Статья 'Административно-правовые меры борьбы с пьянством в России: история и современность' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Административно-правовые меры борьбы с пьянством в России: история и современность

Суменкова Мария Валерьевна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра перевода и переводоведения, Пензенский государственный технологический университет

440039, Россия, Пензенская область, г. Пенза, пр-д Байдукова, 1 "А"

Sumenkova Mariia

PhD in History

Docent, the department of Translation and Translation Studies, Penza State Technological University

440039, Russia, Penzenskaya oblast', g. Penza, pr-d Baidukova, 1 "A"

sumenkova77@bk.ru
Катомина Виктория Александровна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра государственно-правовых дисциплин, Пензенский государственный университет

440026, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Красная, 40

Katomina Viktoriya

PhD in Law

Docent, the department of State Legal Disciplines, Penza State University

440026, Russia, Penzenskaya oblast', g. Penza, ul. Krasnaya, 40

kvatv@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.5.32770

Дата направления статьи в редакцию:

29-04-2020


Дата публикации:

31-05-2020


Аннотация.

Цель исследования – формирование концептуальной основы административно-правовой регламентации борьбы с пьянством, сопряженная с выработкой практических рекомендаций, направленных на повышение эффективности юридических мер преодоления негативных последствий употребления алкогольных напитков. Актуальность исследования детерминирована остротой проблем, связанных с употреблением спиртных напитков и, как следствие, деградацией населения, увеличением смертности, разрушением морально-нравственных ориентиров людей, обострением криминогенной ситуации. Российское государство всегда осуществляло борьбу с пьянством, магистральным средством которой выступали административно-правовые меры. Объектом исследования выступают взятые в исторической ретроспективе общественные отношения, возникающие, изменяющиеся и развивающиеся под воздействием административно-правовых мер борьбы с пьянством. Предметом исследования служат административно-правовые меры государства по борьбе с пьянством Базовым методом научного познания избран диалектический материализм, позволяющий исследовать в динамике объективные закономерности государственной борьбы с пьянством. Активно применяется исторический метод, который дает возможность осветить особенности борьбы с пьянством на различных этапах исторического развития России. Используется сравнительно-правовой метод, обеспечивающий сопоставление юридических мер, реализуемых в дореволюционном, советском и современном законодательстве. Научная новизна работы заключается в самой постановке проблемы необходимости научного анализа административно-правовых мер государственной борьбы с пьянством и предложенных способов ее оптимизации. Основная дилемма административной антиалкогольной политики состоит в том, что, с одной стороны, чрезмерная либерализация потребления спиртных напитков служит причиной алкоголизации населения; с другой – ужесточение мер борьбы вызывает рост самогоноварения, ведущего к упадку как государственных доходов, так и ухудшению соматического и психического здоровья людей.

Ключевые слова: алкоголизм, алкоголь, административные меры, борьба, вытрезвитель, государственная политика, ответственность, принуждение, пьянство, самогоноварение

Abstract.

The goal of this research is the formation of conceptual foundation for administrative-legal regulation of fight against alcoholism, cognate with the development of practical recommendations aimed at increasing the efficiency of legal measures of overcoming negative consequences caused by consumption of alcohol beverages. The relevance of this work is determined by severity of the problems related to consumption of alcohol, and as a result, degradation of population, increase in mortality rates, destruction of moral and ethical values of the people, and aggravation of criminogenic situation. The Russian government has always used the administrative-legal measures to combat alcoholism. The object of this research is the social relations in historical retrospective that emerge, develop and transform under the influence of administrative-legal measures of combating alcoholism. The subject is administrative-legal measures of the government aimed at fight against alcoholism. The comparative-legal method allowed juxtaposing the legal measures implemented in prerevolutionary, Soviet and current legislation. The scientific novelty consists in articulation of the problem underlining the need for scientific analysis of administrative-legal measures of combating alcoholism at the domestic level and recommendations on its optimization. The major dilemma of administrative alcohol policy is that one the one hand, excessive liberalization of the consumption of alcohol beverages is the cause of alcoholization of population, while on the other – tightening of control measure leads to the increase of bootlegging, causing the drop in state revenue, as well as worsening of somatic and psychological health of the people.

Keywords:

a responsibility, public policy, detoxifier, wrestling, administrative measures, alcohol, alcoholism, compulsion, drunkenness, home brewing

Первые упоминания бродильных напитков у славян относятся к 945 г. в Повести временных лет – это были пиво, квас, медовуха, забродивший сок березы – бродильные напитки, употребление которых было тесно взаимосвязано с культовой деятельностью, но пьянства как социальной проблемы не существовало.

Принятие христианства в 10 в. привело к вмешательству церкви и в повседневную жизнь народа, однако что касалось употребления алкоголя – ограничивалось его употребление в постные дни. А использование вина для причастия, укрепило связь языческих и христианских традиций в повседневной практике. Употребление бродильных напитков на пирах и братчинах приводило и к половому раскрепощению, что укрепляло позиции церкви в борьбе и с причиной и со следствием – антиалкогольной клерикальной пропаганде. Церковь запрещала употребление хмельных напитков до обеда, а пиво разрешалось варить общинам 4 раза в год. Пьяницу община могла облиховать – то есть лишить помощи круговой поруки. [29, с. 40] В 16 в. царские пиры перерастают в политическую традицию и становятся частью придворного этикета.

В 1386 г. в Москве генуэзские купцы продемонстрировали первый перегонный аппарат, и трудоемкое получение бродильных напитков стало быстро уходить в прошлое. Земледельцам проще, эффективнее, выгоднее стало добывать спирт из ржи, пшеницы, нежели мед, пиво, квас из ягод. Кроме того, крепость перегонного напитка была в разы выше. Благодаря технологическому прорыву и изобилию сырья, в 16 в. повсеместно на Руси стали открываться – корчмы – место изготовления и распространения алкоголя – хлебного вина («полугара»). И если массовое употребление бродильных напитков, строго контролировалось общиной. Употребление полугара стало носить массовый, более случайный характер. Кроме того, казна увидела в этом промысле, в первую очередь источник дохода. Переломным в смысле распространения пьянства стал 1552 г., когда Иван IV, вернувшийся из Казани, повелел учредить в Москве «государев кабак», в отличие от корчмы, алкоголь здесь продавался без еды. Государственные кабаки отдавались на откуп. Кабацкий голова или целовальник должен был по договору отдавать в казну годовой доход с питейного дохода «с прибылью против прежних лет» [19, с. 33]. Откупная система привела к государственному запрещению изготовления на дому не только хлебного вина, но и бродильных напитков (пива, кваса, медовухи), за исключением бояр, дворян, приказных и служилых людей. В Уложении 1649 г. были установлены наказания за тайное корчемство – штраф от 5 до 20 рублей, битье кнутом и пытки. Наказанию подлежало и пьянство – питухи – подлежали битью батогами и плетьми. Церковь, которая также брала кабаки на откуп, вторила власти и объявляла корчемство – грехом. Массовое, по случаю, употребление бродильных напитков и вина, уступило место индивидуальному, стихийному городскому пьянству, на что не могла не обратить внимание власть. В Уложении 1649 г. нет упоминаний наказаний за пьянство, а вот совершение уголовного преступления в пьяном виде, скорее смягчающее основание. Так как за убийство, совершенное в пьяном виде – предусматривалось битье кнутом с отданием на поруки, а в трезвом – смертная казнь.

