Статья 'К вопросу об истории формирования санитарной и природоохранной деятельности в России в XVIII в.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

К вопросу об истории формирования санитарной и природоохранной деятельности в России в XVIII в.

Бабинцева Екатерина Алексеевна

кандидат исторических наук

Старший преподаватель, кафедра иностранных языков факультета гуманитарных и социальных наук, Российский университет дружбы народов (РУДН)

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2, каб. 502

Babintseva Ekaterina Alekseevna

PhD in History

Senior Educator, the department of Foreign Languages, the faculty of Humanities and Social Sciences, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2, kab. 502

babintseva-ea@rudn.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Пономаренко Людмила Васильевна

доктор исторических наук

д. истор. наук, профессор, кафедра Теории и истории международных отношений, Российский университет дружбы народов (РУДН)

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2, оф. 516

Ponomarenko Lyudmila Vasil'evna

Doctor of History

Vice-Dean of the faculty of Humanities and Social Sciences, Peoples' Friendship University of Russia; Professor, the department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2, of. 516

ponomarenko-lv@rudn.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.12.31648

Дата направления статьи в редакцию:

08-12-2019


Дата публикации:

26-12-2019


Аннотация.

В качестве объекта исследования авторы рассматривают санитарно-эпидемиологические мероприятия на территории России в контексте истории природоохранной деятельности. Основная хронология исследования охватывает XVIII в., ставший основополагающим для законодательной базы в области рассматриваемого вопроса. Цель работы состоит в определении взаимосвязи соблюдения санитарных и гигиенических нормативов с благосостоянием естественной окружающей среды. Также, рассматривается вопрос актуального для России периода начала борьбы с антисанитарией. В качестве основного события, повлиявшего на развитие санитарных мер, затрагивается эпидемия чумы 1770-1772 гг., дошедшая до Москвы. В ходе исследования авторами анализируются основные исторические события по сопутствующему вопросу, освещенные в документах и работах авторов, занимавшихся данной спецификой ранее. Новизна научного исследования заключается в специфике рассмотренного вопроса с точки зрения исторического и законодательного процесса развития государства. По результатам анализа исторических процессов авторами была выявлена прямая связь безопасности флоры и фауны с поддержанием санитарно-эпидемиологических нормативов на уровне государственного контроля.

Ключевые слова: канализация, эпидемия чумы, Российская Империя, Москва, экология, окружающая среда, эпидемиология, санитария, Московская полицмейстерская канцелярия, Екатерина II Великая

Abstract.

The object of this research is the sanitary-epidemiological measures in the context of history of nature preservation activity in Russia. The chronological framework covers the XVIII century, which became fundamental for the formation of legislative base in this area of study. The goal of this article consists in determining correlation of compliance with sanitary and hygienic standards with environmental well-being.  The authors also explore the question of the relevant for Russian period of the beginning of combatting insanitary conditions. The plague epidemics of the 1700-1722 that reached Moscow is viewed as the central event affecting the development of sanitary measures. The authors analyze the pivotal historical events on the matter covered in the documents and writings of the scholars involved in studying the specificity of this topic. The scientific novelty consists in consideration of the problem at hand from the perspective of historical and legislative process of development of the state. Based on studying historical processes, the authors determine a direct correlation of flora and fauna with the maintenance of sanitary and epidemiological standard at the level of state control.

Keywords:

sewerage, plague epidemic, The Russian Empire, Moscow, ecology, Environment, epidemiology, sanitation, Moscow Police Chancellery, Catherine II the Great

