Статья 'Численность и состав сибирского купечества в первой половине XIX в.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Численность и состав сибирского купечества в первой половине XIX в.

Сутягина Ольга Александровна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра истории России и методики обучения истории и обществознанию, Томский государственный педагогический университет

634057, Россия, Томская область, г. Томск, ул. Карла Ильмера, 15/1, оф. 427

Sutyagina Ol'ga Aleksandrovna

PhD in History

Docent, the department of History of Russia and Teaching Technique of History and Social Studies, Tomsk State Pedagogical University

634057, Russia, Tomskaya oblast', g. Tomsk, ul. Karla Il'mera, 15/1, of. 427

olgafox83@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.4.32703

Дата направления статьи в редакцию:

22-04-2020


Дата публикации:

30-04-2020


Аннотация.

Объектом исследования является гильдейское купечество городов Сибири. В городах была сосредоточена основная масса купечества, поэтому исследование городского купечества позволяет составить представление об этом сословии в целом Предмет исследования – численность и состав сибирского купечества в первой половине XIX в. Цель работы – проследить процесс формирования сибирского купечества в условиях экономической и сословной политики государства. Автором выявлены три этапа в процессе формирования сибирского купечества в первой половине XIX в., отражающие социально-правовые изменения в функционировании купечества и изменения в экономической жизни сибирского региона. Проводится анализ каждого этапа. При анализе и систематизации фактического материала в работе использовались традиционные для отечественной историографии историко-сравнительный, историко-генетический и историко-типологический методы, а также широко применяемые в статистике и демографии методы статистического анализа: методы построения динамических рядов и метод средних величин. Новизна исследования заключается в том, что, обобщая опыт предшественников и привлекая другие материалы, в том числе ряд архивных материалов, ранее не привлекавшийся специалистами, рассмотрена динамика изменения численности и удельного веса купечества в составе сибирских городов на протяжении полувека, а также прослежено влияние различных факторов на его формирование. Автор статьи делает вывод, что численный состав купечества на протяжении рассматриваемого периода претерпевал значительные изменения, связанные с правительственной политикой, прежде всего с повышением имущественного ценза для записи в купеческие гильдии и величины налогообложения купечества, экономическим развитием края и отдельных его городов.

Ключевые слова: торговое сословие, купеческое сословие, сибирское купечество, купцы, купечество, торговля, Сибирь, XIX век, история Сибири, налоги

Abstract.

The object of this research is the different merchant classes of Siberian cities. The subjects is the size and composition of Siberian merchantry of the early XIX century. The goal of this work consists in tracing the process of establishment of Siberian merchantry in the conditions of economic and estate policy of the empire. The author highlights and analyzes the three stages in the process of formation of Siberian merchantry in the early XIX century, which reflects the socio-legal transformations in functionality of merchantry, as well as the changes in economic life of the Siberian region. The scientific novelty lies in the fact that by generalization of previous experience and attraction of other materials, including archival that have not been considered before by the experts, the author explores the dynamic pattern of size and density of merchantry in the Siberian cities throughout half of a century, as well as traces the influence of various factors upon its formation. The conclusion is made that throughout the period in question the size of merchantry has undergone significant changes associated with the government policy, namely raise of property requirements for enrollment into merchant guilds, tax rates for merchantry, economic development of the region and its separate cities.

Keywords:

the commercial class, the merchant class, Siberian merchants, merchants, merchant class, trade, Siberia, the 19th century, history of Siberia, taxes

В изучении купеческого сословия часто рассматриваются вопросы об образе жизни купцов, их роли в духовной и политической жизни государства. Но подобные исследования невозможны без опоры на демографические и статистические данные по купечеству. Купечество постоянно изменялось численно, что в свою очередь сказывалось и на его облике, и на роде занятий. В связи с этим изучение численности и состава купечества имеет важное значение.

Реформы последней четверти XVIII в. на долгое время определили направление правительственной политики по отношению к купеческому сословию. Установленные тогда правила для вхождения в состав купечества неоднократно менялись в начале XIX в., однако коренные изменения последовали только в 1860-е гг., когда новое законодательство уже на иных основаниях определяло социальный и экономический статус купечества. Проблемам влияния государственной политики на формирование гильдейского купечества посвящено немало современных исследований. Среди них можно назвать работу В. Н. Разгона, которая основана на обширном документальном материале и охватывает период XVIII – первой половины XIX в. [26]. Автор исследовал процессы формирования сибирского купечества, его менталитет, основные направления и сферы приложения купеческих капиталов в период феодализма. Вопросы формирования и деятельности западносибирского купечества в период перехода от аграрного общества к индустриальному рассматриваются в работе томского историка В. П. Бойко [1]. Автор дает характеристику политических, социальных и культурных условий, в которых происходило формирование и деятельность купечества Западной Сибири, определяет численность, состав и источники пополнения западносибирского купечества. Ряд авторов исследует процесс формирования местного купечества в условиях противоречивой экономической и сословной политики государства на примере отдельных регионов [2, 10, 11-13, 15, 30, 31]. Цель данной работы – рассмотреть динамику численности и состав сибирского купечества в связи с изменением законодательства Российской империи и местными социально-экономическими процессами в период с 1807 по 1863 гг. Объектом исследования выступает гильдейское купечество городов Сибири. Предметом - численность и состав сибирского купечества в изучаемый период.

Работа основана на комплексном анализе источников, содержащих информацию по численности сибирского купечества в рассматриваемый период. В частности, используются архивные материалы Государственного архива Иркутской области (ГАИО) и Центра хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК), впервые вводящиеся в научный оборот. В фонде 308 "Иркутское гильдейское купечество" ГАИО хранятся ежегодные списки купцов и их семейств, учет которых вели органы местного самоуправления в фискальных целях. Материалы фонда позволяют определить численность и гильдейский состав иркутского купечества. Фонд 2 "Алтайское горное правление" ЦХАФ АК содержит материалы о развитии золотопромышленности в Сибири, явявшейся одним из факторов влияния на динамику численности купечества в регионе. Другими источниками исследования стали статистические материалы, которые содержатся, как в официально составленых обозорах и записках [5, 19, 32], так и в официальных региональных периодических изданиях [4, 16]. Данные материалы позволяют проследить динамику численности сибирского купечества, изменения его гильдейского состава, выявить долю купечества среди всего населения Сибири. Незаменимым источником по социально-экономической политике государства, имеющей непосредственное воздействие на формирование купеческого сословия, стали законодательные акты, содержащиеся в Полном собрании законов Российской империи [20-24].