В 1652 г. Откупная система была уничтожена, а на смену кабаку вводились кружечные дворы. Изменение вывески не привело к уменьшению пьянства. А в 1664 г. Откупная система была возвращена до 1681 г., когда была введена первая государственная монополия на производство и продажу хлебного вина. При Петре I Откупная система, как наиболее эффективная, с точки зрения доходов государства была вновь возвращена. Только старообрядцы, общинно поддерживали трезвеннические традиции. В Воинском Уставе Петра I пьянство, сопровождавшее преступление, стало рассматриваться как отягчающее обстоятельство. После создания полиции, в 1775 г. по Уставу о благочинии, на нее были возложены функции обеспечения порядка в общественных местах, для чего пьяниц задерживали на сутки и содержали в полиции на хлебе и воде, а при повторном публичном появлении в пьяном виде в течение года отправляли в Смирительные дома до исправления. [19, с.43] Полицейские инструкции предусматривали деление публичных потребителей хлебного вина на следующие виды: желающий опохмелиться, веселый, почти пьяный, совершенно пьяный, растерзанный и дикий, бесчувственный.

Введенная в 1863 г. Акцизная система питейного дохода, мало что изменила в бытовом потреблении. Привела к сокращению винокуренной отрасли, обогащению продавцов, распространению уличного пьянства и снижению доходов казны. Что не могло не сказаться на решении властей – изменить, в очередной раз, систему питейного сбора. В 1894 г. была введена водочная монополия. Производство спирта – осталось в частных руках, и стало к началу 20 века – одной из самых прибыльных форм переработки сельскохозяйственной продукции в земледельческих губерниях России. Производство готового продукта – водки, из частного спирта взяла на себя казна, для чего была организована система казенных винных складов, где спирт разбавлялся водой, очищался, разливался по бутылкам, опечатывался. В готовом, опечатанном виде, водка поставлялась в частные питейные заведения. Население получило выбор – купить водку в запечатанной посуде либо в частном (трактир, ренсковый погреб, выставка и др.), либо в государственном питейном заведении – казенной лавке. Казенный алкоголь стал дешевле, а в связи с прямой заинтересованностью казны, еще и доступнее. Ректификация (очистка) должна была повлиять на народное здравие. Но как показала практика, очищенная и более доступная водка, стала увеличивать объемы потребления, пьянства [24, с. 38]. Доступная и крепкая водка, окончательно вытеснила из массового потребления бродильные напитки и составила 89% в структуре народного потребления. Ценовая политика также способствовала спаиванию: чем больше объем, тем меньше стоимость. Заинтересованность казны в алкогольном доходе, приводила к процветанию шинкарства – водка была доступна всегда. И если, казенная лавка закрывалась, во время религиозных праздников, ночью, в выходной, то водку в запечатанном виде, можно было приобрести у шинкаря. Государство боролось с шинкарями, но мало, так как шинкарь покупал и перепродавал казенный напиток, просто в неустановленное время, пополняя и без того высокие питейные доходы государства. В 1904 г. зафиксировано 23,5 тыс., а в 1913 – 83 тыс. случаев шинкарства. Устав о Питейном сборе (ст.ст. 525, 1103) за незаконное водворение спиртных напитков устанавливал ответственность в виде тюремного заключения от 2 месяцев до 1 года и 4 месяцев, в зависимости от ущерба [26]. Волостная администрация, призванная государством следить за порядком в крестьянской среде, поощряла коллективную выпивку: «Из казенной лавки с. Ягаловка было взято волостным старостой на волостной сход 8/4, 56/20, 51/40, 62/100 бутылок» [7].

Изменение структуры населения в связи с промышленным переворотом, рост горожан, привело и к изменению потребления спиртного. Если сельское население, по прежнему, пило массово и много по праздникам, сходам, заблаговременно приобретая вскладчину спиртное. То городское случайно и чаще и в мелкой посуде, о чем свидетельствуют отчеты продавцов казенных винных лавок. Поэтому уличное пьянство, в большей степени явление городское так, как можно было купить в казенной лавке 1/200 ведра спирта 90% - «мерзавчик» (не только 40%) и употребить, выйдя на улицу, сразу и без закуски. Потреблять спиртное в лавке было строго запрещено. Пьянство стало публичным, уличным явлением. Ст. 42 Устава о наказаниях налагаемых Мировыми судьями за публичное распитие водки на улице или участие в сборищах для публичного распития спиртного предусматривала в первый раз арест не более 3 дней или денежный штраф до 10 руб., повторно – арест до 7 дней или штраф до 25 руб., в третий раз – арест до 2 недель или штраф до 50 руб. [18, с.12]

По подсчетам некоторых ученых, только в 1913 г. в России умерло от опоя 96 тыс. человек, кроме того, умерло от случайных причин, происшедших во время опьянения: 6900 – утонуло, 2840 – убито, 2000 – самоубийств, 1230 – замерзло, 900 – сгорело, 70 – растерзано зверьми. Из набора новобранцев 1909 г. только 8% непьющих, а 30% больных было уволено в первые три месяца службы в запас по причинам, связанным с пьянством. В 1913 г. алкогольные психозы составляли 20% от числа всех психических больных России. Общий уровень преступности за первое десятилетие 20 века увеличился с 25 до 40%. Из них, под влиянием алкоголя 53% покушений на убийство, 70% бродяжничества, 57% поджогов, 90% ранений, 88% непреднамеренных убийств, 2/3 умышленных убийств и изнасилований, 87% злостных хулиганств, 60% прогулов. Причем процент обвинительных приговоров, где фигурируют преступники, совершившие преступления в состоянии алкогольного опьянения, на 5% выше, чем в делах с трезвыми подсудимыми [19, с.43]. В связи с печальными результатами водочной монополии для народного здравия, МВД были разработан проект мероприятий, направленный на сокращение пьянства: ограничение часов и мест торговли спиртным.[3]

Начало Первой мировой войны, желание не допустить срыв мобилизации, привело власть к необходимости ввести «сухой закон». В 1914 г. первоначально население обратилось к употреблению суррогатов, к примеру, денатурированного спирта, используемого для освещения [5]. А к 1916 г., благодаря беженцам из западных губерний, научилось самогоноварению, так как возрождение производства и потребления бродильных напитков стало уже неактуально. Крепость конфискованных напитков доходила до 32 градусов, за продажу одной бутылки самогона по 1 руб., был предусмотрен штраф в размере 1000 руб., а за повторное задержание – тюремное заключение сроком до 8 месяцев, несмотря на это, торговля самогоном стала к 1915 г. массовым промыслом [4]. В связи с усложнением политической обстановки увеличились ограбления винокуренных заводов, складов и транспортов спирта. В августе 1916 г. МВД выпустило негласное постановление – «Правила об уничтожении, по чрезвычайным обстоятельствам, спирта и прочих крепких напитков» [7], несмотря на то, что для ведения военных действий и медицинских целей, спирта хронически не хватало.