В контексте истории экологического развития Российского государства редко затрагивается вопрос санитарно-эпидемиологического влияния на состояние природы. Между тем, необходимо подчеркнуть прямую зависимость благополучия окружающей среды, флоры и фауны от соблюдения санитарно-эпидемиологических и гигиенических норм, состояния и своевременной дезинфекции канализационных систем, поддержания качества питьевой воды, следования регламентированным правилам захоронения и утилизации отходов быта, а также от своевременной оценки заболеваний, опасных для человека и разных видов живых организмов. Таким образом, эффективность природоохранных исследований определяет их комплексный характер в совокупности с вышеупомянутыми науками об экологии человека и его окружающей среды. Различие в моментах популяризации наук об экологии и санитарии объясняет тот факт, что пик их развития приходится на разные периоды времени. Повышение внимания к экологическим наукам фиксируется только во второй половине XX в., в то время как санитарно-эпидемиологическая деятельность получает свое развитие уже с конца XIX в. Происходит это в связи с процессом урбанизации и оттоком жителей в городскую среду, промышленным переворотом, а позднее с военными действиями, актуализировавшими необходимость медико-санитарного обслуживания в нестерильных условиях. Основой санитарной деятельности на территории современной столицы принято считать организацию первой Московской санитарной станции в 1891 г. врачом-гигиенистом Ф.Ф. Эрисманом – одним из основоположников санитарной и гигиенической науки. Следует подчеркнуть, что разработкой аналогичных вопросов занимались в большинстве своем ученые, имеющие отношение к медицинской, санитарно-эпидемиологической и ветеринарным областям науки. Анализ экоориентированных, связанных с окружающей средой и санитарией аспектов в контексте исторического развития – путь комплексного раскрытия проблемы с точки зрения процесса законотворчества в указанных сферах и особенностей исторического процесса, влиявших на вызовы времени и приоритеты государства.

Немаловажно упомянуть и тот факт, что само понятие «окружающая среда» в контексте социума употребляется не только применительно к натуральным объектам природы. Как заметил советский эколог Н.Ф. Реймерс, заимствованный преимущественно из английского и немецкого языков термин «окружающая среда» является некорректным в российской науке, так как в русском языке слово «окружающей» подразумевает определения «окружающий кого?» [1, с. 13]. Под окружающей средой человека, несущей наиболее вредоносный потенциал для среды естественной, следует понимать совокупность городских систем и объектов, относящихся к полю изучения урбанистики.

Следует отметить, что первые простые канализационные системы стали появляться в России еще в XII в. По данным, полученным после раскопок в Новгороде на Ярославском дворище был обнаружен канал, предположительно несший дренажные функции, датированный указанным веком [2, с. 107-126]. Приблизительно с XIII-XIV вв. были известны водосточные системы, находки в верхних временных пластах указывают на то, что их количество постепенно возрастало при разных типах построек. В XVII в. обнаружены конструкции для транспортировки снега в канализационные стоки. Крупный водоотводный канал появился уже лишь в 1775 г. и был связан с крупной перепланировкой Москвы. [3]

Еще в период правления Петра I принимались меры по поддержанию порядка во дворах и на дорогах. Так, в 1712 г. специальным указом назначались десятские, контролировавшие состояние чистоты на главных улицах. Вводился категорический запрет на сброс нечистот в реки, в том числе в Москву-реку, являвшуюся одним из основных источников питьевой воды для города. [4, с. 820]

Импульсом для активизации серьезных законодательных санитарных мер и перепланировки стала крупная эпидемия чумы, разгоревшаяся в 1770-1772 гг. во время русско-турецкой войны и повлекшая за собой крупный социальный и политический кризис. Отмечается, что источник заражения остался неопределенным, однако очевидным оказался тот факт, что эпидемия развивалась среди российских военных частей. 19 сентября 1770 г. по указанию Екатерины II в Серпухове была учреждена застава для перехвата зараженных по пути в Москву. Ряд мер по осмотру населения и утилизации вещей больных не привел к успеху, так как помимо путей возвращения военнослужащих существовали и другие дороги в Москву и Санкт-Петербург. [5, c. 133]

Именно в связи с событиями эпидемии и чумного бунта были приняты меры законодательного урегулирования вопроса. Екатерина II издает ряд указов, регламентирующих порядок поведения населения в ходе борьбы с заражением. Так, специальным указом были урегулированы специфический порядок захоронения умерших от болезни во избежание распространения чумы [6, с. 298], а также строго обозначено ограничение присутствия в общественных местах с целью минимизации контактов здоровых людей с носителями болезни [4, с. 299], закрывались общественные бани в связи с опасностью распространение инфекции. Особенно важно отметить, что реализация всех мер здравоохранения и санитарно-эпидемиологической сферы в XVIII в. происходила не только при крупной поддержке медицинских работников в лице представителей Медицинской конторы, как это происходило во время вспышек болезни во второй половине XVII в. Активную поддержку по размещению на карантины и в сопутствующих вопросах оказывали Мануфактур-коллегия и церковь. Однако, при Екатерине II, под ее строгим контролем, большая часть мер по противостоянию чуме, поддержанию условий изоляции, информированию населения о противодействии болезни, захоронению зараженных реализовывались за счет Московской полицмейстерской канцелярии. [8, с. 65] Согласно именному указу от 20 августа 1771 г. формировался специальный батальон из людей с жалованьем и гарантированным провизионным обеспечением в случае изъявления желания проходить службу. [9, с. 300] Очевидно, что огромное количество добровольцев подвергалось риску и погибало в результате постоянного контакта с больными.

