIX-nachale XX vv. // Kul'tura rossiiskoi provintsii. Pamyati M.G. Kazantsevoi – Ekaterinburg: AMB, 2005. – S. 66-75.
3.
Arato, A. Kontseptsiya grazhdanskogo obshchestva: Voskhozhdenie, upadok i vossozdanie, i napravleniya dlya dal'neishikh issledovanii // Polis. 1995. №3. S. 48 – 57.
4.
Afanas'eva O.T. Molotovskaya gosudarstvennaya publichnaya biblioteka im. M. Gor'kogo. Istoricheskii ocherk, 1831-1950 – Molotov, 1950. – 181 s.
5.
Besplatnye narodnye biblioteki v Permskoi gubernii (Po dannym issledovaniya 1901 goda) – Perm': Tip. gubern. zem. upravy, 1903. – 107 s.
6.
Bredli Dzh. Obshchestvennye organizatsii v tsarskoi Rossii: nauka, patriotizm, grazhdanskoe obshchestvo. M.: Novyi khronograf, 2012. 447 s.
7.
Vityuk, V.V. Stanovlenie idei grazhdanskogo obshchestva i ee istoricheskaya evolyutsiya. M.: RAN. In-t sotsiologii, 1995. 92 s.
8.
Volkov, V. Obshchestvennost': zabytaya praktika grazhdanskogo obshchestva // Pro et contra. 1997. № 4. S. 77-91.
9.
Volodin, A.G. Grazhdanskoe obshchestvo i modernizatsiya v Rossii. Istoki i sovremennaya problematika // Polis. 2000. № 3. S. 46-56.
10.
Vrachebno-sanitarnaya khronika Permskoi gubernii – № 4-5. – Perm', 1912. – 132 s.
11.
Gosudarstvennyi arkhiv Permskogo kraya (GAPK) – f. 1. – Op. 2. – D. 212. – L. 1-5.
12.
GAPK – f. 42. – Op. 1. – D. 42. – L. 1-50.
13.
GAPK – f. 143. – Op. 1. – D. 1273. – L. 1-4.
14.
GAPK – f. 143. – Op. 1. – D. 1279. – L. 1-2.
15.
GAPK – f. 143. – Op. 1. – D. 1387. – L. 1-4.
16.
GAPK – f. 680. – Op. 1. – D. 47. – 1-58.
17.
GAPK – f. r-1210. – Op. 1. – D. 19. – L. 1-4.
18.
GAPK – f. r-1676. – Op. 1. – D. 64. – L. 1-16.
19.
Gularyan A.B. Problema klassifikatsii obshchestvennykh organizatsii v dorevolyutsionnoi Rossii // Znanie. Ponimanie. Umenie. 2013. № 3. S. 153-159.
20.
Dobrova O.V. Etapy izucheniya ponyatiya «obshchestvennye organizatsii» i ikh klassifikatsiya // Izvestiya Penzenskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta imeni V.G. Belinskogo. Gumanitarnye nauki. № 23. 2011. S. 381-386.
21.
Doklad Permskoi gubernskoi zemskoi upravy Permskomu gubernskomu zemskomu sobraniyu 48 ocherednoi sessii. Vneshkol'noe obrazovanie – Perm': Elektro-tip. gubernskogo zemstva, 1918. – 34 s.
22.
Doklady Permskoi gubernskoi zemskoi upravy Permskomu gubernskomu zemskomu sobraniyu 42-i ocherednoi sessii. Otdel 1-i. Narodnoe obrazovanie – Perm': Elektro-tip. gubernskogo zemstva, 1912. – 151 s.
23.
Ekaterinburg. Entsiklopediya – Ekaterinburg: «Akademkniga», 2002. – 728 s.
24.
Zorina L.I. Ural'skoe obshchestvo lyubitelei estestvoznaniya. 1870-1929. Iz istorii nauki i kul'tury Urala / Uchenye zapiski Sverdlovskogo oblastnogo kraevedcheskogo muzeya – T. 1. – Ekaterinburg: Bank Kul'turnoi informatsii, 1996. – 208 s.
25.
Ivenina, T.A. Sistema kul'turno-prosvetitel'skikh organizatsii i uchrezhdenii v dorevolyutsionnoi Rossii (1859-1917 gg.): Avtoref…dokt. ist. nauk. Moskva, 2004. 48 s.