Советская власть в алкогольном вопросе, оказалась последовательна царскому правительству, не запрещала потребление спиртных напитков вообще и всех, но действия были направлены на борьбу с самогоноварением. В 1918 г. для предотвращения переработки хлеба в самогон издан Декрет ВЦИК и СНК «О предоставлении народному комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, спекулирующей хлебными запасами» [9]. Самогонщики объявлялись врагами народа, за изготовление самогона предусматривалась уголовная ответственность – лишение свободы на 10 лет, с конфискацией имущества. Устанавливалось наказание не менее 1 года принудительных работ за распитие незаконно приготовленных напитков и появление в публичном месте в состоянии алкогольного опьянения. Исполнение закона в условиях Гражданской войны было затруднительно, и строгость мер оказалась неэффективна. В 1922 г. происходит монетизация ответственности. По Постановлению ВЦИК от 31 октября 1922 г. в УК введена ст. 140б, карающая приготовление самогона без цели сбыта штрафом 500 руб. золотом, ст. 140А с целью сбыта – лишением свободы на срок не менее 3 лет. Для повышения эффективности Постановлением СНК установлены премии чинам милиции в размере 50% от взысканных с осужденных за самогоноварение штрафов. В результате только за несколько месяцев 1922 г. было обнаружено 94 тыс. случаев самогоноварения, а в 1924 г. – 275 тыс. случаев. Фактически самогон гнали 60% крестьянских дворов. Большинство дел о самогоноварении рассматривались нарсудами и милицией в административном порядке. В 1923 г. места заключения оказались переполнены неимущими. По Постановлению ВЦИК при губисполкомах образованы комиссии для пересмотра дел и к содержащимся под стражей рабочим и крестьянам применено условно-досрочное освобождение [1, с. 96]. В 1923 г. преступления, совершенные в состоянии алкогольного опьянения составляли 65,1% от общего числа преступлений [15, с.8]. В этих условиях, зная о ситуации в стране, правительство 28 августа 1925 принимает Постановление ЦИК и СНК СССР «О введении в действие положения о производстве спирта и спиртных напитков и торговле ими» [20], в связи с необходимостью борьбы с самогоноварением. Условия государственной монополии были аналогичны царской. К 1928 г. водочный доход государства составил 728 млн. руб., то есть 12% бюджета, душевое потребление достигло 3,5 л абсолютного алкоголя, превысив дореволюционный показатель. По статистике НКВД и Наркомздрава в разы увеличилась смертность от опоя, преступность (хулиганство в 6 раз), алкогольные психозы. Власти, несколько обескураженные такими последствиями сначала, в 1926 г. повышают цену на водку на 50%, а потом издают Постановление Совнаркома РСФСР «О мерах ограничения продаж спиртных напитков», что незамедлительно приводит к возрождению шинкарства. По Постановлению СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. шинкарство рассматривалось судами в упрощенном порядке, с применением к осужденным высылки за пределы данной местности (в 1928 г. – 56 тыс. случаев шинкарства) [2, с. 13]. В январе 1927 г. государство непоследовательно отказалось от преследования самогоноварения в домашних условиях, а за сбыт, штраф был снижен до 50 руб., сроки принудительных работ с месяца до 7 суток. А уже в декабре 1927 г. издало Постановление ЦИК и СНК «О мерах к усилению борьбы с самогоноварением». Штраф повышен до 500 руб., а принудительные работы до месяца. В январе 1928 г. в УК внесены изменения за изготовление и хранение самогона для собственной надобности установлен штраф 100 руб. или принудительные работы до месяца, при этом налагать взыскания предлагалось в ускоренном административном порядке. Адмотделы пошли дальше, и стали практиковать в 1928 г. систему усиления ответственности по мере состоятельности самокуров: штраф для кулака – 87 руб., для середняка – 24 руб., для бедняка – 4 руб., при том, что самогонщиками на 52% были именно бедняки [12, с. 12]. Эффективность борьбы с самогоноварением оставляла желать лучшего. Государство с производителей, решило переключиться на потребителей. С одной стороны, сделав водку доступной – к 1940 г. число специализированных вино-водочных магазинов по стране в 2 раза превысило число магазинов, специализировавшихся на продаже овощей, мяса, рыбы, молока. С другой, усилив борьбу с пьянством судебно-административными мерами. Для укрепления трудовой дисциплины ужесточены санкции за прогулы: прогульщик лишался льгот на производстве, выселялся из ведомственного жилья, увольнялся с предприятия. Алкогольная статистика переводиться в разряд секретной, а государство ежегодно рапортует о снижении душевого потребления: в 1940 г. – 1,9 л. А самогоноварение и шинкарство удалось победить голодом и коллективизацией.

Пресловутые «сто грамм» в годы войны привели к серьезной алкоголизации населения: в 1946 г. в СССР было совершено более 546 тыс. уголовных преступлений, 56% осужденных находились на момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения [6]. После отмены карточной системы, самогонщики стали скупать хлеб и сахар, в связи с чем, в апреле 1948 г. Президиум ВС СССР принял Указ «О повышении мер наказания за самогоноварение» по которому изготовление, сбыт, хранение самогона подлежало уголовной ответственности в виде лишения свободы от 1 до 6 лет. В 1958 г. уголовная ответственность заменена вновь административной, а в 1961 г. – вновь уголовной (1-3 года лишения свободы) [10, с. 163]. Партийные организации начали первую массовую культурно-воспитательную антиалкогольную компанию. Суть сводилась к упорядочению торговли водкой: закрыты ларьки, торговавшие в разлив, продажа водки начиналась с 10 утра, штраф за появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения увеличен с 3 до 10 руб.