В связи с обострением внутригосударственной обстановки в России на фоне военных действий, давлением на население, уничтожением имущества больных и умерших, ограничением свободы передвижения и слухов о намеренном устранении бездомных граждан, нарастало противостояние населения, обернувшееся двухдневным восстанием с 15 по 17 сентября 1771 г. Подавление бунта не прошло бесследно, вызвав новую вспышку заболеваемости в местах массового выхода рабочих фабрик и крестьянского люда.

В 1772 г. наблюдается положительная динамика и затухание очагов чумы. Согласно указанию императрицы, полицмейстерами были получены полномочия для противодействия мародерам, расхищавшим могилы убитых эпидемией и захороненным граждан. [10, с. 581] По специальному указанию Комиссией по предохранению и врачеванию была проведена заключительная очистка города, организовано семь крупных кладбищ на выгонных землях. [7, с. 49-50] В целях окончательного искоренения болезни правоохранители исполняли указание по сожжению дворов погибших жителей, что вместе с пожарами 1770 и 1773 гг. привело к образованию незадействованных пустырей. Наличие пустого пространства стало поводом для перепланировки и благоустройства городской среды. [8, с. 68]

Отдельное внимание после эпидемии уделялось городскому водоснабжению. По причине массовых захоронений и попадания нечистот в источники питьевой воды московские реки Яуза и Неглинная, остававшиеся единственными источниками питьевой воды для горожан. Именно в результате перепланировки и эпидемии, контрольные мероприятия по которым продолжились вплоть до 1775 г., затем сменившись профилактическими, в 1779 г. указанием Екатерины II было начато строительство первого московского водопровода с питьевыми водами из мытищенских ключей. Данный процесс стал важным шагом к оздоровлению водных ресурсов и окружающей среды в прилегающих регионах в целом.

Порядок работы правоохранительных органов и Министерства внутренних дел в функционировании врачебно-санитарных организаций остался вплоть до XIX в., когда начали появляться первые городские общественные санитарные организации. Именно этот период времени принято выделять как время зарождения современного Управления Роспотребнадзора по городу Москве и в целом врачебно-санитарного дела. В начале XIX в. санитарная сфера контроля находилась под контролем Медицинского департамента Министерства полиции. С 1826 г. вся отрасль перешла в ведение Министерства внутренних дел. [11]

Важно отметить, что период эпидемии чумы неизбежно наносил удар по фауне пораженного региона. В частности, крупные потери несли крестьянские скотоводческие хозяйства. Вплоть до XIX в. основные методы противодействия инфекции заключались в превентивных мерах по распространению путем изоляции пораженных регионов и жесткого карантина. Однако, активно применялись и меры постфактум, заключающиеся в обеззараживании пораженных территорий охлаждением, умерщвлении скота, находящегося в поле подозрения или полным сожжением как земельных участков, так и останков. [12, c. 397-400] Все меры касательно скотобойного режима, так или иначе исходили из торговли и вопросов поддержания качества продукции. Одним из первых еще в период правления Петра I был выпущен указ, предписывавшей территориальное отделение мест убоя скота от торговых площадок и рыночных площадей. Следует предположить, что помимо поддержания приемлемой в гигиеническом плане обстановки на улице и освоения норм хранения товара вдали от портящихся остатков, упор делался на сокращение пищевых остатков, привлекательных для грызунов, зачастую и являвшихся разносчиками чумы. Помимо норм дислокации устанавливались приемлемые сроки и время торговли мясом, а также назначались специальные должностные лица, контролировавшие состояние скота. Позднее при скотобойнях учреждались специальные ветеринарные организации, занимавшиеся специализированной диагностикой состояния скота. [13, с. 65-66]