26.
Illyustrirovannyi sbornik-ezhegodnik Permskogo gubernskogo zemstva. Vyp. 2 – Perm': Elektro-tip. gubern. zemstva, 1916. – 370 s.
27.
Kozhevnikova T.G. «Zapiski Ural'skogo meditsinskogo obshchestva» kak istoricheskii istochnik // Istoriko-pedagogicheskie chteniya – 2005. – № 9. – S. 121-125.
28.
Kratkii katalog muzeya obshchestva lyubitelei istorii, arkheologii, etnografii Cherdynskogo kraya – Perm': Tip. gubern. zem. upravy, 1916. – 15 s.
29.
Kungurskii gorodskoi arkhiv – f. 581 – Op. 1. – D.1. – L. 1-48.
30.
Lamanskii V.V. K voprosu o provintsial'nykh nauchnykh uchrezhdeniyakh, bibliotekakh i muzeyakh – Perm': Elektro-tip. gub. zemstva, 1918. – 28 s.
31.
Lachaeva M.Yu. O roli obshchestvennykh organizatsii dorevolyutsionnoi Rossii v stanovlenii grazhdanskogo obshchestva // Prepodavatel' XXI vek. 2007. № 4. S. 122-136.
32.
Lyadova V.V. Zemskaya vrachebnaya obshchestvennost' kak faktor razvitiya grazhdanskikh otnoshenii v Permskoi gubernii (vtoraya polovina XIX-nachalo XX v.) // Vestnik Udmurtskogo universiteta. – Seriya Istoriya i filologiya. – 2013.-№ 1. – S. 84-88.
33.
Medynskii E.N. Vneshkol'noe obrazovanie, ego znachenie, organizatsiya i tekhnika – M.: Knigoizdatel'stvo «Nauka», 1916. – 328 s.
34.
Novikov V.M., Kurdov I.K. Kratkii ocherk deyatel'nosti Ural'skogo meditsinskogo obshchestva v g. Ekaterinburge. Za 31 god ego sushchestvovaniya (1890-1921 gg.) // Ural'skoe meditsinskoe obozrenie. – 1922. – № 1. – S. 90-94.
35.
Obshchestvo vrachei Permskoi gubernii: Protokoly godichnogo i ekstrennogo zasedanii v oktyabre 1886 g. – Perm': Tip. Gub. Zem. Upravy, 1887. – 29 s.
36.
Ostrovkin D.L. Nachalo deyatel'nosti Ural'skogo meditsinskogo obshchestva (1890-1895 gg.) // Voprosy vseobshchei istorii – 2013. – № 15. – S. 73-78.
37.
Otchet o deyatel'nosti Permskogo bibliotechnogo obshchestva imeni D.D. Smyshlyaeva za 1899-1900 gg. – Perm': Tip. gubern. zem. upravy, 1901. – 79 s.
38.
Otchet o deyatel'nosti v 1908 g. UOLE – Ekaterinburg: Tip. Ekaterinb. uezd. zemstva, 1909. – 47 s.
39.
Otchet ob ustroistve i deyatel'nosti Motovilikhinskogo otdeleniya Smyshlyaevskoi biblioteki (po 1 sentyabrya 1901 goda) – Perm': Tip. gubern. zemstva, 1902. – 14 s.
40.
Otchet Permskogo musul'manskogo kul'turno-ekonomicheskogo i blagotvoritel'nogo obshchestva za 1909 god – Perm': Elektro-tip. gubernskogo zemstva, 1910. – 36 s.
41.
Otchet Pravleniya o deyatel'nosti obshchestva sodeistviya nachal'nomu obrazovaniyu pri Permskom Kirillo-Mefodievskom uchilishche s 7 marta po 1 oktyabrya 1910 goda – Perm': Tip. gubern. zemskoi upravy, 1911. – 30 s.
42.
Otchet Pravleniya o deyatel'nosti obshchestva sodeistviya nachal'nomu obrazovaniyu pri Permskom Kirillo-Mefodievskom muzhskom prikhodskom uchilishche s 1 oktyabrya 1913 g. po 1 oktyabrya 1914 g. – Perm': Tipo-litogr. gub. pravl., 1915. – 61 s.