При анализе и систематизации фактического материала в работе использовались традиционные для отечественной историографии историко-сравнительный, историко-генетический и историко-типологический методы, которые позволили выявить основные этапы формирования сибирского купечества, общие характерные черты и различия между купечеством разных городов Сибири. Кроме того, в работе применялись количественные методы исторического исследования. В частности, использовались широко применяемые в статистике и демографии методы статистического анализа: метод построения динамических рядов и метод средних величин. В совокупности перечисленные методы способствовали всестороннему освещению объекта и предмета исследования.

Новизна ииследования заключается в том, что, обобщая опыт предшественников и привлекая другие материалы, в том числе ряд архивных материалов, ранее не привлекавшийся специалистами, рассмотрена динамика изменения численности и удельного веса купечества в составе сибирских городов на протяжении полувека, а также прослежено влияние различных факторов на его формирование.

Под влиянием, как законодательства, так и других факторов развитие сибирского купечества в первой половине XIX в. претерпевало ряд изменений. В процессе изменения численности сибирского купечества в рассматриваемый период можно выделить три этапа, которые отражают социально-правовые изменения в функционировании всего российского купечества, а также изменения в хозяйственной жизни сибирского региона: первый – с 1807 по 1824 гг., второй – с 1825 по 1835 гг. и третий – с 1835 по 1863 гг. Наша периодизация не совпадает с периодизацией, предложенной исследователем енисейского купечества Е. В. Комлевой, которая в процессе изменения численности приенисейского купечества в первой половине XIX в. выделяет два этапа: вторая половина 1800-х гг. - конец 1830-х гг. и 1840-е - 1850-е гг. [13, с. 47]. Однако, следует учитывать, что объектом нашего исследования является сибирское купечество в целом, а не отдельной губернии, каждой из которых были присущи свои особенности.

Первый этап в динамике численности сибирского купечества был неблагоприятным периодом для экономического развития региона и характеризовался уменьшением численности купечества. Исследователь сибирского купечества В. Н. Разгон назвал период с 1807 по 1824 гг. кризисом гильдейского купечества [26, с. 47], так как число сибирских купцов в период с 1806 по1824 гг. сокращается с 2919 до 905 душ м.п., т. е. более чем в 3 раза (табл. 1). При этом численность западносибирского купечества в рассматриваемый период сократилась в 4,5 раза, в то время как восточносибирское – только в 2 раза.

Таблица 1. Численность купцов в сибирских губерниях в первой половине XIХ в. (душ м.п.) [5, ведомость II; 13, с. 42; 26, с. 46]

Губерния

1806 г.

1816 г.

1824 г.

1835 г.

1851 г.

Тобольская*

1016

368

307

867

918

Томская

843

256

98

813

1084

Енисейская

-

-

170

330

391

Иркутская

1060

605

330

825

796**

Итого

2919

1229

905

2835

3189

* в сведения по Тобольской губернии за 1824 и 1835 гг. включены данные по Омской области, существовавшей с 1822 по 1839 гг.

** в сведения по Иркутской губернии включены данные по Забайкальской и Якутской областям.

В 1806 г. к крупным городам, где была сосредоточена основная масса сибирского купечества, относились Иркутск (528 душ м.п.), Тюмень (307), Тобольск (276), Верхнеудинск (256) и Енисейск (214). Более ста купцов числилось в Таре, Томске, Барнауле, Красноярске и Якутске [26, с. 42, 44]. Соотношение численности купцов в городах Западной и Восточной Сибири было приблизительно одинаковым. Однако в целом по региону соотношение было в пользу западносибирского купечества: в 1806 г. на его долю приходилось 63,7 % всех сибирских купцов.

В 1824 г. численность купцов настолько сократилась, что всего в трех городах насчитывалось более 100 купцов: в Иркутске (136 душ м.п.), Тюмени (121) и Тобольске (106) [26, с. 42, 44]. Столь значительное сокращение представителей купеческого сословия было связано с увеличением имущественного ценза для записи в купеческие гильдии, а также с неоднократным ростом гильдейских сборов, что отмечали многие авторы [1, с. 48; 12, с. 39; 13, с. 53; 26, с. 47]. Так, в 1807 г. по сравнению с 1794 г. минимальный капитал, необходимый для причисления в купечество по первой гильдии вырос с 16 до 50 тыс. руб., по второй гильдии – с 8 до 20 тыс. руб. и по третьей гильдии – с 2 до 8 тыс. руб. [20, с. 531, 532; 23, с. 1321].

В течение первой четверти XIX в. неоднократно поднималась и плата в казну с объявленного капитала: если в 1794 г. купец должен был платить 1 % гильдейского сбора с капитала, то в 1797 г. – уже 1,25 % [20, с. 531. 532; 21, с. 848]. В 1807 г. процентная ставка налогообложения осталась на уровне 1797 г., но при этом оговаривалось, что четверть процента с гильдейского сбора отныне будет поступать не в казну, а оставаться в распоряжении городского управления для повышения жалования служащим по купеческим выборам [22, с. 977]. В последующие годы процентная ставка налогообложения продолжала расти: в 1810 г. она составила 1,75 %, в 1812 г. – 4,75 %, а к 1821 г. она увеличилась до 5,225 % [11, с. 117], что в 4 раза превышало нормы 1807 г.