В XVIII в. контроль за мясной и молочной продукцией был усилен не только в центральных регионах, но и на территориях, отдаленных от столицы в целях профилактики и избегания новой вспышки эпидемии. В XIX в. наравне с отсутствием достаточного для реализации всех необходимых мер технического оборудования и специалистов, отмечался рост обмена опытом и научных связей в сфере ветеринарии и диагностики заболеваний домашнего скота. [14, с. 62] Хотя в XIX в. отмечалась недостаточность уровня надзорных функций на производстве мяса, фиксировались регулярные проверки охлажденной и замороженной продукции, в 1894 г. на примере Орловской губернии зафиксированы не только нормы вакцинации против инфекций, поражающий скот, а специальные постановления, регламентировавшие санитарно-эпидемиологические и ветеринарные тонкости. К примеру, обязательную инспекцию внутренностей туши, наиболее подверженных заболеваниям и ускоряющим разложение мясной продукции. [15]

Таким образом, несмотря на то, что в государствах на территории Европы значительно раньше началось формирование санитарно-эпидемиологической деятельности, как на территории России, так и за рубежом прослеживается аналогия ее становления. Сооружения, еще в XII в. возводимые в России для поддержания гигиены, напротив, несут в себе информацию о более раннем прогрессе в рассматриваемом направлении. Как за границей, так и на территории России импульсом к срочному внедрению санитарного законодательства становится эпидемия, неизбежная при актуальном для рассматриваемого периода уровня защиты. Именно в условиях критической санитарной опасности и политического напряжения были созданы первоосновы структурных подразделений и законодательных актов, на базе которых в будущем получил развитие современный образ контроля и надзора в данной отрасли. Также, допустимо считать периодом становления санитарно-эпидемиологической сферы не только период деятельности основоположников данной науки. В качестве базисного периода возможно расценивать более ранний этап исторического развития, охватывающий непосредственно события, связанные с законотворчеством, внедрением технических средств, проведением специализированных мероприятий, а также обновлением государственных структур в связи с актуальными вызовами времени.