В 1960-х гг. появились новые формы борьбы: в 1959 г. в системе МЗ СССР организуются специальные лечебно-трудовые колонии, осуществляющие принудительное лечение алкоголиков, по постановлениям народных судов. В 1967 г. указанные учреждения преобразованы в лечебно-трудовые профилактории для перевоспитания пьяниц, из числа которых исключались: несовершеннолетние, беременные, матери имеющие грудных детей, инвалиды 1 и 2 групп, мужчины старше 60, женщины старше 55 лет. В 1963 г. впервые вводиться административная ответственность – штраф 10 руб., за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения [21]. Гражданским кодексом РСФСР в 1964 г. были введены новые категории судебных дел о ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртным. Новый виток антиалкогольной компании пришелся на 1972 г.: продажа водки ограничена 11-19 часами дня, расширены места и время торговли плодово-ягодными винами и пивом, регламентирована даже продажа водки в ресторанах, не более 100 гр. на человека, продажа коньяка не ограничивалась. Создана самостоятельная наркологическая служба и медвытрезвители. В медвытрезвитель гражданин помещался не более, чем на 24 часа, несовершеннолетние должны были доставляться по месту жительства, не могли помещаться в вытрезвитель: депутаты, герои, инвалиды, беременные женщины. За появление в пьяном виде в общественных местах и за публичное распитие спиртных напитков устанавливался штраф от 10 до 25 руб. Более 40% лиц, помещались в ЛТП повторно [30, с. 93], а доходы государства от продажи водки, росли от пятилетки к пятилетке.

Третья, мощная попытка государства покончить с пьянством административным ударом была начата в мае 1985 г.: в 2 раза сокращено производство водки, в 5 раз – вина; повышена цена на бутылку водки с 2,75 руб., до 4,70 руб.; ограничено время торговли спиртным с 14 до 19 ч.; число мест торговли сократилось на 62%. В результате в 1986 г. за спекуляцию спиртным к ответственности привлечено 21,4 тыс. чел., а за самогоноварение – 150 тыс. граждан. Этому способствовала гуманность наказания – штраф 100-300 руб., за изготовление и хранение самогона без цели сбыта. Установлена административная ответственность покупателя самогона – штраф 30-100 руб. [8, с. 12] В 1987 г. на учете у 7000 наркологов в 86 тыс. коек наркодиспансеров состояло 4,5 млн. больных алкоголизмом. В связи с ростом самогоноварения и низкой эффективностью всех совокупных мер, Совмин СССР в 1988 г. принял решение о наращивании производства и снятия ограничений с торговли спиртным.

Распад Советского Союза существенно изменил антиалкогольную политику страны. В связи с отменой монополии государства на производство и продажу алкогольной продукции на рынке появилось множество крупных и мелких производителей алкогольной продукции, что привело к беспрецедентному росту производства, продажи и потребления алкоголя. Только с середины 2000-х годов государство вновь вернулось к проблеме злоупотребления алкоголем среди населения.

Основным нормативным правовым актом, регулирующим производство, оборот и потребление алкогольной продукции в стране, стал Федеральный закон от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» [27] (далее – Закон № 171-ФЗ). Действие данного закона с 1 января 2006 г. стало распространяться на отношения, участниками которых являются юридические лица, отвечающие определенным Законом № 171-ФЗ требованиям, а также граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью по розничной продаже алкоголя.

Между тем Закон №171-ФЗ четко указывает, что физические лица, которые делают алкоголь любой крепости «не в целях сбыта», не могут быть привлечены к юридической ответственности. То есть, гражданин, производящий в домашних условиях самогон, даже не соответствующий требованиям действующих стандартов, не может быть привлечен к административной ответственности за самогоноварение. В данном случае при наличии свидетелей, подтвердивших факт продажи самодельного алкоголя другому лицу, действия можно квалифицировать по статье 14.1 КоАП РФ, частью 1 которой преследуется незаконная предпринимательская деятельность, а частью 2 – деятельность без лицензии.

В начале 2000-х годов произошло снижение цены водки относительно средней заработной платы. Такая тенденция объяснялась снижением себестоимости спирта и водки при росте доходов населения. В связи с тем, что алкогольная продукция стала более доступной для граждан, в 2009 году государство принимает еще одну ограничительную меру административного воздействия – установление минимальной цены на водку и увеличение ставок акцизного налога на спирт. В последующие годы минимальная цена на полулитровую бутылку водки то повышалась, то понижалась. С 1 января 2020 г. Приказом Минфина России от 11 декабря 2019 года № 225н [23] минимальная цена бутылки водки и другой алкогольной продукции крепостью свыше 28 % составила 230 руб., бутылки коньяка – 388 руб., а бутылки бренди и аналогичных алкогольных товаров – 307 руб.

Впервые в 2005 году был введен запрет на продажу спиртных напитков с содержанием этилового спирта более 15% в некоторых общественных местах, а также временные ограничения на продажу спиртного. В частности, п. 9 ст. 16 Закона № 171-ФЗ регионам было предоставлено право самостоятельно устанавливать разрешенные часы торговли алкогольной продукцией. Причем успешный опыт применения такой меры административного воздействия в последующем был распространен на все регионы страны. Начиная с 2011 г. на территории России запрещается розничная продажа алкогольной продукции с 23:00 до 8:00. Правда, в большинстве регионов время продажи алкоголя ограничивается в более длительных часовых промежутках. Так, в республике Адыгея запрещается продажа алкоголя с 22.00 до 11.00, республике Дагестан – с 20.00 до 10.00, Карачаево-Черкесской республике – с 21.00 до 11.00 и т.д. В связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на основании п. 9 ст. 16 Закона № 171-ФЗ ряд субъектов Российской Федерации еще больше ограничили время запрета розничной продажи алкогольной продукции в определенные часы. К примеру, в республике Карелия запрещается продажа алкоголя с 14.00 до 10.00, республике Башкортостан – с 18.00 до 10.00, республике Марий-Эл с 18.00 до 14.00 и т.д. Некоторые субъекты РФ пошли еще дальше: установили отдельные дни, когда торговля спиртным полностью находится под запретом. В 2013 году в связи с приравнением пива и пивных напитков к алкогольной продукции был введен запрет на торговлю данной продукцией в ночные часы.

В 2006 году возрос размер обязательного уставного капитала производителей спиртных напитков и был ужесточен порядок лицензирования деятельности производителей спиртных напитков. В частности, производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции требовали наличия соответствующей лицензии. Исключением выступало производство, закупка, хранение и поставка пива и пивных напитков. Результатом применения указанных мер было массовое закрытие малых предприятий по производству алкогольной продукции. В настоящее время согласно п. 2.1 и 2.2 ст. 11 Закона № 171-ФЗ для производства алкогольной продукции с содержанием этилового спирта более 15 % казенные предприятия и иные организации должны иметь оплаченный уставный капитал в размере не менее чем 10 миллионов рублей, а для производства водки – не менее чем 80 миллионов рублей.