Сокращение численности сибирского купечества после 1807 г. происходило в основном за счет уменьшения купцов второй и третьей гильдии, в то время как численность первогильдейцев значительно выросла. Связано это было с тем, что по закону была установлена монополия купцов первой гильдии на кяхтинскую торговлю, которая в начале XIX в. была единственным транзитным пунктом внешней торговли на восточной границе империи. Кяхтинская торговля была существенным источником первоначального накопления капитала, как сибирских купцов, так и предпринимателей из Европейской России. Иркутский исследователь В. П. Шахеров отмечал, что Манифест 1807 г., ограничивший состав кяхтинских торговцев только первогильдейцами, нанес серьезный удар по мелкому и среднему купечеству, вместе с тем способствовал более резкому размежеванию купечества на крупную и мелкую буржуазию [30, с. 16]. Благодаря кяхтинской торговле в свое время нажили капиталы такие крупные представители купеческого сословия, как Сибиряковы, Медведниковы, Баснины, Нерпины, Игумновы, Немчиновы, Стахеевы и другие.

Рассмотрим процесс увеличения первогильдейцев после 1807 г. на примере наиболее крупного города Сибири – Иркутска. В 1805 г. в Иркутске всего два купца объявили капитал по первой гильдии – Петр Солдатов и Николай Мыльников [6, л. 1]. В 1808 г. в высшую гильдию Иркутска записались сразу 14 купеческих семей, в то время как число купеческих семей второй гильдии сократилось на 8, а третьей – на 43 (табл. 2). В 1812 г., в связи с увеличением налоговых платежей, вызванными войной, наблюдается незначительное сокращение купеческих семей по всем трем гильдиям, при этом купцы объявляли капитал, строго необходимый для записи в ту или иную гильдию. Например, среди первогильдейцев только один Григорий Баженов объявил капитал на 50 руб. больше положенного, остальные – П. Солдатов, М. Сибиряков, И. Лычагов, Л. и П. Медведниковы, П. Трапезников, Г. Белоголовых, Е. Лычагов, Н. Баснин и М. Мягкоступов объявили капитал строго в 50 тыс. руб. [8, л. 1-5 об.], как и было установлено законодательно. Конечно, купцы могли владеть и более значительными капиталами, но они не стремились объявлять капитал больше положенного, поскольку это влекло за собой повышение платы в казну.

Таблица 2. Число купеческих капиталов в Иркутске в 1805­–1836 гг. [6, л. 1-13; 7, л. 2-14; 8, л. 4-15; 16]

Годы

Число капиталов (семей)

1-я гильдия

В % к общему числу

2-я гильдия

В % к общему числу

3-я гильдия

В % к общему числу

Всего

1805

2

1,3

19

11,7

141

87

162

1808

14

11,4

11

8,9

98

79,7

123

1812

11

11,3

9

9,3

77

79,4

97

1836

8

8

4

4

88

88

100

Следует отметить, что купеческое сословие по своей численности и составу не было стабильным, так как каждый год купцы должны были доказать свою экономическую состоятельность и платить в казну гильдейские сборы. Интересна в этом отношении судьба иркутского купца Н. Мыльникова, который и в 1805 и 1808 гг. состоял в первой гильдии, а в 1812 г. числился уже по второй гильдии, при этом, как указывалось в ведомости об объявленных купеческих капиталах, перечислен он был со своим семейством из третьей гильдии. Следовательно, за пять лет купец побывал во всех трех гильдиях [6, л. 1; 7, л. 2; 8, л. 6 об.]. При этом ему удалось удержаться в купеческом сословии, что многим купцам не всегда удавалось сделать. Те купцы, которые не могли подтвердить свою состоятельность даже по третьей гильдии, выбывали в мещанское сословие.

В середине 1820-х гг. начался постепенный численный рост сибирского купечества, что было связано с проведением гильдейской реформы 1824 г., когда были значительно снижены повинности купечества. Исследователь верхнеудинского купечества О. Э. Мишакова справедливо отметила, что уменьшение числа гильдейцев в первой четверти XIX в. привело к сокращению процентных сборов, поступающих в казну с купеческих капиталов, что не могло не тревожить правительство, которое в лице министра финансов Е. Ф. Канкрина выступило с проектом нового закона о преобразовании государственной податной системы [15, с. 19]. По Манифесту от 14 ноября 1824 г. были значительно снижены гильдейские пошлины: для первой гильдии до 2,2 тыс. руб., для второй – до 880 руб. и для третьей – до 220 руб. [24, с. 593], что по подсчетам В. Н. Разгона вернуло налогообложение купцов первых двух гильдий к уровню 1812 г., а третьей гильдии, после еще одного сокращения пошлин в 1826 г. до 150-100 руб., – к уровню 1807-1810 гг. [26, с. 52] Вследствие проведенной реформы численность сибирского купечества с 905 купцов в 1824 г. увеличилось до 2835 в 1835 г., т.е. практически вернулось к уровню 1806 г. (табл. 1).

На данном этапе развития купечества самым крупным по числу купцов городом Сибири оставался Иркутск, где в 1835 г. насчитывалось 282 душ м. п. Далее по убыванию шли Нерчинск (268 душ м.п.), Тюмень (145), Тобольск (147), Троицкосавск с торговой слободой Кяхтой (122), Семипалатинск (119), Ялуторовск (102) и Енисейск (86). Существенной была купеческая прослойка в Якутске, Петропавловске, Кургане, Таре, Вернеудинске, Томске и Барнауле: количество купцов в них варьировалось от 50 до 70 человек [10; 26, с. 42, 44].

При всем том, что иркутское купечество являлось самым многочисленным, оно еще было и самым богатым: здесь больше, чем в других сибирских городах проживало купцов первой и второй гильдии. В 1835 г. в Иркутске было 37 купцов первой гильдии и 8 купцов второй гильдии [10, с. 35], что составляло 16 % от всех иркутских купцов и 2,2 % от купцов всех сибирских городов. Следующие по состоятельности шли Кяхтинские, Нерчинские и Верхнеудинские купцы, где было 25, 20 и 10 купцов первой гильдии соответственно, купцы второй гильдии в этих городах отсутствовали вовсе. Среди западносибирских купцов самыми состоятельными можно считать тобольских купцов, где проживало 8 купцов первой гильдии и 5 – второй гильдии, а также тарских первогильдейцев, которых насчитывалось 7 человек [26, с. 42, 44]. Следовательно, основная часть первогильдейцев (94 человек из 117 или 80 %) была сконцентрирована в четырех восточносибирских городах. Однако если по количеству первогильдейцев Западная Сибирь уступала восточному региону в четыре раза (23 купца против 94), то соотношение численности купцов второй гильдии было в пользу первой (50 купцов против 26). Подавляющая же часть купечества сибирских городов (90,7 %) в середине 1830-х гг. состояла в третьей гильдии.