Библиография
1.
Реймерс Н. Ф. Экология (теории, законы, правила принципы и гипотезы). М.: Журнал «Россия Молодая», 1994 — 367 с.
2.
Фальковский Н. И. Москва в истории техники. М.: Московский рабочий, 1950, 338 С.
3.
История московского канализирования и очистки городского пространства // 2007 «новая локальная история: город и село в виртуальном и интеллектуальном пространстве» Шерстюк М.В. URL: https://web.archive.org/web/20150612195709/http://www.newlocalhistory.com/node/192 (дата обращения: 01.12.2019).
4.
Полное собрание законов Российской империи. Выпуск первый. СПб., 1830. Т. 4. № 2504, 881 С.
5.
Сироткин А.С. чума в Москве в 1770-1772 гг. И санитарные меры правительства и московских властей // Вестник РГГУ. 2014. №17 (139). С. 130-141.
6.
Полное собрание законов Российской империи. Выпуск первый. СПб., 1830. Т. 19. № 13.641, 1081 С.
7.
Полное собрание законов Российской империи. Выпуск первый. СПб., 1830. Т. 19. № 13.641, 1081 С.
8.
Исхаков Э.Р. Деятельность полиции согласно указам Екатерины II и Правительствующего Сената по ликвидации эпидемии чумы 1770-1772 гг. в Москве // Научный вестник Омской академии МВД России.-Омск: ОНиРИО Омской академии МВД России, 2013, № 1 (48).-С. 65-68
9.
Полное собрание законов Российской империи. Выпуск первый. СПб., 1830. Т. 19. № 13.644, 1081 С.
10.
Полное собрание законов Российской империи. Выпуск первый. СПб., 1830. Т. 19. № 13.877, 1081 С.
11.
История Управления Роспотребнадзора по городу Москве // Официальный сайт Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Москве URL: http://77.rospotrebnadzor.ru/index.php/upravlenie/history (дата обращения: 01.12.2019).
12.
Медведь А.Н. Актовые материалы об эпидемиях XVII в. как источник по истории антропологии болезни в Московском государстве // Проблемы дипломатики, кодикологии и актовой географии : Материалы XXIV Междунар. науч. конф. : РГГУ, 2012, 548 С.
13.
Дронова О.Б. Исторические этапы использования специальных познаний при осуществлении контроля оборота потребительских товаров (XIII-XIX вв. ) // Научный вестник Омской академии МВД России. 2016. №1 (60). С. 64-68.
14.
Сосновская И.А. Из истории деятельности Орловского ветеринарного общества (к 120-летию основания): по документам и печатным источникам государственного архива орловской области // История: Факты и символы. 2017. №1 (10). С. 57-63.
15.
ГАОО. Ф. 593. Оп. 1. Д. 811.
References (transliterated)
1.
Reimers N. F. Ekologiya (teorii, zakony, pravila printsipy i gipotezy). M.: Zhurnal «Rossiya Molodaya», 1994 — 367 s.
2.
Fal'kovskii N. I. Moskva v istorii tekhniki. M.: Moskovskii rabochii, 1950, 338 S.
3.
Istoriya moskovskogo kanalizirovaniya i ochistki gorodskogo prostranstva // 2007 «novaya lokal'naya istoriya: gorod i selo v virtual'nom i intellektual'nom prostranstve» Sherstyuk M.V. URL: https://web.archive.org/web/20150612195709/http://www.newlocalhistory.com/node/192 (data obrashcheniya: 01.12.2019).
4.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Vypusk pervyi. SPb., 1830. T. 4. № 2504, 881 S.
5.
Sirotkin A.S. chuma v Moskve v 1770-1772 gg. I sanitarnye mery pravitel'stva i moskovskikh vlastei // Vestnik RGGU. 2014. №17 (139). S. 130-141.
6.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Vypusk pervyi. SPb., 1830. T. 19. № 13.641, 1081 S.
7.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Vypusk pervyi. SPb., 1830. T. 19. № 13.641, 1081 S.
8.
Iskhakov E.R. Deyatel'nost' politsii soglasno ukazam Ekateriny II i Pravitel'stvuyushchego Senata po likvidatsii epidemii chumy 1770-1772 gg. v Moskve // Nauchnyi vestnik Omskoi akademii MVD Rossii.-Omsk: ONiRIO Omskoi akademii MVD Rossii, 2013, № 1 (48).-S. 65-68
9.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Vypusk pervyi. SPb., 1830. T. 19. № 13.644, 1081 S.
10.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Vypusk pervyi. SPb., 1830. T. 19. № 13.877, 1081 S.
11.
Istoriya Upravleniya Rospotrebnadzora po gorodu Moskve // Ofitsial'nyi sait Upravleniya Federal'noi sluzhby po nadzoru v sfere zashchity prav potrebitelei i blagopoluchiya cheloveka po gorodu Moskve URL: http://77.rospotrebnadzor.ru/index.php/upravlenie/history (data obrashcheniya: 01.12.2019).
12.
Medved' A.N. Aktovye materialy ob epidemiyakh XVII v. kak istochnik po istorii antropologii bolezni v Moskovskom gosudarstve // Problemy diplomatiki, kodikologii i aktovoi geografii : Materialy XXIV Mezhdunar. nauch. konf. : RGGU, 2012, 548 S.
13.
Dronova O.B. Istoricheskie etapy ispol'zovaniya spetsial'nykh poznanii pri osushchestvlenii kontrolya oborota potrebitel'skikh tovarov (XIII-XIX vv. ) // Nauchnyi vestnik Omskoi akademii MVD Rossii. 2016. №1 (60). S. 64-68.
14.
Sosnovskaya I.A. Iz istorii deyatel'nosti Orlovskogo veterinarnogo obshchestva (k 120-letiyu osnovaniya): po dokumentam i pechatnym istochnikam gosudarstvennogo arkhiva orlovskoi oblasti // Istoriya: Fakty i simvoly. 2017. №1 (10). S. 57-63.
15.