В 2008 г. была образована специальная государственная структура, контролирующая производство и оборот алкоголя, – Федеральная служба регулирования алкогольного рынка, а также введены ограничительные меры в отношении рекламы алкогольной продукции. Первоначально статьей 21 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе» [28] был установлен запрет на рекламу спиртных напитков в общественном транспорте, в 2012 году - в Интернете и электронных средствах массовой информации, а в 2013 году - в печатных изданиях. Данной мере административного воздействия государство уделяет особое внимание, ибо такой инструмент способен эффективно вести борьбу со злоупотреблением алкоголем среди населения, пропагандируя здоровый образ жизни.

Согласно принятой в 2009 г. Концепции государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем и профилактике алкоголизма среди населения в Российской Федерации на период до 2020 г. (утв. распоряжением Правительства РФ от 30 декабря 2009 г.) в стране стало вводиться еще большее количество ограничений розничной продажи алкоголя и усиливаться государственный контроль в области производства и оборота алкогольной продукции.

В 2011 году были определены требования к местам торговли алкогольной продукцией. Так, согласно п. 10 ст. 16 Закона № 171-ФЗ торговые точки, торгующие алкоголем в городском поселении, должны иметь минимальную общую площадь в 50 м², а сельском поселении – 25 м². При этом лишились права продажи алкогольной продукции нестационарные объекты (ларьки, киоски), автозаправочные станции, торговые объекты, расположенные в зданиях или вблизи детских, образовательных, медицинских, культурных, военных и спортивных учреждений, на рынках, вокзалах, в аэропортах. Соответственно попало под запрет и потребление алкогольной продукции в вышеуказанных организациях. При этом на основании п. 9 ст. 16 названного закона региональные власти вправе установить для организаций, осуществляющих розничную продажу алкоголя, требования к минимальному размеру оплаченного уставного капитала (уставного фонда) в размере не более чем 1 миллион рублей.

Важные изменения в антиалкогольной политике государства произошли в 2016 г. Теперь все организации, занимающиеся продажей алкоголя, в соответствии со ст. 16 Закона № 171-ФЗ должны быть подключены к единой государственной автоматизированной информационной системе (ЕГАИС). Такая система позволила контролировать объемы оборота этилового спирта и алкогольной продукции.

Кроме того, современное антиалкогольное законодательство включает нормативные правовые акты, которыми установлена административная ответственность за незаконные действия с алкогольной продукцией. Так, КоАП РФ, вступившим в действие 1 июля 2002 г., была установлена ответственность за правонарушения в области дорожного движения, совершенные в состоянии алкогольного опьянения (ст. 12.8, 12.26, 12.27, 12.29, 12.32), за нарушение определенных правил продажи, производства, оборота алкогольной продукции (ст. 14.16-14.19), потребление алкогольной продукции в запрещенных местах (ст. 20.20, 20.22) и появление в состоянии опьянения в общественных местах (ст. 20.21, 20.22). Причем из года в год административная ответственность имеет тенденцию к ужесточению. К примеру, в 2013 году была повышена допустимая для водителей норма алкоголя в крови до 0,16 мг/л при одновременном ужесточении ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения в виде штрафа 30 тыс. руб. и лишения водительских прав на срок от 1,5 до 2 лет.

Вместе с тем проблему алкоголизма в России так и не удалось разрешить, о чем свидетельствует не сокращающееся число лиц, злоупотребляющих алкоголем, и количество административных правонарушений, совершенных такими гражданами. На наш взгляд, современную антиалкогольную политику следует вести с учетом оценки опыта прошлого, где уделялось особое внимание борьбе с массовым пьянством.

В настоящее время предупреждение и пресечение правонарушений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, осуществляется силами и средствами различных органов государственной власти, в т.ч. подразделениями и службами органов внутренних дел. В частности, сотрудники полиции уполномочены доставлять лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, в медицинские учреждения при условии утраты ими способности самостоятельно передвигаться или ориентироваться на местности.

Как уже отмечалось, вплоть до 2011 года такие граждане доставлялись в медицинские вытрезвители до полного вытрезвления. Однако на сегодняшний день доставление нетрезвых лиц вызывает некоторые проблемы. Казалось бы, Приказ МВД России от 23 декабря 2011 года № 1298 [22] предписывает сотрудникам полиции при обнаружении вышеуказанных лиц оказать им первую помощь (при необходимости) и вызвать скорую медицинскую помощь для решения вопроса о дальнейшей госпитализации данного лица в медицинское учреждение.

Однако доставление нетрезвых граждан в медицинские учреждения занимает у сотрудников полиции значительное время для оформления соответствующих документов. Значительная часть сотрудников полиции целый день занимается тем, что возит с одного конца населенного пункта пьяных на освидетельствование, а после везет их обратно в отделы. Кроме того, данная категория граждан, из-за отсутствия специализированных помещений для приема лиц, находящихся в состоянии опьянения, зачастую доставляется в приемный покой медицинских учреждений, где может представлять опасность для других лиц, обратившихся за медицинской помощью, в т.ч. и несовершеннолетних.

Поэтому можно согласиться с мнением большинства ученых-административистов, считающих решение об упразднении медицинских вытрезвителей из системы МВД России преждевременным [16, с. 41-45]. Необходимо отметить, что в конце 2019 г. в первом чтении Госдумой был рассмотрен законопроект № 709181-7 [13], который предоставлял регионам и муниципалитетам право создавать вытрезвители, и законопроект № 694490-7 [14], предоставляющий полиции право доставлять граждан в состоянии алкогольного опьянения не только в медицинские, но и специальные социальные учреждения.

Девять лет потребовалось на то, чтобы понять – в отсутствие медвытрезвителей пьяные с улиц никуда не денутся. После закрытия спецучреждений, по стране резко возросло количество обморожений, несчастных случаев и вообще пьяной преступности. А вот определять утративших способность ориентироваться и передвигаться нетрезвых граждан стало некуда.

Понимая всю полезность таких учреждения некоторые регионы создали в своих субъектах подобие медвытрезвителей в виде пункта оказания помощи лицам, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, созданного на базе наркологического диспансера (Томская область) [25, с. 3], муниципальных автономных учреждений по оказанию помощи данной категории лиц (Республика Татарстан) [17], муниципального социально-реабилитационного центра для лиц в состоянии алкогольного опьянения (Республика Башкортостан) [11] и т.д.

Несмотря на то, что сейчас в части субъектов Российской Федерации уже есть вытрезвители, процесс их организации находится вне рамок законодательства.