Третий этап в развитии регионального купечества характеризуется резким скачком его численности, связанным с развитием в Сибири золотопромышленности. Это говорит о том, что на динамику численности гильдейского купечества влияла не только сословная политика государства, но и экономическая ситуация в регионе, являвшаяся почвой для приумножения купеческих капиталов. Численность купечества в сибирских городах с 1835 по 1857 гг. повышается почти втрое: с 2042 до 5534 душ м.п. [10; 26, с. 42, 44; 32. С. 7-402]. Увеличение численности купцов происходит повсеместно, но особенно быстро оно происходит в городах Енисейской губернии, что было связано с бурным развитием здесь золотопромышленности.

Уже в 1837 г. в Ачинском округе было заявлено 184 золотосодержащих прииска, а в Минусинском – 313 [29, л. 4]. Открытие золота в бассейне Енисея способствовало экономическому развитию губернии. В 1840-х гг. здесь было добыто 1594 пудов золота, в 1850-х – 1612 пудов [9, с. 24]. В 1860-е гг. Енисейская губерния стала центром не только общероссийского, но и мирового района золотодобычи: в 1860 г. здесь было добыто 18,9 тыс. пудов золота, что составляло 75 % всего добытого золота в Сибири и 53 % в России [28, с. 32].

Не удивительно, что численность местного купечества здесь быстро увеличивается. Так, если в 1831 г. в городах Енисейской губернии насчитывалось 104 представителя купеческого сословия, то в 1847 г. их насчитывалось уже 529, а в 1857 г. – 1474 (табл. 3). За четверть века численность енисейского купечества увеличилась в 14 раз. При этом наиболее увеличилось канское (в 175,5 раз) и минусинское купечество (в 168,5 раз), а меньше всего – енисейское (в 7 раз). Как видим, значительно увеличилась численность купечества в малых городах Енисейской губернии. Данный рост был связан не только с «бумом» золотопромышленности. Как отмечает ряд авторов, в купечество малых городов записывалось значительное количество купцов, чтобы избежать избрания на общественные должности в крупных городах, где их выполнение было связано с большими денежными и разного рода другими издержками [2, с. 228; 13, с. 57].

Таблица 3. Динамика численности купечества в городах Енисейской губернии в первой половине XIX в. [13, с. 44; 19, с. 38, 58, 97, 121, 145; 26, с. 44].

Город

1800 г.

1812 г.

1823 г.

1831 г.

1847 г.

1857 г.

Красноярск

73

53

67

28

195

212

Енисейск

167

86

97

64

143

447

Ачинск

1

14

6

8

62

127

Канск

-

-

-

2

80

351

Минусинск

-

-

-

2

49

337

Туруханск

27

1

-

-

-

-

Итого

268

154

170

104

529

1474

Происходят не только численные изменения енисейского купечества, меняется и его состав. Именно к этому периоду времени относится появление первого первогильдейца Енисейской губернии – тобольского уроженца Ивана Кирилловича Кузнецова, который стал родоначальником известной впоследствии красноярской купеческой династии. Разбогател он благодаря торговле в Кяхте чаем и пушниной. В начале 1830-х гг., накопив первоначальный капитал, купец занялся золотопромышленностью. Купцом первой гильдии он стал в 1835 г., когда объявил капитал в 50 тыс. руб. Впоследствии Кузнецов дважды избирался городским головой Красноярска (в 1835–1837 гг. и 1844–1846 гг.) [25, с. 61, 62]. До золотопромышленного же бума, как отмечал Г. Ф. Быконя, крупных купцов в Красноярске не было, да и купечество было немногочисленным: до середины 1830-х гг. в нем имелись только купцы третьей гильдии, всего 13 капиталов [3, с. 103].

Кроме роста численности местного купечества, золотопромышленность повлекла за собой и приток в Енисейскую губернию большого числа иногородних предпринимателей. Если в 1839 г. число иногородних купцов составляло всего 4 человека, то в 1845 г. их числилось уже 28 [13, с. 58]. При этом некоторые из них записывались в купечество местных городов. В частности, в 1830-х гг. в красноярское купечество записался барнаульский купец первой гильдии С. Г. Щеголев.

Быстрыми темпами развиваются и города Западной Сибири. Например, Томск, который являлся главной резиденций западносибирских золотопромышленников. С 1835 по 1857 г. численность купечества в нем выросла более чем в 5 раз: с 50 до 282 душ м.п. Но особенно заметно развивается купечество тех городов, которые являлись главными пунктами внешней торговли с азиатскими странами (Бийск, Петропавловск).Так, если в 1835 г. в Бийске было всего 34 купца, а в Петропавловске 66, то в 1857 г. в Бийске купцов насчитывалось уже 295, а в Петропавловске – 541. Следовательно, численность купечества за 22 года в этих городах увеличилась более чем в 8 раз, что намного превышало средний показатель прироста городского купечества по Сибири – в 1,7 раза [10; 32, с. 99, 189].При этом в этих городах была высока доля купечества среди общего числа жителей. В 1861 г. Бийск хоть и уступал по количеству купцов Томску, но по удельному весу среди горожан опережал все города Томской губернии: удельный все купечества в нем составлял 13,2 % (табл. 4). В то время как в Петропавловске в 1857 г. купечество составляло почти 23 % городского населения [32, с. 189].

Таблица 4. Численность купечества в городах Томской губернии в 1861 г. [4]

Город

Всего населения

Купцов

абс.