43.
Ocherk sostoyaniya sanitarnogo i meditsinskogo dela v Permskoi gubernii: zemskaya meditsina / Pod obshchei red. V.V. Kovalevskogo – Perm': Tip. gubernskoi zemskoi upravy, 1899. – 287 s.
44.
Permskie gubernskie vedomosti (PGV). – 1860. – Chast' neofitsial'naya. – № 3. – 15 yanvarya. – 44 s.
45.
PGV – 1860. – Chast' neofitsial'naya. – № 16. – 15 aprelya. – S. 205-216.
46.
PGV – 1860. – Chast' neofitsial'naya. – № 41. – S. 430-436.
47.
PGV – 1860. – Chast' neofitsial'naya. – № 50. – 9 dekabrya. – S. 527-544.
48.
PGV – 1862. – Chast' neofitsial'naya. – № 1. – 5 yanvarya. – S. 1-15.
49.
PGV – 1863. – Chast' neofitsial'naya. – № 19. – 10 maya. – S. 85-88.
50.
PGV – 1893. – № 93. – 20 noyabrya. – S. 485-488.
51.
Permskaya zemskaya nedelya – 1914. – № 16. – Aprel'. – 24 s.
52.
Permskii nauchno-promyshlennyi muzei, istoriya ego razvitiya i deyatel'nosti za XXV let sushchestvovaniya 1890-1915. – B.m., B.g. – 2 s.
53.
Permskii sbornik. Povremennoe izdanie – Knizhka II. – M.: Tip. Gracheva i Komp., 1860. – 362 s.
54.
Polozhenie o Sibirsko-Ural'skoi nauchno-promyshlennoi vystavki – Ekaterinburg: Tip. «Ekaterinburgskoi nedeli», 1886. – 5 s.
55.
Problemy formirovaniya grazhdanskogo obshchestva. M.: RAN, In-t sotsiol., 1993. – 159 s.
56.
Rabinovich Ya.B. Revniteli prav narodnykh: Ocherki po istorii revolyutsionno-demokraticheskogo dvizheniya na Urale v 60-kh-nachale 80-kh godov XIX veka. – Perm': Kn. izd-vo., 1989. – 187 s.
57.
Sedykh N.P. Permskaya gorodskaya obshchestvennaya biblioteka za 50-letnii period ee sushchestvovaniya (1863-1913 gg.) – Perm': El. tip. N-kov Kamenskogo, 1913. – 137 s.
58.
Selezneva V.T. Ocherki po istorii meditsiny v Permskoi gubernii – Perm': PGMA, 1997. – 124 s.
59.
Stepanskii A.D. Obshchestvennye organizatsii v Rossii na rubezhe XIX-XX vekov. M.: MGIAI, 1982. – 91 s.
60.
Trudy Pervogo Vserossiiskogo s''ezda po bibliotechnomu delu, sostoyavshegosya v S.-Peterburge s 1-go po 7-oe iyunya 1911 g. V 2-kh chastyakh – S.-Peterburg: Tip. M. Merkusheva, 1912. – 702 s.
61.
Tumanova A.S. Obshchestvennye organizatsii i russkaya publika v nachale XX veka. M.: Novyi khronograf, 2008. – 308 s.
62.
Tumanova A.S. Obshchestvennye organizatsii v Rossii: pravovoe polozhenie. 1860-1930-e gg. M.: Prospekt, 2019. – 480 s.
63.
Utkin B.T. Ural'skii shestidesyatnik Pavel Aleksandrovich Naumov // Kniga. Chitatel'. Biblioteka – Chelyabinsk, 1974. – S. 3-13.
64.
Chagin G.N. Deyatel'nost' obshchestva lyubitelei istorii, arkheologii, etnografii Cherdynskogo kraya // Iz proshlogo Cherdynskogo kraya – Perm': Knizhn. izd-vo, 1974. – S. 70-78.
65.