Во-первых, помещение лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, происходит на основании региональных нормативных правовых актов, которыми регламентируется деятельность вытрезвителей, тогда как ограничение прав и свобод человека, в т.ч. свободы передвижения возможны только федеральным законом. В настоящее время у региональных и местных властей отсутствуют полномочия по организации деятельности специализированных учреждений для оказания помощи нетрезвым лицам. В этой связи положения законопроекта № 709181-7 направлены на урегулирование указанных вопросов, где, как уже отмечалось, предлагается закрепить за регионами и муниципалитетами соответствующие полномочия. В то же время во избежание разнообразного подхода в различных субъектах Федерации к организации деятельности специализированных учреждений предлагается установить единые правила, утверждаемые Правительством Российской Федерации.

Во-вторых, в соответствии с законодательством об охране здоровья граждане имеют право отказаться от медицинского вмешательства. Однако в одноименном Федеральном законе от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ оснований для принудительного медицинского вмешательства не содержится. В этой связи законопроектом № 709181-7 предлагается внести изменения в часть 9 статьи 20 вышеназванного закона, которыми допускалось медицинское вмешательство без согласия гражданина, ибо состояние лица, находящегося в состоянии опьянения, зачастую не позволяет ему дать добровольное согласие на такую услугу.

В-третьих, медицинское освидетельствование нетрезвых лиц, проводимое фельдшером в медвытрезвителе, подразумевало наличие соответствующей лицензии, которой не было у медвытрезвителей. Законопроектом № 709181-7 предлагается решение обозначенной проблемы следующим образом. Первоначально проводится обязательный осмотр гражданина медицинским работником в целях исключения заболевания, наличие которого делает обязательным направление данного лица в медицинское учреждение для оказания соответствующей помощи. После этого лицо направляется в вытрезвитель, где осматривается медицинским работником на предмет наличия возможных синяков, ссадин и прочих повреждений, о чем делается соответствующая запись в регистрационных документах.

В-четвертых, деятельность медвытрезвителей финансировалась исключительно за счет бюджета муниципального образования. Законопроект № 709181-7 не вносит принципиальных изменений по данному поводу. Между тем, отсутствие должного финансирования из региональных и местных бюджетов не должно препятствовать созданию и организации специализированных учреждений по оказанию помощи лицам, находящимся в состоянии алкогольного опьянения.

Таким образом, меры административного воздействия, направленные на ограничение злоупотребления алкоголем среди населения, в России недостаточно эффективны. В этой связи представляется целесообразным в ближайшее время воссоздание вытрезвителей в Российской Федерации в целях обеспечения общественного порядка и безопасности в общественных местах.

Неумеренное потребление алкоголя, выходящее за рамки административно-правовой юрисдикции, медики определяют как физическую и психическую зависимость, имеющую прогрессирующий характер, что подтверждается вышеизложенной исторической ретроспективой. Следовательно, административно-правовое регулирование потребления необходимо ужесточать, чтобы не допускать развития алкоголизма. Деятельность сотрудников, выявляющих факты публичного пьянства, управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, изготовления, продажи, потребления самогона необходимо стимулировать. Источником материальных ресурсов, необходимых для активизации правоприминителей, а так же средств, необходимых на организацию медицинской помощи должна быть доля алкогольного акциза.