%

Томск

18743

564

3,0

Барнаул

11846

167

1,4

Бийск

3818

504

13,2

Мариинск

3213

173

5,4

Каинск

3021

136

4,5

Колывань

2365

296

12,5

Кузнецк

1687

30

1,8

Нарым

1091

22

2,0

Итого

45784

1892

4,1

В первой половине XIX в. городское население формировалось главным образом за счет мещанства. В этот период был отмечен как рост численности, так и рост удельного веса мещанства в составе всех горожан Сибири. Например, если в конце XVIII в. в Енисейской губернии процентная доля мещан в составе городского населения составляла только 5 %, то в 1820-х годах уже 50 %, а в конце 1840-х – 63 % [13, с. 39]. Поэтому не удивительно, что в первой половине XIX в. выходцы из мещан составляли самую большую группу в составе купечества. По подсчетам В. Н. Разгона за период с 1782 по 1858 гг. на долю выходцев из мещан в составе сибирского купечества приходилось 34,4 %, следующей группой было местное потомственное купечество (29,4 %), затем шли купцы, переселившиеся из других городов (16 %) и выходцы из крестьянства (12 %). На остальные сословия и социальные группы в составе купечества приходилось всего 8,2 % [26, с. 79].

Однако показатели эти по отдельным городам несколько отличались. Иркутское купечество в основном состояло из местных потомственных купцов (42,6 %). Наибольшая доля выходцев из купеческого сословия других городов была сосредоточена в Минусинске (60,2 %) и Канске (54,2 %). Самую большую долю выходцев из крестьян имел Курган (35,8 %). В Тобольске, Тюмени, Омске и Ачинске более 40 % купечества происходило из мещан [26, с. 80].

Исследователь И. А. Щукин отмечал, что во второй четверти XIX в. в связи с развитием золотого промысла происходили изменения в структуре гильдейского купечества, характеризующегося повышением числа купцов первых двух гильдий. Так, в городах Восточной Сибири численность первогильдейцев за период с 1840 по 1847 гг. выросла с 116 до 206 чел., число купцов второй гильдии – с 109 до 307 чел. одной из причин, повлекшей повышение купцов второй гильдии автор также называет разрешение им торговать в Кяхте [31, с. 20].

Значительное увеличение числа купцов первой гильдии в восточносибирских городах повлияло и на соотношение первогильдейцев по двум регионам: Западной и Восточной Сибири. В 1852 г. всего по Сибири было объявлено 1130 капиталов, из них 59,3 % приходилось на Западную Сибирь, а 40,7 % – на Восточную (табл. 5). В целом по региону 5,9 % владельцев капиталов составляли первую гильдию, 10,4 % – вторую гильдию и 83,6 % – третью. При этом на долю восточносибирского купечества приходилось 73,1 % всех первогильдейцев. В Западной Сибири преобладали купцы второй (51,7 %) и третьей гильдий (62,6 %). Больше всего купцов первой гильдии проживало в Иркутской губернии (19 капиталов), наименьшее их число наблюдалось в губернии Томской (5 капиталов). Однако по количеству капиталов третьей гильдии Томская губерния опережала всех (31,6 %).

Таблица 5. Число купеческих капиталов в сибирских губерниях и областях в 1852 г. [5, с. 566]

Губерния

Число капиталов (семей)

Всего

1-я гильдия

В % к общ. числу

2-я гильдия

В % к общ. числу

3-я гильдия

В % к общ. числу

Тобольская

13

3,8

32

9,5

293

86,7

338

Томская

5

1,5

29

8,7

299

89,8

333

Енисейская

10

5,8

27

15,6

136

78,6

173

Иркутская

19

13,0

21

14,4

106

72,6

146

Забайкальская

12

11,6

7

6,8

84

81,6

103

Якутская

8

21,6

2

5,4

27

73,0

37

Итого

67

5,9

118

10,4

945

83,6

1130

Что касается удельного веса купечества в составе всего населения региона, то на протяжении рассматриваемого периода он был незначительным. В 1816 г. он составлял 0,2 %, при этом по отдельным губерниям эти показатели отличались: в Томской губернии – 0,09 %, в Тобольской – 0,14 %, а в Иркутской – 0,48 %. В Иркутской губернии один купец приходился на 207 жителей, в то время как в Томской – на 1090 жителей. Следует учесть, что в состав Иркутской губернии до 1851 г. входило Забайкалье с городом Кяхтой – центром торговли с Китаем и Монголией. В целом же по Сибири на одного купца приходилось 509 жителей (табл. 6).

Таблица 6. Динамика численности сибирского купечества и соотношение его с населением в 1816 и 1854 гг. [5, ведомость II].

Губерния

Население

(д.м.п.)

Купцы

(д.м.п.)

Купцы в % к населению

Соотношение купцов к населению

1816 г.

Тобольская

264729

368

0,14

1:719

Томская

145005

133

0,09

1:1090

Енисейская

90247

123

0,14

1:734

Иркутская

125108

605

0,48

1:207

Итого

625089

1229

0,2

1:509

1854 г.

Тобольская

417756

918

0,22

1:455

Томская

243552

1084

0,45

1:225

Енисейская

129270

391

0,3

1:331

Иркутская

163411

465

0,28

1:351

Забайкальская обл.

112320

306

0,27

1:367

Якутская обл.

87631

25

0,03

1:3505

Итого

1153940

3189

0,28

1:362

В середине века количество купцов увеличивается, а вместе с тем растет и удельный вес купечества в составе населения региона (0,28 %). В 1854 г. на одного купца в Сибири приходилось 362 жителя. При этом если в начале XIX в. Иркутская губерния превосходила западносибирские губернии по такому показателю, как соотношение между численностью купцов и общим количеством населения, то в середине века на первое место по этому показателю вышла Томская губерния, где в 1854 г. проживало 1084 купца, что составляло 0,45 % от населения всей губернии, то время как в Иркутской данное соотношение равнялось 465 и 0,28 % соответственно. Следует отметить, что для Томской губернии это был лучший показатель, так как впоследствии процентная доля губернского купечества постепенно уменьшалась: в 1869 г. она составляла уже 0,39 %, в 1884 г. – 0,27 %, а в 1897 г. – всего 0,12 % [14, с. 32, 33; 17, с. 13; 18, с. 40-41]. Вместе с ростом численности сибирского купечества, имевшего место в 1830–50-х гг., увеличивался удельный вес сибирских купцов в общем составе российского купечества: с 1,2 % в 1835 г. [27, с. 258] до 2,2 % в 1854 г. [26, с. 64].