GAOO. F. 593. Op. 1. D. 811.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Сегодня не только многочисленные аналитики – экологи, экономисты, социологи и даже политологи, – но и рядовые наблюдатели отмечают пристальное внимание различных слоев населения к экологическим проблемам. И действительно, в настоящее время впервые в истории загрязнение окружающей среды вышла за пределы нашей планеты, свидетельством чему являются многочисленные отработанные искусственные спутники на земной орбите. Напомним, что в истории известны примеры – в частности, Хараппская культура, – когда нарушение экологического равновесия вело к исчезновению самой цивилизации. В этой связи крайне опасной является видится ситуация наших дней: ведь от разрешения глобальных проблем зависит существование человечества как биологического вида. Конечно, современный период характеризуется переменой отношения человека к природе: от потребительского, которое выражалось в позиции «человек – царь природы», оно все чаще переходит к необходимости равноправного взаимодействия, о чем в свое время говорил не только В.И. Вернадский, но и многие другие исследователи. Вполне возможно, что в будущем будет возможен переход к экологическому типу общества: уже сегодня многие государства озабочены своим «экологическим имиджем» (это касается даже Китая, власти которого обеспокоены растущим загрязнением мегаполисов страны и отрицательной реакцией международного сообщества). Все это вызывает интерес к изучению исторического опыта формирования санитарной и природоохранной деятельности как в нашей стране, так и за ее пределами. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является формирование санитарной и природоохранной деятельности в России в XVIII в. Автор ставит своими задачами показать первые шаги, принимаемые на государственном уровне по поддержанию порядка во дворах и на дорогах, проанализировать законодательные меры, рассмотреть организационную структуру санитарных и иных учреждений. Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступают системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод. Научная новизна исследования заключается в самой постановке темы: автор на основе различных источников стремится охарактеризовать становление санитарно-эпидемиологической службы на территории нашей страны. Рассматривая библиографический список статьи, следует отметить его определенную краткость (всего список литературы включает в себя 11 источников и исследований). Из используемых источников отметим официально-правовые документы, в первую очередь из Полного собрания законов Российской империи. Из привлекаемых исследований выделим труды А.С. Сироткина и Э.Р. Исхакова, в центре внимания которых проблема ликвидации чумы в Москве в 1770 – 1772 гг. В то же время в список литературы желательно включить работы как современников, так и авторов нашего периода, в которых рассматривались бы вопросы становления санитарно-эпидемиологической службы на территории нашей страны. Не хватает и архивных материалов. Отметим, что библиография имеет важное значение не только с научной, но и с просветительской точки зрения: читатели, познакомившись с текстом статьи, могут обратиться к другим работам по затрагиваемым темам. Таким образом, на наш взгляд, библиография статьи нуждается в дополнении. Стиль работы является научным, вместе с тем доступным для понимания как тем, кто интересуется историей России, в целом, так и вопросами санитарии и эпидемиологии, в частности. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой исследования. Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней выделяются введение, основная часть и заключение. В то же время автор не показывает степень научной разработанности темы, а также не дает характеристику привлекаемых источникам и исследованиям. В начале автор определяет актуальность темы, подчеркивает «прямую зависимость благополучия окружающей среды, флоры и фауны от соблюдения санитарно-эпидемиологических и гигиенических норм, состояния и своевременной дезинфекции канализационных систем, поддержания качества питьевой воды» и т.д. В работе показано, что, хотя первые простые канализационные системы начали появляться в нашей стране еще в XII в., катализатором, который привел к активизации санитарных мер, в том числе на законодательном уровне, была эпидемия чумы в Москве в 1770-1772 гг. Главным выводом статьи является то, что периодом становления санитарно-эпидемиологической сферы на территории России является не деятельность основоположников санитарно-эпидемиологической науки, относящийся уже к началу XX в., а более ранний период, «охватывающий непосредственно события, потребовавшие внедрения» необходимых санитарно-гигиенических мер. Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет определенный интерес у читателей, а ее материалы и выводы могут быть использованы в курсах лекций по истории, так и в различных спецкурсах. В то же время к статье есть следующие замечания, а сама она имеет обзорный характер: 1.В тексте следует определить степень научной разработанности темы, дать характеристику используемым источникам и исследованиям. Было бы неплохо усилить статью архивными источниками. 2. Необходимо привести библиографию в соответствие с требованиями журнала. 3. Автор останавливается, в первую очередь, на эпидемии чумы в Москве. А ведь было бы интересно узнать о состоянии санитарно-гигиенической обстановки на мясных бойнях, рынках и т.