Библиография
1.
Воронов Д. Алкоголь в современном быту. М.-Л., 1930. 137c.
2.
Воронов Д.Н. О самогоне. М., Б.г. 41 c.
3.
ГАРФ. Ф. 102. Оп. 302. Д. 16. Л. 37-39.
4.
ГАРФ. Ф. 102. Оп. 302. Д. 26. Л. 1.
5.
ГАРФ. Ф. 102 Оп. 302. Д. 33. Л. 63.
6.
ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 168. Л. 348, 382, 413-420.
7.
ГАПО. Ф. 164. Оп. 1. Д. 136. Л. 53, 66.
8.
Григорьев В.И. Операция «Бахус» и «Опиум». Алма-Ата: «Знание», 1990. 78 с.
9.
Декрет ВЦИК и СНК от 13 мая 1918 года «О предоставлении народному комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, спекулирующей хлебными запасами» // СУ РСФСР. 1918. № 35. Ст. 468.
10.
Дорогих М.И. Административно-правовые меры по преодолению пьянства и алкоголизма. Киев: «Выща шк», 1988. 216 с.
11.
Есть ли вытрезвители в Уфе? // Еженедельник «Аргументы и факты». 2019. 17 декабря.
12.
Заиграев Г.Г., Мурашев А.В. Актуальные вопросы борьбы с самогоноварением. М.: «Знание», 1990. 79 с.
13.
Законопроект № 709181-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части оказания помощи лицам, находящимся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, утратившим способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке» // Официальный сайт Государственной Думы ФС РФ / URL: https://sozd.duma.gov.ru (дата обращения 11.04.2020).
14.
Законопроект № 694490-7 «О внесении изменения в статью 13 Федерального закона "О полиции"» Официальный сайт Государственной Думы ФС РФ // URL: https://sozd.duma.gov.ru (дата обращения 11.04.2020).
15.
Маннс Г.Ю. Алкогольная преступность и борьба с самогоноварением в Иркутской губернии. Иркутск: 1-Госполит, 1925. 8 с.
16.
Михайликов В.Л., Подойма Л.Ю., Бутиков С.И., Полушкин М.Ю. О перспективах восстановления в России системы вытрезвителей для обеспечения правопорядка органами внутренних дел // Проблемы правоохранительной деятельности. 2016. №3. С. 41-45.
17.
Опыт республики Татарстан по решению проблем функционирования медицинских вытрезвителей // Официальный сайт МВД России / URL.: https://xn--blaew. (дата обращения 11.04.2020).
18.
Пьянство и преступность: история проблемы / Отв. ред. И. П. Лановенко. Киев: «Наук. Думка», 1989. 528 с.
19.
Речи М.Д. Челышова произнесенные в Третьей Государственной Думе о необходимости борьбы с пьянством и по другим вопросам. СПб.: Типография Алекс.-Невск., 1912. 378 с.
20.
Постановление ЦИК и СНК СССР от 28 августа 1925 «О введении в действие положения о производстве спирта и спиртных напитков и торговле ими» // СЗ СССР. 1925. № 57. Ст. 426.
21.
Постановление Совмина СССР от 30 сентября 1963 № 1022 «Об утверждении Типового положения о Государственной автомобильной инспекции Министерства охраны общественного порядка союзной республики» // СП СССР. 1963. № 19. Ст. 193.
22.
Приказ МВД России от 23 декабря 2011 года № 1298 «Об утверждении Инструкции о порядке доставления лиц, находящихся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, в медицинские организации» // Российская газета.-2012.-29 февр.
23.
Приказ Минфина России от 11 декабря 2019 года № 225н «Об установлении цен, не ниже которых осуществляются закупка (за исключением импорта), поставки (за исключением экспорта) и розничная продажа алкогольной продукции крепостью свыше 28 процентов, и о признании утратившим силу приказа Минфина России от 11 мая 2016 г. N 58н "Об установлении цен, не ниже которых осуществляются закупка (за исключением импорта), поставки (за исключением экспорта) и розничная продажа алкогольной продукции крепостью свыше 28 процентов"» // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru (дата обращения 20.04.2020).
24.
Суменкова М.В. Алкогольная политика Российского государства в ХХ веке: монография / М.В. Суменкова. Пенза: Типография ИП Соколова А.Ю., 2018. 84 с.
25.
Томский опыт добровольного оказания медицинской помощи лицам в состоянии алкогольного опьянения оказался успешным // Медицина и фармация Томской области. 2011. №10. С. 1-9.
26.
Уставы об акцизных сборах. Раздел II. Устав о питейном сборе (ст.ст. 108-723) / По официальному изданию 1901 г., измененные и дополненные по действующим Продолжениям и позднейшим узаконениям, с сенатскими и министерскими разъяснениями и с приложением правил и инструкций Министерства финансов / Сост.: А.М. Нюренберг.-М.: Правоведение, 1912. 1160 с.
27.
Федеральный закон от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 48. Ст. 4553.
28.
Федеральный закон от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 12. Ст. 1232.
29.
Шалагин А.Е. Гребенкин М.Ю. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения // Ученые записки Казанского юридического института МВД России. 2013. Т. 3. №1. С. 39-47.
30.
Явчуновская Т.М. К проблеме женского алкоголизма (анализ законодательства и практики ЛТП) // Личность преступника и уголовная ответственность. Правовые и криминологические вопросы. Межвузовский сборник. Саратов, 1979. Вып. 1. С. 87-96.
References (transliterated)
1.
Voronov D. Alkogol' v sovremennom bytu. M.-L., 1930. 137c.
2.
Voronov D.N. O samogone. M., B.g. 41 c.
3.
GARF. F. 102. Op. 302. D. 16. L. 37-39.
4.
GARF. F. 102. Op. 302. D. 26. L. 1.
5.
GARF. F. 102 Op. 302. D. 33. L. 63.
6.
GARF. F. 9401. Op. 2. D. 168. L. 348, 382, 413-420.
7.
GAPO. F. 164. Op. 1. D. 136. L. 53, 66.
8.
Grigor'ev V.I. Operatsiya «Bakhus» i «Opium». Alma-Ata: «Znanie», 1990. 78 s.
9.
Dekret VTsIK i SNK ot 13 maya 1918 goda «O predostavlenii narodnomu komissaru prodovol'stviya chrezvychainykh polnomochii po bor'be s derevenskoi burzhuaziei, spekuliruyushchei khlebnymi zapasami» // SU RSFSR. 1918. № 35. St. 468.
10.
Dorogikh M.I. Administrativno-pravovye mery po preodoleniyu p'yanstva i alkogolizma. Kiev: «Vyshcha shk», 1988. 216 s.
11.
Est' li vytrezviteli v Ufe? // Ezhenedel'nik «Argumenty i fakty». 2019. 17 dekabrya.
12.
Zaigraev G.G., Murashev A.V. Aktual'nye voprosy bor'by s samogonovareniem. M.: «Znanie», 1990. 79 s.
13.
Zakonoproekt № 709181-7 «O vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v chasti okazaniya pomoshchi litsam, nakhodyashchimsya v obshchestvennykh mestakh v sostoyanii alkogol'nogo, narkoticheskogo ili inogo toksicheskogo op'yaneniya, utrativshim sposobnost' samostoyatel'no peredvigat'sya ili orientirovat'sya v okruzhayushchei obstanovke» // Ofitsial'nyi sait Gosudarstvennoi Dumy FS RF / URL: https://sozd.duma.gov.ru (data obrashcheniya 11.04.2020).
14.
Zakonoproekt № 694490-7 «O vnesenii izmeneniya v stat'yu 13 Federal'nogo zakona "O politsii"» Ofitsial'nyi sait Gosudarstvennoi Dumy FS RF // URL: https://sozd.duma.gov.ru (data obrashcheniya 11.04.2020).
15.
Manns G.Yu. Alkogol'naya prestupnost' i bor'ba s samogonovareniem v Irkutskoi gubernii. Irkutsk: 1-Gospolit, 1925. 8 s.
16.
Mikhailikov V.L., Podoima L.Yu., Butikov S.I., Polushkin M.Yu. O perspektivakh vosstanovleniya v Rossii sistemy vytrezvitelei dlya obespecheniya pravoporyadka organami vnutrennikh del // Problemy pravookhranitel'noi deyatel'nosti. 2016. №3. S. 41-45.
17.
Opyt respubliki Tatarstan po resheniyu problem funktsionirovaniya meditsinskikh vytrezvitelei // Ofitsial'nyi sait MVD Rossii / URL.: https://xn--blaew. (data obrashcheniya 11.04.2020).
18.
P'yanstvo i prestupnost': istoriya problemy / Otv. red. I. P. Lanovenko. Kiev: «Nauk. Dumka», 1989. 528 s.
19.
Rechi M.D. Chelyshova proiznesennye v Tret'ei Gosudarstvennoi Dume o neobkhodimosti bor'by s p'yanstvom i po drugim voprosam. SPb.: Tipografiya Aleks.-Nevsk., 1912. 378 s.
20.
Postanovlenie TsIK i SNK SSSR ot 28 avgusta 1925 «O vvedenii v deistvie polozheniya o proizvodstve spirta i spirtnykh napitkov i torgovle imi» // SZ SSSR. 1925. № 57. St. 426.
21.