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы. Изменения в численности сибирского купечества в рассматриваемый период происходило неравномерно. Первая четверть XIX в. характеризуется резким уменьшением численности купечества, что было связано с увеличением имущественного ценза для записи в купеческие гильдии, а также с неоднократным ростом гильдейских сборов. При этом значительно увеличилось число первогильдейцев, которым предоставлялось монопольное право на Кяхтинскую торговлю, игравшую важную роль во внешней торговле с азиатскими странами. Со второй четверти XIX в. отмечается рост численности купеческого сословия в Сибири, что было связано, как с общероссийскими тенденциями – социально-экономической политикой государства, так и с местной региональной тенденцией – развитием золотопромышленности в Сибири. В целом на протяжении первой половины XIX в. численность западносибирского купечества превосходила восточносибирское, однако по количеству крупных капиталов первенство было за последним. Подавляющая же часть купечества сибирских городов состояла в третьей гильдии.

Развитию купечества каждой губернии и каждого конкретного города Сибири были присущи свои особенности. Самым многочисленным и могущественным в финансовом отношении было иркутское купечество. Купцов первых двух гильдий здесь было больше, чем в любом другом сибирском городе. Здесь же был и самый высокий процент потомственного купечества. В то же время основным источником формирования сибирского купечества являлось мещанское сословие.

Удельный вес сибирского купечества в составе общего населения региона на протяжении всего периода был незначительным. Однако процентная доля сибирского купечества в составе российского к концу рассматриваемого периода увеличивается. Это указывает не только на количественные изменения в численности и составе сибирского купечества, но и на усиление предпринимательства в крае, когда торгово-промышленная деятельность становится более популярной и престижной.

Данная статья представляет собой логическое продолжение ряда крупных работ по истории сибирского купечества, появившихся в последние годы. Главная задача автора состояла в том, что на основе самостоятельно составленной источниковой базы, где часть источников впервые введена в научный оборот, за счет обобщения и систематизации доступной информации по истории купечества, дать очерк о динамике численности и составе сибирских купцов в городах региона на протяжении полувека.