Yusupov M.R. Prosvetitel'naya deyatel'nost' zemstv Urala na rubezhe XIX-XX vekov: Narodnye doma // Vestnik Ryazanskogo gosudarstvennogo universiteta im. S.A. Esenina. – 2015. – № 4 (49). – S. 74-85.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Приращение нового исторического знания за счет краеведческих информационных ресурсов, в частности региональных архивов и местной прессы, представляется важной задачей, так как, в отличие от центральных дореволюционных повременных изданий и центральных архивов, эти документы, как правило, еще недоступны в цифровом формате для широких пользователей. Кроме того, несмотря на региональную специфику, любой анализируемый сегмент прошлого позволяет выявлять и общие закономерности и лучше понять изучаемое явление во всероссийском масштабе. Представленная на рецензирование статья оставила о себе очень хорошее впечатление как содержательно, так и структурно. В ней убедительно обосновывается актуальность избранной темы, выдвигается рабочая гипотеза, делается краткий историографический обзор исследовательской литературы и определяется новизна работы (последняя подтверждается как привлечением не использовавшихся ранее архивных материалов, так и высокой долей авторского текста – 82%). Хочется отметить, что в настоящее время существует дискуссионная проблема применения современных юридических и социологических терминов в исторической ретроспективе. Не всегда это применение обоснованно. Однако в данном случае применение термина «элементы гражданского общества» к элементам самоуправления (земским организациям), так и различным общественным организациям не нарушает принципа историчности и представляется вполне обоснованным. Автором предлагается свой принцип классификации общественных (гражданских) организаций, выявляется их специфика в Пермском крае, специфика «формирования собственного интеллектуального потенциала» региона, связанная, с одной стороны, с удаленностью от образовательных центров, с другой – с наличием «административных и политических ссыльных из центральных районов страны». Так же обращается внимание на наличие большого числа специфической «технической интеллигенции», что связано с активным развитием промышленности в регионе. Более активная капитализация региона, по сравнению с центральными губерниями, долго изживавшими в себе следы крепостничества, объясняет и то обстоятельство, что еще в 1959 – 1860 гг. именно выступления пермских женщин на благотворительных вечерах («супруги председателя Пермской Казенной палаты Э.А. Толмачевой, писательницы Е.А. Словцовой-Камской») подняли впервые вопрос о положении женщины в России и «положили начало … зарождению женского движения в стране». Обращают на себя внимание и описанные автором статьи другие инициативы жителей Перми, получившие всероссийский резонанс, такие как первая в России санитарная организация, первый оперный и драматически театр на содержании городской думы и создание хоровых обществ. От себя хочется добавить, что в таких условиях совершенно закономерно возник гений П. И. Чайковского, являющегося уроженцем этих мест. Дав общий обзор общественным организациям, автор останавливается более подробно на двух, наиболее показательных и значимых сферах деятельности: общественная медицина и система внешкольного образования, включающая в себя систему библиотек. На региональных примерах автор раскрывает «феномен земского врача, составляющего славную страницу отечественного здравоохранения, не имевшего аналогов в истории мировой медицины», что само по себе может стать темой отдельного весьма актуального исследования. Описываемые в статье врачебно-санитарные советы, созданные к 1907 г. во всех уездах Пермской губернии, ставшие «центром объединения усилий общественности (врачебной, земской, специалистов других направлений) в создании условий для санитарно-профилактической медицины, сохранения здоровья населения, борьбы с массовыми инфекционными заболеваниями» могли бы стать примером гражданской инициативы и для современного российского общества, оказавшегося в сложных эпидемиологических условиях. Освещение библиотечной деятельности так же поднимает проблему, актуализирующуюся в современном российском обществе: просветительская и воспитательная деятельность, направленная на формирование «понимания значения образованности и создание благоприятных условий для саморазвития человека». Это направление деятельности в условиях малой востребованности традиционных библиотечных услуг представляется общественно-значимым перспективным. Автор так же отмечает и ряд проблем в работе общественных организаций, солидаризируясь с оценкой профессора Пермского университета В.В. Ламанского, данной в 1917 г., полагавшим, что многие проблемы можно преодолеть через «переход от раздробленности к созданию ассоциаций обществ по направлениям». Идея консолидация общественных организаций в новых условиях информационного общества так же имеет перспективы для развития. В целом работа очень содержательна, при этом без излишней детализации. Она написана на большом круге исследований, а так же неопубликованных источников. Будет интересна и полезна не только историкам, но и представителям различных общественных организаций, а так же социологам и политологам.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"