Postanovlenie Sovmina SSSR ot 30 sentyabrya 1963 № 1022 «Ob utverzhdenii Tipovogo polozheniya o Gosudarstvennoi avtomobil'noi inspektsii Ministerstva okhrany obshchestvennogo poryadka soyuznoi respubliki» // SP SSSR. 1963. № 19. St. 193.
22.
Prikaz MVD Rossii ot 23 dekabrya 2011 goda № 1298 «Ob utverzhdenii Instruktsii o poryadke dostavleniya lits, nakhodyashchikhsya v obshchestvennykh mestakh v sostoyanii alkogol'nogo, narkoticheskogo ili inogo toksicheskogo op'yaneniya i utrativshikh sposobnost' samostoyatel'no peredvigat'sya ili orientirovat'sya v okruzhayushchei obstanovke, v meditsinskie organizatsii» // Rossiiskaya gazeta.-2012.-29 fevr.
23.
Prikaz Minfina Rossii ot 11 dekabrya 2019 goda № 225n «Ob ustanovlenii tsen, ne nizhe kotorykh osushchestvlyayutsya zakupka (za isklyucheniem importa), postavki (za isklyucheniem eksporta) i roznichnaya prodazha alkogol'noi produktsii krepost'yu svyshe 28 protsentov, i o priznanii utrativshim silu prikaza Minfina Rossii ot 11 maya 2016 g. N 58n "Ob ustanovlenii tsen, ne nizhe kotorykh osushchestvlyayutsya zakupka (za isklyucheniem importa), postavki (za isklyucheniem eksporta) i roznichnaya prodazha alkogol'noi produktsii krepost'yu svyshe 28 protsentov"» // Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://www.pravo.gov.ru (data obrashcheniya 20.04.2020).
24.
Sumenkova M.V. Alkogol'naya politika Rossiiskogo gosudarstva v KhKh veke: monografiya / M.V. Sumenkova. Penza: Tipografiya IP Sokolova A.Yu., 2018. 84 s.
25.
Tomskii opyt dobrovol'nogo okazaniya meditsinskoi pomoshchi litsam v sostoyanii alkogol'nogo op'yaneniya okazalsya uspeshnym // Meditsina i farmatsiya Tomskoi oblasti. 2011. №10. S. 1-9.
26.
Ustavy ob aktsiznykh sborakh. Razdel II. Ustav o piteinom sbore (st.st. 108-723) / Po ofitsial'nomu izdaniyu 1901 g., izmenennye i dopolnennye po deistvuyushchim Prodolzheniyam i pozdneishim uzakoneniyam, s senatskimi i ministerskimi raz''yasneniyami i s prilozheniem pravil i instruktsii Ministerstva finansov / Sost.: A.M. Nyurenberg.-M.: Pravovedenie, 1912. 1160 s.
27.
Federal'nyi zakon ot 22 noyabrya 1995 g. № 171-FZ «O gosudarstvennom regulirovanii proizvodstva i oborota etilovogo spirta, alkogol'noi i spirtosoderzhashchei produktsii» // Sobranie zakonodatel'stva RF. 1995. № 48. St. 4553.
28.
Federal'nyi zakon ot 13 marta 2006 g. № 38-FZ «O reklame» // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2006. № 12. St. 1232.
29.
Shalagin A.E. Grebenkin M.Yu. Kriminologicheskaya kharakteristika i preduprezhdenie prestuplenii, sovershennykh v sostoyanii alkogol'nogo op'yaneniya // Uchenye zapiski Kazanskogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. 2013. T. 3. №1. S. 39-47.
30.
Yavchunovskaya T.M. K probleme zhenskogo alkogolizma (analiz zakonodatel'stva i praktiki LTP) // Lichnost' prestupnika i ugolovnaya otvetstvennost'. Pravovye i kriminologicheskie voprosy. Mezhvuzovskii sbornik. Saratov, 1979. Vyp. 1. S. 87-96.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Всем нам памятны знаменитые слова древнерусского князя: «Веселие Руси есть питие». Употребление в той или иной форме алкоголя, равно как и борьба с этим явлением стали неотъемлемой частью российской истории. Впрочем, не только российской: вспомним знаменитый «сухой закон» в США и расцвет бутлегеров в 1920-е - начале 1930-х годов. В нашей стране в XX в. дважды проводились антиалкогольные мероприятия, и если одна из этих компаний (горбачевская) известна гораздо больше, то в гораздо меньшей степени обыватель осведомлён об антиалкогольных мерах в России в годы Первой мировой войны. А ведь именно тогда апологеты писали: «Да будет стыдно всем тем, которые говорили, что трезвость в народе немыслима, что она не достигается запрещением». Сегодня в российском обществе существуют полярные точки зрения как на алкоголизм, так и на борьбу с ним. В этой связи вызывает интерес изучение исторического опыта борьба с пьянством в нашей стране. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются административно-правовые меры борьбы с пьянством в России. Автор ставит своими задачами рассмотреть истории алкогольного производства в России и отношение государства к нему, проанализировать антиалкогольные компании в нашей стране в XX в., а также определить значимость медвытрезвителей в условиях современной России. Работа основана на принципах историзма, объективности, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов. Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать административно-правовые меры, применяемые для борьбы с пьянством, а также выявить те из них, которые будут востребованы в современных условиях. Научная новизна статьи заключается также в привлечении архивных материалов. Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя 30 различных источников и исследований. Источниковую базу статьи можно разделить на две группы: опубликованные (нормативно-правовые акты, речи политических деятелей, материалы периодической печати) и неопубликованные, в том числе из фондов Государственного архива Российской Федерации. Из привлекаемых исследований укажем на труды советских и современных авторов, в которых раскрываются различные аспекты пьянства и борьбы с ним в нашей стране. Среди новых работ укажем на исследование коллектива авторов (В.Л. Михайликов, Л.Ю. Подойма, С.И. Бутиков, М. Полушкин), в центре внимания которой вопросы работы медвытрезвления в современной России. Заметим, что библиография статьи обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему. Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкому кругу читателей, всех, кто интересуется проблемой пьянства и алкоголизма и борьбы с ними. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи. Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью: и хотя автор не уделяет должного внимания актуальности темы, в целом, общее впечатление остаётся позитивным. Автор подробно рассматривает как историю алкогольного дела, так и меры борьбы с пьянством. Примечательно, что помимо сухого закона времён Первой Мировой войны и антиалкогольной кампании эпохи Перестройки, автор останавливается и на событиях 1960-1970-х гг.: именно тогда создаётся самостоятельная наркологическая служба и сеть медвытрезвителей. Особый интерес представляют авторские рекомендации по вопросу современных антиалкогольных мер: как справедливо указывается в рецензируемой статье, «современную антиалкогольную политику следует вести с учетом оценки опыта прошлого, где уделялось особое внимание борьбе с массовым пьянством», в том числе обращается внимание на важность медвытрезвителей. Главным выводом статьи является то, что, на взгляд автора, «представляется целесообразным в ближайшее время воссоздание вытрезвителей в Российской Федерации в целях обеспечения общественного порядка и безопасности в общественных местах». Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в учебных курсах, так и в рамках стратегий антиалкогольных мероприятий. К статье есть незначительные замечания: 1) В начале статьи фактически не показана актуальность; 2) В тексте присутствует несогласованность отдельных предложений («И если массовое употребление бродильных напитков, строго контролировалось общиной. Употребление полугара стало носить массовый, более случайный характер», «Если сельское население, по прежнему, пило массово и много по праздникам, сходам, заблаговременно приобретая вскладчину спиртное. То городское случайно и чаще и в мелкой посуде, о чем свидетельствуют отчеты продавцов казенных винных лавок»), имеются пунктуационные ошибки. 3) В библиографии необходимо дать расшифровку архивных фондов, особенно ГАПО. Несмотря на указанные замечания статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"