Библиография
1.
Бойко В. П. Купечество Западной Сибири в конце XVIII – XIX в.: очерки социальной, отраслевой, бытовой и ментальной истории Томск: Изд-во Том. ун-та, 2007. 424 с.
2.
Болонкина Е. В. Формирование минусинского купечества во 2-ой четверти XIX в. // Проблемы обществоведения: Материалы V межрегиональной научной конференции аспирантов и соискателей, 23 марта 2004 года / под общ. ред. В. Х. Беленького. Красноярск: ГАЦМиЗ, 2004. С. 227-230.
3.
Быконя Г.Ф., Федорова В.И., Бердников Л.П. Красноярск в дореволюционном прошлом (XVII – XIX века). Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1990. 304 с.
4.
Ведомость о числе жителей Томской губернии по сословиям // Томские губернские ведомости. 1861. 13 окт., 20 окт.
5.
Гагемейстер Ю.А. Статистическое обозрение Сибири. СПб.: тип. II Отд. Собств. е. и. вел. Канцелярии, 1854. Т.2. Ч. 2. 697 с.
6.
Государственный архив Иркутской области (далее – ГАИО). Ф. 308. Оп. 1. Д. 54.
7.
ГАИО. Ф. 308. Оп. 1 Д. 70.
8.
ГАИО. Ф. 308. Оп. 1. Д. 97.
9.
Григорьев В. Ю. Перемены в условиях экономической жизни населения Сибири (Енисейский край). Красноярск: Енисейская губернская типография, 1904. Т. 1. 106 с.
10.
Зуева Е.А. Численность сибирского купечества в 1835 г. // Социокультурное развитие Сибири, XVII-XX века: Бахрушинские чтения 1996 г.: межвузовский сборник научных трудов / редкол.: В. И. Шишкин (отв. ред.) и др. Новосибирск, 1998. С. 34-38.
11.
Кашенов А.Т. Государственная политика в отношении городских предпринимательских слоев во второй половине XVIII-первой половине XIX в. // Процессы урбанизации в Центральной России и Сибири: сб. ст./ редкол.: В. А. Скубневский. Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 2005. С. 115-138.
12.
Кашенов А.Т. Социально-правовой статус купцов по законодательству Российской империи конца XVIII – первой половины XIX в. // Актуальные вопросы истории Сибири. Пятые научные чтения памяти проф. А.П. Бородавкина: сб. науч. тр. / под ред. В.А. Скубневского и Ю.М. Гончарова. Барнаул: «Аз Бука», 2005. С. 39-43.
13.
Комлева Е.В. Енисейское купечество (последняя четверть XVIII – первая половина XIX века). М.: Academia, 2006. 384 с.
14.
Лучшев А. Исторические сведения о заселении и географический обзор Томской губернии. Томск: Типография «Сибирского вестника», 1886. 34 с.
15.
Мишакова О.Э. Верхнеудинское купечество в XVII – начале 60-х гг. XIX века: формирование и развитие: автореф. дис. … канд. ист. наук. Улан-Уде, 2003. 26 с.
16.
О состоянии города Иркутска в 1836 году // Иркутские губернские ведомости. 1858. 24 апр.
17.
Обзор Томской губернии за 1884 год. Томск: Губернская типография, 1885. 124 с.
18.
Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года / под ред. Н. А. Тройницкого. Спб.: Изд. Центр. Стат. комитетом М-ва вн. дел, 1904. Т. 79. Томская губерния. 246 с.
19.
Пестов И. Записки об Енисейской губернии Восточной Сибири 1831 г. М.: Унив. тип., 1833. 298 с.
20.
Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое (далее – ПСЗРИ-1). СПб.: тип. II Отд. Собств. е. и. вел. Канцелярии, 1830. Т. XXIII. № 17223. С. 531-532.
21.
ПСЗРИ-1. Т. XXIV. № 18278. С. 846-850.
22.
ПСЗРИ-1. Т. XXIX. № 22418. С.971-979.
23.
ПСЗРИ-1. Т. XXIX. № 22678. С.1321.
24.
ПСЗРИ-1. Т. XXXIX. № 30115. С.588-612.
25.
Развожаев М.В. Династия Кузнецовых: польза, честь, отчество // Архивные чтения «Становление Красноярска как экономического и общественно-политического центра Енисейской губернии» / редкол.: Григорьев А. А. (отв. ред.) и др. Красноярск: РИО КГПУ, 1998. С. 60-66.
26.
Разгон В.Н. Сибирское купечество в XVIII-первой половине XIX в. Региональный аспект предпринимательства традиционного типа. Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 1999. 660 с.
27.
Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811–1913 гг.): Статистические очерки. М.: Госстатиздат, 1956. 352 с.
28.
Торговля и купечество в Енисейской губернии. Красноярск, 1993. Вып. 1. (XVIII – первая половина XIX века). 48 с.
29.
Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 2. Оп. 1. Д. 2297.
30.
Шахеров В.П. Торгово-промышленное освоение юго-восточной Сибири в конце XVIII – первой трети XIX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Иркутск, 1981. 25 с.
31.
Щукин И.А. История купечества Восточной Сибири в XIX в.: формирование и социальное положение: автореф. дис… канд. ист. наук. М., 2000. 31 с.
32.
Экономическое состояние городских поселений Сибири. СПб.,: Хоз. деп. М-ва вн. дел, 1882. 422 с.
References (transliterated)
1.
Boiko V. P. Kupechestvo Zapadnoi Sibiri v kontse XVIII – XIX v.: ocherki sotsial'noi, otraslevoi, bytovoi i mental'noi istorii Tomsk: Izd-vo Tom. un-ta, 2007. 424 s.
2.
Bolonkina E. V. Formirovanie minusinskogo kupechestva vo 2-oi chetverti XIX v. // Problemy obshchestvovedeniya: Materialy V mezhregional'noi nauchnoi konferentsii aspirantov i soiskatelei, 23 marta 2004 goda / pod obshch. red. V. Kh. Belen'kogo. Krasnoyarsk: GATsMiZ, 2004. S. 227-230.
3.
Bykonya G.F., Fedorova V.I., Berdnikov L.P. Krasnoyarsk v dorevolyutsionnom proshlom (XVII – XIX veka). Krasnoyarsk: Izd-vo Krasnoyar. un-ta, 1990. 304 s.
4.
Vedomost' o chisle zhitelei Tomskoi gubernii po sosloviyam // Tomskie gubernskie vedomosti. 1861. 13 okt., 20 okt.
5.
Gagemeister Yu.A. Statisticheskoe obozrenie Sibiri. SPb.: tip. II Otd. Sobstv. e. i. vel. Kantselyarii, 1854. T.2. Ch. 2. 697 s.
6.
Gosudarstvennyi arkhiv Irkutskoi oblasti (dalee – GAIO). F. 308. Op. 1. D. 54.
7.
GAIO. F. 308. Op. 1 D. 70.
8.
GAIO. F. 308. Op. 1. D. 97.
9.
Grigor'ev V. Yu. Peremeny v usloviyakh ekonomicheskoi zhizni naseleniya Sibiri (Eniseiskii krai). Krasnoyarsk: Eniseiskaya gubernskaya tipografiya, 1904. T. 1. 106 s.
10.
Zueva E.A. Chislennost' sibirskogo kupechestva v 1835 g. // Sotsiokul'turnoe razvitie Sibiri, XVII-XX veka: Bakhrushinskie chteniya 1996 g.: mezhvuzovskii sbornik nauchnykh trudov / redkol.: V. I. Shishkin (otv. red.) i dr. Novosibirsk, 1998. S. 34-38.
11.
Kashenov A.T. Gosudarstvennaya politika v otnoshenii gorodskikh predprinimatel'skikh sloev vo vtoroi polovine XVIII-pervoi polovine XIX v. // Protsessy urbanizatsii v Tsentral'noi Rossii i Sibiri: sb. st./ redkol.: V. A. Skubnevskii. Barnaul: Izd-vo Altaiskogo un-ta, 2005. S. 115-138.
12.
Kashenov A.T. Sotsial'no-pravovoi status kuptsov po zakonodatel'stvu Rossiiskoi imperii kontsa XVIII – pervoi poloviny XIX v. // Aktual'nye voprosy istorii Sibiri. Pyatye nauchnye chteniya pamyati prof. A.P. Borodavkina: sb. nauch. tr. / pod red. V.A. Skubnevskogo i Yu.M. Goncharova. Barnaul: «Az Buka», 2005. S. 39-43.
13.
Komleva E.V. Eniseiskoe kupechestvo (poslednyaya chetvert' XVIII – pervaya polovina XIX veka). M.: Academia, 2006. 384 s.
14.
Luchshev A. Istoricheskie svedeniya o zaselenii i geograficheskii obzor Tomskoi gubernii. Tomsk: Tipografiya «Sibirskogo vestnika», 1886. 34 s.
15.
Mishakova O.E. Verkhneudinskoe kupechestvo v XVII – nachale 60-kh gg. XIX veka: formirovanie i razvitie: avtoref. dis. … kand. ist. nauk. Ulan-Ude, 2003. 26 s.