д. 4. Автор в основном тексте пишет, что первые простые канализационные системы начали появляться в нашей стране еще в XII в.. а в заключительных выводах указывает, что определенные сооружения для санитарной гигиены на территории России относятся еще к XI в. 5. Следует вычитать текст с точки зрения русского литературного языка. Так, например, у автора значится: «Допустимо считать периодом становления санитарно-эпидемиологической сферы как на территории России, так и непосредственно в Москве и Санкт-Петербурге не период деятельности основоположников санитарно-эпидемиологической науки, относящийся уже к началу XX в., а более ранний период, охватывающий непосредственно события, потребовавшие внедрения противостоящих санитарно-эпидемиологических и гигиенических мер». После исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью К вопросу об истории формирования санитарной и природоохранной деятельности в России в XVIII в. Название отчасти соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обозначил её актуальность. В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. Автор не разъяснил и не обосновал выбор хронологических рамок исследования. Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования. На взгляд рецензента, автор не сумел грамотно использовать источники, стремился выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, но не сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность, абстрактно сообщил о том, что «разработкой аналогичных вопросов занимались в большинстве своем ученые, имеющие отношение к медицинской, санитарно-эпидемиологической и ветеринарным областям науки» и т.д., пояснил, что «понятие «окружающая среда» в контексте социума употребляется не только применительно к натуральным объектам природы» т.д. В основной части статьи автор сообщил на примере Новгорода о том, что «первые простые канализационные системы стали появляться в России еще в XII в.» т.д., затем неожиданно, что «в период правления Петра I принимались меры по поддержанию порядка во дворах и на дорогах» т.д., затем внезапно, что «импульсом для активизации серьезных законодательных санитарных мер и перепланировки стала крупная эпидемия чумы, разгоревшаяся в 1770-1772 гг.» и крайне фрагментарно описал соответствующие меры. Автор умозрительно сообщил, что «реализация всех мер здравоохранения и санитарно-эпидемиологической сферы в XVIII в. происходила не только при крупной поддержке медицинских работников в лице представителей Медицинской конторы, как это происходило во время вспышек болезни во второй половине XVII в. Активную поддержку по размещению на карантины и в сопутствующих вопросах оказывали Мануфактур-коллегия и церковь» т.д. Автор внезапно перечислил причины, по которым в Москве в 1771 г. «нарастало противостояние населения, обернувшееся двухдневным восстанием» т.д., и вновь указал на некоторые меры, предпринятые в 1772 г. Далее автор умозрительно разъяснил мысль о том, что «отдельное внимание после эпидемии уделялось городскому водоснабжению» в Москве и неожиданно, что «порядок работы правоохранительных органов и Министерства внутренних дел в функционировании врачебно-санитарных организаций остался вплоть до XIX в.» т.д. Далее автор фрагментарно описал меры в отношении содержания домашнего скота и реализации продукции животноводства и неожиданно сообщил, что «в XIX в. наравне с отсутствием достаточного для реализации всех необходимых мер технического оборудования и специалистов, отмечался рост обмена опытом и научных связей в сфере ветеринарии и диагностики заболеваний домашнего скота» т.д. В статье встречаются незначительные ошибки/описки, как-то: «1770-1772», «Однако, при» и т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «Вплоть до XIX в. основные методы противодействия инфекции заключались в превентивных мерах по распространению путем изоляции», «Все меры касательно скотобойного режима, так или иначе исходили из торговли и вопросов поддержания качества продукции» т.д. Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы отчасти. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме. В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что «в государствах на территории Европы значительно раньше началось формирование санитарно-эпидемиологической деятельности» т.д., что «именно в условиях критической санитарной опасности и политического напряжения были созданы первоосновы структурных подразделений и законодательных актов» т.д. и что «допустимо считать периодом становления санитарно-эпидемиологической сферы не только период деятельности основоположников данной науки». Автор резюмировал, что «в качестве базисного периода возможно расценивать более ранний этап исторического развития, охватывающий непосредственно события, связанные с законотворчеством, внедрением технических средств, проведением специализированных мероприятий, а также обновлением государственных структур в связи с актуальными вызовами времени». На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти. Статья требует незначительной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"