16.
O sostoyanii goroda Irkutska v 1836 godu // Irkutskie gubernskie vedomosti. 1858. 24 apr.
17.
Obzor Tomskoi gubernii za 1884 god. Tomsk: Gubernskaya tipografiya, 1885. 124 s.
18.
Pervaya vseobshchaya perepis' naseleniya Rossiiskoi imperii 1897 goda / pod red. N. A. Troinitskogo. Spb.: Izd. Tsentr. Stat. komitetom M-va vn. del, 1904. T. 79. Tomskaya guberniya. 246 s.
19.
Pestov I. Zapiski ob Eniseiskoi gubernii Vostochnoi Sibiri 1831 g. M.: Univ. tip., 1833. 298 s.
20.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Sobranie pervoe (dalee – PSZRI-1). SPb.: tip. II Otd. Sobstv. e. i. vel. Kantselyarii, 1830. T. XXIII. № 17223. S. 531-532.
21.
PSZRI-1. T. XXIV. № 18278. S. 846-850.
22.
PSZRI-1. T. XXIX. № 22418. S.971-979.
23.
PSZRI-1. T. XXIX. № 22678. S.1321.
24.
PSZRI-1. T. XXXIX. № 30115. S.588-612.
25.
Razvozhaev M.V. Dinastiya Kuznetsovykh: pol'za, chest', otchestvo // Arkhivnye chteniya «Stanovlenie Krasnoyarska kak ekonomicheskogo i obshchestvenno-politicheskogo tsentra Eniseiskoi gubernii» / redkol.: Grigor'ev A. A. (otv. red.) i dr. Krasnoyarsk: RIO KGPU, 1998. S. 60-66.
26.
Razgon V.N. Sibirskoe kupechestvo v XVIII-pervoi polovine XIX v. Regional'nyi aspekt predprinimatel'stva traditsionnogo tipa. Barnaul: Izd-vo Alt. gos. un-ta, 1999. 660 s.
27.
Rashin A.G. Naselenie Rossii za 100 let (1811–1913 gg.): Statisticheskie ocherki. M.: Gosstatizdat, 1956. 352 s.
28.
Torgovlya i kupechestvo v Eniseiskoi gubernii. Krasnoyarsk, 1993. Vyp. 1. (XVIII – pervaya polovina XIX veka). 48 s.
29.
Tsentr khraneniya arkhivnogo fonda Altaiskogo kraya. F. 2. Op. 1. D. 2297.
30.
Shakherov V.P. Torgovo-promyshlennoe osvoenie yugo-vostochnoi Sibiri v kontse XVIII – pervoi treti XIX v.: avtoref. dis. … kand. ist. nauk. Irkutsk, 1981. 25 s.
31.
Shchukin I.A. Istoriya kupechestva Vostochnoi Sibiri v XIX v.: formirovanie i sotsial'noe polozhenie: avtoref. dis… kand. ist. nauk. M., 2000. 31 s.
32.
Ekonomicheskoe sostoyanie gorodskikh poselenii Sibiri. SPb.,: Khoz. dep. M-va vn. del, 1882. 422 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Численность и состав сибирского купечества в первой половине XIX в. Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обозначил её актуальность. В статье неясно сформулирована цель исследования (в тексте: «Ряд авторов исследует процесс формирования местного купечества в условиях противоречивой экономической и сословной политики государства на примере отдельных регионов. Цель данной работы – рассмотреть, как данный процесс происходил в Сибири в первой половине XIX в.»), не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. Тем не менее, на взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования просматриваются в названии и тексте статьи. Автор не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы, что в данном случае также является недостатком статьи. На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, в целом соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность, сообщил, что исследовать историю купеческого сословия необходимо «с опорой на демографические и статистические данные по купечеству», представил некоторые результаты анализа историографии проблемы. В основной части статьи автор выделил «три этапа, которые отражают социально-правовые изменения в функционировании всего российского купечества, а также изменения в хозяйственной жизни сибирского региона», и перешёл к изложению результатов анализа динамики численности купечества. Автор указал на причины сокращения его численности после 1807 г. и сообщил, что оно «происходило в основном за счет уменьшения купцов второй и третьей гильдии» т.д. Автор показал исключительный прирост купцов 1 гильдии на примере Иркутска в период 1805–1836 гг., привёл сведения о числе купеческих капиталов в Иркутске в таблице 2. Далее автор описал причины и показал прирост купечества со второй четверти 19 века, сообщил о численности сословия в отдельных городах Сибири, соотношениях купцов трёх гильдий. Далее автор сообщил о том, что «численность купечества в сибирских городах с 1835 по 1857 гг. повышается почти втрое» и обстоятельно объяснил, что «особенно быстро оно происходит в городах Енисейской губернии, что было связано с бурным развитием здесь золотопромышленности». Автор привёл сведения о динамике численности купечества в городах Енисейской губернии, причём в первой половине XIX в., в таблице 3. Далее автор обосновал свой тезис о том, что в третий период «быстрыми темпами» развивались «города Западной Сибири», что «особенно заметно» росло «купечество тех городов, которые являлись главными пунктами внешней торговли с азиатскими странами» т.д. Автор привёл сведения о численности купечества в отдельных городах Томской губернии в 1861 г. в таблице 4. Далее автор сообщил, что «в первой половине XIX в. выходцы из мещан составляли самую большую группу в составе купечества», сравнил данные показатели «по отдельным городам». Следующий сюжет автор посвятил вопросу о связи развития золотого промысла с изменениями в структуре гильдейского купечества, объяснил «значительное увеличение числа купцов первой гильдии в восточносибирских городах» т.д., привел сведения о числе купеческих капиталов в сибирских губерниях и областях в 1852 г. в таблице 5. В завершающей части статьи автор описал изменения в удельном весе купечества в составе всего населения Сибири в первой половине 19 века. В статье встречаются описки, как-то: «с проведение». Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме. Однако выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. В заключительных абзацах статьи автор резюмировал, почему, «изменения в численности сибирского купечества в рассматриваемый период происходило неравномерно», и почему «со второй четверти XIX в. отмечается рост численности купеческого сословия в Сибири, сообщил, в первой половине XIX в. «численность западносибирского купечества превосходила восточносибирское, однако по количеству крупных капиталов первенство было за последним». Затем автор кратко повторил мысль о том, что «развитию купечества каждой губернии и каждого конкретного города Сибири были присущи свои особенности» и пояснил, что «самым многочисленным и могущественным в финансовом отношении было иркутское купечество» т.д. Наконец, автор сообщил, что «удельный вес сибирского купечества в составе общего населения региона на протяжении всего периода был незначительным» т.д. На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором достигнута. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Однако, на взгляд рецензента, в данной статье необходимо сформулировать научную новизну результатов исследования, проведённого автором. Заключение главного редактора от 28.04.2020: Автор доработал статью в соответсвтии с требованиями, изложенными в рецензии
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"